Материалы за Сентябрь 2019 года » KRIPER - Страшные истории
 
x
  • KRIPER
  • »
  • Материалы за Сентябрь 2019 года

Часы вдовца

Источник: reddit.com

Перевод: r/nosleep по-русски

В конце 1920-х годов пожилой часовщик из Бостона женился на прекрасной молодой женщине, и они поселились в Энфилде. Он был лучшим в мире мастером и обладал талантом создавать машины такой сложности и точности, что его часто называли “Да Винчи от мира часовщиков” (высокая честь, учитывая, что сам Да Винчи спроектировал множество часовых механизмов). А она была настоящей красавицей, притом утончённой и образованной. До встречи с часовщиком бостонский брамин отметил её за остроумие, а также за то, что она устраивала лучшие званые обеды.

Часовщик накопил большое состояние, но он, как и все великие творцы, оставался недоволен своими произведениями. Он хотел создать еще одни часы. Часы, которые своей изощрённостью и сложностью превзошли бы даже куранты мюнхенской Новой ратуши. Мастер завершил свои планы весной 1931 года, и новые часы были поистине прекрасны. Его проект отдавал дань классике, но в то же время был современным. Сложным, но понятным. Ежечасно, когда колокола отзванивали время, автоматические механизмы вылетали из потайных камер и символично воспроизводили различные сражения гражданской войны, изо дня в день рассказывая историю о том, как Север одержал победу над Югом.

Лоуэлл и Бостон отчаянно нуждались в башне с часами, как и некоторые крупные производственные и судоходные компании, но, прежде чем какое-либо строительство успело начаться, грянула депрессия. Все потенциальные клиенты исчезли в кратчайшие сроки, один за другим, оставив часовщика наедине со своими планами.

Несчастный и подавленный мастер боялся, что не успеет воплотить в жизнь своё творение. Он решил, что не допустит такого исхода, и направил накопленное состояние на самостоятельную постройку башни в качестве дополнения к своему дому в Энфилде.

Однажды, когда башня с часами была почти готова, часовщик вернулся домой за изготовленной на заказ деталью. Он прибыл намного раньше, чем ожидалось, и обнаружил свою жену в постели с другим мужчиной, одним из работников. Часовщик ворвался в комнату и устроил скандал. За всю свою жизнь он никогда не испытывал такой ярости и унижения, но настоящее унижение ещё ждало его впереди.

Вместо того, чтобы просить прощения, прятаться от него, или даже с позором сбежать из комнаты, жена часовщика и её любовник осмеяли его, обозвав его беспомощным стариком.

– Возвращайся к своим несчастным шестерням и пружинкам, – сказала его жена. – И, может, если ты будешь вести себя тихо, я даже приготовлю тебе ужин.

Шокированный мастер вернулся к своим механизмам, но вместо работы над часами в его голове назрел план. Он снял автоматоны с постов и приложил все оставшиеся силы, чтобы свернуть огромную пружину под их гусеницами. Часовщик выложил инструменты, чтобы они были под рукой, после чего принялся ждать, выслушивая, как брачная кровать снова и снова ударяется в стену.

В конце концов ритмичные удары достигли своего крещендо, а затем затихли. Вскоре он услышал, как жена зовет его, но не откликнулся. Её призывы становились все более обеспокоенными, и в голосе постепенно появлялись нотки раскаяния – неужели после случившегося ей правда было до него дело? Часовщик продолжал молчать.

Когда рабочий вошел в комнату, теперь больше похожую на гигантскую коробку передач, часовщик уставился на него, но не пошевелился.

Рабочий выглянул из комнаты и позвал свою любовницу:

– Он здесь!

– Он там не натворил глупостей?

– Нет. Он в порядке.

Но часовщик не был в порядке.

Рабочий шел к часовщику осторожно, будто к незнакомой собаке.
– Это ваша вина, понимаете? – вместо ответа водянистые глаза часовщика немигающим взглядом следили за приближающимся молодым человеком. – Она – прекрасная леди, великолепная. Вы не можете держать ее в клетке, в этом ужасном месте, и думать, что она не заскучает.

В тот момент, когда рабочий перешагнул путь, по которому двигались автоматы, часовщик выдернул булавку, удерживающую витую пружину. Пост, к которому должен был крепиться автомат, но в данный момент не утяжелённый фигурой человеческого роста, заполненной увесистыми металлическими шестернями, промчался по рельсовой дорожке и врезался в ногу рабочего. Треск ломающихся костей едва не заглушил крики мужчины.

Услышав сдавленный вопль своего любовника, жена часовщика крикнула:

– Я бегу! Бегу!

Часовщик взял увесистый гаечный ключ и подошёл к двери. Когда жена вбежала в комнату, часовщик подкрался к ней сзади и с силой приложил гаечный ключ о её череп.

Через несколько часов женщина очнулась от стреляющей боли в ногах. Она попыталась взглянуть вниз, но её голова лишь мучительно дёрнулась. Часовщик стоял над ней, молотком вколачивая ей в бёдра металлические стержни. Её любовник уже был поднят на пост, — он заменил фигуру-автоматон, чтобы станцевать в назначенный час.

Создание часовщика, как и куранты в Мюнхене, было принято как настоящий художественный прорыв. Толпы зевак собрались на улице, чтобы поглазеть на то, как бесчисленное множество фигурок «Союза» и «Повстанцев» понесутся по своим дорожкам, круг за кругом, в бесконечной погоне.

Прошли недели, прежде чем кто-то заметил, что с двумя фигурками что-то не так. Их лакированный шпон выпирал в необычных местах и как-то странно блестел, как будто покрытый влагой. Однажды настал финал – толпа, в которой в этот момент находились и дети, с ужасом наблюдала, как два трупа наперегонки мчались по рельсам, протыкая друг друга штыками.

Говорят, что даже после того, как часы остановили и горе-любовников похоронили, всех, кто видел лицо жены, преследовало видение её бесконечного бега по дорожке.

Путевой обходчик

Источник: beafraid.ru

История эта произошла около года назад. Я попытаюсь её описать, сохраняя при этом всю возможную анонимность.

Проживаю я в подмосковном городке. Обычный такой город с хорошо развитым производством, благодаря чему практически не нуждающийся в дотациях, ибо сам может себя обеспечить. В городе идёт бурное строительство всего, чего только можно, поэтому облик города меняется на глазах. В общем, жить в городе довольно приятно, как и в любом динамично развивающемся поселении. Однако, зарплаты растут не так быстро, как сам город, поэтому работаю я в Москве. Три часа на дорогу в день, пять раз в неделю. Так работают миллионы, поэтому я не слишком переживаю по этому поводу. На работу я добираюсь на пригородной электричке, что удобно, ибо живу я в 10 минутах пешком от вокзала. На работу нужно приходить к 9 утра, поэтому зимой приходится выходить из дома, когда ещё не рассвело, а возвращаться также в темноте.

Утром мой путь пролегает по достаточно освещённой и оживлённой части города, поэтому можно не бояться притаившихся в темноте гопников, однако вечером я, как правило, выбираю другой путь. Это может показаться несколько странным, однако всё просто: вечером я приезжаю, естественно, на соседнюю платформу (по отношению к той, с которой я уезжал утром) — в таком случае проще пройти вдоль путей до перехода, перейти по нему и дальше по прямой до дома. И вот эта вечерняя дорога, как я уже сказал, прилегает практически вплотную к рельсам и проходит параллельно промышленной зоне. Даже в час пик на ней редко кого можно встретить.

На самом деле, точную дату начала этой истории я сейчас даже и не вспомню, помню только, что в какой-то момент стал замечать на асфальте по пути на работу странные каплевидные следы. Как будто кто-то что-то нёс в пакете, а тот протекал. Что, в общем, было неудивительно, ибо мусорные баки находятся совсем близко, и я сам утром частенько выхожу из дома с пакетом мусора. Пятна как пятна. Я особо не придавал им значения — мало ли что за негодяй насвинячил, тем более что они тянулись тоненькой цепочкой как раз к бакам. Пятна были совершенно несмываемыми — лишь через несколько недель после дождей и снегов, они становились бледными и в глаза уже так сильно не бросались. Однако, что интересно, каждые два-три месяца на асфальте появлялась новая цепочка свежих следов. Иногда ровная цепочка прерывалась большой и объёмной маслянисто-чёрной кляксой, которую хотелось обойти как можно дальше.

В общем, следы эти раздражали меня, как и окурки, брошенные где попало, пивные бутылки и прочий мусор, которым некоторые ленивые задницы захламляют улицы городов. Я не пытался найти место, откуда эти следы начинались — зачем мне это, — однако начинались они явно за границей моего обычного утреннего маршрута. Иногда следы были сразу на нескольких улицах — все они сходились в районе мусорки. Также, где они появились хотя бы раз, через пару месяцев они появлялись снова. Я ни разу не видел следы вдоль моего вечернего маршрута до вечера одного из декабрьских дней.

Зима в том году была довольно хилая, и в декабре снега все ещё не было (вернее, он выпадал периодически, но таял почти мгновенно). В тот день пришлось задержаться на работе — в итоге на свою остановку я приехал уже в двенадцатом часу ночи. Платформа, надо сказать, была освещена достаточно неплохо, хотя пара фонарей и не горела.
Пройдя через турникеты, я спустился по лестнице вниз, чтобы пойти обычным вечерним маршрутом. Надо сказать, что эта дорога не освещается совсем, вернее, первые 70 метров её освещает тусклый свет фонарей с платформы, однако, когда заканчивается платформа, заканчивается и свет, и до перехода приходится топать в сплошной темноте. Где-то в середине этого пути большой кусок дороги обычно освещает прожектор, направленный с одного из зданий промзоны. Обычно.

Итак, направляясь по этой чёртовой дороге к переходу, я заметил впереди на границе освещённой зоны силуэт. Я, честно говоря, не ожидал в такое время кого-то тут увидеть. Однако пугаться раньше времени не думал, ибо человек тоже шёл в сторону перехода и явно был один. Шёл я достаточно быстро, ибо время позднее, да и зима — поэтому расстояние между нами сокращалось. Вдруг я услышал, как под ногами что-то смачно хлюпнуло. Посмотрев под ноги, я увидел ту самую лужу и рисунок мелких капель, тянущийся от неё в обоих направлениях. Однако эта лужа отличалась от тех, что я видел раньше. Во-первых, тем, что это было уже не просто засохшее пятно, а самая настоящая лужа — правда, она явно была неоднородной консистенции. Во-вторых, лужа появилась тут совсем недавно, так как от неё шёл пар и несло совершенно омерзительным запахом, который я даже не смогу описать. В-третьих, и лужа, и капли ещё не успели смешаться с водой и снегом, поэтому были тёмно-красного, почти чёрного, цвета.

Кое-как обмыв ботинок в лужице растаявшего снега, я пошёл дальше, внимательно глядя под ноги. Между тем расстояние до мужчины (почему-то я был уверен, что это именно мужчина) сократилось до 5-7 метров. На вид это был самый обычный бомж, одетый в то, что удалось достать. В одной руке у него был пакет, дно которого было тёмным. Из пакета периодически, в такт его ходьбы, падали тяжёлые капли какой-то жидкости. Я решил ускорить шаг, чтобы как можно скорее его опередить и уйти дальше.

Поравнявшись с ним, я услышал бормотание — едва слышное, слова было сложно разобрать. Впрочем, пару фраз всё-таки удалось вычленить: «Наконец-то», «Плохая кожа», «Её лицо», «Моё». Пройдя мимо него, я уже было расслабился и немного сбавил темп, но моё природное любопытство решило вдруг проснуться, и я обернулся назад. Голова мужчины, секунду назад опущенная вниз, резко дёрнулась, и он посмотрел на меня.

Ужас, граничащий с паникой, пробрал меня до костей. Его лицо. Его не было. Был туго обтянутый кожей череп с небольшими впадинами на месте глаз и рта. Чёрт, но я же слышал, как он бубнил!..

Я быстро отвернулся и быстрым шагом пошёл вперёд. До перехода оставалось совсем ничего. Удивительно, но это существо сзади, казалось, не двигалось, а так и осталось смотреть мне в спину. Я облегчённо вздохнул. Однако через пару секунд я уже бежал, вне себя от страха. До перехода оставалось метров пятьдесят, когда я услышал сзади глухой удар — звук, как будто что-то тяжёлое падает на землю, а потом шаги. Бег. За мной кто-то бежал. Даже не бежал, а нёсся огромными прыжками. Не человек. Это был не человек — обернувшись на секунду, я увидел его во всей красе. Бутафорский, театральный парик слетел с него, обнажая кости черепа неестественно серого цвета. Руки у него были необычайно длинные, свисавшие почти до земли — казалось, он вот-вот встанет на четвереньки и погонится за мной, как настоящий хищник, загоняющий свою жертву…

Я бежал. Переезд остался за спиной, впереди была оживлённая часть города, но я не тешил себя надеждой, что тварь от меня отстанет. Пробежав ещё метров сто, я увидел впереди группу людей. Это была какая-то подвыпившая компания — они были пьяны настолько, что я смог затесаться между ними, немного отдышаться и набраться смелости, чтобы взглянуть назад — туда, где из-за перехода на меня таращилась эта тварь.

После того случая я снял квартиру в Москве. Стараюсь не ходить по безлюдным местам в тёмное время суток и боюсь смотреть под ноги, опасаясь увидеть следы на асфальте. И пытаюсь не думать о том, что это было за существо и что оно несло в пакете.

Про нечистую силу.

Источник: beafraid.ru

Автор: Алексей Белобородов

Рекомендуется читать с осторожностью и вслух не проговаривать гимн Сатане.
Реальность, как мне кажется, гораздо страшнее любой истории о мертвецах, призраках и инопланетниках.
Джордж Ромеро.

— О-о, идёт.
— Не идёт, а пишет.
Опять по мою душу. По спине пробежал неприятный холодок.
— Красавица-а-а. Слышь, недотрога!
Их было трое. Трое молодых богатеньких бездельников, преследовавших меня второй день. Вчера они махали мне руками и зазывали в машину. Говорили пошлости. Предлагали перетрахаться добром. Мол, им в удовольствие, и я заработаю. Сегодня же один из них стоял посреди дороги и преграждал мне путь.
— Отвали, – сказала я довольно резко, но он схватил меня за руку.
Поблизости никого не было, мы находились на узкой безлюдной улице. Я не любила это место. Здесь вообще ходить в одиночку было опасно, но эта дорога сокращала путь до дома и я всё время легкомысленно рисковала.
— Вам проституток, что ли, мало? – начала было я, но широкая ладонь плотно прижала к моему лицу платок, обильно смоченный вонючей дрянью. Меня крепко держали, я сопротивлялась, как могла, пытаясь ударить острой шпилькой по ногам нападавших. Я задерживала дыхание, насколько это было возможно. Но дышать надо даже рыбе под водой, и судорожно вдохнув пары резко пахнущего вещества полной грудью, я разомлела и обмякла. Перед глазами поплыло.
Я очнулась в небольшой комнате с низким потолком. Окна были задрапированы плотными портьерами. Стол, несколько мягких стульев, пол устилал пушистый ковёр. Я лежала на широкой тахте уже без верхней одежды. За стеной раздавались приглушённые голоса. Голова нестерпимо болела, хотелось пить. Во рту ощущался приторный сладковатый привкус. Через несколько минут в дверях нарисовались мои похитители.
— Где я? — спросила я, пытаясь подняться.
— Там, где тебя искать никто не станет.
— Что вам нужно?
— Щто-о-о вам нюжно? – скривился один из них, — ты дура, да? Не хочешь по хорошему, будет по плохому.
Три богатеньких отморозка считали себя хозяевами жизни.
Вчера они медленно ехали за мной на навороченном внедорожнике, и высунув из окон свои слащавые рожи, говорили гадости. Сегодня негодяи решили ускорить процесс сближения, и перешли к действиям.
Кошмар начался. Они деловито меня распластали и стали насиловать, пуская по кругу. Чего они только со мной не вытворяли. Я даже не подозревала, что подобное возможно. Время остановилось. Каждая клеточка моего тела испытывала непрерывную раздирающую боль. Её было целый океан. Мучения, казалось, длились вечность. Истощение нарастало, и временами я впадала в беспамятство. Меня приводили в чувство пощёчинами и продолжали.
Всему приходит конец, насильники выдохлись. Они выволокли меня во двор, и потащили к припаркованной возле высокого кирпичного забора машине. Краем глаза я видела выложенную яркой мозаикой площадку. Резные колонны из мрамора, статуи в центре большого фонтана. Меня швырнули на заднее сиденье и повезли куда-то к окраине города. Я слышала это из обрывков их разговора. Машина остановилась, и один из парней вытолкнул меня на улицу. Он стоял и широко улыбался. Он не чувствовал никакой ответственности за содеянное! Наверное, был уверен, что я его игрушка, вещь. Фамильярно похлопав меня по щеке, он засунул мне за резинку разорванных колготок сложенную вдвое бумажку. Второй похабно загоготал:
— Умница. Будешь покладистой, в следующий раз получишь втрое больше. А проявишь смекалку, и впятеро, — сказал он нахально и бросил мне под ноги пальто.
Они уехали. В голове понемногу прояснялось, и я с ужасом осознала, что со мной приключилось. По их недвусмысленным намёкам это было только начало. Наревевшись вдоволь, я огляделась. Я сидела на мокрой лавочке недалеко от трамвайной остановки. Рядом лежала сумочка, из которой ничего не пропало. Косметичка, кошелёк с тремя пятисотками. Ключи от квартиры. Засунув руку за пазуху, я извлекла из-под резинки стодолларовую купюру.
— Срам прикрой, бесстыжая, — услышала я возглас проходившей мимо старухи.
Я представляла из себя довольно жалкое и развратное зрелище. Юбка разорвана. Пуговицы на блузке отсутствовали. Лифчика не было. Кое-как заправившись и приведя себя в более-менее сносный вид, я враскорячку поплелась к остановке. Дома я отмывалась и обливалась шампунем. Долго. Но позора водой не смоешь. Я буквально ощущала трущиеся об меня потные тела. Кое-как замазав на лице ссадины, я отправилась в полицию и подала заявление об изнасиловании.
На следующий день я сидела в кабинете у следователя.
— Так вот, Потёмина, — говорил седовласый капитан, постукивая карандашом по столу, — скажу тебе честно. Твоё дело намекнули спустить на тормозах очень большие люди. Твоих парней мы легко вычислили. Но они хором твердят, что всё было по обоюдному согласию. Они?
Следователь выложил на стол фотографии.
— Они самые. А почему на тормозах?
— Во первых, свидетелей твоего похищения и изнасилования нет. Во вторых, почему-то сразу нашлись другие свидетели. Они утверждают, что ты добровольно садилась к этим парням в машину, вы мило беседовали, смеялись и даже целовались. Такой вот расклад, Потёмина. Кроме твоего заявления у меня ничего нет. Один из этих золотых мальчиков сын генерального директора строительной компании. Второй — сын чиновника газпрома. Третий – отпрыск влиятельного олигарха. Но я тебе верю. Я верю, что эти ребятки с тобой сотворили, и я не верю этим липовым свидетелям. Твои насильники утверждают, что ты оказывала им услуги сексуального характера добровольно и за деньги. Ты брала у них деньги?
Я молча кивнула, вспомнив про сто долларов, которые мне засунули за колготки.
— Вот видишь. Даже если дело дойдёт до суда, ловкие адвокаты в три счёта его развалят. Будем писать в Москву?
— Будем.
Подписав документы, я отправилась домой. Возле подъезда уже стоял знакомый огромный мерседес-внедорожник. Насильник подошёл неспешно и медленно прогнусавил:
— Что, шалава, телегу на нас накатала? Думаешь, не знаю? Ты ничего не докажешь. Вот деньги, — он извлёк из кармана небольшой пакет, — здесь сто деревянных косарей, они твои. И разбежались. Ты забываешь про нас, мы забываем про тебя. Большего ты не стоишь. Ты — нищенка, дешёвка. Такие бабки ты в руках не держала. Сиди и не рыпайся. А будешь столицу письмами забрасывать, с тобой приключится несчастный случай.
— Пошёл вон, скот. И деньги твои грязные мне не нужны. Я от своих показаний не откажусь. Не всё можно купить за деньги.
— Как хочешь, дура. Твоё дело. А за деньги можно купить всё. Они грязными не бывают. Они не пахнут. Всё имеет свою цену. Заруби это себе на носу, тварь.
Он забрался в машину и рванул с места. Заломив лихой вираж под красный сигнал светофора, иномарка скрылась за поворотом. Обрызганный грязью гаишник лишь погрозил кулаком.
Что же это творится. Его величество доллар в этом мире решает всё? Получается, им всё можно, и никаких законов для них не писано? И я ничего не смогу сделать, чтобы их наказали по всей строгости, засадили в тюрьму? Всё валилось из рук. Я долго лежала, изучая пустым взглядом люстру на потолке. Стоило на секунду прикрыть глаза, как в сознании всплывали наглые, похотливые, сытые лица.
Так я валялась и валялась, пока где-то в глубине души не возникло ощущение чего-то потустороннего. Комната наполнилась тревожным эфиром и стало не по себе. В дверь настойчиво постучали.
На пороге стояла соседка баба Валя и нерешительно топталась.
— Танюша, измерь мне давление. Мой цифровой аппарат забарахлил, а стрелочным я не умею. Плохо слышу.
В её облике чего-то не хватало. Или же присутствовало нечто непостижимое для моего понимания. Однако, не придав этому значения, я впустила соседку и провела на кухню. Мне надо было выговориться, хоть кому-то излить душу. Я рассказывала и рыдала, а баба Валя гладила меня по голове и приговаривала:
— Ничего, всё будет хорошо.
— Где-ж правда на свете?
— Послушай. Отпусти душу. Когда-нибудь им это отольётся. А ты забудь.
— Рада бы, но не могу.
— Ничего в этом мире не остаётся безнаказанным. Есть тьма, и есть свет. Есть бог, и есть дьявол. Есть слуги божьи и приспешники сатаны. Местью занимаются тёмные силы. А бог велел нам прощать. Ты хочешь мстить?
— Они должны понести наказание. Им всё сходит с рук потому, что они сынки влиятельных людей. Завтра они ещё кого-нибудь изнасилуют. Они так развлекаются.
— Хорошо. Но помни. Обратного пути в этих делах нет. Они наполовину не делаются, и ничего нельзя будет изменить. Ты вещи, в которых тебя насиловали, не выбросила?
— Нет. Может отстираю, зашью. Сгодятся ещё.
— Давай сюда.
Я принесла из ванной кулёк и отдала его бабе Вале.
— Я сейчас уйду, но скоро вернусь, а ты сиди дома, жди.
Явившись снова, баба Валя положила на пол пакет. Глаза её как-то странно блестели желтоватым огнём.
— Вот этот лоскуток сожги сейчас, протянула она мне обрывок трусов. А всё остальное сожжёшь до восхода солнца в открытом поле. В пакете три куклы, я сшила их из твоих вещей. И три булавки. Когда сожжёшь вещи, по очереди втыкай булавки в куклы, поворачивайся вокруг и приговаривай: «Кто меня испортил, отправляйся по ту сторону». Каждую куклу проткни трижды, оставь в них булавки, и закопай рядком в центре пепелища. Неважно, как ты говоришь. Хоть шёпотом тверди. Здесь важен смысл. Постарайся выбросить всё из головы, вложить в ритуал душу. И будешь услышана.
— Хорошо, только не верю я в это.
— Делай, как я сказала. После, никуда не сворачивая, возвращайся домой, и сиди тихо. Из дома выходи только на другой день.
На следующее утро, встав затемно, как наказала баба Валя, я отправилась мстить. Зайдя за трассу далеко в поле, я приступила к колдовству. Если честно, в эту, казалось чушь, считалку, игру, я не очень-то не верила. Какие-то куклы из детской песочницы. Булавки ржавые. Вкладывала ли я душу? Наверное да, потому что мне это было нужно. Хотя бы психологически. Я проделала обряд, показавшийся мне почему-то смешным и нелепым, и с первыми лучами солнца вернулась домой. Весь день я проторчала в квартире, как было наказано, слоняясь из угла в угол. На следующий день из теленовостей я узнала такое, что заставило задрожать колени. Телеведущая бесстрастно вещала в эфир:
— Сегодня утром трагически погиб сын известного строительного магната Сергей Востриков. Не справившись с управлением, он выехал на полосу встречного движения и его внедорожник столкнулся с большегрузом. Рулевой внедорожника погиб на месте. Водитель камаза не пострадал. Предположительно, Востриков уснул за рулём. По предварительным данным он ехал из ночного клуба домой.
Я присела на край дивана и всматривалась в каждую деталь. Камера запечатлела стоящую на дороге фуру и груду искорёженного металлолома на обочине. Это всё, что осталось от роскошной иномарки. На показанном фото был парень, который позавчера мне совал деньги, а до этого грубо и цинично изнасиловал. Теперь он был мёртв. Совпадение? Возможно, и похожий на детскую игру обряд ни при чём. Так я себя успокаивала. Обычный несчастный случай. Мало ли их в лепёшку разбивается? Но к полудню, как гром среди ясного неба, явилось очередное известие. Сделав погромче, я всматривалась в телевизор.
— А теперь новость последнего часа. Как раз сейчас поступают данные о скоропостижной смерти сына высокопоставленного чиновника газпрома Ивана Назарова. По предварительной версии, он был отравлен кем-то из своего окружения. Его обнаружили без сознания в одном из помещений загородной виллы, принадлежащей его отцу. Бригада медиков доставила Назарова в больницу, где он скончался, не приходя в сознание. В его крови обнаружена смертельная доза сильнодействующего вещества, обнаруженного в бутылке от виски.
Я бродила по комнате и не находила себе места. Вообще-то полная жесть. Трагедия в стиле «рок» с неотвратимым финалом. Этого я уж точно не ожидала, и результат превзошёл все возможные последствия на сто очков вперёд. Вторая смерть второго насильника. Теперь сомнений быть не могло. Сатанинский обряд непостижимым образом сработал, и я привела в действие страшные потусторонние силы. Они существуют. Они рядом с нами. Мы их не видим, не чувствуем, но они за нами наблюдают. А когда призовёшь – действуют. Их не подкупишь, не остановишь, с работы не уволишь. Для них не важно, кто ты в этом мире. Влиятельный олигарх или безродный нищий. Они расправляются со всеми одинаково. Я в них не верила. Даже посмеивалась. Теперь мне стало страшно. Эти обряды, их тайный смысл всегда был понятен лишь узкому кругу посвящённых, и существуют они не ради забавы. Они пришли к нам из древности, и отточены тысячелетним опытом бесовской практики. Я чувствовала, как волосы на голове начинают шевелиться. Что же я натворила со своей местью, дура? Со стороны всё выглядело вполне естественно. Один, прогулявший и пробухавший всю ночь напролёт, уселся за руль. Он не представлял себе езду с соблюдением ПДД. Второй вусмерть упился заграничного виски, смешав его с наркотой для большего кайфа. Но всё было не случайно. Древнее зло пришло в движение и вершило свой скорый суд. В живых оставался третий, последний из богатеньких насильников. Поздно вечером в дверь позвонили. На пороге стояла хорошо одетая женщина лет сорока и со страхом смотрела мне прямо в глаза.
— Так вот ты какая, ведьма. Красивая. Потому на тебя и позарились. Не усмотрели подвоха. Твоя красота сатанинская. Я вижу. Не боишься с нечистью связываться?
— Вы кто? – опешила я.
— Я мать Анатолия Кадомцева. Не прикидывайся, ты знаешь.
Лишь после этих слов я заметила, как на шее и руках незваной гостьи благородно мерцают массивные кулоны, кольца, браслеты. С ума сойти. Как можно таскать на себе такое количество металла?
— Я не совсем понимаю.
— Брось, девочка. Это ты в полиции можешь мозги выкручивать, а детям страшные сказки на сон рассказывать. Мой сын сейчас в больнице и врачи борются за его жизнь. Говорят, прогноз неблагоприятный. Молниеносно развившийся сепсис. Он чем-то порезался, и занёс себе в кровь какую-то заразу. Тебе не кажется странным, что обычный бытовой порез может привести к таким тяжёлым последствиям?
— Только я здесь причём?
— Он надругался над тобой. Он совершил гнусный поступок, которому нет оправдания. Я знаю, ты мстишь. Умоляю, пощади моего мальчика. Он попросит прощения. И не просто попросит. Только не забирай его жизнь. Отпусти. Ведь он умрёт. Я не смогла к нему пробиться сквозь завесу тьмы, которую ты соткала. Я думала, окажусь сильнее. Но нет. Каждый раз они меня жгут, когда я пытаюсь раздвинуть чары. Твоё чёрное колдовство исходит от него самого. Ты думаешь, я не знаю? Мой наставник не справился. Потому я пришла к тебе. Помоги, умоляю, останови. Ты и так уже отомстила. Хватит тебе две молодые жизни, которые ты забрала.
С этими словами она покорно опустилась на колени и начала целовать мне руки.
Хорошенькое дело. Помоги, останови. Хотелось бы знать, только как? Я где-то читала, что творящий зло не может сотворить добро. Останови. Да я согласна, чёрт возьми. Вот только что мне надо сделать?!
— Я прошу, — продолжала женщина, — я заплачу. Назови любую цену. Сколько ты хочешь? Я всё отдам. Тебе на десять жизней хватит.
— Мне не нужны ваши грязные деньги. Не трогайте меня. Не прикасайтесь, — я оттолкнула женщину, и та упала на четвереньки.
Блин, я не хотела. В голове роились мысли о помощи, и запоздалое раскаяние за содеянное начинало терзать душу. Но я стояла прямо и властным взором окидывала эту жалкую гусеницу. Во мне происходили перемены.
Слёзы отчаяния ползли по щекам матери. Она валялась передо мной беспомощная и раздавленная. Богатая избалованная особа, спускающая на свои прихоти по несколько миллионов за день. Мне почему-то хотелось наступить на неё ногой. Да, её сын — купающийся в роскоши циничный подонок. Ему не были привиты хорошие чувства и моральные устои. Привыкший жить в своё удовольствие, он считал себя хозяином всего, что попадалось на глаза. Типичный, набитый наворованными деньгами паразит-потребитель, которых наплодила весьма далёкая от совершенства система. Теперь он находился на краю, и врачи уже вынесли свой приговор.
— Извините, я хотела бы помочь, но не знаю, как, — очнулась я наконец.
— Вызови демона ещё раз. Он подскажет выход. Ведь ты это умеешь.
— Подождите, я сейчас.
Я вышла на площадку и позвонила бабе Вале.
— Кого там несёт? — послышался знакомый старческий голос.
— Это я, Татьяна.
— Таня? — дверь приоткрылась, и в образовавшуюся щель показалось сонное лицо, — почему не спишь.
— Баба Валя, помогите. Можно остановить тот обряд, который начал действовать?
— Какой обряд? Что ты бормочешь.
— Ну, с моими вещами, с теми куклами.
— Тебе что, дурной сон приснился?
— Позавчера вы дали мне куклы, которые сшили. Чтобы я их проткнула булавками.
— Господь с тобой. Да мы с неделю уже не виделись. Ты в своём уме, девочка? Какие ещё куклы? Я никогда не шила кукол.
— Вы давление ко мне измерить приходили.
— Я сама себе его меряю. У меня хороший цифровой прибор.
— Но вы же говорили, что он барахлит.
— С ним всё в порядке. Да что с тобой? Говорила тебе, сидение за компьютером до добра не доведёт. Торчите в этих инстаграммах сутками, а потом с ума сходите. Иди спать.
И баба Валя захлопнула дверь. Я повернулась и столкнулась с матерью Анатолия.
— Ты! Ты пожалеешь, — прошипела она, и стремглав побежала вниз по ступенькам.
Наутро из новостей я узнала, что сын влиятельного олигарха Анатолий Кадомцев умер в больнице от какой-то страшной инфекции. Неужели баба Валя не приходила со своим давлением? А эта женщина. Была ли она на самом деле? Моему сознанию начало приоткрываться, что баба Валя здесь не при чём. Она стучалась. В тот раз она именно стучалась, а не звонила в дверь, как это было раньше. Господи, я не узрела в её облике тогда, что за домашним халатом скрывается стройный девичий стан, а не старушечья фигура. Но как такое получилось? А может, я схожу с ума? Но ведь насильники один за другим в одночасье отправились на тот свет. Однако больше ко мне никто не приходил, не звонил, и никак не беспокоил. Баба Валя про обряд не заикалась. Однажды, набравшись смелости, я отправилась в поле и отыскала место, где сожгла вещи и закопала куклы. Пепелище поблёкло и почему-то по конфигурации напоминало шестиконечник. Трава на нём так и не проросла. А ступать по нему и раскапывать эти ужасные куклы я так и не решилась. В моём еженедельнике между страниц так и лежит стодолларовая купюра, которую один из парней тогда засунул мне в трусы. Я не знаю, что с ней делать. Пока не знаю. Но чувствую присутствие чего-то рядом. А по ночам отчётливо слышу голоса. Они твердят мне о каком-то зове. Что я должна и дальше продолжать. Они побуждают меня на этот путь, и я не в силах воспротивиться. Я вмешалась в естественный ход событий, и нечисть призывает меня в свои слуги. Мне выбора не оставляют. А что же в зеркале теперь?! В нём отражение меня уж не такое. Я вижу неземное сияние в своих глазах. И я прекрасна властным обликом своим. А за спиной маячат тени из бездонных коридоров. Я знаю. Меня ждёт посвящение. Меня готовят. Что всё, вот это с изнасилованием и местью было подстроено. От начала и до конца. Я успешно прошла своего рода испытательный срок, как это практикуют перед приёмом на престижную работу. Тёмные силы увидели во мне, раскрыли этакое, подвластное лишь избранным единицам. Сатане нужны солдаты. Много. Ведь кто-то побуждает же людей отрекаться от веры в своих богов. Взрывать церкви. Развязывать войны. Миром правит ОН. И будет так всегда. Осталось принести присягу. Не просто продать душу, а именно присягу. Недолго ждать осталось: врата откроются, и я войду.

Ave Samael, Princeps Tenebrarum !
Es Diabolus Magnus senior dei lucis,
Ipsus Deus Chaosis, Pater Ater.
Ave Malchira, Princeps Vesperi,
qui MaLaCh ha-‘Or ante lucem fueras
et MeLeCh ha-Ra factus es contra deum !
Ave Sol Niger, Sol Mortuorum, MaLaCh ha-MoVeTh,
IeTzeR ha-MoVeTh, MeLeCh ha-MoVeTh !
Ave Stator Vesperi, Contraversor Orienti.
Tu es Protector impurorum nefasque, Opressor divinorum.
Ave Samael, Princeps Noctis, Serpens Antiquus,
Hostis dei, Hostis generis numani, Leviathan Regenitus.
Tute es Therion regni, Pater Kain, Pater Armilii.
Tutmet es Conditor Mortis, Princeps Inferni.
Vocamus Te, advocamus Te, veni et vince !
Ya Samael, Chaskiah, Chaskiel, Sataniah, Satanael,
Vocamus Te, advocamus Te, veni et vince !!! !!! !!!

Голубок на окне

Источник: beafraid.ru

Автор: В.В. Пукин

Как-то во время школьных каникул после шестого или седьмого класса отправили родители нас с братом на Алтай. В организованную поездку через турагентство. Наша туристическая группа состояла из таких же, как мы, школяров с пятого по девятый класс. За три недели мы объездили весь Алтай, побывав на нескольких турбазах.
Условия проживания на советских турбазах, естественно, спартанские. Ночевали в щитовых домиках посреди леса. Спали на железных койках-односпалках с растянутыми панцирными сетками, в комнатах на несколько человек.
Конечно, перед сном в такой уютной обстановке не обходилось без страшных историй. По очереди рассказывали, кто что знал. В основном, это были обычные детские страшилки про «жёлтое пятно», «синий ноготь», «гроб на колёсиках» и прочую «жуть».
Когда очередь дошла до одного мальчишки (имени сейчас уже не помню, пусть будет Слава), он не стал продолжать серию однотипных детсадовских баек, а как-то не по-детски серьёзно спросил:

— А хотите расскажу, что взаправду с моим другом Лёшей Попошкиным произошло?..

(Имя-фамилию этого неизвестного мне Лёши Попошкина я почему-то запомнил. Наверное, потому что немного необычно звучит).

Все согласились с энтузиазмом, ибо сказки, хоть и страшные, уже поднадоели.
Славик начал рассказывать…

С Лёшей Попошкиным были они одноклассниками. Когда закончился учебный год, отрабатывать летние трудодни им обоим досталось в городском тепличном хозяйстве. По большому счёту, это можно было считать удачей. Чем драить, белить и красить школу, лучше среди цветов, огурчиков да помидорчиков убивать драгоценные каникулы. Так что две недели пацаны на пару к восьми утра мчались в теплицы, поднимать с колен цветочно-овощное хозяйство города.
Путь их до места трудовой практики лежал мимо заросшего кустарником и травой парка, на территории которого располагалось два или три корпуса заброшенной детской больницы. Персонал больницы с пациентами перекочевал уже много лет назад в новое современное здание, а старые корпуса остались разрушаться среди лопухов и полыни тенистого парка.
Тропинка, по которой пацаны бегали на отработку, укорачивая путь, пролегала в непосредственной близости от этих мрачноватых больничных корпусов. Место-то ещё было безлюдное, на городской окраине. Но мальчишки же утром, по светлу бегали. Да и возвращались днём после обеда. Притом всегда вдвоём. Так что никакого страха в дороге не испытывали. Проходя мимо осыпающихся строений, конечно, посматривали в их сторону. Даже пару раз пытались подойти ближе и заглянуть в тёмные окна на первых этажах. Но затея оказалась практически невыполнимая. Все подходы к старой больнице поросли густой крапивой в человеческий рост да колючей акацией.

Однажды, оттарабанив уже половину трудового срока, бежали Славик с Лёшкой, как обычно, в теплицы. Погода с утра не задалась. Было пасмурно, и накрапывал противный холодный дождь. Поэтому пацаны, не глазея по сторонам, поспешали. Когда уже проскочили тёмные от дождевой влаги больничные корпуса, Лёшка вдруг остановился.

— Славка, стой!..

— Чо такое, Лёха?

— Что-то не так… Ты ничего странного не заметил?

— Нет… А где?

— Да в больнице что-то… Сам не понял. Но как-то не так, как всегда. Пошли быстренько глянем!

— Может, нафиг? Дождь ведь поливает…

— Да мы всего на минуту вернёмся и вперёд! Давай, погнали!..

И мальчишки метнулись обратно, благо отошли от развалин всего на несколько десятков метров.
Когда вернулись к двухэтажному корпусу, глядящему на узкую тропку почерневшими от времени фрамугами окон, всё стало ясно. В крайнем угловом окне второго этажа, к мутному стеклу изнутри приклеился белый силуэт порхающего голубя. Фигурка птички размером с четверть тетрадного листа была вырезана из бумаги.

— Славка, что это?..

— Не знаю, Лёха. Но его же здесь раньше не было?
— Вот и я говорю, не было… А откуда он тогда там взялся? Может, кто специально внутрь залез и приклеил?..

— Да как туда залезешь? Мы же видели – окна все закрыты, а двери сваркой заварены. И крапива кругом. Какой дурак полезет, чтобы просто бумажку налепить?..

— Ладно, побежали, а то опаздываем уже…

Мальчуганы продолжили свой путь, так и не найдя объяснений странной бумажной фигурке, нежданно-негаданно объявившейся на стекле заброшенной больницы.
Но после работы, возвращаясь обратно и проходя мимо больничного корпуса убедились – утром им не померещилось. Белый голубок всё так же прижимался к пыльному стеклу, призывно расправив крылья. Погода к тому времени немного наладилась, и друзья решили осмотреть здание поближе. Уже более пристально. Продираясь сквозь траву, несколько раз обогнули неприступный корпус, но так и не нашли видимых следов проникновения в него посторонних. Не удовлетворившись таким результатом, упрямые исследователи вознамерились во что бы то ни стало пробраться внутрь. Скосив палками крапиву, смогли всё-таки подойти к самой стене здания. Следом теми же палками разбили стекло в окне первого этажа. Окно располагалось не слишком высоко. Потому Славик подсадил дружка, и Лёшка, стараясь не пораниться торчащими из фрамуги осколками, осторожно пролез в зияющее отверстие. Стоя внутри на широком подоконнике с облупившейся краской, описывал другу открывшуюся взору обстановку:

— Славка, тут пол весь проваленный, я прыгать вниз не буду. А лестница ко второму этажу на полу лежит, наверх не подняться. Да и пола у второго этажа нет – тоже обвалился. И вообще тут точно давно никого не было. Всё в пыли и паутине…

— Ладно, Лёшка, вылезай обратно. А то какая-нибудь больничная бабайка тебя утащит!..

Потоптавшись ещё немного на подоконнике, Лёша Попошкин полез обратно. Но на этот раз неудачно – зацепился за торчащий из рамы осколок стекла, порвал рубашку и порезался.

— Ну, вот, «молодец»!.. Больно?

— Не-е. Царапина… А рубашку мамка зашьёт… Пошли домой.

После того дня Славка простудился. Наверное, из-за дождя и сырой погоды. Остался дома болеть. А Лёшка продолжал ходить по утрам работать в теплицы.
Когда навещал болевшего друга рассказывал какие-то небылицы. Будто в окне больницы, где приклеен бумажный голубок, видел несколько раз девчонку. Худющую-прехудющую и бледную. Но довольно симпатичную. Мол, она ему даже рукой махала.
Славка в ответ только весело потешался над впечатлительным товарищем. Какая девчонка? Ведь сам говорил, что там пола нет на втором этаже, обрушился. Что она, в воздухе парила, что ли? Как тот голубок?..

Потом Славка выздоровел и отправился к бабушке в деревню на целый месяц. Когда же загоревший и окрепший вернулся в город, узнал, что его закадычный дружок Лёша Попошкин лежит в больнице. К нему даже не пускали никого. А вскоре пришла и вовсе страшная весть – Лёша умер. Как объяснили потом взрослые – что-то с почками…

Славка здорово переживал тогда. Ведь это был первый в его жизни потерянный близкий человек.

Но жизнь продолжалась. А вместе с ней и обязанности, которые никто не отменял. Пока не закончились каникулы Славику надо было отработать пропущенную из-за болезни неделю в тепличном хозяйстве.
Вот он и отправился поутру знакомой тропкой, которой бегали ещё полтора месяца назад вместе с Лёшкой…
Проходя мимо заросшего крапивой и дикой акацией старого больничного корпуса, невольно глянул в его сторону и… замер, как вкопанный.

На стекле знакомого углового окна второго этажа красовались фигурки двух белых голубков, словно летящих навстречу друг другу…

Рассказ моего дедушки

Источник: beafraid.ru

Автор: Mila

Эту историю рассказал мне мой дед, когда я был еще ребенком. Дед родился в небольшой деревне на Волге, как и все деревенские детишки ходил в школу в соседнем райцентре, дорога только в одну сторону до которого занимала полтора часа. После школы дедушка поступил учиться в железнодорожное училище в Зеленодольске, и, закончив его, получил специальность машиниста. Дедушка вернулся в родную деревню и некоторое время работал на станции, а потом сделал предложение девушке, с которой они вместе учились в школе. Свадьба прошла в канун святок. А в те годы были очень сильные метели и холодные зимы, температура держалась в среднем минус двадцать пять градусов, доходя иногда даже до сорока.
Так вот, всего лишь через несколько дней после свадьбы дедушка был снова на работе, и хотя ему очень хотелось побыть подольше дома с молодой женой, но работа требовала его присутствия. Поэтому настроение в ту ночь у дедушки было не очень веселое, да и тащиться из дома в такие холода и метель – не самое приятное занятие. А предстояло ему с напарником вести товарный поезд в Самарскую область. Дедушка проверил колеса состава, осмотрел вагоны, наполнил ящики с песком, который был просто необходим при таком гололеде, как в ту ночь. И вот поезд тронулся. Метель была жуткая, снег бил гроздьями в окна кабины паровоза, вьюга крутила свои снежные кольца и видимость была никакая. Хорошо, хоть в самом поезде было тепло.
И вот дед ведет поезд. Периодически выглядывая в окно для лучшей видимости. И вдруг видит, что справа от окна промелькнуло что-то белое. Дед вгляделся – нет, ничего, просто снег. Ведет паровоз дальше и боковым зрением замечает, что параллельно окну что-то белое снова проплывает. Повернулся. А ничего не видно из-за бури. Тут дед начинает периодически поворачиваться в сторону окна и ему кажется, что какая-то фигура двигается вместе с поездом, но по воздуху. Дед испугался и хотел разбудить напарника, да остановился. Подумал, что тот его на смех поднимет и вся деревня будет над ним потешаться. Решил дождаться утра. Да только видит, что белое пятно за окном увеличивается и вот уже приближается вплотную к стеклу, и, похоже, это женщина. Дед обмер. Не мог отвести взгляда от лица, оно было копией лица его молодой жены. И тут вдруг за спиной дед услышал крик!
Это проснулся его напарник и он тоже увидел женскую фигуру, летящую за поездом. Лицо женщины было очень печально и она словно бы с сожалением смотрела на людей в поезде. Дедушка совсем потерял контроль, ему стало казаться, что с женой произошло что-то нехорошое и ее призрак пытается его предупредить об этом. Через некоторое время женская фигура растворилась в снежной буре.
Дедушка с напарником долго обсуждали увиденное и решили, что призрак наверняка нес плохие вести. Видимо что-то произошло дома у деда, или что-то может случиться с поездом. Но что они могли поделать? Поезд несся на полном ходу, а впереди приближался мост через реку Тойму и машинисты начали готовится к переправе. И тут, за несколько километров до моста, женщина, похожая на жену дедушки появилась снова, но на этот раз она приблизилась вплотную к стеклу и ее глаза было полными от ужаса, она стучала в стекло и словно хотела что-то сказать ему. Она то глядела на дедушку, то вперед и показывала куда-то рукой. Она то пропадала в вихре пара, то появлялась и вот в один момент внезапно исчезла. Дедушка попытался всмотреться вперед, туда, указывала рука. Он пытался понять, о чем женщина пыталась предупредить его? Впереди горели зеленые сигнальные огни, путь был свободен, поезд был в полном порядке. И тут вдруг зеленый сигнал светофора резко меняется на красный, практически перед мостом!!! Дед применил экстренное торможение, но поезд продолжал лететь вперед по скользким рельсам. Тогда его напарник включил задний ход и оба начали использовать мешки с песком для торможения, параллельно надеясь, что судьба не предписала им умереть именно в ту холодную ночь. До реки оставались сотни метров, поезд замедлял свой ход, но все равно недостаточно быстро.. и вот последние секунды, поезд, срежеща по рельсам, останавливается. Остановливается перед пропастью. Моста через Тойму больше не было, его ошметки разнесло по темной воде.
Но не это было самое страшное. На семафоре горел зеленый свет, разрешающий движение сигнал! А в то время семафоры не были автоматическими и сигналы менялись вручную, что требовало значительное количество времени. Стоит ли говорить о том, что никого из людей около того светофора не было.. Значит, скорее всего и никакого красного сигнала на семафоре не было, а зеленый горел все время? Но тогда что за сила тогда предупредила их и помогла остановить поезд?
Как потом выяснилось, мост снесло снежным ураганом и водами Тоймы буквально за минуты до того, как по нему собирался пройти поезд, который вел мой дедушка. И железнодорожный работник, меняющий сигналы на семафоре, не успел даже подойти к нему, чтобы вывесить предупреждающий знак. Он только выбежал из сторожки и увидел, как мчащийся навстречу гибели товарный поезд внезапно стал резко тормозить и остановился, словно сам каким-то шестым чувством почувствовал опасность.
Эту странную историю описывали в местной газете, а дедушку допрашивали следователи и железнодорожная милиция. Им с напарником никто не поверил и все списали на переутомление в ночную смену. Когда дедушка вернулся домой, то увидел, что с его любимой женой все в порядке. В ту ночь она просто очень плохо спала и видела кошмары, но о чем – она не могла вспомнить.

Рассказ дальнего родственника

Автор: Екатерина Коныгина

К нам в гости приехал тесть. Геолог с сорокалетним стажем, прошедший огонь, воду и медные трубы по всем маршрутам и помногу раз, он был не из тех, кого легко удивить профессиональными байками. Но я таки сумел.

Собственно, это была не байка. А простая и свежая врачебная быль, если и странная, то совсем немного.

Пациент шёл на поправку и уже было понятно, что восстановится он хорошо — ни обморожения, ни многочисленные переломы необратимых последствий не оставят. Заживало всё прекрасно. Только вот бредить больной не переставал.

Вообще, казалось, он просто не хочет просыпаться. Не желает очнуться. Изо всех сил цепляется за свой бред, пытаясь остаться в своей вымышленной Вселенной на подольше.

Его бред был бессвязным — как и полагается типичному бреду. Но одна фраза там повторялась регулярно — «чёрный вертолёт».

Услышав это, тесть резко помрачнел. А потом рассказал мне то, о чём никогда не рассказывал. И даже не упоминал. Хотя знакомы мы были уже четверть века — и сдружились почти сразу.

У геологов есть легенда, что если партия попала в беду, а связи с «большой землёй» нет — всегда можно вызвать так называемый «чёрный вертолёт». Даже по вдребезги разбитой рации. Даже если вообще никакой рации нет. Можно, можно, всегда можно. Надо просто знать, как. А все бывалые геологи знают. И вызванный вертолёт обязательно прилетит.

Прилетит обязательно. И странные люди в полярных масках, скрывающих лица, помогут загрузиться в просторное брюхо винтокрылой машины всем, кому нужна помощь.

С ними, с этими людьми, лучше не ссориться, — сообщил тесть. Нужно делать, что они велят — да и желания с ними спорить обычно не возникает. Они молчаливы, но их безмолвные распоряжения хорошо понятны. И ещё: сколько их всего, неизвестно. Немного, но сосчитать никому не удавалось, все сбивались и путались. Впрочем, когда чёрный вертолёт прилетает, ясный разум, обыкновенно, мало у кого присутствует, да и дела поважнее есть.

Так вот. Забирают эти странные вертолётчики всех. Всех, кто не против с ними лететь — а это, как правило, вся партия, потому что без крайней необходимости чёрный вертолёт не вызывают. А доставляют на «большую землю», к цивилизации — только одного. Того, кто вертолёт вызвал. Что происходит с остальными — никто не знает. Они пропадают навсегда.

Я подтвердил тестю, что пациента, действительно, нашли одного на окраине таёжного посёлка. И что уходил он в тайгу в составе группы, это уже выяснили. И поинтересовался, бывало ли так, что кто-то отказывался лететь на чёрном вертолёте — но при этом оставался в живых?

Тесть угрюмо помолчал, а потом выдал:

— Бывало. Со мной вот, давно. Шестеро нас уходило. Начпарт, гнилушка, выслужиться хотел и затянул сезон до упора. Ливни, холода, я с переломом, двое с пневмонией, остальные не сильно лучше. Связи нет, продукты на исходе, а искать нас начали бы только через три недели, начпарт такие сроки указал... И, гнида, вызвал чёрный вертолёт. А я хоть и поломанный лежал, зол был на него чрезвычайно. Пристрелил бы, да ружьё отобрали. Отказался лететь из принципа — очень уж хотел с этой гнидой рассчитаться. Знал, если полечу — точно не получится, а так шансы оставались.

— Ну и что? — спросил я, когда тесть сделал паузу, погрузившись в воспоминания.

— Да ничего. Спасли меня эвенки. Вышли на лагерь, когда я уже заканчивался. Начпарта я таки посадил, его и так уже мурыжили, да свидетелей не было. Про чёрный вертолёт не рассказывал, конечно, просто сообщил, что он бросил беспомощных подчинённых. Дали ему, правда, всего восемь лет... А чёрный вертолёт я с тех пор часто слышал. И несколько раз видел в небе. То ли способность у меня такая проявилась, то ли он лично меня высматривал, не знаю.

— Может, это обычные вертолёты были? — осторожно усомнился я.

Тесть только усмехнулся в ответ:

— Поверь, ЭТОТ вертолёт с другим не спутаешь. Ни на земле, ни в небе. И, знаешь, чем дольше живу, тем мне почему-то интересней, что у него там внутри, и что случается с теми, кого он забирает. Настолько любопытно, что уже и жалел порой о своём тогдашнем решении... Думал, чёрт с ним, с начпартом этим... Правда, тогда и Алёнки твоей бы не было, да и внуков бы не увидел... Только это и держит. А так даже одно время специально во всякие рискованные экспедиции напрашивался. Сам бы вызывать не стал, конечно, но и противиться не противился бы... Ты только Алёнке с матерью не говори, рассердятся. Да и в прошлом всё уже, несмотря на интерес. Хорошо знаю, что здесь я нужнее. Такие дела.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 ... 40
Скрыть боковое меню

Выбрать тему оформления

Светлая / Темная



Соц. сети

Новые комментарии

Nemoff

Nemoff

А разве ваша жизнь вас не поучает? Что же, на этом основании можно...

Полностью
ChaosMP

ChaosMP

Вполне возможноо, что кто-то возился со старым передатчиком и в конце...

Полностью
proton-87

proton-87

Эх ты, "спиздив". Пиздят - пиздуны, а воры - воруют!...

Полностью
proton-87

proton-87

Это нормально, все так делали....

Полностью
proton-87

proton-87

Автор соврал мягко скажем - налицо "поучающая" история, запрещающая...

Полностью

Популярное

Сайт kriper.ru доступен

30-08-2019, 22:34    1 610    23

Самые криповые посты Реддита

8-09-2019, 21:48    2 557    6

Обновление (от 15.09.2019)

15-09-2019, 23:32    444    6

Пожалуйста, пусть он умрёт

2-09-2019, 21:57    686    5

Метро в Снежинске

29-08-2019, 22:43    904    4

Новое на форуме

{login}

ChaosMP

Обсуждение - У меня нет брата

14-10-2019, 15:37

Читать
{login}

Raskita76

Обсуждение - Упырь

10-10-2019, 01:43

Читать
{login}

Darkiya

Поиск историй

10-10-2019, 00:37

Читать
{login}

proton-87

Обсуждение - Погреб

7-10-2019, 00:09

Читать
{login}

Hellschweiger

Обсуждение - Призрачная электричка

6-10-2019, 14:30

Читать

Предупреждение!

Страницы, которые вы собираетесь смотреть, могут содержать материалы, предназначенные только для взрослых (в т.ч. шок-контент). Чтобы продолжить, вы должны подтвердить, что вам уже исполнилось 18 лет.