на улице » KRIPER - Страшные истории
 
x

Людей как будто подменили

Источник: 4stor.ru

Автор: Илья Белов

Недавно сын спросил меня:
– Пап, а на рыбалке ночью страшно?
– Нет, не страшно. А почему ты спрашиваешь? – удивился я.
– Ну, там же темнота кругом, – поёжился семилетний человек, – мало ли кто может спрятаться.
– Там никто не прячется, – успокоил я ребёнка. – А если даже кто-то и есть, его отпугнёт огонь, рыбаки всегда жгут на берегу костёр.

Сказал, а сам задумался: действительно, сколько же у меня было страшных случаев на рыбалке? Начал напрягать память, и понял, что по-настоящему жутких совсем мало. Разве что, вот однажды наша моторка в тумане столкнулась с подводным валуном. Моего приятеля Андрея от удара о камень выбросило за борт. Я своими глазами видел, как 120-килограммовый мужик взлетает в воздух метра на три, а потом улетает в белёсую мглу. Тогда мы действительно перепугались, но всё обошлось.

Что ещё? Крючки, всаженные горе-рыбаками в самих себя, щуку, прокусившую палец, утонувшие рюкзаки можно даже не считать, это скорее смешно, чем страшно.

А вот самый жуткий случай на рыбалке произошёл со мной не ночью и даже не в сумерках, а в ясный солнечный полдень.

В то лето мы отправились на рыбалку на северные озёра с двумя институтскими товарищами. Один из них, как на грех, прихватил с собой ещё одного человека со своей кафедры – к нашему глухому неудовольствию.

– Парни, я всё понимаю, но иначе не могу! – умолял нас Игорь. – Я диссертацию защищаю, а Леонидыч – мой научный руководитель, без него мне край.

Вообще-то и Эдуарда Леонидовича можно было стерпеть, неплохой и даже, можно сказать, компанейский мужик, но при этом абсолютно тепличный интеллигент. В поезде травил анекдоты, мы дежурно посмеивались. С третьим товарищем, Мишей, мы искренне сочувствовали Игорьку.

– А что здесь водится? – деловито осведомился Леонидыч у местных, когда мы прибыли в северную деревню.
– Так много чего, – отвечали деревенские. – Щука, налим, сом, на глубине – сиг. Ну и как обычно, ряпушка, сорога.
– Сорога! Чудесно, чудесно! – воскликнул Леонидыч и обернулся к нам. – А знаете, коллеги, что у нас эта рыба называется плотва? «Плотва» – финно-угорское слово, о чём явно говорит суффикс «-ва», то есть «вода» в финских наречиях. Плотва вытеснила со временем исконно славянское название «сорога» практически повсеместно. А на севере этот архаизм сохранился, возможно, из-за мощной колонизации здешних земель Великим Новгородом.

Местные смотрели на чудного научного руководителя из Москвы как на инопланетянина. А мне, если честно, захотелось треснуть Леонидыча веслом по голове.

Впрочем, с Егорычем, нашим северным хозяином, Эдуард Леонидович, как ни странно, нашёл общий язык. Наша лодка стояла около устья небольшого ручья, впадавшего в озеро, здесь часто вечерами ловилась щука.

– Так, ставь лодку у тресты (заросли осоки), – вполголоса распорядился Егорыч и начал возиться с сетками. – Спиннинги ваши тут ни к чему, сначала попробуем взять на курму.

С этими словами старый рыбак вытащил тубусообразную сетку с ловушкой.

– А погодка хороша! – восхищался научный руководитель. – Прямо как у Клюева, помните? «Когда на розовых поречьях плывёт звезда вдоль рыбьих троп…»

Егорыч недоверчиво оглянулся на научное светило из Москвы.

– Всё-таки чудной ты человек, Леонидыч, дай бог тебе здоровья, – улыбнулся старый рыбак, – но кое-что тетенькаешь. Всё верно, рыба в озере просто так не ходит, у неё свои исхоженные тропы, по дну ориентируется. А говорят, некоторые и по звёздам. Научиться бы тебе ещё сетки расправлять, цены бы не было.

Ещё с полчаса мы наблюдали, как Егорыч объяснял доктору исторических наук, как правильно ставить курму на закате, и важно кивали. Но на следующий день произошло нечто из ряда вон выходящее.

Егорыч на моторке отвёз нас через дальнюю протоку на другой конец озера, самый дикий и лесной, весь в мелких островках, густо поросших маленькими берёзками. Свет от белёсых стволов отражался на воде, играл солнечными бликами, усиливая странное чувство, будто мы оказались в некоем волшебном, нереальном мире. Глядя на всю эту благодать, даже рыбачить не особо-то и хотелось. А хотелось просто причалить к какому-нибудь светлому острову, искупаться, потом развести костёр.

Стоял полдень, солнце уже припекало. Звенели тонкие голоса неведомых северных пичужек, по водной глади скользила лёгкая рябь.

– Рыба от солнца в тень уходит, в заливы, – пояснил Егорыч, – там и будем ловить.

Мы стояли в самом центре большого залива недалеко от совсем маленького островка. При взгляде на него я вспомнил огромного мужика с карикатуры XIX века, стоящего на одной ноге на крохотном земельном наделе, со всех сторон окружённом господской землёй. Примерно таким и был соседний островок, на нём с большим трудом поместились бы человека три. И как раз в этот момент в окружающей нас красоте что-то резко изменилось.

Сначала показалось, что ветер изменил направление, но потом я понял: наступил полный штиль, вся рябь неожиданно исчезла. Это казалось делом самым обычным, если бы не одно странное обстоятельство, сразу же бросившееся в глаза: рябь не просто прекратилась, пропало даже самое лёгкое волнение воды – поверхность озера стала неестественно гладкой, словно в стакане. Но не это пугало больше всего.

Почему-то разом перестали петь птицы, ещё минуту назад буквально заливавшиеся. И хотя только что сияло солнце, нам показалось, солнечный блеск слегка померк, словно кто-то его притушил, набросил облачную пелену.

– Какая странная, волшебная тишина… – начал было витийствовать Эдуард Леонидович, но Егорыч прислонил палец к губам. Рыбак ещё несколько секунд вслушивался в окружающее безмолвие, а потом вдруг резко скомандовал:
– Ложись на дно лодки!

Мы попадали в широкую моторку, только Леонидыч продолжал оглядываться вокруг.

– А в чём, собственно, дело? – изумился он, видя, как мы уткнулись в алюминиевое влажное дно, но тут Егорыч схватил его за шкирку огромной пятернёй и, как котёнка, швырнул к нам за компанию.
– Тихо, потом всё объясню. Быстро уткнулись мордами в дно!

Мы испуганно последовали приказу нашего сурового куратора, и только доктор исторических наук обиженно сопел. Егорыч улёгся рядом.

Тем временем в окружающем мире ничего не происходило. Стояла жуткая, просто гробовая тишина. И тут послышался лёгкий шелест, будто ветер пролетел над кронами деревьев, а затем мы уловили едва слышимое гудение, как вблизи линий электропередачи, но чуть тоньше. Затем оно резко усилилось, а потом всё разом закончилось.

Ещё через несколько мгновений мы услышали плеск воды, затем раздался птичий щебет. Природу словно снова включили.

– Виктор Егорович, что это было? – затрясли мы нашего Дерсу Узала. – Что за штиль? А гудение? Почему мы прятались?

– Не знаю, ребятки, не знаю, – забормотал Егорыч. – Одно могу сказать: если, не приведи бог, услышишь такое, сразу падай вниз, как при ядерном взрыве, в какую-нибудь щель, чтобы стороной прошло, иначе жди беды. Так старики учили.
– Наверное, миграция каких-нибудь насекомых? – предположил Леонидыч. – Думаю, только так можно объяснить гудение. Правильно – и всё живое замерло, спасаясь от роя пчёл, оводов или шершней…
– Ага, – хмыкнул я. – И шершни заставили повиноваться воды озера.
– Да, что-то здесь не сходится, – согласился Миша.
– Не ломайте голову, ребятки, – вздохнул Егорыч, – всё равно вам никто не объяснит. Сколько мы тут живём, сами почти ничего не понимаем. Кто-то это «лихом» зовёт, кто-то «чёртовой стаей». Одно только известно: появляется оно редко, раз в десять-пятнадцать лет. У нас старики говорили, раньше после такого в лес можно было без ружья идти – много павшего зверья находили: куниц, белок, зайцев. Птиц ужас сколько на лесных дорогах валялось.
– А люди? – спросил Игорь. – Люди выживали, если с этим «роем» встречались?
– Выживали, но когда возвращались домой, как не свои были, будто их подменили. Вразнос шли, спивались, из семей уходили, обязательно беда случалась. Лет сорок назад эта штука городских застала, так вот за полвека на нашем озере первый случай был, когда здесь люди утонули. Достали их со дна, а они с перерезанными горлами. Экспертиза определила – сами друг дружку порезали, хотя все трезвые. Люди были степенные, вроде Леонидыча.
– А что, если мордой вниз упасть, лихо тебя не заметит?
– Вроде как не заметит, – почесал Егорыч затылок. – Я знал только одного человека, который встретил его лицом к лицу и остался жив, здоров и в ясном рассудке.
– И кто же это был? Кто-нибудь из ваших, из местных?
– Да, одна женщина из нашего района, баба Нюра. Сейчас её уже нет, лет двадцать как померла. А дело было во время войны.

Пришло Нюре в сорок втором году извещение: мол, так и так, в результате кровопролитных боёв ваш муж Иван пропал без вести. Любила она его сильно. Однополчане супруга, возвращавшиеся в деревню, говорили, что при тех боях попасть в плен было невозможно, если пишут – пропал, значит амба, снарядом или бомбой разметало по сторонам, не найти концов, дело проверенное.

После тех разговоров у Нюры словно землю из-под ног выбили. Хотела она только одного: хотя бы примерно узнать, где лежит её муж. А может быть, похоронили его останки, пусть и в безымянной могиле?

Кто-то из старух надоумил Нюру пойти помолиться о муже в часовню заброшенного монастырского скита в лесу. Добираться туда надо было долго, но других храмов в округе тогда не было. Нюра собралась и побрела сквозь лес с выплаканными глазами.

Почти пришла, вот уже и деревянная часовенка показалась на опушке, и вдруг всё стихло. Как и все местные, Нюра знала, что это такое, но так ей всё обрыдло, что не испугалась, на землю не кинулась, под корягу не забилась. Даже глаза не закрыла.

«Иду вперёд, – рассказывала она, когда уже была совсем старенькой, – и страшно, и не страшно. Непонятное чувство. Да я сквозь слёзы и так мало что замечаю. Вдруг вижу: свет передо мной будто совсем померк. Слёзы не дают разглядеть, что да как, но это нечто – огромное, высотой с вековую ель и почему-то, показалось, будто с зашитым ртом. Стою в полной тишине и говорю ему: «Мне и так жизнь не в радость, а тебя я не боюсь!»

Потом это нечто начало рассасываться, свет стал возвращаться. И тут в голове у Нюры словно кто-то набил строчки, как на пишущей машинке: «Ничего плохого с тобой не будет. Никому не верь, твой муж жив, но вернётся к тебе только через двенадцать лет. Жить вместе будете недолго».

Нюра не заметила, как вернулась домой, но слова те хорошо запомнила. Уж как её, ещё молодую женщину, не уговаривали забыть своего Ивана! Находились и женихи, но никого она не слушала. Ждала.

Однажды в их село приехала машина с инвалидом в кузове, это был её Иван. Без ноги, весь больной от старых ран, но живой. Неизвестно, что его мотало по белому свету, где так долго пропадал, но произошло это ровно через двенадцать лет после той истории.

Нюра с Иваном прожили лет пять или шесть, инвалид войны умер от тяжких ранений. Но Нюра говорила, что даже такая жизнь была для неё счастьем.

Сама она прожила без двух лет век, ушла тихо и спокойно, в полном сознании. Ходила в церковь, когда та открылась. Ещё она как-то чудно называла ту силу, что повстречала в лесу: то ли «цари царствующих», то ли «князья князей».
Добрая была старушка, упокой Господь её душу.

Качели

Источник: scarystory

Я шёл домой с института. Возле института были старые качели. На них качалась девочка лет пяти. Я очень удивился — зима, шесть часов вечера. Темно всё-таки. Я подошел к ней и спросил где её мама. Она подняла голову и я увидел её пустые глаза. Нет, с глазами все было в порядке, но в них не было никаких эмоций. Я отошел от неё. Она раскачалась и тут случилось нечто. Она случайно выскользнула из качелей и упала в нескольких метрах от меня. Она вся истекала кровью, а я стоял и смотрел на неё. Мой разум помутнел и я упал. Очнувшись, я не увидел ни девочки, ни каких-либо следов её присутствия. Я поискал в интернете что-либо по этому поводу. Десять лет назад там умерла пятилетняя девочка. Она случайно выпала из качелей и свернула себе шею.

У клуба

Теплая южная ночь. Дискотека в самом разгаре. Выхожу из клуба покурить и немного проветриться. Около входа какая-то безумная парочка бурно выясняет отношения. Чуть поодаль кучка подростков о чем-то переговариваются, нервничают — видать, не пустили. Возле стены — симпатичная девушка в коротком платьице. Познакомиться? Да нет, не стоит. На часы смотрит — похоже, ждет кого-то.

Присаживаюсь на ступеньки, прикуриваю, рассматриваю новую зажигалку. Поднимаю глаза… Вот это да! Передо мной стоит маленькая девочка, на вид лет пять-шесть, не больше. Гольфики, ярко-розовая футболка с забавной мышиной мордочкой на животе, светлая юбка, две косички. Обычная девчушка, хорошенькая, как все дети. Странно другое — откуда она здесь, возле клуба, да еще и темной ночью? И куда только родители смотрят? Бухают, поди, где-нибудь тут же, в кустах, а о ребенке и думать забыли. Хотя, конечно, на дочь родителей-алкоголиков эта малявочка не тянет: чистенькая такая, одежда новая, аккуратная.

В общем, стоит девочка и глазенками своими на меня таращится. Понимаю — спросить, должно быть, что-то хочет, но стесняется взрослого дяденьку. Завожу разговор первым: дескать, ты потерялась, наверное? Молчит, но не уходит. Так и смотрим мы с ней друг на друга. Снова пытаюсь выяснить, не заблудилась ли, не отвести ли к родителям, не случилось ли чего — куда там, молчит, как Зоя Космодемьянская.

Тут в кармане телефон завибрировал. Так и есть — друзья меня потеряли! Действительно, пора уже назад возвращаться, да и сигарета потухла давным-давно, но оставлять ребенка здесь одного — не по-человечески это как-то. Успокаиваю друзей, снова переключаюсь на девчушку… Вот только не на кого уже переключаться. Нет ее ни возле меня, ни где-то поблизости. Верчусь вокруг своей оси как юла — ну где-то же она должна быть, ей-богу! Спрашиваю у девушки: не видели, мол, тут малышку? Она плечами пожимает. Не видела. С тем же вопросом обращаюсь к парочке возле дверей, которая к тому времени уже, кажется, помириться успела. Тоже руками разводят: не видали, говорят, никаких девочек. Ничего не поделаешь, вернулся к друзьям.

А той ночью приснился мне сон. Та же самая девчоночка, та же одежда, те же косички… Сидит в какой-то траве и ручками землю копает. Причем так старается — прямо маленький экскаватор. Подхожу ближе, спрашиваю, ты, мол, что такое делаешь-то? Она отвлеклась, глазки на меня подняла и серьезно так говорит: «Могилку себе копаю». Я опешил и… проснулся.

Прошло еще несколько дней. Кошмар немного забылся, я списал его на впечатление, произведенное странной встречей с малышкой у клуба. И вот как-то открываю местную газету и вижу объявление — пропала девочка пяти лет. Ну и дальше, как обычно в таких случаях, имя, приметы, контактные телефоны. Перевел взгляд на фотографию, опубликованную тут же, и чуть в обморок не упал. С нее на меня смотрела та самая девчушка! Даже футболка та же самая, с мышкой. Раз сорок перечитал описания, фото до дыр засмотрел — сомнений нет, это она, я хорошо ее запомнил.

Что ж, кинулся к телефону, набрал номер, указанный в газете. Ответил женский голос. Я давай объяснять: так, мол, и так, у вас девочка пропала, а я ее видел три дня назад у клуба такого-то. И тут дама на том конце провода меня обрывает: «Простите, кого вы видели?». Я объясняю: «Девочку вашу видел. Ночью. У клуба…». «Нет, — говорит женщина, — вы, наверное, ошиблись. Не могли вы ее видеть. Мою дочь нашли. Две недели назад. Мертвую».

Короткие гудки. Я снова беру в руки газету, смотрю на дату выхода — а ведь и правда, номер-то почти месячной давности. Кое-как справившись с волнением, пошел на кухню, где тетя компот варила. Затеял какой-то разговор, плавно подвел его к тому объявлению в газете. Оказалось, действительно, месяц назад в их городе пропала пятилетняя девочка. Родители и милиция с ног сбились, на всех столбах объявления развешены были… Вскоре малютку нашли. Убитую, закопанную в сквере за тем самым ночным клубом…

Будущее

Вы когда-нибудь задумывались о своём будущем? Что будете делать завтра или через месяц? Вчерашний день — он никому не нужен, это уже было и осталось в прошлом, но завтра… В общем, завтрашний день — это совершенно другое.

К чему такое предисловие. Недавно я начал видеть отрывками будущее. Некие моменты, которые не привязаны к определённому времени. То есть, если я что-то вижу, то это необязательно сбудется прямо сейчас или завтра, или даже через месяц. Но оно сбывается. Всегда.

Недавно мне приснился друг, который уже давно отошёл в мир иной, и он кричал и плакал. Кричал, что будущего нет, есть лишь замкнутый круг, и мы все в нём вертимся. Не было никакого вчера и нет никакого завтра. Он плакал и спрашивал, вижу ли я это? Вижу ли я, что будущего нет? Что скоро мы снова заснём и проснёмся, забыв, что этот день уже был? Говорил, что эти небольшие отрывки будущего, которые приходят ко мне в неопределённый момент — это просто воспоминания, которые случайно не были стёрты...

Я уже не знаю, что думать — меня постоянно преследует ощущение, будто кто-то следит за мной, кто-то смотрит. Нет, не из темноты, как в страшных сказках, а просто... откуда-то.

Ладно, завязываю с этой графоманией и хочу рассказать о событии, произошедшем со мной вчера.

Мне было паршиво на душе, и я вышел подышать свежим воздухом на улицу. Погода стояла мерзкая, несмотря на то, что на дворе лето. На улице ко мне внезапно подбежал какой-то бородатый пожилой мужчина с седыми длинными волосами и схватил меня за руку. У него были почти прозрачные зрачки, видно было, что он слепой, но бежал он ко мне так, будто отчётливо видел меня издалека. Он схватил меня за руку и сказал: «Ты тоже видишь, что будущего нет?». Он повторял «нет» вновь и вновь, а потом заплакал, и сквозь слёзы начал говорить: «Как же так, как же так…»

Люди шли по улице и с отвращением смотрели на плачущего пожилого мужчину, сжимающего мою руку. Наконец, он отпустил меня и сказал: «Не нужно им говорить, не надо, пусть они сами увидят». И ушёл. Из-за необычности ситуации я застыл на месте, а когда опомнился, он уже был далеко, а люди всё ещё смотрели на меня с опаской. Но ничего — завтра они забудут о нём и обо мне. Все забудут, кроме меня. И я завидую им, потому что я видел…

Остановка

Источник: royallib.com

Автор: Радов Анатолий

Солнце нещадно морило, и было впору говорить о солнечном наводнении. Павшие духом листья печально дремали на ветках, больше похожие на запылённые лоскутки зелёной материи, чем на что-то живое, и сигарета ощущалась так, как она ощущается только во время пекла, по-особенному. Может эта особенность в том, что не видно огонька, а может в том, что горло горячей самого воздуха, и каждая затяжка шкарябает его, как наждак. Влад с отвращением взглянул на сигарету и незаметным движением выбросил её под лавочку. Курить было невозможно и больно. Он медленно обвёл взглядом остановку.

Вместе с ним своих маршрутов ожидали четверо. Старая женщина, сидевшая на другом конце лавочки и без конца вытиравшая морщинистую шею носовым платком. Мужчина, прислонившийся к железной трубе, который нетерпеливо переминался с ноги на ногу. И молодая женщина с девочкой лет шести. Девочка стояла рядом с ней, опустив голову, словно любуясь асфальтом, ставшим от солнечного наводнения снежно-белым. 

Влад тяжело вздохнул, чувствуя жажду, чувствуя прилипшую к спине рубашку, и вяло посмотрел на ту сторону дороги, но что-то заставило его снова взглянуть на девочку. Он смотрел на неё пару секунд. 

— Ничего необычного, — заметил он себе и хотел было полезть в карман за телефоном, чтобы узнать время, но тут девочка подняла голову, и он увидел её взгляд. Большие, глубокие глаза, с какой-то задоринкой. Она смотрела прямо на него, и ему показалось, что очень долго. Так долго, что он уже хотел смущённо отвернуться, но девочка вдруг улыбнулась и, резко развернувшись, бросилась на проезжую часть. Мысли Влада замерли. Он услышал визг тормозов, отчетливый удар, хруст стекла, женщину, начинавшую истерично орать, но никак не мог понять всего этого. Не ощущая ног, он вскочил и сделал несколько шагов вперёд, чувствуя, как проваливается в бездонный болотный ил. 

Девочку отбросило далеко. Она лежала, запрокинув голову, и продолжала улыбаться. Ни одной капли крови не было на её лице. 

Мать выла и мчалась к своей дочери. Старая женщина, тяжело поднявшись, причитая и охая, поспешила вслед за ней. А Влад стоял, как вкопанный, не зная, что делать, как откликнуться на произошедшее. Ни одна мысль не хотела рождаться в его мозгу. Он стал отчаянно и глупо трясти головой, словно пытаясь разбудить уснувший разум.

— Господи, почему она улыбнулась мне? — затараторил мозг, едва очнувшись. — Господи, зачем она это сделала? Что это, господи?

Влад стал напряжённо шарить взглядом по сторонам и наткнулся на лицо мужчины. Мужчина улыбался и прищурившись смотрел на него.

— Что-о? — заорал Влад прямо в это улыбающееся, непонятное лицо и проснулся.

Голова нервно дёрнулась, и он глупо огляделся, широко распахнув глаза. Сразу же почувствовалось раскалённое горло и звон в ушах. Безумно хотелось воды, хотя бы маленький глоток. Влад искоса взглянул на мужчину. Тот переминался с ноги на ногу, не обращая на него никакого внимания, погружённый в своё нетерпеливое ожидание. 

— Сон, — Влад облегчённо вздохнул. — Всего лишь сон.

Достав сигарету, он закурил, заметив, как мелко дрожат руки. Он прислушался к своим ощущениям. Дрожало всё тело.

— Ничего, — сказал он себе нравоучительно. — Не надо было засыпать на таком пекле. Теперь эта дрожь не скоро пройдёт.

Он посмотрел на ту сторону дороги, ловко обведя взгляд мимо девочки.

— Мало ли, — подумал он.

Но его неотвратимо влекло взглянуть на неё. Он целую минуту сопротивлялся, глядя на парня, бодро шагающего по тротуару на той стороне. Парень тоже курил, и Влад, чтобы отвлечься, стал размышлять о том, сколько вреда приносит курение на ходу при таком солнцепёке, и парень вдруг, словно поймав ниточку его размышлений, повернул голову и кивнул.

— Нет, — мелькнуло в голове Влада, и он одним резким скачком перекинул взгляд на девочку. 

Девочка подняла голову, и улыбнувшись, рванула на дорогу. Влад подскочил с лавочки и бросился за ней. В голове завизжали тормоза, снова раздался отчётливый удар и серая иномарка, словно маленький резиновый мячик, отфутболила девочку от своего бампера. 

— Не-е-т! — заорал Влад, остановившись, заглушая вой матери. Мимо проковыляла старая женщина. Влад видел, как шевелятся её выцветшие от старости губы, но никак не мог понять, зачем она ими шевелит. Он повернул голову, словно оглушённый, медленно, даже через силу. Девочка лежала запрокинув голову, с безмятежной улыбкой на спокойном лице. Словно смерть не причинила ей ни малейшей боли, а даже наоборот, принесла непонятное наслаждение. Владу вдруг до сумасшествия захотел посмотреть на мужчину, но как только он оторвал взгляд от лежавшей на асфальте девочки, он проснулся.

— Чёрт! — ругнулся он. — Да что ж за ерунда такая?

Он стал усиленно тереть виски, чувствуя кончиками пальцев тонкую кожу, неприятно липкую от пота. Взгляд его упёрся в асфальт под ногами, и он не спешил его поднимать.

— Зачем? — спрашивал он себя. — Чтобы она снова бросилась под машину? Бред какой-то. Почему она улыбается мне? 

Он полез в карман рубашки за сигаретой, но достал всю пачку. Пересчитал. Оставалось три. Он взял одну и, жадно закурив, положил почти пустую пачку обратно в карман.

— Нужно было посчитать в прошлый раз, — подумал он. — Глупость какая-то. Я засыпаю на этой сучьей остановке и мне снится какая-то ерунда. Зачем считать сигареты? Или...

Ему стало противно. Ему всегда была противна всякая мистическая чушь.

— Всё просто, — сказал он себе. — Я засыпаю и всё. Мне снится дурацкий кошмар. Теперь я не сплю и всё в порядке.

— Тогда подними голову и посмотри на девочку, — сказала какая-то другая часть его мозга.

— Зачем? — ответил он ей. — Я не хочу смотреть. Мне плевать.

— Ты боишься?

— Мне плевать.

— Ты боишься.

— К чертям собачьим, — Влад сделал глубокую затяжку и резко выдохнул. — Долбаная жара. А почему она смотрит на меня перед тем, как выскочить на дорогу?

Влад ждал целую минуту, но другая его часть не отвечала.

— Господи, — сказал он тогда, — почему она смотрит на меня? И почему этот чёртов мужик лыбится?

Он выбросил сигарету под лавочку и, словно о чём-то догадавшись, наклонился вперёд и уставился в мусорные кучки позади ног. Но окурков было слишком много, никак не понять, бросал он сюда в тот раз свой, или этого вообще не может быть, по той банальной причине, что окурок из одного сна никогда не попадает в другой.

— Это закон, — улыбнувшись, подумал Влад. — Закон долбаного окурка.

Он продолжал пялиться на окурки и считать их. Окурков оказалось ровно дюжина. Среди них возможно лежал и тот, первый выброшенный им. 

— Всё это хрень, — сказал себе Влад. — Интересно, конечно, как в моей голове рождается такой дурацкий сон, и главное, откуда такие образы? Откуда эта девочка, которой не терпится умереть?

— Она с остановки, — подсказала вновь появившаяся другая часть.

— Кто? — глупо спросил Влад.

— Девочка. Девочка с остановки. 

— С остановки в моём сне, — уверенно поправил Влад.

— Да, с остановки в твоём сне. 

— Ну, вот и хорошо, — Влад довольно улыбнулся. — Интересно другое, почему она бросается под машину? Должно же быть объяснение. Может это, типа, моя жизнь?

Влад грустно хмыкнул. Так, наверное, и есть. Это его глупая жизнь, которую он не живёт, а так, таскает в себе из одного места в другое. Как плюшевую игрушку.

— Потому и маленькая девочка, — уже радостней подумал Влад. — Вот оно. Жизнь не успела даже вырасти, а уже жаждет только одного, сдохнуть. А этот мужик чё лыбится?

Влад провёл ладонью по холодному, влажному лбу.

— Это же я сам так обо всех думаю. Я думаю, что они будут рады, если я сдохну. Вот он и лыбится. С-сука.

Влад тихо рассмеялся, довольный объяснением. 

— Ну вот. Да здравствует психоанализ, — он выбросил очередной окурок. — Да где же эта чёртова маршрутка!

Он нервно поднял голову и взгляд его сразу же пересёкся со взглядом девочки. Внутри больших, глубоких глаз прыгали чертенятки, и девочка улыбалась. 

Всё, что произошло дальше, Влад не хотел ни видеть, ни слышать. Он зажал уши ладонями, давя ожесточённо и больно, а из его раскалённого горла рвался крик.

Но глаза закрыть он не смог, потому увидел, как иномарка молча и зло отбросила тело девочки от себя далеко вперёд. Он видел, как медленно искажается лицо матери, выдавливая из её внутренностей вой, и снова эти шевелящиеся выцветшие губы, ковыляющие мимо, и пропитанный потом платочек, испуганно повисший на шее.

Дрожь вырвала его из кошмара, он даже не вскочил, чтобы увидеть мёртвое, но улыбающееся лицо. 

— Оно там? — судорожно вопросил он себя. — Оно там, её лицо? 

Но в голове было чёткое понимание того, что он проснулся. Проснулся, по крайней мере, из прошлого сна, а вот где он сейчас, он думать побоялся.

— К чертям, к чертям, к чертям, — затараторил он. — Это моя жизнь. Моя жизнь? Что за бред я несу. Нужно встать, и не глядя ни на каких чёртовых девочек, уйти отсюда нахрен. Бред же полный. И где же эта сучья маршрутка?!

Он, собравшись внутри, резко поднялся, и глядя только под ноги, обошёл железную перегородку остановки. Сразу же почувствовалось какое-то облегчение, и он торопливо зашагал по тротуару. 

— Ну вот и всё. Нет никакой остановки. И девочки никакой нет. И никакой жизни.

Последняя мысль заставила его вздрогнуть.

— А ведь и правда, нет никакой жизни, — грустно подумал он. — Есть только её макет в голове. Макет, которому не суждено стать реальностью. А у них не макет. У них всё по-настоящему.

Влад стал нервно шарить взглядом по тем редким людям, которые несмотря на пекло куда-то шли, спешили, бежали, запыхиваясь и потея до неприличия. Он увидел, как от их голов вверх тянутся белые дымчатые столбики, словно связывая их с чем-то нездешним.

— А у меня есть такой столбик? — подумал он. — Или нет? Может у меня одного нет столбика? И что из этого?

Он стал впиваться глазами в проходящих мимо, пытаясь разглядеть что-то, что даст ответ, но видел только бессмысленные или печальные взгляды, смотрящие устало и покорно, и ему стало страшно. Люди уже виделись ему, как плюшевые игрушки, брошенные выросшим ребёнком.

— Брошенные той девочкой, — снова появилась где-то внутри другая его часть. — А может быть и тобой.

— Чушь, — Влад зажмурился. — Боже, какая чушь. Зачем я всё это? Всё нормально. Я говорю, всё нормально. Я просто три раза уснул и увидел один и тот же сон. Да, я до этого ни разу не спал на остановках, ну и что? Всегда что-то бывает в первый раз. Первый поцелуй, первое похмелье, первый сон на остановке. И ничего, что их сразу три первых. Я гоню. Нужно не думать об этом. А лучше вообще не думать. Разучиться, ссука. 

Но не думать он не смог. Он стал себе объяснять произошедшее, всё время путаясь и начиная сначала, и каждый раз он оказывался не там, где ему хотелось. Но где бы он не оказывался, объяснение всегда требовало себе ещё одного объяснения, как три сна на остановке, объяснения обрывались и начинались сначала, а начало оказывалось сном. Он уже перестал чувствовать себя и, чтобы удостовериться, ущипнул руку. Боль воткнулась в мозг и назад не вернулась, в то место, куда она должна была вернуться.

— Нет, — прошептал Влад. — Я не сплю. Только не сейчас. Сейчас это явь, я уверен.

Он вдруг ощутил внутри пустоту и бросился к идущему навстречу.

— Ты видишь меня? — закричал он, но встречный испуганно отшатнулся и, развернувшись, побежал.

Влад хотел было рвануть за ним, но вдруг громко рассмеялся.

— Тебя нет, — закричал он сквозь смех убегающему. — Тебя нет, ты слышишь? Вас всех нет. И меня нет. Есть только девочка. Маленькая девочка. Которой нравится умирать.

— Не сходи с ума, — мягко проговорила другая его часть. — Всё в полном порядке. Это самая обычная явь. А то, что он убежал, разве в этом есть что-то необычное? 

— Я уже ничего не знаю, — прошептал Влад. — Значит, это явь?

— Конечно, — усмехнулась другая часть. — Это самая обычная явь. И это можно очень просто доказать.

— Но ведь у меня нет жизни. И это правда. Её нет. Я иду мимо неё. Посмотри на этих людей. Они все спешат, значит, им есть куда идти. А у меня есть только откуда убегать. Вот сейчас я убегаю с остановки. Зачем мне вообще всё это? Кто я? Что я должен сделать? — Влад шёпотом засмеялся, чувствуя жжение в глубине глаз.

— Остановись и развернись, — коротко ответила на длинный монолог другая часть.

— Зачем?

— Да просто, развернись и всё. Тогда тебе хотя бы будет куда идти.

— Туда? На остановку? Но я не могу понять — зачем? — спросил Влад.

— Надо, — сказала другая часть.

— Я не хочу, — замотылял головой Влад. — Нет. Я не хочу.

— Тебе надо. Ты должен убедиться, что это всё полная чушь. Подумай сам, чего бояться? Они уже все давно уехали. Да, — другая часть усмехнулась. — Давно уехали. Пока ты шёл, как минимум, две маршрутки прошли. Вернись, убедись и всё.

— Ты говоришь, это явь?

— Это самая настоящая явь. Перестань забивать себе голову всякой метафизической чушью. Ты же не такой.

— Я знаю, — сказал Влад, и развернувшись, медленно двинулся обратно. — Всё нормально. Они уже уехали. Ну я и придурок, — Влад стукнул себя ладонью по мокрому лбу и засмеялся. — Нет, ну надо же, такую ерунду придумать. Нет никого, — он усмехнулся и зашагал быстрее. — Что за чушь.

Он улыбнулся идущей навстречу девушке. Глубоко и легко вздохнул. Потом достал сигарету и закурил.

— Там никого нет, — проговорил он, выдыхая дым. — И это хорошо. Это так надо.

Подходя к остановке, он лёгким щелчком выкинул сигарету. Его лицо было спокойным и уверенным. Обойдя железную перегородку, он прошёл мимо переминающегося с ноги на ногу мужчины, бросил беглый взгляд на мерзкие, старушечьи губы и пропитанный потом носовой платок, и обречённо сел на лавочку. Несколько секунд он сидел упёршись взглядом в свои кроссовки, но потом всё же собрался духом, и медленно подняв глаза, посмотрел на уже улыбающуюся ему девочку.

Стук

Детство свое я провел в деревне при одном из конных заводов, которые после развала Союза откинули все четыре копыта: лошади — удовольствие дорогое, и в 90-е большую часть поголовья продали за рубеж, благо кони у нас были породистые. Это я все знаю из первых уст, ибо я там часто обретался, пока отец там работал. Ходил я туда не один, а вместе с другими балбесами моего возраста — спортплощадку у школы давно разнесли, лазить больше негде, а тут целая конюшня незанятая и вечно пустой манеж с полуразрушенными барьерами, самое то для мальчишек.

Как-то раз, заигравшись с парнями, я засиделся до темноты. А домой нужно было идти через всю деревню, по пути пройти школу, заброшенный детсад и почти заброшенный парк, где обитали только сорняки по колено и немного накренившийся памятник Владимиру Ильичу. Мы дошли до школы и начали расходиться: кому-то было налево, кому-то прямо — а мне нужно было идти направо. Через детсад и парк, ага. Идти нужно было метров шестьсот по единственной в деревне асфальтированной дороге, а потом около детсада сворачивать в парк и через него дворами выходить на мою улицу, где меня уже ждали пирожки от бабушки. На все про все — минут двадцать ходьбы: лето же, и я никуда не торопился, а темноты перестал бояться давным-давно.

Постукивая палкой, которую подобрал, чтобы потом сделать из неё трость, я двинулся домой. Так как это было нечто вроде нашей главной улицы, то тут также располагались здание администрации — единственное более-менее целое кирпичное низенькое здание сельпо с заколоченными окнами и ещё пара недостроек, о предназначении которых я не в курсе. С другой стороны были типичные деревенские дома с заборами, огородами и подсобным хозяйством. В общем и целом, живописный пейзаж. Важно постукивая палкой, я шагал по пустой улице и где-то на половине пути до детсада заметил кое-что странное. 

Стук раздавался чаще, чем я долбил деревяшкой по асфальту. На один удар палки приходилось примерно два-три перестука. 

Если бы со мной это случилось сейчас, то я бы наверняка перепугался. Тогда же мне больше было интересно, успею ли я сегодня дочитать очередную книжку Майн Рида. В общем, феномен множественных стуков меня позабавил, и я, как ни в чем не бывало, продолжил идти. Уже подходя к детсаду и стараясь не особо вглядываться в пустые окна этого инфернального строения — никаких призраков и прочей паранормальщины там не было, но черные провалы окон, облетевшая краска и другие особенности, присущие давно и прочно заброшенному зданию, несколько нервировали, — я, наконец, сообразил, что стук-то не «деревянный», а подозрительно похожий на звук копыт.

Тут-то по-хорошему надо было испугаться и убежать, но у меня, столько времени проведшего рядом с лошадьми и прочей скотиной, первая мысль была о том, что кто-то не закрыл денник и одна из лошадей вышла наружу. Что она могла забыть на таком расстоянии от конюшни, как конь так ловко прячется и почему он идет за мной — эти вопросы в голове даже и не возникли. Зато возникла идея найти нерадивое непарнокопытное и отвести обратно. О здравости идеи лучше умолчать — сопляк же малолетний, что с меня взять? Старательно рассмотрев все вокруг, я так и не понял, где лошадь могла спрятаться. Подивившись изворотливости скотины, я просто пошел дальше в надежде, что хитрая коняга выдаст себя и я, аки настоящий ковбой, её изловлю. 

После ещё ста метров нашей — меня и коня-сталкера — прогулки в моей голове начало рождаться сомнение насчет теории про беглую лошадь. Стук был действительно похож на звук копыт, но все-таки от него отличался. Кроме очевидной разницы в ритме и частоте перестуков, этот стук даже звучал по-другому. Не знаю, как внятно описать, но было в нём что-то странное. Настолько странное, что я умудрился его со звуком палки перепутать.

Когда я все это осознал, по спине пробежал нехороший холодок: вспомнились сразу и детские страшилки, и жуткие истории про сатанистов-наркоманов, которыми тогда пестрили газеты и телевидение. Резко прибавив шаг, я постарался проскочить детсад, который в моем разыгравшемся воображении стал ещё более зловещим. Стуки также ускорились.

Наконец, здание адского дошкольного учреждения осталось позади, а впереди замаячила лысина Владимира Ильича. Оставалось пройти через парк, а там уже знакомые дворы. Оказавшись около статуи, я вздохнул спокойно... и тут же опять подскочил на месте. Во-первых, палкой я уже минут пять как не стучал, а звуки — по крайней мере, пока дорога была асфальтирована — не прекращались и даже ускорялись, словно не желая отстать от меня. Во-вторых, в парке единственным покрытием служила трава, ибо все остальное уже давно вынесли. Это значило, что теперь я не смогу определить, где находится этот псевдоконь. Сложив два и два, я выронил палку и рванул прочь, затылком чувствуя чей-то тяжелый взгляд. Ощущение того, что за мной кто-то следит, не ослабевало, а когда сзади послышались звуки шуршащей и сминаемой травы, я ускорился примерно до первой космической скорости. Остановился я, только оказавшись внутри родного двора. Естественно, тут же рассказал все родителям. Отец немного удивился, а потом напомнил, что ворота в конюшню, вообще-то, на ночь закрываются и закрывал сегодня он их сам. Так что либо конь умеет открывать тяжеленные деревянные двери, либо это все моя буйная фантазия. Мама же просто покачала головой и вздохнула.

Ночь выдалась неспокойная: все время казалось, что в окна кто-то заглядывает или что кто-то стоит около входной двери. Разумеется, утром я пошел обратно за своей «тростью». Найти её так и не смог, как и каких-либо вещественных доказательств вчерашней погони. Парням так и не решился ничего рассказать из страха, что засмеют.

Хотел бы добавить, что потом я нашел старого деда, который рассказал легенду или случай, подозрительно похожий на мой, но увы... Хотя, конечно, баек от местных жителей я наслушался более чем достаточно в процессе расспросов: и про полуночную рыбалку, и про пропавшего участкового, и про дохлых кур, и про обитателей заброшенных домов, и про беглых срочников... Возможно, моя собственная история объясняется очень прозаично, но испугался я тогда очень сильно и так и не смог для себя отыскать рациональное объяснение.

Грустный скелет

Источник: mrakopedia.ru

Не ожидал я встретить здесь такую рекламу. Улица в старой части тихого среднерусского городка, куда занёс меня автостоп — ей подобает что-нибудь патриархальное, благочестивое… А тут вдруг скелет стоит на асфальте.

Понятное дело, что реклама, но всё равно неожиданно. Да и что именно рекламирует — непонятно: ни одной надписи ни на нём, ни рядом. Может, заведение за спиной, конечно — там какая-то вывеска у входа виднеется, но маленькая совсем, издали ни слова не разберёшь… Я и не стал разбираться. Не хватало ещё возле рекламы застрять, будто я совсем уж провинциал какой дремучий.

Пошёл мимо, а скелет возьми да пошевелись! И голос такой механический: «Привет!»

Я аж вздрогнул сперва. А потом, конечно, рассмеялся. Да я и впрямь как деревенщина! Будто про фотоэлементы никогда не слышал. А внутри у этого скелета, понятное дело, моторчик спрятан.

Сделал я шаг назад — скелет в прежнюю позицию вернулся, стоит как ни в чём не бывало. Снова я вперёд пошёл — снова он ожил: «Не проходим мимо!»

Тут уж невольно пригляделся я к нему. А это и не скелет вовсе. Манекен стоит в чёрном костюме в обтяжку, а поверх кости нарисованы фосфоресцирующей краской. Краска ярко светится — вот и не поймёшь сразу, что скелет нарисованный, а не настоящий.

А может, и не манекен это. В самом деле, станет ли захолустная фирма связываться с такой техникой?

— Привет, — говорю.

Так и думал, что он ответит — совершенно нормальным голосом, не деланным механическим:

— Привет, приятель! Блин, ты первый, кто поздоровался…

Снимает с головы шлем, который череп изображает, и прямо на асфальт его кладёт. Оказалось — парень лет двадцати, лицо такое простое, улыбающееся. Копна светлых волос на лоб падает.

— А ты что рекламируешь-то? — спрашиваю.

— Рекламирую… Да какой там! — вздохнул парень грустно. — Мимо все проходят. Я-то думал, нельзя такого, как я, не заметить… Как же! Улыбнулся бы хоть кто. А поздороваться, вот как ты — уж и не надеюсь…

— Ну ты даёшь! Я так вообще чуть не подпрыгнул, когда ты пошевелился, — удивился я. — Это что же за город у вас такой, непрошибаемый?

— Да не в городе дело, — снова вздохнул парень. — Это я какой-то неприметный… Что раньше, что сейчас, когда сюда пришёл. Кем только не одевался — нет, хоть бы кто остановился, задержался… Не смотрят на меня, хоть что делай! Я уж и самим собой оделся, и народ пугать начал. Думать уже начал, может, хоть кто кулаком стукнет или пнёт. До чего докатился, а!.. Да и ты тоже, — добавил он после паузы, — сейчас мы с тобой говорим, а секунда пройдёт, и забудешь про меня, как будто и нет меня вовсе.

— Постой, в смысле, самим собой оделся… — начал я, но тут кто-то хлопнул меня сзади по плечу:

— О! Здорово! Какими судьбами тут?! А чего стоишь тут просто так?

А это уже приятели мои старые, тоже стопщики. Не сговаривались встретиться, и вообще давно не общались, а тут смотри-ка ты — встретились, да ещё и в стороне от основной трассы, в незнакомом городке… Чудо, а не совпадение!

Сколько лет, сколько зим, новостей ворох у каждого… Заболтались, словом. Забыл я про своего нового приятеля…

А забытый скелет так и стоял, понурившись, чуть в стороне. Я и впрямь напрочь забыл о своём собеседнике. И он, укоризненно опустив голову, смотрел на свой шлем-череп, что по-прежнему лежал на асфальте. Дешёвый жиденький парик сбился в сторону и наполовину сполз. Бумажная маска, изображавшая лицо, пожелтела от времени, а краска на ней наполовину размылась. В нижней части бумага лопнула, и в прорехе желтела оскаленная челюсть.

Схватка

Эту историю мне поведал мужик с соседней улицы. Мы с ним оба собачники, а он еще и кинолог ко всему прочему. Я частенько у него консультируюсь по интересующим меня вопросам. И вот как-то встретились мы с ним вечером на дороге в сопровождении наших собак. Поговорив о хозяйственных делах, мы свернули на параллельную улицу. Присмотревшись к боку его пса, стаффордширского терьера, я увидел там глубокие порезы — весь левый бок Лорда был в зеленке. Я поинтересовался у Алексея о происхождении этих ран.

— Знаешь, — сказал он, — вчера какая-то ерунда со мной и Лордом приключилась... Перед сном я пошел выгулять Лорда. Идем мы с ним как раз по этой улице, и вижу я, как что-то из кустов вылезает и перебегает дорогу. Разглядеть толком не сумел, что это было, так как здесь, как видишь, уличный фонарь перегорел, его уже месяц как заменить не могут. Штуковина эта была размером с крупную собаку, вот только очертания головы мне показались странными — ну, знаешь, вроде как у крысы, что ли... Лорд залаял и стал рычать. Я бы подумал, что это собака, но внезапно эта тварь остановилась и стала шипеть. Я как кинолог тебе говорю, что собаки в принципе не могут издавать такие звуки. Шипение сменял какой-то гортанный клокот. Затем оно поднялось, встав на задние лапы, и обернулось в нашу сторону. Я, признаться честно, вконец растерялся, когда оно проворно бросилось в нашу сторону на двух ногах. Лорд начал вырываться. У меня не было выбора — я спустил его с поводка. Лорд кинулся на эту тварь, а та даже и не думала отступать — она, все так же клокоча и шипя, направлялась к нам. Потом началась схватка. Лорд, видимо, хорошо вцепился в эту дрянь, и она стала визжать и булькать, потом стряхнула с себя Лорда и прыгнула на него. Так и они и покатились по земле, образовав ком из двух тел. Взяв камень, я побежал к месту поединка. Незадолго до моего приближения они расцепились. Улучив момент, я запустил кирпичом в эту дрянь. Попал, видимо, прямо в голову — тварь взвизгнула и побежала в кусты. На подступах к забору, стоящему за кустами, Лорд нагнал эту дрянь и, видимо, там ее хорошенько потрепал. Когда я быстро заскочил в кусты, то увидел, что Лорд бегает кругами возле участка, расположенного за забором — там как раз ремонтируют забор, и отсутствует часть сектора. По поведению пса я понял, что он потерял своего противника. Я осторожно выглянул за забор — там, как ты знаешь, большой пустой участок, хорошо просматриваемый в свете фонарей, — но никого и ничего не увидел, хотя прошло всего несколько секунд, и тварь просто не успела бы скрыться из глаза, даже если мчалась со скоростью «Формулы-1», да и Лорд вряд ли её так просто упустил бы... В общем, мы вернулись домой, и я обработал рваные раны на Лорде. Хорошо ещё, что успел привить его недавно.

После этой истории я ещё долго испытывал тревогу, выгуливая своего пса по вечерам.

Шаги в темноте

Наш городок, затерянный на просторах необъятной Родины, никоим образом не является входом в ад или чем-либо подобным. Конечно, в последнее время к нам переселилось очень много разнообразного народа из окрестных деревень со своими верованиями, псевдохристианскими культами и прочим. В экстрасенсорику и прочую чушь верят через одного. Не знаю точно — да и какая уж тут может быть точность, — но подозреваю, что что-то они с собой притащили. Что-то не очень хорошее.

В ту неделю дом был отдан в мое безраздельное пользование — родители уехали к родственникам. Естественно, у меня дома начала собираться неслабая компания, и уже через несколько дней все эти вечеринки стали мне надоедать. В общем, одним вечером я пригласил к себе только лучшего друга и еще пару девчонок. Отдыхали нормально, по-домашнему, я бы даже сказал. Никакой пьянки, смотрели фильмы, резались в карты, танцевали и т. д. Уже далеко за полночь я решил выйти покурить, и за компанию взял своего друга.

Частный сектор спал. Все фонари были выключены (не знаю, по какой такой странной прихоти администрации города после часа ночи все освещение выключалось). Ночь была очень красивой — одна из тех июльских ночей, когда звезды особенно высоко и ярко светят. Закурив и перекинувшись парой шуток, мы замолчали и просто постояли в тишине. И как-то незаметно ночь из спокойной стала зловещей. Не стало слышно сверчков, и соседские собаки, обычно побрехивающие от нечего делать, вдруг заткнулись. Не было ни ветерка, ни какого-либо движения воздуха.

Потом началось.

Справа от нас на расстоянии где-то в улицу что-то мягко шлепнуло по асфальту, как мешок с соломой. Звук повторился еще раз, и потом уже не прекращался, двигаясь в нашу сторону. «Шлеп-шлеп», — как шаги. Эти «шаги» звучали мягко, и по промежутку времени между ними мы прикинули, что тот, кто их издаёт, в высоту где-то метров пять. Не дойдя до нас пару домов, оно свернуло в сторону. Шаги зазвучали глуше, на уровне крон зашуршали-заскрипели деревья, на соседнем дворе хрустнули какие-то доски, и по шиферной крыше дома как будто палкой провели. Мы вглядывались во все глаза, благо крыша соседского дома виднелась в просвете между деревьями, но ничего не увидели (хотя наутро мой друг уверял меня, что видел какой-то силуэт на фоне звездного неба). Шаги удалялись огородами, потом послышался всплеск, как будто кто-то наступил в бак с водой — и все. Дальше мы уже ничего не слышали.

Через какое-то время тишина уже не была такой полной. Ночь наполнилась своими обычными звуками, и мы зашли в дом.

Что любопытно, страха у нас не было. Чего бояться? Если бы оно хотело причинить нам какое-либо зло, то так и сделало бы. Что это было?.. Я не знаю. И знать особо не хочу.

Шестнадцать часов пять минут

Дело было где-то в четыре часа дня. Я, как обычно, шел домой. Погодка была не ахти, и я ругался про себя, когда не замечал одну из многочисленных луж на дорожке и наступал в нее. В наушниках играло что-то жутковатое.

До дома оставалось метров триста, когда передо мной сгустился туман. Учитывая погодные условия, я не особенно удивился этому и смело шагнул в молочную пелену, в неизвестность.

Как только туман скрыл дорожку за моей спиной, началось что-то странное. Шум шоссе (должен сказать, дорожка, по которой я шел домой, находится рядом с оживленной дорогой) внезапно стих. Поначалу я не обратил на это внимания (да в наушниках и не мог) и спокойно шел дальше. Потом вырубились наушники. Я вынул в недоумении телефон и увидел, что нет сигнала сети. На экране всплыла надпись «Зарядите аккумулятор», и мобильник выключился. Списал на «глюк» телефона и пошел дальше, немного озадаченный.

Потом заметил, что иду я уж очень долго для трехсот метров. Глянул на часы — встали на отметке шестнадцать часов пять минут одиннадцать секунд. Мда, а еще Швейцария — месяца не поносил, а уже встали.

Наконец, я уже начал подозревать, что что-то нечисто. В тумане все так же было видно метр дорожки и травку по бокам. Ни деревьев, ни строений… Попытался догнать шедшего впереди мужчину, но он куда-то пропал, хотя уходить с дорожки ему было некуда.

Я решил сойти с дорожки и повернул перпендикулярно ей. Пройдя шагов пять по траве… я опять вышел на ту же дорожку. Пошел назад — то же самое. Уходя от неё влево или вправо, я натыкался на бесчисленное множество таких же дорожек.

Так я метался почти целый час в тумане и успел проголодаться. Вспомнил про «Сникерс» в рюкзаке и съел его, а фантик запихал обратно в рюкзак.

Прошло больше часа. Я уже отчаялся найти выход, и тут я услышал шаги справа от себя, странные такие: «Шлеп… шлеп-шлеп…».

«Шлеп… шлеп-шлеп… шлеп…» — уже слева от меня.

«Шлеп…» — сзади.

«Шлеп-шлеп… шлеп…» — прямо передо мной.

Неизвестное существо было шагах в пяти от меня, но его полностью скрывал туман. Увидеть его что-то не особенно хотелось. Хотелось бежать без оглядки, но я вспомнил, что отсюда не убежишь… Я все же инстинктивно попятился.

Как будто открылся занавес, туман передо мной рассеялся. И я понял, что лучше умереть в неведении, чем лицезреть ТАКОГО врага.

Тварь была мерзкой, отвратительной. Наверное, именно так должен выглядеть чистый Ужас. Существо напоминало истекающего слизью серого паука-переростка с заостренными в концах конечностями.

Прежде чем я успел двинуться или закричать, тварь ударила меня своей конечностью наотмашь (если бы колола своим «копьем», я бы сейчас с вами не разговаривал). Из моей груди мигом вышибло воздух, и я почувствовал, что лечу. Мозг отключился еще до того, как я приземлился.

Очнулся я лежащим на асфальте, но уже на своей улице. Лихорадочно глянул на часы — шестнадцать часов пять минут двадцать одна секунда… двадцать две… двадцать три… С момента, как я в последний раз посмотрел на часы, прошло всего десять секунд! Скорее всего, в эти десять секунд я упал, приподнялся и повернул голову, чтобы глянуть на часы.

Я бы подумал, что это обморочная галлюцинация, если бы не фантик от съеденного «Сникерса» в моем рюкзаке и здоровенный синяк на грудине.

1 2 3 4 5 6
Скрыть боковое меню

Выбрать тему оформления

Светлая / Темная



Соц. сети

Новые комментарии

Hikki

Hikki

Нормально,хорошая история...

Полностью
Hikki

Hikki

Обычная история,хотелось бы каких то имоций))) Или красок в написании...

Полностью
Hikki

Hikki

Не особо страшно,но интересно ...

Полностью
Hikki

Hikki

Я бы прочитала что то похожее...

Полностью
Mayhem

Mayhem

Классная история. Прочитал на одном дыхании...

Полностью

Популярное

Сайт kriper.ru доступен

30-08-2019, 22:34    1 630    23

Самые криповые посты Реддита

8-09-2019, 21:48    2 588    6

Обновление (от 15.09.2019)

15-09-2019, 23:32    453    6

Пожалуйста, пусть он умрёт

2-09-2019, 21:57    711    5

Метро в Снежинске

29-08-2019, 22:43    948    4

Новое на форуме

{login}

Hikki

Обсуждение - Случай в пути

Сегодня, 17:48

Читать
{login}

Кальянъ

Всем Привет)

Сегодня, 16:02

Читать
{login}

Серебрик

Обсуждение - На холме

Сегодня, 01:38

Читать
{login}

ChaosMP

Обсуждение - У меня нет брата

14-10-2019, 15:37

Читать
{login}

Raskita76

Обсуждение - Упырь

10-10-2019, 01:43

Читать

Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых (в т.ч. шок-контент). Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.