Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЖЕСТЬ»

15 января 2014 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Yootooev

ВНИМАНИЕ: история содержит в умеренных объемах ненормативную лексику и эпизоды, которые могут быть расценены как порнографические, но в силу своих особенностей не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. Вы предупреждены.

ОТ АВТОРА: Рассказ содержит откровенные сцены насилия и жестокости, граничащие с извращением. Любителям околомистических произведений рекомендуется закрыть эту работу, либо не удивляться. Прошу не обвинять меня в сумасшествии и каких-либо психических расстройствах.

------

Тем утром я пробудился довольно рано, но еще долго лежал с закрытыми глазами, наслаждаясь одиночеством. За несколько дней до этого родители уехали в долгожданное путешествие по Европе: долгожданное не столько для них, сколько для меня. Мне оставили полный холодильник жратвы, достаточное количество денег, а так же провели емкий инструктаж на тему «что, где и как». Короче говоря, эти две недели обещали стать незабываемыми.

— ... И не успела эта песня попасть в ротацию нашей радиостанции, как сразу же прочно утвердилась в первой пятерке хит-парада! Напоминаем вам, что Алексей находится сегодня у нас в гостях! Алексей, сегодня, буквально через каких-то шесть часов состоится презентация Вашего нового...

«Кто бы заткнул это радио?».

Я лежал, скинув одеяло на пол и лениво обдумывал планы на день. Планы были нехитрыми: накупить пива и весь день просидеть за компьютером в блаженной, пьяной неге.

Мысль о пиве вызвала тошноту. Только сейчас я сообразил, что у меня дико раскалывается голова.

«Да, с пивком я вчера перебрал!» — весело подумал я.

Минут через десять я решил вставать. Был, конечно, соблазн поваляться еще, но голова болела так, что пара таблеток «Цитрамона» стала просто жизненной необходимостью. Открыв глаза, я спустил ноги на пол и собирался уже подниматься, как вдруг понял, что не могу сделать этого. Правая рука (моя правая рука) вцепилась в спинку кровати мертвой хваткой и в буквальном смысле перестала повиноваться моим командам.

— Что за чертовщина? — я растеряно глядел на руку и не мог ничего понять.

Я дернулся раз, другой, но ничего не вышло — рука продолжала сжимать спинку.

— Бред какой-то...

«Быть может это судорога? Судорога... Да какая к чертовой матери судорога!».

Несколько минут мне потребовалось на то, чтобы привести мысли в порядок. Все это время рука оставалась неподвижной. Наконец, я прикрыл глаза и стал мысленно посылать импульсы во взбунтовавшуюся конечность.

«Отцепись от спинки. Ты должна отцепиться от спинки. Ты должна...».

Бесполезно.

— Друзья! Я предлагаю и Вам рассказать какой-нибудь необычный и интересный случай из вашей жизни! Отправьте SMS с текстом «стори» на короткий номер 6556 и дождитесь нашего звонка. Напоминаем, что авторам лучших историй будут вручены ценные призы от нашей радиостанции!

«Да уж, бля... Необычная история!».

Я снова открыл глаза и ощупал левой рукой правую. Ничего особенного. Более того, я чувствовал ее, как и раньше. Просто она меня не слушалась, вот и все. Поразмыслив еще, я пошевелил ногами, открыл и закрыл рот, поморгал глазами. Все в порядке: тело, за исключением правой руки, оставалось в моем распоряжении. Попытка разжать пальцы правой руки усилиями левой не увенчалась успехом. Их словно приварили к проклятой спинке.

— Экая дьявольщина! — воскликнул я в отчаянии.

На глаза попалось полотно с коллекцией значков, висевшее с незапамятных времен над моей кроватью. Я сумел дотянуться до него и снял один из значков (гордый профиль Ильича при этом ярко блеснул на солнце). Отогнув острую булавку, я осторожно, но достаточно ощутимо ткнул ей в непослушную руку и тут же сморщился. Больно. В месте укола выступила крохотная капелька крови.

— Итак... Так-так-так... — я отложил значок в сторону и теперь нервно чесал голову.

Хотелось в туалет, хотелось позавтракать и выпить кофе, хотелось принять уже проклятого «Цитрамона». Хотелось заниматься обычными делами, но нет — меня не отпускала с кровати собственная рука! Я поискал глазами сотовый телефон и обнаружил его на столе рядом с компьютером. Проклятье.

«А что если она так и не отцепится? Я имею все шансы подохнуть от голода».

От этой мысли стало по-настоящему страшно. Я облокотился подбородком о левую руку и стал ждать. Чего? А хрен его знает.

Так я просидел около часа. Выпитое намедни пиво уже не просилось, а буквально рвалось наружу. Я грешным делом уже подумывал сходить под себя.

— Я родился в Латвии, но сразу после рождения переехал в Россию, — откровенничал тем временем неизвестный мне музыкант Алексей. — Детство было очень тяжелым, денег не хватало порой даже на...

«Ну да, игрушки, прибитые к полу», — криво усмехнулся я.

И тут меня осенило.

— А ведь кровать-то к полу не прибита!

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
Автор: Stella Eliz Braun

Будьте осторожны, оставляя открытой форточку на всю ночь. Ведь через нее к вам в дом может попасть нечто, которое настроено отнюдь не дружелюбно — в этом я убедился лично.

Для начала скажу, что какими-либо психическими расстройствами не страдаю, алкоголем и наркотиками не балуюсь, да и вообще, стараюсь вести спортивный образ жизни. Так что свалить все на пьяный бред не получится.

В тот злополучный вечер дома было очень жарко. Пот стекал с меня ручьями, а вентилятор, как назло, сломался три дня назад — наверное, не выдержал круглосуточной работы. С утра надо было вставать на работу, но как в этой парилке уснешь? Выход был только один: надо открыть форточку и попытаться провалиться в небытие хоть на несколько часов.

Сходив в душ и устроившись покомфортнее в своем ложе, я на удивление быстро уснул. Но сон мой был тревожным, я ворочался на кровати, как уж, и в итоге вступил в контакт с холодным полом, покрытым потускневшим от времени паркетом.

— Черт! — голова просто раскалывалась, в ушах звенело. — Сколько вре…

Я ошалело уставился на свою футболку, которая чем-то была измазана. Приглядевшись получше, я сделал не очень приятное открытие: я весь был измазан… в крови, В КРОВИ, черт меня дери! Все еще находясь в состоянии шока, я обследовал каждую частичку своего тела. Все в норме, никаких ранений…

Я стал метаться из комнаты в комнату, обыскивая каждый угол. Кого я искал, спросите вы? Своего любимица — трехлетнего кота Редиску. И, к сожалению нашел — вернее, нашёл то, что от него осталось: мордочку, которая смотрела на меня пустыми глазницами, и небольшой комок шерсти…

Меня вырвало — сначала в коридоре, а потом в ванной. Все произошедшее не укладывалось у меня в голове. Что могло сделать с моим котом такое?! Вы хоть раз видели мейн-куна, нет? Мейн-куны — красивые коты крупных размеров, очень выносливые, с сильно развитой мускулатурой. Эти животные достаточно массивны, вес взрослых котов доходит до 18 килограммов. Согласитесь, чтобы повредить такому животному, нужна немеряная сила, а Редиска у меня обладал спесивым характером и к себе подпускал только меня.

От грустных мыслей меня отвлек утробный рык в моей квартире. Животный страх сковал мое тело. Буквально секунду спустя я уже сползал по закрытой двери ванной комнаты.

Удар, еще удар. Нечто упорно долбилось в мое убежище. Снова удар. Казалось, что древесина скоро не выдержит, и тогда меня ждет участь ничем не лучше моего кота.

В состоянии, близком к истерике, я раскачивался из стороны в сторону и бормотал какую-то молитву. Боже, все, чего я хотел — чтобы эта тварь ушла, и все обернулось сном. Кошмаром. Ах, как я этого хотел! Тем временем за дверью громко чавкали, периодически издавая повизгивание и шумно принюхиваясь...

Я долго не решался выбраться наружу. А когда таки решился, на часах уже было за полдень.

Обойдя всю квартиру, я не нашел ничего. Ни кота, ни его останков — только капельку запекшейся крови, застывшей на стекле форточки.
♦ одобрил friday13
6 января 2014 г.
Как-то раз в один ничем не примечательный и абсолютно обычный день я лежал на диване у себя дома и смотрел телевизор, попыхивая сигаретой и держа в руке банку холодного пива. Жена была на работе до шести, дети в садике. У меня был выходной, и я решил расслабиться уже с утра — встал, умылся, сходил в магазин и теперь лежал, наслаждаясь отдыхом в полной мере. По телевизору показывали повтор чемпионата по футболу, матч Россия — Чехия. И вот лежал я, расслабившись на диване и никого не трогая, как вдруг услышал шаги на верхнем этаже в квартире у соседей.

Не подумайте, что я запаниковал или струсил из-за каких-то дурацких шагов. В тот момент меня это разозлило. Я устал за кажущиеся бесконечными дни работы на вахте и хотел расслабиться. Вполне понятно, что всякие посторонние звуки меня раздражали. Но не идти же из-за этого к соседям? Так я тогда решил и продолжил смотреть матч, стараясь не обращать внимания на топот наверху. Я лежал, лежал, пытаясь сосредоточиться на футболе, но чем больше я старался забыть про эти звуки, тем отчётливее я их слышал, и тем больше они меня злили. Теперь именно по той причине, что я не хотел слышать стуки, удары — или что бы это ни было, — я слышал только их.

Я нервно выбросил сигарету в пепельницу, впопыхах стряхивая пепел с рук, и положил пиво на письменный столик, стоящий перед диваном, на котором помимо этого лежали чипсы. Громко стуча пятками по полу от злости, я прошел в кухню и не придумал ничего умнее, как достать аллюминиевую ложку.

Я снова вошел в зал, только с зажатой в руке ложкой. Далее я подошел к батареям и начал стучать по ним с её помощью что есть сил. Представляю, какой шум был в соседской квартире — но так им и надо! Пусть поймут, каково это — с утра слышать их громкий топот. Постучав около минуты, я перестал.

Шаги прекратились. Видимо, намек был понят. Я схватился за пиво и снова прыгнул на диван.

Что за комедия — не прошло и минуты, как сверху кто-то начал не просто ходить, а прыгать. Шум был такой, как будто там стоят трое здоровых мужиков, налегающих на фаст-фуд, и прыгают что есть мочи. Кажется, мои действия их только разозлили. Я посидел минутку, ожидая, когда же они прекратят этот детский сад. Насколько я помнил, там жила молодая семья с грудным ребенком.

Я решил больше не стучать. «Перебесятся, успокоятся и перестанут», — решил я и снова постарался уткнуться в телевизор, и мне это даже удалось на минуту, пока звуки, доносящиеся сверху, не стали просто невыносимыми. Теперь казалось, что весь дом ходит ходуном в некоторых местах, даже штукатурка осыпалась. Видимо, я подал им хорошую идею про батареи, так как по батареям стучало так, что, казалось, на моих мозгах отплясывают чечетку. В ушах звенело, и я теперь не смог бы расслышать не только телевизор, но и свой голос, даже если бы закричал. В этот момент моему терпению пришел конец. «Я им покажу, ублюдкам!» — подумал я, скрежеща зубами от злости и натягивая джинсы и футболку на тело. Я просто вылетел в подъезд, даже не закрыв за собой дверь.

Через минуту я уже стоял перед коричневой соседской железной дверью с красивой резной ручкой. Я стал стучать в неё очень настойчиво и без остановки. Ответа не было. Я стучал и стучал, пока мне не надоело.

«Прячутся, трусы», — подумал я и приложил ухо к двери.

Как ни странно, я ничего не услышал. За дверью стояла гробовая тишина. «Затаились», — подумал я и снова начал стучать. Когда мне это порядком надоело и я не услышал ничего, кроме мертвой тишины за дверью, я спустился в свою квартиру. Я запер дверь и пошел в туалет, по пути раздумывая, что за ерунда произошла с моими соседями — вроде такая приличная семья... Усевшись на унитаз и сделав свое дело, я хотел было уже открыть дверь и выйти, как вдруг я услышал то, от чего моё сердце похолодело. Шаги.

Но они были в моей квартире. Я отчетливо слышал, как кто-то размеренно вышагивает в моей комнате. «Видимо, они зашли, когда я вышел, ведь я не закрывал дверь» — подумал я и хотел было уже открыть дверь, но передумал.

Хоть я и не запер входную дверь, когда уходил, но это точно не могли быть мои соседи. На площадке я был недолго и не видел, чтобы кто-то спускался с верхнего этажа. Значит, это кто-то посторонний, не соседи. Может, грабитель? Мне стало по-настоящему страшно.

Я стоял в нерешительности и держал ручку от двери, а снаружи в моей комнате, той самой, где я сидел несколько минут назад, кто-то ходил взад-вперед. И его шаги, кто бы это ни был, отдавались в моем сердце. Но самое страшное было ещё впереди.

Между дверью и стеной в туалете у нас есть небольшая щелка, через которую видно часть коридора. Я нагнулся и стал смотреть в неё, и тут страшный стук раздался прямо в дверь туалета. От неожиданности я отпрыгнул назад, так и не успев ничего рассмотреть. Я больно ударился ногой об унитаз. Дверь ходила ходуном — кто-то с противоположной стороны дергал её на себя. Я слышал за дверью тяжелое дыхание, от которого волосы вставали дыбом. Сердце у меня чуть не ушло в пятки, я почувствовал терпкий металлический привкус страха во рту. И тут мне пришла в голову мысль, что это может быть маньяк. У нас в то время в городе орудовал квартирный маньяк, убивающий людей целыми семьями в их собственных квартирах. И теперь пришла моя очередь. Я умру мучительной смертью, а потом, когда вечером придут мои близкие, он убьет и их...

— Вы кто такой? — спросил я, и мой голос даже для меня прозвучал жалко и беспомощно. — Уходите, иначе я вызову полицию! — сказал я, понимая абсурдность сказанных мною слов. Во-первых, я заперт в туалете, во-вторых телефона у меня с собой, конечно же, нет. Но мне очень хотелось услышать хоть какой-то ответ, хоть что-нибудь человеческое, а не это мертвое молчание, от которого тело сводит судорогами животного ужаса.

Стук прекратился. Я сидел на унитазе и громко дышал, чтобы успокоиться. Я сидел, сидел и сидел, не замечая течения времени. Я стал прислушиваться. Шаги прекратились. Уж не сошел ли я с ума? Может, это все игра больного воображения, и никаких шагов и вовсе не было? Я потихоньку открыл дверь туалета и выглянул в коридор. Никого. Я резко рванул к тумбочке, к спасительному телефону. Слава богу, он у нас беспроводной, и я на бегу, не заглядывая в зал, схватил его и вылетел в подъезд. Я вызвал полицию и стал ждать её, стоя в подъезде. В квартиру заходить было страшно.

Через некоторое время в подъезд зашли двое полицейских. Они сразу осведомились, что произошло, и вошли внутрь моей квартиры. Никого там не было. В зале на столе по-прежнему стояло пиво. Я видел, как полицейские переглянулись, и понял этот взгляд. Через мгновение, как подтверждение моим словам, один из них произнес:

— Как много вы выпили, молодой человек?

— Да я клянусь вам, здесь кто-то был. Я даже одну кружку не допил, как началась эта беготня наверху.

Полицейские всё ещё недоверчиво переглядывались.

— Ну, давайте посетим ваших соседей...

И вот я снова стоял перед коричневой дверью, не сомневаясь, что никто не откроет. Я вообще не видел смысла беспокоить соседей, так как не сомневался, что никто из них ничего не видел. Но побеспокоить этих прыгунов лишний раз всё равно было приятно.

Один из полицейский, который помоложе, позвонил в звонок (я его в прошлый раз не заметил). Тишина. Ответа не было. Он снова позвонил, добавив к этому несколько громких стуков в дверь. Снова тишина.

— Их нет дома, — констатировал полицейский и оглянулся на меня.

Теперь мне казалось, что они смотрят на меня, как на заядлого алкоголика, у которого началась белая горячка — и кто знает, может быть, я бы через минуту уже сидел в их «УАЗике», если бы не тихое поскрёбывание, раздавшееся внутри соседской квартиры. Это был очень тихий, но отчетливый звук. Это сразу привлекло внимание полицейских, и они оба стали стучать в дверь.

— Если вы слышите, то откройте дверь! Это полиция! — сказал второй полицейский, продолжая стучать.

Никто не открыл, но звук продолжался и даже нарастал — теперь казалось, что кто-то внутри просто дразнит нас. И вдруг мы замерли от неожиданности. За дверью кто-то прохрипел: «Помогите», — и в голосе этом было столько отчаяния, что полицейские, не раздумывая больше, вызвали взломщиков.

Спустя, наверное, полчаса (уж так они медленно работают) к нам приехал худощавого телосложения взломщик и приступил к делу. Всё это время мы прислушивались у двери, но больше никаких звуков или слов мы не услышали. Только гнетущая, мёртвая тишина.

Когда дверь открылась, нам в нос ударил тошнотворный сладковатый запах. Меня чуть не стошнило от него, но я вошел внутрь со всеми. То, что я увидел, надолго врезалось мне в память.

Вся квартира была залита кровью. Я никогда прежде не видел крови в таком количестве, и меня стошнило от её вида.

— Матерь божья… — произнес полицейский постарше, который шел впереди нас и первым вошел в комнату.

В зале мы увидели два трупа, хотя сначала мне показалось, что там человек пять, не меньше. Тела были расчленены, запах стоял смердящий и гнилой. Трупы уже начали разлагаться. Взломщик в ужасе пошатнулся и выбежал в подъезд. Полицейские стояли в ступоре, не зная, что делать. У них были бледные лица.

Первым опомнился молодой. Он выбежал в подъезд, и я слышал, как он кричит, разговаривая по телефону с диспетчером. Я тоже вышел, не в силах смотреть на всё это, и тут меня осенила мысль, которую я сразу же высказал второму полицейскому:

— Тут должен быть кто-то живой, мы же все слышали голос... — и, поразмыслив, я добавил:

— ... и шаги, я слышал шаги!

Полицейский посмотрел на меня и сказал:

— Надо проверить другие комнаты.

Но сил и желания заходить в другую комнату у меня не было, так что я стоял и ждал в подъезде вместе со взломщиком. Через минуту второй полицейский вышел из квартиры, неся в руках какой-то сверток. Я встал и, увидев живого ребенка, обомлел.

— Малыш цел, только голоден, — сказал полицейский, покачивая ребенка на руках.

Я стоял в абсолютном шоке. Всю остальную часть дня я как будто находился в тумане. Помню только, что приезжали люди, много людей в форме, следователи просто облепили подъезд и опрашивали соседей. Приехали репортёры в поисках сенсации, «скорая» забрала малыша... Я так и сидел на одном месте, и меня никто не трогал. Я всё думал, мне не давала покоя мысль: «Кто там так шумел, если все, кроме беспомощного ребенка, были мертвы уже как минимум двое суток? И кто был в моей квартире?». Я сидел и ничего не понимал. Потом ко мне подошел один из полицейских, тот, который постарше, и отвел меня в сторону:

— Не говори никому про голос из-за двери, — серьезно сказал он.

— Почему? — спросил я, в принципе, не удивляясь такой просьбе.

— К материалам дела это не припишут, а вот в здравии ума засомневаются. Сам понимаешь, парень — никто нам не поверит. Я и сам сомневаюсь, что что-то слышал, — он тяжело вздохнул, и я понял, что не одному мне тяжело осознать произошедшее. Я согласился ничего не рассказывать.

Спустя месяц убийцу нашли и посадили далеко и надолго. А мне вручили благодарственное письмо за спасение человека. Благодаря мне спасли ребенка, но я часто задаю себе вопрос: «Благодаря мне ли?». Кто-то или что-то хотело, чтобы ребенок жил. Я никогда не верил в высшие силы, но после этого случая я понял, что мы всего лишь пешки в какой-то большой и непонятной игре, правила которой человеку никогда не понять.
♦ одобрил friday13
20 декабря 2013 г.
День рождения воспринимается именинником как светлый праздник только в детстве. Позже приходит понимание того, что устраиваемое торжество не возникает само по себе, и надо вложить в него много труда и немало денег, чтобы получилось нечто достойное. Некоторые, правда, вкладывают в него много алкоголя и проносятся в свой новый год на винных парах и без лишних душевных терзаний. Для женщины же все ещё плачевней. Во-первых, с хозяйки торжества и спрос большой, а во-вторых, с каждым годом она все дальше и дальше от вожделенной юности и красоты.

Такие вот невеселые мысли одолевали Свету незадолго до праздника. Друзья уже все оповестили её и предупредили, что обязательно придут к ней на праздник, чтобы она даже не подумала зажать повод собраться вместе и хорошенько погулять. Света пересчитывала оставшиеся с последней зарплаты деньги, косилась в магазинах на дорогие чудодейственные кремы, обещающие подарить её пяток лет молодости, и отчаянно не хотела спускать остатки средств за один вечер.

Женщиной она была неглупой и понимала, что отвертеться не удастся, а значит, надо искать выгоду и в этом положении. Поэтому она, в свою очередь, за неделю до торжества вручила подруге лист из блокнота:

— Вот, подарите мне на день рожденья. Не нужно мне десятка сувениров, и букетов можете не дарить. Один черт, меня они не спасут. Знаю, что стоит недешево, но если сумму на всех разделить, то нормально выйдет. Ты уж подкинь идею остальным.

Подруга была старой и проверенной и к просьбе отнеслась с должным вниманием и деликатностью. В тот же вечер она обзвонила всех остальных и предупредила, что подарок она уже выбрала, и что осталось только собрать на него денег и купить. Надо так надо — через два дня Лизавета собрала последний взнос и отправилась в магазин. Вот только нужной вещи в нем не было. Время предновогоднее, товар, хоть и дорогой, но ходовой — все раскуплено, извиняйте.

На всякий случай ещё два дня Лиза бегала по более мелким магазинчикам, потом обошла и все подвальные ларечки, но ничего так и не нашла. А время шло. Спасителем совершенно случайно выступила незнакомая женщина, которая была свидетелем Лизиного разговора с продавцом в очередном магазине. Да, у неё есть как раз эта вещь. Да, нераспечатанная. Откуда? Дочка подарила, а на себя тратить такое сокровище даже как-то жалко. Дорого же. Так отчего же не продать тому, кому действительно нужно?

Итак, подарок был вовремя вручен счастливой имениннице.

Вечером Света развернула сверток и улыбнулась. Да, это именно то, что она просила. Чудесный крем, напичканный полезными веществами настолько, что по отзывам даже дряхлые старухи превращались в молоденьких девушек. Ну что ж, если отбросить преувеличения, пару лет для себя она выгадала — можно успеть и замуж выйти. Или просто ещё немного порадоваться немудреному женскому счастью.

Света открыла баночку, вдохнула легкий, слегка кисловатый аромат. Чем же он так пахнет? На ум приходил свежий запах крыжовника, скошенной травы и чего-то ещё абсолютно неуловимого.

В кожу крем впитывался мгновенно, ложась на щеки нежным шелком. Света закончила вечернее таинство и легла в постель, счастливая и, как ей казалось, невесомая.

Через пару месяцев её было не узнать — помолодевшая, похорошевшая, казалось, что кожа её сияет и наливается силой и здоровьем. Даже взгляд у Светы поменялся. От поклонников теперь не было отбоя, и Лизавета, глядя на подругу, сама прикупила чудодейственное средство. Но крем ей не подошел. Да, хорош. Да, качественен, но чуда с её кожей не произошло. Крем как крем, зря переплатила.

Ближе к лету Света наконец определилась с выбором избранника, назначила дату свадьбы на середину лета и погрузилась в атмосферу подготовки к столь важному мероприятию. Сил из неё эта подготовка вымотала столько, что жених не выдержал и однажды чуть не силком увез женщину из города. Провести неделю на даче никому лишним не бывает — там тебе и свежий воздух, и фрукты-овощи с грядки, и молочко парное, и связи практически нет — идеальное место для отдыха.

На вторые сутки пребывания на даче Света со вздохом выскребла остатки крема из баночки, равномерно нанесла на лицо и отправилась спать. Жених ушел на ночную рыбалку и обещал прибыть домой к её пробуждению со свежей рыбкой. Думая об этих нехитрых радостях — женихе да рыбке, Света и заснула.

И тут впервые за долгие годы приснился ей кошмар. Снилось, что стоит она на вершине холма, под ногами земля бугрится, ветер жаркий и липкий в лицо дует. Вроде и дует ветер, а волосы как плети висят, и смотреть сквозь них неудобно. Пробует она рукой их убрать, а рука прямо на глазах от ветра высыхает и желтеет, и кожа струпьями сходит. Пробует она закричать и чувствует, как сухой язык нёбо царапает. И тут увидела, как упало под ноги что-то белым жемчугом. Пробует присесть, а кости не гнутся, мышцы высыхают. С трудом нащупала жемчуг около ног, к глазам поднесла и отшатнулась — зубы её на ладони лежат.

Света жалобно вскрикнула, вдохнула липкий ветер и закашлялась, чувствуя, как рвется тонкая ткань легких.

Попробовала сойти с холма, но земля каменистая под ногами осыпается, и организм, болезнью изъеденный, ей не помощник. Не удержалась Света на ногах, кубарем по жаркой земле покатилась, чувствуя, как рассыпается её тело, и... проснулась.

Проснулась в панике, заметалась по постели, заплакала. И, чувствуя, как текут слезы по щекам, постепенно успокоилась, погладила свое крепкое ладное тело руками, зубы языком пересчитала, сама своему кошмару удивилась, да и заснула заново.

Следующим вечером, памятуя обо сне, Света жениха на рыбалку не отпустила. Нечего ему вдалеке шастать, когда даме сердца поддержка нужна моральная и физическая. Засыпала тем вечером женщина, покоясь в объятиях любимого мужчины, и казалось ей, что она защищена лучше всех на свете.

Зря казалось, между прочим.

Открыла глаза Света на уже знакомом холме. Тот же жаркий липкий ветер, те же горячие камни под ногами. На этот раз не стала она ждать недуга, а сразу попробовала спуститься вниз, где, как ей казалось, кипела обычная жизнь.

Два шага успела она сделать, а потом почувствовала соленую кровь во рту, нащупала языком шатающийся зуб и кинулась вниз, не разбирая дороги.

Пыль, поднявшаяся от этого, окутала женщину мерзким облаком, и Света всей кожей почувствовала, как едкая пыль проникает вглубь её тела, иссушает плоть. А глаза! Боже, как болели глаза, засыпанные этой пылью! Казалось, что изнутри рвутся все те колбочки и палочки, о которых она читала когда-то на уроках биологии.

Когда пыль изъела ткани её лица и добралась до мозга, Света в ужасе проснулась.

Очередной ночи девушка ждала, как пытки. Она и боялась, и одновременно с этим понимала, что сон есть сон, и переживать по этому поводу глупо. Эти кошмары — последствия волнения перед свадьбой, и ничего более. Надо перебороть себя и свои переживания, тогда и кошмары отступят. Ну, в крайнем случае, свадьба не за горами, а после торжества все устаканится.

Оказавшись на холме, Света забыла все свои вечерние попытки успокоиться и запаниковала. Что делать? Вниз не сойти, вверх не взлететь, а тут стоять — значит рассыпаться медленно на части. Знакомый и ненавистный липкий ветер не заставил себя долго ждать, и женщина попробовала отвернуться от него, но оказалось, что ветер вездесущ.

Она спрятала лицо за руками и, медленно и аккуратно переставляя ноги, начала спускаться. Пусть зубы выпадут, пусть кожа иссохнет, но, может быть, ей удастся наконец добраться живой до подножья холма?

Шаг, другой, третий. На язык тяжелыми бусинами упали нижние резцы. Света задвинула их языком за щеку, не решаясь открыть рот, и продолжила спуск.

Следующими на очереди оказались ногти. Отслаивались прозрачными округлыми пластинками и падали в пыль. Пыль не замедлила впиться в незащищенное мясо, разъедая его и причиняя резкую боль.

Света из последних сил сдерживала себя и не кричала, и не спешила. Помнила вчерашний урок.

Все ниже и ниже спускалась она, и руки её иссыхали, ноги дервенели, кожа пылала, а волосы давно слиплись и висели тяжелыми сосульками. Правда, недолго. Она не сразу поняла, что за темная змея упала ей под ноги, но потом нащупала пальцами на голове саднящий лысый пятачок и поняла, что змеёй была прядь её волос.

Вот уже большая часть спуска пройдена, и внизу уже можно разглядеть зеленые травы, и ветер, дующий снизу, прибрел приятный знакомый запах. Так могли бы пахнуть ягоды крыжовника, свежескошенная трава и мед.

Но чем ближе была заветная долина, тем страннее становился аромат, превращаясь в удушливую вонь, накатывающую волнами. У Светы не осталось сил, и она опустилась на горячие камни и на четвереньках поползла вперед, все ещё надеясь обрести спасение.

В тот миг, как женщина достигла тяжело пахнущей травы, она увидела тысячи насекомых, сновавших повсюду. Она застонала, без сил опустила голову на руки, и мураши не замедлили впиться в тонкую кожу.

Боль была настолько дикой, что у Светы открылось второе дыхание. Истерзанное тело билось в конвульсиях, а она скребла по щекам и лбу пальцами, стараясь согнать насекомых, и плоть, не защищенная более ногтями, истиралась и таяла, обнажая кости. Последним, что она почувствовала, была всепоглощающая боль, разливавшаяся волнами по её телу и буравившая мозг.

В тот момент, когда Света начала раздирать свое лицо собственными ногтями, Олег проснулся, и попытался удержать любимую. Но даже его силы не хватило на то, чтобы остановить обезумевшую женщину, и ему оставалось только цепляться за её руки, когда женщина сдирала с лица пласты мяса и кожи. Когда она наконец остановилась и обмякла, Олег с ужасом разглядел в темноте белоснежные кости черепа, освобожденного от столь податливой плоти.
♦ одобрил friday13
16 декабря 2013 г.
Автор: Plasibo

Хочу рассказать вам историю, которая оставила след в моей жизни — можно сказать, изменила её раз и навсегда.

Два года назад довелось мне работать в сибирских лесах на вахте. Работа заключалась в следующем: один раз в месяц на неделю нас закидывали в глушь примерно в семидесяти километрах от ближайшего населенного пункта, да и тот был глухой деревней с разбитыми покосившимися домами, где проживало от силы двадцать стариков. Мы должны были подготавливать избу и баню для мужиков, те, в свою очередь, три недели в месяц рубили лес. Мы рубили дрова, пополняли запас воды из ближнего ручья, ремонтировали постройки. Работы было непочатый край, а было нас всего двое — я и мой напарник. Такая работа придется не каждому по душе — да, платили хорошо, но все же это была только подработка, и мои напарники часто менялись, уступая эту чертову работу другим. И сейчас я понимаю, что надо было обратить на это внимание...

Так вот, свела меня одна из этих вахт с молодым парнишкой по имени Славка. Высокий, крепкий, типичный такой работяга. Дело было зимой, в декабре. Холода еще не наступили, но подмораживало хорошо, да и снег уже лежал сугробами по колено по всему лесу.

Высадил нас водитель у избы и уехал. Работать решили со следующего дня, а пока что освоиться на месте, выпить и поговорить — узнать друг друга. Надо сказать, что Славка не был особо разговорчивым парнем. Вроде толковый, вроде добрый, но все же слушал больше, чем говорил. Мне, честно сказать, такое в людях не нравится. Ну да пусть, не мне судить. Выпили, поговорили, спать вроде как собираться нужно, а он одежду на себя натягивает. Я у него спрашиваю:

— Ты куда собрался на ночь глядя?

— Да прогуляюсь чуток перед сном и приду...

«Странно, ну да ладно», — подумал я, отвернулся и провалился в сон.

Проснулся — еще темно было. Славка меня толкает и говорит:

— Собирайся, работать пора.

Распределив обязанности на двоих, отправились работать. Я должен был вырубить прорубь на ручье, откуда далее черпали воду, а Славка должен был начать рубить дрова.

Я вышел на небольшой ручей шириной метра в четыре. Находился он за пригорком от избы в небольшом ущелье, по обе стороны ручья располагался сосновый лес. Ручей был покрыт толстой коркой льда, и замечательно было то, что тропа была протоптана к нему — иначе идти бы пришлось по сугробам. Слегка заледеневшая прорубь виднелась посреди ручья. Видимо, мужики, напарившись в бане, частенько бегали купаться в этом ручье — потому и тропинка широкая, и прорубь большая, толком не замерзшая. Подрубил я ее топором и, набрав воды в два ведра, отправился к избе.

Славка вовсю во «дворе» орудовал топором, нарубив уже изрядное количество поленьев. Я уже подумал, что, возможно, мы справимся быстрее, чем за неделю, и даже получится отдохнуть перед отъездом. Наполнив несколько баков полностью, я решил сходить последний раз в этот день за водой, а дальше отдыхать, потому как уже начинались сумерки, а работать по темноте не очень-то и хотелось.

Когда я спустился к ручью, то обратил внимание на такую деталь: к проруби с противоположного берега тянулись следы. Конечно же, сильно удивился, но все же подумал о том, что мог и не заметить этих следов ранее, и что, скорее всего, их оставили мужики со смены — ну мало ли кому и куда понадобилось сходить? А я просто целый день не обращал внимания, всякое бывает.

Успокоил я себя этой мыслью, набрал воды и пошёл к избе. Причём так себя убедил, что даже не поинтересовался у Славы — не его ли это следы были. Но, с другой стороны, ему и делать-то у ручья было нечего.

Вечер провели молча, никто ни о чем не разговаривал, каждый занимался своим делом: я читал книгу, а Слава лежал на кровати и молча смотрел в потолок — видимо, о чем-то думал. Перед сном Славка так же, как и в прошлый вечер, начал молча одеваться. Я спросил:

— Опять воздухом дышать пошел?

Он как-то хмуро угукнул и захлопнул за собой дверь.

Не люблю я таких молчаливых и замкнутых людей — а тем более, оставаться с ними наедине в тайге, но ничего уже не попишешь, смену нужно дорабатывать. Я снова погрузился в книгу и не заметил, как прошел час или полтора. Посмотрев на часы, я сильно удивился: неужели он где-то в темноте шарахается по лесу? Куда и зачем он ходит? Подышать воздухом? Но на это уходит от силы минут пятнадцать.

Накинув бушлат, я вышел на крыльцо выкурить сигарету, оглядел темный лес. Глаза ни за что не цеплялись — Славка действительно куда-то свалил. Ничего не видно и не слышно вокруг. Я немного испугался — не заблудился ли он? Но идти искать его не было никакого желания. Я лег спать и снова провалился в сон после тяжелого дня.

Утром меня опять разбудил Слава. Я помялся в кровати и нехотя начал собираться на улицу. На вопрос о том, где же он вчера так долго пропадал, он ответил невнятно: «Гулял». На том и разошлись. Я снова набирал воду, а он все так же рубил дрова.

Уже днём случилось то, что меня насторожило и напугало. Я вновь пошел к ручью за водой и снова обратил внимания на все те же следы. Я думал о них, набирая воду, и случайно упустил ведро из рук — оно ушло ко дну. Сняв бушлат и засучив рукава, я начал обшаривать дно ручья руками. Хорошо, что ручей был мелким — ведро лишь чуть отнесло течением. Через десять минут стараний я все же вытянул его из ручья и начал укутываться в бушлат. Поматерившись, я взял ведра и повернулся, чтобы идти в избу — и тут заметил новые следы. Они шли с того же берега, откуда я приходил, но немножко правее моей тропинки. Следы шли из леса. Их точно не было здесь раньше. Значит, за те десять минут, что я ковырялся с ведром, кто-то вышел из леса, посмотрел на меня и ушел обратно.

Я вглядывался в лес, но ничего не увидел. У меня побежали мурашки по коже; крайне неприятно было осознавать всю эту ситуацию. И единственное, что я мог сделать — это предположить, что приходил Славка.

Я рванул к избе. Слава рубил дрова. Я спросил его, не он ли это был, но он отнекивался и, скорее всего, вообще подумал, что я прикалываюсь над ним. Я его отвел к проруби и показал следы. Мы оба почесали затылки, покурили, порассуждали, но объяснения никакого не нашли. Ведь ближайшая деревня, как я уже писал, была очень далеко от нас, да если бы кто-то и приехал или проезжал мимо, мы не смогли бы не заметить этого — ведь дорога одна. Решили с тех пор ходить по двое, но за водой в этот день уже не отправились, решили покончить с дровами.

Вечер того дня прошел спокойно. Славка в этот раз остался в избе. Скорее всего, ему тоже стало не по себе, и мы сидели весь вечер и рассуждали, откуда же могли взяться эти злополучные следы.

С утра мы работали парой. Первую половину дня таскали воду, вторую — рубили дрова. Большую часть работы мы закончили. Тот день прошел без инцидентов, разве что вечером Славка снова куда-то засобирался, и от мысли, что он опять уйдет в темный лес на несколько часов, чтобы ходить непонятно где по огромным сугробам, мне стало не по себе. Или, может быть, он гуляет по той дороге, что проложена до нашей избы? Но от этого все равно не легче. Да еще и эти следы непонятные...

— Может, все же останешься? Ведь мы так и не поняли, откуда взялись эти следы, — сказал я ему.

— Скоро приду, — буркнул он и вышел за дверь.

В ту ночь он так и не вернулся. Прождав его три или четыре часа, я отчаялся и пошел спать. Выходить в лес и искать его никак не хотелось.

Наутро его тоже не было. Я волновался, сильно волновался. Вышел в лес, полдня пытался найти его, но следов так и не увидел. Тогда я подумал, что он все же ушел по накатанной дороге, которая вела в сторону деревни, но, пройдя по ней несколько километров, я никого не нашёл и понял, что сильно устал, так как с утра был на ногах. Взбрела только одна мысль в голову — быть может, он ушел в деревню, да и забухал там?.. Да, мысль была смешная, и быть такого не могло никак, но она меня кое-как утешила, и этого было достаточно. Я ничего не мог сделать — о связи в тайге даже и думать смысла не было. Машина должна была приехать за нами через три дня. Конечно, я понимал, что жизнь человека в опасности, и на всякий случай решил походить вокруг избы еще раз по лесу — может, наткнусь на какие-то следы. Но, осмотрев окрестности, я снова не нашел ни Славика, ни каких-либо его следов. Уже темнело, и я запоздало понял, что мне еще с утра нужно было бежать пешком до деревни и вызвать спасателей. Я решил вернуться в избу, а утром рано встать и выдвинуться в деревню.

На подходе к избе у меня появилось тревожное чувство. Голова шла кругом от вопросов без ответа. Что же случилось со Славиком? Куда он ушел? Куда пропал? Откуда эти следы у проруби?..

Я зашёл в избу, растопил печь и начал греться. Через какое-то время из мыслей меня вырвали шаги на улице — кто-то шагал по снегу по направлению к двери.

Я обрадовался как ребенок. С криком: «Славка!» — я подпрыгнул, подбежал к выходу, открыл дверь и высунулся на улицу. И моя радость мгновенно сменилась ужасом.

На ступенях в избу стоял... нет, вряд ли это был человек. Я до сих пор не могу понять, что же тогда встретилось со мной лицом к лицу. Даже в тёплом свете из избы из-за открытой мною двери его лицо было мертвенно-белого цвета. На том месте, где должны были быть глаза, были черные круги-впадины — настолько черные, что мне сначала показалось, что глаз вообще нет. Но, приглядевшись, я увидел две черные бусинки на месте глаз. Но даже эти глаза были не настолько страшными, как его рот: он был огромный, как будто его разрезали ножом от уха до уха. Создавалось такое ощущение, что он скалится в улыбке. Зубы были острыми, как клыки. Он был совершенно лысый, а кожа была такой сморщенной, словно он неделю пробыл в воде. Он был огромного роста, так как стоял на несколько ступеней ниже меня, но его голова находилась выше моей на одну.

Не знаю, сколько длились наши «гляделки» с ним. Мне показалось, что прошла целая вечность, но на деле, скорее всего, это было две, максимум три секунды. Я резко захлопнул дверь и запер ее на замок. В этот момент за дверью раздался дикий вопль. Я тут же метнулся в угол с гулко бьющимся сердцем, схватив со стола охотничий нож.

Я слышал шаги по снегу — эта тварь ходила вокруг избы. Через несколько минут я уже слышал несколько шагов одновременно: их было двое, а может, и трое. Они ходили кругом. Я сидел, прижавшись спиной к стене, в полной панике. Вдруг в стену кто-то так сильно стукнул, что с полки упала свечка. И в этот же момент кто-то начал стучать в окно. Я упал на пол лицом вниз, до боли сжимая нож в руке — боялся смотреть в окно. Я не хотел видеть это страшное лицо снова.

Не знаю, сколько я так пролежал. Кто-то ходил вокруг дома, стучали в дверь, в стену, в окно... и так продолжалось всю ночь, а я лежал на полу, закрыв лицо руками, и ревел от ужаса. Сейчас мне кажется, что меня хотели просто запугать, потому что они могли разбить окно или попытаться выломать дверь, но ничего из этого не делали, лишь ходили вокруг избы.

Утром все стихло. Но и тогда я не решился выйти на улицу. Мне казалось, что даже если я пойду в деревню, то не успею до темноты. А может, даже дневной свет их не пугал — ведь тогда к проруби, как мне кажется, выходил именно кто-то из них. Я не рискнул уйти в деревню. Три дня я не выходил на улицу и не отпирал дверь. Я боялся. Я не ел эти три дня, но даже не чувствовал голод — только дикий страх. Три дня я боялся выглянуть в окно. Боялся, что за мной не приедут, что я так и останусь тут один в лесу. Боялся того, что эти твари опять придут ночью... Но этого не случилось.

Через три дня за мной приехала машина. В ужасном состоянии меня забрали оттуда. Славик был объявлен в розыск, через неделю его нашли волонтеры примерно в 10 километрах от избы в лесу — вернее, нашли то, что от него осталось. Его тело было деформировано. Нет, его не выпотрошили, не съели и не порезали. Он висел на дереве, вернее, застрял там — его тело было растянуто. Сложно даже представить такое, но туловище, руки, ноги и шея были растянуты, как жевательная резинка, которую пожевали и намотали на палец. Глаза были вырваны, и не было нижней челюсти. То, что произошло с его телом, было немыслимо. Я видел фотографии на допросе — ведь именно я был с ним в избе, и именно меня подозревали в первую очередь. Впоследствии причиной смерти Славки назвали неустановленное природное стихийное явление, и дело закрыли.

Я не стал тогда рассказывать о монстрах, которых видел в этом лесу — боялся, что меня просто упекут в дурку. Сказал лишь, что Слава ушел в ночь, и что кто-то ходил вокруг избы, дико меня напугав.

С тех пор моя жизнь перевернулась. Я боюсь всего — боюсь тишины, темноты, леса... Это лицо до сих пор снится мне в кошмарах, и я не могу с этим ничего поделать. Я радуюсь только тому, что не оказался на месте Славы.
♦ одобрил friday13
11 декабря 2013 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Наконец прозвенел звонок, возвещающий о завершении последнего урока, а также о том, что впереди долгожданные летние каникулы. Школьники гурьбой выбежали из школы, не желая терять ни минуты от полагающегося им трехмесячного отдыха. Кто-то уже сдавал экзамены и определялся с выбором университета, кому-то придется поменять школу в следующем году, а кто-то не был обременен ни тем, ни другим. Для Славы эти летние каникулы были последним беззаботным летом перед выпускным классом. По дороге домой он размышлял о том, как проведет это лето: как побывает на море с родителями, как отправится на три недели в свой любимый лагерь в августе, куда он ездил уже четыре раза. Жизнь казалось легкой и непринужденной. «Но сегодня, в первую очередь, я посмотрю «Шестое чувство», — подумал Слава, зайдя в подъезд своего дома. Друзья-киноманы давно советовали ему оценить этот шедевр, поскольку Слава очень любил мистические истории и фильмы о призраках.

— Ты серьезно не смотрел этот фильм?! Что, даже не слышал? — реакция молодых «знатоков» кинематографа напоминала реакцию ветерана Великой Отечественной, уличившего какого-нибудь невежду в незнании истории Родины.

— На все дальнейшие вопросы я буду отвечать только в присутствии своего адвоката, — Слава решил обратить ситуацию в шутку. Он не любил, когда его подкалывают в незнании общеизвестных вещей.

— Было бы мне сейчас лет двадцать пять, я бы назвал тебя «школотой», — Вова (ненавидящий, кстати, слово «школота») решил-таки изменить принципам и подколоть товарища.

И вот наконец-то этот день настал. Торрент был скачан еще три дня назад, но Слава решил оттянуть просмотр до каникул. Поднимаясь на квартиру, он заглянул в почтовый ящик. Слава каждый раз заглядывал в него, хотя в своей жизни еще ни разу не получил ни одного письма. Только счета, которые являлись заботой родителей, да и, пусть очень редко, письма им же от одноклассников. В этот раз там лежало письмо на имя некоего Александрова А. В. Слава проверил адрес получателя — все верно, ул. Белоярская, д. 16, кв. 22.

Мама говорила, что это бывший хозяин квартиры, который жил в ней еще до предыдущих владельцев. Когда два года назад родители Славы приобретали это жилье, собственники говорили, что им постоянно приходят письма на имя Александрова, но связь они с ним потеряли, так что оставляют всю его почту на подоконнике подъезда. Родители Славы позже просто выкидывали чужую корреспондецию.

Но в этот раз Слава захотел изучить конверт поподробнее. Первое, на что он обратил внимание — отсутствие обратного адреса. «Значит, оно доставлено не почтовой службой, а кто-то приносит их лично. Странно, ведь этот кто-то наверняка должен знать, что данный человек не живет здесь уже несколько лет. Или хотя бы поинтересоваться. Хотя, кто его знает…» — подумал Слава, перевернув конверт. На обратной стороне было напечатано официальное предупреждение, суть которого сводилась к тому, что вскрытие данного письма третьими лицами влечет за собой административную и/или уголовную ответственность. Слава уже видел подобную формулировку. Иногда на подоконнике рядом с почтовыми ящиками лежали уведомления из банков, а порой и из коллекторских бюро. Но на этом белом конверте не было ни штампов, ни печатей, указывающих на какую-либо организацию — только имя получателя, адрес и предупреждение. Любопытство стало брать верх. «Мы и так либо выбрасываем эти письма, либо оставляем на подоконнике, а потом их выбрасывают уборщики, кто вообще узнает?» — с этими мыслями Слава уверенно запихнул конверт в карман брюк и зашел в квартиру.

Дома еще никого не было. Стрелки приближались к двум часам. Родители должны были прийти не раньше пяти. Саша собирался разогреть обед и получить удовольствие от просмотра фильма, но он медлил. Покоя ему не давал конверт. «Что ж там за информация такая может быть, раз на обороте предупреждение?» — Слава достал конверт и сел на диван. В душе еще были сомнения. Одна ее часть советовала выбросить письмо в мусорный ящик и забыть о нем, а другая изнемогала от любопытства. «А, черт с ним», — подумал Слава, вскрывая конверт.

Бумага была белой и приятной на ощупь. Шрифт сообщения напоминал тот, который используют сценаристы, а само послание, видимо, было набрано на печатной машинке.

* * *

Уважаемый Александров Анатолий Владимирович, мы очень рады, что Вы, наконец, приняли свою судьбу и перестали прятаться от неизбежного.

Напоминаем, что Вы были подробнейшим образом осведомлены об условиях нашего договора, а также всех возможных последствиях.

К великому сожалению, Ваш отказ вернуть долг, а также злостное уклонение от наших попыток связаться с Вами, вынудили нас выбрать для вас следующий сценарий.

ВЕСЕЛЫЙ САНТА

FADE IN

INT. Комната — ночь

На диване сидит АНАТОЛИЙ, отчаявшийся мужчина 45 лет, погрязший в долгах и потерявший бизнес. На протяжении нескольких лет его мучает мания преследования — ему постоянно мерещатся голоса и незнакомцы. В комнату заходит ЛЕНА, жена АНАТОЛИЯ.

ЛЕНА
(обращается к АНАТОЛИЮ с нежностью в голосе)
Дорогой, ужин готов. Я накрываю?

АНАТОЛИЙ
(смотрит в ответ с плохо скрываемым чувством вины)
Да, Леночка, накрывай. Сейчас приду.

ЛЕНА возвращается на кухню. АНАТОЛИЙ встает и закрывает на ключ дверь комнаты. Подходит к рабочему портфелю, открывает и достает из него складной нож. Выходит на открытый балкон, закрывает за собой дверь. На балконе надевает на себя колпак Санта-Клауса (лежал на стуле), берет канистру с бензином и начинает обливать себя. Поставив обратно канистру, достает нож и начинает резать себе лицо от уголков рта до ушей. После чего достает спички, поджигает себя и выбрасывается с высоты шестнадцатого этажа, в приступе безумия распевая «Jingle Bells».

FADE OUT

Искренне надеемся, что Вам понравился представленный сценарий, Анатолий Владимирович. Вариант окончательный, поправки недопустимы. Действия, изложенные в вышеуказанном сценарии, будут исполнены в течение суток с момента вскрытия данного письма.

P.S. Если данное письмо было вскрыто третьим лицом, сценарий по-прежнему вступает в силу без каких-либо изменений. Лицо, вскрывшее не предназначавшийся ему/ей конверт, понесет соответствующее наказание, о котором будет подробно указано в следующем письме на имя Лица, вскрывшего данный конверт.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
2 декабря 2013 г.
Для любителей сверхъестественных явлений моя история, наверное, не будет интересной, но все же...

Случилось это пару лет назад. Жил я тогда в пятиэтажном доме, но не в «хрущевке», а в экспериментальном доме. На лестничной площадке было всего по две квартиры на каждом этаже. Так что со мной на этаже жил всего один мужчина — на вид ему было лет 30-35, не больше. Я с ним ни разу не общался, как и с другими жильцами. Наши квартиры были абсолютно идентичны друг другу, разве что располагались в зеркальном отображении. Комнаты не граничили между собой, так что, даже если бы были тонкие стены толщиной с картонный лист, ничего не было бы слышно. Однако ванные комнаты находились в одном и том же месте — их разделяла единственная стенка. В остальном же можно было считать свою квартиру полностью автономной.

Но был в этом чудном доме один изъян. Непонятно, с какой целью, но в стене ванной почти под самым потолком было что-то вроде форточки размером примерно с тетрадный лист. Соответственно, при подходящем росте можно было подсматривать в ванную комнату соседа по лестничной площадке. Окошко было запаяно металлической решеткой.

События, произошедшие со мной, начались ночью. Я уже не помню, что тогда разбудило меня, но я проснулся посреди ночи весь в поту. Майка прилипла к телу. Немного полежав в постели, я понял, что спать совершенно не хочется, и решил принять ванну. Порой горячая ванна помогала мне расслабиться. Я пошел в ванную комнату, открыл воду и стал ждать, пока ванна заполнится. Когда это случилось, я погрузился в теплую воду. Мысли полностью покинули меня — я готов был пролежать так всю ночь.

Не знаю, сколько времени прошло, но в один момент я понял, что что-то не так: я слышал глухие звуки ударов чем-то тяжелым. Я не сразу понял, в чем дело, но потом сообразил, что звуки доносятся из соседской ванной комнаты. Я еще подумал: «Чего это он там гремит? Ночь на дворе!». Решил, что не стоит вникать в дела соседа, но звуки все продолжались и постепенно начали меня раздражать. Впервые я решился воспользоваться тем странным окошком.

Я приподнялся и оперся руками о стену, дабы не упасть, и встал на ванну. Рост позволял мне не только находиться на уровне окошка, но еще и видеть часть ванной комнаты соседа. То, что я там увидел, чертовски напугало меня. Несмотря на то, что было лето и я только что вылез из горячей ванны, я ощутил своим телом нечто похожее на то, как будто меня окатили из ведра ледяной водой.

Я видел руку соседа, которая взмывала вверх и резким движением опускалась вниз. В руке у него был топор. Краешек стены, который я мог разглядеть, был весь заляпан кровью. Пытаясь отогнать мысли о том, что за чертовщина тут происходит, я начал сам себя утешать: «Сосед, наверное, ходил на рынок и купил свиной или говяжий окорок, он оказался большим, вот он и надумал его разделать», — но тут вспомнил, что время позднее. И чего ему сейчас приспичило?.. Поразмыслив немного, я снова прильнул к окну и тут случилось такое, отчего я чуть было не издал истошный крик, но все-таки успел прикрыть рот ладонью. В маленьком окошке я увидел, как передо мной, в нескольких метрах, промелькнула часть человеческой ноги. Судя по накрашенным ногтям, это была женская стопа.

Сквозь оцепенение я понял, что звуки прекратились. Я снова посмотрел в окно и увидел, что рука с топором застыла в воздухе, словно кто-то нажал на пульте кнопку паузы. Я понял, что сосед сейчас тоже смотрит на это окошко. Тут я растерял остатки храбрости. Медленно, стараясь не шуметь, я спустился и вышел из ванной. Как только я, весь сырой и голый, вышел в коридор, то тут же побежал к телефону, чтобы вызвать полицию. Вызвав ее, я быстро натянул на себя одежду и стал ждать.

Услышав за окном звук автомобиля, я выглянул и увидел, что приехала полиция. Я стал ждать. Подошел ко входной двери и начал прислушиваться. Полицейские поднялись на этаж и начали звонить в квартиру соседа. Спустя, наверное, пять минут сосед открыл дверь и вопрошающе уставился на полицейских. Слов я не мог разобрать, но после недолгого разговора полицейские вошли в квартиру. Я все стоял у глазка и смотрел на входную дверь. Спустя, наверное, полчаса или час, входная дверь открылась. Оттуда вышли полицейские и, извинившись, как я понял, за беспокойство, попрощались и ушли.

На следующее утро, я вышел из квартиры, чтобы пойти в ВУЗ. На лестничной площадке я столкнулся с соседом. Сначала я не понял, что это был он. Я шел, слушал музыку и думал о своем. Но, чуть не налетев на него, я поднял глаза и увидел, что он как-то странно улыбается мне. Не отводя от него глаз, я продолжил спускаться по лестнице. Выйдя на улицу и размышляя об этой встрече, я сделал неутешительный вывод, что он понял, кто именно вызвал полицию.

Тот день у меня прошёл прошел в адском напряжении. Но шло время, а соседа я больше не видел.

Казалось бы, прошло много времени с тех событий и вспоминать тут особо нечего, но теперь, спустя почти три года я вновь вспомнил эту историю. Пришлось.

Сейчас я живу уже в другом доме на 10-м этаже. На днях в воскресенье я решил подольше поваляться в постели. Проснулся около двух часов дня, налил себе чай и стал думать о том, чем же заняться в выходной день. Решил для начала выглянуть в окно, дабы определиться с погодой, стоит ли вообще выходить из дома. Я посмотрел в окно. Небо было ясное, безоблачное, солнце светило мне прямо в глаза. Опустив взгляд вниз, я увидел, что на детской площадке играют дети, ходят люди. Но моё внимание привлек мужчина, который стоял посреди двора и смотрел вверх. Я присмотрелся к нему, думая, с чего же это он уставился вверх, прямо на солнце — так и глаза испортить недолго...

И в этот момент я понял, кто этот мужчина. Это был мой сосед, которого я застал тогда в его собственной ванной за разделыванием трупа. И он смотрел именно на мое окно. Мне даже показалось, что мы с ним незримо встретились глазами.
♦ одобрил friday13
1 декабря 2013 г.
Автор: Олег Новгородов

Октябрь девяносто пятого, Киевское шоссе, поворот к Наро-Фоминску. Двое гаишников засекли авто, которое ехало со скоростью больше ста пятидесяти километров в час по радару, и просигналили: «К обочине!». Машина — «Таврия», номерной знак с цифрами «один-один-три» — проскочила мимо них. Впоследствии выяснилось, что за рулем была владелица сети палаток на рынке Черкизово. Гаишники «вели» «Таврию» пять километров — до места, где водитель не справилась с управлением и столкнулась с «Камазом» — он неожиданно сбросил скорость, и она не успела его объехать. «Таврию» смяло наискось, двери заклинило. Достать женщину гаишники не смогли и вызвали спасателей. До их прибытия нельзя было даже определить, насколько пострадала водитель — ее попросту не видели из-за нагромождения металла. Видели только ее руку — она шарила ладонью по дверной раме. Один из гаишников попробовал установить контакт, сказав: «Если вы в сознании, сожмите пальцы один раз». Она сжала пальцы. «Вы можете двигаться? Сожмите один раз, если да, и два раза, если нет». Ну и так далее. Он общался с ней, пока не подъехали спасатели. А потом дверь вырезали автогеном и увидели, что женщину раздавило в лепешку, размазало по всему салону. Уцелела только рука.
♦ одобрил friday13
1 декабря 2013 г.
Все эти чудища и призраки из страшилок — это, конечно, страшно. Но что может быть страшнее реальных историй — не дурацких выдумок, а действительно происходивших случаев? Собственно, в этой группе историй не будет ни капли выдумки, только реальные истории от людей, которым мне нет причин не доверять. Буду рассказывать не по порядку, а как вспомню. Истории сильно разбросаны во времени и могут некоторым показаться не очень страшными, но чем богат, тем и рад.

Прежде чем начну писать, упомяну, что наша семья жила в частном доме в захолустном городке (сейчас мы там не живём). Ближайшие соседи — в соседнем доме, в промежутке шириной где-то три метра, другие — метрах в тридцати, после густого кустарника, железа и брёвен. Само собой, тёмными зимними ночами (особенно, если ты дома один) любой скрип и шум превращался в признак присутствия ужасных чудовищ, так и ждущих момента ухватить тебя за ноги, когда переходишь из тёмной комнаты в светлую. Также в той комнате, где я спал, в своё время убили человека (умер по пути в больницу от кровотечения из-за практически отрубленной головы).

Начнём...

* * *

ДОМОВЫЕ

Однажды (лет 40-50 назад) мой дедушка спал в прихожей своего дома. Устал со смены, сразу заснул. А был тёмный вечер, сумерки. Проснулся он оттого, что на грудь давило что-то тяжёлое, «свинцовое», но при этом очень мягкое, как кошка. Дед испугался, заёрзал на лежанке, и существо скатилось с его груди.

Про домовых слышал много историй — есть поверье, что надо спрашивать у него, к добру или к худу он появился. Слышал про знакомую, задавшую этот вопрос; домовой провыл что-то вроде: «Ху-у-у-у», — и исчез. Спустя некоторое время у неё умер близкий родственник.

Лет в 15 я увлекался магией и заклинаниями и любил почитывать книжки с ними. Однажды прочитал про вызов домового и решил поэкспериментировать с другом у него дома. И таки вышло! Суть была в том, чтобы удерживать карандаши в пальцах — они должны подниматься или опускаться. Надо сказать, что так и было — удержать карандаши в одном положении было невозможно. Попросили домового обозначить себя и через пару секунд услышали единичный громкий стук со стороны дивана. Хорошо хоть, что был солнечный летний день.

* * *

ДУХИ

Слышал массу историй про то, как вызывали духов, чертей и прочих существ, сам присутствовал на таком сеансе (с друзьями баловались, опять же). Блюдце таки движется, серьёзно, почти само. Рассказывали, как в молодости родственники баловались, вызывая чёрта (а процесс немногим отличался от вызова духов). Поговорили, поругали и решили спросить: «А где ты сейчас находишься?». В тот же момент в комнате, где происходило действо, что-то сильно бабахнуло, а в следующую же секунду комната опустела.

Кстати, от духов действительно можно было узнать некоторые события, которые произойдут в будущем. Иногда даже совпадало. Единственное — на вопросы вроде: «Когда умрёт такой-то?» — блюдце начинало елозить по столу в виде восьмёрки и прочих фигур, не отвечая. Впоследствии, если кто-то спрашивал, к примеру, как у него будут дела через год, и блюдце начинало ездить точно так же, можно было насладиться зрелищем насмерть напуганного человека.

* * *

ЗВУКИ, ВИДЕНИЯ И ГАЛЛЮЦИНАЦИИ

Лет 6-8 назад, если мне память не изменяет, сидел я в зале (главная комната) и играл в «Денди» (приставка такая, должны знать). Тёплое яркое солнечное утро, игра весёлая, наслаждаюсь процессом. Дома, разумеется, никого нет и не будет несколько часов. Играю, сижу и вдруг слышу какой-то звук. Включаю паузу, прислушиваюсь. В комнате, соприкасающейся углом с той, в которой я сидел, что-то покатилось по деревянной поверхности (как будто шарик из флакона из-под дезодоранта) и упал на деревянную же поверхность (как будто со шкафа), ударился несколько раз и покатился дальше; за ним второй шарик. Вот только в комнате шариков не было, деревянных поверхностей на полу кот наплакал, как и вообще какой-либо возможности чему-либо откуда-либо скатиться. Потом читал много подобных историй — что это было, не знаю, страшно было ужасно.

Помню, что когда я болел в детстве, у меня часто бывали галлюцинации. Помню самую первую — я лежу на кровати, утро. Я смотрю на ряд шкафов вдоль стены, которые начинают искажаться, расшатываться и с грохотом падать, издавая ужасающе громкий звук трескающегося дерева, бьющегося стекла и перекатывающегося содержимого ящиков. Перепугался я тогда знатно, потому что считал, что меня накажут за испорченные шкафы. Помню ещё одну галлюцинацию — я просыпаюсь среди ночи от шума воды. Поворачиваю голову к двери — она открывается, и откуда-то из тёмной глубины соседней комнаты появляется огромная волна. Брызги блестят в лунном свете, шум, волна быстро приближается ко мне. Я тогда жутко перепугался, особенно когда она пронеслась мимо меня. Судя по всему, я потом заснул.

Но, пожалуй, самый жуткий случай со мной произошёл классе в восьмом-девятом. Была зима, ночь, где-то февраль, быть может. Запомнил всё очень детально, опишу подробно.

Тогда мне снился мультяшный сон — как карандашом нарисованный мультик, где возле жёлтой стены лежит антропоморфная кошка в пышной одежде (но не нарядной), хотя было, судя по всему, лето. Красивая такая анимация, и эта кошка как будто просит милостыню. К ней подходит некто женского пола и восклицает: «А-а-а, ты Тру Девис!» (главная героиня фильма, от которого я тогда «фанател»). Кошка отвечает: «Я из второй части», — после чего у неё изо рта начинают вываливаться рисованные жёлтые волосы, причём «частота кадров» резко падает (как будто притормаживает). И в следующий момент, собственно, я почувствовал, что по моей шее с правой стороны кто-то мягкой, тёплой и шершавой рукой проводит вдоль шеи — от плеча к затылку, при этом я сначала не понял и испугался — там, где проводила рука, волосы вставали дыбом. Первая мысль — мама ночью что-то делает и подумала, что разбудила меня. Открываю глаза, поворачиваю голову — а в комнате никого. Как же я тогда испугался… Я чуть не заорал, но не стал, ибо подумал, что «нечто» меня за это покарает, и никто мне уже не сможет помочь. Я до сих пор помню ту руку. Мигом залетел под одеяло и так до утра под ним и проспал, сделав туннельчик для дыхания.

Также как-то раз проснулся среди ночи от громкого маминого крика из соседней комнаты. Спросил, что случилось — сказала, что приснилось, но на следующий день всё-таки рассказала, что когда она ложилась спать, кто-то начал поднимать её за руки, усаживая на кровать. После этого произошёл неприятный случай с одним родственником.

Также слышал такую историю: один знакомый ложился спать и увидел в комнате какого-то страшного лохматого человека. Знакомый заорал, а это нечто двинулось к нему и начало давить, бороться и ударять. Разумеется, знакомый начал защищаться и бить в ответ. Когда к нему в комнату прибежал кто-то из домашних — лохматого уже не было, но «висюльки» на двери сильно болтались, как будто в дверь кто-то всё-таки прошёл.

Ещё рассказывали, что одна из родственниц ещё в молодости в родительском доме стояла на кухне и чистила картошку. Вдруг по окну кто-то начал водить когтем, производя неприятный скрежет и время от времени постукивая. Родственница, думая, что это сестра, крикнула в сторону окна (не глядя туда) что-то вроде: «Прекращай, мне совсем не страшно». А страшно стало, когда родственница поняла, что дома никого нет, сестра гуляет на улице, а окно у них на втором этаже. И птиц нет никаких. Через секунду в кухне её уже, разумеется, не было.

Ещё раньше, когда бабушка (или прабабушка) ложилась спать, то услышала, что за иконами в углу явственно и громко раздаётся грохот бьющихся банок. Банки всё бились и бились, всё громче и громче, до того момента, как ложившаяся не сказала что-то вроде: «Да я слышу, хватит уже». На следующий день они узнали, что один из родственников решил жениться и уже посватался.

Совсем недавно, уже в общежитии, со мной произошёл ещё один жутковатый случай, о котором я тут же написал одной знакомой. Собственно, приведу это сообщение здесь, ибо написано было тем же утром и под впечатлением:

«Вчера (уже вчера) такая чертовщина привиделась, даже страшно. Чуть инфаркт не отхватил, испытав гамму новых интереснейших ощущений.

В общем, я не мог заснуть где-то до пяти часов точно. Лёг, поспал немного, проснулся и начал дремать. Причём снятся осознанные сны — ну ты знаешь — которыми можно управлять и всё такое. Сон крайне необычный, как я уже писал, мне всю неделю снится чёрт знает что — судя по всему, вчера была кульминация.

Снилось, будто я живу в доме в родном и играю в «Денди», причём сильно ностальгирую. Будто я сначала был 15-летним школьником (за окном лето), а потом превратился в малыша, причём была ночь и телевизор стоял, как в то время. Играл я в «Контру», причём сон был скучный, и я не прерывал его только из-за того, что с трудом бы уснул снова, а так — хоть что-то. Музыку из игры я помню с трудом, а во сне спокойно воспроизводил, играя в игру. Собственно, всё началось, когда сон перешёл в заключительную фазу — я решил вспомнить, какая музыка играет из джойстика (который, на минуточку, ничего никогда не играл, ибо там нет динамика). В этот момент я стал просыпаться, и среди полнейшей тишины в комнате услышал явственный и громкий плач младенца. Причём не привычное «увя-я-я, увя-я-я-я» с синусоидной высотой, а звук, когда младенец плачет на выдохе, то бишь последним воздухом, понижая высоту голоса.

Я благодарил всё на свете за то, что у меня в комнате было два соседа. Один не спал и заворочался аккурат после этого крика, от другого вообще не было ни одного звука. Собственно, диспозиция в комнате такая — представь прямоугольник, и в каждом его углу — кровать. В одном углу кровати нет и на одной длинной стороне комнаты две кровати, на другой — одна и стол рядом с местом для обуви; на этой кровати я и сплю. Крик шёл либо с середины комнаты, либо от спящего соседа. Сосед, которого я наутро спросил, слышал ли он крик, списал всё на мои галлюцинации и удивился, чего я так испугался. Собственно, казалось бы, пугаться-то нечего, но, понимаешь, я НЕ СПАЛ, и это был не сонный паралич (могу объяснить суть уверенности, но это муторный психоанализ) и не галлюцинация. Испугала внезапность крика, его громкость и продолжительность (около секунды, хотя мне показалось — секунд пять). Как будто тому, кто издал крик… не знаю, как сказать… ну, кажется, что его никто не услышит. Слава богу, я лежал спиной к источнику звука, от которого я на себе испытал метафору «сердце выскакивало из груди» — оно бешено и глубоко колотилось, причём частота пульса была маленькой. Ещё в туалет хотелось. Мне даже накрыться одеялом страшно было, а тот факт, что мои ноги торчат под столом (где всегда темно и который находился рядом с источником звука), вселил мне обречённую уверенность, что сейчас меня укусит за лодыжки кричащая тварь. При этом бояться было легче, чем потревожить это нечто, залезая под одеяло. Хотел спросить соседа, слышал ли он это, но передумал. Кстати, меня в тот момент посетило такое печальное чувство уверенности, что я всё-таки шизофреник и словил свой первый в жизни «глюк», находясь в нормальном состоянии сознания, и боялся повернуть голову к звуку, боясь увидеть там нечто из разряда галлюцинаций уже зрительных. Как я рад, что начинало светать… Я так и не сомкнул глаз, пока не рассвело, и только тогда «отключился». Сейчас не знаю… либо буду сидеть до утра и потом завалюсь, либо дотерплю до того, что захочется спать так, что только лягу — и сразу засну».

И да, сейчас уже не так страшно, хотя пару дней спустя в полусне я услышал громкое и явственное дыхание спящего человека. А ведь в комнате никого не было… «Википедия» утверждает, что это гипнопомпические галлюцинации, то бишь те, которые являются во время пробуждения.

Как-то раз, несколько лет назад, в пятницу (тринадцатого, да-да) у нас в доме заискрился счётчик. Тот случай, пожалуй, переплёвывает даже ночное поглаживание, ибо искрилось с огнём. Жуткое совпадение. Если б нас не было в той комнате — дом бы сгорел.

Однажды я построил весьма хороший шалаш на участке, отдалённом от всех домов. Хороший, обшитый жестью, с деревянным полом — я там часто лежал на самодельной лежанке, читал или писал. Людей там не бывало практически никогда, но что странно, примерно раз в неделю возле шалаша кто-то ходил. Сделает шаг-два по жестяной тропинке (а она громыхает неплохо, когда её просто задеваешь) и остановится. Ещё шаг (уже гораздо дальше) и снова всё. Ни до, ни после звуков, ни во время них возле шалаша никого не было (даже птиц и животных), что можно было наблюдать в окно или щель в стене. Склоняюсь к неправдоподобной мысли, что это кряхтела жесть под лучами солнца, но, с другой стороны, почему она не громыхала в другие дни?

До того, как я построил шалаш, на том месте жила наша вторая собака, охраняя участок. Большая белая псинка, год-два, может, ему было — Рэем звали. Как-то раз зимой, когда я решил его навестить, ни в будке, ни на участке его не было. Лежала только цепь с ошейником; никакой крови или клоков шерсти. Я нашёл только кончик белого хвоста где-то в два-три сантиметра длиной. Когда я пришёл домой и спросил, где пёс, мне ничего не сказали; впоследствии сходивший туда брат что-то тихо говорил маме про пса, но я ничего не смог услышать. Когда я снова спросил про собаку, брат наорал на меня. Рэя я больше никогда не видел.

* * *

ЗАБАВНОЕ

Пожалуй, самая первая действительно страшная история произошла со мной, когда мне было лет 5-6. Тогда у меня женился брат, и со свадьбы принесли много еды, в том числе банку голубцов (это такой варёный фарш в капустной обмотке; вкусная вещь, надо сказать). А я был незнаком с таким кушаньем. Брат поставил передо мной банку, сказал: «Ешь», — и пошёл дальше. А я сидел и охреневал, что передо мной в банке лежат отрубленные человеческие руки, которыми меня хотят накормить (а толщина была именно такой; в анатомии в то время, я, естественно, не разбирался). До сих пор помню, как сказал брату, чуть не плача: «Я не буду есть эти руки». Смеялись долго.

В захолустном городке, разумеется, было полно недостроек. В одной из них (разумеется) ходил маньяк, убивавший кошек (друг друга моей подруги его таки видел), а в заброшенном клубе по вторникам и пятницам (иначе никак) ходил Фредди Крюгер.

Ещё был случай, когда меня укусил пластмассовый жук — мне лет пять тогда было...

Где-то год назад, моя знакомая, общаясь со мной на сайте, сказала, что рядом с ней взорвалась зажигалка. Сама. Я бы инфаркт словил, пожалуй.

Ещё помню свой первый рассказ, написанный на бумаге. Лет мне было очень мало, писать я умел не в том смысле, как обычно — известными буквами, а своими иероглифами, которые лишь отдалённо напоминали буквы. Не хочу хвастаться, но история была на тему страшилок. Собственно, она заключалась в том, что «мужик увидел крысу в сарае, побежал за вилами, но не успел — она убежала».

Учился в начальной школе, и классе во втором, когда сидели на уроке, открытое окно из-за ветра с диким грохотом захлопнулось. Класс как током шибануло.

Классе в 7-м увлекся сатанизмом (о да) и на домашнее задание по рисованию (свободная тема) нарисовал картины пыток грешников демонами — там и рука, торчащая из проруби, наполненной кровью, и висящие на перекладинах трупы, и раздавленные бетонными блоками грешники, и Смерть с косой… Слава богу, что я его так и не сдал (учительница забыла про домашнее задание), иначе б мой опыт пополнился бы общением со школьными и не очень психологами (впоследствии я с ними таки пообщался, но это другая история).

Но по-настоящему познал суть страха я тогда, когда увидел себя в списках на отчисление в университете...

* * *

ЛЮДИ

Разумеется, самое страшное — это люди. Рассказывала мне мама пару историй. Обе произошли лет 15 назад, если не больше. Однажды поздно вечером к маме домой пришёл некий начальник её мужа. Спросил, дома ли её муж (а дома его как раз не было). Мама спросила в ответ что-то вроде: «А что?» — на что мужик растопырил руки и начал с ехидной улыбкой на неё надвигаться. Но мама молодцом — сориентировалась, и, спокойно повернув голову к проходу в комнату, крикнула: «Сергей, иди сюда, к тебе пришли!». Мужик ретировался.

Второй подобный случай был через несколько лет, когда мама возвращалась с работы поздно ночью. Когда до дома было метров сто, она заметила, что за ней по пятам идёт человек в фуфайке, сутулый, небритый (видимо, «откинувшийся» с зоны заключенный). Она прибавила шаг — мужик побежал за ней. И вот тут ей крупно повезло. Обычно она долго стучала в дверь, прежде чем будила шумом мужа, но в эту ночь и именно в этот момент он не спал, так как мой брат, которому тогда было совсем мало лет, захотел в туалет. Когда мама заходила в дом — мужик уже был метрах в двадцати во дворе дома, но когда увидел, что дверь открывается, то ушёл.

Третий случай, опять же связанный с ней, случился в Москве, где она жила у родственников. Как-то летом в течении где-то недели в их квартире витал лёгкий сладковатый запах, постепенно начавший трансформироваться в дикую трупную вонь. Запах шёл снизу, и домашние, собственно, отзвонились в милицию, которая мигом вынесла дверь. По словам мамы, картина мёртвой и полуразложившейся бабульки, лежавшей на диване, повергла не видавших виды понятых и того, кто там вообще был не из органов, в лютый блевотный шок. Дальше подробностей про изъеденные червями глаза я уже не заходил. Запах выветривался где-то полмесяца.

Лет пять назад у меня повесился лучший друг и несколько раз потом снился мне, рассказывая, что не хотел умирать, что звонил девчонке своей, при этом угощал меня едой (вкус явственно чувствовался во сне — такого больше не было никогда, до сих пор помню вкус тех охотничьих колбасок). К сожалению, подтвердить или опровергнуть его информацию я не могу.
♦ одобрил friday13
24 ноября 2013 г.
В 2010 году я работал старшим оперуполномоченным отдела уголовного розыска Октябрьского ОВД города Омска. В июле месяце, мне тогда оставалось три недели до выхода на пенсию, а точнее, 17-го числа, я дежурил в составе следственно-оперативной группы. Около трёх часов ночи, когда мы со следователем собрались выпить чаю, по громкой связи дежурный объявил сбор оперативной группы. Когда мы все четверо собрались в дежурной части, помощник дежурного нам пояснил, что позвонила женщина и сказала, что на улице Гагарина рядом с гаражным массивом она обнаружила труп, а точнее, останки человеческого тела. Она пыталась ещё что-то сообщить, но, видимо, из-за шока у неё это не получилось. Уже через двадцать минут мы были на месте происшествия.

То, что мы обнаружили, трудно вообще как-то описать. За всё время всей моей работы я ничего похожего на это не видел. Тело женщины висело, зацепившись одеждой, которая представляла собой пижаму или что-то похожее на это, за деталь крыши одного из гаражей. Левая рука была отделена и лежала на асфальте. Правая нога отсутствовала вообще. Грудная клетка разорвана, сквозь кровь и остатки одежды белели рёбра. Всё тело было покрыто глубокими ранами. Лицо изуродовано до неузнаваемости. Повсюду кровь. Складывалось впечатление, что женщину разорвал какой-то зверь, медведь или что-то в этом роде. Но откуда взяться медведю в центре города и как труп оказался в таком положении, объяснить было невозможно.

Спустя несколько минут, когда все пришли в себя, мы приступили к осмотру места происшествия. Я связался с дежурным, узнал от него телефон женщины, которая обнаружила тело и попытался с ней связаться. Но несколько моих попыток не увенчались успехом — трубку никто не брал. Я сообщил об этом дежурному, он сказал мне, что попробует пробить номер по базе. В этот момент следователь забрался на крышу, чтобы сделать несколько фотографий к протоколу, и мы все тут же услышали несколько непечатных слов из его уст. Отсутствующая нога трупа была найдена на крыше гаража.

Пока следователь описывал место происшествия, а эксперт-криминалист делал фотографии, мы вместе с участковым пошли осматривать гаражный массив. Мы проверили несколько близлежащих секций и уже собирались возвращаться, как зазвонил мой телефон. Дежурный сообщил нам адрес, по которому зарегистрирован телефон звонившей женщины, и мы с участковым пошли искать указанный дом. Спустя десять минут мы уже стучались в дверь квартиры, на адрес которой был зарегистрирован номер телефона. Долгое время нам никто не открывал, и мы уже собирались уходить, как услышали шорохи за дверью. Участковый снова забарабанил в дверь и стал требовать открыть. Когда дверь открылась, мы увидели женщину тридцати — тридцати пяти лет. На ней лица не было, а в глазах был такой страх, что у меня внутри всё похолодело. Она стояла, прижав руки к груди, и вся дрожала.

Минут через двадцать нам удалось привести её в чувство и немного успокоить. Она сказала, что её зовут Наталья, и что в этой квартире она живёт полтора года. Я никогда не видел, чтобы человек испытывал такой страх. Казалось, что ужас, который она испытала, не давал ей дышать. Когда я попросил её всё нам рассказать, женщина, глядя куда-то в пустоту, полушёпотом начала говорить. С её слов, она находилась у своей подруги Галины, которая живёт неподалёку, и собиралась у неё переночевать. Однако в два часа ночи пришёл брат Галины, он был в пьяном виде и начал устраивать скандал. Не желая участвовать в семейной ссоре, Наталья пошла к себе домой. Этой дорогой Наталья ходила десятки раз, поэтому даже в темноте хорошо ориентировалась в лабиринте гаражного массива. Когда она увидела тело, то сначала даже и не поняла, что это такое. Только подойдя ближе, Наталья увидела эту ужасную картину. Но это было ещё не самое ужасное. То, что её повергло в настоящий ужас, находилось на крыше гаража…

По словам Натальи, там стоял кто-то, похожий на человека, или что-то, похожее на человека. Несмотря на лунный свет, пробивающийся сквозь облака, она не смогла разглядеть никаких деталей его внешности. Он показался ей просто огромной тенью, пропорции которой явно отличались от человеческих. От страха она попятилась и упала, а когда поднялась, тот, кто стоял на крыше, бесследно исчез. Дальше она даже не могла вспомнить, как оказалась в своей квартире. Уже оттуда она позвонила в милицию.

Выудить ещё какую-нибудь полезную информацию из Натальи нам не удалось. Участковый записал её показания, и мы вернулись к оперативной группе. Там уже стояла машина городского морга, санитары грузили тело.

Спустя три дня мне в руки попалось заключение судебно-медицинского эксперта. Там было указано, что возраст жертвы составлял от двадцати пяти до тридцати лет. Смерть наступила в результате разлома грудной клетки, причём разлом произошёл изнутри тела. Кроме того, практически все кости жертвы имели переломы, что могло говорить о падении с большой высоты, части тела были отделены уже после острым режущим предметом. Татуировок или других отличительных признаков на теле обнаружено не было.

Я до сих пор благодарю Бога за то, что это дело ушло в Следственный комитет. Каким образом они всё это оформили, как всё это объяснили, я не знаю и знать не хочу. А ещё больше всего я не хочу видеть такой страх в глазах человека, который я видел в ту ночь в глазах Натальи.

Насколько мне известно, тело той девушки опознано не было.
♦ одобрил friday13