Предложение: редактирование историй
#4357
11 июня 2014 г.
Выльдоръ
Телефонный звонок раздался глубокой ночью. На дисплее высветился номер, последние цифры которого заставили девушку отдернуть потянувшуюся было к телефону руку, как от огня. Это был номер Ильи.

* * *

Он не хотел опоздать на автобус, поэтому вышел от Юли в начале девятого вечера. Жил он на другом конце города, и для того, чтобы добраться до дому, ему приходилось ехать на двух автобусах: сначала на одном до центра, а потом на другом уже в свой район. Как правило, такая поездка занимала чуть больше часа.

Автобус задерживался, мокрый февральский ветер продувал тонкую куртку парня насквозь, поэтому, когда подъехал ранее не известный ему 110-й маршрут, Илья обрадовался и ввалился вглубь автобуса. На табличке под номером были написаны конечные остановки: «Выльдоръ — Центр», что вполне ему подходило.

Автобус был почти пуст. Единственный его пассажир сидел напротив Ильи через три сиденья. Подошел кондуктор, взял деньги за проезд.

Теплый воздух, тусклый свет в салоне, укачивание автобуса делали свое дело и медленно убаюкивали Илью. Автобус не останавливался на остановках, что только радовало парня, так как он надеялся добраться до центра побыстрее.

Внезапно проснувшись минут через пятнадцать, он сразу отметил, что пассажира напротив больше нет. Освещение в автобусе неприятно резало глаза. За окном был глухой черный лес.

Илья смотрел в окно минут пять, но никак не мог понять, где они сейчас находятся. Единственным объяснением было то, что автобус шел не в нужную ему сторону, а значит, следующая остановка — Выльдоръ.

Спустя некоторое время лес закончился, показались деревянные дома, ни в одном из которых не горел свет.

Автобус остановился. Двери открылись. С улицы повеяло приятным запахом сжигаемой в печи древесины.

— Парень, это у нас был последний круг, назад мы не едем, — пояснил ему кондуктор.

— Будет ли ещё автобус?

— Да, в одиннадцать часов будет последний.

Илья взглянул на часы. До приезда автобуса оставалось тридцать минут. Он встал и вышел из автобуса. На улице все ещё дул холодный ветер, и казалось, что он стал сильнее.

В поселке не было вечно стоящего в ушах шума, привычного для города, не было автомобилей, которые сплошным потоком мчались куда-то, не было людей, которые ходили бы по улицам, возвращаясь с работы, или просто гуляли. Илья ходил из стороны в сторону и подпрыгивал на месте, пытаясь согреться. Время шло, часы давно уже показывали начало двенадцатого, а автобуса все не было. Парень достал телефон и набрал номер Юли.

— Алё, — ее голос был сонным.

— Привет. Слушай, я тут уехал не туда на 110-м автобусе, не в ту сторону, в общем, в какой-то Выльдоръ, а автобусы назад в город уже не едут.

— 110-й? Что-то я ни разу такой не видела…

— Да, я до этого момента тоже, — оборвал её Илья. Зубы у него начинали стучать. — Можешь вызвать такси и забрать меня? А то ты знаешь, я же в черном списке, и денег у меня с собой столько нет.

— Хорошо. Давай, говори адрес.

Он подошел к дверям маленького магазинчика с забитыми окнами, что стоял рядом с остановкой и попытался найти название улицы или дома, но указатель на нём был настолько старым и выцветшим, что едва можно было что-то прочесть.

— Сейчас, — ответил он, глядя на один из домов, — я посмотрю на каком-нибудь доме адрес и перезвоню.

Он двинулся к одному из многоэтажных домов, который стоял недалеко от дороги. Это была небольшая кирпичная пятиэтажка. Вблизи было видно, что часть окон была разбита, часть — застелена картоном.

С трудом он отыскал щит с указанием улицы и номера дома. Последний переулок, дом 32. Илья решил не стоять на улице и направился к ближайшему подъезду.

В подъезде было еще темнее, чем на улице. Он достал телефон и опять набрал номер Юли.

Внезапно он понял, что ощущает запах тухлого мяса. Запах очень слабый, поскольку его, наверно, выветривал ветер через разбитые подъездные окна, но к горлу подкатила тошнота, а во рту появился неприятный привкус желчи. Все чувства его резко обострились, а дыхание участилось.

— Говори.

— Последний переулок, дом 32 и… давай побыстрее.

— Ладно, как буду выезжать, позвоню.

Он положил трубку, но телефон не убрал, включив фонарик.

Гнилью пахло все сильнее, дышать становилось невозможно. Перед лестницей лежала раздувшаяся огромная черная кошка с безобразным красным месивом вместо морды и вспоротым брюхом. Она ещё слегка подергивала задними лапками, размазывая густую кровь по полу.

Тишину нарушили какие-то далекие глухие шлепки и слабое чавканье. Звук доносился откуда-то сверху. Сверху что-то слабо заскрипело, и послышались шаги.

— Эй, кто там? — хриплым шепотом заговорил Илья, словно ему сдавили горло.

Ответа не было.

Шаги становились ближе и ближе.

На лестнице в свете фонарика появилась какая-то маленькая фигура и остановилась, отвратительно чавкая.

На лестнице стояло существо, похожее на маленького мальчика. Его вытаращенные глаза напоминали кошачьи и злобно желтели. Рот был перепачкан кровью. В маленьких руках мальчик держал огромную черную крысу с выпученными чёрными глазками, от которой он, прямо на глазах Ильи, откусил кусок и вновь начал чавкать. Клочок шкуры прилип к подбородку существа.

Выбив телом подъездную дверь, Илья пробежал около ста метров, затем остановился и обернулся, жадно глотая ртом воздух.

Со стороны дороги появилась странная фигура. С дальнего расстояния он не мог разглядеть, кому она принадлежит. Человек был низкого роста и странно передвигался, словно хромал.

Заметив Илью, человек опустился на четвереньки и помчался в сторону парня.

Илья ринулся к какому-то ближайшему сараю с настежь открытой дверью. Забежав внутрь, он быстро защёлкнул за собой дверь и с ужасом наблюдал, как начала поворачиваться дверная ручка.

Когда попытки открыть дверь прекратились и все стихло, Илья тихонько приотворил дверь. Улица была абсолютно пуста. Он увидел, как дорога начала освещаться светом фар, а затем показался и подъезжающий к остановке автобус.

Налившиеся свинцом ноги шаг за шагом принесли парня к остановке, подняли его в автобус и усадили на мягкое сиденье.

Двери закрылись.

Автобус продолжал стоять.

* * *

Юля не могла придумать причину, по которой кому-то могло прийти в голову так подшутить над ней. Она поднесла телефон к уху.

— Алло, — хрипло произнесла она.

— Привет, — раздался до боли знакомый и давно забытый ею голос. — Слушай, я тут уехал не туда на 110-м автобусе, не в ту сторону, в какой-то Выльдоръ, а автобусы назад в город уже не едут…

Телефон выпал у неё из рук, но она продолжала отчетливо слышать голос Ильи.

— Можешь вызвать такси и забрать меня? А то…

Юля с яростью растоптала телефон.

После этого она долго ещё не могла уснуть, дрожа в своей кровати от холода и страха. Ей всё казалось, что вот-вот откроется дверь в спальню и холодная рука ляжет на неё, а мертвый голос спросит — почему же она за ним не приехала?

* * *

Илью так и не нашли. Ни неделю спустя, ни месяц, ни год.

Через несколько дней после исчезновения к Юле приезжала полиция. Они задавали вопросы, но не высказывали никаких подозрений. Она с трудом отвечала на них, рассказывая свою безумную историю о том, как Илья уехал на нечислящемся в этом городе маршруте автобуса в неизвестный район. А вот на самый главный вопрос, который она задавала им, они так и не дали ответа. Откуда был все-таки телефонный звонок от Ильи в тот день?

Время шло, Юля вышла замуж и переехала в другой город.

Но каждый раз в февральский вечер раздавался телефонный звонок, и давно мёртвый голос по ту сторону просил вызвать такси и забрать его из Выльдора.
♦ одобрила Совесть