Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЗВУКИ»

20 марта 2013 г.
Эта история передана мне письмом через знакомых. Рассказана она молодым человеком лет тридцати, не пожелавшим назвать свое имя.

---

Музыкой я интересовался всю свою сознательную жизнь, а к окончанию школы имел за плечами несколько лет обучения в музыкальном кружке, где и изучил нотные азы. Именно там я и познакомился с ребятами, мечтавшими создать свою собственную группу, которая способна была бы превзойти популярный в то время (начало 90-х) «Ласковый май». Но, как оказалось впоследствии, из всей этой компании больше всего этого хотел именно я. Работал я тогда, как одержимый, успевая не только сходить в школу, но и самостоятельно, путем нечеловеческого упрямства, учиться играть на гитаре. Естественно, что мое старание заметили преподаватели и начали меня ставить в пример остальным, что очень не понравилось нашему лидеру, который до меня был тут любимчиком. В общем, после недолгих угроз он просто выгнал меня из группы, хотя к тому времени большая часть материала, который мы готовили для альбома, была придумана и написана мной.

В итоге после исключения из команды мне пришлось также уйти и из кружка. И только после того, как я несколько недель не приходил туда, меня вызвал на разговор преподаватель, который расставил все по местам. Как раз в то время мне в руки попала интересная книжка детского писателя Джанни Родари (наверное, многие помнят о мальчишке по имени Джельсомино, обладавшим разрушительным голосом). Меня, конечно, мало заинтересовали бы его фантазии, если бы не один рассказ, в котором говорилось о двух разбойниках, которые, записав пластинку с «психотропной» музыкой, запросто смогли ограбить всех посетителей магазина, которые при этом ничего не могли вспомнить. Меня заинтересовал не сам факт применения подобной музыки — я ничего криминального не замышлял, — а то, как она действует на подсознание. Тем более, что до этого я читал в одной из газет о человеке, который, подбирая различные мелодии, лечил людей. И у меня появилось огромное желание, какое только может быть у парня старшего школьного возраста, его превзойти. Тем более что ноты я тогда уже знал не хуже, чем какой-нибудь выпускник консерватории.

Но на деле это оказалось не так просто. Не зная, с чего начинать, я переписывал различные партитуры, проверял, что-то переделывал. И все без толку. Хотя бывало, что мои сочинения и получались относительно приятными на слух, они не вызывали того эффекта, которого я добивался. Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как я поздно вечером от нечего делать включил телевизор. Там как раз шла передача о методах воздействия на человеческое подсознание. Получив таким образом подсказку, я отправился в библиотеку, где и обнаружил информацию, которая мне на первых порах очень помогла. Однако, если честно, все мои усилия были слишком нудными. Каждую мелодию мне приходилось разбирать по нотам, сравнивать, переписывать и снова проверять. Но тут мне тоже помог случай. К тому времени родители пообещали мне подарить хороший синтезатор, при условии, что я поступлю в ВУЗ. Я условие выполнил, а родители сдержали обещание. А в ВУЗе оказалась хорошо оборудованная музыкальная студия, в которой я увидел, как наигрываемая мелодия тут же отображается на экране компьютера. И никаких тебе проблем с напряжением слуха и записью нот вручную... А поскольку занимался я уже всем этим в одиночку, то и решил приобрести себе компьютер. Чтобы не напрягать родителей, в течение нескольких месяцев я бегал на местную железнодорожную станцию разгружать вагоны кооператорам.

Когда меня пригласили играть в ВУЗовской группе, я согласился. Примерно тогда же у меня появилась девушка, с которой мы проводили много времени вместе. Я тогда почти забросил свое хобби и вел жизнь обыкновенного студента. Но, как это часто бывает, все это было слишком хорошо, чтобы длиться долго. Неизвестно каким образом в наш ВУЗ, да еще в мою группу, попал человек, из-за которого меня в свое время выгнали из кружка. Он не только занял мое место в группе, но и стал обхаживать мою подругу. Причем делал это нагло и демонстративно, хотя и без особого успеха. В итоге мне пришлось уйти из музыкальной группы (хотя вскоре его самого тоже выгнали после того, как он попытался там наводить свои порядки) и большую часть свободного времени просто проводить дома.

Но этот отморозок, которому мешало одно мое существование, не успокаивался. Однажды, когда мы с девчонкой возвращались домой (был уже поздний вечер), он напал на нас со своей компанией. Эти сволочи, будучи в стельку пьяными, сильно избили меня, а мою девушку затянули в ближайший подвал, где по очереди изнасиловали. Утром ее нашли мертвой жильцы дома. Уголовное дело, которое завели по факту убийства, вскоре переродилось в самоубийство, а потом и вовсе заглохло. Как оказалось, в эту компанию входили дети больших начальников, чьи родители просто купили им «железное алиби». Я не помню, как пережил все эти события, похороны. Как только я вышел из больницы, я первым делом обратил внимание на стоявшую в углу моей комнаты аппаратуру...

То ли на меня так подействовали все эти события, то ли, в самом деле, во мне было столько ненависти, но уже первое мое произведение действовало настолько угнетающе, что я поневоле сделал перерыв на несколько дней (иначе можно было сойти с ума). Следующие мои произведения были еще более жуткими по восприятию. А одно из них было просто обыкновенным набором звуков, после прослушивания которых человек в прямом смысле выпадал из реальности. Похожее состояние бывает у наркоманов. Причем, самое интересное, что я действовал практически наугад, не применяя никаких специальных знаний и полагаясь исключительно на свою интуицию.

Поскольку учиться в ВУЗе я уже нормально не мог — иначе мне бы пришлось каждый день видеть эти ненавистные рожи, — я бросил учебу, устроился работать сторожем и подрабатывал на станции у кооператоров. А остальное время экспериментировал с музыкой, пока однажды в ходе подобных проб я не выделил из общей партитуры небольшой фрагмент, который проиграл еще раз. В ходе третьего по счету повтора у меня пошла носом кровь, а с разумом начало происходить нечто невообразимое. Мне просто захотелось выпрыгнуть в окно головой вниз, чтобы это состояние скорее прекратилось. В голове творилось нечто, что невозможно описать словами, разве что сказать — это был настоящий ад. В результате в тот день я жутко напился и весь вечер слушал записи органной музыки. «Отпустило» меня только на третий день.

Уже позднее, когда я полностью пришел в себя, я тщательно закодировал сам файл, его ключ и ключ от ключа. Хранил все отдельно на дискете. Это была вынужденная мера безопасности, поскольку компьютером пользовались и мои домашние. Примерно тогда же я понял, что буду делать дальше.

Конечно, у меня не было хорошей аппаратуры, но изготовить более-менее качественную запись я смог и полукустарным способом — на домашнем магнитофоне. Но прослушивать ее еще раз уже не решался. Так бы она и пылилась у меня на полке, если бы снова не подвернулся случай. Я случайно узнал у своего одногруппника, что у моего заклятого врага примерно через неделю намечается свадьба. Причем, как это ни странно, с лучшей подругой моей девушки.

Домой я прилетел пулей. Быстренько отыскав кассету, без звука перегнал мелодию в компьютер. Затем, зная о музыкальных пристрастиях своих врагов, сбегал в магазин, где приобрел их любимую музыку. Запись тоже перегнал в музыкальный редактор, соединил обе музыки, «отодвинув» свою далеко на задний план, так, что на слух она не воспринималась, и заново переписал кассету. Затем отправился в соседний город, откуда и отправил сей подарок почтой, выдумав обратный адрес. И... стал ждать.

Спустя где-то неделю после свадьбы по городу поползли леденящие душу слухи, которые дошли и до меня. Как я понял, свадьба едва не сорвалась, поскольку, получив мой подарок, парочка не только крепко поссорилась, послушав его, но и прилично подралась. И только по случайности они оба остались живы. Вызванная «скорая» накачала обоих успокоительным. Однако кто-то догадался пустить эту кассету прямо во время свадебной гулянки. В результате чего все сначала передрались, а потом жених, вынув из багажника машины «Калашников», просто перестрелял всех, на кого хватило патронов. Не скажу, что я эти новости смог воспринять спокойно, но, значит, так было необходимо провидению.

Прошло почти полгода, прежде чем я решился добраться до остальных участников этой компании. После потасовки на свадьбе их осталось только двое из тех шестерых, которые когда-то избили меня и убили мою подругу. Остальные погибли. Первого я разыскал в ночном клубе, где, устроившись подсобником на работу, просто подбросил ему кассету в карман куртки. И уже на следующий день мне кто-то рассказал, как среди бела дня в плотном городском потоке новенькая иномарка резко увеличила скорость и на полном ходу врезалась в трал, везущий строительную технику. Причем скорость была такой, что автомобиль, оставшись без крыши (а водитель, соответственно, без головы) и нырнув под трал, вылетел далеко вперед с обратной стороны. Все, кто был свидетелями «выкрутасов» на дороге, единодушно решили, что водитель был, как минимум, в стельку пьян.

Последнего же негодяя мне никак не удавалось выловить, чтобы подсунуть ему пленку. И мне пришлось почти месяц с лишним следовать за ним по пятам. Пока, наконец, однажды вечером он не возвращался домой в дымину пьяным. В темноте возле его подъезда я попросил закурить, а потом просто «подарил» ему кассету, сказав, что на ней то, что ему всегда нравилось. Расстались мы тогда очень большими «друзьями» — я едва отказался от приглашения зайти и выпить «по маленькой». А на следующий день, «случайно» оказавшись возле знакомого подъезда и разговорившись с местными бабульками, я узнал, что этого гада вчера забрали в милицию, где и убили... Как оказалось, он просто начал сходить с ума и ломиться к соседям в двери. А поскольку время было два ночи, те вызвали милицию, которую встретили сумасшедшим сопротивлением. Дебошира едва скрутили. При этом он настолько был пьян, что даже не заметил, как убил одного из милиционеров...

Последующие полгода я невольно вздрагивал, когда раздавался звонок входной двери в нашу квартиру. Мне все казалось, что кто-то разгадал мой страшный секрет (хотя разгадать его практически невозможно — любого, кто прослушал бы эти записи, уже не было бы в живых). Именно тогда я снова вернулся к осуществлению своей давней мечты — писать музыку, которая бы лечила людей. К тому времени я уже имел для этого знания и неплохую базу. А вскоре, получив предложение от американцев, заинтересовавшихся моими исследованиями, я уехал в США, где и живу до сих пор.

Лишь иногда, услышав где-то из приемника во время проигрывания рок-музыки некоторые знакомые сочетания нот — фрагментов той адской мелодии, — я невольно вздрагиваю. Тем более что те из музыкантов, кто случайно включил это нотное сочетание в свои произведения, очень часто попадали в психиатрические лечебницы. А некоторые — реальный факт — закончили свою жизнь самоубийством... Так что не дай Бог кому-нибудь из них воспроизвести эту музыку целиком!».
♦ одобрил friday13
19 марта 2013 г.
Как-то вечером, когда уже смеркалось, я возвращался домой через кладбище. Оно у нас немаленькое, через его середину идёт дорожка асфальтированная, которая, доходя опять-таки до середины, пересекается с такой же дорожкой. Таким образом, посреди кладбища образуется перекресток. Дошел я до этого перекрестка и вдруг услышал какой-то звук справа — странный такой, как скрежет со свистом. Повернул голову, посмотрел вдоль боковой дорожки и на фоне еще чуть светлого неба увидел силуэт человека, который быстро приближался ко мне. Меня прошиб пот, так как этот человек быстро перемещался, но при этом как бы висел в воздухе и не двигал ногами, вытянув носки к земле, да еще звук этот... Произошло всё очень быстро — прежде чем я успел что-то предпринять, силуэт вдруг пропал. Но звук остался, а через несколько секунд я увидел, как закрывается калитка на одной ограде. При этом там, естественно, никого не было. Ветра, который мог шевелить калитку, тоже не было. Я вылетел с кладбища пулей и больше вечерами там не ходил.
♦ одобрил friday13
У нас с нашим домом какая-то чертовщина творится. Живем за городом — родители после того, как съехались, продали одну квартиру и купили частный дом. Не особо новый, лет сорок ему уже есть. Все в доме хорошо, только подвал был страшноватый — вся проводка там постоянно перегорала и коротила, так что света там не было. Постоянно из него тянуло какой-то затхлостью, иногда даже тухлятиной. Мы там находили кучу трупов мышей и иногда даже крыс, но все списывали на то, что они туда падали, не могли выбраться и дохли от голода. Подвал представлял собой идеальную бетонную «коробку» — все стык в стык, никаких нор нет, так что если кто туда попадал из зверья, то точно без шансов выбраться. У нас там кошка как-то свалилась туда, так она такой дурниной завывала, пока мы ее не достали — сама явно выпрыгнуть не могла. В подвал, кстати, есть два входа — люк в кухне под столом (им не пользуемся, так что лестницы от него не было) и ещё один люк в прихожей. Мы сначала начали в подвале хранить еду и старую одежду, но еда там быстро портилась, а вещи отсыревали и превращались в хлам. Мать считала, что это из-за плесени, которая там на стенах из-за отсутствия вентиляции расплодилась.

В общем, когда меняли настил пола, решили, что нам этот подвал не нужен. Заливать его бетоном не стали, просто положили сверху новый пол во всех комнатах, уже безо всяких люков, так что подвал был наглухо замурован. Приехали через неделю после настила, поставили мебель обратно, вечером легли спать. Родители спали на втором этаже, а я — на первом. И вот слышу сквозь сон какой-то скребущийся звук, как будто кто-то водит чем-то железным вроде ножа или гвоздя по камню. Долгий такой, непрерывный звук. Причем то где-то далеко (я сначала даже подумал, что это на улице — у нас хватает соседей-алкашей, так что черт знает, чем они там развлекаются), а то совсем близко. И тут сон слетел: я понял, что звук раздается в моей комнате. Приоднялся на кровати, смотрю в темноту и в то же время жуть как хочу закрыть глаза, накрыться одеялом и малодушно делать вид, что ничего не происходит...

А звук точно в моей комнате. Только через пару секунд до меня дошло, что он доносится из подвала. Как будто кто-то по потолку подвала чем-то железным водит. Высота подвала — где-то два метра, так что надо или иметь очень большой рост, или что-то вроде палки, чтобы так царапать потолок.

Мне стало жутко. Свет включил — звук продолжается, только теперь в другом конце дома. Подвал-то почти непрерывный был, только с поддерживающими столбами в двух местах. И до пяти утра кто-то там скребся, а я сидел и как маленькая девочка боялся слезть с кровати или выключить свет.

Наутро рассказал родителям. Те сначала посмеялись, но я был довольно убедителен, так что отец решил заночевать в гостиной на диване на первом этаже, чтобы доказать, что я просто всё придумал себе.

В полпервого ночи «скреб-поскреб» вернулся. Теперь он там точно фигурным катанием на потолке занимался. Причем иногда отчетливо было слышно, как что-то железное стучало по бетону. Отец был посмелее, так что он даже ухом прилег на пол. Говорит — точно из подвала звук.

Стали думать — что это? И как достать? Думали даже, что, может, каким-то неведомым образом туда провалился кто-то из пьяных соседей, мы его не заметили, и он теперь там страдает. Но мы неделю после завершения работ отсутствовали, он бы не выжил там. Вскрывать пол — это будет стоить больших денег. Да и... надо признаться, никому не хотелось проверять, что там такое царапается.

В общем, я теперь туда стараюсь пореже ездить, предпочитаю в городе в квартире жить. А отец говорит, что оно исправно каждую ночь беснуется снизу уже второй месяц. Причем, когда отец там один ночует (смелый человек, серьезно), то оно начинает даже не глубокой ночью, а иногда часов в восемь уже наглеет (или это оттого, что темнеет рано). Еще отцу кажется, что оно в одном углу, который под большим старым шкафом, как-то особенно часто скребется, как будто понемногу проделывает себе путь наверх...
♦ одобрил friday13
10 марта 2013 г.
Автор: LPS SJ P-Y

Эта история произошла на самом деле и продолжается до сегодняшнего дня. Да-да — именно до сегодняшнего. Сегодня по календарю 8 марта 2013 года, а началось все примерно месяца два назад — в январе.

Я работаю на производстве. Не буду уточнять, на каком, могу сказать только, что это связано с оружием, и что производственный бокс находится на окраине города рядом с лесом. Так вот, у нас есть такой рабочий момент, что наш коллектив по очереди остается на ночь топить котел, дабы вся система отопления зимой не промерзла. Ну и, чтобы время не терять, заодно работаем и охраняем наш цех.

И вот пошёл я работать в ночь с 3-го на 4-го января. Пришел, налил чаю (не могу без чая работать), поработал где-то с семи до одиннадцати часов вечера, а потом позвонила моя девушка — я обычно с ней разговариваю часов до трёх ночи, а потом слежу за котлом и работаю дальше. Начали болтать, как обычно, я сидел на кресле — и вдруг слышу, что начал работать дверной звонок в соседнем боксе. Дело в том, что рядом с нашим цехом находится еще одна фирма, но начальник у них тот же, что у нас, и его личный офис находится в нашем боксе, но он всегда заперт.

Так вот, начал работать звонок, а звонок там дистанционный, дешевый, на батарейках. Мелодия звонка такая, как на вокзале или в метро, что-то вроде той, что сопровождает объявление: «Осторожно, двери закрываются». Батарейки уже сели, и поэтому звучал звонок протяжно и заунывно. Я особо не обратил на это внимание — пусть звонят, это не ко мне. Подруга спросила, что у меня происходит. Я ответил, что кто-то в соседний бокс звонит — а звонили так, будто звонок зажали и не отпускали, и продолжалось это минут пятнадцать. Потом все прекратилось. Я успокоился и начал дальше говорить со своей родной.

Закончив разговаривать, я поработал и сел в кресло отдохнуть. Слышу — опять начали звонить. Жду, когда успокоятся, но нет — прошло минут пятнадцать, а ночной посетитель все звонит и звонит. «Странно», — подумал я, и тут же звонок прекратил работать. Если честно, то мне было страшно — горит одинокий фонарь над боксом, а вокруг темный лес. Я не из робкого десятка, но в тот день почему-то побаивался выйти на улицу.

Вдруг слышу — в наши ворота стучат. А у нас вход в бокс — это огромные ворота, в них маленькая дверь для того, чтобы люди входили (такие обычно на гаражах стоят, а у нас в цеху). Стучат так тихонько, будто осторожно, как будто боятся спугнуть. Наш персонал, состоящий из мужиков, обычно долбится так, что чуть ворота не выламывают, а тут так совсем тихонько постучали — но я услышал. Подхожу к воротам и говорю:

— Кто там?

В ответ тишина. Я повторил вопрос, только голос погрубее сделал, басовитее:

— Кто там?!

Опять тишина. Ухом прислонился к щели, но не услышал ни шагов, ни дыхания. Думаю, что это странно как-то — ведь стук-то продолжается. И вдруг я услышал, как прямо по тому месту, куда я прижался ухом, по железным вратам провели чем-то острым. Звук был такой, как в «Кошмаре на улице Вязов», где Фредди Крюгер всех перчаткой с ножами пугает.

И вот тогда я действительно испугался. Начал себя успокаивать, что я окружен бетоном и железом, и никто ко мне не подберется. Но страх всё равно был жутким, и я ощутил, что он на самом деле бывает липким — меня будто желе обмазали, и оно по мне медленно стекало.

Часам к семи утра все прекратилось, стучаться перестли. Я рассказал эту историю начальнику и коллективу. Начальник посмотрел записи камер наблюдения, но никого снаружи не было — ни машин, ни людей. Зато остались следы у ворот — такие, что хоть в аквалангисты топай или зимой без лыж катайся. У наших сотрудников ни у кого такого размера ноги нет.

После этого я дежурил еще три ночи, и каждый раз одно и то же. Мне не нравится, что этот «кто-то» ни к кому, кроме меня, не приходит: ни у одного человека из нашего коллектива не было ни звонков в дверь, ни стука в ворота, ни следов. И меня это просто убивает.

Сейчас время 23 часа 57 минут. А звонок уже звенит. И, если честно, то я боюсь еще одного: вдруг этот «кто-то» или «что-то», когда я в очередной раз спрошу, кто находится за воротами, ответит мне?..
♦ одобрил friday13
4 марта 2013 г.
Девять лет назад мы с матерью переехали к отчиму и его маме (моей названной бабушке). Была она добрейшей души человеком — общительная, добрая и веселая женщина. Но она очень тяжело болела, была прикована к постели — причиной тому послужили постоянные простуды, которые она перенесла в военные годы. Моя комната находилась возле её спальни, и часто по ночам я слышала её тяжелое дыхание. Со временем к этому я привыкла и стала даже более крепко засыпать под него.

Прошло время, бабушка умерла. В моей памяти остались только хорошие воспоминания о ней, тяжело было терять такого человека. Прошло еще немало времени, скорбь приутихла. Вроде бы все хорошо, но было одно «но»: приходя из школы в пустой дом (я возвращалась раньше всех), я стала слышать знакомый звук, который меня безумно пугал. Это было бабушкино дыхание, которое я раньше часто слышала по ночам. Я сначала ссылалась на «показалось», но потом стала слышать дыхание каждый день. Родителям я не стала ничего говорить, так как знала, что они не поверят.

Однажды мы с моей подружкой, как обычно, сидели у меня в комнате, играли, разговаривали. Я осмелилась рассказать Женьке об этом. Она посмотрела на меня ошалелыми глазами и промолчала. Тогда я поняла, что Женька мало поверила в эту историю. Посидев еще с полчаса, она засобиралась домой. Только мы собрались выходить за дверь моей комнаты, как вдруг наш веселый галдеж прервало то самое дыхание. Мне уже не было страшно, чего не скажешь о Женьке. Она схватила меня за руку и потащила в коридор...

Вскоре все прекратилось само собой — а может, я попросту перестала замечать это. Сейчас я иногда вспоминаю о этом, и до сих пор становится жутковато.
♦ одобрил friday13
6 февраля 2013 г.
Эта история произошла со мной. Рассказ будет сумбурным, поскольку в памяти мало что сохранилось.

Когда я была совсем маленькой (даже в школу не ходила), то спокойно спала в отдельной комнате, но потом почему-то (почему — не помню) стала бояться темноты и спать одна уже не могла. Когда мне было лет девять или десять, мама решила меня научить самостоятельности: всё, дочка, теперь ты у нас будешь учиться спать одна и без света. Я согласилась. Мама ушла в гостиную, а я осталась в спальне. Первую ночь я спала спокойно и утром очень гордилась собой. Безмятежным мой сон был ещё ночь или две, а потом начались неприятности.

Когда я уже начала засыпать, меня разбудил странный звук. Я резко проснулась и вытаращилась в темноту. Некоторое время я лежала, вслушиваясь. Когда я готова уже была успокоиться и подумать, что мне померещилось, звук повторился. Это был какой-то громкий стук. У нас в спальне рядом с кроватью стояла тумбочка, которая днём была набита постельным бельём. Так как была ночь, она пустовала, и звук, судя по всему, шёл из неё.

В тот момент я поступила, как человек действия: вместо того, чтобы дрожать, закутавшись в одеяло, я включила светильник и поднялась с кровати. Встав напротив тумбочки, я готовилась бежать или обороняться. Свет был не сказать, чтобы особенно ярким, но всё-таки он был и, по моему разумению, должен был пресечь поползновения любых чудовищ, даже тех, что живут в тумбочках. И я похолодела, когда поняла, что это не так.

Тумбочный монстр, видимо, оказался достаточно сильным, чтобы развивать деятельность даже при свете. Странный стук повторился, более того, он стал ещё громче. Теперь было отчётливо слышно, что похож этот звук на тот, какой получается, когда чем-то острым стучат и скребут по деревянным стенкам. Причём скреблись и стучали не ритмично, а с интервалами, словно обитатель тумбочки делал иногда передышку и задумывался, стоит ли продолжать. В итоге он продолжал — скрёб-поскрёб, тук-тук, — а я стояла и таращилась на тумбочку немигающим взглядом. В один из таких «перекуров» я попыталась представить, что бы это могло быть. И мне представились когти. Вовсе не какие-то там ужасные — большие, в клочках мяса жертв, — а просто когти. Тупые, скорее всего. Я смотрела на тумбочку, но оттуда не вылезали никакие бабайки, и в моей любознательной голове даже взыграл азарт исследователя: а не открыть ли и не посмотреть, что (или кто) там внутри... Но в этот момент в тумбочке застучали раза в два чаще и сильнее, и идея сразу вылетела у меня из головы. А потом раздался длинный звук прошедшегося по стенке тумбочки острого предмета. Тут-то мои детские нервы не выдержали, и я подорвалась из спальни — не бегом, но быстрым шагом. Когда я шла в гостиную, к маме, у меня не было чувства, что тварь за мной гонится или идёт по пятам, нет. Скорее уж она затаилась в своём убежище и ждала моего возвращения.

Мама показала себя отличным психологом. Она расписала мне, какое у меня могучее воображение, я наверняка всё это придумала, а если и нет, то это были соседи, а даже если не соседи и там правда что-то (или кто-то) есть, то вот тебе молитва на листочке («Отче наш») — прочитай её, и всё будет хорошо.

Я так и поступила. Испытав сильное облегчение и уверенность в своей безопасности (всё-таки в маме погиб психолог), я уснула, однако ж свет не потушила, страх темноты был слишком велик.

После этого замечательного события попытки приучить меня спать одной сошли на нет. Собственно, я до сих пор не могу спать одна в комнате при выключенном свете, только со светом ещё как-то справляюсь. И на ночь всегда молюсь (верующим человеком себя не назову, но мало ли что, лишним не будет).

Ах да — я тут сижу, печатаю, а несколько дней назад наблюдала, так сказать, слабый отголосок. Я, неудачница эдакая, осталась зимовать во время каникул в общежитии — сессия, а у меня ни одного зачёта автоматом. Счастливицы-соседки уехали, я же сижу одна ночью в комнате и изучаю билеты. Освещение слабое, из четырёх лампочек горят две. И в тот вечер в тишине раздалось негромкое, но очень отчётливое поскребывание откуда-то из угла (между прочим, этот угол примыкает к лестнице, и оттуда ничего, за исключением топота и мата, звучать не должно, особенно в три часа ночи). К счастью, я уже не первый раз сидела вот так в одиночестве и привыкла к такой атмосфере, иначе точно перепугалась бы. Звук-то был такой, будто деликатно так коготком провели...
♦ одобрил friday13
4 декабря 2012 г.
Это было давно, лет 12 — 13 назад. У меня ночевал мой племянник Миша на пять лет меня младше. Мы спали в моей комнате — я на диване, а он на полу. На ночь я рассказывала ему истории про динозаврика по имени Пальцехрумчик (племянник увлекался динозаврами).

И вот я рассказываю, фантазирую на ходу, придумывая приключения динозаврика. А сама слышу, что за окном кто-то ходит, травой шуршит тихонечко. Пошуршит — перестанет. Тишина. Потом снова.

Собака? Рассказываю, внимания не обращаю. Уйдёт сам, если это собака — но тот не уходит. И звуками не напоминает собаку — ни дыхания, ни поскуливания, ни рычания. Если бы еда какая там валялась, то собака не стала бы молча эту еду кушать. Человек? Но что ему под окнами делать? Зачем таиться?

Прошло навскидку минут двадцать, а нечто за окном всё продолжало еле слышно травой шуршать. Я шепотом сообщила об этом Мише. Он прислушивался, но сначала ничего не услышал. Потом потом, когда шорох стал немного сильнее, он тоже услышал его. Тогда я, не в силах больше терпеть эту таинственную особу за окном, решила встать с постели и поглядеть, кто там шарахается в столь поздний час (было уже за полночь).

Миша вдруг меня остановил, шепотом сказав: «Ложись, не смотри!». Шторы были задёрнуты, но между ними была узкая полоска, через которую было видно улицу. Но видно Мише, а не мне — я лежала сбоку от окна.

Увидев его испуганное лицо, я не стала заглядывать за штору. Мы уснули. Он даже не просил историю про динозаврика продолжать.

Следующим днём я его спрашивала про ночного гостя. Он вначале не хотел говорить, а потом сказал, что ему показалось, будто за окном чьи-то красные глаза мелькнули. И как раз их он видел через щель между шторами...
♦ одобрил friday13
4 декабря 2012 г.
В 1996 году мы переехали с родителями в новую квартиру — совершенно новый дом, недавно сданный. Стояло лето. Пока я не обзавелась новыми друзьями, гуляла одна. И однажды нашла в песочнице небольшое (с женскую ладонь) распятие, к которому снизу был припаян клинок перочинного ножа. Распятие служило как бы ручкой ножику. Принесла маме, она сказала мне выбросить эту вещь. Причем срочно и не в ведро, а в окно, да еще и в сторону, а не прямо напротив окна. Я вышла из зала в лоджию, открыла деревянную раму и сделала так, как велела мама. Она еще заговор короткий мне продиктовала, но я не запомнила его точно, поэтому произнесла только то, что запомнила. Закрыла окно, а дверь из зала в лоджию не закрывала и осталась рисовать в зале. Тогда как раз наступал вечер, садилось солнце, и постепенно темнело. Из кухни еле слышался звук телевизора, а я рисовала, сидя прямо на полу, спиной к лоджии. И вдруг услышала стук в стекло на лоджии, довольно громко и отчетливо — два удара в стекло. Я побежала к маме и рассказала ей. Стало, конечно, не по себе — ведь мы жили на 6-м этаже...
♦ одобрил friday13
30 ноября 2012 г.
Автор: Юля

Я живу в нашей нынешней квартире вместе с родителями около трёх лет, но ничего странного и уж тем более страшного не происходило с нами до определённого момента. Мы живём на 4-м этаже, наверху живут соседи, которые постоянно ругаются, кидаются тяжёлыми предметами, плачут, кричат и т. д. Сначала я не обращал на это внимания, но потом у меня началась бессонница, и я часто слышал по ночам, как в этой квартире наверху кто-то тихонько плачет, как маленький ребёнок. Если честно, меня это начало раздражать. Я спросил у отца, кто там живёт. Он ответил, что точно не знает, но вроде как отец, мать, и у них есть ребёнок, но сколько лет ему, он не знает. Я подумал, что ребёнок маленький, вот и плачет, а родители пьяницы. Потом днём я начал замечать, как у соседей ругаются взрослые — такое ощущение, что дочь с матерью ругаются, — потом падает что-то тяжёлое, и всё затихает. А по ночам опять слышен тихий плач.

Как-то раз я остался дома один на две ночи, родители уехали на дачу. И тут началось. ВЕСЬ день наверху топали и бросались чем-то — я слышал только крики, слов не было. Ночью я, естественно, не спал, мне поднадоело это, и я решил сходить к соседям на их этаже, чтобы мы вместе к ним постучались. Я поднялся наверх и позвонил в соседнюю от этой квартиры дверь. Мне открыла старенькая бабушка. Я извинился и спросил, не надоел ли ей этот шум и гам. Она тяжело вздохнула и сказала: «Проходи, сынок, расскажу тебе кое-что». Я зашёл, сел за стол, бабуля налила мне чаю и стала рассказывать.

Где-то в середине 90-х в этой злосчастной квартире жила тихая и счастливая семья — мать, отец и маленький ребёнок. Когда девочке исполнилось 7 лет, у матери умерла родная сестра, а у неё осталась 17-летняя дочь — бунтарка, тусовщица, пьёт, курит и «шалавится», простите за выражение. Им пришлось взять её к себе. Они постоянно ссорились. Как-то в очередной раз девушка пришла домой пьяная. Все уже спали, кроме маленькой девочки. Она встретила её радостно и позвала спать. Но девушка была в ярости непонятно почему и оттолкнула с силой ребёнка — вроде «уйди с дороги, мелкая». Девочка упала и ударилась об острый угол. Она пролежала в коме около 4 дней, а потом умерла. Отец и мать не знали себя от горя, а старшая девушка долго не появлялась в квартире, но потом вернулась, опять же пьяная. В итоге мужчина от злости избил девушку, и та умерла. Мать от горя спрыгнула с 12-го этажа, а отец спился и повесился. Но души их, видимо, не успокоились, и вся эта канитель продолжается до сих пор...

Я поблагодарил бабушку и ушёл домой, пребывая в шоке. Рассказал родителям, и мы, собравшись всем подъездом, вызвали батюшку. Он освятил ту злосчастную квартиру. С тех ничего там вроде не происходит, но переехать туда пока никто не решился.
♦ одобрил friday13
27 ноября 2012 г.
Эту историю рассказал мне один знакомый. Сам он в нее не верит и считает выдумкой своего деда, но мне было немного жутковато.

В молодости дед этого парня жил где-то на севере и работал трактористом на лесозаготовках. Работа шла вахтами: бригаду на 10 дней завозили на делянку, а потом на 4 выходных отвозили в поселок. В выходные дни на делянку привозили сторожа, который охранял оставленную технику и жилой вагончик с вещами.

Как-то раз мастер, приехав за бригадой, сообщил, что сторож заболел, а замену найти не успели. Уговорили остаться тракториста, как не семейного и самого молодого.

Первые двое суток прошли спокойно. По ночам на площадке раздавались шорохи, но парень думал, что это лисы объедки собирают, и спокойно дремал в вагончике. Он справедливо рассудил, что припозднившиеся грибники давно бы постучались в вагончик, а воры пешком не придут (будет слышен шум мотора), ведь поселки расположены неблизко. Запчасти от тракторов тяжелые, топливо разлито по неподъемным бочкам. Да и если начнут технику разбирать, то шум будет на всю округу...

И вот настала третья ночь. На улице послышались уже привычные шорохи. Стало прохладно. Тракторист затопил печь-буржуйку и закрыл дверь на щеколду изнутри, чтобы не приоткрылась ночью и не выпустила тепло. Он уже было задремал на лежанке, как вдруг вагончик подкинуло, как при быстрой езде подкидывает машину на ухабе. Парень вскочил и осветил помещение фонариком: вроде все нормально, и посуда со стола не попадала, хотя при таком прыжке должна была упасть. Он не нашел никакого разумного объяснения, а решил, что это ему просто показалось в полусне, тогда он снова прилег.

Очевидно, в этот раз парень заснул основательно, потому что открыл глаза только с рассветом. Перепугавшись, что мог проспать воров, он стал обуваться, чтобы выйти и проверить технику на площадке. Одного сапога почему-то не было. Он перерыл весь вагончик, хотя и так знал, что оставил обувь на полу возле лежанки. Почему-то первой мыслью, пришедшей ему в голову, было: «В кабине трактора лежат запасные сапоги, надо как-то допрыгать до них по развороченной глине и переобуться». Он кое-как добрался до трактора, и тут до него дошел смысл произошедшего — ведь он был один в запертом изнутри помещении, да и с утра оставался заперт; куда тогда делся сапог? Его охватила паника. Хрупкая по сравнению с вагончиком кабина трактора почему-то показалась более надежной. Он быстро запрыгнул внутрь, кое-как забаррикадировался, лег на пол и накрылся курткой.

Вскоре послышался шум подъезжающей машины — пришлось поднять голову и глянуть через стекло: оказалось, что это привезли бригаду. В присутствии людей стало спокойнее. Тракторист вышел, подошел к мастеру и спросил, почему бригаду привезли на день раньше срока. Мастер удивился и сказал, что прошло 4 дня, как и положено. Еще больше мастер удивился, когда увидел, что парень совершенно трезв, а задает такие вопросы.

Немного позже тракторист рассказал остальным рабочим о пропавшем сапоге, но те посмеялись над ним и сказали, что это «белочка» приходила и утащила обувь. Тем не менее, факт остался фактом: сапог исчез бесследно и целые сутки «выпали» из жизни человека.

Кое-как отработав эту вахту, он перевелся работать на пилораму и никогда больше не ночевал в лесу.
♦ одобрил friday13