Предложение: редактирование историй
#13213
2 февраля 2018 г.
Баба Яга
Летом 2008 года я возвращалась из районного центра домой на маршрутке. Ехать предстояло по строящейся дороге 140 км. Попутчиками были в основном женщины, а среди них — молодая мама с ребёнком.
Набегавшись по своим делам, тётки малость потрещали, да и задремали. Я в том числе, но внезапно проснулась от плача ребёнка. Девочка была напугана и не отрывала глаз от немолодой женщины, сидевшей рядом с ними. Когда я окончательно проснулась и стала приглядываться к этой женщине — похолодела.

За каких-то 30—40 минут она изменилась до неузнаваемости. Её кожа приобрела зелёный оттенок, рот был приоткрыт, из него исходило зловоние. Она как будто уменьшилась, усохла.
Пассажиры зашевелились, мы не знали что делать, было неприятно. Её окликали, но она ни на что не реагировала, глаза были закрыты. Неожиданно она открыла глаза, и, без всякого перехода, начала кричать. Это был страшный визг на одной ноте, такой громкий, что уши заболели, начало ломить голову.
Не могу сейчас сказать, сколько продолжался весь этот кошмар. В конце концов, водитель, поняв, что что-то происходит, остановился. Все выскочили в диком страхе, распихивая друг друга, кто-то упал, пробежали прямо по нему. Всё это время ведьма не переставала орать, изо рта у неё капала какая-то дрянь, издававшая вонь жуткую.

Огляделись немного, оказалось, что остановились мы посреди тайги, вокруг лес стеной, темнеет уже. Что делать, никто не знает, связи нет, не позвонить, в машине это чудовище. Мужчина среди нас — только водитель, да он и сам белее бумаги был. Так, сбившись в кучку, простояли мы около часа, потом увидели шевеление в машине. Смотрим, она из двери выползает. Я просто оцепенела от страха. Она голову повернула в нашу сторону, постояла секунд десять и в лес кинулась. Бежала не на двух а на четырёх, как собака. Никто за ней не кинулся, само собой.

Долго люди не раздумывали — в машину вернулись, да на газ. Я слышала, искали её как будто, не нашли, конечно. В посёлке у неё муж и дочь остались, встречаю их иногда, стороной обхожу, до сих пор колени дрожат.
♦ одобрил Parabellum