Предложение: редактирование историй
#12814
26 сентября 2017 г.
Счастливое спасение от упыря
Первоисточник: realfear.ru

Сия история произошла в довоенные годы в одной из деревень, расположенных на северо-западе Воронежской области.
Солнце медленно склонялось к горизонту и превращалось в огненно-красный шар, окрашивая небеса в алые и розовые краски. Еще светло, но уже совсем скоро окружающий мир поблекнет, потеряет яркость, птицы перестанут щебетать, и ночная тьма опустится на землю, словно покрывало, густая и осязаемая.
Совсем скоро наступит ночь, но Марфа не могла возвращаться домой. Ее кормилица и любимица, корова Рябка, не вернулась из стада, и женщина искала ее, выбиваясь из сил. Когда пастух пригнал стадо, Марфа вышла за ворота и среди других коров не увидела свою.
«Наверное, опять отбилась от стада, — подумала Марфа, — или оводы ее все-таки доняли, и несчастное животное рвануло на пруд, пытаясь избавиться от назойливых насекомых».
Откостерив нерадивого пастуха на чем свет стоит, Марфа вместе с мужем и старшими детьми отправилась на поиски. Потеря или гибель коровы в те годы могла означать для небогатой семьи голодную смерть в ближайшую зиму или, как минимум, резкое ухудшение материального положения.
Так как день стремительно угасал, а найти корову необходимо до темноты, было решено разделиться и искать животное сразу по нескольким направлениям. Муж пошел к лесу, дети — к прудам, а Марфа отправилась на луг, за которым находились ключи, лог и старое кладбище, где хоронили покойников со всей округи.
Женщина не боялась ночи и надвигающейся темноты. А чего вообще можно бояться в родной деревне? Все ведь друг друга знают, разбойников никаких в здешних местах нет, волки людей боятся, как огня, а самый страшный человек на деревне — Федор, и то он страшен исключительно для своей жены, только когда напьется.
— Рябка! Рябка! — придя на луг, Марфа звала свою корову, но на лугу ее не было.
На лугу вообще никого не было, кроме Марфы да кузнечиков, трещащих в высокой по пояс траве. «Все-таки на пруду, наверное», — подумала Марфа. Луг остался позади, женщина перешла ручей, бравший свое начало из ключей, и отправилась в сторону кладбища.
В этой местности хоронили без надгробий, просто насыпали холм земли, на который сверху клали камень, ставили крест и все. Через год могила зарастала травой, и кладбище целиком и полностью представляло из себя холмистое травянистое поле с крестами, не огороженное никаким забором. Коровы иногда забредали на это кладбище полакомиться сочной травой.
Перейдя лог, в котором уже сгустились ночные тени, Марфа оказалась прямо перед кладбищем. Солнце уже село, но небо еще не поглотила чернота, хотя уже зажглись первые звезды. Наступили вечерние сумерки. Деревьев на кладбище не было, и само кладбище было небольшое. Окинув его взглядом и убедившись, что Рябки здесь нет, Марфа решила вернуться к логу и поискать корову в зарослях кустов.
Повернувшись, она увидела его. Это был мужчина, он стоял от нее на расстоянии всего десяти шагов. Но даже в сумерках было видно, что хоть это и мужик, но явно не человек. Человеком он был давным-давно, когда еще был живым. Сейчас это было жуткое чудовище с раздувшимся телом, отвисшим пузом, багрово-красным лицом и налитыми кровью глазами.
Несмотря на такую внешность, чудовище оказалось довольно шустрым. В два прыжка покойник оказался прямо перед Марфой. Несчастная женщина напугалась так, что сердце чуть не выпрыгнуло от страха, а по спине побежали мурашки размером с таракана. Ноги Марфы стали ватными, и женщина оказалась в буквальном смысле парализована страхом. А через секунду на ее шее сомкнулись ледяные руки мертвеца, на которых вместо ногтей уже давно были когти. Мертвец повалил Марфу на землю и начал душить, насев на нее своей мерзкой тушей.
«Это же упырь, — в ужасе думала женщина, — это упырь». Марфа не могла вздохнуть, упырь сдавливал ей горло, в голове женщины пульсировала кровь и молоточками стучала в висках. Грудь горела огнем, Марфа задыхалась, мир уходил от нее.
Мертвец наклонился к ней и оскалился, женщина с ужасом увидела, что все зубы во рту мертвеца острые, как колья. Марфа на мгновение вспомнила о детях. «Господи, спаси меня», — подумала женщина и через мгновение ощутила, что руки разжались.
Женщина судорожно вдохнула полной грудью. Упырь больше не сидел на ней, он встал и смотрел куда-то за спину Марфы. Туда, откуда появилось белое пятно с рыжими боками. Марфа узнала свою корову, а животное тем временем кинулось на упыря и посадило его на рога.
Упырь красиво перевернулся в воздухе и тяжело шлепнулся на землю, но Рябка не отстала от него. Корова упорно топтала живой труп копытами и колола рогами, да так, что клочки полетели по всему кладбищу. Бросив растоптанную и пропоротую рогами нечисть в траве, корова подошла к своей хозяйке, глядя на нее своими карими глазами. Марфа обняла Рябку, а затем посмотрела в то место, где лежал упырь, но там уже никого не было. Когда вся семья собралась дома, Марфа рассказала о том, что с ней произошло возле старого кладбища.
Уже на следующий день деревенские мужики, вооружившись лопатами, топорами и осиновыми кольями, шли в сторону кладбища. Деревенские жители догадывались, кто мог превратиться в упыря — умерший в прошлом году Степан. Сразу после своей смерти он стал ходить к своей жене. Жена утверждала, что он приходит к ней по ночам и сосет кровь. Вскоре вдова со своими детьми уехала к родственникам в Белоруссию, а вот муженек-упырек здесь остался.
Раскопав могилу, местные жители ужаснулись. Мало того, что тело не разложилось, так еще с трупом произошли страшные метаморфозы. Оно раздулось, стало бордовым, а во рту была кровь. Но и это было не все: люди увидели раны на трупе, раны от коровьих рогов и копыт, живот был распорот, а внутренности вывалились внутрь гроба. Не теряя времени, один из мужиков проткнул тело колом и этим же колом пригвоздил его к земле. Труп захрипел, а люди, стоящие вокруг, перекрестились. После чего тело обрызгали святой водой и снова зарыли. С чувством выполненного долга мужики разошли по домам.
Отныне упырь никого больше не беспокоил. Зло было уничтожено навсегда.