Предложение: редактирование историй
#9520
10 апреля 2017 г.
Рога
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: В.В. Пукин

Библейскую истину «Да воздастся каждому по делам его» подтверждает случай, о котором расскажу дальше…

Где-то в середине двухтысячных один мой знакомый по имени Эдуард привёз из Германии супер-пуперское охотничье ружьё. Не буду конкретизировать модель, дабы не создавать ненужную рекламу. По виду оружие имело довольно грозный вид. С таким агрегатом и на мамонта, наверное, не страшно было бы сходить.

Вот азартному Эдику и не терпелось поскорей его проверить в деле. При первом же удобном случае сорвался в лес на пару с ещё одним охотничком. За того мужичка ничего не скажу, не знаю. А вот Эдик, по моим понятиям, на звание охотника никак не тянул. Попадал я несколько раз с ним в общих компаниях на лесной отдых. Там вся его «охота» заключалась в пьянке и последующей стрельбе по опорожнённой таре. А в лучшем случае, по воробьям и прочим мелким пташкам, которые порхали на свою беду в радиусе ста метров от базы отдыха.

Но в тот раз Эдик решил опробовать свою «пушку» не на базе отдыха с беззащитными воробышками, а забуриться в леса за Верхней Ослянкой, в сотне километров от Нижнего Тагила. Благо его напарник там вроде неплохо ориентировался.

Места неплохие. По крайней мере, в девяностые я сам там несколько раз довольно удачно поохотился.

Туристов и прочего городского сброда практически нет, потому что единственная дорога, которая туда идёт через посёлок Серебрянка, в грустном состоянии. Кстати, про эту никому доселе неизвестную дорогу в декабре 2016 года услышала вся страна. Это когда на своей пресс-конференции президент в ответ на смешную челобитную от аборигена наказал проложить в те лесные края асфальт.

Кто там из местных пожаловался я даже не представляю. Скорее всего, какой-то подсадной «казачок», по указке жуликоватых коммерсов, заготавливающих в тех краях древесину. Потому что местным та дорога, по большому счёту, ни к чему. Они спокойно и без городских удовольствий жили и живут на своих огородах и лесных делянках. Так что казённый асфальт потребовался, думаю, как раз для того, чтобы ушлым ребятам удобнее было хапать дармовой лес. Говорю не голословно, ибо сам у тех «заготовителей» в своё время подешевле пиломатериал машинами покупал. Но это к слову…

Вобщем, возвращаясь к охотничьим приключениям Эдуарда с напарником, картина обрисовалась такая… Углубились они в чащу километров на десять, а то и больше. Почём зря в этот раз не палили, надеясь встретить серьёзную добычу. И удача горе-охотнику улыбнулась. На одной из лесных проплешин мирно обедал здоровенный лось, жуя листочки и кору. Вышел на него Эдик, второй мужик отклонился немного в сторону. По словам охотничка, лось его совершенно не испугался (в отличие от самого Эдика, у которого при виде огромного дикого зверя метрах в двадцати, волосы на голове зашевелились). На треск веток под ногами незваного гостя лесной хозяин царственно повернул украшенную шикарными ветвистыми рогами голову, и спокойно посмотрел на замершего Эдуарда. И, к его удивлению, не кинулся стремглав прочь в глубь чащи, а невозмутимо продолжил свою трапезу.

«Вот он тот самый случай!» — подумал Эдик, сжимая во вспотевших от волнения ладонях червлёную сталь немецкого зверобоя, уже заждавшегося свежей крови. Не долго думая, вскинул ружьё и, почти не целясь, лупанул по мишени, в которую не промазал бы и третьеклассник.

Одновременно с грохотом выстрела лось подпрыгнул высоко вверх и упал на согнутые передние ноги, словно на колени. Но уже через секунду вскочил снова и, разбрызгивая по кустам ярко-красную кровь, исчез в зарослях.

Только далеко оторваться от преследования у тяжелораненого лесного красавца сил уже не хватало. На звук выстрела к Эдику через несколько минут подтянулся напарник, тоже с ружьём наизготовку. Хоть у мужиков не было с собой собачека, выследить подранка по многочисленным красным пятнам на траве и листьях не составляло труда. Километра через два животное стало периодически падать и лёжа отдыхать, оставляя кровавые лужи. Вскоре охотнички уже видели впереди мелькающий силуэт обречённой жертвы. Раззадоренный погоней Эдик несколько раз пулял вдогонку наудачу. Не чтобы добить наверняка, а чисто из хулиганских побуждений. После одного такого «удачного» выстрела слышно было, как лось взревел от боли.

Наконец он обессиленный и обескровленный упал окончательно. Подняться не было сил. Только судорожно сучил длиннющими ногами и мотал головой с шикарными рогами, пытаясь то ли достать ими ненавистных врагов со стреляющими огнём палками, то ли просто взглянуть своей смерти прямо в морду. Вся шкура могучего зверя была мокрой и красной от крови.

Чтобы добить гиганта Эдику пришлось истратить ещё три патрона. Лось хрипел пробитыми лёгкими и булькал кровью, но всё не умирал. Мужикам было не по себе и даже, по их словам, жутковато.

Но наконец лесной великан замер, запрокинув на спину рогатую голову…

— Да… Знатный трофей ты заработал, братишка! Ну, с почином! Такие рога только в средневековом замке на стену вешать. В квартиру-то и не влезут!..

Эдик судорожно стал рыться в рюкзаке: «Чем будем пилить рога?!...»

— Чем-чем… Бери мой нож, он побольше, и вырубай их из черепа. Топора ведь нет с собой. Чай не за дровами ходили…

Эдуард с полчаса ковырял обоими охотничьими ножами огромную лосиную голову, весь перемазался кровью, но так ничего и не добился.

— Да, без хорошего топорика тут делать нечего… Ладно, Эдя, бросай это занятие. Завтра вернёмся и заберём твой трофей. А то нам ещё часа три обратно топать… Давай хоть мяса немного с собой отрежем. Глянь, какая туша! Кило шестьсот-семьсот! Не меньше!.

С тем и отправились в обратный путь. Но на следующий день выбраться в лес за брошенным убитым лосем не смогли по причине похмелья, плавно перетёкшего в пьянку. О своей добыче распространяться не стали тоже, так как наказание за браконьерство пока никто не отменял.

Вобщем отбыли воскресным вечером домой в Тагил, так и оставив свою великую добычу на съедение лесным зверушкам и птичкам.

У Эдика, конечно, оставалась мысль вернуться за рогами через неделю. Но там что-то не срослось, потом на следующие выходные — ещё что-то… Так всё и подзабылось со временем.

Всё, да не всё. Примерно, через месяц после столь удачной презентации образца немецкого охотничьего вооружения, Эдик случайно обнаружил у себя на голове под шевелюрой, сантиметров в двух ото лба, странную бородавку. Раньше её там точно не было!

Ну, ладно, бородавка-бородавкой, пусть сидит, раз вылезла. Расчёсываться, правда, стала мешать. Зубья расчёски царапнут — больно!

А ещё через месяц и вторая такая же, только с другого бока, под волосами появилась. Первая к тому времени больше стала. Что за чертовщина?!..

Вобщем, опуская мелкие подробности, сообщу, что года через три у несчастного Эдуарда на башке красовались два рога в полтора-два сантиметра длиной. Подчёркивало их красоту-высоту ещё и начавшееся интенсивное облысение эдичковой головы. Так что вскоре ничто не мешало всем желающим созерцать этакое чудо природы. Правда, к тому времени Эдик всё-таки парик приобрёл, а то уж больно на чёрта стал похож, лысого.

Как-то в бане я рассмотрел его наросты вблизи. Зрелище, конечно, не слишком приятное. Как будто короста в виде рога прямо из головы лезет, и из этой же дырки сукровица постоянно выступает. Вобщем, за обедом лучше не смотреть.

К врачам и лекарям разным он, конечно, обращался. Но толку не было никакого ни от тех, ни от других. Традиционная медицина ставила диагноз что-то вроде «кожный рог» или «кожная рожа»… Я в подробностях не силён. Даже хирургическое вмешательство там у него было. Но рога, после отсечения, полезли вскоре вновь…

Последний раз я слышал об Эдике лет пять назад. Говорили, что у него что-то злокачественное обнаружили. А вот откуда и зачем всё это свалилось на его буйну голову — никто не знает. По генетической линии точно ничего подобного в его роду ни у кого не было…

05.04.2017
♦ одобрила Инна