Предложение: редактирование историй
#13112
9 декабря 2017 г.
Обида сквозь века
Первоисточник: 4stor.ru

Случилось это зимой 1905 года. Все, думаю, знают, что зимы в начале прошлого столетия были «лютые».

Хутор, в котором жила моя прабабушка со своей семьёй, был в полудне от города, речушка рядом, лес. Маленький мир людей среди природы. Она тогда была юной девчушкой 15 лет.

Дальше от её лица (текст адаптирован, из-за особенностей тогдашнего говора).

«Шёл 17 день февраля. Днем началась сильная метель. Пса запустили в коридор, кот грелся возле лампы и довольно мурчал. Дома были только мы с мамой. Отец уехал утром в город к брату, а по такой погоде раньше, чем завтра, его уже и не ждали. Я прибраться решила, мама на кухне управлялась.

За ужином она стала рассказывать про пустующий дом у нас в хуторе. Сказала, что сегодняшняя метель напомнила ей об этом доме и о случае из её молодости.

А история у этого дома вот какая:

«Очень много лет назад, когда мы с твоим отцом не были женаты, в хутор переехала семья с молодой девушкой Ириной: красивой, доброй, по хозяйству трудилась, а волосы рыжие были, как раскалённый металл. Приехали они в середине весны, так она всё лето помогала отцу в поле, осенью — на огороде, ещё и матери по дому успевала помочь, да за животными ухаживала. Так до самой зимы в работе и не разгибалась, да ещё и хватало сил на певчие вечера. А зимой легче стало, работать в поле и на огороде не нужно, вот она то в снежки играла, то на ярмарках была, а на праздники — колядки, щедривкы, в общем, зима как зима.

И вот последние зимние морозы принесли вьюгу, все сидели дома, через какое то время девушка услышала, как кто-то зовет на помощь, как крики смешиваются с воем ветра, срываются. Недолго думая, она позвала отца, и они вместе вышли. Думали, заблудился кто или случилось что-то. Ушли и не вернулись. Ни через час, ни к вечеру. Мать, как только метель стала затихать, побежала по соседям. Спрашивала, видел ли кто-нибудь что, слышал. Соседи удивлённо качали головой, что «нет». Все забеспокоились, начали поиски. Отца нашли только утром замерзшим у реки со стороны леса, а девушка без вести пропала. Мать через полгода стала рассказывать, что на заре или на закате к ней приходит дочь, спрашивает, почему она не остановила их с отцом, плачет, а затем уходит. Почти через год, с первыми холодами, женщину нашли на берегу реки. Люди думали, что с горя разума лишилась, вот и утопилась.

Похоронили её за кладбищем, как самоубийцу, да и не думали про эту историю. Спустя пару месяцев стали местные жители из соседнего села замечать девушку с пламенными волосами, которая то ли манила прохожих, то ли прогоняла, а когда кто-то приближался к ней, растворялась, как туман на рассвете. Священник местный сказал, что это дух не может успокоиться от того, что тело земле не придали.

Следующей зимой в наш хутор пришла старушка-ведунья и сказала, что приснилась ей девушка, сказала, что дух её в плену, и рассказала, в каких краях её искать и как хутор родной звался. Описала эту девушку. По описанию была похожа на Ирину. Оказалось, что старушка 2 недели шла от своего дома к нам, ночевала у тех, кто пускал, ела, что давали, так и добралась благодаря добрым людям. Старая ведунья сказала, что отправится утром в наш лес.

Настало утро, старуха взяла с собой козла, которого привела с собой, свои сани, на которых сумки её были, а сумки оставила в одном из дворов, и ушла в лес. Сказала, что утром вернётся, а местных предупредила, чтобы из домов после темноты не выходили, хоть что.

Прошёл день. К вечеру поднялась метель. Когда совсем стемнело, в метели начали мелькать цветные огни, слышались звуки, похожие на крики животных, мелькали темные силуэты, слышалось что-то, похожее на визг. И все эти звуки смешивались с воем метели. Спать никто не мог. После полуночи в дверь постучали. Затем стук и скрежет послышался на крыше. Огоньки и крики пропали. Остались только силуэты и стук со скрежетом. Так продолжалось всю ночь.

Из домов люди начали выходить, только когда увидели в окна всем знакомую ведунью, тянувшую что-то на санях. Вернулась она одна, без козла.

Когда старушка подошла, по спинам людей пробежали мурашки. На санях было накрытое тело, только длинные рыжие волосы горели на снегу, как пламя. Сомнений в том, что это Ира, не было. Повисла тяжёлая тишина.

В конце концов самые решительные стали первыми спрашивать старушку, что произошло.

Старушка и рассказала:

— В вашем лесу есть старинное кладбище, настолько оно старое, что точно только камни знают, когда оно появилось. Сейчас уже и не увидеть, где там могилы, но то, что вы видели ночью, была злость и обида умерших за то, что их забыли. Вот и тянут они к себе живых, мстят. Души вынимают, разума лишают, плутать заставляют. Если хотите, чтобы вас не трогали, то насыпьте вокруг места, на какое укажу, такую смесь: мел, табак, пепел и соль. Всего в равных частях. Я это заговорю. Души это не успокоит, но запечатает их в кругу и, они никому больше не навредят. Больше 200 лет назад это кладбище запечатывали уже, пришло время, видимо, восстановить печать.

Люди начали суетится, собирать все ингредиенты, да побольше. В полдень мужчины со старушкой и с мешками смеси ушли. Несколько мужчин вскоре вернулись и приказали семьям собирать только нужное и уезжать, не отвечая на вопросы соседей, они уехали ещё до вечера. Остальные мужчины вернулись только тогда, когда почти стемнело.

Пожилая старушка тогда ещё дня два у нас на хуторе пожила, а перед уходом сказала:

— Радость будет не вечной. Когда-то настанет момент, что накопившееся зло и обида в этих душах разобьют заговор снова, как сделали это уже. Но раньше ваших взрослых внуков этого не увидят. Прощайте.

Разговаривать об этом событии до сих пор не торопятся у нас, пытаются забыть то время, но события в метель той ночью происходили не только с нашим домом. Оказалось, что некоторым в дом даже просились. Умоляли впустить отогреться, вначале умоляюще, а потом, не дождавшись желаемого, слышались угрозы и удары в дверь».



ЭПИЛОГ:

Согласно дневнику, Ирину похоронили рядом с отцом в день ухода старухи, и больше она никому не являлась. А мужики рассказали, что, когда были со старухой у того места, то видели разодранного козла, с которым была старушка, часть тела была высоко на ветках. Когда спросили старуху, как это понять, она им и ответила: «А зачем, по-вашему, я его с собой повела? Или я, или он». После этих слов пару мужиков буквально убегало оттуда.

Много семей из хутора уехало в тот же год в город и дальше, некоторые даже просто, оставив дома. Моя прабабушка с семьёй была из тех, кто остался жить на родной земле. Из хутора переехали, но только когда моей маме было 3 года. Видимо, всё же слова старушки не были забыты и сквозь десятилетия. Хотя я их и не понимаю лично, почему они сразу не уехали, прадед был из рода дворян, прапрабабка была из польских помещиков, деньги были, да и было куда ехать. К сожалению, этого нет в текстах.

Сейчас в хуторе и вовсе никого нет, вымер. Вымерли многие старые хутора да сёла, а те, что не вымерли — умирают. Леса там почти не осталось, вырубили. Дома рушатся. Ездим туда периодически могилы предков убирать. Любопытно, что в этом брошенном хуторе нет ни собак, ни котов, в то время как в соседнем брошенном селе в получасе на машине, через которое мы проезжаем, когда едем туда и обратно, они живут и здравствуют. Выросли уже внуки живших в хуторе, выросли и правнуки, а может, и праправнуки есть у кого то, но разрушен ли заговор, неизвестно, хотя то, что там нет животных, вполне говорит само за себя. Правда, вряд ли кто-то знает наверняка, живущих-то там нету больше.