предвестия » KRIPER - Страшные истории
 
x

Смерть

Источник: reddit.com

Автор: AllTheCheesecake

Перевод выполнен специально для kriper.ru.


Мой отец умер от рака после двух недель в коме. В тот день мне исполнилось 16 лет. Это было действительно очень быстро - менее двух месяцев между диагнозом и смертью. Он умер в доме. После его ухода произошло много странного дерьма, но что до сих пор пугает меня, когда я думаю об этом, произошло примерно за 12 часов до того, как он в последний раз лёг спать. Он был в нашей гостиной на диване, пока моя мама готовила на кухне. Никого больше не было дома.
Внезапно он проснулся и очень громким взволнованным голосом крикнул моей маме:

- "Беверли! Не делай этого! НИКОГДА не делай этого снова!"

Она вбежала в комнату, напуганная, и спросила, о чем он. На что он ответил:

- «Не делай этого. Не проходи мимо меня в таком длинном черном парике».

Иногда я думаю, что он видел смерть.

Байки медицинские

Источник: 4stor.ru

Автор: TRIGRAMMA

Как-то приехали на вызов к мужчине.
Повод был "плохо парализованному". При осмотре оказались в наличие пролежни на крестце. А за ним соседка лет 35 всегда ухаживала, но в этот раз на неделю уезжала. Мы показываем ей ясную картину повода, она говорит:
- Вот что значит меня долго не было. Сейчас я все исправлю.
Начинает при нас водить руками над пораженной областью. Мы с доктором ей не мешаем, сидим, пишем карты, внутренне посмеиваясь.
Через минут десять подхожу к больному, абсолютно чистая кожа, никакой гиперемии и отека! Как будто и не было ничего (а поверьте, картина была не из приятных).
Больной перестает жаловаться на боли и благополучно засыпает.
Спрашиваем ее, что она сделала. На что женщина отвечает, что и сама не знает, как у нее это получается, просто в этот момент она очень жалеет больного, так как человек он хороший.

******
Привезли мы однажды жутко буйного мужика, сильно побитого.
Милиция, которая его сопровождала, сняв с него свои наручники, тут же удалилась, а мужик только того и ждал. Всё приёмное, разумеется, тут же разбежалось, и вдруг, со стороны лифтов, идёт какая-то древняя бабулька, видимо чья-то припозднившаяся посетительница.
Мы думали, что бабкина жизнь тут и закончится, а она встала напротив этого чудовища и где-то с минуту молча на него смотрела.
Мужик мгновенно успокоился, сел на корточки у стены и уснул.
А бабушка успокоила, сказав, что теперь он буянить не будет, что его спокойно можно будет полечить и что никому никакого вреда он (во всяком случае сегодня) не нанесёт.
Спрашивала потом у больничных, те подтвердили, что не обманула бабушка, клиент был тих и смирен.

*******
У нас есть одна сотрудница (фельдшер), так какого бы тяжёлого больного она не везла, обязательно живым довезёт.
Причём она откуда-то знает, будет клиент жить или нет. Проверяли, прозванивали, интересовались состоянием госпитализированных; всегда она оказывалась права. Спрашивали её, мол откуда она знает, говорит, что просто знает и всё.
Утверждает, что "голоса" её не беспокоят

******
Одна вполне стабильная пожилая больная попросила написать отказ от вскрытия.
Очень настойчиво. Написала. Через час умерла.
Неоднократно по утрам от больных слышал: "Доктор, я сегодня умру". Увы, они были правы.

******
Мы к деду одному приехали на какой-то бестолковый повод.
Сидит вполне сохранный приличный дед.
Спрашиваем: " Что беспокоит ? "Говорит, что ничего, а потом подумал и говорит:
- А вы знаете, я сейчас умру.
И умер.
Без предагонии, вообще без ничего. Закрыл глаза и всё.
Мы стоим как дураки, от такой дедовой прыти обалдевшие.
Ну потом быстренько в себя пришли и начали по настоящему в реанимацию играть.
Уж больно заела дедова честность. Не спасли. Потом у родни дедовой спросили, чем он при жизни болел. Ответили, что ничем и дедов фортель с внезапной смертью их тоже весьма озадачил. Дед им был нужен, всеми любим и всесторонне обследован в дорогих мед. центрах.

Желтый двойник

История очень короткая и явно не самая жуткая из всего, что было опубликовано на этом сайте, но она совершенно реальная к сожалению, да и такими вещами не принято спекулировать. 

Около трех лет назад мне приснился сон, что мы с моим отцом сидим в моей комнате ночью, из освещения — только свет настольной лампы. Вдруг открывается дверь в комнату родителей, она напротив моей комнаты, через коридор. Если сидеть за столом, как мы с отцом в моем сне, ее как раз видно при повороте головы направо. И выходит оттуда двойник моего отца, весь отчетливо-желтый и худой, очень страшно выглядящий. Проснулся я мгновенно, меня просто подкинуло на кровати, и остаток ночи я не мог уснуть, просто сидел в холодном поту с включенным светом, а утром как-то оно сгладилось, и хоть сон явно оставил неприятный осадок на несколько дней, вскоре я прекратил его вспоминать. 

Два года назад у отца обнаружили онкологию, а полгода назад он умер — метастазы ушли в печень, перед смертью он сильно похудел и пожелтел, и выглядел как тот страшный двойник из моего, возможно, вещего сна.

Перепрыгнуть Зевса

Автор: Мух Паркурочкин

У второго пилота ТУ-154 Ухтомского Петра Сергеевича было на редкость хорошее настроение. Что, собственно, было совсем не удивительно. По итогам истекающего месяца экипажу, в состав которого входил Ухтомский, удалось основательно сэкономить горючку. А, следовательно, весь экипаж ждала весьма вкусная премия. Впрочем, с их командиром, Липатовым Дмитрием Сергеевичем, иного ждать и не приходилось. С его-то авантюризмом! Кое-кто, не будем указывать пальцем, конечно, зудел о чрезмерной опасности, которой Липатов, гоняясь за быстрым рублём, подвергал свой экипаж и пассажиров. Однако дальше зудёжа дело не двигалось. Во-первых, командир всегда действовал в рамках инструкций. А, во-вторых, авантюризм авантюризмом, но расчёт у Липатова всегда был максимально точный. И излишне, несмотря на свою репутацию, он никогда не рисковал.

Кстати, а вот и он. 

— Ну, что, Дима, подтвердили? — спросил Ухтомский у вышедшего из бухгалтерии начальства. Возраста они с командиром были примерно одного, да и дружили давно — так что никакого официоза в их отношениях не наблюдалось.

— А то! — рассмеялся Липатов. — Бум гулять!

— А то! — вернул Ухтомский, и друзья, рассмеявшись пошли в сторону служебной автостоянки, где дожидались своего часа их личные авто.

Они уже выходили из здания аэропорта, когда откуда-то сбоку появился неприметный мужчина неопределённого возраста и, подойдя к лётчикам, негромко поинтересовался:

— Липатов Дмитрий Сергеевич?

— Был с утра, — подтвердил тот.

— Можно вас буквально на пару слов?

Липатов хмыкнул, после чего произнёс:

— Да, у меня, собственно, от моего экипажа секретов нет. Говорите здесь.

— Извините, но это вопрос личного характера. Обещаю, много времени это у Вас не займёт.

Дмитрий уже хотел послать незнакомца подальше: к подобного рода тайнам Мадридского двора он всегда относился более, чем негативно. Но в тот самый момент, когда он уже собирался произнести первое слово, его будто что-то толкнуло изнутри. Появилась какое-то смутное ощущение, что, если он так поступит, то совершит большую ошибку. Непонятное ощущение…

Переглянувшись с Ухтомским, Липатов пожал плечами и, кивнув, отошел со странным мужчиной на несколько метров в сторону. После этого последний тихо произнёс несколько фраз, которых Ухтомский не расслышал. Но вот Липатов на эти слова отреагировал весьма бурно, воскликнув: «Что за бред?!». Незнакомец в ответ лишь пожал плечами и отчётливо сказав: «Я Вас предупредил. Дальше все в Ваших руках» — пошёл прочь.

— Он что, тебе угрожал? — поинтересовался Петр у подошедшего друга, хмуро глядя в спину неспешно удалявшегося мужчины.

— Да, нет, не угрожал…

— А что тогда?

— Да так… Не бери в голову… Бред какой-то! Блин! Психов в последнее время развелось…

Ухтомский лишь пожал на это плечами, и они продолжили путь к своим машинам. А уже вечером Пётр и думать забыл о странном незнакомце и не менее странной реакции командира на сказанные тем слова…

Месяцем позже…

Это был последний рейс перед выходными. Экипаж Липатова нынешним утром посадил свой ТУ-154 на местный аэродром, а теперь им предстоял обратный путь. Пассажиры уже расселись по своим местам, стюардессы проводили стандартный инструктаж, а в кабине заканчивалась подготовка к рулёжке на ВПП…

— Дим, у нас по курсу, похоже, неслабая гроза намечается… — спустя некоторое время после взлёта задумчиво сказал штурман Денис Савицкий, прослушав запрошенную у метеорологов сводку.

— Откуда?! — удивился командир. — Вроде ещё час назад обещали тишь да благодать…

— Ну, эти ребята далеко не всегда хозяева своего слова, — хмыкнул второй пилот.

— Ну, да. С этим не поспоришь… Обойти-то хоть получится?

— Обогнуть с краю — нет, — покачал головой Савицкий. — Там большая бяка — горючки не хватит.

— А если сверху? — спросил Ухтомский.

— А вот сверху… Сверху должны проскочить без проблем: верхний фронт, говорят, не выше десятки…

— Ну, тогда, давай, све… — начал было Липатов, но вдруг осёкся и побледнел. — Отставить! Возвращаемся.

Все изумлённо уставились на командира. Такой команды в столь, казалось бы, тривиальной ситуации от него по их твёрдому убеждению можно было ожидать в самую последнюю очередь.

— Дим, — осторожно начал Ухтомский. — Пассажиры будут не в восторге. Да и мы без премии останемся…

— Да, клал я на мнение пассажиров и на эту премию! — рявкнул непонятно почему и на что разозлившийся Липатов. — Возвращаемся, я сказал! Запрашивай разрешение на посадку!

Ухтомский лишь пожал плечами и начал вызывать диспетчера аэропорта, с которым не далее, как десяток минут назад, попрощался. Поведение командира было, мягко говоря, непонятным. Тем не менее, при всей лёгкости общения Липатов был не тем человеком, приказы которого можно было обсуждать и уж тем более игнорировать. Впрочем, кое-какая догадка о причинах столь необычной реакции друга у него начала появляться…

Спустя сорок минут самолёт произвёл посадку в том же аэропорту, откуда часом ранее взлетел. Липатов уже завершал рулёжку к стоянке, когда в кабину заглянула старший бортпроводник Самсонова Лидия.

— Бунтуют? — поинтересовался у неё Ухтомский.

— Скорее, волнуются. Хотя, — хмыкнула Лидия. — Некоторые сетуют на… м-м-м… будем дипломатичны: излишнюю осторожность командира.

— Язва, — пробормотал Липатов, который в данный момент чувствовал себя явно не в своей тарелке. Лёгкий адреналиновый шок, который он испытал, услышав пресловутую сводку, уже давно прошёл. И теперь Дмитрий внутренне корил себя за несдержанность и паникёрство. Впрочем, если быть уж совсем откровенным, то не только себя: психов, блин, развелось, да и психические расстройства, как оказалось, — вещь заразная!

— Пассажиров выпускаем? — спросила Самсонова.

Липатов уже хотел было ответить утвердительно, когда внезапно всех, кто находился в этот самый момент в самолёте — от командира до самого маленького пассажира — от макушки до пяток продрал поистине потусторонний холод. И шок, который испытали в этот момент люди, было крайне сложно описать словами. Ибо у всех, без исключения, возникло иррациональное понимание: в этот самый момент они должны были погибнуть. Все, кто находился в самолёте. Одновременно. И погибли, если бы командир воздушного судна внезапно не принял столь непонятное на тот момент решение о возвращении.

— Как… как ты узнал?! — прохрипела через некоторое время вцепившаяся в кресло бортмеханика Самсонова, глядя на Липатова седыми от пережитого ужаса глазами.

— Мне… мне сказали… об этом, — тихо произнёс тот.

— Мужик. Месяц назад. В Питере. — не спрашивая, а утверждая, сказал Ухтомский, на что Липатов лишь молча кивнул. — И что он сказал?

Дмитрий выпустил воздух сквозь сжатые зубы и тихо, но внятно произнёс:

— Он сказал, что салочки с богами ещё не удавались ни одному смертному. И… И что мне не удастся перепрыгнуть Зевса...

Сомнамбула

Я вам расскажу не про сонный паралич, а про явление, обратное ему — про сомнамбулизм.

Детский энурез обычно сопровождается сновидением следующего рода — ребенку снится, что он находится в туалете и начинает справлять естественные потребности, при этом на самом деле он тоже справляет естественные потребности, только в кровати. Так вот, у меня все было наоборот: когда ночью я хотел в туалет, я вставал и шел в туалет и, не включая свет, справлял малую нужду. Все вроде бы нормально, за исключением того, что в это время я спал. То есть мне снился совершенно не относящийся к делу сон и я абсолютно не осознавал, что делаю в реальной жизни. Тоже вроде бы ничего особого, в мире не так уж мало сомнамбул. Но дальше — больше: в одну прекрасную ночь я заговорил во сне с родителями. Причем, по их словам, очень грязно ругался. Это продолжалось довольно долго — я ходил, говорил (иногда по-русски, иногда нет), иногда голос был совсем не похож на мой. Иногда я говорил вещи, связанные с недалеким будущим, но, как всегда бывает в таких случаях, «пророчества» были настолько туманны, что их смысл становился понятен только после их осуществления (проще предположить, что разыгравшееся воображение просто позволяло легко подогнать невнятные фразы под произошедшее). Потом я стал во сне ходить по дому и находить вещи, которые мы считали потерянными, а также родительские «нычки», где они прятали ту часть налички, которую хранили дома, и о которых мне знать ну совсем не полагалось. Просто вытаскивал эти вещи и клал их на видное место. В общем-то, мои родители относились к этому с юмором, пока однажды я не «нашел» таким образом топор (топор у нас дома, потому что родители, а впоследствии и я, ходили в дальние походы) и недвусмысленно им этим топором угрожал. Меня чуть в дурку не отправили после этого.

В общем, я был весьма докучливым сомнамбулой.

Ах да, сон. Я уже говорил, что во время этого всего я сам спал и видел сон — каждый раз один и тот же. Я шел по пустынной улице пасмурным днем в магазин, мне нужно было купить хлеб. Каждый раз я совершенно точно знал, что произойдет дальше, но мне нужно было туда, и я не мог повернуть назад. Потом меня окружали бродячие собаки. Ну, то есть, наверное, бродячие собаки — я не мог их видеть, только слышал их вой, раздающийся отовсюду. Идти становилось сложно, мой путь преграждали натянутые веревки, каждая следующая выше предыдущей. Я должен был обязательно перелезть через них, подлезать под ними было нельзя. Собаки выли все ближе и ближе, я испытывал ужас и делал то, что большая часть нормальных детей делают в такой ситуации — я звал маму. Мне на плечо опускалась рука, я каждый раз радовался — вот она, мама! Но когда я смотрел вверх, я каждый раз видел Её. Это была длинноволосая брюнетка в черном, и глаза у нее тоже были черными. Не просто черными, как обычные глаза — они все, даже белки, были черными. Я смотрел в ее глаза и слышал в своей голове голос: «Я твоя мама». После этого я был совершенно парализован и безотрывно смотрел в эти глаза — хотел вывернуться, убежать, хотя бы просто отвести глаза, но не мог даже моргнуть. Да и бежать было некуда: мира больше не существовало — только она, смотрящая мне в глаза. Все оставшееся время до пробуждения я был парализован и смотрел в эти глаза. Впрочем, проснуться сам я тоже не мог, только если случайный звук или толчок разбудят меня.

Я мог спать и по 16 часов в сутки, кстати. Это началось где-то лет в шесть (причем в шесть лет я еще ни разу не ходил в магазин один, но сон уже был). Сначала это было каждую ночь, и я каждую ночь ходил во сне. Потом стало все реже и реже, пока наконец, около пяти лет назад, я не увидел Её в последний раз. Но каждый раз, когда я видел этот сон, я ходил во сне. И я за всю жизнь не видел ни одного другого сна — по крайней мере, я не помню о них. Я хотел бы увидеть какой-нибудь сон, пусть даже тот же самый, потому что совсем не видеть снов — это довольно тоскливо.

Ночной курильщик

Источник: www.proza.ru

Автор: Королькевич

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

В детстве я вообще ничего не боялся, даже пауков. А слово фобия узнал после двадцати лет. Советские люди вообще ничего нерационального не боялись, а я начинал как будущий строитель коммунизма, так что никаких страхов, тревог (ну, кроме как где достать денег, чтоб купить баночку почти целых хобчиков у метро, или: а даст ли тетка в магазине 24 часа портвейн Алушта в долг?) у меня не было.

Но с возрастом я все-таки получил свою порцию тревожного говна. В общем, как на духу, признаюсь: я, ребята, панически боюсь пожаров.

Нет, я эти пожары только издалека и по НТВ видел, так что сказать, что страх логичен, никак не выйдет. Но я, зараза такая, впадаю в панику, едва учую запах горелого. Будь то мусорник у метро, куда какая-то дрянь бросила горящий бычок, костры, которые разводят на Финском заливе маниакальные шашлыколюбы. Ну и листья жгут, листья жгут... У Че Бояры в песне это прощальный салют, а у меня полный и законченный писец.

Взрослый, здоровый амбал, а как унюхаю дым, начинается зверский расколбас.

Вышло так, что из нормальной хаты в Купчино, где все было устроено на электричестве, я переехал на съемную квартиру на Трамвайный проспект. Если кто знает, это панельная хрущевка, газовая колонка греет воду, газовая плита — еду. Огонь просто кругом. Но у меня выбора не было, ценник за хату был мизерный. В общем, я скрепил свое сердце, поджал яйца и переехал.

Колонка эта адская. Если кто не знает, кошмарный агрегат, внутри которого при включении воды бухает, громыхает. Кажется, вот сейчас все и рванет.

Понятно, что в первую же ночь мне приснился кошмар. Типа я просыпаюсь, а в комнате темно, хоть глаз выколи, а прямо напротив меня огонек сигареты подрагивает. И ощущение такое, словно кто-то меня рассматривает. Но самое жуткое, что дымом пахнет. И не табачным, а самым обычным дымом, как будто тряпки горят. Я матерясь вскакиваю, чуть в штаны не наложив, а тот, который курит в темноте, вдруг хобец свой прямо на мою кровать кидает, и все как по команде вспыхивает: занавески горят, ковер дебильный, мои трусы уже занялись...

В общем, я проснулся понятно какой. Руки трясутся, весь потом провонял. Ну вы знаете, пот от страха так пахнет, что блевать охота.

Я в душ, а тут как эта колонка бухнет... Короче чуть в ванной сознание не потерял. А когда более или менее очухался и помылся холодной водой, вроде отпустило. Но буквально на пару минут.

Как я вышел из ванной, так сразу и почуял, как горелым завоняло. Все облазил, все проверил. Нигде ничего. Да и газ, если вдруг утечка, пахнет совсем по-другому... В общем, я понял, что это глюк.

Ну, я же нормальный мужик, у меня вроде никаких таких с башкой проблем не было. Но Светка, моя бывшая, что-то забеспокоилась, потащила меня проверяться. Ничего не нашли. Хотя только что не вскрывали мне черепушку.

Я только начал успокаиваться, как опять кошмар и опять этот мудак невидимый со своей сигаретой, только теперь он еще и радио включил. Короче, запах паленого, статические шумы, огонек сигареты — я, честно говоря, обосрался. Не в прямом, конечно, смысле. Но почти.

После этого сна запах горелого в хате меня больше не оставлял. Я вообще только спать домой приходил, но все равно нервы были ни к черту. В какой-то момент я осознал, что этот чертов газ однажды рванет, и я сгорю вместе с квартирой.

Я позвонил хозяйке, сказал, так и так, переезжаю, срочная надобность. По быстрому нашел себе хату на Гражданке на 200 долларов дороже, но с ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ, мать ее, плитой и нормальным водоснабжением.

В общем, бобер выдохнул. И тут где-то через месяц мне звонит бывшая хозяйка и спрашивает: 

— Виталь, а ты случайно ничего такого в квартире не замечал?

Ну, я замялся, конечно, но не рассказывать же ей про мои глюки? В общем, я сказал, что ничего такого не замечал. А что, мол. А она мне и выдает: а квартира–то сгорела. И девочка, которая снимала ее, умерла.

Меня конечно прибило конкретно. Думаю. Ё-мое, битва экстрасенсов! Я ж знал, что эта сучья газовая колонка рванет!!!

А тетка тут и говорит вдруг: 

— Я почему спрашиваю, менты с электриками говорят, что дело было в проводке. Мы поменяли ее, но вроде как одну из розеток коротнуло, ну и пошло-поехало.

Тут я так и сел.

— Так, — говорю. — Что, не в колонке дело было?

Она мне: 

— Нет, ты что, колонки редко взрываются, а у нас современная стояла, с предохранителями от утечки.

И все такое. В общем повесил я трубку, сел и обтекаю, значит.

Тут вдруг слышу звук странный. Как будто стрекотание где-то в стене. Прислушался — стрекочет, железно, неприятно так, хоть и тихо...

Я к чему: мне теперь вообще не понятно что делать, потому что стрёкот этот не прекращается, а вчера я проснулся от того, что воняет горелым...

Если не свихнусь к субботе, буду искать новое жилье. Только вот как найти такое, где ни газа, ни электричества нет? И еще... Мудак тот из темноты опять курит, курит и следит за мной.

Будущее

Вы когда-нибудь задумывались о своём будущем? Что будете делать завтра или через месяц? Вчерашний день — он никому не нужен, это уже было и осталось в прошлом, но завтра… В общем, завтрашний день — это совершенно другое.

К чему такое предисловие. Недавно я начал видеть отрывками будущее. Некие моменты, которые не привязаны к определённому времени. То есть, если я что-то вижу, то это необязательно сбудется прямо сейчас или завтра, или даже через месяц. Но оно сбывается. Всегда.

Недавно мне приснился друг, который уже давно отошёл в мир иной, и он кричал и плакал. Кричал, что будущего нет, есть лишь замкнутый круг, и мы все в нём вертимся. Не было никакого вчера и нет никакого завтра. Он плакал и спрашивал, вижу ли я это? Вижу ли я, что будущего нет? Что скоро мы снова заснём и проснёмся, забыв, что этот день уже был? Говорил, что эти небольшие отрывки будущего, которые приходят ко мне в неопределённый момент — это просто воспоминания, которые случайно не были стёрты...

Я уже не знаю, что думать — меня постоянно преследует ощущение, будто кто-то следит за мной, кто-то смотрит. Нет, не из темноты, как в страшных сказках, а просто... откуда-то.

Ладно, завязываю с этой графоманией и хочу рассказать о событии, произошедшем со мной вчера.

Мне было паршиво на душе, и я вышел подышать свежим воздухом на улицу. Погода стояла мерзкая, несмотря на то, что на дворе лето. На улице ко мне внезапно подбежал какой-то бородатый пожилой мужчина с седыми длинными волосами и схватил меня за руку. У него были почти прозрачные зрачки, видно было, что он слепой, но бежал он ко мне так, будто отчётливо видел меня издалека. Он схватил меня за руку и сказал: «Ты тоже видишь, что будущего нет?». Он повторял «нет» вновь и вновь, а потом заплакал, и сквозь слёзы начал говорить: «Как же так, как же так…»

Люди шли по улице и с отвращением смотрели на плачущего пожилого мужчину, сжимающего мою руку. Наконец, он отпустил меня и сказал: «Не нужно им говорить, не надо, пусть они сами увидят». И ушёл. Из-за необычности ситуации я застыл на месте, а когда опомнился, он уже был далеко, а люди всё ещё смотрели на меня с опаской. Но ничего — завтра они забудут о нём и обо мне. Все забудут, кроме меня. И я завидую им, потому что я видел…

Собачьи истории

Автор: Евгеника

Я работаю кинологом в МЧС и хочу рассказать вам несколько историй про своих подопечных. Мистики в них нет, но поведение собак заставляет задуматься о том, что они видят и чувствуют гораздо больше, чем мы с вами.

Со своей собакой я обычно гуляю по одному маршруту — вдоль дороги до пустыря. Дело было зимой, мы шли по тротуару, и вдруг мой пес шарахнулся от припаркованной машины. Обычный «фольксваген», рядом стояли другие машины, но испугался он именно этой. Ни командами, ни уговорами я не могла заставить его идти дальше, пришлось обходить по проезжей части. Такая ситуация повторялась постоянно: как только он видел эту машину, то впадал в ступор. Хочу заметить, что собака идеально выдрессирована и не боится ни высоты, ни выстрелов, ни огня, про машины я вообще молчу, а тут такой казус.

Однажды, просматривая сводки происшествий, я увидела знакомые марку и номер. И что вы думаете — наезд на троих пешеходов, двое погибли, один в коме. Получается, моя собака заранее почувствовала угрозу от этого автомобиля.

Ещё один случай. Однажды поздно вечером я стояла возле дома, разговаривала с соседом, а моя дочь пошла провожать подругу на остановку. Я хотела пойти с ними, но дочь сказала, что по пути их встретят друзья, они же проводят её до дома. Только они вышли со двора, как собака резко вырывает у меня поводок из рук и убегает, абсолютно не реагируя на мои команды. Я была в шоке, ведь он даже будучи щенком себе такого не позволял — если я его отпускала без поводка, то он отходил от меня максимум на пару метров, а тут такое... Мы с соседом побежали его искать, чтобы он не напугал прохожих. По пути мы встретили дочку, которая вела его. Она рассказала, что он догнал их, начал прыгать, рычать, сбил подругу с ног и вообще всякими способами заставил их вернуться. Что он почувствовал, непонятно — но, скорее всего, могло что-то случиться, ведь неспроста он себя так повёл. Похожий случай был с другой моей собакой, когда он не пускал меня в воду на пляже — там дошло до того, что он меня укусил, только чтобы я не пошла плавать.

Был ещё случай с собакой моего бывшего мужа. Случилось несчастье — он умер от инсульта, пролежал дома три дня, пока его не хватились. Все это время собака сидела с ним и вела себя абсолютно спокойно, не лаяла, не выла. Я потом разговаривала с соседями — они ничего не слышали. А ведь если бы она подняла шум, его нашли бы гораздо раньше. Такое впечатление, что она чувствовала, что душа хозяина рядом.

Может быть, стоит прислушиваться к братьям нашим меньшим — возможно, это убережет нас от беды.

Записка гадалки

Четыре девушки пошли к гадалке погадать на будущее. Трём девушкам она погадала, а четвёртой не стала гадать, а дала ей завёрнутую записку и велела ей почитать, когда придёт домой. По дороге домой эту девушку сбила машина насмерть.

В записке, которую дала ей гадалка, было написано: «Я мёртвым не гадаю».

«Посланник»

Историю рассказала мне мать, а ей — её тётка. Её зовут Елена, при советской власти работала продавщицей в универмаге, и был у неё муж, КМС по лыжам, который сначала был хорошим спортсменом и в сборную области входил, но годам к сорока стал алкоголиком. У них было четыре ребёнка, три из которых и сейчас живы. История касается этого самого мужа-лыжника, точнее, его смерти. Он умер от рака горла, сгорел за пару лет, говорят, очень мучился. После его смерти Елена чуть сама не спилась с четырьмя детьми на шее, но родственники помогли, не дали скатиться. В общем, суть в чём — Елена рассказывала родне, что дважды видела одного и того же человека до смерти мужа, причём в первый раз за пару лет, когда болезнь у мужа ещё даже не нашли, а во второй раз — за месяц до его смерти. Но она сомневалась, что это был действительно человек.

В первый раз Елена увидела его во дворе. Она как раз выходила по делам, а этот мужчина стоял у подъезда и стал обращаться к ней. Говорил он очень непонятно, только отдельные слова различались, причём женщина позже поняла, что это не было похоже на неразборчивый лепет пьяного человека — те слова, которые слышались, различались очень чётко, а остальные как будто вылетали из памяти. В общем, она услышала, как человек назвал имя её мужа, и рассердилась — решила, что это очередной собутыльник пришёл за мужем, чтобы вытащить его на пьянку. Она ответила довольно грубо, что мужа сейчас нет дома. Тот что-то сказал ещё, тётка запомнила два слова — «совсем пришёл». Она не поняла, что это значит, и прошла мимо «пьяницы». Сделала пару шагов, остановилась и повернулась к нему — а его уже нет, хотя за это время он не мог никуда деться, даже если бегал бы со скоростью олимпийского чемпиона. Тут у Елены забегали мурашки по коже. Что интересно, она потом не могла сказать ничего определённого ни про лицо, ни про одежду собеседника — мужик в годах в обычной тёмной одежде, но конкретные детали вылетели у неё из головы (хотя мать мне сказала, что, возможно, это объясняется тем, что у тётки зрение уже тогда было минус три, а очки она не носила).

Вскоре после этого стало понятно, что муж сильно болен, и со временем он слег совсем. Второй раз Елена видела того же мужика у школы, откуда забирала младшую дочь, которая в то время училась в начальных классах. Он там стоял возле ворот. На этот раз она его сразу узнала. Был день, вокруг люди, дети, так что убегать было бы как-то странно, так что она подошла к воротам, глядя на него. Тот опять стал что-то говорить, и вновь его слова будто входили в одно ухо и тут же вылетали из другого. Тётка помнила, что речь опять шла о его муже, о том, что он скоро умрёт. Очень ярко запомнились обрывки фраз — «ты не бойся» и «послали ей». Тётка совсем уж перепугалась, быстро прошла мимо странного мужчины и направилась к зданию школы, даже не оглядывалась, так что осталось неизвестным, испарился на этот раз этот её собеседник или нет.

Собственно, скоро муж действительно умер, а что значило выражение «послали ей», позже размышляли всей семьей, но ни к какому выводу не пришли. Отец моей матери, например, вообще считал, что женщина либо всё выдумала, либо двух разных людей приняла за одного «посланника» из-за своей подслеповатости и внушаемости.

1 2 3 4 5 6
Скрыть боковое меню

Выбрать тему оформления

Светлая / Темная



Соц. сети

Новые комментарии

Hikki

Hikki

Нормально,хорошая история...

Полностью
Hikki

Hikki

Обычная история,хотелось бы каких то имоций))) Или красок в написании...

Полностью
Hikki

Hikki

Не особо страшно,но интересно ...

Полностью
Hikki

Hikki

Я бы прочитала что то похожее...

Полностью
Mayhem

Mayhem

Классная история. Прочитал на одном дыхании...

Полностью

Популярное

Сайт kriper.ru доступен

30-08-2019, 22:34    1 630    23

Самые криповые посты Реддита

8-09-2019, 21:48    2 588    6

Обновление (от 15.09.2019)

15-09-2019, 23:32    453    6

Пожалуйста, пусть он умрёт

2-09-2019, 21:57    710    5

Метро в Снежинске

29-08-2019, 22:43    948    4

Новое на форуме

{login}

Hikki

Обсуждение - Случай в пути

Сегодня, 17:48

Читать
{login}

Кальянъ

Всем Привет)

Сегодня, 16:02

Читать
{login}

Серебрик

Обсуждение - На холме

Сегодня, 01:38

Читать
{login}

ChaosMP

Обсуждение - У меня нет брата

14-10-2019, 15:37

Читать
{login}

Raskita76

Обсуждение - Упырь

10-10-2019, 01:43

Читать

Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых (в т.ч. шок-контент). Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.