Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЖИВЫЕ МЕРТВЕЦЫ»

29 марта 2013 г.
Эту историю мне рассказала моя невестка. Произошло это больше десяти лет назад, ей тогда было 15 лет. Жила она со старшей сестрой, четырехлетней племянницей и отцом. Последний работал водителем и часто уезжал в рейсы. Получалось, что дети фактически жили с сестрой. Та уже успела выйти замуж, пожить отдельно, развестись и вернуться в отчий дом с дочкой. Мать моей невестки к тому моменту уже три года как умерла. Она очень тяжело болела, потом у неё обнаружили рак, лечить было уже поздно. Конечно, для них это была страшная потеря. Моя невестка рассказывала, что её мать была хорошим человеком, и что они все ее очень любили. Дальше буду излагать от лица невестки саму историю.

«Было обыкновенное утро — осень, пасмурно. Сестра уже уехала на работу, а я собиралась в школу и попутно должна была отвести племянницу в детсад. Мы были уже в коридоре, почти оделись, и тут раздался звонок в дверь. Я, конечно, удивилась. Глазка не было, и я спросила: «Кто там?». Тишина. И тут племянница, указывая на дверь, сказала: «Там тетя!». А она у нас, как многие дети в этом возрасте, видела то несуществующих дядь, то кошку, то просто говорила: «Он на меня смотрит». Мы, естественно, отвлекали её или говорили, что всех сейчас прогоним.

Но в то утро мне стало не по себе. Я понять не могла — она что, через дверь видит?.. Опять раздался звонок, и меня начал сковывать страх. Я на несколько шагов отошла от двери и встала. Меня слегка трясло. Племяшке показала жестом — тихо, молчи. А она мне шепотом: «Там тетя, она страшная», — и собралась заплакать. Я ей просто поверила. Схватила зонт и закричала: «Пошла вон, не пущу!». И тут услышала отчетливо шаркающие, удаляющиеся шаги...

Мы живем на 9-м этаже, и из квартиры шум лифта слышен хорошо. Через какое-то время я услышала, как лифт поехал вниз с остановкой на 8-м этаже. Я подошла к окну в состоянии, близком к лихорадке. Окна выходят во двор, и я стала наблюдать за дверью подъезда. Сначала вышел сосед с 8-го этажа. А за ним по лестнице стала медленно спускаться женщина. Пошла по двору в сторону дороги. Я оцепенела, слыша стук своего сердца. На женщине было мамино серое платье, в котором её хоронили, и, главное, походка была ёё, прихрамывающая — я бы её ни с чем не спутала!

Вдруг женщина остановилась, обернулась и стала смотреть вверх. Мне показалось, что она меня видит. Лица я разглядеть не смогла — слезы мешали. Не выдержав, я села на корточки. Из ступора меня выдернула племяшка — она дернула меня за рукав со словами: «Мы идем в детсад?».

В тот день я никуда не пошла, к двери не подходила вообще, мне было страшно. Сестра мне поверила — съездила в церковь, сделала все, что нужно. Мы и помянули, и на кладбище ездили. А племяшку я как-то раз потом спросила как бы между прочим: что за тетя, мол, где ты её видела? А она мне ответила: «Так она рядом с тобой стояла, страшная, худая...».

Больше я ни о чём её не спрашивала. Мне хватило. Слава богу, что я не открыла дверь...».
♦ одобрил friday13
Мало кто задумывался над тем, что может происходить в подвальных помещениях городских больниц. «Как что? Морги же там!» — скажете вы. Или складские помещения. А может, там проводятся безумные, противные природе опыты над людьми? «Ха, да такое же бывает только в кино!» — будет ваш ответ. Но если посмотреть с другой стороны, не снимают ли эти фильмы для того, чтобы честные граждане только и думали, что всякого рода доктора Франкенштейны не более, чем фантазия?

Нужно быть оставленными всеми богами, чтобы думать, что наука и государство способны отказаться от тех благ, что могут принести так называемые «противозаконные» опыты. Само собой разумеется, что никто открыто об этом не заявит, а этот ужасный факт будут всячески скрывать. Для честного человека это будет звучать отвратительно — как можно использовать людей против их воли ради каких-то научных целей? Ещё старик Кант сказал: «относись к человеку всегда только как к цели, и никогда как к средству».

Я не хочу выступить с оправданием людей, проводящих подобные опыты, просто замечу, что крупные прорывы в медицине после Второй Мировой войны были в тех странах, которые сумели завладеть медицинскими исследованиями нацистов. В Союзе подобные опыты, кстати, тоже проводились. Все видели отвратную полнометражку «Секретных материалов», что вышла в две тысячи восьмом? Поясню, там злодеями были доктора, подпольно проводившие пересадки голов. А все ли знают, что подобные эксперименты проводились ещё в шестидесятых в Советском Союзе? Имени доктора я уже не помню, но суть была в том, что он пересадил голову щенка его матери. Животное прожило несколько часов, после чего скончалось. В правительстве тогда эти опыты не приняли всерьёз — доктор покончил с собой, а исследованиями завладели американцы. Вот они сумели пересадить обезьянью голову, а где удались опыты на обезьяне, там скоро повторят эти же опыты на человеке.

Ей-богу, мне страшно представить, как такие опыты проводятся на нашей Родине! И говорит во мне не моральное чувство, а ужас перед безалаберностью русских людей. Вспоминается история с одной больницей, в которой медицинские отходы выбрасывали прямо на свалку — ошмётки кожи, мышц, куски пищеводов, желудков, сердца — всё это ели бездомные собаки, а потом, привыкнув ко вкусу человеченки, стали нападать на людей. Не удивлюсь, если из тайных лабораторий случались побеги «экспериментального материала» — какие-нибудь гибриды человека и крысы, рыскающие по помойкам в поисках пропитания.

Долгое время сам я относился к подобного рода историям как к глупым выдумкам, годным лишь для развлечения, пока сам не стал героем одной из них.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
24 февраля 2013 г.
Поехал я как-то раз с друзьями ночевать на Новосибирское водохранилище. Приехали, приготовили шашлыки, палатки поставили, поплавали... Наступил вечер, мы сели у костра и стали страшилками баловаться. Мой друг Саша стал рассказывать легенду про парня, который утонул в этих местах и теперь время от времени появляется на берегу и пугает отдыхающих. Естественно, никто ему не поверил.

Ночью я спал в палатке со своим псом Тайсоном. Ночью бедолаге приспичило в туалет, и он стал меня будить. Я встал, открыл палатку и вышел прогуляться с Тайсоном. Пёс справил нужду и куда-то убежал. Я стал ждать, когда он вернётся. Вдруг вижу — по берегу идёт мужчина. Шатаясь, он подошёл ко мне и весьма невнятно попросил закурить. Я резко сказал, что не курю (от мужчины несло каким-то очень неприятным запахом, но это был явно не перегар). Тот отвернулся и пошёл в море. Нырнул, и всё. Я стоял ещё минут двадцать, а он так и не показался, хотя ночь была лунная, и я точно увидел бы, как он вылезал из моря обратно. Мне стало жутко, но тут прибежал Тайсон, и я вместе с ним залез обратно в палатку.
♦ одобрил friday13
19 февраля 2013 г.
Морг. Зима. Время — ближе к полуночи. Сидим у себя в комнатке я и патологоанатом Василий. Выпиваем, закусываем, телевизор смотрим, ну и общаемся при этом, конечно же. Звонок в дверь — это означает, что в наше скромное царство пожаловал новый труп. Открываю дверь. В этот раз нашим «клиентом» оказался мальчик-беспризорник лет десяти. Замерз.

Приняли мы его со всеми почестями, положили на каталку около двери, поскольку в холодильниках места уже не было, накрыли одеялами, которых у нас там валялась куча — от привезенных покойников. Мне сразу в глаза бросился деревянный крестик, который мальчик сжимал в руке. Разжать ручонку было невозможно, поскольку он уже сам по себе окоченел, да тем более и замерз. Так что я оставил все, как есть, и пошел дальше к Василию продолжать праздник души и тела. Рассказал ему о новоприбывшем и о крестике. Вася сказал: «Вот как ребенок за жизнь цеплялся, крестик сжимал, у Бога просил, чтоб в живых оставил». После этой фразы мы с ним оба задумались. Вася продолжил: «Да я вот так же, как он, все детство по улицам да по детдомам — как в живых остался, сам не пойму. Давай за сирот выпьем». Я согласился с предложением. Выпили.

Все, что происходило дальше, мы списали на паленую водку, но все же так и не поняли до конца — действительно только ли водка виновата?

Вася пошел поглядеть на мальчишку. Минут пятнадцать его не было, и я пошел посмотреть — думал, что он упал где-нибудь и лежит, как всегда. Но Вася стоял около каталки, смотрел на нее очумевшим взглядом и сказал мне: «Колян, я не понял, а где пацан-то?». Я глянул на каталку — никого на ней нет! Только деревянный крестик лежит и одеяло. Мы с Васей люди закалки ого-го, поэтому этим нас было не напугать. Ну что делать, пошли искать по моргу «беглеца». Не могли же крысы его украсть.

Зашли в комнату, где, собственно, трупы вскрываем. Оглядели. Никого, кроме трех трупов на столах. Хотели уже уходить, как тут Вася крикнул: «Да вон он! Под столом!». Я присмотрелся — и действительно, из-под мраморного стола на нас с Васей своими большими глазищами смотрел ребенок.

— Ты что, живой что ли? Пацан, иди сюда, мы не обидим, — заговорил с ним Василий. — Колян, ну скажи же, чего ты молчишь...

Тут в комнате, где мы сидели до этого момента, открылось окно (точнее, звук такой был). Пошли посмотреть, в чем дело. Да ничего — все закрыто. Все на месте. Возвращаемся обратно, а мальчишки-то под столом нету! Побежали к каталке опять. Крестика нет!

— Эй, пацан, я уже старый, чтобы в прятки играть, давай иди сюда! — уже озлобленно проворчал Вася.

Тут я почувствовал что-то холодное в своей руке. Оглядываюсь — стоит этот мальчик и за руку меня держит, весь бледный, синий, холодный, ну труп стопроцентно, невозможно ошибиться! Трупные пятна уже пошли на тех местах, на которых он лежал. Я отскочил, как ошпаренный, от него с криком: «Чур меня!». Мальчишка опять исчез.

Мы вышли на улицу покурить и проветриться, поскольку подумали, что мы перепили. Стоим, курим. Замерзли уже. Пошли обратно, с неохотой, конечно, а что делать... Заходим в свою комнатушку. На столе нашем лежит крестик этот деревянный. Начали везде лазить, искать, собственно, обладателя этого крестика. Опять звонок в дверь. Подхожу, открываю. Никого. Думаю, ну все, бросать надо пить. Только отошел, опять звонок. Опять открываю, опять никого...

В общем, раз пять вот так игрался с нами этот сорванец, пока мы с Васей не протрезвели уже вконец и не начали скулить в голос. Слышим — в комнате, где трупы лежат, звук такой, как будто инструменты все полетели со стола на пол. Залетаем — и правда, всё валяется. И... нет трех трупов. Ну, тут мы со всей своей закалкой ого-го испугались не на шутку. Вася взял самый здоровый свой тесак и начал кричать: «Выходите сейчас же, я за себя не отвечаю!». Пока мы крутились на одном месте, послышался детский смех где-то в углу — там, где стояли шкафы с растворами и инструментами. Пошли проверять. Вася, как в боевике, открыл с размаху шкаф. Кроме банок с формалином, никого там не было. Смех уже слышался из другого угла, где письменный стол стоял. Я рванул туда. Заглянул под него — никого. Оборачиваюсь — пацан стоит этот же, только теперь он на руках какой-то сверток держит, вроде как ребенок, и плачет сам. Я крикнул Васе, но в этот момент мальчишка исчез опять. Все это, конечно прекрасно, но где три трупа-то? С этими мыслями мы решили, что лучше пойти померзнуть на улице, чем сходить тут с ума. Так и сделали. Подходим к двери входной, а она открыта, хотя мы точно ее закрывали. Ладно. Видно, трупы уходили и забыли закрыть...

Вышли, пошли в беседку напротив. Сидим, курим. Видим — в окне нашей комнаты свет погас, открылась входная дверь, и опять раздался этот смех. Ну, тут уж мы решили не ждать, что будет дальше, а просто побежали в больницу, которая стояла рядом с нашим моргом. Забежали в приемник, медсестер всех перебудили. Вася кричал: «У нас три трупа сбежали, а вы тут спите!».

Конечно, медсестры покрутили пальцем у виска, сказали, чтобы мы шли отсюда, пока они в психбольницу не позвонили. А идти-то нам куда? Ничего не оставалось, как вернуться обратно. Долго мялись около двери в морг, пока не замерзли, и все же решили зайти. Темно было во всем морге, хоть глаза коли. Вася полез в щиток, который находился около входа, посветил телефоном и пришел в ужас: провода все были выдраны с мясом. И опять этот смех, который просто сводил с ума. Мы ломанулись в уличную дверь, но не тут то было — дверь как будто держали с той стороны. Мы навалились вместе с Васей, но это что-то с другой стороны было явно сильнее нас. Ну, и что нам делать? Сзади нас какие-то шаги, приближающиеся к нам, и пронзительный детский смех, а снаружи что-то держит дверь. Куда бежать? Вася начал светить телефоном в темноту, креститься и материться одновременно. Я же просто стоял, не двигаясь, как парализованный.

Вдруг мне в голову пришло, что можно попасть на улицу с другой стороны морга, через лабораторию. У меня есть такая привычка: всегда все ключи носить с собой в кармане. В эту ночь она нас спасла. Я потянул Васю за руку к двери лаборатории. В темноте, конечно, попасть в замочную скважину было сложно, но когда очень хочется, то всё возможно. Открыл дверь, и бегом с Васей через всю лабораторию на улицу. Повалили там какие-то колбы, пузырьки, все поразбили, Вася руку порезал. Вылетели на улицу и побежали, куда глаза глядят. Остановились уже около остановки. Сели на лавочку, закурили.

— Вы что тут делаете, я не понял? — услышали мы знакомый голос. — Опять нажрались?

Это был наш заведующий. Время уже, как оказалось, было 7 часов утра. Мы и не заметили, как пролетела ночь.

Ничего не объясняя, мы поплелись обратно в морг уже с заведующим. Подходим — всё открыто. Заходим, у входа стоит каталка, на ней лежит замерзший мальчик, на полу валяется деревянный крестик. В щитке провода как были вырваны, так и остались, и все разбитые колбы в лаборатории тоже были на месте. Оглядев место происшествия, заведующий начал высказывать свое мнение по всему этому поводу. Все, что он нам говорил, не пропустит ни одна цензура.

Зашли мы туда, где три трупа у нас пропали. Трупы лежали на месте, но не на своих местах. Банки с формалином валялись разбитые на полу, вонь стояла жуткая. В нашей комнате лежали пустые три бутылки водки и огурцы с помидорами. Когда заведующий увидел бутылки, конечно, у него сразу сложилась вся картина в голове. Погрозив нам увольнением и принудительным лечением в наркологии, он отправился к себе в кабинет. Мы же сидели на диване в нашей комнате и просто смотрели в стену, осознавая все, что было и что будет, когда придут лаборанты...
♦ одобрил friday13
8 февраля 2013 г.
Смерть — это не тема для разговоров в приличном обществе. Таких тем сторонятся, опасаются, боятся. Почему? Читатель, думаю, ты знаешь ответ, и я просто повторю твои мысли — смерти боятся. Это один из самых великих страхов, которые может испытать человек. Представь себе, читатель, что всё, что ты видишь, когда-нибудь перестанет для тебя существовать. Никаких звуков, никаких запахов, никаких изображений — только абсолютная, чёрная пустота, пустота навсегда, на сотню миллионов вечностей. Мир перестанет существовать для нас в одно мгновение, но продолжит существовать для других, и это пугает ещё больше. Мы умрём, и нас подадут как главное блюдо на пиршестве могильных червей. Тело наше распадётся. Пройдут года, и о нашей могиле забудут. Бывал ли ты на кладбище? Видел ли ты эти покосившиеся кресты, на которых стёрлись имена, так что никто и не узнает, кто здесь лежит? Это будущее каждого из нас. Мы растворимся в небытии, будто нас не существовало никогда.

Естественно, о таких кошмарах никто не хочет знать. Большинство стремится отгородиться от смерти, избегая всего, что с ней связано. Патологоанатомы, гробовщики, старики — все они суть ходячие «Memento mori». Но люди забывают, что всё живущее достойно гибели, и наше умирание начинается ещё в момент нашего рождения. Человек занимается своими делами, живёт и наслаждается жизнью, даже не представляя, что над его головой уже занесён острый меч смерти.

Надеюсь, читатель простит мне моё словоблудие. Я никогда не мог рассказать о чём-нибудь без бессмысленной присказки. Собственно, рассказать я хочу о странном, если не безумном, событии, свидетелем которого мне пришлось стать.

Жил у нас в городе один молодой человек по имени Евгений. Он, да и его друзья, были из той среды, что называется «золотой молодёжью». Чем занимался отец этого молодого человека, я не помню, но был он довольно богат. Соответственно, все прихоти этого юноши удовлетворялись по одному его желанию.

Две недели назад этот юноша пропал вместе со своими друзьями. Обстоятельства его пропажи и составляют тот интересный случай, о котором я хочу рассказать, но вначале надо упомянуть об одном происшествии. Примерно за месяц до пропажи Евгения в подвале одного из домов был обнаружен скелет. Не знаю всех тонкостей этого дела, но мне точно известно, что по результатам работы следователей было установлено, чей это был скелет, и что погибший был знаком с Евгением. А смерть его наступила примерно в то же время, когда в этом доме Евгений снимал квартиру. Дело раскрыли быстро — в убийстве обвинили бомжа, что ошивался в том районе. Но вот что странно — мертвец не был ограблен. Зачем же тогда бомжу убивать человека?.. Что бы органы власти ни утверждали, все понимали, что реальным убийцей был Евгений, а избежал он наказания только благодаря деньгам отца.

Ну, а теперь я могу поведать свою историю. Я являюсь владельцем замечательного двухэтажного дома в пригороде. Стоит он на берегу озера, и место это весьма живописное. Сам я живу там редко, предпочитая городскую суету унылой деревенской атмосфере, поэтому сдаю этот дом в аренду. Примерно полгода назад я сдал этот дом Евгению. Он арендовал его всего на три дня, чтобы отпраздновать день рождения.

Через неделю после этого мне пришлось общаться с полицией, ибо они расследовали дело о пропаже двадцати человек — Евгения и его друзей. Полицейские хотели осмотреть дом, который я сдал Евгению, да и пообщаться со мной — когда я его последний раз и видел, о чём мы говорили и тому подобное. Я сказал им, что единственное, что показалось мне странным во время осмотра моего дома — огромное количество пыли в зале. К сожалению — или к счастью, — я как-то не сразу вспомнил, что в моём загородном доме стоят скрытые камеры. Простая предосторожность — хотя кому-то это покажется паранойей или извращением. Когда я вспомнил о камерах, то не сразу побежал сообщать об этом в полицию. Взяв записи, я решил сначала сам посмотреть их.

Камеры работали со дня заключения аренды, так что я перемотал их на день приезда Евгения и стал наблюдать. Вначале всё было, как обычно — компания отправилась на озеро, потом веселилась во дворе, но дождь заставил их всех уйти в дом, где они стали, коротко говоря, предаваться порокам. Калигула покраснел бы со стыда, увидев то, что эти люди устроили в моём доме. Я не стал наблюдать за всем тем, что они творили, и включил перемотку, сдерживая желание отмыть весь дом.

Неожиданно я увидел, что на записи с камеры в зале произошло что-то необычное. Все начали суетиться, и я, перемотав обратно, стал смотреть за происшедшим. Кто-то танцевал, кто-то пил, а кто-то, разойдясь по тёмным углам, оставлял следы любви на моих стенах.

Вдруг все резко повернулись в одну сторону, и в поле видения камеры вбежала девушка. Было видно, что она чем-то напугана. Камера не передаёт звука, поэтому я мог только смотреть.

Девушка стала что-то нервно рассказывать. Затем несколько парней (каждый размером с порядочный шкаф) вышли из зала. Прошло десять минут. Вдруг видеозапись прервалась на несколько секунд, а затем возобновилась так резко, что я не сразу осознал, что я вижу. Я не мог включить своё мышление и как-то оценить то, что видел. Я мог лишь смотреть в монитор, не моргая.

На записи было видно, как веселящиеся люди превратились в перепуганных загнанных жертв. Все они ютились по углам, прижимаясь друг к другу и растягивая рты в вопле ужаса.

До сих пор с трудом верю в то, что я увидел. Но камера не может врать — в центре зала стоял оживший скелет. Я видел, как его череп, словно лампа маяка, двигается из стороны в сторону, будто он осматривал всех собравшихся.

Затем он подошёл к Евгению и стиснул его шею в своей костлявой руке. Никто вокруг не воспрепятствовал живому мертвецу — все лишь в ужасе наблюдали за этой сценой. Скелет удерживал горло Евгения, пока его тело не перестало дёргаться. Затем он отпустил его, и тело свалилось на пол и рассыпалось в прах. Вновь видеозапись прервалась на секунду, а когда возобновилась, я увидел, как все гости этой злосчастной вечеринки стали заживо разлагаться и превращаться в живые скелеты.

Безумие этого зрелища заключалось в том, что никто больше не ютился по углам от ужаса. Все гости пустились в сумасшедший танец, кружась и разбрасывая вокруг гниющие куски мяса. Все они, ещё минуту назад молодые и полные жизни, превращались в ходячую мертвечину.

Это фантасмагорическое зрелище длилось несколько минут, после чего все скелеты, словно по чьему-то повелению, упали и рассыпавшись в прах. Тогда я понял, что это была за пыль.

Остался только один скелет — главный гость этого бала смерти. Когда всё окончилось, он спокойно покинул мой дом.

В ужасе я уничтожил все записи и постарался забыть обо всём этом. Но недавно я был вынужден вновь вспомнить о них — в новостях передавали, что на одном из кладбищ в нашем городе была осквернена могила. Мертвец был выкопан, и его кости положены на могилу сверху. Могила эта принадлежала убитому Евгением человеку.
♦ одобрил friday13
30 января 2013 г.
Эту историю мне рассказал мой хороший знакомый, следователь нашего районного ОВД. В тот день я решил зайти к нему и отдать три сотки, занятые пару недель назад. Он молча открыл дверь и впустил меня, ничего не спрашивая — что для него крайне нехарактерно, — после чего молча прошел на кухню. Я проследовал за ним. На столе стояла полупустая бутылка водки и початая банка соленых огурцов — сразу видно, что человек не в духе. Он налил себе водки, и, секунду подумав, налил еще одну стопку и пододвинул ее мне. Выпив предложенное, я сел за стол и уставился на друга. Тот поднял на меня свой затуманенный алкоголем взгляд и начал говорить.

«Знаешь, есть на свете такая штука — справедливость. И не просто справедливость, а высшая — когда нечто гораздо сильнее нас решает, кому жить, а кому нет. Суть в чем — месяцев пять назад у нас во дворе появился необычный дворник, довольно интеллигентный мужик. Со всеми был вежлив, помогал матерям поднимать коляски по лестнице, делал комплименты приподъездным бабкам, отчего те его сразу полюбили. Многое знал, о многом мог поговорить. Как я понял, он раньше бизнесменом был, но потом разорился и покатился под откос. Почему он решил пойти работать дворником — ума не приложу, такого, как он, многие компании с руками бы оторвали. Но нет. В итоге через три месяца его знал весь двор, и все были готовы в случае чего помочь — например, если у него ломался инструмент, ему одалживали личный. Ни разу он ничего не украл, все возвращал, как только чинил старый или добывал новый.

Где-то месяц назад, когда у него лопата сломалась, я ему свою одолжил — лед ему нужно было у подъезда отбить. За вечер он не успел, и я разрешил ему оставить лопату на утро. В четыре часа он вышел на работу и приступил к очистке. И, по несчастью, нарвался на пьяную компанию — три хулигана и девушка одна. Так она, как дворника увидела, сразу — фу, что он тут делает, уберите!.. Ну, парни, недолго думая, его избили и в канаву бросили. А потом еще эта стерва ему каблуком припечатала в нос. Нашли его днем, спасать было уже поздно. Завели дело, вышли на этих уродов — я лично занимался. Допросили эту дуру, она в слезы, все рассказала. А я из принципа на нее непреднамеренное убийство решил повесить — парни, как это уразумели, сразу дружно дали показания, что это все она. Взяли с нее подписку, отпустили до заседания. А на следующее утро нашли ее в подъезде. Лопатой зарубили. Тут прозвенел первый тревожный звонок. А когда криминалисты приметы орудия убийства перечислили, прозвенел второй — на штыке лопаты была характерная зазубрина, такая же, как и на моей. Подняв протокол, я выяснил, что моя лопата не была найдена около Васькиного трупа. Решили потрясти парней — лично поехал к одному на дом. И обнаружил его труп прямо на лестничной площадке — жил он на верхнем этаже, дом аварийный, на расселение, так что неудивительно, что его труп не был обнаружен. Вызвал опергруппу с криминалистами и поехал ко второму. Тот долгое время отказывался открывать дверь, но в итоге все же пустил меня, после чего закрыл дверь на все замки и упер ее куском швеллера — откуда он его родил, чёрт знает. Не суть. Рассказал он, что ночью за ним кто-то гнался с лопатой в руках. Преследователя он не разглядел — слишком быстро бежал.

Третий хулиган был найден в позиции, аналогичной первому. Второй добровольно сдался в психбольницу, где скончался от сердечного приступа через два дня. И с тех пор, весь этот месяц с момента Васькиной смерти, на районе происходят убийства. Причем все жертвы — либо крашеные пьяные дуры, прости Господи, либо такое же хулиганье...».

Он закончил рассказ и залпом выпил еще одну стопку.

«Так что, брат, уверен я — Васька это с того света мстит. Свидетелей нет ни в одном из пятнадцати — слышишь, пятнадцати! — случаев. А район у нас далеко не безлюдный. Рассказать в отделе не могу — сразу на психологическую экспертизу отправят и в отставку, есть такие товарищи, давно меня подсиживают. Вот и горюю — вроде и убийцу знаю, вроде и орудие убийства знаю, как выглядит, а рассказать никому не могу».

Я отдал долг и, еще немного посидев с другом, вышел на улицу. Во дворе, на детской площадке, заливались смехом две пьяные вдрызг девки. Я прошел мимо них и вдруг в темноте подворотни увидел тень. Мужчина с лопатой. Не поверив своим глазам, я зажмурился и посмотрел еще раз. Тени не было. Списав все на впечатление от истории, услышанной только что, я пошел домой.

Надо ли говорить, что наутро в том дворе нашли два свежих трупа...
♦ одобрил friday13
Привет, дневничок, это Клара. Мне очень страшно сейчас.
Прости, что давно не писала — горе в семье у нас.

Кошка умерла в среду — в среду, двадцатого дня.
По ней горевали все мы: Мама, наш пёс и я.

Пёс не вернулся в пятницу — две двойки в календаре.
Мама и я волновались, а кто-то скулил во дворе.

Я проснулась, а мамы нет рядом. Суббота тогда была.
Двадцать три, сказал календарь — так я осталась одна.

Кошка скреблась в понедельник. Но утром всё же ушла.
Мне было весь день очень страшно, и я никуда не пошла.

В среду вернулся пёс. В дверь долго лбом колотил.
Я плакала и кричала, чтобы он уходил.

Сегодня вернется мама. Солнце уже почти село.
До свидания, дневничок. Я вижу кого-то за дверью...
♦ одобрил friday13
27 декабря 2012 г.
Случай этот произошел в 2002 году. В то время работал я водителем маршрутки. В тот день у меня был выходной, но ранним утром меня разбудил телефонный звонок. Приятель один звонил — он врачом на скорой работал.

— Миш, тут помощь твоя нужна. Пассажира надо одного перевезти, — услышал я в трубке.

— Кого?

— Да тут, понимаешь, дело такое... У подруги жены муж умер. Он в морге, надо его домой привезти. Завтра похоронят. А у нас, как назло, водитель заболел. Тут дел много, а там какие-то заминки, и ей с ним надо помочь — в общем, кроме тебя, больше некому.

Я немного растерялся от такого предложения, но, прикинув, что это не займет много времени — крутануться надо было всего лишь по району, — согласился.

В 8 часов утра мы были в морге. Тело, накрытое простынёй, вывезли на каталке и загрузили в машину. Узнав у друга адрес доставки «пассажира» и забрав деньги за работу, я поехал на место назначения.

Чувства, которые испытываешь, находясь в одном помещении (пусть даже в машине) с покойником, не из приятных. Музыку я не включал. Изредка поглядывал в зеркало заднего вида. Почти забыл о том, кого я везу, когда почувствовал, что мне на плечо легла чья-то рука. На мгновение потерял управление — хорошо, что быстро взял себя в руки. Смотрю назад — никого. Думаю, ну, всё, перебор. Надо покурить. Полез в карман за сигаретами, мельком взглянул в зеркало и обомлел. Покойник, откинув простыню, сидел на своей кушетке и смотрел на меня. Я резко обернулся — ничего! Лежит, как и раньше. На лбу у меня выступил пот. И тут я услышал голос:

— Эй, командир, ты куда меня везёшь-то?

Я резко вырулил вправо и встал на ближайшей остановке. Сижу и смотрю на него в зеркало, а назад обернуться боюсь. А он мне говорит:

— Домой не поеду. Вези меня к мамке, там пусть хоронят. И ещё, цветы у тебя в животе… — и смеяться начинает.

И тут я как будто очнулся. Открыл дверцу, выскочил на улицу, чуть под машину не попал. Стою и не пойму, что сейчас со мной было. То ли сон, то ли явь. Докурив сигарету, подхожу к задней двери, открываю — ничего, все нормально. Лезу в салон, откидываю простыню — всё спокойно. Мужчина лет сорока, как говорится, без признаков жизни…

Я взял телефон, позвонил другу. Рассказал, что было. На его осторожный намек относительно моей трезвости ответил матом и попросил приехать на эту остановку.

В общем, перевезли мы гроб и все остальное в квартиру матери покойника. Шумиху подняли, конечно, несусветную, но, выполнили, так сказать, последнюю волю усопшего.

Спустя некоторое время встретились с другом, вспомнили этот случай, выпили за упокой, а потом друг мне сказал:

— Ты знаешь, Миш, если все, что ты мне тогда рассказал, не плод твоего воображения, то я начинаю догадываться, почему Костик умер. То есть умер-то он от язвы желудка, но знаю, кто ему помог, так сказать... Он ведь выпить любил. Не вдрызг напивался, конечно, но всё равно частенько прикладывался. А Катьке, жене его, это ой как не нравилось. Ну и кто-то надоумил её таблеточки специальные ему подсыпать. Это мне жена моя потом рассказывала, они с Катькой подруги. Он-то пить бросил, потому что проблемы с желудком начались. Долго лечиться не хотел, ну а когда пошел, было уже поздно. Эх, царство ему небесное…

А через месяц я с гастритом в больницу загремел. Боли сильные начались, решил провериться, а меня сразу и положили в стационар. Вспомнил я тогда его слова про цветы в животе. Предупредить он меня решил — а я, дурак, не понял его…
♦ одобрил friday13
26 декабря 2012 г.
В школе в 6-м классе ко мне за парту подсадили новенького мальчугана. Под конец учебного года мы с ним были не разлей вода, но после выпускного жизнь развела наши дороги по другим городам. Тогда мы были беззаботными детьми, и мне даже в голову не приходило, почему отец моего друга в столь молодые годы весь седой. Я лишь знала вскользь, что работает он по медицинской части и особого внимания этому не уделяла. Лишь через годы, встретив своего школьного друга на встрече выпускников, я услышала от него эту жуткую историю.

Оказывается, отец Дениса был патологоанатомом при судебной экспертизе — по-моему, так это называется. Он выяснял причины смерти своих «пациентов». Денис хорошо помнит день, когда отец вечером ушёл на срочный вызов обычным папой, а вернулся папой с белой головой. Когда мальчик спрашивал отца про седые волосы, тот говорил, что люди иногда могут постареть из-за тяжёлой работы. Мальчик заметил, что отец стал молчаливым и мрачным, а мать старалась всегда при нём разговаривать тихо и спокойно. Только когда Денис стал взрослым, она рассказала, что случилось той ночью, когда поседели волосы отца.

Его вызвали на работу — соседи забеспокоились из-за того, что о молодой девушке по соседству нет ни слуху ни духу уже неделю после ссоры с мужем, который ушёл с чемоданом и не вернулся. В квартире стояла тишина, никто не отвечал. Милиционеры выломали дверь и обнаружили труп девушки. Предстояло выяснять, что явилось причиной смерти. Отец Дена приступил к своим непосредственным обязанностям. Он вскрыл труп, начал делать свою работу, как сначала изо рта пострадавшей вырвался сдавленный булькающий стон, а потом она открыла глаза и схватила отца Дениса за руку. От неожиданности и нереальности происходящего мужчина просто потерял сознание...

Как выяснилось позже, из-за стресса девушка впала в летаргический сон — у неё почти не было ни пульса, ни сердцебиения, кожа была бледной, в общем, все признаки смерти были налицо. Впопыхах медики зафиксировали смерть и отдали тело на экспертизу. Отец Дениса со всеми принятыми заключениями начал свою работу. Девушка очнулась во время вскрытия — к счастью, её спасли, но отец Дениса вместе с сединой приобрёл больное сердце в свои 34 года. После этого случая он много ходил по всевозможным психологам и психотерапевтам и больше никогда не занимался судебной экспертизой, перевелся в обычную поликлинику терапевтом.
♦ одобрил friday13
12 декабря 2012 г.
Эта жуткая история произошла с Олегом, моим близким знакомым. Ехал он из командировки с Ростова-на-Дону домой, в один из посёлков области. Освободился он раньше, чем думал, поэтому лишнее время у него было, и по пути он решил заехать к одному своему приятелю, с которым давно не виделись.

Друг Олега жил один, семьи у него не было. Подъехал Олег к его дому, постучал в калитку, а время уже было за полночь. Друг вышел, поздоровались, стали разговаривать. Сначала Олег ничего странного не замечал, но во время разговора он обратил внимание, что у его собеседника какой-то неестественный серо-коричневый цвет кожи, практически отсутствуют мимика и жесты, а речь тихая и медленная, какая-то натужная. И вот он предложил Олегу: «Ну что, давай зайдём ко мне домой». В этот момент Олег почувствовал непередаваемый животный страх. Он выбежал со двора, завёл машину и уехал домой. А на следующий день, порасспрашивав знакомых, узнал, что его друг… умер неделю назад.
♦ одобрил friday13