Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЖЕСТЬ»

13 февраля 2015 г.
ВНИМАНИЕ: история содержит эпизоды, которые могут быть расценены как порнографические, а также сцены крайней жестокости, но не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. Вы предупреждены.

------

Белла Стар — это довольно известная порноактриса, снимается в том жанре, где связанную женщину сначала шлепают плеткой по попе, а потом суют резиновый член в рот, и я очень надеюсь, что эта история не про неё.

Шесть лет назад, когда я был еще прыщавым юнцом, гормоны уже играли, а девушки казались чем-то недосягаемым, я, как и многие, искал утешения в порнографии, коей в Сети всегда хватало. Для регулярных и комфортных сеансов у меня был толстый интернет-канал, а еще время от времени удавалось заполучить аккаунты тематических сайтов, адреса торрентов или, на худой конец, просто разных порнографических помоек. Специально для всего этого я купил подержанный ноутбук, который не жалко было заражать вирусами, и завел отдельный почтовый ящик, причем приходящий туда тематический спам тоже часто бывал интересен. Так что когда мне с какого-то совершенно левого адреса пришло очередное письмо, я совсем не удивился и даже обрадовался. А содержало оно приглашение на закрытый («только для своих») и бесплатный просмотр «уникальной интерактивной онлайн сессии прекрасной модели Беллы Стар». Будучи не полным дураком, я убедился, что никаких денежных вложений для участия действительно не потребуется, прошел процедуру регистрации и стал терпеливо ждать указанной даты. Даже разницу часовых поясов не поленился высчитать — сессия-то в Америке будет происходить. Получалось, что смотреть это представление я буду глубокой ночью, но тем лучше — спокойней, да и на нужный лад настроиться будет проще.

В общем, в назначенное время я запасся всем необходимым и устроился перед монитором. Сказать по правде, я до последнего был уверен, что это «разводка», но не выяснить это было бы глупо, а ролики с Беллой Стар мне всегда нравились. Но это оказалась не «разводка». Введя пароли, которые я получил с приглашением, я попал на ютубообразный сайт из двух окошек: верхнее для видео и нижнее для чата. Видео транслировало пустую студию, обставленную под средневековую пыточную камеру, посредине стояло крупное деревянное кресло вроде электрического стула или трона, а на стене висела огромная «плазма», по которой снизу вверх бежали строчки текста. Я сообразил, что на экране отображается чат, чтобы каждый мог убедится, что все без обмана. В чате, если можно так выразиться, стоял дикий галдеж, я со своим «свободным английским» едва успевал прочитывать сообщения изнывающих от предвкушения зрителей до того, как они уползали вверх. Понятно, что все задавались весьма закономерным вопросом: а где же, собственно, виновница торжества? Чтобы окончательно развеять все сомнения, я написал в чате «Всем привет!» и, нажав «Отправить», увидел свое сообщение на экране в пыточной комнате. Да, забавно. Первый раз я в таком участвую.

Наконец, в кадр вошла сама Белла. Она была в невозможно коротких шортах и розовой майке. Улыбаясь, она уселась в кресло.

— Всем привет! Извините, что заставила ждать! — сказала она, помахав в камеру рукой.

«Твое опоздание — прекрасный повод тебя наказать», — пошутил кто-то в чате. Сейчас я понимаю, кто это был. И еще я понимаю, что это была совсем не шутка.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
9 февраля 2015 г.
Первоисточник: scientific-alliance.wikidot.com

Автор: Механик (в соавторстве)

С ответом на то, что такое душа,
Болотный священник идёт не спеша.
Он в шляпе из веток и в рясе из ряски,
Глядят из карманов лягушечьи глазки,
Нос вымазан илом и плесень везде,
Запуталась рыба в густой бороде.
В руках держит чётки из старой коряги,
Живёт, очевидно, в каком-то овраге.
Общается жестами, давши обет,
Хоть ногти не стрижены семьдесят лет,
Возносит молитвы богам-мухоморам,
Что спят, но, конечно, пробудятся скоро,
А раем зовёт он трясину и слизь.
Ведь все, как-никак, из воды родились!

С. Леврант, «Росар, Безаль и Пансобан»

1

Домишко Никодимыча притаился на окраине посёлка. Скособоченное строение, которое никто не ремонтировал уже лет эдак десять, а то и больше, давным-давно стало частью сельского пейзажа. Стены поросли мхом и ещё какой-то дрянью, крыша перекосилась, даже потемневший от времени флюгер казался сидящей на ветке вороной. Кроме того, с одной стороны кривоватое жилище очень удачно прикрывало от чужих взглядов здоровенное дерево, а крыльцо старательно маскировалось колючими кустами шиповника.

То ещё местечко, короче говоря.

Петрович миновал незапертую калитку, прошёлся по тропинке и постучался. На первый стук, однако, никто не ответил. Мужик почесал подбородок и недовольно нахмурился.

— Без нас начал, что ли?.. — он постучал ещё раз, прислушался и гаркнул, — Хозяин, открывай, гости пришли!

На сей раз за дверью послышались шаги, и из недр домика высунулась физиономия хозяина — тощая, удивительно неопрятная, заросшая сизой щетиной. Испещрённый жилками нос торчал, как дуб среди степей, под глазами виднелись отчётливые мешки... Однако сами глаза были на удивление ясными и адекватными. Глянув по сторонам, Никодимыч пожал плечами.

— Врёшь, Петрович, ты тут один. А говоришь «гости»… Ладно, заходи.

Дверь открылась шире.

— А что, Леопольдыча нет ещё? — спросил Петрович, перешагнув порог.

— Нету. Будем ждать.

Они уселись за видавший лучшие времена стол, укрытый клеёнчатой скатертью, где сиживали уже не раз, и принялись лениво переговариваться, изредка поглядывая на стрелки часов. Третий запаздывал.

Наконец, минут через пять, внутрь протиснулся грузный Леопольдыч, облачённый в неизменную клетчатую рубашку. Он почесал бакенбарды и тяжело вздохнул — одышка давала о себе знать. Тем не менее, с его появлением потрёпанный домик словно бы проснулся. Разговор зазвучал живее и естественнее, глаза заблестели, беседа потекла привольнее. Хозяин ненадолго отлучился в другую комнату, а затем вернулся с банкой малосольных огурцов и массивной бутылью, под завязку наполненной какой-то мутной жидкостью.

Пришло время для самого главного.

Никодимыч был единственным в посёлке самогонщиком, но своё хобби не особенно афишировал. Товар он толкал очень редко, из-под полы и только на сторону, предпочитая вместо этого квасить со старинными приятелями. Те, как и сам Никодимыч, из всех достоинств напитка ценили прежде всего градус, а потому такая бормотуха их более чем устраивала. Собиралась компания нерегулярно, опасаясь, как бы кто из соседей не настучал куда следует. Визитов в обычное время Никодимыч не опасался — всё предосудительное оборудование тщательно маскировалось, и опознать предмет поисков становилось чрезвычайно сложно.

Самогон наполнил стаканы, и все трое дружно выпили, а затем столь же в унисон крякнули. Захрустел на чьих-то зубах огурец.

— Слышь, Никодимыч, — вдруг подал голос Леопольдыч, — А чего это вдруг сегодня у выпивки вкус какой-то странный?

— Кстати да! — оживился Петрович, тоже обративший на это внимание.

Самогонщик почему-то замялся.

— Ну, понимаете… В общем, дело было так…

2

Ранним туманным утром Никодимыч отправился за ингредиентами. Возле железнодорожного полустанка как обычно толпились бабульки, распродававшие нехитрые дары своих огородиков по редкостно смешным ценам. Товарец, конечно, чаще всего был не ахти какой, корнеплоды и яблоки в основном попадались скромные, невзрачные, но на самогон они вполне годились.

В этот раз мужику повезло — подвернулся один из самых выгодных поставщиков. Сухонькая востроносая старушонка брала за свой товар сущие копейки, причём, помимо овощей, она продавала шампиньоны и ягоды, набранные в ближайшем лесу. Порой Никодимычу казалось, что гиперактивная бабулька появляется здесь не ради заработка или обмена новостями, а просто для удовольствия — людей посмотреть, говор послушать. Смешливый характер пенсионерки эту теорию только подтверждал.

По причине дешевизны Никодимыч затаривался здесь практически оптом — совал одну купюру и получал едва ли не половину товара. Вот и сейчас ему достались несколько пакетов, набитых овощами и ягодами, а также большая связка сушёных грибов. Распрощавшись с продавщицей, мужик двинулся прочь.

От железной дороги до посёлка было примерно полкилометра по ухабистой дороге. Затариваться близ дома подозрительный Никодимыч опасался — пару раз его едва не накрыли. Туман, висящий пластами, медленно истаивал — солнце поднималось всё выше, разгоняя белёсую хмарь. Мужик что-то тихо насвистывал себе под нос, глядя, как впереди вырисовываются островерхие крыши.

Через несколько минут он уже сортировал покупки. Подосиновики... Немного малины… Чуть помявшиеся помидоры… Баклажаны… Стоп.

— Это ещё что за хрень такая? — ошалело пробормотал Никодимыч.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
7 января 2015 г.
Автор: Minogavvv

Хотите верьте, хотите нет, но я считаю, что самая большая загадка во Вселенной — это человек. Как он сам, так и его тело может выкидывать такие фортеля, что диву дается, по-моему, не только Бог, но и чёрт!

Привезли к нам на «разделочную доску» парня. Молодой еще, 17 лет. Ну что тут сказать, среди молодежи именно таких придурков к нам больше всего и попадает. Сначала даже не думали его трогать, но родственники настояли, чтобы мы привели его в «божеский вид». Мол, хоронить хотят в открытом гробу, и денег дали.

А нам-то что? Мы, работая в морге столько времени, и не такое делали. Пришить отсутствующие у жмура руки-ноги и переодеть? Да не вопрос! Спирту хряпнули — и за работу. Собрать по кускам голову упавшего в карьер работника и сделать чинное лицо? Да не вопрос! Покурили, подумали как — и за работу.

Вот все почему-то думают, что работа в морге — это кладезь ужаса, мистики и ходячих мертвецов, которые вскакивают со стола, как только ты проходишь мимо. Нет, ну в ночные смены тут, конечно, никто не задерживается, и всякое рассказывают. Но днем это на самом деле не только рутина, но и очень прибыльная профессия. А по ночам пусть студенты да алкаши работают. Все равно им делать больше нечего, как спать в «живом уголке», да спьяну «белочку» ловить. Вот они и видят по ночам «мистику».

А днем тут всегда спокойно... ну и денежно. Каждое движение инструмента стоит для родственников денег. Переодеть — одна цена. Руки и голову положить, пока не окоченело тело — другая. Ну и «косметический ремонт», тоже не за бесплатно.

Вот так и с этим парнишкой.

Вроде бы по закону жанра в закрытом гробу прощаться надо, так нет. Карман у бати денег не тянет, и он даже торговаться не начал. Хотя с нашей спецификой услуг никто никогда еще с нами не торговался.

А смерть-то у паренька глупая. Хотя таких придурков особо и не жалко, как бы цинично это не прозвучало. Но, работая в морге, ты или станешь циником, или пойдешь в «Макдональдс» туалеты мыть.

В общем, напился он с друзьями в кизяк и давай на качелях свою удаль молодецкую показывать. Раскачался и с криком: «Посмотрите, как я умею!» — прыгнул «щучкой» с самой высокой точки с качели головой вниз на бетон.

Вроде бы сотрясением и внутричерепной гематомой пахнет — так кусок щебня неудачно подвернулся. Итог — премия Дарвина, и труп у нас на столе.

Конечно, очень некрасиво торчит камень прямо во лбу, где у индусов тилака (точка такая). Крупный такой камень, размером с яблоко, грани острые, еще и вкрапление каких-то блестящих минералов. Я не разбираюсь в этом.

Но работа есть работа, тем более что за нее заплачено.

Извлечь каменюку, натянуть кожу и аккуратно зашить в волосах (чтобы шов не было видно) — работа не из простых. Я бы даже сказал — ювелирная, достойная лучшего скальпеля пластического хирурга. Но наш пациент никуда не торопится, и у нас есть время делать работу мирно и не спеша. Тем более что мотивацию мы уже поделили между собой и положили в кошельки.

Итак, начали. Нас двое. Я и санитар, мой давний друг. Мы тут старожилы, даже главврачей штук пять видели. Одного даже у нас на столе резали. А вот не надо паленку пить, когда спирт есть.

Но перейду к самому рассказу.

Камень вынули легко — благо, недалеко ушел и обломки костей черепа его не зафиксировали. На самом деле это удача. Обычно кости берут в «кольцо» инородный предмет и держат как клещами.

Но вот когда мы вынули камень, на нас тут же брызнуло содержимое головы. Внутричерепное давление было сильным.

Думаете, мозг?

Нет! Прозрачная жидкость!

Как потом показала экспертиза — обычная лимфа. Сукровица, по-вашему. Это когда волдырь на ожоге лопнет, то она самая течет. Скопище лимфоцитов нашего тела для ускорения заживления ран.

Вот так вот.

После отделения верхней части черепной коробки мы удивились еще больше — следов мозга не обнаружено.

Просто большой объемный пузырь лимфы вместо него, с тонкой сетью кровеносных сосудов в том месте, где обычно бывает мозжечок.

Мы тут же созвали консилиум из головного корпуса. Там у нас хирургия. Хирурги и провели анализ остатков жидкости, они и фиксировали дальнейшее препарирование на камеру, они забрали на изучение образцы тканей каждого органа, они и уговорили перенести дату захоронения тела парня на пару дней (хотя просили родственников вообще отдать труп для изучения).

Как стало ясно, парень ничем не отличался от 99,999% среднестатистической молодежи средней полосы России. Пил, курил, гулял, девочку под ручку водил, учился так себе, все прививки сделаны, страдал открытой формой пофигизма, в сезон ОРВИ, раз в пару лет грипп, хотел в институт, потому что не хотел в армию.

Как он жил с пузырем жидкости вместо мозга — загадка.

Но еще больше загадка — КАК ОН БЫЛ ТАКИМ, КАК И МЫ? Частью сложного социума, где нужно не только общаться, но и стоить сложные отношения с окружающими?

Вот такие загадки иногда нам приносит человеческое тело!

Этот случай мне запомнился особо хорошо, поскольку так и не был разгадан этот феномен.

Ну что сказать? Деньги пришлось вернуть, поскольку все равно гроб был закрытым. Да и не хотелось, чтобы в этой суете кто-то узнал про наши подработки, а то еще делиться с нахлебниками придется.

Почему гроб закрытый? Потому что тело парня увезли в неизвестном направлении, а родственникам отдали неизвестную бабку, помершую прямо на улице.

Еще мне запомнилось тело одной маленькой девочки, которое к нам приехало в состоянии «лего-го», и мы сшивали куски воедино. Она была — как установило следствие — одна дома. Но подверглась нападению неустановленного животного, которое ее и разорвало. Я видел эти следы когтей и зубов. Нет, я не знаю ни одного животного, которое может оставлять такие следы и проникать в закрытые помещения в многоэтажном доме, а потом бесследно исчезать!

Еще запомнилась тетка, которая умерла от рака легких. Когда ее вскрывали, из брюха как из брандспойта на нас вырвался поток гноя, и тут тетка вскочила и начала орать, пока не рухнула. Нет, не подумайте, такое бывает. Мы иногда по ошибке врачей реально убиваем еще живых людей — это не считается чем-то необычным. Но вот чем она орала, если мы до этого у нее трахею вырезали, и у нее не было легких — это вопрос.

А чего стоит бомжиха, которую заживо поедали синеватые длинные черви, которых никто никогда еще не видел? Мы их у нее даже в мозге нашли!

Но это, как говорится, уже другая история.

Так что человеческое тело нам преподносит иногда много сюрпризов.
♦ одобрил friday13
24 декабря 2014 г.
Автор: М. С. Парфенов

В половине восьмого утра Артем себя чувствовал отвратительно. Принять душ не успел, только пару раз брызнул чуть теплой водой из крана на лицо, но помогло ненадолго. Глаза слипались, голова болела. Зубы почистить просто забыл, и во рту ощущался кислый привкус чего-то перебродившего, вполне возможно — вчерашнего полуночного ужина. Прислонившись затылком к рекламному плакату на фонарном столбе, Артем едва не отключился. А когда, встряхнувшись, полез в куртку за сигаретами, вспомнил, что оставил их дома, на раковине.

Твою мать.

Низенькая плотная бабулька в выцветшем плаще зыркнула в его сторону сердито, как будто читала мысли. Откуда только берутся такие старухи на любой остановке в любое время суток? Носительницы морали ни свет ни заря караулят чего-то, как в деревнях своих привыкли. Что называется, «с первыми петухами» влечет их — на рынки, дачи, огороды. Вон и авоська из кармана торчит. Как пить дать, для лаврового листа и прочей ерунды, которая у них в приправу к борщам и соленьям идет… Где уж тебе, бабка, понять молодого парня, которому на работу спозаранку в понедельник — ах как влом…

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
Первоисточник: darkermagazine.ru

Автор: Сергей Рябых

Комнату на втором этаже дачного домика заливал солнечный свет. Он скользил по полкам с детскими книгами и игрушками, компьютерному столу, разбросанной по полу одежде и темно-синему одеялу, постепенно подбираясь к лицу мальчика, который спал в своей постели. Прошло еще полчаса, прежде чем теплый лучик лег на его прикрытые глаза. Вадим поморщился, пробуждаясь. Он не любил, когда его так бесцеремонно будили. «Давно пора шторы повесить» — подумалось ему.

Мальчик посмотрел на часы, что стояли на тумбочке возле кровати. Полдесятого. Раздражение из-за столь внезапного пробуждения прошло, как только он вспомнил, что сегодня особенный день. Вадиму исполнялось двенадцать. А это значит, что вечером на дачу наконец-то привезут его друзей — можно будет пообщаться с нормальными ребятами, а не с местной деревенщиной. Ничто не могло омрачить это утро еще и потому, что буквально вчера местная девочка по имени Света, которая очень нравилась имениннику и которая была лучше всей остальной деревенщины, пообещала сделать ему хороший подарок.

Вадим наскоро накинул джинсовые шорты и футболку с истертым рисунком. Он выглянул в чуть приоткрытое окошко — на улице было солнечно, как и на протяжении всей последней недели. Сегодня воскресенье, и погода, скорее всего, останется столь же хорошей еще очень долго. Стояла середина июля.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
22 декабря 2014 г.
В малолетстве мне вместе с родителями-офицерами довелось год провести на Новой Земле — одном из островов архипелага, затерянного в Северном Ледовитом океане. Родные там находились по долгу службы: в нескольких десятках километров от части проводились испытания неких бомб, чуть ли не водородных, ударной волной от детонации которых бараки и все их содержимое буквально отрывало от земли. Всего этого я не помню (а жаль), однако помню морды северных оленей, заглядывающих в окна жилища, песцов и миляг-нерп, одну из которых солдаты принялись разделывать прямо при мне.

Но ключевое и единственное яркое воспоминание связано с белой медведицей.

В непосредственной близости от части обосновалась медведица. Она-то и задрала двух патрулировавших солдат, благодаря чему те «грузом двести» досрочно вернулись на гражданку. Собственно, именно последствия её нападения мне и запомнились. Уж не знаю, при каких обстоятельствах меня вынесли на сорокаградусный мороз, да еще и лицезреть такое, но из головы этого не выкинешь. Картинка: тяжелый бушлат с завернутыми в него мясом и костями, от которых еще идет пар. Такой своеобразный голубец. Это то, что я помню исключительно ясно.

Командование части решило извести тварюгу и отправило соответствующий запрос на большую землю. От руководства пришел ответ: живите как хотите, зверь занесен в Красную книгу. Словом, для медведицы все обошлось. Сколько еще вояк полегло от ее зубов и когтей, не ведаю. Вскоре родителей перевели в Крым, ну и меня, соответственно, с собой забрали.

Такое вот суровое нордическое детство.
♦ одобрил friday13
20 декабря 2014 г.
— Папа, ну папа, когда же мы пойдем покупать праздничного человека? Я видела, Гринги вчера уже купили себе, такого красивого, высокого. И все мои друзья уже имеют дома человека, а у меня его ещё нет.

— Разве тебе его не жалко?

— А чего его жалеть, это ведь только человек. Какой же это будет праздник без него? — дочка умоляюще посмотрела в глаза отцу.

— Не отнимай у ребёнка праздник, — поддержала мать. — Почему она должна завидовать Грингам — мы что, хуже их?

— Ну ладно, уговорили, — устало произнес отец. Звонкие крики радости заглушили его недовольное кряхтенье.

Они направились на рынок. Уже на подходе можно было почувствовать сладостные ароматы человеческих испражнений, пота и крови, которые будили в душе детские воспоминания, создавая праздничную атмосферу. Отец с наслаждением втянул в трепещущие ноздри воздух и подумал, что купить на праздник человека — не такая уж плохая идея, ведь, действительно, незачем лишать девочку праздника. Они подошли к рядам связанных вместе людей, вокруг которых толпились покупатели, а стоявшие рядом продавцы расхваливали свой товар. Ноги покупателей месили снег вперемешку с человеческим калом, кучки которого в обилии валялись вокруг. На спинах некоторых людей была видна кровь, видимо, они пытались убежать, но их вовремя отстегали.

В их наполненных слезами глазах читался ужас. Дрожа на морозе, люди ожидали своей судьбы, своего покупателя. Кроме зазывных криков продавцов, голосов покупателей и сдавленного мычания товара, на рынке не раздавалось почти никаких посторонних звуков, так как языки у всех людей вырывались перед продажей. После недолгого выбора они купили красивого мужчину ростом 1 метр 83 сантиметра и, остановив такси, погрузили его, связанного по рукам и ногам, в багажник. Через полчаса они были дома.

Дочка просто светилась от счастья, когда его втаскивали в дом. Она видела, как завистливо смотрел гринговский мальчишка, ведь её праздничный человек был намного красивее. «А как он обзавидуется, когда мы его, наконец, установим…» — думала девочка.

Настал радостный миг установки. Отец, сидя на табуретке, строгал кол, мама вырезала на извивающемся теле человека красивые узоры, не забывая их сразу же прижигать, чтобы он не умер от потери крови и не испортил этим праздник, а дочка радостно носилась вокруг них, только мешая им в своих попытках помочь. Наконец, отец установил кол посередине комнаты, вставив в металлический держатель. Дочка от предвкушения захлопала в ладоши. Родители подняли человека и принялись насаживать его на кол. Он отчаянно сопротивлялся — но в крепких руках мамы и папы не особенно-то и повертишься. Наконец, по столбу заструилась кровь, а ноги человека встали на специальное приспособление — металлическую ступеньку, которая постепенно медленно опускалась. Без неё некоторые люди набирались мужества и резко насаживались на кол, пронзая себе внутренности и получая в награду быструю смерть, но эта ступенька не давала им шанса испортить праздник. Семья, обнявшись, наблюдала прекрасные гримасы боли, возникающие на лице праздничного человека.

Он продержался все праздники, целых два дня радуя их. Дочка приглашала к себе всех своих друзей и знакомых, и все ей завидовали. Теперь она была уверена, что её родители самые лучшие на свете. Когда же праздничный человек умер, его отволокли на мусорку, откуда его труп, как и тысячи таких же, отвезли в крематорий и сожгли. А в доме еще несколько дней сохранялся сладкий праздничный аромат крови и пота.
♦ одобрил friday13
19 декабря 2014 г.
Первоисточник: barelybreathing.ru

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику и жаргонизмы. Вы предупреждены.

------

«Вы когда-нибудь задумывались, что происходит под землей в больших городах? Поднимись на 20-30 метров вверх — и там будет кипеть жизнь, день будет сменять ночь, а сотни людей будут ходить по своим делам. Но там, внизу, там всегда ночь, населенная одними лишь механизмами и крысами. Или нет?»

Именно так я начал бы писать книгу, если бы эта идея не покинула меня еще давным-давно, когда я устроился на эту работу «временно». Десять лет спустя надежды ее сменить уже нет, и я каждый раз думаю, что привык к ней, и каждый раз понимаю, что привыкнуть к ней нельзя.

Работаю я в НИИ, находящемся прямо за МКАДом, учреждение у нас режимное. С улицы (а вернее с пустыря, где оно находится) НИИ выглядит как небольшое пятиэтажное здание, сильно напоминающее школу. Постройка еще советская, и потому я не удивился бы, если бы это и правда был проект типовой школы для отвода глаз и экономии рабочей силы. Однако верхние 5 этажей — это вершина айсберга. На самом деле есть еще два нижних, которые гораздо больше здания наверху, и именно там стоит все оборудование и находятся лаборатории. Сверху же работают только три этажа, а два верхних почти не используются, и потому заставлены списанным хламом.

Я не думаю, что после всего, что я сейчас расскажу, будет разумно упоминать что-то о деятельности самого НИИ, так как записывая и выкладывая в сеть все это, я уже подставляю себя, так что никаких подробностей о лабораториях снизу не будет. Однако я работаю еще ниже. Дело в том, что ниже двух подземных этажей есть подвал с коммуникациями, которые тянутся далеко в Москву и даже соединяются с метро. И моя работа — следить за ними.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
15 декабря 2014 г.
Материалы для истории, которую я хочу представить на ваш суд, я собирал несколько лет. Исходной опорой являлся услышанный в детстве рассказ моего дяди, который в 70-х — 80-х годах прошлого века работал следователем в нашем городе К***ске, расположенном в Новосибирской области. Уже будучи взрослым, я начал целенаправленно собирать сведения, которые могли бы пролить свет на неразгаданную тайну, о которой упоминал дядя: исследовал архивы и подшивки газет, расспрашивал очевидцев, знакомился с материалами старых уголовных дел, используя свои связи. Вывод, к которому я в итоге пришёл, выглядит совершенно фантастическим и нереальным, но при сопоставлении фактов это единственно возможное рациональное (насколько здесь применимо это слово) объяснение тех событий, которые имели место в нашем городе на протяжении десятилетий. Никаких фактических доказательств моей версии, конечно, нет, но всё-таки она кажется мне достаточно любопытной, чтобы я изложил её широкому кругу читателей.

------

I. ТАЙНОЕ КЛАДБИЩЕ

Изложение начну с истории, рассказанной дядей в семейном кругу в 90-х годах.

Осень 1977 года обернулась для работников следственных органов нашего городка страшным потрясением. Один из грибников, который обходил окрестные леса в поисках богатого опятами местечка, набрел на небольшую поляну километрах в пяти от городской черты, где увидел подозрительные холмики — создавалось такое ощущение, будто на поляне что-то закапывали. Бдительный гражданин обратился в милицию, и уже через день всё местное УВД стояло на ушах. Следственная бригада обнаружила в невзрачном лесном уголке настоящее тайное кладбище — под могилками по всей поляне было обнаружено 48 (!) расчлененных тел без гробов.

Это было ЧП союзного масштаба. Москва немедленно взяла дело под контроль, о находке был уведомлен сам министр Щелоков. Широкая общественность, как водится, ничего не знала — всё тут же строго засекретили. Прибывший из столицы комитет следователей высокого ранга взял расследование в свои руки, но и некоторые местные сотрудники УВД (как мой дядя) тоже имели доступ к информации. Выяснилось, что все тела голые и похоронены без особого тщания. Тела принадлежали исключительно подросткам и молодым людям — самому старшему было ориентировочно 22-25 лет. Большая часть из них были девушками, но встречались и тела мальчиков. Тела были закопаны не в один день — степень их разложения однозначно указывала на то, что могилки появлялись постепенно в течение почти десяти лет. Самая свежая могила (которая и привлекла внимание грибника) была выкопана не раньше, чем полгода назад.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
10 декабря 2014 г.
Автор: Олег Блоцкий (газета «Совершенно секретно»)

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит многочисленные грамматические ошибки. Вы предупреждены.

------

Драма эта разыгралась в горах Памира, на высоте 4400 метров, в условиях, которые с трудом выдержал бы физически крепкий мужчина: разреженный воздух — порой из носа и ушей идет кровь, учащается сердцебиение, одышка, организм обезвоживается, резкий перепад дневных и ночных температур, морозы до минус 30 градусов, снегопады. Участников драмы, прямых и косвенных, давно нет в живых, а не канула она в Лету лишь благодаря двум обстоятельствам: уголовному делу, возбужденному НКВД Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана, и дневнику пассажирки разбившегося самолета Р-5 Анны Гуреевой, который был приобщен к делу.

16 февраля 1942 года в 13:00 из Сталинабада в Хорог вылетел самолет Л-3316 с пилотом Княжниченко Василием Васильевичем. Пассажирами на борту были начальник Памирского погранотряда майор Масловский Андрей Евдокимович, работники НКВД Таджикской ССР Михаил Вихров и Сергей Жуковский, а также жена начальника хорогского аэропорта Анна Гуреева с двумя детьми — Сашей (сын мужа от первого брака, 10 лет) и Валерием (грудной ребенок до года).

Около 14:00 в районе Файзабада Орджоникидзеабадской области не выпустилось левое шасси. Княжниченко решил вести машину обратно на Сталинабадский аэродром. Около 15:00 «ворота» на Калаи-Вамар (горы настолько высоки, что самолеты летают между ними — подобные проходы между скалами и называются «воротами») оказались «закрытыми» из-за пурги. Княжниченко решил пройти правее ворот, где горы имели меньшую высоту. Во время пролёта через ущелье машину бросило вниз, в результате чего она зацепилась шасси за склон. Машина поначалу оставалась управляемой, но позже мотор заглох, и самолет врезался в снежный сугроб. Машина полностью разбилась, остались целыми только фюзеляж и левая верхняя плоскость. Пилот и пассажиры остались живы, имея легкие ушибы. Около 17:00 Княжниченко и Вихров пошли искать проход из гор к реке Пянджу, но через час вернулись, не найдя прохода.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13