специально для kriper.ru » KRIPER - Страшные истории
 
x

Мы уже мертвы

Источник: reddit.com

Автор: bigsol81

Перевод выполнен специально для kriper.ru.


Однажды, когда я был ребенком, я играл с радио, просто медленно пробираясь сквозь белый шум, пытаясь найти станцию. Я нашел старую телевизионную антенну, прикрепил ее к стене нашего дома и провел провод из окна к ней с помощью зажима-крокодилов, прикрепленного к радиоантенне. Это позволило мне получить более широкий диапазон сигналов.  

Было примерно 2 часа ночи. Я медленно менял частоты и вдруг добрался до какой-то станции, которая воспроизводила  очень странный трескучий звук. Это звучало как брямкающие костяшки или, может быть, зерновые хлопья с рисом, но с фиксированным, ритмичным рисунком, а не случайным. Я сидел, слушая его несколько секунд. Потом он внезапно прекратился, и слабый голос сказал: «Это не сработает. Мы уже мертвы. Мы уже мертвы».

Долго я не мог осознать ЧТО только что услышал. Меня это настолько напугало, что я швырнул радио через всю комнату.  
Я почти уверен, что это просто кто-то возился с радиопередатчиком, но, черт побери, не могу перестать думать об этом.

Четвёртый этаж

Источник: reddit.com

Перевод выполнен специально для kriper.ru.

То, что произошло тогда - всё ещё остается самой страшной вещью, которая когда-либо случалась со мной. 

Так получилось, что целый год я жил на Тайване. Часто приходилось ездить на оживленный ночной рынок (это популярные продуктовые / торговые палатки, которые обычно работают вечером). В один из таких вечеров я отправился в путь. На глаза попалось пяти- или шестиэтажное здание, в котором виднелась вывеска Нэткафе. Мне надо было списаться с друзьями, и я решил быстренько зайти и отправить пару сообщений. Здание было в плохом состоянии, но на Тайване это - обычное дело. 

Передо мной был тёмный коридор, который вёл к маленькому лифту. Я нажал кнопку вызова. Двери открылись и я вошёл. Лифт был нехарактерно новым по сравнению со зданием, но я недолго об этом думал. 

Как и во многих тайваньских зданиях четвертого этажа не было. Для тех, кто не в курсе -  4 этаж считают неудачным, поскольку «четыре» звучит как «смерть». Поэтому просто считается:  1-2-3-5-6. Нэткафе был на 6 этаже. Я нажал кнопку. Лифт тихо зашевелился. Когда он остановился, я подумал, что уже приехал и начал выходить. Однако перед моими глазами предстало то ещё зрелище: кругом темнота, лишь свет от лифта падал на небольшую территорию вокруг меня, мебель была накрыта белыми простынями или чем-то похожим. Казалось, что этот этаж не был занят десятилетие. 

Я проверил кнопки лифта, чтобы понять на каком  этаже нахожусь – ни один из дополнительных индикаторов не горел. Кнопка 6го этажа всё ещё сияла, было понятно, что я не добрался до него.

Всё это произошло за считанные секунды. Я повернул голову и заметил фигуру, одетую в светлое платье. Эта фигура медленно двигалась прямо в мою сторону. Я в дичайшем шоке судорожно стал нажимать на кнопку закрытия двери. Как только я нажал на неё, свет в лифте погас. Я остался в кромешной тьме, сводящей с ума. Менее чем через секунду лифт ожил и дверь закрылась. Фигура всё ещё двигалась в мою сторону, но я скрылся за дверьми лифта. Я выбежал на шестом этаже и сел за компьютер. Отдышавшись и собравшись с умом, я подошёл к столу кассира и рассказал увиденное. Работающая там девушка побелела на глазах. Она сказала, что не первый раз слышит о таком. Некоторые её коллеги или случайные посетители попадали на 4 этаж. Раньше там была парикмахерская, до того момента, как одна из работниц не покончила с собой прямо на рабочем месте. Эта площадь постоянно сдавалась в аренду, но никто не хотел её снимать, даже за мизерную цену. А те, кто всё-таки решались снять помещение вскоре закрывались: либо из-за несчастных случаев, либо из-за жалоб сотрудников на призраков и постоянно ломающиеся инструменты. После тщетных попыток арендодатель смирился и закрыл этаж. Более того, лифт заменили и сделали так, чтобы на тот злосчастный этаж он не поднимался. 

Повторюсь – лифт был запрограммирован на отсутствие четвёртого этажа! У него даже кнопки соответствующей не было. Но по какой-то причине иногда он открывается именно там, и некоторые видят фигуру в платье, идущую в темноте.

Дом без конца ч.2

Источник: creepypasta.fandom.com/wiki/NoEnd_House_2

Автор: Брайан Расселл Перевод с английского: Shady_Side

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику. Вы предупреждены.

------

Прошло три недели с тех пор, как я слышала что-либо от Дэвида. За шесть месяцев наших отношений мы провели только три дня без общения, и это случилось после довольно напряжённой стычки. Не было ничего необычного, когда я говорила с ним в последний раз, он просто упомянул, что он собирается проверить кое-что, о чём друг рассказал ему. Но в предыдущую ночь я получила действительно странное сообщение. Оно было от Дэвида, но номер был не его. В нём было только пять слов:

«без конца не приезжай дэвид»

Что-то было не так. После прочтения сообщения я почувствовала тошноту, как будто я увидела что-то, что не должна была. Я решила пересечься с Питером, но я уже разговаривала с этой задницей ранее. Он был бездельником, но всё же он мог иметь какую-то информацию о том, где Дэвид мог быть. Я решила залогиниться в AIM с аккаунта Дэвида. Я подумала, что было бы легче начать что-то вытягивать из Питера, если он не будет знать, что это я. Как только я залогинилась, он немедленно написал мне.

«Дэвид?! Твою мать ты заставил меня беспокоиться я думал ты пошёл в тот дом.»

«Что ты имеешь в виду?»

«ДомБезКонца, чувак, это то место о котором я рассказывал тебе я мог бы поклясться что ты собирался туда идти.» БезКонца. Этот парень знал, что происходит.

«Да, на самом деле я не нашёл его. Может быть, я попробую снова завтра. Где он находится, ещё раз?»

«Ни за что, ты уже заставил меня понервничать из-за этого ёбаного места я был там ты не хочешь идти туда.»

«Питер. Это Мэгги.»

«Подожди что? Где Дэвид?»

«Я не знаю, я думала ты знаешь, но по-видимому нет.»

«Вот дерьмо. Вот дерьмодерьмодерьмодерьмо.»

«Что? Серьёзно Питер ты должен рассказать мне что происходит.»

«Я думаю он пошёл в этот дом. Он за городом, где-то 4 мили вниз по улице Терренса. Дорога без опознавательных знаков поворот направо. Бля, чел, он всё-таки пошёл.»

«Нет, я не думаю, что он бы это сделал.»

«Что ты собираешься делать?»

«Я собираюсь вытащить его оттуда»

Я отправилась туда следующим вечером около восьми. За всё время поездки мне не встретилось ни одной машины, и как только я свернула на улицу без опознавательных знаков, я увидела указатель, указывающий вниз по дороге:

    БезКонца сюда

    Открыто 24 часа

Моё дыхание не было ровным с тех пор, как я покинула свой дом, и осмотр этого дома также не успокоил меня. Там нигде не было ни одной машины вокруг, что заставило меня думать, что дом не был открыт. Но свет от переднего крыльца освещал окрестность, и, судя по освещённым окнам, внутри также горел свет. Я припарковала свою машину, подошла ко входной двери и вошла внутрь.
Вестибюль был достаточно обычным, но, как я и предсказывала, здесь не было никого. Везде был свет, но ни одного человека видно не было. Кроме двери, через которую я вошла, здесь была только одна дверь. Рядом с ней был ещё один указатель:

    Комната 1 сюда. За ней ещё восемь. Дойди до конца и ты победишь!

Это не было тем, что заставило меня отступить. Это не было чем-то остановившим моё сердце. Зато там было кое-что ещё внизу, нацарапанное от руки чем-то красным:

    Ты не спасёшь его.

Я, должно быть, стояла в холле целый час. Я замёрзла. Я не знала, как поступить. Должна ли я войти в следующую дверь? Должна ли я позвонить в полицию? После чтения указателя я решила, что я ухватила больше, чем могу проглотить. Я девушка среднего роста, но довольно симпатичная. Я не собиралась бороться с каким-то психом, который держал Дэвида в заложниках. Я решила, что вызвать копов будет лучшим вариантом, поэтому я сунула руку в свой карман и открыла свой телефон, чтобы позвонить. Нет сети. Дом, должно быть, блокировал сигнал, он был фактически в самой глуши. Я подошла ко входной двери, полагая, что найду сеть снаружи. Я взялась за ручку и покрутила, но ничего не произошло. Дверь была закрыта. Я потрясла её сильнее. Бесполезно. Она была закрыта снаружи. Я стала колотить руками по двери и звать кого-нибудь, кто мог бы услышать меня. Я знала, что это бесполезно, здесь никого не было, кроме меня.

Затем я почувствовала вибрацию в своём кармане. Одно непрочитанное сообщение. В начале я действительно обрадовалась, что у меня есть связь, я была спасена. Возможно, сообщение было от Дэвида, что он в порядке. Но оно было с другого номера, такого не было в моём телефоне. Я нажала «открыть» и чуть не уронила телефон:

    Ты не спасёшь также и себя.

Всё мое тело дрожало. Я хотела отключиться. Я застряла здесь. Мобильный телефон без связи в комнате без выхода. Мои глаза сканировали комнату, и остановились на двери на другом конце холла. Золотая цифра ‘1' красовалась на ней; это выглядело, как дверь комнаты в отеле. Мне показалось, что земля ушла из-под ног как только я подошла ближе к двери. Через пару мгновений я была в нескольких дюймах от неё, прильнула головой к дереву и прислушалась. Всё, что я услышала, было далёкой хэллоуинской музыкой. Просто криповая инструментальная музыка, которую ты услышишь в любом доме с привидениями. Увы, тут я немного успокоилась. Дэвид всегда был известен своими розыгрышами. Он хотел рассказать мне об этих сложных установках, которые он и его друзья хотят сделать для новых игроков в их футбольной команде. Каким-то образом на моем лице появилась улыбка, и я открыла дверь в первую комнату без страха.

После того, как я вошла в неё, мои страхи ослабели ещё больше. Комната была совершенно обычной пародией на дом с привидениями, хотя, скорее не совсем. В каждом углу было пугало, но они были даже не страшные. Они были такие, какие ты привык видеть в начальной школе, с большими улыбающимися лицами. Бумажные призраки свисали с потолка, а вентилятор в углу добавлял холодный ветерок, который заставлял их вращаться. Рядом со следующим пугалом снова была дверь, только в другую комнату. На ней красовалась, похожая, как на первой двери, большая цифра ‘2'. Я засмеялась и оставила эту жалкую комнату позади.

Когда я открыла дверь в комнату 2, я не могла разглядеть и трёх футов перед собой. Она была полностью заполнена серым туманом, который по запаху был, как резина. Я догадалась, там должна была быть какая-то тумано-машина, и она, должно быть, накачивала это помещение туманом часами. Там не было окон в предыдущей комнате, так что вентиляция, должно быть, была ужасной. Я медленно пошла вперед, и вдруг издала небольшой вопль. Я нос к носу столкнулась с большим роботизированным Джейсоном Ворхисом. Его глаза сверкали красным, а нож в его руке поднимался и опускался резким ударным движением. Моё сердце колотилось, и если бы со мной был там кто-то ещё, я бы чувствовала себя невероятно неловко. Я скривила рот и направила стопы мимо РобоДжэйсона, туман понемногу прибавлялся. Я начинала чувствовать головокружение, когда обнаружила дверь в комнату 3. Я взялась за дверную ручку и отдёрнула руку от боли. Ручка двери была чрезвычайно горячей. Я положила руку на саму дверь и ощутила, что она тоже была тёплой. У меня не получалось расслышать что-либо с той стороны двери, я приложила своё ухо к тёплому дереву, ожидая услышать потрескивание огня, и не услышала ничего. Я предположила, что это было просто тепло, как будто они накачивали его в неё, как в последней комнате в Дикой Поездке мистера Жабы в Диснейленде.

Я взяла край своего платья и, обернув его вокруг своей руки, взялась за дверную ручку, и так быстро, как только могла бросилась в Комнату 3. Там не было огня. Только темнота, и там было очень холодно. Комната 3 была не похожа на другие комнаты. Она была не похожа на другие комнаты вообще.

В тот момент я знала, что что-то было неправильно. Я пыталась разглядеть хоть что-то в этой комнате, но я не могла увидеть даже свои руки, цепляющиеся за дверную ручку… которой сейчас там не было. Я попала в ловушку. Должно быть, я развернулась в темноте, хотя я и не двигалась, как только вошла, должно быть, я развернулась во всей этой темноте. В этот момент свет на потолке вспыхнул. Единственный прожектор, направленный прямиком вниз, освещал маленький столик, а на этом маленьком столике был фонарик. И хотя я совсем не могла видеть, где я нахожусь, я пошла вперёд, света прожектора было достаточно, чтобы дойти до столика. Как только я дотянулась до фонарика, я заметила маленькую бирку на его ручке:

    Мэгги — От Руководства

В тот момент, как только я прочла это, свет надо мной погас, и я снова погрузилась во тьму. Я возилась с фонариком около секунды перед тем, как включить его. Откуда-то, казалось, со всех сторон, низкий и нарастающий гул окружил меня. Моё сердце колотилось и я стала кружить на месте, направляя луч фонарика на всё, что меня окружало. В комнате не было ничего такого, но через некоторое время я заметила кое-что страшное. Это должно было быть моим воображением, но я смогла увидеть чью-то фигуру, удалившуюся в ту же секунду, как луч света осветил её. Я запаниковала. И стала пятиться от маленького столика, не зная, в каком направлении я иду. Гул становился громче, и тогда я начала чувствовать присутствие чего-то, что избегало света. Мои руки дико дрожали, когда я лихорадочно освещала фонариком всё, что только могла. Оно было всегда рядом, только лишь сбегая обратно во тьму каждый раз. Но оно приближалось. Мои глаза стали наполняться слезами. Я думала, что сейчас уроню фонарик, я так сильно дрожала, пока не увидела это. Свет упал прямо на маленькую цифру ‘4'. Она была написана на куске бумаги, который был приклеен к деревянной двери в углу. Я побежала. Я побежала так быстро, как могла, с фонариком, направленным прямо перед собой. Я могла чувствовать это позади себя. Гул становился всё громче и я думала, что чувствую его дыхание на своей шее. Я бежала до этой цифры, оставалось всего несколько футов. Одним движением я схватила дверную ручку, повернула и захлопнула её за собой. Теперь я была в четвёртой комнате.

Я была на улице. Я больше не была в доме. То, что ожидало меня за открытой дверью комнаты 4 выглядело, как пещера. Я посмотрела вниз на землю и заметила что-то странное и тревожное. Земля не была покрыта травой или камнями, или грязью, она была из деревянных панелей. Это был такой же пол, как и в предыдущей комнате. Это всё-таки была комната 4. Каким-то образом я всё ещё оставалась в этом доме. Здесь было несколько факелов, установленных со стороны скалы, окружавшей меня, а дальше пещера была черна, как смоль. Факелы выглядели так, будто их можно было вынимать, поэтому я подошла к ближайшему и вытащила его из крепления. Моё тело покрылось потом, а я медленно направилась внутрь пещеры. Гул исчез, надеюсь, навсегда. Никакой другой шум не встретил меня внутри пещеры, но там был легкий ветерок. Пещера казалась бесконечной, и я шла по ней больше часа, по моим ощущениям, пока не увидела слабое голубоватое свечение. Я направилась прямо к нему, осторожно, но в приличном темпе. Свет был выходом, концом туннеля. Я стала идти чуть быстрее, я всегда ненавидела стеснённые пространства вроде пещер и туннелей. Через несколько минут выход был в нескольких футах, и, прежде чем я это осознала, я оказалась в конце пещеры. И это именно то, где я была. В конце. На выходе из пещеры земля заканчивалась обрывом, и отсюда не было никаких способов выбраться. Я оглянулась назад, в тёмную пещеру позади меня. Я знала, там не было никаких поворотов, это был прямой туннель. Тогда я повернулась и посмотрела вниз через край обрыва. То, что я увидела, скрутило мой живот сильнее, чем когда-либо прежде. То, что я увидела, было океаном, везде кругом вода, и больше ничего в поле зрения. Падать, должно быть, футов сто до небольшого скального образования внизу. После нескольких секунд изучения этих скал, мой желудок скрутило больше, чем я считала возможным, а моё тело бросило в холодный пот. Скалы образовывали число. Скалы образовывали число ‘5'.

Я выпрямилась и отошла от края. Ненавижу высоту. Пятясь, я наткнулась на стену, которой не должно было там быть. Я обернулась, и мне открылось ужасающее зрелище. Пещера исчезла. Я оказалась лицом к лицу со сплошной каменной стеной, такой же, как и у любой другой скалы здесь. Мне пришлось напомнить себе, что я всё ещё в ДомеБезКонца. Мне не выбраться отсюда. Очевидно, это не настоящая гора. Но она кажется такой реальной. Я обернулась и снова взглянула на утёс. Здесь не было выхода. Этот дом был совершенно запутанным вплоть до этого момента. Я была на открытом воздухе, слава богу. Но то, что от меня ожидалось, было слишком. Я понимала, что означали те скалы внизу. Это был вход в комнату 5. И не было лестницы, ведущей вниз, никаких других способов спуститься. Я оказалась в ловушке, опять. Дом хотел, чтобы я прыгнула. Дом хотел, чтобы я прыгнула. Я опустилась на землю и сжалась в комок. Я не могла этого сделать. Но не было другого способа, я должна была спрыгнуть с утёса на зазубренные скалы в сотне футов внизу. Разум как бы разделился надвое. Я знала, что всё ещё нахожусь внутри, но то, что меня окружало, кричало мне в ухо обратное. Некоторое время я оставалась лежать на деревянной земле, в тот момент я вообще потеряла всякое представление о времени. Казалось, прошли недели, прежде чем я, наконец-то, поднялась. Медленно я подошла к обрыву с утёса и посмотрела вниз. Гигантская цифра ‘5' поддразнивала меня спрыгнуть. Она знала, я не смогу этого сделать, и она насмехалась надо мной. А затем гул снова появился, низкий и далёкий гул. Похоже, он пришёл сзади меня, резонируя со скалами. Я не знаю, что на меня нашло, но, услышав этот звук, что-то внутри меня загорелось. Я зажмурилась и спрыгнула.

Ветер свистел вокруг, пока я падала, и меня стал захлёстывать страх, нарастающий откуда-то из глубины. Я собралась умереть. Я собиралась разбиться об эти скалы и погибнуть. Они должны были разорвать меня на части, и я готовилась к смерти. Я не смела открыть глаза, просто падала. Даже при сильном ветре вокруг меня гул стал оглушительным. Я просто хотела, чтобы это закончилось. Я просто хотела, чтобы это закончилось, я просто хотела удариться о скалы и хотела, чтобы это всё закончилось-

А затем я остановилась. Я больше не падала, но и не разбилась о скалы. Я открыла глаза и осмотрелась. Я стояла на всё том же деревянном полу из дома. Гул прошёл, и тишина охватывала это место. Я сделала это. Я находилась в комнате 5. Я не знаю, как это произошло, но я была в комнате 5. Чувство страха прошло, и я была просто невероятно счастлива остаться живой. После нескольких минут, которые понадобились, чтобы придти в себя, я решила осмотреть остальную часть комнаты. Тут моя радость быстро развеялась. Комната была пуста. Стены соприкасались с полом, а потолок покрывал стены, а в стенах не было ни дверей, ни окон. Я находилась в закрытой коробке. Потом я поняла, что потерпела поражение. Я не была в безопасности. Я выбралась из четвертой комнаты, но только для того, чтобы попасть в комнату 5, из которой не было выхода.

В тот момент я задумалась, что если Дэвид был в этой комнате? Я подумала, что если он спрыгнул с того стофутового утёса и, в конечном итоге, застрял в этой комнате? А если это так, то это означает, что он нашёл выход. Его не было здесь, я была одна. Он нашёл выход, и я тоже найду. Мысль о том, как Давид сбегает из этой комнаты, вселила в меня новую уверенность, и я обрела второе дыхание. Я собиралась найти выход из этой комнаты, найти Дэвида и вытащить нас отсюда к чертям. Я обошла стены по периметру, надеясь найти хоть какую-то лазейку. Ничего. Стены были безупречны, на них не было ни царапины, не говоря уже о каком-то там секретном проходе. Я стала колотить по стенам куда ни попадя. Они были полностью сплошными. Моя уверенность стала покидать меня. У меня кончились идеи. И вот тогда она заговорила со мной.

«Мэгги. Тебе не следовало приезжать сюда, Мэгги.»

Я бы под землю провалилась, если бы это было возможно. Я всё ещё стояла лицом к стене, а голос шёл где-то из середины комнаты. Голос принадлежал маленькой девочке… по крайней мере, он звучал, как голос маленькой девочки. Я медленно обернулась, и говоривший со мной предстал моим глазам. Я была права: маленькая светленькая девочка, не больше семи лет от роду, со светлыми голубыми глазами и в длинном белом платьице. Она улыбнулась мне и заговорила снова.

«Но теперь ты здесь, давай поиграем в игру.»

Было что-то ужасающее в этой маленькой девочке. Она не была пугающей, как те хоррор-девочки в этих японских фильмах. Она выглядела абсолютно нормальной. Если бы я увидела её идущей по улице, я бы просто прошла мимо. Но, глядя в её глаза, я ощущала абсолютный ужас. Прыгать с утёса было страшно, но я бы не отказалась спрыгнуть с двенадцати таких же высоких утёсов дважды, если бы это помогло мне избежать одной минуты взгляда в эти бездушные глаза. После минутного взгляда я, наконец, заговорила.

«Какая игра? Кто ты?» пробормотала я.

«Если ты проиграешь, ты умрёшь.»

«А если я выиграю?»

«Он умрёт».

Моё сердце ушло в пятки. Я не могла поверить в то, что я услышала, но я знала, что она говорила мне правду.

«Кого ты выберешь?» Улыбнулась она.

«Никого.» Я не знаю, где я нашла мужество дерзить этому демоническому ребёнку, но я зашла слишком далеко, чтобы позволить Дэвиду умереть. И, если я умру, это всё было зря. Нет, я не выберу никого. Но затем я увидела её. Причину, по которой маленькая девочка ужасала меня. Она была больше, чем просто маленький ребёнок. Посмотрев на неё, я также увидела проступавшего в ней крупного мужика, покрытого шерстью, с головой барана. Это выглядело ужасно. Я не могла смотреть на одного, не видя другого. Маленькая девочка стояла передо мной, но я знала её настоящую форму. Это было худшее из того, что я когда-либо видела.

«Очень плохо.» И с этими словами она исчезла. Я снова была одна, в пустой и безмолвной комнате. Только за это время кое-что добавилось. Маленький стол появился из ниоткуда в том месте, где она стояла, так, будто он был там всё это время. Что-то было на нём, но я не могла сказать, откуда я это знала. Я подошла к столу и посмотрела на маленький предмет на нём. Это было маленькое лезвие, такое, какое ты можешь обнаружить в бритвенном ноже. Я потянулась, чтобы взять его, и как только я дотронулась до него, крик прорезал мне горло. Когда моя рука оказалась в поле зрения, я увидела нечто, чего раньше ещё не было в этом доме. Это выглядело, как какое-то клеймо на моей коже, единственная цифра — 6. Я оглянулась на бритву и заметила небольшую бирку, прикреплённую к ней:

    Мэгги — От Руководства
    *подумали, что это может тебе понадобиться*

После прочтения записки я безутешно разрыдалась. Слёзы текли по моему лицу так сильно, как никогда прежде в моей жизни. Я никогда так не плакала, как тогда, и не думаю, что буду так плакать когда-либо ещё. Я рухнула наземь и положила свою голову на твёрдый деревянный пол. Я рыдала часами, просто лёжа там, на полу. А затем плач прекратился и уныние охватило меня. Я даже не знала, почему я плакала. Это было не из-за Дэвида, это было даже не из-за того, что как я застряла здесь. В этой комнате всё ещё не было дверей, я всё ещё была в ловушке. Но я была опечалена не поэтому. Я была в глубочайшей депрессии, какая только возможна. Абсолютная и безэмоциональная депрессия. Я чувствовала себя опустошённой, царапая пол перед собой, я обнаружила себя уткнувшейся в стол. Мой взгляд упал на лезвие, и я подобрала его. Я собиралась убить себя. Я не могла справляться с этим больше. Это всё происходило со мной. Дэвид, скорее всего, был мёртв. Я была здесь в ловушке. Это всё. Я прижала лезвие к своему запястью прямо над цифрой 6, которая появилась на моей коже. Рыдания возобновились, и я просто стояла там плачущая, с лезвием, прижатым к запястью. Дэвид был мёртв, и я тоже собиралась умереть. Ничто больше не имело значения, и я рассекла своё запястье одним глубоким порезом.

После рассечения запястья я немедленно исчезла из комнаты 5. Я не умерла, я была уверена в этом. Депрессия исчезла, но это не значит, что я почувствовала облегчение. Слёзы всё ещё стекали по моему лицу. Комната, в которой я оказалась, была похожа на предыдущую, и снова в ней не было дверей. Там не было никаких ламп, но каким-то образом я всё ещё могла отчётливо всё вокруг видеть. Комната была совершенно пуста, но прежде, чем мне хватило времени обдумать дальнейшие действия, она погрузилась во тьму, и гул, что я слышала ранее, возобновился. Я в отчаянии закрыла уши руками, он был громче, чем когда-либо. Но всё закончилось через минуту, свет включился, только за это время кое-что добавили в комнату. И затем я закричала. Там, в центре комнаты, закованный в цепи и обнаженный до пояса был Дэвид. Всё указывало на то, что его пытали, ножевые порезы изуродовали его грудь и руки.

«ДЭВИД!» Я бросилась к нему так быстро, как могла. Он был в сознании, я видела, как его грудь опускается и вздымается, но он ничего не говорил. И вот тогда я заметила, что было вырезано на его груди. Я упала на колени, как только разглядела это. Цифра 7 уставилась на меня так, словно у неё были глаза.

Я услышала, что Дэвид пытается что-то сказать, встала на ноги и приблизилась к нему так близко, как только могла.

«Дэвид! Дэвид, ты слышишь меня?!»

«Мэгги… что ты… что ты здесь делаешь?» Его голос был слабым, но всё же, он заговорил, и я была благодарна за это.

«Дэвид, я пытаюсь спасти тебя. Как мне тебя освободить?» Цепи, удерживавшие его на месте, были снабжены большими замками. Я обшарила комнату в поисках хоть какого-то ключа, но всё, что я нашла было маленьким ножом в одном из её углов. Лезвие было слишком тупым, чтобы оставить хотя бы вмятину на цепях, поэтому я отбросила его, как что-то бесполезное. Я вернулась к Дэвиду, всё выглядело так, будто он при смерти, и тогда я почувствовала вибрацию в своём кармане. Это заставило меня вздрогнуть, как нечто внезапное, и я вытащила телефон из кармана. Как я и подозревала, одно непрочитанное сообщение. Одним движением я открыла телефон:

«Это не я.»

Я не знала, что и думать. Дэвид был прямо тут, передо мной, но сообщение было с первого номера, который связался со мной. Тот самый номер, с которого было самое первое сообщение, которое я получила от Дэвида, в котором упоминалось о ДомеБезКонца.

«Мэгги…» Я слышала его голос отчётливо своими ушами, своим разумом. Это был в точности его голос, доносившийся с другой стороны. «Мэгги… Ты должна идти дальше.»

«О чём ты говоришь? Как?» Я была лицом к лицу с Дэвидом или кем-то, кто был прикован там.

«Этот нож…» он сделал слабое движение головой по направлению к углу. «Иди, возьми его.» Я подбежала и немедленно вернулась с ножом, сжатым в моей руке через несколько секунд. Я понятия не имела, что происходит, но я отчаянно желала спасти его, и я бы сделала что-

«Теперь вонзи мне его в грудь.»

«… что?» я была в шоке. Дэвид висел там, глядя прямо мне в глаза.

«Ты получишь возможность сбежать, когда этот нож пройдёт сквозь семёрку на моей груди. Это единственный способ спасти нас обоих.»

«Нет…» Я отшатнулась. «Нет, ты несёшь бессмыслицу.»

«Мэгги!» Теперь он закричал, его глаза смотрели в бешенстве. Рот изогнулся в искривлённой усмешке. «Мэгги, ударь меня сейчас, это единственный путь!» Я опустила взгляд на нож в своей руке, моя голова была такой, словно по ней ударили битой. Я совершенно растерялась. Крепко зажмурилась и ощутила нож в своей руке.

«МЭГГИ!» И с криком я сделала выпад и вонзила нож в грудь Дэвида. Я не знала, что на меня нашло, я просто знала, что это был единственный выход. Я открыла глаза и увидела его лицо. Оно было испуганным. Слёзы катились по его щекам, Дэвид посмотрел мне в глаза.

«Почему… ты… сделала это…?»

Он не мог меня одурачить. Я знала, что это был не Дэвид. Этого не могло быть, иначе бы я не смогла нанести удар. Я знаю, это был не он, я знаю, это был не он. Его глаза закатились, когда жизнь покинула его, но только тогда произошли изменения. Семёрка на его теле исчезла, кровь стекала на землю в лужу подо мной. Малиновая жидкость расползалась во всех направлениях, круг из неё почти заполнил комнату, и я стала тонуть. Я пыталась сдвинуться, но я не могла. Это было, как зыбучие пески. Теперь кровь достигала мне до колен. Чем больше я боролась, тем глубже я погружалась. Теперь по грудь. Я царапалась и скреблась по дереву вокруг себя. Безжизненное тело Дэвида висело выше, его голова была обращена ко мне, она улыбалась. Кровь достигла моей шеи. Я была в ужасе. Вскоре я полностью погрузилась в неё и упала во тьму.

Когда я очнулась, я была за пределами дома. Я могла чувствовать холодную землю под собой. Я перекатилась на спину и посмотрела вверх, в ночное небо. ДомБезКонца возвышался надо мной в комплекте с моей машиной на стоянке в том же месте. Я не была уверена, должна ли я смеяться или плакать. Я была снаружи. Я снаружи я снаружи я снаружи. Я поднялась и отряхнула свои штаны. Меня всё ещё трясло, когда я шла к машине, но чувство беспокойства охватило меня снова. У меня не было возможности сбежать. Дом бы не позволил мне просто уйти. Что-то было явно не так. Я знала это. Я знала, я не убивала Дэвида в шестой комнате. Я знала, что не делала этого. Но он до сих пор не был найден. Я полезла в карман и взяла телефон. Нет непрочитанных сообщений. Но есть связь. Я открыла его и стала печатать Дэвиду.

«Где ты?» написала я. Через секунду после отправки я получила ответ. Я взволнованно нажала «открыть».

«комната 10 твоя комната 7 беги.» и оглушительный гул возвратился.

И я понеслась. Я не знаю, куда я направлялась, но я знала, что ещё не была снаружи. Я всё ещё находилась в доме. Гул гремел повсюду вокруг меня. Он сотрясал деревья и сам воздух. Мне просто необходимо было найти цифру 8. Мне необходимо было найти следующую комнату. Это был мой единственный шанс. Мне необходимо было найти комнату 8. Первые несколько комнат были понятными, но по мере продвижения было всё менее и менее ясно, где комнаты начинаются и заканчиваются. Я не представляла, что мне искать, но искала хоть что-нибудь, что было бы пронумеровано. Мне нужно найти цифру 8 мне нужно найти цифру 8 мне нужно найти-

Непрочитанное сообщение:

«твой адрес»

Какого чёрта это означает? Мой адрес? Я сунула телефон обратно в карман, гул становился все громче и громче. И вот тогда меня озарило. Мой адрес. Мой адрес. Мой адрес. Этого не может быть. Этого не может быть.

4896 пер. Лесной

Блок № 8

Я подлетела к своей машине и распахнула дверь. Гул сотрясал металлические части машины и, казалось, пробирал меня изнутри. Я поборола его и вывернула на грунтовую дорогу, ведущую к моей квартире.

Ничто из этого не имело смысла. Как комната 8 стала моей квартирой? Следует ли мне довериться сообщению? Оно было от Дэвида. Я знаю, это так. Не было причин не доверять ему. Поездка до моего жилого комплекса заняла совсем немного времени, и, если честно, я даже не помню, как ехала. Это было похоже на то, когда ты отрубаешься на минутку и просыпаешься дальше, вниз по дороге. Я даже не удосужилась запереть машину, когда подбежала к парадным воротам. Я возились с ключами, пока не открыла засов, и направилась в первый коридор слева. Мой комплекс огромный, но моя квартира была почти сразу слева. Я побежала так быстро, как могла, миновала 4ый блок, миновала 5ый. Моя голова кружилась, эта ночь давила на меня, как свинцовые латы. Миновала 6ой. Чем дальше я углублялась в коридор, тем дальше, казалось, отдалялся гул. Как только я миновала блок № 7, я уже едва его слышала. А когда я остановилась перед своим блоком, я была в полной тишине. Я просто стояла там, стояла перед своей квартирой. Маленькая золотая цифра ‘8' была на уровне моих глаз. Я потянулась к дверной ручке и медленно вставила свой ключ, повернула, дверь распахнулась и меня засосало внутрь, словно в вакуум, дверь за мной захлопнулась.

Комната 8. Я поднялась с пола и осмотрелась. Это была в точности моя квартира. Если бы я не знала всё, как есть, я бы предположила, что я была дома и что всё это был просто плохим сном. Мои мысли унесло к Дэвиду, и я задумалась, какая комната 8 была у него, чем было то, что дом показал ему. Я прошлась вокруг и изучила обстановку. Буквально всё было так, как я оставляла, вплоть до наполовину съеденной китайской еды рядом с раковиной. Я посмотрела на свой компьютерный стол в гостиной. Монитор был всё ещё включен, а AIM был всё ещё запущен и работал. Я подошла и села за него, просматривая свою беседу с Питером. Всё было на месте, слово к слову. Дом знал всё из этого, а как, я не представляла. Честно говоря, я изо всех сил старалась не думать об этом, ответ, без сомнения, был чем-то, чего мне лучше не знать. Я попыталась кликнуть на выход из AIM, но он не позволил мне. Компьютер просто завис. Я нажала на выключение. Ничего. Я нажала cntrl-alt-del. Ничего. Я нажала на кнопку питания монитора. Ничего. А затем на экране появилось всплывающее окно. Это был видео-чат. Я глянула на список людей в нём, и там было два имени. Мэгги и Руководство. Видео работало, но всё, что оно показывало было серой стеной. Затем сообщение от Руководства всплыло в текстовом поле.

«Надеемся, всё так, как ты оставляла :)»

«Кто вы?» ответила я.

«Наслаждайся шоу :)» И вот тогда-то камера повернулась. Она сфокусировалась на молодом парне, привязанном к хирургическому столу. Он был полностью обнажён и тихо рыдал про себя. Картинка была не то, чтобы чёткой, но я думала, что я узнала человека, лежащего там. Он был высоким, с короткими каштановыми волосами и довольно бледным цветом лица.

«Вот, что случается, когда люди пытаются мухлевать :)»

И вот тогда я осознала, кто это был. Привязанный к хирургическому столу был Питером Терри. И он был не один.

Я не хочу описывать то, что я увидела в тот момент. Крики, звуки, которые издавал Питер, были не похожи на то, что вообще может издавать человек. Я не могла отвести взгляд. Я хотела, но, я думаю, это была сила комнаты, я не могла отвести взгляда. Питер издал последний душераздирающий крик, но я не слышала его через компьютерные динамики, он доносился из моей комнаты. Моё сердце упало, когда я повернулась к коридору. Я встала со стула, и я всё ещё слышала крики, исходящие как раз оттуда, куда я шла. Я потянулась к двери в свою спальню, но теперь крики сменились гулом. Тем самым гулом. Он преследовал меня всё это время. Я медленно открыла дверь и увидела внутри своей комнаты то же, что видела на своём компе. Там был хирургический стол, на котором лежало то, что осталось от Питера Терри, разбросанное по его поверхности. Никого больше там не было. Все остальные из комнаты исчезли, но холод пополз по моему позвоночнику. Руководство только что было здесь, со мной, в комнате рядом. Я знала, что почти достигла конца. Должна была достичь. Я осмотрела комнату. Где-то здесь должен был быть вход в следующую. Я знала, так должно было быть. И так было. Но это оказалось проще, чем я ожидала. Через комнату, там, где должна была быть дверь моей ванной была простая деревянная дверь, похожая на те первые двери в Доме. Что-то было прикреплено к ней, что-то длинное и кровавое. Это были внутренности Питера Терри, и они образовывали число 9 на двери.

Я чувствовала себя плохо из-за Питера, но я прошла через ад в ту ночь. Я прошла мимо стола, взяла длинный хирургический нож, не глядя на тело второй раз. Последняя дверь была там, и я шла прямо к ней. Эта ночь подходила к концу, я приближалась к той комнате с Дэвидом, и я собиралась остановить кого бы то ни было, кто удерживал его там. Дверь открылась легко, и как только я переступила через порог, я увидела то, что ждало меня там. Это была пустая комната, она напоминала комнату ожидания перед кабинетом врача. Там было несколько стульев вдоль стены и скомканные старые журналы в корзине в углу. На противоположной стороне комнаты, прямо напротив входа была единственная дверь. Моё сердце остановилось, когда я прочла табличку, прикреплённую к ней. Это был не номер. На ней было всего одно слово.

    РУКОВОДСТВО

Я стиснула хирургический нож в своей руке.

«Отлично, я, блять, наконец в конце этого всего.»

Они были с другой стороны двери. Я чувствовала это. И Дэвид там тоже был. Гул был таким громким, как никогда. Я могла чувствовать его внутри себя. Пока я шла, он стал громче, а когда я положила руку на дверь, комната заполнилась этим звуком. Я повернула ручку и открыла дверь. За дверью оказалось совсем не то, что я ожидала. Это был вестибюль. Тот самый вестибюль, с которого начинался весь этот ад. Только на этот раз там был кто-то за стойкой. Моё сердце выпрыгнуло из груди, когда я увидела, кто это был. Это был Питер Терри.

«Здравствуй, Мэгги.»

«Питер?» Нет, это было невозможно. «Как? Что?»

«Кого ты ожидала увидеть? Привидение? Сатану? Жутковатую маленькую светленькую девочку?» Он улыбался. Я нет.

«Какого чёрта здесь творится?»

«Мэгги. Ну давай же. Просто задумайся на пару секунд. Кто первым рассказал Дэвиду об этом месте?»

«Ты… не может…»

«Кто сообщил тебе о том, что Дэвид находится здесь?»

«Чёрт возьми, Питер, ты был его другом!»

«Прости, Мэгги, но так мы ведём здесь бизнес.»

«Где он? ГДЕ ОН?!»

«Он здесь, с нами в Доме, Мэгги. Он никуда не денется, как и ты.» Я не знаю, что на меня нашло, но я потеряла самообладание. Я перепрыгнула через стойку и повалила Питера на пол. Я схватила его за волосы и ударила его головой об пол, а другой рукой прижала хирургический нож вплотную к его шее. Я хотела убить его. Мне следовало убить его. Он убил Дэвида. Вот только меня не убил.

«Мэгги, ты не сможешь. Здесь всегда будет кто-то, кто будет управлять Домом.»

«Нет.» Я провела ножом по его горлу и ударила его головой об пол. «Я не думаю, что так будет.»

С его смертью в помещении стало темно. Я всё ещё могла чувствовать хирургический нож в руке, но я больше не держала Питера за волосы. Я не знаю, как долго я пробыла в темноте, но казалось, что прошли века. Я встала и нащупала стойку, удерживая себя одной рукой со стороны мраморной поверхности. Затем зажегся свет. Я могла видеть окна через всю комнату, там всё ещё была ночь. Посмотрела сквозь них и увидела его. Дэвид гулял снаружи, он выглядел невредимым. Я побежала к входной двери и попыталась открыть её. Я была так счастлива. Но дверь не поддавалась. Я старалась изо всех сил, но дверь не хотела пускать меня. Я выглянула в окно и увидела, как Дэвид пошёл вниз по грунтовой дороге. Я прислонила голову к двери и увидела её. Мой живот сильно скрутило. Там, на моей груди была прикреплена бирка с одним словом:

    РУКОВОДСТВО

Смерть

Источник: reddit.com

Автор: AllTheCheesecake

Перевод выполнен специально для kriper.ru.


Мой отец умер от рака после двух недель в коме. В тот день мне исполнилось 16 лет. Это было действительно очень быстро - менее двух месяцев между диагнозом и смертью. Он умер в доме. После его ухода произошло много странного дерьма, но что до сих пор пугает меня, когда я думаю об этом, произошло примерно за 12 часов до того, как он в последний раз лёг спать. Он был в нашей гостиной на диване, пока моя мама готовила на кухне. Никого больше не было дома.
Внезапно он проснулся и очень громким взволнованным голосом крикнул моей маме:

- "Беверли! Не делай этого! НИКОГДА не делай этого снова!"

Она вбежала в комнату, напуганная, и спросила, о чем он. На что он ответил:

- «Не делай этого. Не проходи мимо меня в таком длинном черном парике».

Иногда я думаю, что он видел смерть.

Салли

Источник: reddit.com

Автор: wordtoyourmother8

Перевод выполнен специально для kriper.ru.

Я работал в двух больницах в течение последнего года обучения в колледже. Это произошло в отделении педиатрии. Работа моя заключалась в поддержке   детей/подростков, которые получили различные психологические травмы. Зам.отеделения и я делали с детьми различные поделки, проекты, рисунки и многое другое. Каждый новый ребёнок в отделении тщательно изучался. Необходимо было понять природу заболевания и вывести нужные методы помощи. Я следил, как ребёнок приспосабливается к новой среде, к новым людям, ладит ли с другими детьми. 

Однажды вечером мне дали очередную карту ребёнка. Её звали Салли. Проблема заключалась в том, что в один момент Салли просто перестала говорить, и поведение её изменилось, став ей несвойственным. Она не отвечала на вопросы ни семьи, ни врачей, ни чьих-либо ещё. Семья начала беспокоиться, что Салли может навредить себе, и решилась на госпитализацию. После анализов, опухоль и другие возможные физиологические травмы были исключены. Врачи не нашли ничего, что могло бы насторожить нас.  
К слову, о самой больнице, дабы описать вам всю обстановку. Больница эта была очень старой… Старая больница с тёмными коридорами, плохо освещёнными комнатами и самой холодной жуткой атмосферой, которую я когда-либо испытывал. Смотрели фильмы ужасов про больницы? Вот именно такая. Я всегда боялся, что кто-то выскочит на меня из очередного тёмного места, потому что повсюду были «слепые зоны».  

Возвращаясь к действию. В тот вечер, мы по обыкновению занялись терапевтическими играми с детьми в специально отведённой для этого комнате. Я сидел напротив Салли и пытался поговорить с ней, но она просто безучастно смотрела мимо меня. Я начал рисовать  на листе бумаги, параллельно разговаривая с другими детьми, и машинально написал «привет». Салли взяла карандаш и написала «Привет»! Я был в шоке, если не сказать больше. Я был первым человеком, который смог чего-то добиться от Салли. Я не знал сработает ли, но написал «как дела?». Она продолжила отвечать мне, перебирая маленькими ручками. Я был потрясён. После того как мы с Салли обменялись парой вопросов и ответов, коллега заметил, что происходит и одобрительно кивнул. 

Мы исписали почти две страницы. Салли без проблем общалась посредством письма. Я не верил в происходящее. Для меня была доступна информация, которую другие врачи не смогли добыть. Мы «разговаривали» в течение, казалось бы, нескольких часов (но, вероятно, прошло всего около часа). Пока я спрашивал ее о том, как она себя чувствует, находясь в палате, она в письменной форме призналась, что ей страшно. Я продолжал писать, пытаясь понять, испугалась ли она, потому что была в незнакомом месте или скучала по своей семье и т. д. Но она написала «это потому, что я вижу людей в комнате с нами». Очевидно, в комнате с нами были люди, поэтому я спросил, почему они напугали её, и она просто написала - «они мертвы».

Клянусь, когда я читал, мне казалось, что сердце уходит в пятки. Я оторвал глаза от страницы. Салли просто посмотрела на меня, а затем повернула голову и уставилась на дверь. Там никого не было. Ну, по крайней мере, я никого там не видел. Салли с минуту смотрела на эту дверь, и я клянусь, ОНА видела там что-то. Я был более чем напуган. Никогда не забуду её выражение лица.  Я сделал несколько глубоких вдохов, собрался с мыслями и мы продолжили. Мы «разговаривали» до 9 вечера. Надо было собираться домой. Я поблагодарил Салли за то, что она «говорила» со мной. Она вяглядела намного спокойней. Девочка всё ещё не говорила, но я знаю, что доктора собирались сделать все возможное, чтобы выяснить, почему. Я собрал бумаги, которые мы исписали, и перед тем, как покинуть палату, рассказал обо всем заму и ответственной медсестре. Все были ошеломлены тем, что у меня получилось поговорить с Салли. Они заверили меня, что страницы будут переданы психиатру на следующее утро. Я был наполнен таким количеством эмоций... Я был счастлив, что поговорил с ней, и она была честна со мной, но я все еще был невероятно напуган. 

Мой коллега высадил меня у дома. Я вошел в гостиную. Мои соседи по комнате сразу поняли, что что-то случилось. Я трясся и выпалил все, что со мной произошло. Мне повезло - было кому выговориться. В противном случае, я не спал бы несколько дней. 
К сожалению, из-за того, что у меня был загруженный график и много разных смен в разных больницах, я больше никогда не видел Салли. Никто не знал, какой у нее был окончательный диагноз. Я все еще чувствую озноб по телу, когда вспоминаю ее лицо тем вечером. Я не думаю, что когда-нибудь избавлюсь от этого воспоминания. Я просто надеюсь, что она получила помощь, в которой она так нуждалась.

Это не мой ребенок

Источник: reddit.com

Автор: lifeisstrangemetoo

Перевод выполнен специально для kriper.ru.


Это не мой ребенок.

Это было всё, о чем я могла сейчас думать.
- Дорогая? - сказал мой муж, - всё в порядке?
- Кто это? - спросила я, уставившись на маленькую девочку, которую я никогда раньше не видела. Она была одета в одежду моей дочери, - где Лиза?
Муж посмотрел на меня с беспокойством, а девочка выглядела ужасно напуганной.
- Что ты имеешь в виду? - спросил мой муж, - ты хорошо себя чувствуешь?
Почему он уходит от ответа? Почему не может просто сказать? Я глубоко вздохнула, пытаясь сохранить спокойствие, но получалось это крайне плохо.
- Со мной всё будет хорошо, - сказала я, повышая голос - как только ты скажешь мне, где моя дочь!
Муж нахмурился, положил крепкую руку девочке на плечо и прошептал:
- Иди наверх, дорогая, мама плохо себя чувствует.
Глаза маленькой девочки наполнились влагой. Она прижала свои учебники к груди и бросилась на второй этаж. Я услышала, как хлопнула дверь комнаты моей дочери. На лице мужа было выражение жалости и сдержанного гнева.
- Ты не принимала лекарства, - сказал он, - не пытайся это отрицать, по глазам вижу.
Я махнула рукой в пренебрежительном жесте:
- Мне это не нужно, они только затуманивают мой разум.
Гнев на лице моего мужа стал менее сдержанным. Морщины на губах углубились. Казалось, что он вот-вот взорвётся.
- Ты помнишь, что случилось в прошлый раз, когда ты это сказала?
- Я...
Мне нечего было сказать. Стая разбитых и запутанных образов заполнила мой разум, словно волна тошноты, которая приходит перед рвотой: мой муж весь в крови кричит "смотри, что ты заставила меня сделать!"
Земля начала уходить из-под ног. Я упала в объятия мужа. Горячие слёзы текли по моим щекам, а тело содрогалось от сильных рыданий. Сильная рука нежно гладила мои волосы, а спокойный до ужаса голос шептал мне на ухо:
- Тссс, это не реально, дорогая. Я клянусь, что это все не реально, это всё в твоей голове.
Я молча кивнула. Волна паники начала стихать. Муж отнёс меня в спальню и подошёл к комоду, где хранил баночку с лекарствами. Эти таблетки надо было принимать каждый день, чтобы поддерживать здоровье в норме. Я проглотила их с благодарностью. Вскоре мой разум стал размытым. Я почувствовала, что становлюсь зомби, которому можно сказать что угодно, сделать что угодно, но никакого адекватного ответа на это не последует.
Конечно, я знала, что всё это неправильно, что эта девочка вовсе не Лиза. Я знала, что смерть моей дочери сводила с ума не меня, а моего мужа. Я знала, что он похитил эту девочку, когда она была ребенком, и уверил себя, что она Лиза.
Но, самое главное, я знала, что если я не приму свои таблетки, если я разрушу его ненадёжную иллюзию счастья, он убьёт девочку и начнёт всё сначала.
Так же, как он сделал и в прошлый раз.

Одной июльской ночью…

Автор: Shady_Side

Всё началось с двойника подруги.
Был промозглый и мокрый июльский вечер. Нет, даже не так. Была ночь. Я возвращалась от подруги навеселе и в приподнятом настроении. Весь вечер и полночи мы пили, веселились и ржали до колик в животе, и вот сейчас, во втором часу ночи, в этой промозглой и довольно прохладной июльской мгле я иду и наслаждаюсь темнотой и отсутствием людей на улицах. Сейчас завалюсь домой, сделаю себе чай с лимончиком, перекушу какими-нибудь печеньками и баиньки… Мысли были приятными и не обременяющими. Я зашла во двор и удивилась, увидев, что на качелях кто-то катается. Обычно поздней ночью, когда никто не видит, люблю кататься именно я. Меня немного позабавил тот факт, что кто-то делает так же. Но ещё больше я удивилась, когда разглядела в девушке на качелях знакомые очертания моей подруги. И это никак не могла быть она, потому что я только что от неё. До приятных мурашек в животе меня пробрало ощущение чего-то мистического, я всегда обожала страшные истории, но в жизни со мной никогда ничего подобного не случалось, и сейчас я чувствовала, что вот оно, вот! Было дико любопытно и интересно поговорить с этой девушкой. Внутренняя я, конечно же, насмехалась надо мной, ни секунды не сомневаясь в том, что на качелях по какому-то странному стечению обстоятельств сейчас катается человек, просто очень похожий на мою подругу. Но к внутреннему голосу я не прислушивалась, а уже вовсю размышляла: «И что я ей скажу? Эй, привет, ты двойник, а что ты здесь делаешь, а как там, в астральных мирах? Нет, это никуда не годится…» Кто бы сомневался, смелости моей, даже приправленной алкоголем, хватило лишь на то, чтобы тихонько, негромко, а затем чуть громче окликнуть девушку на качелях по имени подруги, не получить в ответ никакой реакции, затем подойти поближе, якобы разглядывая что-то у скамейки на земле, а самой украдкой получше разглядеть девушку. Сходство, надо сказать, поразительное! Было довольно хорошо её видно, даже не смотря на темень и лёгкую морось вокруг, однако, подходить вплотную и в упор разглядывать незнакомого человека я, конечно же, не стала.

Говорят, встретить своего двойника сулит большие несчастья. А что же сулит встреча двойника подруги? Тем не менее, после этого случая череда событий вокруг меня завертелась с очешуительной скоростью.

Следующим же утром, перед уходом на работу я сидела сонная перед компом, попивая свой утренний кофе и лениво листая интернет. Всякий спам во входящих электронной почты уже даже не бесил, просто механически удалялся. Но одно письмо вызвало мимолётный смешок, и я даже его открыла.
«ПРЕВЕТ% ПЛАНЕТЯНАМ!», - значилось в заголовке письма. А далее было что-то невообразимое. Привожу текст сего опуса без изменений:

«ПОНNMАНИЕ ПР%ВОДИТ К ОСОЗНАНИЮ ТЫ ЗНАЕШЬ ТЫ ЗНАЕШЬ
СЕГОДНЯ ПОЛНОЧЬ В СКВ%РЕ ПОЖАЛУСТА ПРИХОДИ
МЫ РЯДОМ РЯДОМ РЯДОМ
ЭТО НАША ДРУЖБА ЗНАЕТ ТЫ ЗНАЕШЬ СКВЕР % КОНЦЕ НАШЕ АЛЛЕN»

Адрес отправителя представлял из себя набор бессмысленных символов. Я усмехнулась и допила кофе, письмо оставила во «Входящих». Потом я уехала на работу.

Не было сомнений, что письмо составила и написала моя подруга.

***
Когда круговерть рабочего дня подошла к концу, и я ехала домой, тревожность, наконец, смогла получить мою душу целиком в свои лапищи. Подруга не писала того письма. Она, конечно, та ещё затейница, но врать бы мне не стала, тем более, таким неподдельным тоном, я слишком хорошо знаю её. Да и ни к чему это ей было, сегодня не первое апреля. Про себя я чертыхнулась. Трамвай завернул, увозя меня к дому, выталкивая из бурного людского потока всё ближе к одиночеству и моим невесёлым мыслям.
И что я решила? Конечно же, придти в полночь в сквер, я знаю, где это. Одной недоспанной ночью больше, одной меньше, чёрт с ним. Помните о моей страсти ко всему мистическому же, да? Натыкаясь на неё, мой здравый смысл «ойкает» и тихонько ретируется восвояси. Вот и я снарядилась по полной программе – то есть, ничего с собой не взяла, никакого оружия, никому не сообщила, куда иду, зачем, лишь накинула летнюю куртку, как средство от наших прохладных летних ночей. И замешкалась на пороге. Меня терзали сомнения и противоречивые домыслы, но любопытство, треклятое человеческое любопытство, от которого у человечества большинство его треклятых проблем, взяло верх. Я шагнула за порог.

Я шла по улице, сжимая в кармане куртки телефон с мыслями: «звонить в службу спасения, в случае чего…», и сердце колотилось, как бешеное. Я не знала, кто там будет, что там будет, чего мне ждать и вообще, откуда авторы письма узнали о нашей дружбе с Улей и про нашу аллею, где мы любили встречаться? Кем они были? Из нашего окружения точно никто не был способен на такой вот идиотский розыгрыш. Я дошла до аллеи и свернула к скверу. Дождя сегодня уже не было, но ночь не была ясной, небо было затянуто плотной пеленой из облаков. Веяло прохладой. Впереди и на самой аллее, как ни странно, не было видно ни души, хотя по сторонам на тротуарах всё ещё мелькали припозднившиеся прохожие, спешащие по домам. Я озиралась и всматривалась в каждого из них, но ни один из них внимания на меня не обращал. Я дошла до конца аллеи и оказалась в маленьком скверике, венчавшим её. Каштаны и клёны тихонько шелестели кронами под набежавший ветерок, ярко светили фонари. Ничего необычного я с первого раза не заметила, разочарованно огляделась, готовая вздохнуть с облегчением и быстрым шагом припустить домой, выкинув всё это нелепое приключение из головы, каким бы странным оно ни казалось. Только что-то у памятника, бюста человека, в честь которого была названа аллея, привлекло моё внимание. Я подошла, и это оказалась обычная фотокарточка, лежавшая на поребрике, вот только то, что я на ней увидела, ввергло меня в полнейший ступор. Дрожащей рукой я взяла её и поднесла к глазам. На фото была я, я и моя мама. Мама обнимала меня одной рукой за плечо. Мы стояли на фоне городского психоневрологического диспансера, и у меня был ужасный вид: косые глаза, вывалившийся до подбородка язык, вообще какая-то странная поза… На обратной стороне фотокарточки витиеватыми печатными буквами значилось: «Не совершай Переход». Коротко и ясно. Нельзя описать словами, какие впечатления на меня произвёл этот снимок. Не стоит и говорить, что в этом месте мы с мамой никогда не гуляли, в подобных больницах я никогда не лежала и даже близко около них не была, да даже само название больницы мне сообщила надпись над главным входом на снимке, иначе бы я и не узнала, что это за место. И что за «Переход»??! Больше около памятника и во всём скверике ничего не было, я заглянула даже в урну, которая оказалась пуста, затем я развернулась и медленно побрела домой, находясь под впечатлением, но не выпуская фото из рук.

***
Ни подруге, ни кому-либо ещё я ничего не рассказала. У меня были домыслы, что снимок – фотомонтаж, но кому понадобилось так жестоко шутить надо мной? Шутник не объявлялся, писем с того адреса, да и вообще подобных, больше не приходило, а написать им, как вы уже, наверное, догадались, я не могла – письма попросту не доходили. В любом случае, это было слишком страшно и странно, чтобы рассказывать об этом кому-то, и я решила постараться оставить всё, как есть, сохранив инцидент в памяти, как первое и, надеюсь, единственное в моей жизни мистическое приключение. Подруга, которой я ещё на работе в тот злополучный день по телефону рассказала про письмо, была уверена, что я никуда той ночью не пошла. Вот и хорошо. Так надо. Фото я спрятала куда-то глубоко в ящик стола, в какую-то непрозрачную папку, и мне даже удалось на какое-то время выкинуть все эти события из своей головы.
В сентябре мне попала в руки занятная книжица про Апокалипсис 21 декабря 2012 года, который являет собой Вселенский переход, о тонких вибрациях, о богодухновенности, о связи людей с космосом и тому подобных вещах. Меня всё это заинтересовало, на тот момент, в связи с печальными событиями на Украине, там шла война. 2012-ый уже давно миновал, и в своих мыслях я надеялась, что скоро, вот совсем скоро, эти высокие вибрации охватят людей, и все мы, все вместе, силой своей любви победим все войны на земле. С такими возвышенными мечтами я и забрела на сайт, указанный в книге, в котором говорилось про личный переход каждого человека, который уже сегодня поможет подстроить свои вибрации под обновлённые вибрации планеты, чтобы вместе победить зло и всё такое. И я подумала: «чем чёрт не шутит?», и решила поэкспериментировать. Кликнула на ссылку подробной инструкции по совершению этого перехода и начала читать. И тут меня как током ударило: «Не совершай Переход», - вспомнила я странную надпись на обороте не менее странной фотографии из сквера, мгновенно закрыла браузер, выключила ноутбук и легла спать.

…Какие выводы можно сделать из этой истории? В процессе длительных размышлений, а сейчас уже прошло около года с момента описываемых событий, я пришла вот к какому выводу. Скорее всего, где-то в параллельной Вселенной я всё-таки совершила этот самый Переход. И это привело вот к таким вот неприятным последствиям – психушке и иже с ним. При чём, судя по всему, в той версии всё печально, ибо я никогда бы не позволила фоткать себя в том кошмарном виде, да и никто бы не стал, если бы был шанс придти к нормальному состоянию. А в этой Вселенной кто-то там, свыше, в недоступных нашему пониманию закоулках Мироздания решил, почему-то, мне помочь. И мне кажется, что не просто так, а потому что параллельная Уля, Ульяна – моя подруга, очень просила Бога, чтобы этого всего, того, что там со мной случилось, никогда не было. Иначе, откуда такие отсылки на нашу дружбу и в письме, и в загадочной встрече во дворе до него? В любом случае, это уже остаётся неразгаданным, из разряда вечных тайн, что будоражат человеческий ум.

Ручки бывают разные

Автор: Василий Чибисов

Сегодня мы не беззащитны, как когда-то были.
Геббельс. «Дети с отрубленными ручками»

За моей спиной освещенная прихожая. Под ногами старый скрипучий ёлочный паркет. Выключатель вмонтирован в противоположную стену и часто заклинивает. Рядом с ним стоит тумбочка, заставленная хрупкими фарфоровыми кошками. Я легко могу промахнуться и сбить одну из них.

Дверь? Одно название. Фанера совковая. Только звезду красную нарисовать и подписать ИЛ. Название одно, а не дверь. Любое движение выдаст меня с потрохами. Но той, кто за дверью, не нужны мои потроха. Она собирает руки. В корзинку. Я сам видел.

Девочка с русыми косичками, в простом деревенском платье, босая.

Держит большую плетеную корзинку. Такой хорошо размахивать в воздухе, когда бежишь по широкому, залитому солнцем полю. Но у меня за спиной — не поле, а маленькая прихожая, залитая тусклым светом единственной лампочки. Мне бежать некуда. Поэтому я буквально прилип к глазку, чтобы не выпустить наружу ни одного фотона.

Девочка беззаботно тычется носом в кнопку вызова лифта. Дети часто так делают, когда несут из магазина тяжелые пакеты. Корзинка тоже тяжелая, потому что доверху наполнена отрубленными человеческими руками.

Я видел эту девочку ещё вечером. Прогуливалась бесцельно, песенки деревенские напевала, смотрела в серое небо. Правда, корзинка тогда была закрыта красным платком, и я не придал этому значения. Даже когда к девочке подошёл сосед из квартиры напротив и завел в подъезд, я сумел подавить импульсивное желание действовать. Вызывать полицию в этот район бесполезно. Особенно по поводу соседа, у него везде есть связи. У таких сейчас везде связи. Это новая мода у золотой южной молодежи. Правоверный, живёт в элитном особняке под присмотром родителей. Устроен в лучший столичный вуз. А сюда приезжает с друзьями отрываться. Покумарить вволю. И пострелять из золотого пистолета. Иногда — в воздух.

Что я мог сделать? Спасти девчушку от незавидной участи не представлялось возможным. А оно вон как обернулась. Я ещё ни разу не слышал, чтобы взрослые мужики так орали и звали маму. И никто в доме не слышал. И те, кому эти орлы с Кавказа сломали жизнь — тоже.

Девочка дождалась лифта и шагнула в хромированную новенькую кабину. Когда коммунальщики успели поставить нам такую красоту? Корзинка, полная отрубленных похотливых ручонок, едва протиснулась внутрь.

Лифт ехал вниз долго. Я вслушивался в щелчки шестеренок и гудение канатов. Непривычные звуки. Почему они не беспокоили меня по ночам раньше? С моей бессонницей я бы обязательно обратил внимание на изношенный старый механизм.

Промучился над этим вопросом всю ночь, пытаясь вспомнить.

Уснул с рассветом. Во сне зазвонил выключенный телефон.

— Что, геноссе, соседи жить мешают?

— Мешают, — признался я.

— Больше не помешают. Вы не беззащитны, как когда-то.

— А вы не знаете, почему я раньше не обращал внимания на лифт? — но трубку уже повесили, и я проснулся.

Ответ пришёл сам, утром, вместе с нарядом полиции и судмедребятами. Они, матерясь и спотыкаясь, тащили мешки с трупами с пятого этажа. Пешком. Конечно, пешком. А как ещё? Откуда в старой совковой пятиэтажке возьмётся лифт?

ДТП второго июля

Крипер, вот тебе история.

Такси, в котором ехала моя тетя, шло по одной из центральных улиц города. Это значит, что минимум 2 километра пути машина находилась в постоянном прицеле уличных видеокамер. Был полдень субботы (если интересно — второе июля, вот недавно), погода ясная, движение быстрое. На ровном участке дороги на достаточно большой скорости автомобиль повело, он выехал на встречку и спровоцировал серьезную аварию — водитель встречного автомобиля, его пассажир и моя тетя госпитализированы.

А водителя такси на месте не оказалось. Вы понимаете? Его не было в машине.

Тетя рассказывает об этом так: она сидела на заднем сиденье наискосок от водителя, читала бумаги, которые везла к нотариусу, а когда машина пошла вбок, вскрикнула, просто «эй!», но это «эй» кричать было некому, потому что уже в тот момент в салоне никого, кроме нее, не было. И несколько секунд до столкновения она просто смотрела на пустое водительское сиденье.

На записи с места аварии (его тут же выложили в сеть) видно, что из машин никто не выходит — ни те трое, что попали в больницу (по понятным причинам), ни таксист. В новостях пишут, что он «скрылся с места аварии».

И что я могу? Ну я звонил в гаи, сказал, что у меня есть информация по этому делу. Мне сказали приезжать, я приехал, пересказал им слова тети, указал на то, что камеры не зафиксировали, как таксист выбегал... Мне ответили, что показания тети они уже записали, я вообще не свидетель, и нечего время отнимать, а раз таксиста в машине не оказалось, значит, он выпрыгнул раньше, на ходу. Я говорил — давайте посмотрим другие записи, машина же по центральной улице шла, там камеры кругом! — Не волнуйтесь, посмотрим (то есть «без вас»). 

Жена таксиста приходила к тете, выспрашивала подробности. Вестей от мужа нет, его телефон остался в такси.

И что, вот я не понимаю — что дальше-то? Вот, моя тетя оказалась свидетелем этой хрени, но ведь не поверит же никто, разве что какая-то передача типа экстрасенсов заинтересуется, но уже им никто, в свою очередь, не поверит.

В общем, наслаждайтесь очередной страшилкой, кто его знает, сколько их таких на сайте, из реальной жизни записанных.

Щепка

Марина обсуждала с клиентом правки в типовой договор, когда ее настигло ощущение, что в центре нее находится деревянная щепочка размером с зубочистку.

Она запнулась на полуслове и извинилась перед клиентом, еле расслышала совет не переутомляться, согласилась, что да, надо больше отдыхать — и все это время удивлялась про себя такой несуразице. С чего вдруг возникла в голове этакая ерунда — щепочка... в центре. Где он, этот центр?

Марина довела разговор до конца, проводила клиента и разрешила себе паузу. Все, стоп. Кофе.

Ощущение присутствия маленького кусочка дерева внутри не проходило. Даже не ощущение — ничего не болело, не мешало дышать. Это было знание, совершенно нелепое знание о том, что где-то под диафрагмой в ней присутствует деревяшка. Не в желудке или еще в каком органе, не в тканях, а... в центре. Пребывает.

Стоя в офисной кухне, Марина рассматривала эту мысль со всех сторон, удивляясь и слегка раздражаясь. Попробовала размеренно дышать, пять секунд вдох, десять — выдох. Щепка не исчезла, наоборот, стало ясно, что при дыхании она остается неподвижной, и на этой неподвижности внимание сосредотачивается само собой. Марина выругалась про себя — непонятная хрень начинала пугать. До конца рабочего дня отвлечься от присутствия щепки удалось лишь два или три раза, когда работа кипела. Но стоило чуть расслабиться, и перед мысленным взором вставала картина: темное пространство, наполненное гулом крови в венах, близким буханьем сердца, шипением легких, поскрипыванием мышц, и посреди всего этого, параллельно с этим — пустота, в центре которой, словно в невесомости, неподвижно застыл деревянный обломок.

Так человек, очнувшийся после операции с сердцем донора в груди, еще долго не сможет прожить день, не замерев хотя бы раз в осознании, что к ударам этого сердца раньше прислушивался другой человек. Марине же пришло в голову сравнение более интимного свойства — лет десять назад она, еще старшеклассница при суровых родителях, тайком сделала маленькую татуировку на лобке, и первые недели ни на секунду не могла забыть о ее присутствии, чувствовала себя приложением к дурацкой картинке.

С щепочкой было хуже. Знание о ней было иррациональным и не доставляло никакого удовольствия, скорее Марину начало подташнивать от нервозности. Под вечер она стала угрюма, но убедила себя, что галлюцинации подобного рода от недосыпа — не редкость. Успокоиться помогла и Наташка, трещетка и веселушка, совершенно безоблачный человек, если не знать, что она одна вытянула из нищеты и себя, и четверых усыновленных детей погибшего брата. Как непризнанный специалист по стрессам и недосыпам, она заверила Марину, что если пару недель спать часа по два-три, то «глючится всякое».

— Мне вот медведь представлялся, — не понижая голоса вещала Наташка, — словно стоит за окном, я Ваську укачиваю, а он стоит и в окно на меня пялится. Я и не боялась даже, понимала, что глюк. Васька, правда, медведей теперь до визга боится — ну, чего не бывает!

По наташкиному тону выходило, что нет ничего веселее и забавнее, чем, укачивая голодного ребенка, не зная, когда поешь сама, смотреть на медвежью харю в окне четвертого этажа. Это подбадривало. Когда же Наташка, которая была, к слову, непосредственным начальником Марины, велела ей завтра спать до 10 утра и явиться на работу только к обеду, в голове мелькнуло даже что-то похожее на благодарность к убогой деревяшке, засевшей внутри.

Вечер Марина скомкала — торопилась добраться домой, поужинать и отрубиться, чтобы скорее избавиться от назойливой галлюцинации. Ужин не удался — есть не хотелось. Вернее, не получилось понять, голодна ли она — стоило всмотреться в себя, как внутри ощущалось одно — щепка. Сон тоже не шел. Она лежала не спине, и щепка была в центре нее. Свернулась клубком, подтянув колени к груди — щепка по прежнему была в центре. Чем упорней Марина гнала от себя все мысли, тем четче ощущала себя оболочкой, дополнением к деревяшке. Она пробовала напевать себе колыбельные, но сбивалась на первых же строчках. Тишина наваливалась, лишая возможности думать о чем-то ином. Марина дышала все чаще, чувствуя, как в прохладной спальне по ее вискам течет пот. В этот момент соседи снизу врубили музыку. Под бухание басов и чей-то стук по батарее Марина провалилась в сон.

Во сне она без тела, без мыслей и без памяти смотрела на щепку, обрастающую новыми древесными волокнами.

Ровно в девять что-то словно подтолкнуло ее, мгновенно вырвав из сна. Но прежде, чем распахнувшиеся глаза увидели перед собой потолок, перед внутренним взором встала деревяшка, выросшая за ночь во много раз.

«Дощечка», — Марина села в кровати, обхватила колени руками и заныла, как от зубной боли. Дощечка, уже не щепка, темная, плоская, с гладкой пластью и шершавыми кромками — она была внутри, стояла перед глазами, хоть открывай их, хоть закрывай.

Следующий час ушел на поиск психоаналитика, готового принять ее как можно раньше. Удалось договориться на завтрашнее утро. Было страшно выдать перед кем-то свою невесть откуда взявшуюся ненормальность, но происходящее внутри пугало больше. Сидя перед зеркалом в попытках накраситься, она то и дело ловила себя на том, что, забывшись, тупо смотрит в пространство перед собой. Накраситься не получилось.

В офисе Марина просидела до вечера, словно завязанная в узел, наблюдая бесконечное кино, видимое ей одной. Дощечка росла. То с одной, то с другой стороны к боковой кромке вдруг прибавлялось древесное волоконце, становясь с ней единым целым. Где-то на втором плане ходили люди, спрашивали ее о чем-то, она печатала какой-то текст, но оторваться от созерцания не удавалось ни на мгновенье. Временами ей хотелось броситься к людям, к коллегам, к Наташке, и просить, умолять помочь, жаловаться на эту чертову деревяшку, зареветь, в конце концов. И в итоге кто-нибудь обязательно вызовет скорую, это Марина хорошо понимала. Ей сделают укол, поручат коллегам проводить ее домой (если не увезут сразу), а завтра она окажется во внеочередном отпуске, и карьера ее на этом закончится. Как добралась домой, она не запомнила.

Ночью сон так и не пришел. Переодевшись в ночную рубашку, она сидела в кресле и смотрела на дощечку. Страх переходил в отупение. Дощечка росла. Под утро по середине нее, сверху донизу, наметилась трещина, и Марина уже не могла оторваться от ожидания, к чему это приведет.

Звонок из офиса застал ее в том же кресле — она и не заметила, что настал день. Звонили трижды, оставляли записи на автоответчик. Потом звонил психоаналитик, про сеанс у которого она забыла. Марина только раздражалась — звонки отвлекали от наблюдения.

В полдень ей захотелось есть. Чувства голода не было, но она ощутила в себе какой-то познавательный интерес к еде, дошла до кухни и съела первый попавшийся кусок хлеба. Он был заплесневевший — отложила его покормить птиц — но это уже не имело значения. Вечером Марина бродила по квартире, ощупывая руками стены, ей вдруг стало любопытно, как по-разному ощущаются под пальцами поверхности обоев, деревянных косяков и крашеных кухонных стен. Когда дощечка перестала расти, Марина стояла на четвереньках в прихожей, ощупывая пальцами выступающую из-под обоев шляпку гвоздя.

Наклонив голову, она ждала, что будет дальше. Трещина на дощечке к этому моменту расширилась и углубилась, разделив дощечку напополам. На что-то это было похоже. Где-то через час, когда напряженные ноги стало дергать судорогой, над полом прошел сквозняк из открытого на кухне окна. Холодный ветер обдал голую кожу, и от этого же ветра качнулись, беззвучно скрипнув, половинки дощечки. «Дверка», — рассмеялась про себя Марина. Там, за дверкой, что-то было, но время еще не пришло.

Стоять, опираясь на ладони, было неудобно. Марина поставила на пол локти и прикусила пальцы радостно растянутым ртом. В глаза бил свет электрической лампочки, но с веками что-то случилось — они не закрывались, и тогда Марина завела глаза как можно выше, и еще выше. И дальше. Больно было недолго, что-то порвалось, и досадная необходимость видеть что-то кроме дверки пропала сама собой. Лишь правый глаз болтался в глазнице, время от времени опаляя зрачок раздражающим светом. Марина продолжила изучение своей квартиры.

Чтобы не натыкаться головой на предметы, она выбрасывала вперед ногу, ощупывала пространство перед собой и, перебирая локтями, подбиралась к тому, что представляло интерес. Самое интересное — отошедшую штукатурку, залетевшее из окна воробьиное перо, отстриженный ноготь, проржавевшую пружину от прищепки — она глотала. Когда обгрызала деревянную щетку, давясь запутавшимися в ней волосами, с той стороны дверки началось движение. Медленно, очень медленно и беззвучно открылись створки, и сквозь дверку в маринино нутро пробралась рука.

Белесая и гладкая, она растопырила вялые пальцы, словно хотела нащупать что-то. Пальцы перебирали в пустоте, и Марина, выплюнув щетку, двинулась вдоль стены в поисках того, что могло заинтересовать руку.

Обои за шкафом.

Что-то было под ними, что-то важное и привлекательное. Отбросив шкаф к противоположной стене, Марина попыталась достать до нужного места. Вставшая горбом спина отказалась распрямляться, и Марина перебралась коленями и локтями на стену, сев возле пятна, проступающего из-под обоев. Она лизала старую бумагу, пока не добралась до застарелой крови под ней, впитавшейся в штукатурку. Тогда рука, ожидавшая все это время, медленно начала искать выход из ее тела. Подходящей дорогой оказался пищевод — ощутив движение вдоль него, Марина открыла рот, но рука остановилась на полпути и вернулась в дверку, створки прикрылись, оставив широкую щель. Старое засохшее пятно было не интересно.

До утра Марина ползала по стенам. Утренний солнечный свет зудел на коже, она спаслась от него в углу спальни между двумя стенами и потолком, занавесившись волосами. К полудню солнце добралось и туда. Через стену от Марины был ее чулан. За другой стеной — соседняя квартира. Дверка приоткрылась, и белесая рука снова потянулась наружу. Вслед за этим движением Марина прижала ладони к стене, смежной с другой квартирой, и стала царапать ее, отрывая ногти и заливая обои своей кровью, размазывая эту кровь, пока не получилось пятно, сквозь которое она могла пройти. Внутри стена была пористой, губчатой и смутно пахла мышами. Пятно все же оказалось мало, и тазовые кости хрустнули, выворачивая правую ногу коленом назад. Впрочем, отталкиваться ей стало удобнее.

В соседней квартире было тепло. Она побывала во всех комнатах, держась потолка, пока не услышала снизу тихое ворчание. Что-то живое пряталось под кроватью, рыча и поскуливая на Марину, ползущую по стене. Рука, все это время выглядывавшая из дверки, перебирая пальцами, поползла по пищеводу. Ощущая ее интерес, Марина распахнула рот. Кожа и мышцы мешали ему открыться достаточно широко, и она раздвинула его руками, почувствовав языком, что пальцы ее ободраны до костей. Кости были гладкими. Прижимаясь к полу всем животом, выставив вверх локти и колени, она подбиралась к кровати.

Рука вышла изо рта, перекрыв ей глотку. Живое скулило, забившись в пыль. Марину больше занимала рука, чем мелкий зверь, и момент, когда та ухватила животное и потянула внутрь, Марина чуть не пропустила.

Когда голова, покрытая короткой шерстью, уже была внутри, растягивая до треска гортань, живое снова начало скулить и биться, вырываясь, молотя задними лапами маринино лицо, и ей пришлось сжать эти мечущиеся лапы в пригоршню, чтобы протолкнуть глубже.

Проследив, как животное скрылось в дверке, Марина попыталась закрыть рот. Нижняя челюсть лишь слабо дернулась и осталась висеть на подрагивающих лохмотьях мышц.

Из шкафа тянуло теплом и пахло чем-то похожим на мелкое животное. И там было темно. Темнота означала отдых. Было тесно, весь шкаф дробился полками, но на нижней из них Марина уместилась. Узкая щель меж дверцами шкафа была как раз перед глазами.

Когда солнечный свет ушел из всей квартиры, раздались многочисленные звуки. Пришли люди, говорили, шумели, искали что-то. Самый мелкий из них плакал и раз за разом оббегал комнаты, заглядывая в темные углы. В очередной раз подойдя к шкафу, мелкий человек попятился к кровати, неотрывно глядя на Марину. Створки дверки внутри нее шевельнулись, и одновременно качнулись дверцы шкафа. Человек заверещал.

Другие люди открывали шкаф, не замечая Марины, говорили громкими раздраженными голосами.

Ночью она, вывернув голову, следила краем глаза за тем, кто лежал в маленькой кровати. Тот, судорожно дыша, смотрел на нее из-под одеяла. Когда стихли все звуки из соседней комнаты, Марина выбралась из шкафа. На полу лежала широкая полоса лунного света, огибая ее, Марина ползла по стене. Потеряв ее из виду, человек заскулил и сжался в комок. Она сидела над ним, не прикасаясь, ощущая его тепло — рука, все такая же белесая и вялая, медленно плыла наружу.

Марина опустилась на человека. Ноздрей достиг запах мочи, тело под ней вздрогнуло и затряслось сильнее. Сломанными пальцами она перебирала оделяло, отыскивая доступ к горячему тельцу. Рука уже растягивала горло, ждала, и Марина торопилась, но тут мелкий человек захрипел, его выгнуло дугой, и, ударив несколько раз головой в подушку, он затих. Одеяло сползло. Она ощупала оскаленные зубы в пене слюны. Человек еще был теплым, но уже переставал быть таким интересным. Рука, пошевелив в воздухе пальцами, втянулась обратно, замерев в пищеводе. Чтобы дать ей хоть что-то, Марина оторвала от головы человека несколько зубов и кусков кожи, затолкала себе в открытую глотку. Прихватив их пальцами, рука скрылась за дверкой, деревянные створки прикрылись, легко покачиваясь. Их беззвучный скрип завораживал.

Марина забралась под кровать. Она была там на следующее утро, когда взрослые люди кричали дикими голосами, и когда приходили другие люди, и когда спустя несколько дней квартира опустела. Марина сидела неподвижно, глядя на дверку, разглядывая ее деревянные волокна, прислушиваясь к дуновениям невидимого ветра, ощущая руку за ней. Иногда она слизывала с пола вокруг себя пыль. Солнце не доставало до нее.

Через много дней и ночей в квартиру пришли люди. Они двигали мебель, скребли по стенам, смеялись и гремели вещами. Кровать, под которой сидела Марина, они вынесли из комнаты. Занесли другую. Она была шире, мягче, Марина с проснувшимся любопытством прижалась лицом к ламелям и матрасу над ними. Матрас прогнулся, на нем с хохотом катались два тела. Теплые. Интересные.

Скрыть боковое меню

Выбрать тему оформления

Светлая / Темная



Соц. сети

Новые комментарии

Nemoff

Nemoff

А разве ваша жизнь вас не поучает? Что же, на этом основании можно...

Полностью
ChaosMP

ChaosMP

Вполне возможноо, что кто-то возился со старым передатчиком и в конце...

Полностью
proton-87

proton-87

Эх ты, "спиздив". Пиздят - пиздуны, а воры - воруют!...

Полностью
proton-87

proton-87

Это нормально, все так делали....

Полностью
proton-87

proton-87

Автор соврал мягко скажем - налицо "поучающая" история, запрещающая...

Полностью

Популярное

Сайт kriper.ru доступен

30-08-2019, 22:34    1 610    23

Самые криповые посты Реддита

8-09-2019, 21:48    2 557    6

Обновление (от 15.09.2019)

15-09-2019, 23:32    444    6

Пожалуйста, пусть он умрёт

2-09-2019, 21:57    686    5

Метро в Снежинске

29-08-2019, 22:43    904    4

Новое на форуме

{login}

ChaosMP

Обсуждение - У меня нет брата

14-10-2019, 15:37

Читать
{login}

Raskita76

Обсуждение - Упырь

10-10-2019, 01:43

Читать
{login}

Darkiya

Поиск историй

10-10-2019, 00:37

Читать
{login}

proton-87

Обсуждение - Погреб

7-10-2019, 00:09

Читать
{login}

Hellschweiger

Обсуждение - Призрачная электричка

6-10-2019, 14:30

Читать

Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых (в т.ч. шок-контент). Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.