без мистики » KRIPER - Страшные истории
 
x

Старые мобилы

На сайте присутствует экранизация этой истории: https://kriper.ru/index.php?newsid=1779


Каждую неделю, вечером, после работы, я сажусь в свою машину и еду не домой, как обычно. Я еду в областной центр, иногда своей, иногда в соседних областей. Сначала я направляюсь туда, где барыжат старыми мобилами. С рук, задёшево, я беру телефон. Я даже не проверяю, работает ли он, позже ты поймёшь почему. Я кладу его в бардачок, и из телефонов, лежащих там выбираю трубку, купленную месяц назад в другом городе, где меня давно уже забыли. Потом я паркуюсь возле крупного торгового круглосуточного центра, среди сотен других машин. Надо спешить, пока не схлынула толпа, которая устремляется за жрачкой после работы, никто не запомнит меня в ней. Обычно я беру палку сервелата, пару помидорчиков и болгарских перцев, рыбную нарезку, чипсы и газировки на запивон. Обязательно надо взять наборчик из одноразовых тарелочек, стаканов и вилок. С этим пакетом я возвращаюсь к машине, достаю из багажника бутылку 0,7 «Парламента» и кладу её в пакет с покупками. Всё, теперь надо ждать. Я сажусь в авто, курю, пока не стемнеет. Теперь можно идти. Я беру пакет и бреду, куда глаза глядят. Выбираю обычно самые тёмные улицы. Мне нужны ОНИ, гопники. Я встречаю их каждый раз в разное время, иногда минут через 15, иногда приходится бродить до 4 утра, так что ноги уже едва волочишь. Это ведь незнакомые города, иногда я обнаруживаю, что кручусь в нескольких кварталах. Ну не важно… они всё равно появляются. Их бывает от 2 до 7, обычно трое. Начинаются обычные разводки, я унизительно прошу не трогать. Чуть не хныкаю… Они всё равно отбирают трубу, которую, как вы помните, извлёк из бардачка, ну и естественно — пакет с продуктами. Пару раз получал по лицу, обычно бьют в нос или челюсть, а фингал под глазом я ещё не получал, как ни странно. Они уходят в темноту, шурша пакетом и унося старую трубу без симки. Я долго смотрю им вслед и бреду искать свою машину. Ты наверно подумал, анон, что я мазохист? Нет, не угадал. В чём профит, спросишь тогда ты? Помнишь бутылку, которую я достал из багажника? Она как настоящая, никто не отличит, особенно в темноте. Только там не этиловый спирт, а метиловый. На вкус и запах — это просто палёная водка. Я еду домой, ночью, по пустынной трассе, и наслаждаюсь мыслью, что где-то из пластикового стаканчика мерзкого кислотного цвета сейчас пьёт свои последние сто грамм быдло, зря коптившее эту планету. На следующий день мне так здорово работается…

Корпоратив

Источник: pikabu.ru

Автор: kotikvsmetane

Пять лет назад в декабре я устроилась работать в очень крупную компанию. Как и полагается для крупных организаций, моя компания устроила шикарный корпоратив в честь Нового года в одном из лучших клубов города. Праздник получился шикарным - танцы, музыка, вкусные угощения и напитки. Только меня смущало слишком большое количество людей. Хотя это было неудивительно, сотрудников в компании, действительно, было очень много.

И даже когда перевалило за полночь, люди не думали униматься и расходиться. Вскоре почувствовав, что мне нужен "перекур", я вышла на улицу. Быстренько нашла прекрасное место, где можно отдохнуть от шума и людей - лавочку в уединенном и темном месте за клубом.

Через 3 минуты после того как я присела и закурила, совершенно из ниоткуда появился обаятельный красавчик. Он представился и мы разговорились. Оказалось, что он тоже сотрудник компании (работает юристом). И так же как и я он устал от шума внутри клуба.
Он мило со мной беседовал около получаса, задавал много вопросов касательно меня. Признаюсь честно, я тогда поймала себя на мысли, что польщена вниманием красавчика Алексея. Долгое время без каких-либо отношений давало о себе знать.
Неожиданно, он предложил "сбежать" с вечеринки и поехать кататься на его авто по ночному предпраздничному городу. То ли от выпитого алкоголя, то ли от жажды романтики и острых впечатлений, я быстро согласилась на его предложение.

Так как мне нужно было вернуться и забрать сумочку, я предложила зайти вместе. Он отказался, сказал что будет ожидать меня на улице. Когда я отошла от него на несколько шагов, за угол здания свернула моя коллега Лиза, с которой я уже успела подружиться. Она тоже вышла покурить. Я представила Лизу Алексею, но почему-то он повел себя крайне недружелюбно, что выглядело крайне странно. Лиза докурила, и мы вместе вернулись в здание клуба, я взяла свою сумочку и буквально через 2 минуты вышла. К своему удивлению, я обнаружила, что Алексея нигде не было. Я искала его вокруг здания и в самом клубе, но он как испарился. Моему огорчению не было предела.

После новогодних праздников я первым делом, пошла в отдел кадров, где работала моя знакомая. Я хотела узнать у нее в каком именно кабинете работает юрист по имени Алексей. Но когда я начала спрашивать коллегу, она искренне удивилась. Как оказалось, в нашей компании нет юристов Алексеев, и, вообще, работает всего несколько людей с таким именем и всем им за 50.

В течение месяца, я мечтала встретить на работе мужчину, с которым провела чудные полчаса, надеясь, что из-за алкоголя неправильно запомнила имя. Но надежды не оправдались. К счастью.

Через несколько лет, я смотрела местные новости и увидела шокирующий сюжет: был пойман серийный убийца и насильник, которого полиция искала более 7 лет. В этом мужчине я узнала того самого Алексея. Никакой путаницы быть не могло, уж очень у него было характерное лицо. В новостном сюжете было рассказано, что преступник чаще всего увозил женщин в лес или безлюдные пустыри и там расправлялся. Страшно подумать, что было бы, если бы моя коллега Лиза не вышла покурить в ту минуту и не спугнула преступника.

САМОЕ ВРЕМЯ ПОДПИСАТЬСЯ!

Медведь

Источник: 4stor.ru

Автор: В. В. Пукин

Собратья по охоте в выходные мишку завалили. Потеряли, правда, двух собачек. Одного косолапый сразу насмерть задавил, а второму так прокусил бедро, что, несмотря на все усилия хозяина, пёс истёк кровью.

Сразу вспомнили несколько недавних случаев, когда от лап и зубов медведей пострадали уже люди. В том числе электрик в Тюменской области, которого осенью 2014 года обозлённый медведь стащил со столба и оторвал голову; охотник из Карпинска, переживший тот же ужас от встречи со зверем в октябре 2015, что и герой Ди Каприо в фильме «Выживший», и чудом оставшийся в живых… А также другие, уже подзабывшиеся, подобные эпизоды.

Конечно, ничего необычного в нападениях медведя на человека нет. Это всегда происходило и будет происходить в дальнейшем. Жизнь есть жизнь. Но, надо признать, что провокатором этих трагедий, в подавляющем большинстве случаев, оказывается гомо сапиенс. Когда по неопытности, а когда по ничем не обоснованной самоуверенности и наглости. Живя в комфортных цивильных условиях, человек расслабляется и, попадая на природу, по привычке продолжает чувствовать себя пупом земли. Чем совершает роковую ошибку. Входя в лесные и таёжные дебри надо понимать, что ты не дома, а в гостях. Причём, в гостях у весьма уважаемого хозяина. К тому же, хозяина всемогущего, а в чём-то и мистически загадочного.

Одним довольно страшным и странным случаем в продолжение этой темы хотелось бы поделиться…

Года два назад по осени охотились мы в верховьях Чусовой. Продвигаясь по береговым горным склонам, наткнулись на странное сооружение для таких мест. Это была сваренная из швеллеров, уголка и арматурин наблюдательная вышка с четырёхэтажный дом, в виде прямоугольного конуса. Наверх конструкции вела узенькая лесенка, начинавшаяся метрах в полутора от земли. А на самой маковке располагалась небольшая смотровая площадка, без крыши. Вместо пола также был наварен арматурный пруток. Заметно проржавевшая железная громадина выглядела очень странно среди высоких деревьев, в таком глухом и безлюдном месте.

Местный охотник, который сопровождал нас, рассказал, что вышка эта стоит тут со времён царя гороха и назначение её точно неизвестно. Возведена в далёкие времена то ли для наблюдения за лесными пожарами, то ли в качестве маяка для речных сплавщиков, то ли ещё зачем… В любом случае, в настоящее время ни одну из этих функций она бы не смогла выполнять, так как разросшиеся вокруг сосны уже закрывали обзор со смотровой площадки. Стоял, короче, шедевр архитектурной мысли посреди густого леса всеми позабытый-позаброшенный, являясь единственным напоминанием о пребывании когда-то в этих местах человека.

Вот историю пятнадцатилетней давности, связанную с вышеозначенной железной вышкой, нам и рассказал провожатый — местный охотник.

Тогда, в самом начале 2000-х, появились в здешних краях два ушлых мужичка. Представлялись охотниками-любителями, а на поверку оказались профессиональными ловцами животных для частных зоопарков и передвижных цирков-шапито. У этих и им подобных ребят работёнки всегда хватает. Ибо в самостийных зверинцах и бродячих цирках зверушки выздоравливают, как мухи, так что требуется постоянное обновление поголовья.
Вот эти двое звероловов договорились каким-то образом с местным лесничим, и тот начертил им координаты обитания медведицы с парой медвежат-полугодков. А также дал негласное добро на уничтожение мамаши и пленение обоих звёрёнышей. Ну, а как иначе? С лесничим не поспоришь, он же тут царь и Бог!

В вечер перед ранним утренним выходом на промысел старший из пришлых звероловов, Митрич, за бутылочкой водочки похвастался перед лесничим своим многолетним опытом добычи разнообразного зверья. Объездил, мол, все лесные угодья России-матушки. И специализация у него серьёзная — мишки бурые. Вернее, медвежата. Обычно вылавливал их в августе-сентябре. И технологию свою фирменную даже выработал. После того, как мать-медведицу отстреливали, медвежата, конечно, разбегались по зарослям. Но потом, через несколько часов, скуля, всё равно возвращались к оставленной на месте туше. А звероловы приходили на другой день и сетками ловили вернувшихся к телу матери медвежат.

Чтобы не тащить на себе довольно тяжёленьких медвежат-полугодков, Митрич и тут проявил свои рационализаторские способности. По его заказу на одном из заводов ему наштамповали специальных колец с защёлкой из прута-нержавейки. Острым концом такого кольца протыкалась носовая перегородка осиротевшего медвежонка, и потом он своим ходом на верёвочке за Митричем шёл до места погрузки в транспорт. Боль от кольца в носу не давала несчастным пленникам удрать от своего мучителя в спасительные кусты.

Лишь однажды, по молодости ещё, в трёх тыщах километрах от здешних мест, в лесах под Братском, окарался-таки Митрич. Медвежонок попался уж очень героический. Вместо того, чтобы следовать на привязи за человеком, кинулся в атаку, прокусив до кости руку и ногу. От неожиданности мужик даже упал, выпустив привязь. Освободившийся пострел тут же был таков. Так и удрал с длинной верёвкой и кольцом в носу. Погоня удачи не принесла. Тогда долго искать звёрёныша не стали, плюнули, и со вторым медвежонком пошли дальше своей дорогой…

Короче, наутро поднялись ловчие и двинулись в указанном лесничим направлении. Ушли и сгинули. Как сквозь землю провалились. Через неделю, когда мужики так и не появились, послал лесничий в те нехоженые края двоих лесников, поискать следы пропавших. И следы отыскались. Только уж очень грустные.

Сначала собаки вывели на разодранный труп помощника Митрича. У того была вырвана половина грудной клетки вместе с рёбрами. Поодаль валялось ружьё. С двумя пустыми гильзами в стволах. Когда пошли дальше за заливающимися лаем собаками, обнаружили ещё более страшную картину.

На вершине зарастающей лесом горы над берегом Чусовой, на той самой железной вышке, на самом верху, лежала сжавшаяся в комок человеческая фигурка. Прямо на арматуринах смотровой площадки. Человек был мёртв.
А внизу, на земле под вышкой, распласталась туша огромного, седого от старости медведя-великана. Тут же валялся и карабин горе-добытчика с отломанным прикладом.

По следам лесники восстановили картину разыгравшейся таёжной трагедии…

Звероловы были выслежены и атакованы со спины старым самцом-медведем. Несмотря на внезапное нападение, помощник Митрича успел дуплетом засадить обе пули в зверя в упор. Но ранил не смертельно. Эта короткая схватка позволила Митричу оторваться на небольшое расстояние и тоже произвести несколько выстрелов из карабина. Две пули достигли цели, только огромного взбешённого медведя не остановили. Но мужик успел всё же добежать до спасительной железной вышки и, бросив оружие, вскарабкаться по лесенке на верхотуру, куда зверь не мог взобраться.

В ярости мишка отгрыз приклад у карабина и, тяжело раненый, остался караулить неприятеля до конца. Хотя медведь был очень старый, со сточенными и больными клыками, худой, но, по рассказам лесников, мог бы выжить, если б не сидел упорно под вышкой, а ушёл за пищей, водой и лечебными травками в лес. Но зверь сознательно выбрал другой вариант развития событий, который привёл к гибели обоих.

Митрич умер от обезвоживания и холода, просидев несколько сентябрьских суток на продуваемой всеми ветрами железной площадке. А медведь — от полученных серьёзных ранений.

Какая причина заставила зверя с таким маниакальным упорством травить своего врага — одному лешему известно. Но вот что поразило лесников, а потом и лесничего, которому обо всём рассказали. Про существование престарелого мишки никто из них до этого страшного случая даже не подозревал. Так-то ведь все особи на учёте. Значит, пришлый бродяга. И совсем недавно здесь появившийся.

А самым странным было другое. Когда лесники внимательней осмотрели оскаленную огромную медвежью морду, повернутую вверх и не спускающую со своего врага выклеванных птицами глаз, то с удивлением обнаружили вросшее в переносицу зверя небольшое кольцо из нержавейки с хитрой защёлкой. Точно такое же, как несколько других, обнаруженных в кармане у спущенного на землю скрюченного трупа Митрича…

21.12.2016

Телефон доверия

Автор: Юрий Нестеренко

— А...алло, это телефон доверия?

— Слушаю вас.

— Я... понимаете, я хочу покончить жизнь самоубийством.

— От вас жена ушла?

— Как вы догадались?

— Ну вы же не первый сюда звоните.

— Д-да... да, конечно, вы правы... То есть, на самом деле, она давно ушла, четыре года уже...

— И что ж вы только сейчас надумали?

— Вы понимаете, сегодня мой день рожденья... Ну то есть был, то есть вчера — сейчас ведь уже заполночь...

— Без четверти два, если быть точным.

— Да... И вот сегодня, то есть вчера, мне исполнилось сорок лет...

— Поздравляю.

— Не с чем тут поздравлять... Я весь вечер просто просидел на кухне. У меня и гостей-то не было...

— Не звали, или не пришли?

— Да некого мне звать! Жена ушла, нового никого с тех пор... как-то не сложилось... друзей в общем-то тоже нет... с работы, что ли, кого? Как будто мне там эти рожи не опостылели... никто там, кстати, даже и не вспомнил, что у меня юбилей...

— Стало быть, с карьерой у вас тоже не сложилось.

— Да какая там карьера! Сижу там каждый день, как проклятый, с девяти до шести, а меня до сих пор воспринимают, как мальчика на побегушках! Илья, сделай то, Илья, сбегай туда... поксерь эти бумаги и отнеси Петру Егорычу... У Петра Егорыча, между прочим, для этого секретарша есть! Дура двадцатилетняя с наштукатуренной мордой... Мой начальник на четыре года моложе меня и говорит мне «ты», а я ему — на «вы» и по отчеству...

— Ну хорошо. А что вы сделали, чтобы это изменить?

— В смысле, что сделал? Говорю же, работаю там каждый день, как...

— Это я понял. Вы приходите на работу, которую терпеть не можете — поправьте меня, если я ошибаюсь...

— Ненавижу!

— Ну еще бы. Приходите и тупо отсиживаете от сих и до сих, мечтая, чтобы день поскорее закончился. Никакой инициативы, естественно, не проявляете, планами и перспективами не интересуетесь, любое поручение воспринимаете, как наказание, а не как повод проявить себя — не говоря уже о том, чтобы выйти на начальство с собственными идеями. Творческий подход вам чужд. Так чего ж вы хотите? По-моему, отношение к вам как к работнику — вполне адекватное.

— Просто мне не повезло с работой.

— Так за чем же дело стало? На свете тысячи профессий. И миллионы рабочих мест.

— Да, но... в сорок лет как-то поздно начинать все сначала.

— Что же мешало вам подумать об этом раньше?

— Ну, я не знаю... привык как-то... надеялся, что-то еще изменится...

— Надеялись, но ничего не предпринимали. Ясно. Жена вас только поэтому бросила, или и другие причины были?

— Ну, поэтому тоже... Чего ты, говорит, добился, работаешь за гроши, повышения и то попросить не можешь... другие каждый год в тропиках отдыхают, а у нас даже дачи в Подмосковье нет... машина — старый «жигуль», да и тот ты разбить умудрился...

— Разбили?

— Ну джип передо мной встал как вкопанный, а я что сделаю? Так и влетел ему в зад... а гаишникам что, кто сзади, тот и виновник... еле расплатился... А «жигуль» так и ржавеет битый под окнами, и не продашь его, и починить не на что, не говоря о том, чтоб новый купить...

— Четыре года?

— Почти пять уже...

— И за это время вы не только не смогли скопить денег на новую машину, но и не пытались найти более денежную работу? Да и за все предыдущие годы тоже...

— Ну, вы же знаете, в какой стране мы живем!

— Знаю. Некоторые жители этой страны к сорока годам стали миллиардерами.

— Ага, а скольких при этом убили?

— Среди кандидатов в миллиардеры или среди людей, способных заработать хотя бы на «Форд», извиняюсь, «Фокус»?

— Ну нету у меня способностей к бизнесу... не всем дано.

— Понятно. Значит, работать под чужим началом вы не умеете, начать свое собственное дело не можете. Ну а что вам дано, в таком случае?

— В смысле?

— В прямом. Хоть какие-то таланты у вас имеются? Пусть даже коммерчески невостребованные.

— Н-ну... я не знаю...

— Может, вы стихи пишете?

— В институте писал, потом забросил...

— Прочтите что-нибудь.

— Ну, я уже не помню... ну... вот, например:
Когда гуляли с тобой
Мы под полной луной,
И полночная звезда
Глядела с неба на тебя...

— Ясно. Достаточно. Ну, про музыку и живопись я уже и не спрашиваю... Это вы будущей жене такое писали?

— Н-нет... была другая девушка, одногруппница... я, по правде сказать, тогда так и не решился с ней объясниться...

— Ясно. И ни под какой звездой вы с ней тоже не гуляли. А с будущей женой вас, очевидно, мама познакомила?

— А вот и нет! Ну, то есть не совсем... тетя.

— Итак, жена бросила вас потому, что вы — тряпка и размазня без каких-либо заметных способностей, будь то в возвышенных или в практических областях. Это все, или есть еще причины? Лысина, дурной запах изо рта или от ног?

— Откуда вы...

— Опыт, Илья, опыт. Знаете, сколько таких историй я уже выслушал? Ну давайте, договаривайте уж до конца. Раз позвонили, то нечего скрытничать. Вы импотент, не так ли?

— Нет! Ну то есть не совсем... ЭТО-то я могу, а вот детей у нас никак не получалось... Доктор жене сказал — с ее стороны все в порядке...

— А вам что сказал доктор? Вы обследовались?

— Вы понимаете, я с детства ужасно боюсь ходить по врачам...

— Понимаю. Знаете, в чем ваша главная проблема, Илья?

— В чем?

— В том, что вы лузер. Классический и безнадежный.

— Кто?

— Господи, вы и английского не знаете? Loser. На русский это слово обычно переводят как «неудачник», но это в корне неверный перевод, демонстрирующий, кстати, всю разницу между западным и российским менталитетом. «Лузер» происходит от глагола to lose — «проигрывать». Проигравший всегда знает, что сам виноват в своем проигрыше, и окружающие это знают, и относятся соответствующе. И поэтому, кстати, западный проигравший сохраняет шанс добиться выигрыша в будущем. Но у русских не так. «Неудачник» происходит от слова «удача». Русские во всем винят слепой случай, рок, фатум, обстоятельства, ближних, дальних, работу, природу, весь мир — но только не самих себя! И вместо того, чтобы пытаться что-то реально исправить, они будут умиляться собственной непутевостью, жрать водку и читать Достоевского!

— Я не пью водку! Ну чуть-чуть разве что... когда на работе что-нибудь отмечают и всем наливают...

— Но уж Достоевского-то любите.

— Да, люблю!

— Ну еще бы. Ведь он писал о таких, как вы. И к тому же так приятно ощущать себя интеллигентным человеком, не имея за душой никаких реальных достижений. Только видите ли в чем дело, Илья. В XIX веке вы были нужны хотя бы Достоевскому. Сейчас — вообще никому. Абсолютно. Вы — нуль. Ничтожество. Пустое место.

— И... это говорите мне вы? Сотрудник телефона доверия? Я думал...

— Вы думали, что вас тут будут утешать и отговаривать? Вы позвонили, чтобы услышать сладкую ложь вместо правды? Странные у вас представления о доверии... Собственно, вы и врачей боитесь по той же причине. И, что самое интересное, я ведь не сказал вам ничего нового. Вы же позвонили потому, что сами поняли свою никчемность по всем статьям. Точнее, поняли вы это давно, ну а признали только тогда, когда вам стукнул сороковник. Вот, кстати, еще одна классическая глупая пошлость у таких, как вы — привязывать оценки своей жизни к круглым датам. Да какое значения имеют эти цифры, круглые лишь потому, что у нас на руках по десять пальцев? Если человек ничего из себя не представляет в возрасте тридцать девять лет одиннадцать месяцев двадцать дней — неужели надо ждать еще десять дней, чтобы признать его жизнь провальной? Неужели за эти дни что-то изменится? Вы ведь сами сказали — вам уже поздно пытаться начать жизнь заново. Не могу с этим не согласиться.

— И что же по-вашему... мне и в самом деле стоит... ну...

— Вы с этого и начали разговор, не так ли? Впрочем, нет, не так. У вас кишка тонка даже на это. Настоящие самоубийцы никому не звонят посреди ночи, даже записки редко оставляют — они просто идут и делают свое дело. А истеричные психопаты и ничтожества, неспособные обратить на себя внимание ничем иным, поднимают шум на всю округу: «Ах, смотрите, смотрите, мне плохо! Ах, жалейте, утешайте меня, не то я с собой что-то сделаю!» Только ничего вы не сделаете. Поговорив со мной, вы уляжетесь в свою одинокую постельку и до утра будете жалеть себя, а утром с больной головой опять потащитесь в ненавистный офис, чтобы делать там работу за директорскую секретаршу, которую вы ненавидите и считаете дешевой шлюхой потому, что она никогда не даст такому, как вы. Описать вам дальнейшие перспективы, Илья? Впереди у вас — ничего, кроме одинокой старости. Без семьи, без друзей, без любимого дела. Без денег, что весьма немаловажно. И без приличного здоровья, учитывая ваше отношение к медицине и отсутствие силы воли, необходимой для поддержания себя в форме. И вы все это понимаете не хуже меня. Но, тем не менее, не сделаете то единственное разумное, что еще можете сделать. Потому что вы трус.

— А вот и сделаю! Сделаю, черт бы вас побрал! И моя смерть будет на вашей совести!

— Ну разумеется, пенять на зеркало — как это умно и оригинально...

— Я уже влез на стул! Послушайте... я понял, это такая шоковая психотерапия, да? Сейчас вы скажете, что на самом деле не все так плохо? Только говорите скорее, потому что я и в самом деле стою на стуле с петлей на шее...

— Никакой психотерапии. Терапия в вашем случае бессильна. Советую проверить прочность веревки. Будет очень обидно упасть и сломать себе копчик.

— Я сделаю это! На самом деле сделаю! Считаю до трех! Раз... Ну? Два-а-а... А, будь оно все проклято! Три!

Шум падающего стула и почти сразу за ним — короткий стук ударившейся об пол трубки. Я знаю, это не инсценировка. Я плавно опускаю трубку на рычаг.

Ну да, номер моего телефона всего одной цифрой отличается от телефона доверия. И я чертовски не люблю, когда меня будят звонками по ночам.

Боль и наслаждение

Источник: yun.complife.info

Автор: Джордж Райт

"Протяжный скрип двери вывел Лолу из забытья. Девушка испуганно открыла глаза и инстинктивно рванулась, разглядев вошедшего. Но путы держали крепко. Лола могла лишь беспомощно наблюдать, как приближается ее мучитель.

— Боишься, — констатировал он, останавливаясь в паре футов от распятой жертвы. — Это правильно. Ты должна меня бояться. Но сейчас можешь немного расслабиться. Я не трону тебя, во всяком случае, пока. Я зашел просто поговорить.

— По... поговорить? — прошептала девушка. Она уже убедилась, что находится в лапах маньяка, взывать к которому бесполезно, но тут у нее вновь зажглась надежда.

— Пожалуйста, мистер, отпустите меня! Клянусь, я не стану заявлять в полицию. Я никому не...

— Если ты, сука, еще раз откроешь рот без позволения, я его тебе зашью, — ответил похититель спокойным тоном учителя, объясняющего многократно пройденный с предыдущими классами материал. — Так вот. Я хочу рассказать тебе о сущности садизма. Видишь ли, я пересмотрел немало фильмов и перечитал немало книг на эту тему — в том числе и серьезных, а не только дешевых триллеров — и нигде автор даже не приблизился к пониманию явления. В этой области царят крайне примитивные стереотипы, и меня это, по правде говоря, немного раздражает. Я даже хотел написать статью в какой-нибудь психологический журнал, но, боюсь, меня не напечатают. Они ведь публикуют только своих, с докторскими степенями. Может быть, со временем я наведаюсь к кому-нибудь из этих докторов и прочитаю ему лекцию. А чтобы он лучше усвоил, проведу с ним несколько практических семинаров. Вот как сейчас с тобой. Но это потом. Пока что у меня есть ты. Тем более что тебе тоже будет полезно избавиться от некоторых иллюзий.

Итак, наиболее распространенная теория увязывает садизм с некоторой травмой или ущербностью. Человек подвергся в детстве сексуальному насилию, или его порола мать, или дразнили одноклассники, или над ним посмеялась девочка, в которую он был влюблен в старших классах, или он сумел-таки ее уломать, но облажался в постели — и вот теперь он хочет доказать, какой он крутой, своей покойной матери, или мстит всем женщинам, или человечеству в целом. Не буду утверждать, что таких случаев не бывает. Но, видишь ли, они не имеют отношения к настоящему садизму. По сути, в действиях таких людей садизма не больше, чем у боксера на ринге или у полицейского, стреляющего в вооруженного преступника. Это так называемая инструментальная агрессия. Насилие здесь лишь инструмент, а не цель. Если бы такой человек мог добиться своей цели — своей истинной цели, то есть любви, признания, уважения и т.п. — не прибегая к насилию, он бы с радостью без него обошелся. Месть — сугубо рутинная, рациональная процедура, столь же рациональная, как торговая сделка. Простая плата по счетам. Пусть в сознании такого псевдо-садиста все смешалось, и он мстит и доказывает вовсе не тем, кто реально когда-то нанес ему обиду — неважно, ведь с его точки зрения, даже если он не осознает этого, он мстит именно тем.

Итак, это не настоящий садизм. Настоящий садист не мстит и не наказывает. То есть он может это делать, но, опять-таки, в сугубо инструментальных целях, а не удовольствия ради. Все эти садомазохистские сцены в духе «я была плохой девочкой, накажи меня» — сущая чепуха. Нет никакого садизма в том, чтобы наказывать виновного, это, опять-таки, рутинная процедура, не более возбуждающая, чем выгул собаки или уборка квартиры. Настоящему садисту, для которого насилие и страдания жертвы самоценны, не только не нужен формальный повод, но, напротив, такой повод будет только мешать. Жертва должна быть невинной. Чем невиннее, чем лучше. Если угодно, она должна даже вызывать сочувствие. Да, представь себе, в глубине души я сочувствую тебе, и не будь этого, я не смог бы в полной мере насладиться твоими страданиями. Ведь не сочувствовать жертве — значит, считать ее заслуживающей такой участи, то есть виновной, а этот аспект мы уже разобрали. Самое изысканное удовольствие в том, чтобы вообще наблюдать мучения со стороны. Мучающий сам так или иначе, пусть даже подсознательно, оправдывает собственные действия, а значит, не может считать жертву абсолютно невинной; но наблюдатель избавлен от этого противоречия. Увы, привлекать напарника мне было бы слишком опасно. Ну да ничего, может быть, я теряю самое тонкое наслаждение, но мне хватает и того, которое я получаю.

Тебе, может быть, интересно, какой все-таки в этом смысл. А никакого, в том-то все и дело. Истинный садизм есть наслаждение страданиями жертвы в чистом виде, без всякого рационального или даже иррационального обоснования. Я не пытаюсь что-то доказать, отплатить или самоутвердиться. И дело вовсе не в том, что я не могу иным способом добиться женщины. Могу, просто это не доставит мне удовольствия. Да и вообще, сексуальные мотивы тут далеко не главные. Просто, когда человек садист, это затрагивает все стороны его натуры, в том числе и сексуальную — но не наоборот, и сводить садизм к сексу совершенно не верно. Как видишь, пока что мы с тобой обходились вообще без этого... но, разумеется, я не дам тебе никаких гарантий на будущее. Теперь у тебя нет вообще никаких гарантий. Если ты будешь вести себя плохо, ты будешь наказана, поскольку я не заинтересован, чтобы мне чинили помехи, но если ты будешь вести себя хорошо, ты все равно не сможешь заслужить никаких поблажек. В любую минуту я могу сделать с тобой все, что захочу, и сделаю, как только захочу. Ты должна всегда помнить об этом, — он отошел куда-то в сторону, но Лола, привязанная собственными волосами, не могла повернуть голову. Она лишь слышала, как он звякает какими-то инструментами, и эти звуки наполняли ее ужасом. — Вот, например, сейчас у меня возникло такое желание, — заключил он и вновь появился в поле зрения девушки. Увидев, что он держит в руке, она закричала...«

Кевин Стюарт нажал Ctrl-S, записывая текст, и откинулся на спинку кресла. Можно сделать перерыв перед описанием следующей сцены. Ему бы, конечно, хотелось продолжить эту, но издатель советовал избегать слишком натуралистичных эпизодов, и был, черт побери, прав. Скандальная популярность хороша для начинающих, а признанному мэтру негоже балансировать на грани садомазохистской порнографии. В былые времена сходило и не такое, но в нынешнюю политкорректную эпоху лучше играть по правилам. Стало быть, героиню в конце концов спасут, а маньяка застрелят. Он, кстати, ее так и не изнасилует. Жертва должна оставаться невинной, чем невинней, тем лучше. И спасет ее не бойфренд, как обычно бывает в подобных сюжетах, а женщина-полицейский. Сделаем приятное феминисткам. Хотя, конечно, истинная причина в другом. У Лолы нет бойфренда, потому что жертва должна быть невинна...

Стюарт подозревал, что истинная причина, побуждающая его из книги в книгу выводить образы маньяков и садистов и их беспомощных жертв, является истинной не только для него. Что как минимум половина его читателей — а если говорить о мужчинах, то и больше — чувствуют то же, что и он, и с наибольшим удовольствием прочитали бы именно те страницы, которые он, как правило, вынужден вымарывать еще в голове, даже не перенося на экран компьютера. И сексуальные мотивы тут не главные, как совершенно справедливо отмечал его герой. Садизм, на самом деле, не столь уж иррационален. Он идет из первобытных лесов, где дикие предки современного человека вели беспощадную борьбу за выживание. Со стихией, с хищниками, с себе подобными. Пассивная оборона была проигрышной стратегией. Выживал тот, кто умел нанести упреждающий удар, сломать, подчинить. Унизить, чтобы подчинение было вернее, чтобы вчерашний соперник в критический момент не посмел нанести удар в спину. Феминистки в ту эпоху, если и находились, не оставляли потомства. Самцы-победители предпочитали покорных самок — укрощение строптивых отнимает силы и время, которые можно потратить на борьбу с более серьезными врагами. И уже в те времена моральное подавление было важнее физического. Самый сильный вожак не устоял бы, если бы на него набросилось все стадо...

Стюарт чувствовал в себе кровь этих древних предков, пусть и процеженную через фильтры цивилизации. Любовь к физическому насилию осталась осадком на этих фильтрах; он признавал таковое разве что как средство унизить, а не само по себе. Этим он отличался от злодеев из своих романов, которые нередко находили удовольствие в причинении физической боли как таковой. Никогда не следует давать персонажам слишком много своих черт, особенно если эти персонажи отрицательные...

В то же время, вкладывая в уста персонажа слова о том, что детские травмы здесь ни при чем, Стюарт знал, о чем пишет. В его жизни не было детских травм, равно как и прочих событий, только что перечисленных им в очередной главе. Он был садистом, сколько себя помнил, и не сомневался, что это — врожденное. Осознание этого не внушало ему ни стыда, ни гордости; он не считал себя избранным, имеющим право властвовать над другими, он просто принимал себя, как есть. Он не собирался уподобляться своим героям и нарушать закон, а что до фантазий, роящихся в темных закоулках его мозга, то это его личное дело. Если эти фантазии и вырывались наружу, то исключительно в виде триллеров, на протяжении последних лет неизменно попадавших в верхнюю десятку бестселлеров. Его, разумеется, не раз обвиняли в пропаганде насилия, на что он с неизменной улыбкой отвечал, что в конце каждой его книги порок наказан, а добродетель торжествует — и это была правда, хотя самому ему хотелось других финалов. Некоторые из них даже существовали — в единственном экземпляре на его компьютере. Он скрывал их настолько тщательно, что даже не делал резервных копий. Пропадут — ну что ж, напишет еще что-нибудь.

Теперь, однако, предстояло писать о действиях Коры, той самой женщины-полицейской. Это было не так приятно, как описывать страдания Лолы. Но по опыту он знал, что главное — одолеть несколько первых абзацев, а дальше новая сюжетная линия увлечет его, пусть даже в ней и не будет никаких униженных жертв. В конце концов, он не маньяк, его интересуют не только садистские мотивы...

Он уже занес руки над клавиатурой, как вдруг тишину нарушил мелодичный звук звонка. Стюарт покосился в угол монитора. 10:36 вечера, кого еще несет в такое время? Он и днем-то никого не принимал вот так, с бухты-барахты, без предварительного согласования по телефону...

Стюарт вывел на монитор изображение с видеокамеры охранной системы. У двери стоял мужчина в черном плаще с капюшоном, высокий, худощавый, должно быть, лет сорока, как и сам Стюарт, хотя точно сказать было трудно — лоб и глаза оставались в тени капюшона. Плащ мокро блестел, значит, нудный октябрьский дождь, начавшийся утром, все еще идет (за шторами и двойными рамами Стюарт мог определить это только по картинке с камеры).

Кто бы это мог быть? Стюарт жил уединенно и соседей не жаловал. Из журналистской братии вряд ли кто-то окажется так глуп, чтобы заявляться столь бесцеремонно чуть ли не посреди ночи. Для студента, пишущего работу по его книгам (несколько раз Стюарту доводилось принимать и таких посетителей) парень, пожалуй, староват. »Кто бы он ни был, пусть убирается«, — решил автор бестселлеров и попытался вновь сосредоточиться на работе. Значит, Кора сидит за столом и раскладывает пасьянс из газетных вырезок о преступлениях Калифорнийского маньяка...

Но тут неизвестный снова поднял руку и позвонил, на сей раз более протяжно. Стюарт с неудовольствием заметил, что сердце его заколотилось куда быстрее. Может быть, потому, что он как раз писал о маньяке, но в голову полезли разные нехорошие мысли. Сейчас фактически ночь, и он один в загородном доме, стоящем на отшибе. Дом, конечно, оборудован охранной системой, но она служит скорее против воришек, чем против кого-то более серьезного. На окнах первого этажа, выходящих на задний двор, нет решеток, высадить их ничего не стоит... И случись что — никто не хватится его еще очень долго. Разве что издатель, когда не получит рукопись в срок; остальные из периодически досаждающих ему людей будут, конечно, ворчать, регулярно натыкаясь на автоответчик, но не отважатся беспокоить его лично. У Стюарта никогда не было ни жены, ни любовницы; секс он называл суррогатом мастурбации для людей без воображения. На свое воображение он не жаловался — как-никак, оно принесло ему шесть миллионов долларов. Наверное, нашлось бы немало мазохисток, которые согласились бы воплотить на практике даже самые жестокие из его тайных фантазий — пару раз он даже получал практически открытые предложения от поклонниц, разглядевших его истинную суть за образами книжных маньяков — но добровольное согласие »жертвы« свело бы на нет все удовольствие...

А может быть, у этого типа просто сломалась машина, и он ищет телефон? Эта мысль, однако, не успокаивала. Именно так начинался его роман »Полуночный гость«, разве что в доме там был не преуспевающий писатель, а молодая художница... В мистические совпадения Стюарт не верил, но что, если какой-то псих, начитавшись его книг, решил реализовать его собственный сюжет? Кстати, те, кто яростно критиковал его романы за »культ насилия«, как раз любили упирать на то, что такое возможно...

Пришелец позвонил снова. Уходить он явно не собирался. Стюарт вспомнил, что в спальне в тумбочке лежит пистолет, но, кажется, коробка с патронами к нему где-то на чердаке...

Он вздохнул и решительно снял трубку переговорного устройства. Сейчас он велит этому типу убираться, и, если тот не послушает, немедленно звонит в полицию.

— Кто вы такой и что вам нужно на ночь глядя? — рявкнул писатель самым недружелюбным тоном.

— ФБР, мистер Стюарт. Агент Брэдли. Прошу прощения, сэр, что потревожил вас в такое время, но дело не терпит отлагательств. Вы позволите мне войти? — говоря все это, гость поднес к объективу камеры свой значок. Похоже, совершенно настоящий. Стюарт знал, как выглядит значок федерального агента; в своих книгах он всегда уделял внимание точности деталей, придающей повествованию достоверность.

— Что случилось? — осведомился он, сбавляя тон.

— Мы разыскиваем серийного убийцу, сэр.

— Надеюсь, вы не думаете, что он скрывается у меня в доме?

— О, разумеется, нет, но вы можете располагать важной информацией по этому делу. Вы знали жертв, и, возможно, убийца также входит в число ваших знакомых. Не исключено, что вы тоже в опасности, поэтому я не стал дожидаться утра.

Жертв? Он сказал жертв, не жертву? Убито сразу несколько знакомых?

— Сэр, будет лучше, если мы продолжим этот разговор в доме, — продолжал настаивать Брэдли.

— Дда-да, конечно. Сейчас я спущусь.

Стюарт вышел из кабинета и направился к лестнице, подавив желание завернуть в спальню. Все равно пистолет не заряжен, да и не стоит впадать в паранойю. Если опасность и есть, лучше довериться профессионалу.

Отключив сигнализацию, Стюарт отпер дверь. Брэдли шагнул внутрь и остановился, словно боясь перепачкать пол. Его ботинки и впрямь оставляли грязные лужи, с плаща текло.

— Его последней жертвой стал Питер Бертел, — сообщил агент.

— Но я не знаю никакого... Хотя погодите. В школе я учился с одним Питером Бертелом. Но вы же не хотите сказать...

— Перед этим он убил Энтони Хиллза. До того — Лео Джелена и Алекса Лобстермэна. Все это ваши одноклассники, не так ли?

Стюарт почувствовал, как его живот наполняется колючими ледяными кристалликами. Это были не просто его одноклассники. Это была его компания, они были приятелями на протяжении всей учебы. И он, Стюарт, был заводилой. Тот нечастый случай, когда главным в подростковой компании становится самый умный, а не самый сильный или богатый — впрочем, совсем уж хлюпиком Кевин не был и постоять за себя мог. Но против того же Лобстермэна в честной драке бы не выстоял — однако Лобстремэн ходил у него в шестерках... После школы они разъехались, кто-то поступил в университет, кто-то устроился работать в автомастерской, кто-то подался в армию — словом, дружба сама собой сошла на нет, и Стюарт не вспоминал этих имен, наверное, лет двадцать. Да и не жалел об этом. Пожалуй, Бертел был единственным, равным ему по интеллекту. Остальные годились разве что для дурацких мальчишеских шалостей да для защиты при конфликтах с другими компаниями...

Теперь никого из них нет. И неизвестный псих подбирается к последнему из компании.

— Вы уверены, что дело именно в этом? — Стюарту очень хотелось найти другое объяснение. — Может, их связывало что-то еще... Совместный бизнес или... (да какой, к черту, совместный бизнес мог быть у тех же Бертела и Джелена?)

— Нет, сэр. Мы проверили. Они жили в разных концах страны и давно не поддерживали связей между собой. Никаких общих дел, никаких общих знакомых. Кроме друг друга и вас, разумеется.

— Погодите, вы что же, хотите сказать, что подозреваете меня?

— Нет, мистер Стюарт. Конечно, сперва у нас мелькнуло такое подозрение, но у вас железное алиби. Когда убили Хиллза, вы были на презентации вашей книги, раздавали автографы чуть ли не тысяче свидетелей. В день смерти Джелена вы присутствовали на заседании Пенклуба, в тысяче миль к востоку от места преступления...

— Тогда, я полагаю, у вас уже должны быть зацепки? С вашими возможностями не так сложно взять список нашего класса и проверить, у кого нет алиби ни по одному случаю.

— Совершенно верно, мы так и делаем. Хотя проследить путь каждого из ваших одноклассников не так-то просто. Мы живем в свободной стране, не забывайте. К тому же, преступник мог учиться и в другом классе вашей школы. Однако еще до окончания этой проверки нам удалось задержать подозреваемого.

— Удалось? — Стюарт почувствовал безмерное облегчение.

— Да, сегодня вечером. Его взяли, когда он что-то вынюхивал возле вашего дома. Но мы не знаем, кто он. Точнее, у него документы на имя другого человека, не из вашей школы, но это еще ничего не значит. Поэтому я прошу вас проехать со мной, тут недалеко. Возможно, вам удастся его опознать.

— Хмм... Я не уверен... Видите ли, прошло двадцать пять лет, да и у меня не очень хорошая память на лица...

— Я понимаю. Но дело в том, что формально нам нечего ему предъявить. Он не занимался ничем противозаконным, у него не было при себе оружия, и мы обязаны его отпустить, иначе его адвокат съест нас на завтрак. Другое дело, если вы его опознаете... или вам хотя бы покажется, что вы его узнали...

— Ясно, — кивнул Стюарт. — Подождите, я только оденусь.

Три минуты спустя, не забыв поставить дом на сигнализацию, он уже шагал, кутаясь в кожаное пальто, следом за Брэдли по мокрым плиткам садовой дорожки. Автомобиль агента (в темноте Стюарт не разобрал марку) мигнул подфарниками, узнавая хозяина. Брэдли обошел его кругом, забрался на водительское сиденье и открыл дверцу пассажиру. Писатель утонул в удобном мягком кресле. В салоне было темно, лишь янтарно светилась приборная панель.

— Пристегивайтесь, — сказал Брэдли, щелкая своим ремнем. Стюарт потянулся рукой вправо, нащупывая замок, но пальцы скользнули лишь по мягкой обивке. Он недоуменно двинул рукой вниз, вверх, назад, пытаясь понять, где здесь этот чертов ремень, затем, убедившись, что наощупь это не определить, повернул голову вправо.

В тот же момент в шею ему вонзилась игла.

Боль. Боль жгла запястья, раздирала руки, выламывала плечи. Боль не давала соскользнуть обратно в спасительный сумрак небытия. Стон вырвался изо рта, вернув к жизни язык. Красные пятна напомнили о существовании глаз. Стюарт разлепил дрожащие веки, несколько секунд тупо пялился на бетонную, в серых подтеках, стену, затем начал осторожно поворачивать голову.

Это был какой-то подвал. Тусклый свет одинокой лампочки без абажура, у стены — железный шкаф, рядом верстак, на нем — ящик с какими-то инструментами. У другой стены почему-то жаровня, на каких обычно готовят барбекю. Сейчас там рдели угли.

Все это открылось Стюарту с несколько необычного ракурса, поскольку он висел под потолком, не доставая ногами до пола. Но не слишком высоко — подвал вообще был низкий. Попробовав все-таки дотянуться ногами до пола, он понял, что они связаны, а руки... Боже милосердный! Он был подвешен за скованные за спиной запястья, и руки, конечно, уже вывернуло из суставов. Это была самая натуральная дыба, как во времена инквизиции.

Стюарту было не только больно, но и холодно, несмотря на близость тлеющей жаровни, и внезапно он понял, почему. Он висел совершенно голый.

Он снова застонал, сдерживая рвущийся крик. Кричать в голос было страшно, он боялся, что это привлечет того, кто сделал с ним все это.

Но тот и так не заставил себя ждать, появившись откуда-то из-за спины. На нем был все тот же плащ, однако уже высохший — значит, прошло не так уж мало времени.

— Это все ерунда, — проинформировал тот, кто называл себя Брэдли. — Ты еще не отошел от действия наркотика. Вот когда оно закончится полностью, ты узнаешь, что такое настоящая боль. Хотя это тоже будет лишь первой сценой нашего представления.

— Кто ты? — прохрипел Стюарт.

Человек в плаще откинул капюшон и застыл с довольной улыбкой на лице.

— Ну? Ты не узнаешь меня, Стюарт? У тебя и впрямь плохая память на лица. Или, может быть, тебя смущает выражение? Если бы я размазывал по лицу слезы и сопли, ты бы узнал меня сразу?

— Джон Кандлевски...

— Ну наконец-то. Ты, кажется, не рад меня видеть? Что так? Ты даже не хочешь крикнуть: »Ну че, пацаны, сегодня опять доводим Джонни Глисту«? Ах да, кричать-то некому. Все твои пацаны мертвы. И прежде, чем умереть, они долго просили меня, чтобы я их убил. Долго, очень долго. И ты тоже будешь. По крайней мере, до тех пор, пока я не отрежу тебе язык. Твой длинный язык, с которого слетали такие замечательные дразнилки.

Кандлевски... Излюбленная жертва их компании. Да и не только их, хотя именно они всегда выступали заводилами... Длинный, нескладный парень в очках, совсем не умевший драться, но легко приходивший в ярость. Идеальная мишень для издевательств. А он был не дурак, Кандлевски. Уж по крайней мере учился лучше них всех, даже Стюарта с Бертелом, не говоря уж о прочих оболтусах. Хрестоматийный образ отличника-очкарика. Хотя, кажется, в старших классах он уже не носил очков. После восьмого класса он ушел. Перевелся в другую школу. С тех пор о нем не вспоминали. Им уже не нужна была любимая игрушка, их тогда больше занимали девочки...

— Тебе это так не пройдет, — скрипнул зубами Стюарт. — Твой визит ко мне записан...

— Ты имеешь в виду эту запись? — Кандлевски вытащил из кармана плаща кассету, затем бросил ее на жаровню. — Я ценю твою заботу о моей безопасности, но я прекрасно знаю эту охранную систему. И я видел, как ты отключал сигнализацию. Прозрачные двери — не самая умная идея... Впрочем, даже если бы я вдруг и не видел, ты бы сам мне все рассказал. Можешь не сомневаться, рассказал бы. Бертел тоже поначалу хорохорился...

— Все равно. Тебя вычислят. Мы ведь уже обсуждали, как тебя вычислить...

— Ты не учитываешь только одного. Никто не ищет серийного убийцу. ФБР не занимается этим делом. Никому не приходит в голову связать вместе несколько исчезновений совершенно разных людей, пропавших без вести в разных штатах. Даже не убитых, заметь, просто пропавших без вести. Что в огромном числе случаев означает, что человек просто решил начать новую жизнь на новом месте. Тел не нашли и не найдут.

— Но уж исчезновением ФБРовца точно занимаются! Это ведь подлинное удостоверение. Ты убил федерального агента, чтобы завладеть им!

Кандлевски весело рассмеялся.

— ФБРовец не умирал и не исчезал, Стюарт. Я действительно Джон Брэдли, агент Федерального бюро расследований. Фамилию я сменил в юности, еще перед поступлением в академию. В настоящее время я в краткосрочном отпуске. Через пару дней, когда мы тут закончим (»господи Иисусе сладчайший, он собирается пытать меня два дня!!!«), я вернусь к своим обязанностям. Как это было уже не раз на протяжении последних восьми лет. А ты думал, я разделался с вами всеми за месяц? Нет, Стюарт, восемь лет! Никому не придет в голову объединить эти случаи.

— Неужели ты пошел в ФБР... только чтобы отомстить нам?

— Да, пошел я туда именно за этим. Но в процессе эта работа увлекла меня и сама по себе. Вот почему вы прожили столько лишних лет — у меня хватало и других дел. Ну и, разумеется, я должен был все подготовить так, чтобы исключить малейшую вероятность прокола. Мне нравится моя работа. Я помогаю этой стране очиститься от ублюдков. В том числе и от таких ублюдков, как вы.

— Послушай, Джон... (о боже, как больно, господи дорогой Иисус, сделай так, чтобы он меня послушал!) Мы ведь, на самом деле, не хотели тебе зла. Мы, ну, просто развлекались. Дурацкие шутки, конечно. Ты не представляешь, как я сожалею...

— Восемь лет, Стюарт. Столько я провел в вашей гребаной школе. Восемь лет страха и ненависти. И теперь ты хочешь сказать »извини, Джонни, мы пошутили«? Нет, Стюарт. К сожалению, у меня нет возможности растянуть твои мучения на восемь лет. Я думал над этим, но это слишком затратно и рискованно. Зато в моей власти сделать так, что твои последние дни покажутся тебе годами.

— Джон, черт побери! Мы же были детьми! Просто глупыми детьми!

— Не пудри мне мозги, Стюарт. Я тоже был ребенком. И я знаю, что на самом деле с возрастом человек не меняется. Меняется внешняя шелуха, но не суть. Я прочел все твои книги. И я знаю, что тебе всегда нравилось мучить других. И нравится до сих пор. Но, как говорят в разных глупых фильмах, в эту игру можно играть вдвоем, — отвернувшись от своего пленника, Джон некоторое время рылся в ящике с инструментами, пока не выбрал нужный. Увидев, что он держит в руке, Стюарт закричал...

--------------------------------------

Примечание автора. Когда я писал этот рассказ, то, несмотря на использование некоторых реальных прототипов, развязку полагал исключительно плодом собственного воображения. Однако вот какая заметка попапась мне в интернете несколько лет спустя:

»В нашем тихом городке на западе США пару лет назад была шумная история: одноклассники собирались на реюнион (юбилей выпуска). Во время пьянки в баре и лёгкой потасовки один застрелил другого на глазах у всего класса. За что?

Нарисовалась хитрая история. В школе убитый был «булли», т.е. любил наезжать на одноклассников по поводу и без повода, пользуясь физическими преимуществами: рост, сила, вес. А тот, кто стрелял, был самым хилым очкариком в классе. После школы вместо Гарварда или Йелля ботаник выбрал полицейскую академию. За 9 лет поднялся до начальника полицейского участка.

Придя на встречу класса, бывший «ботаник» целенаправленно подпоил бывшего обидчика, затем обозвал нехорошим словом — тот полез в драку, размахивая подвернувшимся ножиком. Тут полицейский его и уложил. А что? Имел право. Полицейским разрешено скрытно носить оружие во внерабочее время. Судья убийцу оправдал, как необходимую самооборону. Репортёры попервоначалу раскопали дело, по шагам проследив как всё происходило в баре, и как складывались взаимоотношения в классе. Однако мэр и самый главный полицейский в городе на пресс-конференции заявили что была просто драка, полицейский действовал на разумных пределах. Тем всё и кончилось."

Последок

Источник: samlib.ru

Автор: Алексей Бородкин

Нужно вести себя, как обычно. Будто ничего не произошло. Мысль глупая до абсурда, но когда она появилась, стало легче. Проще. Она принесла с собою порядок.

Димитрий выкопал картошку на монастырском поле. Не всю, естественно, осилил только пару соток, пока копал взмок и извозился в земле. Подумал, что есть смысл посадить больше лука. Он любил лук. А картошки хватит и этой.

«Помирать собирайся, а репу сей», — так говорил настоятель. «Интересно где он теперь? — Димитрий вытер рукавом лоб, почувствовал запах пота — подрясник пора выстирать. И кальсоны тоже. — Дай Бог, чтобы жил».

За картофельным полем начинались капустные ряды — ровные штрихпунктирные линии. Димитрию нравилась капустная белёсая зелень, нравилась геометрическая правильность кочанов и грядок. Он пытался сосчитать капустные головы, прикидывал, на сколько ему хватит — получалось года на три. Даже если съедать по кочану в день.

И картошка, и капуста, и морковные кучерявые прямоугольники — всё осталось нетронутым. После двадцатого августа монахов не интересовал урожай. В один день всё перевернулось с ног на голову. Настоятель уехал в Москву (чего ради? что он надеялся там увидеть?) и больше не вернулся. Старцы и примкнувшие к ним монахи заперлись в столовой, после трапезы затопили печь и наглухо задвинули заслонку. Угорели все насмерть, и, кажется, это произошло безболезненно. «Во всяком случае, — размышлял Димитрий, — нельзя считать, что они наложили на себя руки. Поленья в печь подкладывал пришлый схимник и заслонку задвинул тоже он. Крестил яростно лоб и плечи, приговаривал про грехопадение, про Армагеддон. Поминал геенну огненную. Страшный человек, дикий». Потом куда-то исчез, и Димитрию от этого стало только легче. Невыносимо было видеть горящие безумью глаза. Про него говорили, что он тридцать лет провёл в ските — маленькой лесной избушке. Питался корой и молился. «Видать не помогло. Или плохо молился». — Что мысль греховна, Димитрий понял не сразу.

— А остальные? — спрашивал Зиновий Фёдорович, имея в виду обитателей монастыря. В ответ Димитрий пожимал плечами и отвечал, что никого более не осталось.

— Так вся эта вольница теперь принадлежит тебе? — Зиновий Фёдорович поводил рукой, указывая на церковь, звонницу, жилой корпус. Чуть в стороне стояла баня, за нею сход к реке, купальня. — Широко, брат, живешь. Завидую. — Судя по интонации, Зиновий Фёдорович шутил.

— Получается так. — Димитрию хотелось улыбнуться (он вообще-то был смешлив), но только эта эмоция казалась неуместной. Теперь многие чувства оказались лишними.

Зиновий Фёдорович спрашивал, почему не ушел он, Димитрий.

— А куда? — отвечал диакон. — Я и в толк не возьму, куда теперь можно пойти.

Оставшись в монастыре один, Димитрий растерялся. Первые дни прошли за насущными заботами. Он хоронил старцев: заглядывал в здоровые, розовые от угарного газа лица и думал, не поторопились ли они? Быть может, всё обойдётся? И в травинке малой, и в росинке не видно было опасности. Потом пришел запах. Если ветром тянуло с запада, с леса воздух казался съедобным. Так было первое время. К сосновому терпкому запаху примешивалось что-то ещё. Сладкое, возбуждающее аппетит. Кровяные колбаски — вертелось на языке слово. Довольно быстро колбаски испортились. Западный ветер стал неприятен. На опушке Димитрий наткнулся на труп лося. Молодая (помёта этой весны) белка валялась на тропе, ещё одна (возможно, сестра первой) повисла на рябине, в развилке.

— Почему они погибают? — спросил у Зиновия Фёдоровича.

— Радиация, — ответил тот. — Лучевая болезнь.

Димитрий поднял голову и медленно кивнул. «Откуда он всё знает?» — подивился. И ещё задумался, сколько Зиновию лет. Пятьдесят? Неужели он такой старый? Или больше?

— Коли так, почему тогда погода такая замечательная?

Правильнее было бы спросить, почему медлит ядерная зима. Где грязный снег? Туман?

— Она не за горами, мой мальчик. Азия, полагаю, уже в глубокой заднице. Если ты понимаешь, о чём я говорю.

— А почему так произошло?

Вместо ответа (вернее, перед ним), Зиновий Фёдорович протяжно посмотрел на своего молодого друга: «Аллилуйя, долгополая, жаль, не бывать тебе митрополитом. Не придётся мне твою ручку целовать».

— Откровенность за откровенность. Я расскажу тебе, а ты — мне. Согласен? — диакон согласился. — Вот если бы тебе сказали, Димитрий, что в момент твоей смерти весь мир погибнет, это облегчило бы твою гибель?

— Вовсе нет! Напротив!

— Не торопись с ответом. Вообрази: ты принимаешь мученическую казнь и понимаешь, что вместе с тобой сгинут и твои мучители. Неужели это не принесёт тебе некоторого облегчения? А? Почти библейский сюжет.

— Не понимаю...

— Очень просто: Америка слишком давила на Северную Корею. В конце концов, корейцы решили, что им терять меньше, чем остальным — они не слишком избалованы жизнью. Они отбомбились по Японии. На таком малом расстоянии противоракетные системы даже не пикнули. За Японию ответили Штаты своими крылатыми ракетами. Корейцев поддержал Китай — атаковал американские авианосцы. Кто пульнул по Южной Корее до конца не ясно, да это и не важно — южанам всё одно не светило выжить в этом котле. Конфликт оказался слишком велик, чтобы мы оставались в стороне. Чемоданчик раскрыли, кнопку надавили... а на всякое действие есть своё противодействие.

Зиновий Фёдорович красиво сложил руки, а потом показал ими раскрывающийся бутон: «Бу-бух! Кра-кха-кха!»

Без малейшего перехода спросил, есть ли в монастыре винный погреб:

— Быть может, там осталось что-то? Хоть дюжина бутылочек?

Димитрий потряс головой, удивился, как можно в такие моменты думать о вине.

— Не для пьянства, дурачок. Красное вино лечит.

— Я посмотрю... может, у настоятеля было... в смысле осталось.

— Посмотри.

Вечером, прокручивая в голове разговор, диакон вспомнил про своё обещание: Зиновий Фёдорович хотел ответной откровенности, да ничего не спросил. «Запамятовал, очевидно». Димитрий решил, что это хороший повод для встречи. Порою ему делалось одиноко.
«Если это радиация, — рассуждал диакон, — тогда рыба тоже должна пострадать». Утром он спустился к реке, долго сидел на берегу. Удочку забросить побоялся (сам не понимая, почему), просто сидел и ждал. Ничего особенного. Всё, как всегда. В зарослях камыша стояла щука — охотилась, пескари рыскали вдоль дна. «Вот и славно», — подумал диакон.

От монастыря к Грачевскому посёлку лежала асфальтированная дорога. Примерно на середине к ней примыкала грунтовка, напоминающая лесную тропу. Если быть точнее — две тропы, бежавшие рядом. По этой дороге — через неглубокий лог, ручей и поле — можно было добраться до имения Зиновия Фёдоровича Гурьева. Когда-то эта земля принадлежала деду Зиновия Фёдоровича; в революцию деда раскулачили, сослали в Сибирь (что было не очень-то и далеко), усадьбу национализировали. В шестидесятые здесь устроили обкомовский санаторий (кто-то из обкомовцев был родом из этих мест, ностальгия взыграла), через пару лет санаторий переделали в пионерский лагерь (были времена, когда боролись с излишествами), наконец — за недостатком финансирования — пионерлагерь забросили. Вывезли мебель, заколотили крест-накрест окна, как в Великую Отечественную. Зиновий Фёдорович — когда позволили доходы — выкупил фамильную землю, бульдозером сдвинул с лица земли деревянные и бетонные строения — вычистил последствия социализма, построил каменную усадьбу (в большей части копируя усадьбу деда). Вернулось и прежнее название: Воздвиженская усадьба или просто — Воздвиженское.

С женой Зиновий Фёдорович давно развёлся, дочек пристроил к мужьям (вполне счастливыми браками), прислуги в доме не держал. Была у него горничная, но и она — как это случилось со многими, — после двадцатого августа поддалась панике и исчезла в неизвестном направлении.

«Так пишут в дешёвых романах, Димитрий. Не мели чепухи», — Зиновий Фёдорович пренебрежительно взмахивал рукой и морщился. Диакон привёз шестнадцать бутылок красного вина и шесть бутылок белого. Одну бутылку немедленно раскупорили и разлили по стаканам. «Направление известно — посёлок Грачевский, железнодорожная станция, поезд номер... хрен его знает какой. И цель ясна — уехать подальше. Неясен смысл сего деяния... Фу ты, черт, твои церковные словечки проникают в мой лексикон. Сбежала баба-дура, и все дела. Нет в этом никакого сакрального смысла, и нечего его искать. Ну, будем!»

Димитрий поднял стакан, мысленно перекрестился (открыто это сделать постеснялся) и пригубил.

Гостевой домик был выстроен в японском стиле: вокруг бревенчатого сруба широкою каймой тянулась веранда, крылья пагоды укрывали её с большим запасом. Под таким навесом замечательно сидеть в дождь — спрятать ноги под тёплым пледом и смотреть, как капли стекают с еловых веток. Зиновий Фёдорович сидел в кресле-качалке, такое же кресло поставил для гостя.

— Что в лесу нового? Я в последнее время мало хожу. Устаю быстро.

— Много дохлого зверья, а так — ничего, — ответил Димитрий. — Этот год грибной, груздей — целые поляны. Красавцы! Руки сами тянутся. И ягод много.

— Ягод много, — эхом повторил Зиновий Фёдорович. — Это плохо, диакон, от этого звери и помирают. Едят зараженные ягоды.

— Я давеча был на реке, — сказал Димитрий, — так рыба в полном порядке. Нет никаких...

— Никаких! — перебил Зиновий Фёдорович, всплеснул по-бабьи руками. — Мать честная! Даже теперь он жив! Вечный российский авось! Нет, дружище, на сей раз к нам пришел пёс по имени Дец, и он так просто не уйдёт. Не рассчитывай.

Зиновий Фёдорович произнёс последнюю фразу зло, с оскорбительной интонацией, но Димитрий почему-то не обиделся. Подумал, что хорошо бы теперь посидеть в лодочке на реке. Закинуть удочки, отсидеть вечернюю зорьку, дождаться утренней...

— Что домашние? Не звонят? — спросил осторожно. О реке и удочках не заикался.

— Две недели назад звонил старшей дочери, — Зиновий Фёдорович смотрел бокал на просвет. «Фу! Какое дрянное вино!» — Поговорить не поговорил, но послушал автоответчик. Представь себе, услышал родной голос и легче стало.

Зиновий Фёдорович достал телефон и набрал номер, передал трубку Димитрию: «Вы позвонили по такому-то номеру. Я сейчас не могу вам ответить. Однако вы можете оставить голосовое сообщение... Если уверены в его важности для меня. Ха-ха!» В конце девчонка рассмеялась, очевидно, считая свою шутку смешной.

«Уж точно получилось не смешно», — подумал диакон и спросил, не пытался ли Зиновий Фёдорович оставлять сообщение.

— Раза три или четыре, — ответил старик. — Потом понял, что девочка права: они недостаточно важны, мои мэсседжи. Не стоит тратить на них время.

Через неделю в монастыре (и в Воздвиженском) исчезло электричество, вслед за этим рухнула мобильная сеть. «Да и хрен с ней, — сказал Зиновий Фёдорович. — Всё одно к одному. У меня и телефон разрядился». Спросил про машину.

— У вас в монастыре была машина. Черная «Волга», я помню. Значит, есть и бензин?

Машиной настоятель пользовался редко. Она стояла в гараже и выезжала не чаще раза в месяц. Димитрий пообещал отыскать бензин. Зиновий Фёдорович спросил, умеет ли диакон водить.

— Могу, — ответил Димитрий, розовея. — Вот только прав нет.

— На этот предмет можешь не беспокоиться. Права тебе не понадобятся. Их некому проверять.

Зиновий Фёдорович сказал, что нужно поехать в Грачевский. Быть может в магазине инструментов — «Ищи в задних комнатах или на складе», — найдётся генератор.

— Без света жить можно, — он хлопнул себя по щеке, убивая комара, — а всё же хреново. И музыки не послушаешь.

Димитрий согласился. Керосиновая лампа воняла, от неё болела голова, а лучины он зажигать не умел.

— Да и пожар устроить боязно.

Зиновий Фёдорович отреагировал странно: потребовал открыть рот, внимательно обследовал язык. Изнутри поскрёб щеку ложечкой, спросил, не больно ли? Диакон ответил, что не больно.

— Вот и хорошо... Замечательно. А к головной боли привыкай. Скоро она станет постоянной.

Сидели на западной стороне веранды, смотрели на закат. Над фруктовым садом растекалась багряная полоса с фиолетовой стрелкой. Ветра совсем не было — лист не шелохнётся. Грушевые деревья сделались тёмными, почти чёрными. Диакон снова подумал про реку: «Зорька теперь опрокинулась в воду, горит... Хорошо бы лодочку пустить по течению». Низко, почти от самой земли поднялась птица, шарахнулась вправо-влево и скрылась в черноте крон. Всё произошло моментально, в несколько беззвучных рывков.

— А птицы? — спросил Димитрий, имея в виду, как они переносят заражение.

— Сдохнут, — ответил Зиновий Фёдорович. — Ты разве не заметил, что их стало меньше? Даже ворон почти не видно. Только жуки в воздухе и эти... — он опять хлопнул себя по щеке. — Комары, чтоб им пусто было. Ты будешь в Грачевском, — попросил, — загляни в продуктовый. Может, приличного вина раздобудешь. Нет сил пить вашу церковную дребедень... этот сироп огненный.

Димитрий пообещал. Но вина не привёз. Никакого. Все продуктовые магазины были разграблены. Даже маленькая лавочка рядом с бензозаправкой (ожидаемо пустой). Димитрий перешагнул через оторванную дверь (она валялась поперёк дороги), хрустя ботинками по битому стеклу, вошел внутрь. В глаза бросилась табличка «Живое пиво! — Пузатый весельчак с баварскими усами держал в руках четыре полные кружки. — Пейте на здоровье!» «И вам того же», — машинально ответил Димитрий и подумал, что так мог бы ответить циничный Зиновий Фёдорович.

Кроме собачьего корма в магазине не осталось ничего. От нечего делать Димитрий прочитал состав, с удивлением нашел в нём говядину. Подумал, что эта закуска вполне съедобна и стоит взять пару упаковок.

С генератором получилось удачно. Бытовую технику и компьютеры растащили в первые же дни (люди не сразу сообразили, что именно произошло... а быть может, кто-то решил, что в аду тоже есть напряжение). В подсобке на складе (прав оказался Зиновий Фёдорович) нашелся бензиновый генератор. Его заводили, когда случались перебои. «Ямаха, — вслух произнёс Димитрий, будто знакомясь с живым существом. И посетовал: — Что ж ты такой здоровый? Как я тебя потащу?»

Пришлось привязать к бамперу «Волги» тачку, генератор взгромоздить на неё.

На дороге попался брошенный грузовик (Димитрий удивился, что не заметил его по дороге туда) и телега — оставленная кем-то повозка. Невыпряженная лошадь валялась рядом в канаве. Бока вздулись, рой мух клубился столбом. Чёрный язык лошади тянулся вперёд в каком-то непостижимом движении. Только в этот момент, разглядывая мёртвое животное, Димитрий сообразил, что никого не видел в Грачевском. Никто не попался на глаза, ни одна тень не промелькнула. Даже голоса никто не подал.

«Вот тебе бабушка и Юрьев день!» — подумал диакон и изо всех сил надавил на тормоз. Сдавил руль так, что костяшки побелели. На дороге стояла человеческая фигура.

— Ребёнок! Мальчишка! — взахлёб рассказывал Зиновию Фёдоровичу. — Я даже опешил, спаси и сохрани! Волосы дыбом, по спине мурашки. Хвала создателю — отвратил убийство, успел я затормозить. Остановился, а из машины выйти не могу — сил нет. Ручку — дверцу открыть — нащупываю, а найти не могу. Ужас!

— Да? — старик недоверчиво смотрел на подростка. — И как его зовут?

— Никак пока.

— То есть?

— Не говорит! — Диакон ласково погладил мальчишку по волосам. Длинные выгоревшие патлы закрывали половину лица. — Вообще ничего не говорит. Молчит, как рыба. Я так разумею, Зиновий Фёдорович, у него шок. Или... как это... амнезия. Может человек забыть речь?

Старик пробубнил, что в этом Мире всё может быть и всё возможно. «А уж человек точно многое может!» Взял столовую ложку, исследовал рот мальчишки, поднял его руки, ощупал подмышки, больно потянул за волосы. Всё время приговаривал: «Прекрасно! Просто замечательно!»

— И что ты намереваешься с ним делать?

— Ну как же? — опешил диакон. — Живое существо, куда же его девать? Оставлю у себя.

— Думаешь, это верное решение?

— А куда ж его? Оставлю.

— Как знаешь.

Сказал, что опасно приручать животных, тем более человека — привыкаешь. Потом махнул рукой: «А впрочем, не бери в голову. Скоро все обязательства аннулируются».

Тачку с генератором диакон оставил в Воздвиженском, обещал привезти бензин, если таковой найдётся. И моторное масло. «Ты всё же дай ему имя, — сказал Зиновий Фёдорович, прощаясь. — Не собака».

Неделя прошла в бытовых заботах. Димитрий выкопал ещё картошки: «Раз мы теперь вдвоём». Заквасил кадку капусты (пожалел, что не поискал в Грачевском соли). «И мешочек сахару бы не помешал».

Мальчишку назвал Азарием, в честь библейского первосвященника. Зиновий Фёдорович это имя не одобрил. Долго морщился, щурил холодные глаза, злился.

— Выдумал поповскую кличку... зачем? Человеческих имён мало? Ванькой бы назвал или Толиком.

Димитрий оправдывался, говорил, что Азария в переводе с иврита значит помощь Божия.

— Я подумал, что это подходящее имя. Лишь только мы с вами затосковали, господь послал нам утешение.

Зиновий Фёдорович ушел в дом, чем-то там загремел. Вынес на веранду миску с пирогами, сказал, что испёк сам.

— Когда стряпуха покинула меня, — налил в стаканы вино, — пришлось взять на абордаж кулинарные книги. Ты знаешь, вблизи всё не так страшно. Яйца заменил порошком, свежее молоко — сухим. Вместо ванилина взял мяту и лимонную траву. Получилось не так мерзко, как можно было ожидать. Попробуй. Так что ты там говорил про помощь?

— Господь нам её послал, — ответил Димитрий.

— А как ты думаешь, почему ЭТО произошло?

— Почем я знаю? — ответил диакон. Почесал в затылке и добавил привычное: — На всё воля Божия.

— Опять Божия! — Старик заёрзал в кресле. — Это как? Чего ради ему губить восемь миллиардов людей?

— Не знаю, — Димитрий пожал плечами. — Пути Господни неисповедимы.

— Хочешь сказать, это устроил Господь?

— Что ты! — опешил диакон. — Очувствуйся! — Сам того не заметив, он перешел на «ты». — Просто Господу всё известно. Что было и что будет.

— Привыкли валить на Господа, — рявкнул Зиновий Фёдорович. Очки в золотой оправе съехали набок, в глазах вспыхнул дьявольский огонёк. «Совсем, как у схимника!» — изумился Димитрий. — Что у вас ни спроси, на всё один ответ: воля Божья. А человек на что? Есть у него свобода воли или он мартышка в цирке? На коротком поводке бегает? Разве не эту свободу воли ты всю жизнь отстаивал? А? — После этой фразы Зиновий Фёдорович отпрянул, будто его окатили холодной водой, посмотрел на диакона другими глазами. — Впрочем... конечно это не ты, Димитрий. Ты слишком молод для этого. Извини. — Помолчал. — Могу предложить такой вариант: судьба. Рождается человек, и всё у него на роду написано. Где ему жениться, где креститься, где убитым быть — всё. От первой до последней буквы. Может такое быть?

— И где эта судьба записана, по-вашему?

— Нигде она не записана. Она существует только здесь и сейчас, в реальном времени. Сидит себе какой-нибудь старый хрен — на такие должности всегда нанимают противных, мерзопакостных личностей, — плетёт линии твоей и моей жизней и плюётся от злобы. Недоволен собой и своей работой — всем недоволен. Тянет наши нити, а сам размышляет, гад, какую бы нам пакость устроить, так чтобы над нами забористей поизгаляться. Мерзавец... нет, пусть это будет мерзавка. Бабы всё-таки подлее, как ни крути. Баба наши судьбы плетёт. Как тебе моя теория? Могла такая судьбоносная стервоза человечеству конец света устроить?

Диакон вздохнул и, не ответив, распрощался. Разговор был ему неприятен. Возникло желание уйти и не появляться более в Воздвиженском. Никогда: «Дабы не слушать богопротивные речи». А куда денешься? Если на белом Свете вас всего трое?

«Понятное дело, старику хочется разобраться, — размышлял. — Понять, почему так произошло. Мне и самому хотелось бы уразуметь... да непостижимы пути Господни. Но точно знаю, он не мог он устроить такое».

Каждым вечером теперь Димитрий выходил на прогулку. На улице умывался (в кадке), переодевался в чистое, брал за руку Азарию и выходил за ворота монастыря. Шли к реке или в поле — по настроению. Могли пойти к лесу, если ветер относил вонь падали в другую сторону.

Димитрий что-то говорил, рассказывал. Мальчишка забегал чуть вперёд, заглядывал в глаза. Иногда улыбался, иногда хмурился, причём эти эмоции совсем не совпадали с рассказами диакона. Димитрий даже заподозрил, что парень глухой, но когда в лесу хрустела ветка или ворона каркала слишком близко, Азария прижимался к диакону, прятал лицо в рясу.

Два дня подряд диакона рвало. Желудок с занудливой методичностью возвращал всё, что в него погружали. «Неужели отравился? — думал Димитрий. — Особливо ничего не ел. Или масло прогоркло?»

Зиновий Фёдорович выглядел уставшим, постаревшим лет на двадцать. Сказал, что плохо спал, что всю ночь его мучали кошмары и что в последние дни он ничего не ест: «Желудок не хочет выполнять своих обязанностей. У тебя тоже была рвота? Паршиво». Пошутил: «Под утро пережил атаку подагры. На какой-то момент усомнился, кто выйдет из схватки победителем». Спросил, как себя чувствует Димитрий.

— Нормально. Устаю только быстро. Руки мёрзнут и... — щёки диакона покрылись румянцем.

— Ну говори-говори! — Зиновий Фёдорович нетерпеливо поморщился. — Будем считать, что я твой лечащий врач.

— О женщинах совсем не думаю. В прежние времена за этот грех часто наказания принимал. Настоятель мне даже жениться советовал. Обещал посодействовать.

Брови Зиновия Фёдоровича взлетели домиком: «Чем посодействовать? Подержать? или посветить?», взгляд скользнул по фигуре диакона, чуть задержавшись в паху. Попросил:

— Позови-ка своего Му-му! — Называть мальчишку Азарием старик отказывался.

Когда подросток подошел, Зиновий Фёдорович опять его осмотрел. Хмурился и своего успокоительного: «Прекрасно! Замечательно!» не произносил. Правой рукой взял обе ладошки парня, левой — незаметно — потянул за волосы. В руке старика осталась прядь волос, а мальчишка этого даже не заметил.

Тихо сказал: «Началось». Димитрий не расслышал, переспросил. Зиновий Фёдорович невпопад ответил, что они не знают начальной дозы мальчишки.

— Если съесть издыхающую белку, пожалуй, этого будет достаточно даже для взрослого человека. Это микроскопическая бомба. Слышал про бета-частицы? Нет? Чему вас только учили в семинарии! Бета-частица — это микроскопическая микроволновка. На коже она вызывает ожог, проглоченная внутрь... представь, что ты проглотил тучу микроскопических микроволновок. — Зиновий Фёдорович забарабанил пальцами по подлокотнику. — Как думаешь, сколько он провёл в лесу?

Диакон не знал, только пожал плечами. Зиновий Фёдорович спросил, что они едят? Велел отставить безоговорочно капусту и картошки есть меньше: «Скорее всего, они заражены».

— В монастыре должен быть запас продуктов! — Диакон кивнул. — Его и пользуйте.

Сказал, что ему не нравится румянец диакона. «Это называется майским загаром, мой мальчик. Понимаешь меня?» Димитрий не понимал. «И на баб тебя поэтому не тянет. Радиация!»

Неожиданно (от выпитого вина? или под влиянием минутного настроения) Зиновий Фёдорович предложил пойти на рыбалку. Как Димитрию и хотелось: на вечернюю и утреннюю зорьки, чтоб ночевать в лесу, у костра. Зачем? Старик не ответил, только велел мальчишку с собою не брать, оставить его в келье. «Он ещё слишком мал, не поймёт, зачем нам это нужно».

... Рыбу ловили и отпускали — Зиновий Фёдорович запретил её есть. Когда диакон бросил в воду первого пойманного окуня, это казалось странным, неправильным. Потом он подумал, что, быть может, это и есть судьба: «Та самая нить, которую плетёт некрасивая женщина — греческая мойра».

Зиновий Фёдорович спросил, зачем Димитрий каждый день звонит в колокол? Диакон изумился: «Неужели в Воздвиженском слышно?»

— Дни теперь тихие, — ответил старик, — звон далеко разносится.

Димитрий задумался: действительно, зачем? Неужели жива надежда, что кто-то придёт? Пожалуй, что нет.

— Порядок в бытии появляется. Отзвонил к литургии — оно и по уму. По правилам. От порядка в жизни и мысли упорядочиваются. На душе становится легче.

— Думаешь?

— Уверен.

Когда вернулись, была глубокая ночь. Утренней зорьки дожидаться не стали — Зиновий Фёдорович сказал, что это пустое. Нет смысла тратить время. Зажег трёхлинейную лампу (дедовская вещь, вечная), провёл Димитрия в кабинет. Выкрутил фитиль лампы сильнее. Димитрию захотелось спросить, почему он не пользуется электричеством? Есть же генератор и три канистры бензина. Будто услышав вопрос диакона, Зиновий Фёдорович сказал, что бензин понадобится для другого. Вернее понадобится электричество.

— Металл варить умеешь? — спросил.

— Как это?

— Электросваркой.

Диакон потряс головой: — Не могу.

— Научу, — обещал Зиновий Фёдорович. — При желании, это не трудно. — Помолчал. — Задумал я, святой отец, побег. Для нас: для меня, тебя и пасынка твоего. Вот погляди сюда.

На столе Зиновий Фёдорович разложил чертёж. На синей бумаге белели тонкие линии. Димитрий увидел повозку странной формы. Нечто среднее между телегой и автомобилем. Спросил, что это?

— Электромобиль. Точнее, молниемобиль.

Надписи на чертеже были на французском, диакон спросил, почему так?

— Расскажу. Отдыхал я как-то в Германии, в местечке Гемайндевальд, у озера. Места там отдалённые, почти дикие. Лес, озеро, маленькая гостиница — всё как я люблю. Людей немного. — Зиновий Фёдорович закрыл глаза и запрокинул голову, припоминая. Димитрий заметил на его шее воспалённое пятнышко. Небольшое, с рублёвую монету. — Хозяйка гостиницы милая. Она мне, гутен так! Я ей — гутен морген, фрау... Дивное местечко. Нашу глушь напоминает, только родники там целебные, от суставов помогают. Купаться я любил ранним утром, когда над водой белёсый туман стелется. Вода в это время спокойная, как зеркало, даже войти боязно — потревожить такую красоту. Вот как-то прихожу, раздеваюсь, слышу... вроде зовёт кто-то? Или плачет? Прислушался: явно зовут на помощь. Причём по-французски. Пригляделся: барахтается в воде человечек. Уж еле-еле сучит ручонками. Ну, думаю, надо спасать. Хоть и француз, а всё же живая душа. Вытащил его на берег, откачал, растёр полотенцем. Гляжу — порозовели щёчки у моего утопленника. Оказался этот француз изобретателем. Этьен Ленуар его звали.

— Звали?

— Звали, — кивнул Зиновий Фёдорович. — Он покончил с собой двадцать третьего, когда по каналам новостей прошла информация. Решил не ждать старухи с косой, а самому к ней явиться. Чертежи своего изобретения прислал мне. Понятия не имею почему. Вот посмотри.

На обратной стороне чертежа, размашистым сильным почерком было написано: Peut-être Vous aider.

— Я перевёл. Здесь написано: «Быть может, тебе это поможет».

Зиновий Фёдорович сказал, что сделать эту повозку не сложно. Вся хитрость в молниеприёмнике и конденсаторе, что удерживает энергию. Сказал, что бензина должно хватить на работу, если использовать электроэнергию экономно.

Димитрий переводил взгляд с чертежа на лицо своего собеседника, опять опускал глаза вниз. В его голове мелькали странные образы, казалось, он попал в музей абсурда. «А, быть может, мне всё это мерещится? И апокалипсис, и мальчишка из леса, и этот нелепый проект? Стоит только проснуться и морок исчезнет?»

— На твоём лице всё отражается, Димитрий, — произнёс Зиновий Фёдорович. — Нет, не исчезнет. Потому что это реальность.

— А зачем, — Димитрий сцепил пальцы. — Зачем нам это надо? К чему? Куда мы побежим? В Москву?

— Много вопросов. Отвечать стану в обратном порядке. Нет, в Москву мы не побежим. Мы поедем к северным морям. Там чистая земля. Это первое. Второе: животные и растения там привыкли к холоду. Там можно будет выжить.

К чему и зачем нам это надо? Посмотри на это! — Старик закатал рукав, показал на локте воспалённое пятно — кажется, кожу обожгли, а потом сдёрнули корочку. Такое же, как на шее. — Это лучевая болезнь. Ночью у меня выпал зуб. Сам. Я едва не проглотил его. У тебя пропала потенция, а щеки мальчишки горят, будто он целый день загорал на пляже. Радиация нас убьёт, если мы не уедем. Эти места заражены, понимаешь? Убьёт меня, тебя и твоего Му-му. Это достаточно веская причина?

Дьякон спросил, когда они начинают работы и можно ли ему переселиться в Воздвиженское. Ходить слишком далеко.

— В доме четыре спальни, — Зиновий Фёдорович величаво выпрямился, повёл рукой. — Можешь выбрать любую. Торжественно обещаю чистое постельное бельё и запас моющих средств, в том числе шампуней... пока он нам будет требоваться. В остальном — полное самообслуживание.

За работой дни побежали быстрее. Димитрий научился резать металл, сваривать куски электросваркой. В нужных местах он сверлил отверстия. Зиновий Фёдорович проверял, чтоб всё было точно, сверял детали с чертежом. Старик сильно сдал. У него выпали почти все зубы. (Я всегда знал, что вставные зубы надёжнее. Я свои вставлял в Израиле, ты знаешь, что лучшие стоматологи в Израиле? Мой дантист давал гарантию на сто лет. Жаль, не смогу этого проверить). Однако старая гвардия крепче, чем кажется. В этом Димитрий убедился.

Однажды диакон проснулся от странного звука. В комнате кто-то тихонько скулил. Димитрий зажег лампу и увидел около двери Азарию. Мальчишка лежал в луже кровавого стула. Подняться у него не было сил.

«Как быстро это происходит!» — мелькнула мысль. Димитрий поднял мальчишку на руки, обтёр его мокрым полотенцем. Удивился, какой он лёгкий. Почти невесомый.

— Хочешь поесть? — Азария отрицательно шевельнул головой. — Воды? — согласно кивнул.

Димитрий принёс воды и опять подумал, как быстро всё происходит. «Пару дней назад он казался здоровым. Во всяком случае, не хуже нас».

Зиновий Фёдорович сказал, что мальчишка перемахнул третью планку. На этой стадии излечение уже невозможно. Спросил, что Димитрий собирается делать и думает ли он об эвтаназии.

— Что это?

— Убийство из милосердия.

— Какое же в убийстве может быть милосердие? — удивился диакон. — Бред!

— Укол отбеливателя в вену даёт мгновенную смерть. — Зиновий Фёдорович не шутил. — Ты не хочешь облегчить его страдания?

— Бог с тобой, конечно нет!

Старик разозлился. Сказал, что предупреждал, что это было безответственное решение:

— Мы в ответе за тех, кого приручили. Ты слышал это выражение? Ты должен ему помочь. Чем можешь!

Ушел в мастерскую, загремел железками.

Глубоко копать не пришлось. Не осталось зверья, что могли бы разрыть могилу и растащить труп. Диакон поставил крест, отслужил заупокойную. Подумал, что хорошо, что он не послушал старика, не взял грех на душу.

Мальчишка на самом деле оказался девчонкой. Имя на кресте диакон оставил прежнее — Азария. Подумал, что девчонке оно тоже подходит.

Утром Димитрий поднял голову и увидел на подушке кусок своей щеки — кожа сползала клочками, как обваренная. Оставшиеся зубы шатались, будто обветшалый забор. Чтобы поесть, приходилось разваривать пищу до жидкого состояния. Но и этой пище желудок не радовался. Рвало кровавыми чёрными сгустками.

— Нужно попробовать клизмы. Быть может, через эти ворота пища будет входить легче. — Теперь целые дни Зиновий Фёдорович проводил в кресле-качалке на веранде. Почти не вставал. От прежнего старика остался только сарказм. — И выходить, в случае чего, легче. Я высрал половину внутренних органов и не заметил.

Временами зрачки старика начинали с бешеной скоростью мерцать — сужаться и расширяться. Димитрий не мог выносить этого зрелища, уходил.

Повозку он заканчивал один. Подсоединил провода, несколько раз сверился с чертежом. Всё верно.

«Какой, к дьяволу, молниемобиль? — мозг прострелила догадка. — Это была шутка! Старик обманул меня, чтоб скрасить наши последние дни!»

Диакон выскочил из мастерской, бросился к дому. Стрик дремал (последние ночи он проводил в кресле на веранде), Димитрий потряс его за плечо, старик нехотя открыл глаза. Прозрачные, почти без радужки.

«А что, если поедет? Чертёж-то настоящий... и подпись на французском!»

— Что? — спросил старик. — Закончил?

— Закончил. — Димитрий стянул рукавицы, бросил на доски. Засомневался, спросить или нет? Спросил: — А она... поедет?

— А кто его знает? Нужно попробовать. Поедем во-он туда, — Зиновий Фёдорович махнул рукой в сторону заката. — Там нас ждут.

«Почему туда? Он же говорил про север?»

— Сколько осталось бензина? — спросил старик.

— Литра два-три. Не больше.

— На первое время хватит, а потом... будем надеяться. — Неожиданно старик подмигнул диакону. — Всё обойдётся. Верь. Тебя ведь учили верить.

Повозка поехала неожиданно легко — мощный двигатель толкал её без труда. Старик кутался в плед. Последние дни (во всех смыслах последние! Ха-ха!) он сильно мёрз. Говорил, что тоже перешел в третью старшую группу: «Организму не хватает мощности, чтобы подогревать себя». Димитрий правил повозкой.

В ушах свистел ветер, стальные колёса дребезжали и подпрыгивали на кочках. Димитрию вспомнилось раннее детство, когда он ещё не знал, что станет диаконом, он с другими мальчишками гонял старое колесо от телеги. Колесо подпрыгивало и плясало. Тогда это казалось очень забавным.

— А на что мы надеемся? — Димитрий кричал, стараясь перекрыть ветер.

— В нашу повозку должна ударить молния! — отвечал старик. — Разве ты не понял? Это наша последняя надежда!

Димитрий выжал педаль до отказа. По щекам побежали слёзы. Диакон вытер их и увидел, что рука его в крови. Он тоже перешел в старшую группу.

Детское проклятье

Автор: Екатерина Коныгина

В детском саду у нас, дошколят, был собственный фольклор. Кроме банальных страшилок в нём фигурировали и заклинания, предназначенные для различных целей. Большей частью полезные и безопасные — например, имелся стишок, помогающий найти потерянные игрушки или считалочка, чтобы время летело быстрее (использовалась во время дневного сна). Но были и опасные проклятья — которые все знали, но при этом, по неписанному правилу, не использовали даже после смертельных обид.

По моим детским воспоминаниям, полезные заклинания были вполне действенными — ту же считалочку я, как и почти все в нашей группе, применяла регулярно. И она действительно помогала — как и стишок для поиска игрушек, и много чего ещё. При этом я не помню, от кого я всё это узнала — как и то, кто мне рассказал о проклятьях и объяснил, что ими пользоваться нельзя. Ничего удивительного, конечно — я и сами эти заклинания забыла практически полностью. Однако один случай, связанный с ними, помню очень хорошо.

Именно, как-то раз в нашей группе появился новичок — мелкий и трусливый мальчик с плохим характером. Тем не менее, через пару дней он уже знал все наши заклинания, в том числе и проклятья. Но, то ли его не предупредили, что проклятья применять нельзя, то ли он решил, что его это правило не касается — так или иначе, но поссорившись с моим одногруппником, Денисом Кулешовым (имя и фамилия изменены), он громко проклял его во время утренней прогулки.

На всех это произвело неизгладимое впечатление. Помню, как гомонящие дети замолчали и буквально замерли — так, что даже воспитательница начала испуганно озираться. До конца дня все ходили тихие и подавленные, особенно Денис. И все дружно шарахались от новичка — который делал вид, что ему всё равно, но получалось у него плохо.

А на следующий день Денис не пришёл. Нам сообщили, что он заболел. Однако прошла неделя, другая, а Денис так и не появлялся. В конце концов воспитательница сказала, что он перевёлся в другой садик. Новичок тоже перевёлся — не выдержал остракизма и родители его от нас забрали.

Спустя много лет я спрашивала у матери, что же на самом деле случилось с Денисом. Оказалось, он действительно перевёлся — его родители получили служебную квартиру в городе Грозном и переехали туда. Было это в самом начале девяностых.

А проклятье, которым новичок проклял Дениса, называлось «Отвези тебя папочка в плохое местечко», ну или как-то очень похоже.

Реальные истории от реальных людей. Часть 1

Источник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Я когда только начинала жить со своим мужем, у меня произошел случай, после которого я даже сходила к психиатру...

Жили тогда в доме мужа. В этом доме несколько лет до этого умерла его бабушка. И я всегда боялась там спать одна! И вот как-то проснулась ночью и вижу что в комнате напротив (комнаты смежные) сидит муж и курит (имелась когда-то такая привычка). Вижу его очень отчетливо. Огонек от сигареты мигает, дымок...

Ну, я посмотрела и решила на другой бок перевернуться... Переворачиваюсь, а там муж спит. Как я кричала! Потом долго не могла уснуть. 

***

Странных явлений в жизни было множество (да что там, они меня постоянно сопровождали до определённого момента), но самый яркий случай произошёл в студенческие годы.

Жил я тогда, как и многие иногородние, в общаге, в комнате на седьмом этаже, но всё свободное время проводил у друзей на четвёртом. У меня и ключ от их комнаты был. А тут, в самом начале моего пятого курса, попались они на пьянке и выселили их полным составом. А заодно и меня в другую комнату, и так перенаселённую, переместить попытались, и решил я тогда в знак солидарности (а также чтобы учебой, наконец, заняться: пятый курс всё-таки!) тоже на квартиру съехать. А на время поисков оной договорился с комендантом, что поживу один в опустевшей комнате моих друзей. На том и порешили.

И вот, когда отведённые мне на поиск съёмного жилья две недели почти подошли к концу, а с квартирой всё никак не ладилось, проснулся я среди ночи от странного ощущения. А именно: на меня как будто камень положили, даже дышалось тяжело, как придавленному. Ну да ничего, полежал немного, отдышался, вроде полегче стало. И тут новая странность: явный скрип пружин слышу, от противоположной стены, где двухъярусная кровать без матрасов и одеял стояла. Как будто кто-то сел на неё и методично так раскачивается: скрип-скрип, скрип-скрип... И как-то жутковато мне стало, не по себе, а тут ещё телефон нажимаю время посмотреть, а там 3:31, самое, блин, подходящее для всяких страшилок.

Спать сразу резко расхотелось. Поднимаюсь с кровати — скрипы утихли. Уже хорошо. Делать нечего: включил свет, нашёл какую-то книжку, сижу на кровати, читаю, лицом к окну повернувшись, и боковым зрением наблюдаю в оконном отражении, как за моей спиной бесшумно распахиваются дверцы шкафа... А не помню я, как у окна оказался, вот просто только что сидел, читал, а теперь стою у другой стены и на шкаф этот открытый пялюсь. Постоял-постоял, подумал, потом закрыл дверцы, включил тихонько радиоприёмник (всё веселей как-то) и решил себе кофе приготовить, раз уж всё равно не спать. Пошёл на кухню, набрал воды в чайник, зажёг газ... И тут из комнаты ЗАОРАЛА музыка... Когда вернулся, ручка громкости была выкручена на максимум.

Не помню, как досидел до утра, а утром в институте рассказал о ночных приключениях одногруппникам. Они как-то сразу поверили, видимо, выражение морды лица соответствовало, и попросили пересказать историю преподавательнице, которая всякой мистикой как раз очень увлекалась. А она объяснила, что это, видимо, меня домовой выгонял. А когда узнала, что комната чужая, и вовсе уверенно заявила, что всё правильно — я чужое место занимаю, куда должны другие люди заселиться, вот он и недоволен. Так оно, наверное, и было, тем более что подходящая квартира нашлась практически в тот же день, а я в процессе переселения ещё пару раз ночевал в той комнате, и никакие невидимки меня больше не донимали.

***

Я сегодня страху натерпелась, жуть просто.

Дети в садике, я поставила тефтели в духовку, а сама решила принять ванную. Поставила себе будильник на мобильном на 15-45, чтобы ужин не подгорел. А то я в ванной теряю счет времени, могу очень долго сидеть. Ну, значит, почти искупалась, намылилась гелем для душа... Вдруг слышу, как ручку в ванной кто-то повернуть пытается, как будто ребенок крутит, а открыть не может (у нас ручки крутящиеся такие, закрыться можно, нажав на кнопочку в центре круга) Я подумала, что на автомате закрыла на замок, хотя когда детей дома нет, так не делаю. Думаю, наверное, муж с работы пришел, чего это он так рано.

Позвала мужа, в ответ естественно тишина... Тут как-то не по себе стало. И тут дверь открывается нараспашку и ударяется об стену! Такое ощущение, что ее кто-то дернул сильно.

Я заверещала, выскочила из ванной, не успев смыть с себя пену. Обернулась в полотенец и пошла искать мужа. Думала, что он прикольнулся, хотя это и не в его духе. Прошла по комнатам и никого естественно не обнаружила. Входная дверь была закрыта на два оборота.

Пошла на кухню, посмотрела время. 15-45. Думаю, почему же будильник не звенит. Оказывается, перепутала время и поставила его на 13-45.

О том, как я смывала с себя гель, это отдельная история :) Было страшно в ванную зайти. Теперь точно когда одна дома буду, купаться никогда не стану. Во второй раз у меня просто сердце остановится.

***

Живу в городе. Город не совсем маленький (около 800 тыс. население). Квартира на 7 этаже 9-этажки. Это прелюдия. И небольшое пояснение: кошка у меня окотилась, 2 котенка. Через неделю раздавать собирались.

Так вот сама история. Мама-кошка и 2 сыночка спят на диванчике. Муж собирает вещи и гостинцы (собрался проведать родителей в другой области живущих). Так получилось, что встряхнул полиэтиленовый пакет, в который собирался что-то упаковать. Мешок неожиданно громко зашуршал. Один из котят напугался чересчур сильно и ломанулся с диванчика в сторону прихожей и туалета. И исчез.

Мы, занятые сбором мужа как-то отвлеклись на несколько минут. Потом я решила взять испуганного котенка на руки, успокоить, пожалеть. Но, ... Котика не было нигде. С учетом того, что мы были с мужем вдвоем (из людей), никто к нам не заходил и от нас не выходил (входная дверь и окна были закрыты, то котик выскочить из квартиры или вылететь в окно физически не мог).

Мы обыскали всю квартиру, отодвинули всю мебель, холодильник, плиту, вытряхнули и перебрали все ящики и полки, в которые могло залезть животное. Просмотрели с фонарем под ванной, заглянули в каждую щель. Вытряхивали с полок и ящиков все белье, одежду и прочее. Квартира не большая, 1-комнатная. Мебели не много (только самое необходимое). И за батареями тоже. Не мяукал. Мы еще удивлялись — если котенок застрял где, то должен был пищать, скрежетать (производить звуки), пытаясь выбраться. Ничего... Тишина...

Странно, что даже кошка-мама его почти не искала. Отдали новым хозяевам второго котика, так маманя вечером растревоженная ходила. Нервничала. А за несколько дней после исчезновения первого котика кошка ходила спокойная. Только иногда как-то странно всматривалась в пространство. И нам жутко становилось. До сих пор гадаем — куда мог исчезнуть котенок, которому 1 месяц и 10 дней от роду. Может, кто знает?

***

Мама рассказывала. Было это в послевоенное время. Её родители погибли еще в голодомор. Осталась она круглой сиротой. И вот после войны случайно нашелся её родной дядька. Поехала она к нему. У них с женой не было своих детей, воспитывали двух сирот. Обрадовались маме сильно, а дядька вообще плакал, что, мол, своя кровинка так настрадалась.

Но тут совпало, что им нужно было ехать в соседнее село, то ли на свадьбу, то ли на крестины. Звали и маму с собой, но ей неудобно было ехать, и они пообещали утром вернуться.

Когда настала ночь, мама потушила керосинку и легла на печи. Светила полная луна и вдруг по хате стал ходить огромный кот (не было котов у них). Смотрел на маму и скалился. Но дальше был настоящий ужас. Сама по себе отворилась дверь в сени, поперек двери была перекладина. На этой перекладине висела за шею странная кукла. Тяжело вздыхала, и глаза её открывались и закрывались в такт вздохов.

Это было до тех пор, пока не закричали петухи. Вдруг все исчезло. Дверь в сени закрыта, никаких котов. Мама выбежала на улицу. Соседка выгоняла корову и по маминому виду сразу все поняла, ещё сказала: «Зря я тебя к себе на ночь не позвала».

Утром приехали дядька с женой. Жена заходилась по хозяйству, стала готовить кушать, а дядька пошел в сарай что-то мастерить. Затем жена дяди попросила маму позвать его кушать. Мама зашла в сарай, на перекладине в петле висел дядя.

Он был очень добрым, сердечным человеком, очень любил семью. Как такое могло произойти — объяснить не смог никто.

***

Мой муж вдовец. Жена умерла от рака. Один раз у нас зашел разговор о ней, он сказал, что жена ночью всегда держала рукой, а я никогда не дотрагиваюсь. В одну из ночей я проснулась ночью в туалет. Легла обратно, вспомнила про наш разговор и решила его обнять. Поворачиваюсь, вижу, его буквально обвила ногами и руками ОНА, это я сразу поняла.

Она была вся чёрная, только глаза как у кошки, она смотрела мне прямо в глаза и говорила без слов примерно: «Не трогай его он мой, я его держу!»

Мне странно стало, что она повторила его слово «держу». Я повернулась, прочитала про себя Отче наш и уснула. Утром я ему об этом рассказала. Он сказал, что это мои фантазии, а через месяц умер.

***

А я позавчера на ночь решила Библию почитать. Вообще крайне редко я это делаю, а тут надо было на очень важный для себя вопрос ответ найти... Стала зачитывать мужу вслух выдержки из Евангелия от Матфея. И вдруг... где-то в темном коридоре (уже полночь почти!) как польется вода! А потом шорох и возня. Даже мой муж, «горячий финский парень», встрепенулся и, запинаясь, говорит: «Ч-что это?!» Пошли вместе смотреть — может, соседи залили или что-то в этом роде. Абсолютно ничего. Вернулись в комнату, стали опять Библию читать. И опять то же самое. А потом сама по себе пару раз взвыла детская говорящая книжка, которая на шкафу лежала... Страшно... Кто это у меня в квартире так на Библию может реагировать?

***

Это произошло с моей мамой 38 лет назад. А рассказала она мне об этом 8 лет назад — боялась, что отправят лечиться, 30 лет молчала.

Когда родители поженились, жили у родителей папы. Тогда только родился мой брат. Ночью мама встала кормить его, а когда хотела лечь обратно, ее место было занято папой, развалился на всю кровать. Мама попросила подвинуться, но отец дрых и не реагировал. Она стала толкать папу, а потом вслух ругнулась. Сказала: «Черт!». Говорит: «Сказала, и стало не по себе. Слишком много эмоций вложила».

И тут же мама увидела, что возле закрытой двери стоит мужчина. Высокий, одет в черный костюм и белую рубашку с галстуком. Лицо симпатичное, но на голове рога, а вместо ног копыта. Он молча смотрел на маму, потом повернулся к ней спиной, внизу которой был длинный хвост, шагнул за печку и исчез.

***

Реальная история, произошедшая со мной. До сих пор не понимаю, что это было.

Мы снимали дом у одной женщины. Мне сразу показалось странным ее поведение: она явно боялась оставаться одна в этом доме, даже на минуту, и это днем! Но жилищный вопрос перевесил все остальные, я решила не заморачиваться и осталась жить в этом доме. Странности начались где-то через 2 недели. Каждую ночь я слышала плач ребенка, хотя мой ребенок в это время спал!!!! Я убеждала себя, что это просто мои фантазии, мне кажется, я загоняюсь...

Так прошло 3 месяца. Потом ситуация стала меняться. Мой малыш начал играть как бы с «лялечкой», все время показывал мне в пустоту «Мама, там лялька», причем было реальное ощущение, что он КОГО-ТО ВИДИТ. Я была в шоке, никогда не страдала верой в потустороннее, но тут, как говорится, против фактов не попрешь... Однажды, проснувшись ночью, я услышала из кухни детский смех и какую то мелодию. Я встала и пошла на звук.

Прежде чем описать, что было дальше, я проинформирую — я абсолютно вменяема, не страдаю галлюцинациями и не принимаю наркотики. Итак, когда я вышла на кухню, то увидела там маленькую девочку лет двух-трех, в светлой ночной рубашке, со светлыми волосами до плеч. Я до сих пор не знаю, что побудило меня сделать то, что сделала. Я села на корточки возле двери, протянула руки к этой девочке и сказала: «Иди сюда, я тебя покачаю». В этот момент она исчезла.

С той ночи странности прекратились, но все равно при первой же возможности я сняла другое жилье. Часто вспоминаю об этой истории, интересно, кто была эта девочка, чего она хотела, знала ли о ней хозяйка дома?.. У меня нет ответов на эти вопросы. 

***

У знакомой был случай. После смерти отца она сделала в квартире ремонт. Причем особо долго возилась с потолком — смывала старую побелку, шпатлевала, выравнивала, белила заново. Получилось неплохо. Буквально через несколько дней на свежепобеленном ровном потолке появилась отчетливая кривоватая пятиконечная звезда. ПРОЦАРАПАННАЯ. Причем довольно большая и полосы широкие, около сантиметра шириной. А вся звезда примерно сантиметров 30.

Живут они вдвоем с матерью. Обе в здравом уме и трезвой памяти. Царапать недавно побеленный потолок не будут. Никаких гостей после похорон и поминок не было. Звезду я видела своими глазами. До сих пор гадаем, что это было.

***

У нас соседний микрорайон построен лет 25-30 назад на старом деревенском кладбище. Когда-то там была деревня, при строительстве нового района ее снесли и на ее месте сейчас действующее кладбище. А на бывшем деревенском погосте стоят теперь жилые дома. Знакомые рассказывали — звуки, шорохи разные, шаги слышались в новой квартире с самого первого дня.

Часто было не по себе, жутковато как-то. Старались не обращать внимания, позвали священника, освятили квартиру. Буквально через пару дней все началось снова. Но в один, далеко не прекрасный вечер, глава семьи Павел едва не поседел от ужаса. Жена, уложив трехлетнего сына спать, возилась на кухне. Паша смотрел в комнате телевизор. Боковым зрением заметил какое-то движение в углу, где недавно играл сынишка. От увиденного волосы встали дыбом — брошенные ребенком игрушки шевелились, перемещались по полу, будто продолжая прерванную игру...

Квартиру они продали. Живут в соседнем районе, все замечательно, сын уже школу заканчивает. Вроде ни с чем потусторонним больше не сталкивались. Так что с энергетикой подобных мест не все так просто.

***

Мне подружка рассказывала, давно уже. Лет пятнадцать назад, в школе еще учились мы, шла она ночью в туалет через зал. А на пути в темноте папа ее сидит на корточках и пальцем ковер ковыряет. Она его спрашивает — пап, ты чего? Подошла, подергала его за плечо, а он молчит, не оборачивается и продолжает ковырять ковер. На обратном пути опять она мимо него прошла. Видимо, сонная была она, даже удивиться не подумала.

Только утром вспомнила, что папа в ночную смену работал, и дома его не было. Как и других родственников мужского пола. У меня и тогда и сейчас мурашки от этой истории.

***

Жили мы со свекровью дружно. Она была врачом, очень хорошим. Как-то я долго одно время болела. Слабость, покашливание, температуры нет. Звонит свекровь, беседуем о детях наших. Я во время беседы прикашливаю. Она вдруг говорит — у тебя прикорневое воспаление легких. Я очень удивилась. Отвечаю, что температуры нет. Короче, она все бросает и через полчаса приходит к нам. Слушает меня через свою слушалку, стучит по спине и говорит: — Не спорь со мной. Одевайся, поехали на рентген.

Сделали снимки. И правда, у меня пневмония. Именно такая, как она сказала. Заставила меня лечь в больницу, лично пролечила меня. И через непродолжительное время она сама скоропостижно умирает от инфаркта.

Очень мы горевали по ней. И я почему-то все вспоминала, как она, незадолго до своей кончины, меня спросила:

— Как ты думаешь? Есть что-то после смерти?

Однажды после ванны захотелось мне прилечь. Легла, и вдруг приоткрылась балконная дверь. Я еще удивилась, она просто без усилия не открывается. Сквозняка не было точно. Я за этим следила, боясь снова заболеть. Потянуло сильной прохладой. Надо бы встать, прикрыть дверь, а не хочется. Не сплю, а вставать не хочется, устала на даче очень. Только что вылечилась, если не закрыть дверь, опять заболею.

И вдруг подумала:

-Интересно, а на самом деле есть тот свет или нет?

И мысленно обратилась к умершей свекрови:

— Мам, если ты меня слышишь, закрой дверь на балкон, а то меня продует. Тебя нет, лечить некому будет.

И дверь тут же закрылась! Думаю, показалось что ли? Повторила:

-Мам, если ты меня слышишь, открой дверь.

Дверь открылась!

Представляете?! Собрались на другой день, и в церковь. Свечи поставили за упокой.

***

У нас был случай. На годовщину отца решили не звать никого, а скромно помянуть. Мать не хотела, чтобы поминки превратились в заурядную пьянку.

Сидим за столом на кухне. Мать поставила фотографию отца на стол, причём, чтобы поднять её повыше, подложила под неё торчком записную книжку, прислонила к стене. Налили стопку с водкой, кусочек чёрного хлеба. Всё как положено. Разговариваем, вспоминаем.

Уже вечер, решили уже всё прибирать. Я и говорю, что надо стопку отнести на тумбочку в отцову комнату, пусть там постоит, пока сама не испарится. Мать у меня очень рациональная, не очень верит во все эти обычаи. Говорит так легкомысленно: «Да зачем убирать, я сама сейчас и выпью».

Только она это сказала, записная книжка вдруг ни с того ни с сего поползла краем по столу и опрокинула отцову стопку. Фотография упала, а водка вся вылилась до последней капли. (Надо сказать, что стопка круглая как бочонок и опрокинуть её почти невозможно).

У вас когда-нибудь шевелились волосы на голове? Тогда я это впервые испытала. Мало того, всё тело было покрыто мурашками от ужаса. Я минут пять не могла ничего выговорить. Муж и мать тоже сидели в шоке. Как будто отец сказал с того света: «Вот на тебе! Выпьешь ты мою водку, как же!»

Как после этого не верить в мистику!

***

Я вчера столкнулась с чем то странным.

Уже за полночь, сидим с моим дорогим, смотрим «Гардемаринов», и слышим, что во дворе кто-то качается на качелях.

Третий этаж, окна выходят на площадку и, по случаю жары, открыты настежь. Качели наши скрипят омерзительно, звук этот знаком до слез — моя малая их обожает, а до механизма, чтоб смазать, не добраться.

Через пару минут мне стало интересно: кто это у нас в детство впал — думается, детей в это время на улице не бывает.

Подхожу к окну — качели пустые, но активно качаются. Зову своего, выходим на балкон, вся площадка отчетливо видна (небо ясное, луна-полная), качели пустые, но продолжают качаться, увеличивая амплитуду. Беру мощный фонарь, направляю луч на качели — еще несколько «вперед-назад», рывок как будто кто-то спрыгнул, и качели начинают останавливаться.

Какого-то местного духа спугнула ;)

***

Вспомнилось. Когда то давно жили в тайге. И вот пришли в гости проходящие охотники. Мужики светскую беседу ведут, я на стол накрываю. Нас трое, их двое, а я накрываю стол на шестерых. Когда заметила, стала вслух удивляться, почему еще одного человека посчитала.

И вот после этого охотники рассказали, что на лодке остановились в одном месте,— заинтересовала куча хвороста. Оказалось, что медведь задрал человека и завалил его валежником, из-под хвороста торчала нога в обгрызенном сапоге. Вот поэтому они и выезжали в город, прихватив сапог, — чтобы сообщить куда положено, заказать авиацию для вывоза трупа и собрать бригаду для отстрела медведя-людоеда.

Вот вместе с сапогом, наверно, и неупокоенная душа увязалась.

***

Мы как-то снимали квартиру с мужем и трехлетней дочкой у мужчины. Все было нормально первые полгода. Жили себе спокойно. И как-то в один из зимних холодных вечеров посадила я дочь в ванную, дала ей игрушки детские, а сама по дому что-то делала, периодически за ней приглядывая. И тут она как вскрикнет. Я в ванную, она сидит, плачет, а по спинке кровь бежит. Посмотрела, ранка, как будто кто-то поцарапал. Спрашиваю, что случилось, а она пальцем в дверной проем показывает и говорит: «Эта тетя меня обидела». Естественно, тети никакой не было, мы были одни. Жутко стало, но я как-то об этом быстро забыла. 

Через два дня стою я в ванной, заходит дочь и спрашивает, указывая пальчиком в ванну: «Мама, кто эта тетя?» Я спрашиваю: «Какая тетя?». «Вот эта» — отвечает и смотрит в ванну. «Вот же она сидит, ты не видишь что ли?». У меня холодный пот, волосы дыбом, я готова была в чем была вылететь из квартиры и бежать! А дочь стоит и смотрит в ванну и как будто осмысленно на кого-то! Я со свечкой по всей квартире кинулась читать молитвы в каждом углу! Успокоилась, легли спать, а рано утром ребенок подходит в угол комнаты и предлагает какой-то тете конфетку!

В этот день пришел хозяин квартиры за оплатой, я его спросила, кто здесь жил до этого? И он мне рассказал, что в этой квартире умерли его жена и мать с разницей в 2 года, и для обеих смертным одром была кровать, на которой спит моя дочь! Надо ли говорить, что мы вскоре съехали оттуда?

***

Моя знакомая живёт в доме дореволюционной постройки. Ещё прадед-купец его строил. Однажды вернулась из магазина, видит в комнате мужичка в тулупе. Он маленький, бородатый, кружится вокруг себя, словно танцует.

Знакомая спросила его: — К худу или к добру?

На что он пропел:— А ты ребёнка потеряешь, ты ребёнка потеряешь!!!

И сразу исчез. 

Долгое время знакомая тревожилась за своих детей, встречала их со школы, не отпускала далеко от себя. Спустя год старший сын уехал жить в другой город, к своему отцу. Навещает мать крайне редко, так что можно сказать, ребёнка она потеряла.

***

Я долго не писала об этом, считала, что это моё личное. На днях подумала — я же вас читаю, вы же тоже делитесь.

Маме 26 июня 2 года будет, как ее нет. Я вспоминаю, как за неделю до этого мы на пляж ездили (никто не болел и умирать вовсе не собирался). Я увидела золотые ниточки у мамы от головы прямо в небо. У меня глаза квадратные, я попятилась, назад, села на покрывало. Глаз не оторвать. Я вижу, что мама смотрит на меня. Я единственное смогла сказать: НИ ФИГААА СЕЕБЕЕЕ! Мама спросила, что, я ей сказала не двигаться, я ещё посмотрю. Мама сказала: «Может, я скоро умру?». Мамочка, как же ты была права

Мама первый раз в обморок упала на кресле, я скорую вызвала, не человеческим голосом орала. А мама с блаженным выражением лица повторяла: «Мама, мама, мама...», как будто и впрямь видит. Тогда я стала орать: «Баб, уходи от сюда, оставь её мне, уходииии!!!!» Скорая инсульт не распознала, мама пришла в себя при них. Вечером всё повторилось и уже навсегда.

***

Было много лет назад. Умерла моя 91— летняя бабушка. После кремации мы привезли урну с прахом домой и поставили ее в кладовку для дальнейшего захоронения в другом городе (это ее просьба была). Сразу отвезти не получилось, и она стояла там несколько дней.

И в течение этого времени в доме произошло много чего-то необъяснимого... По ночам мама слышала какие-то стоны, всхлипы, вздохи, которых раньше никогда не было, я все время ощущала чей-то взгляд (укоряющий) днем. У нас все валилось из рук, и атмосфера в доме стала нервно-напряженная. Дошло до того, что мимо кладовки мы боялись пройти и ночью даже в туалет не ходили... Мы все понимали — душа неупокоенная мается и когда отец, наконец, урну увез и захоронил, все изменилось и у нас. Бабуля! Прости нас, наверно мы что-то сделали неправильно!

***

Мама рассказала три дня назад. У нас поздно ложатся, в том числе и дети-школьники. К полуночи лишь относительно тихо. И сама деревня тихая. Только сверчки сейчас, да редкая собака залает. Птицы ночные уже перестали петь, к осени готовятся. Дальше с маминых слов.

— Проснулась от того, что кто-то стучал во вторую дверь коридора (первая у нас деревянная и на засов закрывается, вторая современная металлическая). Стук не был сильным, и стучали будто бы раскрытой ладонью. Подумала, что кто-то из старших детей выскочил без спроса на улицу, а дед после курения закрыл дверь на ключ. Но на часах было почти 2 ночи, в доме тишина — все спали. Спросила «кто там?». Стук на время прекратился. Потом детский голос произнес: «Это я... пустите». Дворовая собака и две комнатные собачки молчали. Еще раз спросила «кто там?». Стук прекратился совсем.

У меня очень рациональная мама, видениями не страдает. Рассказывала весьма тревожно. Надо знать наше семейство, особенно маму — ни в кого/что не верит, никого не боится, поэтому обычной реакцией для нее было бы встать с кровати с вопросом «а это что за хрень?» и взять хороший дубец, но вот так. Говорит, что очень естественное и явное событие было. И не спала она.

Такие дела.

***

Сижу вечером с ребенком годовалым, смотрю передачу про всякие перемещения в пространстве. Про себя хихикаю над тем, что люди верят во всякие там полеты предметов и людей.

Перевожу взгляд на детскую книгу, лежащую на полу, и, сосредоточившись, приказываю ей перевернуться, совершенно не веря в удачный исход эксперимента. И в этот момент книга встает на корешок, постояв на нем несколько секунд, переворачивается на другую сторону.

Сказать, что я испугалась — не сказать ничего — меня трясло от ужаса.

***

В моей жизни в этом году случилось две беды. Умерла бабушка, папина мама. Прошел месяц и умирает вторая бабушка, мамина мама. А ведь не прошло и сорока дней.

У маминой бабушки был кот, кормить его никто не захотел и я забрала его к себе в город из деревни. Кот вел себя тихо и скромно. Ровно до того дня когда бабушка (мамина мама) пришла ко мне во сне и держала меня крепко за обе руки. Я очень сильно испугалась.

Где-то дня через 2 просыпаюсь я среди ночи, открываю глаза и понимаю, что прямо надо мной что-то нависло. Оно напоминало белое облако и было очень близко ко мне, если б протянула руку достала бы. Я резко села, сон как рукой сняло, оцепенение какое-то. И будто увидев, что я проснулась, оно отскочило под потолок, немного замерло и медленно передвинулось в дальний угол комнаты. И с минуту где-то двигалось из угла в угол. И когда оно было над углом, где стоял аквариум с морской свинкой, свинка начинала бегать и свистеть.

Я еле-еле дотянулась до телефона и посветила им, в свете ничего не было. А когда подсветка телефона выключилась, оно было на том самом месте. И в эту минуту в комнату на шум пришел тот самый бабушкин кот. И тогда это облако исчезло. Что это было, не знаю, и почему испугалось кота — тоже. Но вот теперь сплю ночами со светом и кота у себя в комнате запираю. Вот написала, и стало как-то легче, ведь рассказать никому не могу, скажут ведь что сумасшедшая.

***

В начале 80-х умер дедушка, и бабушка решила продать дом и переселиться из Сибири в среднюю полосу России. Здесь у неё жил брат, да и папа с мамой тоже собирались вскоре переезжать сюда. Как только я закончу школу.

Позади 9-й класс, начались каникулы. В том городе, из которого уехала бабуля, я проводила почти каждое лето. Вот и в то последнее лето детства решила побывать там несколько дней — благо было, где остановиться. Крёстные мои там остались, да и подружек — хоть отбавляй. Гостила у крёстного — они жили по соседству с нашим бывшим домом и уже успели сблизиться с новыми хозяевами. Повели меня туда на некогда родной дом посмотреть и с соседями познакомить.

Пока все что-то на кухне суетились, я заглянула в «свою» комнату, подошла к окну и распахнула занавески. Вид из «моего» окна был на калитку, которая открылась, и в неё вошла... моя бабушка, живущая уже за 3,5 тысячи километров. В неизменном светлом платочке на голове, цветастом платьице, чуть согбенная (она ещё была относительно молодая, когда её скрутил радикулит — так и прожила с ним до 98-ми лет) — быстро засеменила к крыльцу своей суетливой лёгкой походкой. 

Не помню, что почувствовала, и что пронеслось в тот миг у меня в голове, но я на автопилоте рванула в сени и резко распахнула дверь. На крыльце никого не было. Как и в огороде, и на улице. За мной выскочили переполошённые хозяева и мой крёстный: что случилось? Как могла, сбивчиво и, волнуясь, рассказала им про увиденное. Не знаю — поверили они мне или нет, но почему-то не особо удивились.

Предположили только, что я с кем-то перепутала свою бабушку. Пусть так, но тогда КУДА подевалась женщина, которая вошла в калитку? Её я видела ЯВНО. Выйти обратно она бы не успела физически — расстояние от комнаты, из окна которой я её увидела, до крыльца было гораздо меньшим, нежели от калитки — и через частокол я бы всё равно заметила чью-то фигуру. Да и бабушка это была — я 100% уверена! Ну, или её фантом.

Так и осталась эта история для меня загадкой — более тридцати лет уже прошло.

***

У моего знакомого отец самоубился в сарае под собственной квартирой. И стал приходить. В окно стучал ночью, на стекле следы ладони, снег под окном — ровный совершенно... Ну, это-то я со слов его жены знаю.

Однажды, чудным летним днем, зашла я к ней в гости. Сидим, общаемся, напротив нас — как раз дверь в маленькую комнату, что над их сарайкой. И вижу я — выходит оттуда мужчина, очень четко его разглядела. Вышел, подошел к жене, наклонился, в щеку её поцеловал. Она в это время замерла — просто разговор на полуслове прервала и словно окаменела. Смотрит вперед стеклянными глазами, не шевелится.

А потом мужчина ко мне повернулся и в глаза посмотрел — я сразу все молитвы вспомнила, все приемы защиты... Волосы по всему телу от ужаса дыбом стали...

Он отвернулся и опять в комнатку ушел, а жена его как ни в чем не бывало разговор продолжает...

Как я из этой квартиры вылетела — сама не помню, и трясло полдня, хоть и жара на улице была. Потом стала парней расспрашивать, как выглядел тот мужчина — оказалось в точности так, как я его описывала, хоть и не видела его ни разу.

Больше я туда в гости не ходила.

***

А у нас много в районе проклятых мест... Жуть, конечно, да верится с трудом... Есть такая у нас дорога — название у неё «дорога смерти»... Все аварии (в неделю аварий 10 точно!) всегда со смертельным исходом! И только бы это...

Однажды едем с дядей по этой трассе ночью... уже от этого страшно... пробирает до костей... Туман еще был — жутко до безумия... И тут... идут по обочине мужчина и женщина и беседуют. Я дяде говорю — и как им ночью не страшно? далеко от ближайшей деревни ушли... 

А дядя в ответ: «а что им... они ж мертвые...»

Я: «как — мертвые?»

Дядя: "Ты что, не знаешь? Много такого было... вот обернись теперь... (мы их проехали).

Оборачиваюсь... а сзади никого... я потом неделю не могла спокойно спать... те двое снились.

***

Муж моей сестры никогда не верил во всю эту мистику... Умерла у него бабушка, которая любила его больше все внуков, и до 40 дней она к нему несколько раз приходила. Бабушка была очень толстая, и из-за этого страдала одышкой. И вот после того как она умерла, Сашка рассказывает: спим ночью, и вдруг на кресло, которое рядом с кроватью, как будто кто то садится, и громко дышит, точь в точь как его бабушка... Он говорит: боялся встать и свет включить... А комната темная, хоть глаз выколи... Прижался к жене, спрятался с головой под одеяло и трусил там... Потом догадался, когда ложился спать, зажимал в руке пульт от телевизора, типа бабуля придет, я сразу телик включу, чтобы светло было! Жуть в общем... после 40 дней все кончилось.

***

Два года назад погиб один мой хороший друг. Получилось так, что разминулись, он уехал до конечной — проспал остановку (нужно было выходить на сл.). В нетрезвом состоянии пошел обратно домой по путям. Сбило его поездом. В два часа ночи у него в квартире раздался звонок, его бабушка открывать, спросила «Кто?» — нет ответа, ещё раз спросила — молчание, открыла дверь — а там никого. Позже следствие установило, что в этот момент его и сбило поездом...

***

Звонила мне тетя, которую я не видела месяца три. Спрашивает, как дела, почему на похороны дяди не приехала. Я ей коротко объясняю и говорю, что сейчас разговаривать долго не могу, перезвоню на днях. Слышимость была отвратительная, в трубке ужасно шипело, голос тети был как бы издалека. Через неделю звоню ей, а мне племянница отвечает, что они тетю уж как месяц похоронили. Я — в шоке. Рассказываю про звонок... Племянница тактично молчит, я чувствую себя идиоткой(((.

***

Мне однажды девочка на остановке сказала, что ко мне придет чужая женщина и потребует деньги, а иначе она накликает несчастия... и девочка добавила — возьми веник и стукни им по голове старухе... Я посмеялась... через месяц звонок в дверь — стоит старуха в сером тулупе и говорит:

— Дай бабушке монеточку — я тебе любовь подарю сказочнуююю, а не дашь — проклятье обретешь...

Я схватила зонтик под рукой и как по голове стукну. Бабушка зыркнула на меня, заворчала и дальше пошла. Там соседке не повезло — у неё квартира сгорела и дача тоже, говорит, что отдала деньги старухе... вот так

***

А мама подружки рассказала историю:15 лет назад, когда ее сестра была беременна, то они хоронили дедушку, на похороны сестру не взяли, а вот на 9 день она пошла на кладбище, и, проходя мимо одной из могил, прочитала имя: Дарика. И она решила, что если родится дочь, то обязательно назовет дочь таким именем. И все 9 месяцев ей снился сон, что она приходит в детский сад, и на шкафчике своей дочери читает имя Дарика, но фамилия другая. Потом были сны, когда эта Дарика водила ее в лес, где показывала захоронения. 

Когда родилась девочка, то ее назвали Лилией. В 5 лет Лиля угорела в доме у бабушки. И когда ее мать в очередной раз была на кладбище, она встретила женщину, с которой они вместе дошли до остановки, и та женщина сказала, что приходила к дочери, которая угорела в 5 лет, и девочку зовут Дарика. Получается, что, назвав не родившегося ребенка именем покойника, мать запрограммировала судьбу?

***

А мне соседка рассказывала — парня в деревне у них заживо похоронили. А он гармонистом был, так с гармошкой в гроб и положили. А он не умер, а летаргическим сном заснул. Сторожа на кладбище ночью слышат — музыка какая-то, и вроде из-под земли. Ближе подходят — из новой могилы. Хорошо, мужики не робкого десятка были — могилу раскопали, а он — жив. Проснулся от недостатка кислорода. Потом его мать два дня к «воскрешению» сына всей деревней готовили, прежде чем домой парень вернулся, а эти два дня он у сторожей в сторожке на кладбище жил.

***

Бабушка рассказывала... Хоронили ее внезапно умершую соседку. Опустили гроб, закопали. Вдруг слышат крики: «Выпустите, помогите». Бросились откапывать, но батюшка запретил, сказал, значит, Богу так было угодно.

***

Мне бабушка рассказывала такую историю. Она жила в городе Сурске, Пензенской области, и у них там в центре города было старое кладбище. И вот, очень умные власти решили его снести, и что-то там построить. Кладбище снесли, а на его месте возвели детский садик. Детки туда ходить боялись. Болели, плакали. Дочка бабушкиной знакомой плакала и жаловалась матери: «Мама, я туда не хочу. Там мальчик без ручки на качелях качается». Страшно, в общем. И власти — идиоты. Как можно что-то делать на крестах своих же предков?!

***

Когда моя подруга получила новую квартиру — совершенно новую, дом только-только сдали, и она заселилась одной из самых первых, то с ней был один любопытный случай.

Подруга осталась ночевать одна в этой квартире, ремонт в ванной только-только доделали, и как раз повесили новое зеркало. Подруга на радостях решила помыться в свеженькой ванной. Лежит в теплой воде, и вдруг замечает, что край шторки начинает потихоньку отодвигаться, будто его тянут рукой...

Подруга насторожилась, но особого значения не придала, задернула штору обратно, закончила мытье, стала причесываться у зеркала и в запотевшем стекле поймала взглядом отражение мужского лица, молодого, смуглого, с явно выраженными восточными чертами.

И в обморок она не хлопнулась, и не завизжала, и не побежала молиться-креститься-поститься да освящать помещение, а громко и строго сказала:

— Значит, так — квартира эта моя, я в ней хозяйка, и нечего меня пугать!

Призрак гастарбайтера с тех пор больше ее не беспокоил. Почему гастарбайтера — а подруга предположила, что, наверное, во время стройки дома произошел несчастный случай с кем-то из рабочих, и его лицо она видела в зеркале.

САМОЕ ВРЕМЯ ПОДПИСАТЬСЯ!

Реальные истории от реальных людей. Часть 2 — Случаи из детства

Источник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Мне было где-то 5-6 лет, приехала в гости к тетке в город погостить. Мы тогда часто с моей 2-ной сестрой играли в прятки, это она меня развлекала так, сама старше меня лет на 6 была. Или пугала часто, ляжет под кроватью и дожидается, пока я на кровать лягу. И снизу тянет свои руки и хватает меня за руки или ноги. Страшно!!!

В тот раз тоже улеглась я на кроватку, рука моя свисает с нее. И вдруг кто-то хватается за мою руку. Ну, ясно дело кто это — сестра. Я еще разговариваю с ней о чем-то, а она молчит.

Вдруг открывается межкомнатная дверь и входит моя сестра О_о После этого, хоть и прошло 30 лет, я боюсь свешивать руки и ноги с кровати по ночам. Вот что это было?

***

В детстве я заболела корью и оказалась в больнице. Мне было около трех лет, поэтому лежала уже одна, без мамы.

Прекрасно сохранились в памяти некоторые моменты больничной жизни, они как обрывки фильма всплывают перед глазами до сих пор, хотя мне уже 37 лет. Помню, что палата представляла собой узкую комнату-пенал с двумя кроватями, как в купе в поезде. А стены были стеклянные, и можно было смотреть вдаль через все палаты, сколько их там было.

Тот случай, о котором я хочу рассказать, произошел днём. Помню, что я сидела в кровати и смотрела по сторонам, скучала. Спинка кровати была с металлическими прутьями, обычная больничная койка. Моё внимание привлекло шевеление края матраса в ногах. Что-то там мелькало, копошилось, как будто карабкалось, но я никак не могла рассмотреть, что же там такое. И вот оно показалось...

Сквозь прутья пролезла маленькая старушонка, размером с небольшую куклу, сантиметров 15-20. И сразу побежала ко мне по одеялу. Я сидела, отпрянув назад, и с ужасом на неё таращилась. При этом старушонка звала кого-то по имени: «Алёнушка! где моя Алёнушка?» Я просто одеревенела от ужаса. И когда эта бабка подбежала ко мне вплотную, в панике крепко ухватила ее за голову. Состояние было почти истерическое, я вцепилась в нее изо всех сил! Несколько секунд держала мёртвой хваткой, потом резко отдёрнула руку. Старушонка завыла, завертелась на месте, держась за голову, и бегом убежала туда, откуда вылезла.

Сколько раз я потом рассказывала маме про эту бабку, но она всегда убеждала меня, что этого не могло быть на самом деле. Списывала на температурный бред, сон, детский возраст, что всё мне приснилось или привиделось. Но переубедить меня так и не смогла — слишком уж явные ощущения были.

***

Я в детстве со своей младшей сестрой спала в спальне, а мама в зале. Так вот она однажды встала ночью в туалет и видит, что я рядом с дверью туалета у стены стою и маме молча улыбаюсь. Мама удивленно спрашивает: почему, мол, ты не спишь? А комната наша просматривается и дверь в спальню как раз открыта. Мама посмотрела на мою кровать и видит, что я преспокойненько посапываю. Тут она не на шутку испугалась и начала читать все молитвы, какие знала, и все это вскоре исчезло.

***

В детстве я дружила с девочкой Олей. Она жила в частном доме ниже нас на пару улиц. Я ходила к Оле в гости, мы играли во всех комнатах, во дворе, в палисаднике, но я всегда там чувствовала себя очень неуютно. Присутствовало какое-то ощущение опасности, тревоги. Я нечасто была в гостях у Оли, хотя она меня всегда очень звала.

Однажды мы играли в комнате. Стоял пасмурный осенний день, игра как-то не клеилась, мы вяло переставляли какие-то фигурки на полу. Вдруг я услышала громкий шум над головой, как будто кто-то топал и шаркал ногами. Над нами был только чердак, поэтому я спросила у Оли, что это за звуки.

Она ответила: «А, это тётя Эммочка!» И продолжила играть. Но я не могла успокоиться. Что тётя может делать на чердаке? Да и не видела я у них никакой тёти. Я стала расспрашивать Олю. И та спокойно мне объяснила, что у них на чердаке много лет назад повесилась мамина сестра Эмма, ей тогда было лет 17. Повесилась из-за того, что что-то украла, а милиция нашла её и хотела увезти в тюрьму. Но Эммочка спряталась на чердаке и повесилась, чтобы не даться милиции. Потом на чердаке нашли и то, что она украла. Это были разные вещи, одежда и обувь из чьей-то квартиры. А в краденых сапогах она повесилась.

И сейчас иногда она приходит на чердак и что-то там ищет. Наверное, те самые вещи, которые она там спрятала. Оля рассказывала это спокойно, глядя на меня, а я всё слушала шум на чердаке, но не верила. Тогда Оля предложила подняться по лестнице на чердак и посмотреть. И мы, маленькие дурочки, полезли туда. К счастью, дверь чердака оказалась заперта снаружи на висячий замок. А звуки изнутри доносились ещё отчётливее. Потом нас охватил такой страх, что мы с визгом кубарем скатились на землю и помчались за калитку.

Я больше не решалась ходить к Оле. А её ко мне не отпускали. Наша дружба скоро сошла на нет.

***

Я была еще подростком, лежала на своей кровати, читала. Смотрю краем глаза, над кроватью в углу что-то черное. Пригляделась, похоже на паука, но во много раз больше. Глазею на это и понимаю, что оно сейчас прыгнет мне на лицо. Вскочила как ошпаренная и Это что-то буквально через секунду плюхается на мою подушку. Ну я, конечно, давай голосить.

Прибежала мама, но пока ее звала, Это куда-то делось. Мы с ней всю постель перевернули, даже кровать отодвинули и матрац сняли — ничего не нашли. По сей день теряюсь в догадках, что же Это такое было. На паука не очень похоже, в принципе, ни на какое насекомое тоже, когда на подушке лежало, размером где-то с пол моего лица было, и формы определенной у него не было, так, непонятный комок интенсивного черного цвета.

***

Мой папа умер очень рано, когда мне было 8 лет. Он умер в день Пасхи. Это было в воскресенье, а в субботу вечером он разговаривал с мамой о каких-то семейных делах, что надо купить в дом что-то и т.д. И вдруг, ни с того ни с сего, говорит — а я завтра умру. Мама подумала, что он шутит, а я сказала: «Папа, ты еще слишком молодой. Умирают только старики». Папа улыбнулся и больше ничего не сказал. А на следующий день действительно умер. При этом он ничем не болел, и у него не было никаких предпосылок к таким мыслям. У него оторвался тромб и закрыл клапан сердца. Мы с мамой до сих пор удивляемся, откуда он мог знать?

***

Мне когда было 10 лет, у меня умер дядя. Мы проехали к мой бабушке в деревню. На 39 день со дня смерти произошел случай, от которого мне до сих пор не по себе. Я проснулась часов 5. Никого не было в доме. Со мной спал котенок. И тут я слышу стук в дверь (два удара). Я подходу к двери и спрашиваю кот там. В ответ тишина. А дверь у нас с большими щелями и я могла бы увидеть силуэт человека, но там никого не было. И котенок очень странно повел себя, стал рычать, вопить, набрасываться на дверь. На следующий день, т.е. на сорокой день со дня смерти дяди мой котенок немыслимым образом умер, просто споткнулся на пороге и умер. У меня вопрос, не взял ли на себя котенок мою смерть?

***

Было мне лет 5. Пошла вместе с родителями воду набирать на родник. Приходим обратно домой с канистрами. А жили мы раньше в малосемейках (там такой коридор длинный, много дверей). Наша квартира находилась немного вглубь.

Так вот. Выходим из лифта, идем в квартиру. А в другой стороне у окна мужик стоит. Я смотрю на него, оторваться не могу. Что-то в нем странное было. А родители в это время дверь открывали. И вижу, что пошел он в нашу сторону. Чувствую такой ужас и начинаю запихивать родителей быстрей домой. Как только вошли, сразу дверь закрыла. Смотрю в глазок: мужик стоит. У меня уже паника. Стою, держу дверь. Чувствую, что он ее толкать начинает! У меня такой ужас, что я даже сказать ничего не могла. Постоял он у двери еще минуту и побежал (я за ним в глазок так и наблюдала).

А потом подхожу к маме, говорю, что мужик чуть за нами не вошел. Она не поверила. И до сих пор не верит. Говорит, я бы заметила. Но не приснилось же мне это!

***

Мы с сестрой были маленькие. С нами жила еще бабушка, дедушка некоторой время назад умер. Мы жили в трехкомнатной квартире. История случилась в спальне, за большой комнатой. У нас там стояло три кровати, две больших, одна маленькая буквой П.

Мы с сестрой сидели на большой, напротив входа, бабушка подальше на другой кровати. Родители были тоже дома, на кухне. Вдруг открылась дверь, и вошла женщина, по обличью как Снежная королева. Мы так испугались! (Пишу, у самой мороз продирает) Залезли под одеяло и орем что есть силы, визгом визжим. А женщина прошла к бабушке, села рядом с ней и беседуют.

Потом бабушка говорит — вылезайте. Никого уже не было. Кстати, сестра добавляет подробности, хоть и младшая. Я не все помню. Спросили у бабушки, кто это. Отвечает — моя смерть приходила, только никому не говорите. 

А родители никого и не видели, там никто не проходил. Рассказали, когда уже взрослые были.

***

Я была мелкая, лет 7 наверное. Гостила у бабушки.

У нее в подполе есть маленькая дырка, специально сделана для кошки, чтобы не открывать ей каждый раз дверь кошка через такое же маленькое отверстие пролазила на улице, проходила в подполе и выпрыгивала уже в доме.

И вот как-то, уже утро. Все стали, бабушка с мамой кушать готовят, папа и дедушка смотрят телевизор, кот лежит возле печки. Я играла, и мне всегда было интересно, что это за дырка в полу, родители все шутили, что там другой мир. А я подойду и смотрю туда аккуратненько, но там темно и не видно ничего. И вот подошла и в этот раз, приближаюсь к отверстию, и в этот момент оттуда появляется рука и хватает мою руку, я стала кричать. 

Родители напугались, не поняли, что случилось, рука сразу отпустила и обратно в подпол. Ни кто из моих этого сделать не мог, во-первых потому что все были рядом, а во-вторых, чтобы залезть в подпол надо убрать половичок и поднять за кольцо дверцу. Т.е. по скорости это не могли быть мои близкие. Другого входа туда нет, кроме через дом.

Я перестала даже смотреть туда, боялась, что рука снова покажется и даже сейчас, когда приезжаю, иногда с опаской прохожу, а то мало ли.

***

Все лето я проводила у бабушке в деревне. Много чего наслушалась, а вот увидеть довелось только однажды: стоим мы веселой компанией после закрытия клуба, болтаем, смеемся, дурачимся. Клуб закрывался в 23.30. Тут один парнишка и говорит: «Вы слыхали, Васёна помирать собралась, да не кто к ней близко не подходит» (Васена считалась ведьмой, а лет уж ей было под 100). И только он это проговаривает, как под фонарем недалеко проходит голая молодая женщина. Ну для деревни это вообще нонсенс, мальчишки свистеть стали, кто смотреть побежал. Только эта женщина вблизи Васеной оказалась, старой и дряхлой, небрежно одетой, просила руку ей дать да до дому довести. Мы кто куда врассыпную, а она к нам ручищи тянет, поймать пытается. Дня через два умерла, бедолага, крышу прорубали.

Реальные истории от реальных людей. Часть 3

Источник: forum.moya-semya.ru

ВНИМАНИЕ: истории не редактировались. Могут содержать жаргонизмы и ненормативную лексику.

---------------

Давно было. Мне 16 лет. Умерла бабушка. Сплю или не сплю, не могу понять. Открывается дверь в мою комнату (т.е. я слышу скрип) и тяжёлые шаги (бабушка была довольно грузной и всегда шаркала тапками). Подошла, стоит надо мной и говорит:

— Леночка, я хочу тебе сказать...

Я хотела перекреститься, но руки не поднимались, начала шептать молитвы через силу (даже язык не слушался). Ушла. Тяжёлыми, грузными шагами.

А я разбудила весь дом, потому что ревела.

***

У меня племянницу, Улю, сбила машина. Насмерть. Через 5 месяцев моя мама моется в бане, и к ней приходит Уля. Говорит: «Бабушка, а ты помнишь, что завтра у меня день рождения?» Мама заплакала и ответила: «Конечно, помню, внученька». Уля: «Бабушка, у меня там-то, на полочке, лежат денежки, я накопила». Через 9 дней мама умирает от инсульта. Мы с братом приезжаем на похороны. После похорон я разбирала книги, думала, что взять на память о маме. Нашла целлофановый мешочек, а в нём 100 рублей десятками. Выхожу с ним к отцу и сестре с вопросом: «Что это?» Тут-то мне сестра и рассказала о встрече в бане... Мама тогда ни ей, ни отцу об этом не рассказала, а рассказала своей подруге. Вскоре с мамой случился инсульт, затем она умерла. И лишь тогда мамина подруга рассказала сестре об этой встрече в бане. Мешочек с деньгами нашла я. Что это было? Я полагаю, мама уже была «одной ногой на том свете», потому Уля и смогла к ней пробиться. Мне она за три года лишь раз приснилась, а сестре, своей матери, — ни разу.

***

У моей сестры умер муж, давно это было, в 2000 г. Они жили отдельно от нас, но в ночь похорон сестра осталась у нас ночевать. Утром мы увидели стоящее у полки с обувью большое настенное зеркало. Все прекрасно понимали, что никто его не снимал и на пол не ставил и слететь со стены и «встать» у полки само зеркало не могло. Решили, что это Влад приходил и тем самым обозначил, что он приходил к себе домой, но жены там не оказалось, и он пришел к нам.

***

У меня был дед, папин отец, умер, когда мне было 2 года. Сестру мою, рассказывали, любил больше всех на свете. И вот она вышла замуж, родила сына. А жили они в том доме, где жил и умер дед. Жили плохо, муж ее бил, гулял. И вот он рассказывал, что когда у них все хорошо, никто его не трогает, но когда ругаются... То в сиденье стула кто-то кулаком бьет снизу, когда он сидит, то проснется среди ночи от того, что кто-то ему подзатыльник отвесил. Сестра еще шутила, мол, дед меня в обиду не даст.

И вот однажды просыпается муж сестры от толчка в спину. Говорит, смотрю, дверь в зал открыта, а по проходной комнате как бы над полом «идет» мужик. Я Ленку разбудил. (Сестра сразу деда узнала). Стоим, смотрим. Дед тем временем направляется в спальню, где на диване белье постиранное лежало, в том числе и свадебное платье сестры. Берет это белье и собирается уходить.

Игорь рассказывал, такая ярость взяла, мало того, что бьет постоянно, так еще и ворует, и он на него матом, мол, куда белье-то потащил. Дед белье бросил, на Ленку обернулся, грустно посмотрел, и растворился в воздухе... Я тогда маленькая была, но помню, как они к нам под утро прибежали, перепуганные. Потом дом освятили, потише стало.

***

Напишу историю, которую рассказала наша бухгалтер. Она вдова, муж умер 6 лет назад, но когда она рассказывала, ее голос дрожал...

Это случилось через несколько дней после похорон. Алла Ивановна была дома вместе со своей сестрой, ей нездоровилось — поднялось давление. Она пошла в спальню, и легла на кровать, предварительно сдвинув половину покрывала. Сестра села рядом мерить ей давление. Тут они обе почувствовали, что как будто кто-то мимо них прошел... Они переглянулись и вдруг на кровати, рядом с Аллой Ивановной образовалась вмятина как будто на кровать кто-то прилег... Они убежали оттуда и больше не заходили в комнату.

Комната стояла закрытой до 40 дней. Перед 40-ым днем в квартире была Алла Ивановна, ее дочь и сын. Больше дома никого не было. Все спали в гостиной, потому что были напуганы предыдущим случаем. Вдруг из закрытой комнаты раздались шаги, которые подходили к гостиной... Алла Ивановна думала, что ей слышится, но она повернула голову и увидела, что дочка и сын смотрят на нее с ужасом. Шаги прекратились прямо перед дверью в комнату. Все затаились и молча ждали. Через несколько секунд шаги стали удаляться, потом на кухне хлопнула дверца холодильника, и раздался звук открываемой форточки. Все стихло. После этого, подобных случаев больше не было.

***

У нас с моим МЧ пришла в голову мысль — снять дом. Было всего по девятнадцать лет, хотелось независимости. А в это время он подрабатывал ночным сторожем на автостоянке.

Итак, первый день новом доме. И как раз в эту ночь Андрей уходит на работу. Остаюсь одна, сижу на кровати, не знаю, что поделать. А вокруг никого — в доме одна (здоровенный такой, шесть комнат было и кухня такая... внушительная), во дворе тоже никого нет, по соседству слева дом заброшенный, а справа живут алкоголики, которых очень часто нет дома. Я взяла книгу и прилегла на диван, чтобы почитать. Вдруг ночник выключился. Я, без всяких страхов сразу подумала — выключили свет. Лежу, темно — хоть глаз выколи, всматриваюсь, как дура, в темноту. И вдруг ТАКОЙ страх на меня напал! Верите — ни ногами, ни руками пошевелить не могу, в висках что-то стучит, а самое противное, что мне запомнилось, так это то, что у меня был нос заложен, а от страха я не могла открыть рот даже, чтобы подышать нормально. Слышу, значит, на чердаке топот. Вернее, не топот, а шаги, такое ощущение, будто кто-то в тяжелых сапогах расхаживает себе по чердаку, как у себя дома. 

Сначала подумала, что воры, специально свет отключили в щитке и пробрались сюда. Но когда на чердаке запел петух, ночью — у меня в прямом смысле слова пробежали мурашки. Страшно было до ужаса. После этого петуха меня страх отпустил. Ну, по крайней мере, шевелиться я уже могла. И тут снова — шаги, но только уже по коридору. Скрипнула туалетная дверь (только эта дверь скрипела во всем доме) и шаги направились в сторону моей комнаты. Через несколько секунд я уже чувствовала присутствие этого нечто прямо рядом со мной. Лежу, ничего поделать не могу, вспомнила одну примету и давай мысленно спрашивать: «К худу или добру?», бесполезно. Только звук дыхания. Вскоре я прямо физически начала ощущать его лицо рядом со своим. И вдруг резко это нечто как начнет бить по подушке возле моей головы, а я уже лежу и умираю от страха. Потом слышу, как шаги удаляются... заснула. Когда проснулась, сразу вспомнила про этот случай. Решила проверить светильник — лампочка наполовину была выкручена...

На следующий день я вернулась в родительский дом.

***

Это 2 года назад было. Меня за неделю до родов положили в больницу, в этот же день умер мой папа (у него остановилось сердце, не выдержало многолетнего, ежедневного принятия алкоголя). Мой врач категорически запретил мужу и маме мне это сообщать (у меня давление очень сильно поднялось и, естественно, волноваться нельзя было). Мои родные решили, что скажут мне о смерти папы после того, как я рожу и выйду из больницы. Весь персонал родильного отделения был в курсе и следил за тем, что бы я ничего не узнала.

На следующий день после родов (папе в этот день 9 дней было), я спала в палате одна, время было около 12 ночи. Проснулась от того, что кто-то ходит по палате. Вгляделась в темноту — никого. Потом голос папы услышала:

— Дочка, я ведь умер, а ты и не знаешь.

Вот так я о смерти отца узнала.

***

Я приехала в гости к сестре, в деревню. Вечером собрались мальчики и девочки решили в соседнюю деревню сходить, путь лежал через мосточек под которым мелкая речушка протекает, по берегам густые терновники растут. И вот мы уже к этому мосточку приближаемся, а на улице уже стемнело. Мы с моим мальчиком позади всех идём, вдруг слышим, сзади нас гравий шуршит... поворачиваемся — стоит мальчик 4-5 лет, в одних трусиках. Стоит он и... просвечивается! Увидев, что мы остановились, все к нам подошли, стоим все на мальчика смотрим, молча, потому что разговаривать мы в один миг все разучились... а он стоит, на нас смотрит. Не знаю, долго ли мы на него так смотрели, показалось, что очень долго. Тут к моему МЧ дар речи вернулся, и он так неуверенно мальчика спрашивает

-« Ты откуда?»

-« Ниоткуда...» — отвечает мальчик, начинает поворачиваться к нам спиной и на полуобороте исчезает.....

Мы, наверное, ещё минуту стояли в шоке, а потом все разом побежали в сторону своей деревни.

А на утро родителям всё рассказали, и выяснилось, что 20 лет назад в том месте мальчик пятилетний утонул... Бабушки в деревне рассказывали, что утопленников не отпевают, поэтому души их покоя не знают. И что первое время после его смерти его там многие видели, но уже лет 10 никто не видел.

Вот такая история со мной приключилась.

***

Когда бабуля болела, тёте приснилась умершая мать, которая была с сумочкой. На вопрос тёти, куда она собралась, та ответила, что к Марии (бабуле) в гости на Николу собирается. На Николу бабулю похоронили.

Моей дочке в то время было два года, она очень любила свою Машеньку. Через несколько дней я укладывала дочу спать и вдруг она повернулась к двери и начала разговаривать. Я сначала не поняла, потом дошло, она отвечает на вопросы, которые я не слышу. Спросила, с кем это она говорит. Ответ: «Вон Машенька стоит». Я не поняла: «Где?» Дочь встаёт, подходит к двери, смотрит куда-то вверх в пустоту, тянет ручки и улыбаясь: «Мааашенька».

Пробормотав: «Бабуль прости» я выскочила из комнаты. Рассказала родственникам. Мы решили, что она пришла к тому, кого очень любила. Царствие Небесное рабе Божьей Марии.

***

У моей подружки умерла прабабушка. Квартиру в центре Москвы стали сдавать знакомому, молодому парню. Пришли мы как-то с подружкой к нему в гости, деньги забрать, да и просто поболтать. И смотрю, возле двери в туалет и в самом туалете лежат плоскогубцы. Мы посмеялись, зачем ему 2 штуки, да еще и в туалете. А он помрачнел, и стал рассказывать: «Бабка меня замучала!»

Выяснилось, что когда он дома один, в туалет или ванную нельзя без плоскогубцев сходить, заклинивает замок. Причем когда есть гости, или его девушка, все работает отлично. Причем это уже 3-ий замок, он 2 раза менял, но ситуация не меняется. Еще эта бабка часто гремит посудой, ходит, охает и вздыхает.

Через какое-то время он с этой квартиры съехал, сказал, что хоть он и здоровый мужик, но после того, как бабка стала ложиться к нему в кровать, ворочаться и охать, он не выдержал и съехал.

***

Муж моей бабушки (т.е. мой дед) и ее мама (т.е. моя прабабушка) ну очень не любили друг друга при жизни. Когда ругались, прабабушка постоянно говорила деду: УМРУ, НЕ ПОДХОДИ К МОИМ ХОЛОДНЫМ НОГАМ! А дед ей в ответ: Я УМРУ ВПЕРЕД И ТЕБЯ С СОБОЙ ЗАБЕРУ! В итоге дедка умер 30 апреля, а прабабушка 2 мая (10 лет назад), как раз, когда мы гроб с дедом уже закапывали.

***

До сих пор не верю, хотя сама участвовала. Сидим дома с родителями, телефонный звонок. Беру трубку, связь препаршивая «Коля, Нина заберите меня отсюда, мне так плохо. Это Саша с Ульяновска» (Коля, Нина — мои папа и мама, а Саша мамин брат). Родители в этот же вечер срываются в Ульяновск. Нашли его в морге, где он лежал уже месяц и его собирались похоронить как неопознанного. Вопрос, кто звонил?

***

У меня был такой случай. Умерла тетя, родная сестра моей мамы. Я поехала на похороны. Поминали в столовой, потом пошли к ней домой только родственники и близкие ей люди. Накрыли стол, начали рассаживаться, тут ее сын говорит: «Мама всегда здесь сидела» и показывает на место во главе стола и тут со шкафа срывается вделанное в дверцу зеркало и падает на пол, но не разбивается. Знак тетя подала. Народ был в шоке.

А накануне 9 дней после ее смерти, я была в квартире вдвоем с сыном, муж в командировке. Укладывала сына спать, чувствую — взгляд, поднимаю глаза — в дверном проеме стоит тетя Оля, но не в том возрасте, как скончалась, а молодая совсем, на меня смотрит, улыбается. Я в ту ночь с сыном спать легла, одной страшно было. А на следующий день собрались родней ее поминать, оказывается она ко всем приходила в ту ночь, прощалась.

***

А мне мама рассказала такую историю. Когда ей было лет 13, внезапно погиб ее любимый брат. Всего несколько дней не дожил до 18-летия. Ехали они с друзьями на грузовой машине с дискотеки. Водитель — парень молодой был, поддатый, соответственно. Мамин брат, мой дядя, сел в кузов, а когда машина перевернулась — не успел выпрыгнуть, и его зажало между бортом машины и землей. Умер он по дороге в больницу.

Обычно мой дядя ездил на танцы на своем мотоцикле. Но то ли за несколько дней, то ли в тот самый день мотоцикл сломался, и он попросил мою маму дать ему велосипед. Мама повредничала — не дала, они поругались, и он уехал на танцы с другом на том самом грузовике.

В ночь после похорон все легли спать. Надо пояснить, что между комнатами в доме были не двери, а шторки и прекрасно было слышно, когда кто-то ворочался, кашлял и т.д. и все комнаты соединялись кухней, через нее, как через прихожую можно было пройти в любую комнату. Так вот, в комнате брата на его кровати спал в ту ночь мой дед — отец дяди. А мама с моей бабушкой легли на диване в зале.

Все уже заснули, а мама не могла глаз сомкнуть — плакала и перебирала в уме последние события, которые привели к трагедии. И, конечно, винила во всем себя и раскаивалась. Неожиданно ее размышления прервал скрип кровати, на которой спал дед (кровать брата) и шаги в сторону кухни. Мама поняла, что дед встал видимо в туалет или попить, и успокоилась... пока не услышала храп деда со стороны кровати. А на кухне тем временем осторожные шаги продолжались. Как говорит моя мама — у нее похолодел висок, все тело онемело, а глаза оказались закрытыми и не могли открыться. Прислушиваясь к скрипу половиц, она понимала, что в зал сейчас кто-то войдет, потом она почувствовала, как онемели от холода ноги, неимоверным усилием мама чуть-чуть приоткрыла глаза и через маленькую щелочку, между ресницами она попыталась посмотреть в сторону кухни. В дверном проеме, над самой кроватью стояла тень. Мама пыталась закричать и бабушку толкнуть, но лежала как бревно, весь крик и ужас были только в голове. Тень еще постояла... и стала нагибаться над мамиными ногами... и вот тогда мама завопила на весь дом! Бабушка проснулась и обнаружила маму уже наполовину на полу лежащей. На следующий день вызвали батюшку, дом освятили. И больше никто не приходил.

***

Давно это было, в начале 90-х. Одна моя сослуживица рассказывала. Её мужу сделали операцию на головном мозге, лежал в реанимации. Она его навестила, допустим, в 15 часов дня, передала передачу (в реанимацию-то не пускают), и со спокойной душой пошла домой. И, как потом оказалось, к вечеру он умирает.

Она соответственно ничего не знает, дальше с её слов: «Перед сном пошла в туалет, включаю свет, захожу и вижу: стоит мой Саша в углу, обмотанный простыней и улыбается. Я ему: »Ты же в больнице«, а он ничего не говоря, подходит ко мне и начинает щипать меня за ноги». Синяки от пальцев она нам показывала, женщина адекватная и оснований сомневаться в правдивости её рассказа ни у кого не было.

***

Мы тогда только приехали с поминок по свёкру. Сидим в квартире свекрови, тихонько разговариваем. На стене висят часы. Их свёкру подарили на работе лет 20-ть назад, изначально они были с боем, но уже лет 5 как бой был сломан и часы только показывали время. 

И вдруг часы загудели и пробили 3 раза! Все замолчали. А затем верхняя часть фотографии свёкра (она была без рамки, просто прислонена к вазе с гвоздичками) наклонилась. «Отец поклонился, поблагодарил нас», — прошептала свекровь и сознание потеряла. Тут уж стало не до мистики, все забегали, кто за водой, кто в скорую звонить.

С той поры несколько лет прошло. Часы так и висят, тикают, но больше ни разу не били.

***

Мама рассказывала. Умерла её двоюродная бабушка, она её очень любила. В то время мама очень сильно болела гайморитом (не знаю, как точно пишется). И она перед сном начала рассказывать своему мужу, что когда она сегодня днём спала, к ней кто-то подошел и нагнулся, и она почувствовала теплоту и услышала голос: «Всё будет хорошо». Муж не поверил и только смеялся над ней. Ночью мама просыпается от дикого вопля папы. Со слов папы: «Лежу, почти засыпаю, начинаю поворачиваться на другой бок, но тут вижу, что-то в ногах светится, всматриваюсь и понимаю, что это твоя двоюродная бабушка стоит, прозрачно синяя и грозно на меня смотрит, дальше подплыла ко мне и ущипнула за нос».

***

Мой отец жил один, за тысячу километров от меня.

Как-то ночью будит меня мужской голос (незнакомый) и говорит:

— Ты спишь спокойно, а отец у тебя умер!

Я проснулась и ревела в три ручья. Но списала на дурной сон. Отец у меня еще не старый, чего ему умирать, тем более недавно разговаривали по телефону.

Утром звоню ему, телефон не отвечает. Звонила весь день, потом подняли знакомых в том городе, дверь открыли, а он мертвый....

Когда снится мне, не разговаривает, только улыбается. Я его любила больше всех, а он всегда молчит... Не обижаюсь, но скучаю.

***

У меня есть родственники, которым сейчас лет под 50... Ну, вот лет 25 назад, пока молодые, они никак не могли родить ребеночка. Когда же потом родилась долгожданная дочь, они собрались поехать к своим родителям и показать внучку, которой было месяца 3... А в поездке молодая мама сидела с ребенком на руках на переднем сиденье, муж вдруг резко затормозил, и ребенка по инерции буквально выкинуло через лобовое стекло. Разумеется, насмерть...

Похоронили ее, потом через 7 лет родили сына...

Через 18 лет спустя (год 2005 где-то) случилась сама история:

эта женщина ушла с ребенком в магазин, а муж остался дома... Он рассказывает: «Прилег я на 3 минуты — и вроде придремнул, а вроде как реальность все... И вдруг подходит ко мне девушка, волосы черные-черные, и говорит:

— Папа, достань мои фотографии в шкафу, а потом вызови лифт, у меня для тебя там подарок»

Муж проснулся, залез в шкаф — а там фотки с похорон. Он говорит, что никогда этих фоток не видел и даже не знал и не хотел знать, где они лежат. А потом пошел, вызвал лифт, а там лежат деньги (немного — около 200 рублей).

Жена приходит с магазина — а мужик невменяемый. Его потом в больницу положили — совсем ему плохо стало....

***

У нас бабушка умерла 3 мая. т.е. перед самым посевом картошки. Конечно, в связи с похоронами, о всякой картошке забыли. И вот, прошло 9 дней, мы все в заботах, шоке, трауре, и тут телефонный звонок.

Мама взяла трубку, послушала, медленно положила, побледнев. Мы кинулись к ней, а она говорит, бабушка звонила. Спросила гневным голосом, почему мы до сих пор картошку не посадили?!

Голос был бабушкин, да и мама не стала бы такое придумывать, я ее потом корвалолом отпаивала... Вот и что это было?!

***

Несколько лет назад у подруги умер муж, после похорон она не могла находиться в своей квартире и с младшим сыном перебралась на время к свекрови. Дома остался старший, двадцатилетний парень, совершенно не склонный к какой бы то ни было мистике и религиозности. Покойный приходился ему отчимом.

Дальше буду рассказывать с его слов.

Вышел старший сын на кухню умыться — ванной в квартире не было — и почувствовал запах сигаретного дыма, хотя дома он был один и не курил. Подошел к раковине, глянул в висящее на стене зеркало — а за его спиной на столе сидит отчим, курит сигарету и улыбается... Юноша закрыл глаза, умылся, снова посмотрел в зеркало — видение пропало. Сам он думает, что так отчим с ним прощался, хотя при жизни отношения между ними были не очень хорошими.

***

Вчера сестра рассказала. На днях её в одной социальной сети нашла бывшая одноклассница Ира, которая уже много лет живёт в СПб и в наш посёлок приезжает крайне редко. Ира писала, что летом была в нашем посёлке, на 1 день приезжала. Шла по улице и встретила двух девочек из их класса: Лену и Настю — эти девчонки ещё со школы дружили, вели одинаковый образ жизни (пили, гуляли с взрослыми мужчинами, прогуливали школу и т.д.). Только вот странно они как-то шли: обычно вместе, а тут как бы каждая шла по отдельности, просто рядом.

Сестра тут же написала Ире ответ, рассказала, что Настю она видеть никак не могла, т.к. эта девушка уже около 3 лет назад погибла в автокатастрофе. Ира была в шоке, т.к. утверждает, что видела именно Настю, полностью описала её внешность, одежду. А надо сказать, что внешность у Насти была необычная, её действительно трудно с кем-то спутать, да и манера одеваться у неё была тоже своеобразная, из-за чего над ней всегда подшучивали.

***

На днях у подруги умер муж. В морг его не увозили, так как давно болел, и сомнений в причине смерти не было. Ночевать с покойным осталась только подруга, ну и я — не могла же ее одну оставить. Спать легли, когда уже стали валиться с ног от усталости. Легли в одной комнате с покойником, двери в коридор закрыли, чтобы кошка не забежала.

Страха не было. Проснулась я под утро от шума, причем не видно было не зги, так как свеча потухла, на улице темень. Было ощущение, что вся комната ходуном ходит: непрекращающийся шелест шелковой ткани, шебуршание во всех углах сразу. Думаю, не стоит говорить, что Аленка спала при этом, как убитая.

Вот тут у меня реально волосы встали дыбом: кто может шуршать, если из живых один спит, не шевелясь, а второй (вторая) все это слышит? Растолкала подругу, зажгли свечу, включили свет в коридоре и снова вырубились — сил реально не было после тяжелого дня.

Стоит ли добавить, что покрывало на покойном было именно шелковым? А также то, что Алена немного позднее сказала: «Когда засыпала, то видела, что муж неоднократно пытался привстать из гроба. А еще глаза приоткрывал, пытался что-то сказать. Тебя будить не стала, боялась испугать. Только приговаривала, чтобы лежал — мертвые не должны вставать».

На этих похоронах еще много чего случилось, но рассказывать не решусь. Во-первых, боюсь народ напугать, а во-вторых, не поверят, да еще и на смех поднимут. Впервые с таким ужасом столкнулась, если честно.

***

Моей подруге однажды пришлось на некоторое время (ночное!) остаться один на один с умершим дедом. Она была на кухне, готовила поминальный стол. А гроб стоял в комнате, но свечки в изголовье и в ногах потушили на время, чтобы случайно беды не произошло.

Услышала подруга из комнаты, где стоял гроб дедов кашель. Замерла, испугалась, подумала, что ослышалась. Кашель повторился. Она, преодолевая страх крикнула: «Дед! Ты, что ли меня пугаешь? Не пугай, не надо, а то уйду, и ты один останешься!»

А сама ни жива, ни мертва от страха. Кашля больше не было, и она тихонечко заглянула в комнату. И видит: та, свечка, что в изголовье — зажжена. Хотя она точно помнит, что не было зажжённых свечей возле деда!

***

У меня тоже есть очень тоскливое воспоминание о похоронах. Я тогда в девятом классе училась. У одноклассницы Веры умерла её совсем ещё молодая мама от рака. Я понятия не имею, кому в голову пришло тащить весь класс на прощание с мамой Веры к ней в квартиру.

Ну, постояли мы там несколько минут в тишине. Вера, уже выплакавшая все глаза просто стояла в изголовье гроба, глядя на мамочку. А что со мной стало происходить! Я чётко слышала, ощущала, что-то исходящее от гроба. Я двигаться не была в состоянии. Класс уже весь вышел из комнаты, и Верочка вышла, а я всё стою со своими цветами.

Потом подошла, чтобы цветы положить, смотрю, не отрываясь, на покойницу, еле сдерживаю рыдания (я Верину маму знала с тех пор, когда мы вместе с её дочкой в детский сад ходили), глажу её руку, зажимая цветок между пальцев... И вдруг чётко ощущаю, что кто-то гладит мою руку. Даже не гладит, а как будто накрывает. И не слегка, а очень даже ощутимо. Будто сдерживает мою руку от того, чтобы я положила цветы.

И я вдруг успокоилась, я поняла, что от меня хотят. Вышла из комнаты и говорю Верочке: «Убери цветы из гроба, маме это не нравится». Она кивнула, ничуть не удивившись. Потом она рассказала мне, что перед смертью её мама просила: никаких цветов в её гробу. 

***

У нас перед мамиными сорока днями странные вещи твориться стали. То не могу попасть домой — дверь закрыта изнутри. Перепсиховалась, пока сын дверь открывал. Ваня клялся — божился, что дверь не закрывал.

То иду с работы, звонит сын, не объясняя толком ничего — мама, у нас посуда летает. Ничего понять не могу, влетаю домой. Даже в страшном сне не могу представить, у нас и в пору ссор посуда не лётает. И сын толком ничего не объясняет. В общем, над столом кухонном шкафчик у нас висит. Шкафчик цел, а посуда в нем разбита. Самое обидное, что там был сервиз, который мама мне на свадьбу дарила. Плюс еще часть посуды.

Я, правда, успокоилась сама и сына успокоила. Вспомнила притчу — спасибо, что деньгами взял. Главное, чтоб все живы-здоровы были.

***

У нас бабушка в квартире умерла, привезли её с дачи, она была ещё жива в тот момент. А потом, пока «скорая помощь» приехала — её не стало. Пытались реанимировать — бесполезно. Увезли в морг.

А на следующий день, когда мама со своим братом ушли решать вопрос с похоронами, сестра была в школе, а я осталась дома одна, вот тогда я и услышала бабушкин кашель и скрип пола. Пол у нас старый, скрипит, если наступаешь в определенных местах. Так вот, я в своей комнате лежу, тишина во всей квартире, никого нет. И тут я слышу, как кто-то идет, шаркая тапочками и кашляет. Голос бабушки, её шаги. Я реально онемела, у меня от страха даже руки похолодели, горло спазмом каким-то схватило, ничего сказать не могу.

А она ходит там в прихожей, на кухне, в той комнате, где они жили с дедушкой и дядей (маминым старшим братом) и где её не стало. И вот до зала она доходит, там на пороге как раз пол и скрипит и замирает. Шагов нет, словно что-то её останавливает. А я даже встать не могу, посмотреть, что не так.

В общем, страху я натерпелась, пока сестра со школы не вернулась. И вот сидим мы с ней вдвоем в нашей комнате, и она слышит шаги и бабушкин кашель. То есть, если до этого я могла списать все на стресс, на то, что нахожусь в шоке, то тут мы обе слышим это. Тряслись обе, пока не вернулась мама с дядей.

И вообще, её не только мы слышали. А когда сорок дней было, сидели в той комнате, где они жили, даже я в кресле выехала к столу, хотя людей было много и без меня. И вот сидим все, разговариваем, и тут слышится стук входной двери, будто кто-то вышел из квартиры и шаги по лестнице. Все, с тех пор ничего такого не было. Ушла она.

***

Давно мучает вопрос, «Что это было». Кто знает, объясните пожалуйста. Итак, рассказываю.

На тот момент жила я с родителями, лет мне было 15 -17, точно не помню. Лежу себе на кровати, в своей комнате, и тут просыпаюсь от звука, как бы вам лучше объяснить... ну как если бы тарелка летала и крутилась одновременно вокруг своей оси. Вот что-то в этом роде. Летает по коридору, а коридор к слову у нас длиннющий 10 метров в длину. Я от страха одеяло на голову и как ни странно заснула моментально.

Второй случай был вот как. Приехали отдыхать к родителям мужа. На тот момент я была уже замужняя дама. Спим на 2 этаже (дом двухэтажный с крутой лестницей). И вдруг опять этот же звук, но только он на 1 этаже (Слава Богу). Я вся трясусь от страха, муж рядом, тоже не спит, тоже все слышит. Потом когда все перестало шуметь, муж встал посмотреть — естественно там ничего не было. Родители мужа спали и тоже ничего не слышали.

Еще одна загадка. Были у нас часы старинные, из камня змеевика (вроде бы так). Стекло выпало, и циферблат был открытый. И вот, гляжу на него я утром, и вижу, что на середину намотаны нитки, разного цвета, все короткие. А на одну полку выше часов стояла как раз коробочка с нитками. Вот так пошутил видимо барабашка.

И совсем недавно случай был. Есть у моего мужа привычка, иногда царапать стекло в двери ванны, типа я тут, ну или просто шутить так пока я купаю сына. И вот в один из наших купаний слышу царапание. Думаю, ну, муж пришел домой. Выхожу, сына на кровать положила, говорю, подожди, пойду к папе схожу. Обыскала каждый угол. Думала, спрятался, шутит. А оказывается он и не пришел еще. И тут мне стало не по себе... к чему бы это...

Прокомментируйте, пожалуйста, что все это могло означать. Буду очень благодарна. 

***

Тоже расскажу: отец с мачехой рассказывали. Живут они в Нижнем Новгороде. Квартира у них 3-хкомнатная, как заходишь — прихожка, и по коридору в разные стороны: сразу налево зал, потом по коридору бабушкина спальня, дальше развилка — налево кухня, направо — детская комната. Полы по коридору скрипучие — квартира старая. Я тоже раньше у них жила, пока школу не закончила. Была у меня бабушка Оля — мама отца. Умерла под Новый год — 31 декабря. Мы приехали в гости почти через год. И вот рассказывают.

Начала бабушка после смерти по квартире ходить: раз полы скрипят — значит, бабушка идет. Старший мальчишка один раз ночью просыпается. А бабуля в углу стоит. Он ей и говорит, мол, чего здесь делаешь. А она в ответ, что их охраняет. Сашка ей и говорит: «Ты где должна быть? Иди на х...». Больше она к нему не приходила. Зато замучила младшего брата.

Тот с работы приезжает в обед, а бабуля ему навстречу: «Внучек, иди обедать, я тебе приготовила». Он потом на кухню боялся заходить. Стал обедать в зале, первой комнате по коридору. Так бабушка придет к нему и ругает, что он не на кухне ест. Ваську к психиатру водили, лечили. Все это продолжалось, пока батюшку не вызвали и дом освятили, а то ничего не помогало.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 15
Скрыть боковое меню

Выбрать тему оформления

Светлая / Темная



Соц. сети

Популярное

Сайт kriper.ru доступен

30-08-2019, 22:34    498    20

Метро в Снежинске

29-08-2019, 22:43    364    4

Обновление (от 15.09.2019)

15-09-2019, 23:32    254    4

Пожалуйста, пусть он умрёт

2-09-2019, 21:57    221    3

Самые криповые посты Реддита

8-09-2019, 21:48    2 158    3

Новые комментарии

jaskies

jaskies

Цитата: rainbow666Цитата: jaskiesПрошу сделать мобильную версию...

Полностью
rainbow666

rainbow666

Цитата: jaskiesПрошу сделать мобильную версию максимально простую...

Полностью
Зефирная Баньши

Зефирная Баньши

У меня тоже кнопочный телефон, тоже всегда читала старый Крипер с...

Полностью
jaskies

jaskies

Здравствуйте Администраторы сайта! Я любил и читал старую версию...

Полностью
Радужный Андрей

Радужный Андрей

Жутенько, особенно фотка,особенно когда я читаю это на ночь. ...

Полностью

Новое на форуме

{login}

Raskita76

Обсуждение - Фаза ходячего трупа

Вчера, 08:06

Читать
{login}

rainbow666

Обсуждение - Дрифтер

15-09-2019, 23:38

Читать
{login}

rainbow666

Обсуждение - «The Hands Resist Him»

15-09-2019, 23:37

Читать
{login}

rainbow666

Дайджест Kriper.RU - Выпуск первый.

15-09-2019, 23:14

Читать
{login}

rainbow666

Обновление от 15.09.19

15-09-2019, 22:12

Читать

Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых (в т.ч. шок-контент). Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.