Предложение: редактирование историй
#14094
11 октября 2018 г.
Чудовищ не существует
Автор: Zootehnick

Это определённо был ветер. Или сквозняк. Немного шевелящий штору в полутьме. Будто снизу кто-то дёргает её, играясь. И это не скрюченный уродливый силуэт стоит рядом со столом, с изломанным неправдоподобным телом, вглядываясь чёрными буркалами прямо на тебя, в надежде, что ты уже уснул, а накинутая куча одежды на кресло. Надо бы встать и всё убрать, но лень. И страшно, как не крути.

Дима закрыл глаза, поплотнее укутавшись в одеяло. В висках билась кровь.
Ничего этого нет. Просто воображение шалит. Он говорит это себе почти каждый день и обычно помогает. Нет никакого съёжившегося в углу уродца. Всего лишь портфель.
Надо успокоиться, настроиться на хорошие эмоции и спать...

Заскрипел ламинат рядом с его кроватью. Под ней, к ужасу Димы, что-то задышало, хрипло с бульканьем. Он подавил желание накрыться с головой, прячась, как в детстве, в одеяло. В это неприкосновенное убежище от всех чудовищ и проблем. Шуршание усилилось. Тощее создание тёмным пятном рыскало вокруг его кровати.

Когти скребли по полу, существо услышало его громкое дыхание и полезло на кровать. Немного оцарапало его ногу. Диму всего затрясло. Он боялся даже пошевелиться.
Злобно заурчало. Долбаный Васька! Скинув оцепенение, Дима включил телефон и посветил в ноги. Там шипел кот, требуя ласки, пожрать, посрать или всего вместе.

— Дуралей! — парень взял котофея на руки. Стало спокойнее. — Как же пролез сюда, скотина пушистая?

Кот громко мявкнул и шустро выпрыгнул из рук. Посмотрел на угол комнаты и зашипел, ощерив зубы. Дима направил на него луч света от экрана. Ничего. Повернулся к коту, но тот, протиснувшись сквозь небольшую щель, убежал.

Забыл дверь закрыть, растяпа. И чуть инфаркт не схватил в такой юном возрасте.
Вдалеке раздался шум. Что-то загрохотало на кухне. Дима дёрнулся от неожиданности, приподнялся на кровати, стараясь не смотреть в тёмный угол, напугавший Ваську. В неясных очертаниях мебели из-за телевизора выглядывают лапы неизвестного существа. Но это нереально. Как всегда говорит отец? «Ты слишком впечатлительный парень. Никаких чудовищ не существует».

В детстве Димино слишком яркое воображение доставляло много проблем. Родителям приходилось частенько прибегать на его крики в комнату. То монстр манит его руками, а оказывается сохнущими вещами на балконе. То наверху шкафа притаилось нечто ужасное, со свисающими щупальцами. Обычная мишура на Новый год, плохо сложенная в коробку.

Ему самому было стыдно. Водили по врачам, но те сказали, что со временем всё пройдёт.
Со временем действительно многие ощущения притупились, но засыпать всё равно было тяжело. Со включенной лампой ещё куда ни шло. Но она тоже добавляла неуютности, отбрасывая причудливые тени на стенах и потолке.

Звуки прекратились. От напряжения затекла шея, и Дима облегчённо уронил голову на подушку. Сна всё не было.

Не стоило ещё на ночь ужастик смотреть. Он их не любил, но все говорили, что так перебарываются страхи и фобии. Может оно и так, но Диме после таких просмотров становилось ещё более не по себе. Поглазеть его в компании было бы спокойнее. А сейчас...

Давно с ним не происходило такого. Закрываешь глаза и тут же представляешь, что с потолка на тебя лезет отвратная тварь, с длинными, обтянутыми дряхлой кожей пальцами, сопя и повизгивая от предвкушения. Открываешь — и ничего этого не видишь. Тёмный перекрученный силуэт замирает за занавеской, стараясь как можно реже шевелиться за ней. Никаких чудовищ в комнате нет. Никто не хочет убить и сожрать тебя.

Хотелось воды. И умыться. Окатить прохладной водой разгорячённое лицо. Но это целый подвиг в данной ситуации.

Дима осторожно опустил ноги на пол, так и ожидая, как что-нибудь схватит его ледяной лапой за лодыжку и утащит визжащего во тьму. Тихо встал и подошёл к двери. Прислушался.

С кухни всё равно шёл шум. Еле-еле, на краю слуха. Позвякивала посуда, раздавалось чьё-то шарканье и животные всхлипы. Дима живо нарисовал себе картинку — мёртвая скукоженная старуха, с бледными клоками волос на безжизненном лице, не спеша волочится по коридору к нему, думая, что он уже спит.

По коже пробежались мурашки. Дунул лёгкий ветерок в затылок. Дима еле сдерживался, чтобы не закричать, как маленький ребёнок. Он ощутил, почувствовал чьё-то присутствие на спиной. Но, глубоко вздохнув, вышел из комнаты.

На носочках подкрался ближе к кухне. Из-за не до конца закрытой двери пробивалась небольшая полоска света. Что-то хрипло бормотало и взрыкивало, гремя столовыми приборами.

Это, наверное, кто-то из родителей. Дима глубоко вздохнул и толкнул дверь, входя.
Перед глазами всё задрожало. Тощее, будто умирающее от голода, существо стояло к нему спиной. Худые лопатки, казалось, вот-вот прорвут эту гнилую кожу. Оно всё время шевелилось, переступая с ноги на ногу и хватая куски мяса со стола. Там громоздилось чьё-то разрубленное туловище и куски конечностей.

Желудок Димы сжался от отвращения, когда он увидел оторванные пальцы и части полуобглоданных костей, валяющиеся неподалёку. Лапы твари с чавканьем рвали мясо. Она быстро и жадно их поглощала, с сопением подбирая куски, выпавшие изо рта.
Дима, пытаясь не расстаться с содержимым желудка, изо всех сил закричал.

Существо обернулось. Оно издало возмущённый вой и опустилось на четвереньки, открыв чёрную сухую пасть полную зубов. Единственное, что было на морде, напоминающей пятно телесного цвета.

Парень схватил с плиты чайник и окатил содержимым тварь. Видимо там был кипяток, потому что она, схватившись за лицо, принялась кататься по полу, нечленораздельно вопя.

Дима хотел кинуться в спальню, в голове бухало тяжёлое дыхание. Надо продолжать кричать. Кто-то должен услышать и помочь!

— Мама! Отец! — рыдал он.

Из спальни выбежало ещё одно существо, вытирая окровавленный рот мокрыми красными лапами.

Они добрались до его родителей!

Он помчался в свою комнату, на ходу пытаясь дозвониться до полиции. Сзади бешеная тварь торжествующе рычала, догоняя его. Дима совершил последний рывок и закрыл дверь прямо перед существом. Оно заскреблось в дверь, скуля о невозможности присоединиться к этой ужасной трапезе, а потом начало со всей силы биться, пытаясь прорваться.

По телефону дежурный пытался общаться с ним, сообщить адрес, но побег лишил парня последних сил. Дима старался отвечать, но горло пересохло так, что вырывался лишь еле слышный шёпот.

Надо выбегать на балкон, там дверь крепче, чем здесь. Он отскочил от двери, но только сделал пару шагов к столу, как вопящая фурия занеслась, натыкаясь на стены и бешено воя ему прямо в лицо.

Дима схватил лампу и врезал ей по голове. Тварь была обманчиво слабой — ещё худее той, что осталась на кухне, — но шипя, мёртвой хваткой так вцепилась ему в руку, что проколола когтями кожу. Лампа сломалась от очередного удара.

Дима нашарил ручку и не глядя воткнул её где-то посередине ужасного лица. Тварь обмякла, но парень продолжал втыкать ручку, пока она не сломалась. Он отбросил её. Из дырок на теле текла чёрная жижа.

В дверь колотили и звонили. Он спасён! Его вопли услышали соседи. Оставшимися силами преодолев расстояние, показавшееся бесконечным и ежесекундно озираясь, он добежал до двери. Тварь на кухне молчала. Возможно она затаилась в темноте. Он не был уверен, что в доме нет ещё одной.

Щёлкнул замок, и Дима отчаянно закричал.

Оно больше всего напоминало человека, но искривлённые конечности и длинная шея, напоминающая червяка, заканчивающаяся не головой, а каким то куском слизня с торчащими усиками, заставляли рассудок уноситься в безумие. Оно, кряхтя и подволакивая ноги, приблизилось и, протянув мокрые, покрытые белёсой сочащейся из пор жидкостью руки, заурчало, пытаясь схватить парня. Из общего коридора ползла ещё какая-то дрянь смешанная из разных частей тела, булькая и выплёскивая кровь.

Рассудок окончательно сдался и Дима потерял сознание...

* * *

— Никаких изменений? — мужчина в форме пристально разглядывал спящего мальчика.

— Нет, — сокрушённо покачал головой доктор, — как только он просыпается сразу начинает кричать про монстров или звать родителей. Вчера прокусил руку медсестре, напугал её до жути. Даём постоянно успокоительное, но долго так не получится. По всей видимости, отправится в психушку. Его проверяли ещё в детстве, но произошла халатная ошибка. Не были назначены ни лекарства, ни обследования. Удивительно, что рассудок сломался спустя такое время, а не раньше.

— То есть, узнать с чего он убил своих родителей мы не сможем?

— Нет, — категорически ответил врач. — У него явное психическое расстройство. Вместо нас он видит галлюцинации и страшных существ. Разговоров с ним точно не получится.

— Ясно..., — уходя, он прислушался. Парень повторял, как в бреду, что чудовищ не существует.

«Ну, да. Мы создаём их сами...»
♦ одобрил Parabellum