Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЖИВЫЕ МЕРТВЕЦЫ»

30 января 2013 г.
Эту историю мне рассказал мой хороший знакомый, следователь нашего районного ОВД. В тот день я решил зайти к нему и отдать три сотки, занятые пару недель назад. Он молча открыл дверь и впустил меня, ничего не спрашивая — что для него крайне нехарактерно, — после чего молча прошел на кухню. Я проследовал за ним. На столе стояла полупустая бутылка водки и початая банка соленых огурцов — сразу видно, что человек не в духе. Он налил себе водки, и, секунду подумав, налил еще одну стопку и пододвинул ее мне. Выпив предложенное, я сел за стол и уставился на друга. Тот поднял на меня свой затуманенный алкоголем взгляд и начал говорить.

«Знаешь, есть на свете такая штука — справедливость. И не просто справедливость, а высшая — когда нечто гораздо сильнее нас решает, кому жить, а кому нет. Суть в чем — месяцев пять назад у нас во дворе появился необычный дворник, довольно интеллигентный мужик. Со всеми был вежлив, помогал матерям поднимать коляски по лестнице, делал комплименты приподъездным бабкам, отчего те его сразу полюбили. Многое знал, о многом мог поговорить. Как я понял, он раньше бизнесменом был, но потом разорился и покатился под откос. Почему он решил пойти работать дворником — ума не приложу, такого, как он, многие компании с руками бы оторвали. Но нет. В итоге через три месяца его знал весь двор, и все были готовы в случае чего помочь — например, если у него ломался инструмент, ему одалживали личный. Ни разу он ничего не украл, все возвращал, как только чинил старый или добывал новый.

Где-то месяц назад, когда у него лопата сломалась, я ему свою одолжил — лед ему нужно было у подъезда отбить. За вечер он не успел, и я разрешил ему оставить лопату на утро. В четыре часа он вышел на работу и приступил к очистке. И, по несчастью, нарвался на пьяную компанию — три хулигана и девушка одна. Так она, как дворника увидела, сразу — фу, что он тут делает, уберите!.. Ну, парни, недолго думая, его избили и в канаву бросили. А потом еще эта стерва ему каблуком припечатала в нос. Нашли его днем, спасать было уже поздно. Завели дело, вышли на этих уродов — я лично занимался. Допросили эту дуру, она в слезы, все рассказала. А я из принципа на нее непреднамеренное убийство решил повесить — парни, как это уразумели, сразу дружно дали показания, что это все она. Взяли с нее подписку, отпустили до заседания. А на следующее утро нашли ее в подъезде. Лопатой зарубили. Тут прозвенел первый тревожный звонок. А когда криминалисты приметы орудия убийства перечислили, прозвенел второй — на штыке лопаты была характерная зазубрина, такая же, как и на моей. Подняв протокол, я выяснил, что моя лопата не была найдена около Васькиного трупа. Решили потрясти парней — лично поехал к одному на дом. И обнаружил его труп прямо на лестничной площадке — жил он на верхнем этаже, дом аварийный, на расселение, так что неудивительно, что его труп не был обнаружен. Вызвал опергруппу с криминалистами и поехал ко второму. Тот долгое время отказывался открывать дверь, но в итоге все же пустил меня, после чего закрыл дверь на все замки и упер ее куском швеллера — откуда он его родил, чёрт знает. Не суть. Рассказал он, что ночью за ним кто-то гнался с лопатой в руках. Преследователя он не разглядел — слишком быстро бежал.

Третий хулиган был найден в позиции, аналогичной первому. Второй добровольно сдался в психбольницу, где скончался от сердечного приступа через два дня. И с тех пор, весь этот месяц с момента Васькиной смерти, на районе происходят убийства. Причем все жертвы — либо крашеные пьяные дуры, прости Господи, либо такое же хулиганье...».

Он закончил рассказ и залпом выпил еще одну стопку.

«Так что, брат, уверен я — Васька это с того света мстит. Свидетелей нет ни в одном из пятнадцати — слышишь, пятнадцати! — случаев. А район у нас далеко не безлюдный. Рассказать в отделе не могу — сразу на психологическую экспертизу отправят и в отставку, есть такие товарищи, давно меня подсиживают. Вот и горюю — вроде и убийцу знаю, вроде и орудие убийства знаю, как выглядит, а рассказать никому не могу».

Я отдал долг и, еще немного посидев с другом, вышел на улицу. Во дворе, на детской площадке, заливались смехом две пьяные вдрызг девки. Я прошел мимо них и вдруг в темноте подворотни увидел тень. Мужчина с лопатой. Не поверив своим глазам, я зажмурился и посмотрел еще раз. Тени не было. Списав все на впечатление от истории, услышанной только что, я пошел домой.

Надо ли говорить, что наутро в том дворе нашли два свежих трупа...
♦ одобрил friday13
Привет, дневничок, это Клара. Мне очень страшно сейчас.
Прости, что давно не писала — горе в семье у нас.

Кошка умерла в среду — в среду, двадцатого дня.
По ней горевали все мы: Мама, наш пёс и я.

Пёс не вернулся в пятницу — две двойки в календаре.
Мама и я волновались, а кто-то скулил во дворе.

Я проснулась, а мамы нет рядом. Суббота тогда была.
Двадцать три, сказал календарь — так я осталась одна.

Кошка скреблась в понедельник. Но утром всё же ушла.
Мне было весь день очень страшно, и я никуда не пошла.

В среду вернулся пёс. В дверь долго лбом колотил.
Я плакала и кричала, чтобы он уходил.

Сегодня вернется мама. Солнце уже почти село.
До свидания, дневничок. Я вижу кого-то за дверью...
♦ одобрил friday13
27 декабря 2012 г.
Случай этот произошел в 2002 году. В то время работал я водителем маршрутки. В тот день у меня был выходной, но ранним утром меня разбудил телефонный звонок. Приятель один звонил — он врачом на скорой работал.

— Миш, тут помощь твоя нужна. Пассажира надо одного перевезти, — услышал я в трубке.

— Кого?

— Да тут, понимаешь, дело такое... У подруги жены муж умер. Он в морге, надо его домой привезти. Завтра похоронят. А у нас, как назло, водитель заболел. Тут дел много, а там какие-то заминки, и ей с ним надо помочь — в общем, кроме тебя, больше некому.

Я немного растерялся от такого предложения, но, прикинув, что это не займет много времени — крутануться надо было всего лишь по району, — согласился.

В 8 часов утра мы были в морге. Тело, накрытое простынёй, вывезли на каталке и загрузили в машину. Узнав у друга адрес доставки «пассажира» и забрав деньги за работу, я поехал на место назначения.

Чувства, которые испытываешь, находясь в одном помещении (пусть даже в машине) с покойником, не из приятных. Музыку я не включал. Изредка поглядывал в зеркало заднего вида. Почти забыл о том, кого я везу, когда почувствовал, что мне на плечо легла чья-то рука. На мгновение потерял управление — хорошо, что быстро взял себя в руки. Смотрю назад — никого. Думаю, ну, всё, перебор. Надо покурить. Полез в карман за сигаретами, мельком взглянул в зеркало и обомлел. Покойник, откинув простыню, сидел на своей кушетке и смотрел на меня. Я резко обернулся — ничего! Лежит, как и раньше. На лбу у меня выступил пот. И тут я услышал голос:

— Эй, командир, ты куда меня везёшь-то?

Я резко вырулил вправо и встал на ближайшей остановке. Сижу и смотрю на него в зеркало, а назад обернуться боюсь. А он мне говорит:

— Домой не поеду. Вези меня к мамке, там пусть хоронят. И ещё, цветы у тебя в животе… — и смеяться начинает.

И тут я как будто очнулся. Открыл дверцу, выскочил на улицу, чуть под машину не попал. Стою и не пойму, что сейчас со мной было. То ли сон, то ли явь. Докурив сигарету, подхожу к задней двери, открываю — ничего, все нормально. Лезу в салон, откидываю простыню — всё спокойно. Мужчина лет сорока, как говорится, без признаков жизни…

Я взял телефон, позвонил другу. Рассказал, что было. На его осторожный намек относительно моей трезвости ответил матом и попросил приехать на эту остановку.

В общем, перевезли мы гроб и все остальное в квартиру матери покойника. Шумиху подняли, конечно, несусветную, но, выполнили, так сказать, последнюю волю усопшего.

Спустя некоторое время встретились с другом, вспомнили этот случай, выпили за упокой, а потом друг мне сказал:

— Ты знаешь, Миш, если все, что ты мне тогда рассказал, не плод твоего воображения, то я начинаю догадываться, почему Костик умер. То есть умер-то он от язвы желудка, но знаю, кто ему помог, так сказать... Он ведь выпить любил. Не вдрызг напивался, конечно, но всё равно частенько прикладывался. А Катьке, жене его, это ой как не нравилось. Ну и кто-то надоумил её таблеточки специальные ему подсыпать. Это мне жена моя потом рассказывала, они с Катькой подруги. Он-то пить бросил, потому что проблемы с желудком начались. Долго лечиться не хотел, ну а когда пошел, было уже поздно. Эх, царство ему небесное…

А через месяц я с гастритом в больницу загремел. Боли сильные начались, решил провериться, а меня сразу и положили в стационар. Вспомнил я тогда его слова про цветы в животе. Предупредить он меня решил — а я, дурак, не понял его…
♦ одобрил friday13
26 декабря 2012 г.
В школе в 6-м классе ко мне за парту подсадили новенького мальчугана. Под конец учебного года мы с ним были не разлей вода, но после выпускного жизнь развела наши дороги по другим городам. Тогда мы были беззаботными детьми, и мне даже в голову не приходило, почему отец моего друга в столь молодые годы весь седой. Я лишь знала вскользь, что работает он по медицинской части и особого внимания этому не уделяла. Лишь через годы, встретив своего школьного друга на встрече выпускников, я услышала от него эту жуткую историю.

Оказывается, отец Дениса был патологоанатомом при судебной экспертизе — по-моему, так это называется. Он выяснял причины смерти своих «пациентов». Денис хорошо помнит день, когда отец вечером ушёл на срочный вызов обычным папой, а вернулся папой с белой головой. Когда мальчик спрашивал отца про седые волосы, тот говорил, что люди иногда могут постареть из-за тяжёлой работы. Мальчик заметил, что отец стал молчаливым и мрачным, а мать старалась всегда при нём разговаривать тихо и спокойно. Только когда Денис стал взрослым, она рассказала, что случилось той ночью, когда поседели волосы отца.

Его вызвали на работу — соседи забеспокоились из-за того, что о молодой девушке по соседству нет ни слуху ни духу уже неделю после ссоры с мужем, который ушёл с чемоданом и не вернулся. В квартире стояла тишина, никто не отвечал. Милиционеры выломали дверь и обнаружили труп девушки. Предстояло выяснять, что явилось причиной смерти. Отец Дена приступил к своим непосредственным обязанностям. Он вскрыл труп, начал делать свою работу, как сначала изо рта пострадавшей вырвался сдавленный булькающий стон, а потом она открыла глаза и схватила отца Дениса за руку. От неожиданности и нереальности происходящего мужчина просто потерял сознание...

Как выяснилось позже, из-за стресса девушка впала в летаргический сон — у неё почти не было ни пульса, ни сердцебиения, кожа была бледной, в общем, все признаки смерти были налицо. Впопыхах медики зафиксировали смерть и отдали тело на экспертизу. Отец Дениса со всеми принятыми заключениями начал свою работу. Девушка очнулась во время вскрытия — к счастью, её спасли, но отец Дениса вместе с сединой приобрёл больное сердце в свои 34 года. После этого случая он много ходил по всевозможным психологам и психотерапевтам и больше никогда не занимался судебной экспертизой, перевелся в обычную поликлинику терапевтом.
♦ одобрил friday13
12 декабря 2012 г.
Эта жуткая история произошла с Олегом, моим близким знакомым. Ехал он из командировки с Ростова-на-Дону домой, в один из посёлков области. Освободился он раньше, чем думал, поэтому лишнее время у него было, и по пути он решил заехать к одному своему приятелю, с которым давно не виделись.

Друг Олега жил один, семьи у него не было. Подъехал Олег к его дому, постучал в калитку, а время уже было за полночь. Друг вышел, поздоровались, стали разговаривать. Сначала Олег ничего странного не замечал, но во время разговора он обратил внимание, что у его собеседника какой-то неестественный серо-коричневый цвет кожи, практически отсутствуют мимика и жесты, а речь тихая и медленная, какая-то натужная. И вот он предложил Олегу: «Ну что, давай зайдём ко мне домой». В этот момент Олег почувствовал непередаваемый животный страх. Он выбежал со двора, завёл машину и уехал домой. А на следующий день, порасспрашивав знакомых, узнал, что его друг… умер неделю назад.
♦ одобрил friday13
27 ноября 2012 г.
Наш поселок довольно старый — ему уже несколько веков. Много лет он был спокойным уединённым местом, окруженным полями и лесом. Единственное, что нарушало покой этой почти райской местности — железная дорога, пролегавшая примерно в паре километров от поселка. За ней чуть поодаль находилось кладбище.

Примерно тридцать лет назад здесь произошёл ужасающий случай, о котором до сих пор говорят. Анна и Сергей дружили с самого детства, а когда выросли, полюбили друг друга и решили пожениться. Но до свадьбы Сережа не дожил. Однажды, когда они с друзьями отмечали чей-то день рождения, изрядно набравшись, приятели затеяли драку, в которой Сергея зарезали. Похоронили парня на том самом кладбище за железной дорогой. Виновник его смерти, по стечению обстоятельств, получил небольшой срок — всего несколько лет. Анна не смогла справиться с такой утратой и замкнулась в себе, мало говорила и целыми днями пропадала у могилы погибшего жениха. Однажды вечером девушка не вернулась домой, и все отправились на ее поиски. Анин труп нашли на железнодорожных путях. Тело девушки разрубило пополам. Смерть Анны сочли самоубийством, потому из-за суеверий похоронили за пределами кладбища.

Прошло несколько лет, и убийца Сергея вышел из тюрьмы. Возвращение он решил отметить у себя на заднем дворе. Собрал друзей, устроил застолье. Сразу же за пределами двора начиналось поле, где была посеяна пшеница. Когда уже висели сумерки, парень и двое его приятелей, напившись, решили сходить на кладбище. Стоит отметить, что он не только не испытывал раскаяния за содеянное, но и ненавидел покойного Сережу за то, что «по его вине» он отсидел в тюрьме. Алкоголь окончательно «сорвал ему башню», и парень отправился на кладбище с прямой целью осквернить могилу убитого. Отыскав последнее пристанище Сергея, парни сломали крест, разорвали повешенные на нём траурные ленты, растоптали цветы, которые Анна любовно взрастила в последние месяцы своей жизни. Потом откупорили принесенную с собой бутылку водки.

— Твое здоровье, Сереженька! — проорал один из них, выливая содержимое бутылки на холмик, а затем разбил ее об остатки поверженного креста.

Всласть навеселившись, вандалы отправились назад, но путь им преградил проходящий по пути локомотив. Когда поезд прошел и парни перешли железную дорогу, то увидели, что от нее далеко в поле тянется незнакомая им свежепротоптанная тропинка. К тому времени уже почти полностью стемнело, зрелище казалось странным, потому парни как можно быстрее пошли домой. Но не успели они пройти и ста метров, как где-то неподалеку послышался жуткий крик. От шока приятели замерли и тут увидели, что вблизи колосья пшеницы шуршат и прогибаются, словно кто-то на них ступает, но при этом ничего видно не было. Шорох приближался, и когда невидимое существо оказалось в паре метров от них, парни бросились бежать. Оно не отступало и с завидной скоростью преследовало беглецов. Один из них обернулся и закричал от ужаса — за ними гналось нечто низкое, оно передвигалось на локтях ползком, оставляя за собой кровавый след. Длинные слипшиеся от крови волосы закрывали лицо. Существо остановилось на мгновение и отбросило волосы назад, и тогда приятели узнали в нем Анну — точнее, то, что от нее осталось. Рыча и стуча локтями по рыхлой земле, она настигала их. Догнав двоих, она схватила руками за щиколотки убийцу Сергея и того, кто разлил водку на его могиле. Они закричали, зашуршала пшеница, и все резко стихло.

Единственный оставшийся в живых парень добрел до поселка только к утру. Бледный и исцарапанный колосьями, он рухнул на пороге своего дома. Трупы остальных обнаружили возле железной дороги. Они были разрублены пополам. Смерти парней пытались объяснить тем, что, напившись, они погибли под колесами поезда. С натяжкой эту версию приняли. Но никто не смог объяснить, откуда взялся кровавый след, тянувшийся от железнодорожных путей до оскверненной могилы Сергея.
♦ одобрил friday13
11 ноября 2012 г.
Однажды летом в детстве меня отправили в обыкновенный выездной спортивный лагерь. Ну как обыкновенный — спартанский, скорее. Спали в брезентовых палатках, готовили на костре. Тренировки были по три раза в день. Дело было на Алтае, купались в Катуни, одежду стирали в ней же. Гуляли по горам. Купались, кстати, в заливчике, который был относительно теплым (Катунь стекает с ледников, поэтому нормальная температура этой реки 5-7 градусов по Цельсию).

Однажды ночью, гуляя с подругами, мы решили заглянуть на эту заводь. И вдруг увидели там разложившийся труп. Труп человека. Вонь стояла жуткая. Подруги испугались и убежали, а я и два моих друга стояли и смотрели на тело. С каждой секундой первый ужас проходил, и мы решили осмотреть труп. Я взял валявшуюся рядом палку и тронул ею тело. А оно вдруг шевельнулось и поплыло к нам, медленно поднимая руки. Труп двигался на меня и шевелил руками, голова запрокинулась — он смотрел прямо мне в глаза. Я стоял в ступоре и не знал, что делать. Мои друзья уже убежали, и я остался один на один с этим плавающим мертвецом. Подплыв ближе к берегу, тело перевернулось на живот и стали грести в мою сторону. Вонь усилилась. Наконец, видимо, почувствовав камни под ногами, труп поднялся и побежал — довольно медленно, с трудом преодолевая сопротивление воды. И тут, наконец, я пришёл в себя.

Я бежал так быстро, как мог. До нашего лагеря было около двух километров, дорога шла через деревню Эликманар. Минут через пятнадцать я оказался в лагере, разбудил там всех. Через час-полтора мы со взрослыми людьми вернулись на тот берег. Но никакого трупа в воде уже не было.
♦ одобрил friday13
10 ноября 2012 г.
Эта история произошла с моим другом Андреем около 6 лет назад. Он тогда долго не мог найти работу, и тут ему предложили сторожем в морге поработать за неплохие по его меркам деньги. Он согласился, не раздумывая. Пришел на смену, а там пожилой сторож, сдавая ему пост, заметил: «Аккуратнее будь. Если ночью что случится, сиди и не выходи, никому не открывай, всякое тут бывает. Вот ещё что — дверь только покрасили, смотри не вляпайся». Андрей посмотрел на дверь — она действительно была выкрашена едкой зелёной краской. На предупреждение старика внимания не обратил — подумал, что это местные шуточки такие, чтобы новых работников напугать.

Около десяти часов вечера у Андрея в каморке собралось несколько друзей. Посидели, выпили и часам к двум разошлись. Андрей все двери закрыл и пошел телевизор смотреть в каморке. Минут через пятнадцать он услышал какие-то звуки за дверью. Вспомнил про кошку, которую днём в здании замечал — подумал, что она на улицу просится. Но вечером он её тут вроде не видел. Слова старика сами собой всплыли в голове. Ему стало не по себе, и он не пошел проверять, что там происходит. Через пять минут в морге вновь стало тихо. Вскоре Андрей заснул.

Проснулся от ударов в дверь. Кто-то сначала стучал кулаками и ногами, потом скрести начал. Андрей, хоть и изрядно испугался, но всё-таки подумал, что это кто-то из его друзей так шутит, и громко крикнул: «Задолбали! Идите на...». Всё тут же прекратилось. До утра больше ничего не происходило. Андрей досидел свою смену и ушёл домой.

И только тогда, когда он вернулся на следующую смену, работники морга рассказали ему про странное наблюдение. Оказалось, в предыдущий день ближе к вечеру в морг привезли умершую из-за падения с лестницы молодую девушку. Когда патологоанатом вскрывал утром тело, то обнаружил у неё под ногтями свежую зелёную краску. А на той самой выкрашенной входной двери с внутренней стороны остались следы от ногтей...

После этого случая Андрей уволился сразу с этой работы.
♦ одобрил friday13
9 ноября 2012 г.
Эту историю мне рассказал мой сосед по палате в инфекционной больнице. Спецназовец, 33 года, но уже с сединой. Ушёл со службы после операции в «Норд-Осте». До этого побывал в нескольких горячих точках, два раза терял почти всю свою группу, выходил раненый и до предела истощённый. А в одну из тех ходок произошло следующее (рассказываю с его слов):

«Две недели мы ходили по тем чёртовым горам. Зачем ходили — не скажу, но каждые сутки вступали в перестрелки. Меня ранило в плечо. На другом плече тащил товарища с перетянутой культёй ноги. Двое нас осталось, а до точки ещё 50 километров по жаре и бездорожью — без связи, с одним автоматом на двоих.

Ночь пролежали в овражке. Наутро я вколол ему последнее обезболивающее и снова взвалил на плечо. К полудню он умер, не приходя в сознание. Прочитав отходную, я всё равно продолжал его тащить. Стемнело, ноги гудели, где-то за холмом что-то горело, неся чадный дым и запах горелого мяса и резины. Я понял, что если не посплю хотя бы пару часов, то упаду и больше не поднимусь. Найдя ложбинку под кустом, я прилёг и накрылся его телом — такая уж практика, трупом укрываться. Если дёрнется — значит, снайпер работает. У меня на такое уже привычка, которая в крови. До сих пор, если ночью жена пошевелится, просыпаюсь и прислушиваюсь. Трактор на улице заработает — опять просыпаюсь, ищу гранату в разгрузке...

Так что поблагодарил я его за помощь посмертную и тут же заснул. Проснулся, когда краешек неба подёрнулся синевой — нет трупа, лежу один с автоматом в обнимку. Прислушался — тишина. Огляделся по сторонам — никого. Ни следов, ничего. Только одежда, что на товарище была, дорожкой разбросана вниз по склону... Следов шакалов нет, только по земле полоса, будто волокли что-то. Я пригнулся и ходу побыстрее — до точки. Слышу — позади двигатель заработал, далеко, в низовье. И взрыв следом, гулко, только эхо повторилось разок. Я за разгрузку — нет гранаты! До сих пор уверяю себя, что бросил труп на подходе, уставший был — вот и привиделось, что накрывался. И что гранату ту потерял по дороге...

После того случая из армии ушёл. А после пакости на «Норд-Осте» вообще отошёл от всего этого».
♦ одобрил friday13
3 ноября 2012 г.
Первоисточник: www.proza.ru

Автор: Олег Новгородов

Мне тридцать восемь лет, и я не верю в жизнь после смерти. На жизнь не бывает сиквелов. В выходцев с того света не верю тоже — неоткуда им выходить-то. И даже после недавних событий в нашем районе я так ни во что и не поверил. Наоборот — обстоятельства, при которых нашли Марата, только утвердили меня в неверии.

Не верится мне и в наказание за зло. А ну-ка — кого в этой истории считать наказанным? Мишка Бугров не из тех, для кого наказание имеет хотя бы минимум смысла: он уже на свет появился с железной неспособностью понять, что есть хорошо, а что плохо. Так что он попросту умер, и вряд ли его сердце остановилось при виде сутулой фигуры, застывшей у входа на чердак во мгле погасших под потолком фонарей. Кто сказал, что у отпетого хулигана не могло быть врожденного порока сердца? И вовсе не за что наказывать его мать, на которую с одной стороны давил инстинкт, требующий защитить своё чадо, а с другой — суровый муж, который вообще не рассматривал Мишкины выходки хоть сколько-то серьезно. Даже ту, за которой последовало уголовное дело. Вот он, Серега Бугров, пожалуй, и впрямь наказан. У него больше нет ни сына, ни жены, и вечерами он пьет по-черному. Правда, я слыхал, что ребята, эксгумировавшие одинокую могилу на Ваганьково, пьют не хуже Сереги.

Зато я готов поверить в бессменного рулевого, альфу и омегу всего, что увязано в смирительную рубашку телесного существования, в того, Кто Направляет, и кто не отпустит штурвала. Имя ему — Желание. Одноклеточные — и те, не осознавая, в своём повиновении беспрекословны. А уж человеку дано не только понимать, чего он желает (за исключением особо зажравшихся индивидов), но и страдать от недостижимости цели по заданному направлению. Наш проклятый и жестокий дар — хотеть и не получать. И если не исполненное желание слишком сильно, оно может и пережить своего носителя. Не берусь представлять, при каких условиях это происходит, знаю лишь, что происходит редко. Несбывшееся разрывает цепь причинно-следственной связи и встраивается в нее звеном, с которого начинается дикая мешанина и причин, и следствий, друг от друга уже не зависящих. И может статься, что громовые раскаты, что зазвучат тогда над нашими головами — не что иное, как гомерический хохот рулевого, хорошо сделавшего свою работу.

Вот странно… Марат лежал в гробу таким, каким его помнили соседи (друзей-приятелей у него не было). Галстук ему повязали так же аккуратно, как он сам это делал — в его конторе действовал идиотский дресс-код; худое лицо; жидкие, мышиного цвета волосы потрёпывал весенний ветер, а густые брови сердито сошлись на переносице. В морге ему восстановили левую часть черепа так, что причина смерти в глаза не бросалась. Равнодушный батюшка возле церкви благословил его спуститься в могилу, а мы стояли полукругом, слушая отходную, и никто из нас не думал, что в причинно-следственной цепи уже появился разрыв… Те, кто потом выкапывал гроб Марата, никому не рассказывали, что было внутри... но один из рабочих умер, так и не выбравшись из ямы. Об этом даже проскочила заметка в малотиражной газете. Но тогда, на кладбище, никакие разрывы не шли нам на ум. Мы просто провожали в последний путь соседа.

Марат всегда напоминал тощего, облезлого уличного кота, то и дело шипящего и ерошащего загривок, но абсолютно безобидного. Шипит он от того, что осточертели пинки ногами, а порой и отбросов на помойке не достается. Однажды, столкнувшись с ним в магазине, я спросил: «Марат, тебя как — ветром не уносит? Отъесться тебе бы, что ли…». Он нахмурился, отвел взгляд и быстро ушел со своими покупками. Мне кажется, если когда-нибудь ему и удалось нормально покушать, то разве пока мама кормила его грудью. Но это вряд ли. Родители его были те еще «подарки»; на сына они не обращали внимания, занимаясь исключительно разборками между собой — каждое утро начиналось с диких воплей, от которых половина жильцов по стояку скоропостижно оглохла, и тишина наступала часам к двум-трем ночи. Мать редко опускалась до того, чтобы приготовить Марату горячую еду; при этом заснуть он мог лишь после того, как завершался домашний скандал. Удивительно, как при таком изматывающем режиме он умудрялся учиться без троек.

Вряд ли он был нелюдимым по натуре, просто ничего хорошего от людей не видел. Его пинали и обделяли всем, чем только можно. На фирме, куда Марат устроился со своим незаконченным высшим, он впахивал, как вол, и даже приносил в дом приличную зарплату. «В дом», ага. У него ведь и жена была — лимитчица с русско-украинской границы, до знакомства с Маратом обвешивавшая покупателей в овощном ларьке. После росписи она свалила из ларька и проводила свободное от мужа время, изменяя ему со всеми встречными и поперечными. Будь у меня такая вот «вторая половина», я бы уже отмотал срок за бытовое убийство. Но Марат ни разу не поднял на нее руку… как и на кого-либо другого. Он мог только махнуть рукой — резко, безнадежно, уронив ее как-то ладонью за спину, словно говоря: «Да что же вы все ТАКИЕ?!».

Этот его жест до сих пор стоит у меня перед глазами.

Первым звеном причинно-следственной цепи, которой вскоре предстояло лопнуть посередине, стала генеральная уборка, устроенная в своей квартире Андрюшей Никулиным. У нас на Опольцево Андрюша исполняет обязанности «службы техподдержки» — за скромные деньги чинит компьютеры или налаживает интернет, беря иной раз в качестве платы за услуги несколько бутылок пива или литр водки. Тридцатого апреля — на улице стаял последний островок снега в тени девятиэтажки — Андрюша вынес из дома распотрошенный изнутри системный блок и оставил его около подъезда, поленившись пройти два десятка шагов до мусорных контейнеров. Системник так и простоял там до вечера.

К десяти часам, когда на улице начало темнеть, пенсионерок на скамейке сменила тусовка пьяной гопоты во главе с отмороженным заводилой Мишкой Бугровым, сыном, к слову сказать, моего одноклассника. За месяц до этого Мишку отчислили из ПТУ, где он пытался освоить специальность сварщика, а неделю назад ему прислали повестку из военкомата. При всей крутизне начищать старослужащим сапоги и «драить очки» в казарме Мишке категорически не упало, но перспективы закосить у него не было, поэтому он из просто неадекватного превратился в бешеного. Жаловаться на него в милицию местные избегали — побаивались Бугрова-старшего. Однажды, встретившись на остановке автобуса, мы с Серегой взяли по пиву в ларьке, и я между делом предупредил его, что сыночка лучше притормозить, пока всё не кончилось хреново. На что Серега, лихо сдвинув на затылок кепку, ответил: «Слы, братуха, а я молодой-то такой же был, пусть пацан гуляет на полную, тебе-то че…». И тут не поспоришь: что Серега в молодости, что Мишка — разницы никакой.

…Кто, кроме Мишки, был в той тусовке, я не знаю, не знают этого и в милиции. Должно быть, подтянулся Жека Морозов из спортшколы… они с Мишкой вечно шлялись на матчи «Спартака», не пропуская ни одной игры. Кажется, в компании возникли разногласия по вопросу, где достать денег на водку. В четверть одиннадцатого мимо дома с ленцой протянулась милицейская патрульная машина. Задержаться для выяснения ситуации патрульные нужным не сочли.

В десять тридцать к подъезду подошел Марат.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13