Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЖЕСТЬ»

12 октября 2011 г.
В 1996 году на тротуаре у пивного ларька в Нижнем Новгороде милиция нашла труп мужчины. Видимых признаков криминала не было. Труп отправили в морг для вскрытия. Патологоанатом морга Сергей Зеленин рассек грудную клетку, а под ней находился... скрюченный ребенок. Мертвый. На ощупь этот организм напоминал дерево. Обычно подобное случается с легкими человека, когда тот замерзает, но на улице было тепло. Ребёнок занимал достаточно большое место внутри тела, легкие и сердце «носителя» были приплющены к бокам. Патологоанатом извлек находку из грудной полости, взвесил (6100 граммов) и измерил (33x26x17 см). Цвета он был желто-красно-белого. Вскоре милиция нашла родственников, которые опознали труп — это был Владимир Борков, работавший инженером. Во время последующего изучения «паразита» врачи рассекли нижнюю часть его предполагаемой головы — там обнаружились зубы. Сделали крайний срез с макушки — показались короткие и тонкие волосы.

Медики поражались: как этот человек вообще прожил 43 года? Чем дышал? Как билось лепешковидное сердце? Как могли просмотреть «меньшего» в груди Боркова рентгенологи? Как могли прослушать терапевты биение двух сердец в одной груди? По словам родных (жены и дочери), Владимир жаловался на одышку при... беге. Он еще и бегал!

Патологоанатомы отправили образцы тканей человечка на гистологическое исследование. Результаты подтвердили предположение: в груди Боркова жил младенец, по уровню физического развития схожий с ребёнком двух-трех лет. Подобные случаи крайне редки, но все же бывали в истории медицины. Все внутренние органы ребёнка находились в зачаточном состоянии, но тканевая структура была вполне зрелой. Так он рос вместе с Борковым, постепенно все больше и больше удушая его изнутри, пока не довёл «старшего брата» до фатального состояния...
♦ одобрил friday13
9 октября 2011 г.
Точно помню, что случилось это вечером 1-го января, так как мы с друзьями взрывали остатки пиротехники после Нового года. Вот только год не помню, но мне тогда было лет 13-15. К нам подбежал соседский мальчишка намного младше нас и сказал, что соседка свалилась с балкона 8-го этажа. Естественно, нам стало интересно, и мы всей толпой ринулись за дом.

Времени прошло немного, так что людей вокруг трупа еще не было. Был слышен неимоверный крик дочери с балкона. Кстати, она пыталась последовать на улицу путем матери, но ее кто-то держал. Я подбежал совсем близко и увидел окровавленное тело и кости, торчащие из колен обеих ног: видно, женщина приземлилась на ноги, и удар был таким, что сломались суставы и кости вылезли наружу (это был первый раз, когда я увидел человеческие кости вживую). Эту женщину я знал очень хорошо, так как вырос в этом дворе, но после падения ее было не узнать...

Как потом выяснилось, к ним пришла сестра этой женщины (тетя кричащей с балкона девушки), чтобы поздравить с Новым годом. А соседка, едва открыв дверь, начала кричать, показывая на нее пальцем: «Черт, дьявол, уходи от меня...», и, разбежавшись, сиганула с балкона (хотя мне было непонятно, почему зимой балкон был открыт).

Соседка, конечно, чересчур увлекалась алкогольными напитками, так что это вполне могла быть белая горячка. А может, и правда что-то увидела. А её дочь после этого случая на некоторое время поместили в психушку.
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Мой город — типичное криминальное захолустье. Рядом расположен глухой лес, в котором постоянно трупы находят.

У меня есть друг, который работает фельдшером в скорой. Периодически мы видимся с ним, ездим пострелять в тир, в баре выпиваем и рассказываем друг другу о своих делах. Во время одной из таких встреч я за игрой в бильярд заметил, что он какой-то дёрганый: криво бил по шарам, в лузы почти не попадал. Позже не сдержался и рассказал мне историю, как на ночном дежурстве поступил вызов где-то между двумя часами и половиной третьего ночи: в таком-то районе города раненый человек, нужно срочно оказать медицинскую помощь. Выехала машина, в которой как раз был мой друг.

Приехав по адресу, во дворе дома прямо в детской песочнице нашли уже мёртвого мужчину средних лет. Страшное заключалось в том, что, как рассказал друг, ноги и руки у него были отрезаны (и довольно-таки грубо), потом наскоро зашиты. Конечностей так и не нашли. А учитывая, что под трупом на песке было много крови, а вокруг песочницы не нашли ни капли, то выходит, что человека расчленили и зашили прямо на месте, да и труп еще тёплый был.

Потом было еще четыре таких же убийства. Каждый раз одна картина: труп в песочнице, без рук, без ног. Каждый раз никто ничего не видел и не слышал, хотя, если убивали посреди двора, то вопли должны были перебудить весь дом. Потом друг поспрашивал точные адреса, где коллеги находили трупы, взял карту города, отметил места точками и нашёл, что если их соединить линиями, то выходит пятиконечная звезда.

Мне стало очень неуютно от рассказа друга, и я попросил сообщать мне, если он узнает что-то новое об этом деле. Но, насколько я знаю, на сегодняшний день эти жуткие случаи так и остаются нераскрытыми.
♦ одобрил friday13
#99
6 октября 2011 г.
Летом 1983 года в маленьком городке рядом с Миннеаполисом (штат Миннесота, США) было найдено сгоревшее тело женщины внутри кухонной плиты в маленьком фермерском доме. Около плиты на подставке стояла включенная видеокамера, объектив которой был направлен на плиту. Внутри камеры пленка не была найдена.

Происшествие было объявлено убийством, идентифицировать женщину не удалось (хотя пропала хозяйка фермы, криминалисты заявили, что тело принадлежит другой женщине). Следствие зашло в тупик, про этот случай начали забывать. Но через некоторое время на дне пересохшего колодца во дворе этой фермы была найдена видеокассета. Несмотря на плохое состояние кассеты, полиция смогла восстановить большую часть содержания записи. Там была запечатлена хозяйка фермы. Она включила запись на камеру, после чего поставила камеру так, чтобы вся кухонная плита попадала в кадр. Затем женщина включила огонь в плите, открыла дверцу, залезла внутрь и закрыла за собой дверцу. В течение восьми минут после этого плита сильно тряслась, потом из нее повалил черный дым. Остальное время камера просто записывала плиту, пока не сели батарейки.

Полиция так и не смогла определить, кто выбросил кассету в колодец. И самое главное, никто не смог объяснить, почему в плите в итоге было найдено тело, которое не принадлежало хозяйке.
♦ одобрил friday13
Автор: yootooev

Я считаю себя человеком достаточно вменяемым. Но не так давно я сильно усомнился в этом, ибо мне... страшно захотелось откусить себе палец.

Нет, правда!

Не знаю, с чем связано. Я просто сидел и смотрел телевизор. Сидел один, в задумчивости покусывая нокоть. И тут в голову приходит сумасшедшая мысль: «А что, если я отгрызу себе мизинец?». Усмехнувшись сам над собой, я продолжил пялиться на экран. Но в голове продолжали проскакивать разные «что» да «почему». Возможно ли это? Если нет, то почему? Перегрызу ли я кость? Или кусать надо в стыке с ладонью? А инстинкт самосохранения? Помешает ли он?..

И тут мне захотелось этого. Понимаете, захотелось. Очень, очень сильно. До такой степени, что я не мог ни о чем думать, ни на чем сосредоточиться. Я четко осознавал безумство своего желания, но не мог ничего поделать. Не удержавшись, я сунул мизинец в рот и слегка прикусил. Было больно. Страх боли немного притупил сумасшедшую тягу и протрезвил меня, но желание скоро вернулось с удвоенной силой.

Я крепко на себя выругался и отправился в холодный душ, чтобы освежить явно уставшую голову. Но и там желание не покидало меня. Я снова взял в зубы собственный мизинец и прикусил сильнее. И снова больно, но боль уже не причиняла мне таких страданий, как мизинец, продолжавший жить своей жизнью на правой руке и казавшийся сейчас лишним. Он стал мешать и раздражать. Как ресница в глазу, или короста на вчерашней ссадине, или сухие корочки в ноздрях. Хотелось не просто избавиться от него — почему-то хотелось его именно ОТКУСИТЬ.

Я несколько раз выдохнул и со всей силы сжал зубы. Острая боль, не под стать прежней, тут же пронзила все тело. Хлынули слезы, я сдавленно застонал и выронил душ в чугунную ванну, при этом не выпуская палец из зубов. И сжал челюсти сильнее. Хрустнул хрящ, палец теперь держался на коже и каких-то жилках. Он задергался у меня во рту, будто умирающий червяк. Маленькая агония.

Человеческая кожа удивительно крепкая материя, способная порой растягиваться в восемь и более раз. Это я понял в тот момент. Дольше всего я возился с кожей. Изнывая от боли, еле сдерживаясь от крика, я терзал и рвал собственную руку, подобно бойцовскому пит-булю. В какой-то момент боль стала нестерпимой, я машинально сжал челюсти и рванул руку, и тем самым, наконец, одолел проклятый мизинец. Рука затряслась крупной дрожью, а мизинец остался у меня во рту.

Только в этот момент я понял, что сотворил. С отвращением я выплюнул палец в ванную и в ужасе отшатнулся от куска собственной плоти. Я уставился на него, не веря, что это произошло. Отвлекла меня ужасная, ноющая боль в правой кисти. Я перевел взгляд на нее. Удивительно и страшно было видеть новый облик собственной руки. Голова в миг опустела, потому что, если бы я начал в тот момент анализировать собственный поступок, то, наверное, бы окончательно сошел с ума.

Я выскочил из душа, не вытираясь. Выпил стакан водки и наскоро перемотал бинтом окровавленную руку. Кстати, удивительно, но крови было не так уж и много. Потом взял первую же попавшуюся тряпку и с содроганием сердца вернулся в ванную за откушенным пальцем. Я завернул его в эту тряпку и выбросил в мусорное ведро. Потом выпил еще водки и вернулся к телевизору. Идти в больницу не хотелось — мне было страшно, что врач поймёт, в чём тут дело, и меня просто запрут в психушке.

Стало страшно. Стало одиноко. Больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и поговорил со мной. Чтобы сказал, что я не сумасшедший, что иногда у всех людей возникает желание отгрызть от себя что-нибудь… Но была ночь, и никто не пришел.

Рука моя все еще перебинтована. Мне страшно, потому что я не знаю, чего мне может захотеться завтра.
♦ одобрил friday13
#76
1 октября 2011 г.
Расскажу со слов знакомой девушки случай, произошедший несколько лет назад в Краснодарском крае.

Моя знакомая (назовем ее Натальей) ехала в поезде в купейном вагоне. Сидит, скучает, тут к ней в купе просится парень двадцати семи лет, здоровенный, накачанный. Разговорились — оказалось, он не то контрактник, не то бывший морпех (девушка говорила, но я не запомнил). Парень ехал в тот же город, что и моя знакомая, с целью отдохнуть и мир повидать. Наталье сразу приглянулись его татуировки, особенно синий якорь на крепком мужском предплечье.

Далее оказалось, что они забронировали комнаты в одной и той же ночлежке подешевле (Наталья ведь туда не отдыхать поехала, а зарабатывать). В-общем, приехали и вместе добрались до этого дома. Дверь им открыла женщина лет этак 40 — 45. Приятная женщина, и язык подвешен — сдает дешевые комнаты. Также с ней жили два ее взрослых сына примерно двадцати лет. Помимо вышеупомянутого бизнеса, они занимались продажей мяса: забивали скотинку, продавали на рынке, причём второй их бизнес шёл намного лучше сдачи жилых помещений.

Проходит неделя. Наталья живет по соседству с тем самым крепким парнем. В это время жильцы дома начинают потихоньку съезжать. Кстати, из всех жильцов этого дома представителями женской части населения являлись только Наталья и сама хозяйка. С бравым пехотинцем Наталья была в хороших отношениях — не знаю, насколько близких, но по меньшей мере в дружеских. Но однажды, приходя с работы, она обнаружила его комнату пустой: вещей нет, все прибрано. Наталья подошла к хозяйке, спросила о соседе, а та отвечает, мол, вот, сегодня съехал. Вроде как родственники позвонили и просили явиться в срочном порядке.

«Странно, — подумала Наталья. — Он говорил, что его родственники где-то там на Сахалине рыбу ловят, да и он с ними не в лучших отношениях». Но что поделаешь? Тоску добавляет и то, что из жильцов осталась почти она одна. А вскоре наступил день, когда оставшиеся жильцы тоже посъезжали. Хозяйка же негодует — нашли, мол, жилье подешевле.

Как-то вечером после слезной чистки лука Наталья взяла мусорное ведро, сложила туда всю шелуху и пищевой мусор и двинулась к выгребной яме, которая располагалась за домом. Вылила в отстойник содержимое ведра — хочешь не хочешь, пришлось немного посозерцать с близкого расстояния эту яму. Тут-то и обнаружился полный ужас.

В выгребной яме мелькнули знакомые детали. Присмотревшись, Наталья увидела в отходах ТОТ САМЫЙ СИНИЙ ЯКОРЬ НА РУКЕ. В отстойнике валялась жилистая и мускулистая рука её соседа. Наталью охватил животный страх. Она стояла у ямы, полной останков бывших жильцов, а по дому гуляли два мясоруба с топорами наперевес и коварная хозяйка. Решила тут же, не заходя в дом, убежать и пойти прямиком в милицию. К счастью, милиционеры оказались расторопными и немедленно выехали по указанному Натальей адресу.

Жильцов нашли в самых неожиданных местах. Кастрюли, сковородки, морозилки, подвалы, чердаки и, конечно же, выгребная яма. Хозяйку и ее сынков задержали. Оказывается, хозяйка выбирала из своих жильцов самых «мясных» и крупных. Наташа таковой не являлась, но и её бы постигла участь бывших жильцов, если бы никто еще не приехал погостить. Хозяйку в дальнейшем ждала дурка, а сыновей — камеры строго режима. А Наталья тут же уехала из города обратно, не в силах больше там жить.
♦ одобрил friday13
#58
27 сентября 2011 г.
Я работаю охранником, ночным сторожем. Работа такая, что предполагает частые ночные пешие прогулки по малолюдным местам. Металлобаза наша примыкает вплотную к реке, кладбище в прямой видимости, цыганская слободка рядом, что комфорта не добавляет. Со смены я домой хожу короткой дорогой — через реку мост самодельный переброшен, потом идёшь метров сто через камыши, и уже в автобусе едешь домой. Можно, конечно, до большого моста полкилометра идти, но кто ж так делать будет?

Вот и в тот день закончил я в десять вечера, смену сдал и пошел. Трезвый как стеклышко иду через камышовые заросли, а тут впереди женщина идет, фонариком подсвечивает. Из заводских, видно. Молодая, штаны беленькие в обтяжку. Ну, как любой нормальный мужик, я скорость сбавил, чтобы эта красота подольше в поле зрения была. Идет она не спеша, и я, чтобы поотстать, остановился и сел шнурок завязать, и она за поворотом тропинки скрылась. А надо сказать, что собаки там, с завода прикормленные, не то чтобы злые, но лаять любят — страх. Особенно один кобель белый, с пятном черным на губе, его Гитлером кличут. И вот, только она скрылась за поворотом, я пошел догонять, и вдруг собаки не то что лаять, а рвать прямо начали. Я надбавил — думаю, отобью леди от собак, может, улыбнется, а может, и на поход в кабачок согласится? Вдруг раздался истошный женский визг, вопль: «А ну, пошел!!!». Забегаю за поворот... а там Гитлер лежит, располосованный как рыба, кишки на земле, задняя часть с ногами отдельно, еще дергаются. Я сразу не сообразил ничего, верчу головой, а женщины нет, камыш в сторону реки протоптан — видно, туда рванула. И тут еще один визг — что-то про песью мать, — и из камышей в воздух пол-собаки взлетает, разорванной, как старая газета, кровь во все стороны разлетается... бр-р-р. А в камыше шлепает что-то по воде большое. И тут фонарь в мою сторону повернулся. Смотрю — а у женщины под ногами половинка собачья, задняя... И смотрит она на меня, женщина эта, нехорошо так смотрит. Оценивающе. Я ноги в руки, да как рванул назад... Хорошо, что ещё не заперли калитку — я в нее вскочил, засов задвинул и до утра никуда не высовывался. Мужикам сказал, что дома света нет.

Утром сходил на то место, но понятно, что столько мяса долго не пролежит. Растаскали собаки нашего Гитлера, кровь по грязи долго не держится, всех следов — притоптанный камыш да собачьи кости.

Работал я там после этого всего неделю, перевели в другое место. Сменщики позже на оперативке говорили, что приходила женщина, спрашивала про рыжего охранника, меня то есть, но по имени назвать не могла, и ей не сказали ничего.
♦ одобрил friday13
#27
21 сентября 2011 г.
В 90-е, когда денег не было, а кило меди принимали за баснословные деньги, мы ездили на свалку городскую, куда и с шахт отвозили отходы. Роясь в этих отходах, мы находили куски высоковольтного кабеля, который разделывали, обжигали и сдавали барыгам. Там ошивались собаки, которым всегда была еда и которые грелись около вечно горевшей свалки. Мы их обходили стороной. Мы не трогали собак — они не трогали нас. Мы были каждый на своей территории: они жили на своей, а мы работали на своей.

Но однажды, когда мы приехали, мы увидели их на своей части свалки. Они что-то поедали, а так как иногда на свалку привозили остатки просрочки, которую вполне можно было есть, мы почему-то решили, что они жрут колбасу и мясные деликатесы. Палками, камнями и факелами из горящего толя мы отогнали собак. Не сразу, не без сопротивления, но мы выиграли.

Но нашли мы не колбасу, а полуживое обглоданное тело. Он уже не орал, а булькал кровью и остатками лица. От пальцев на руках остались какие-то кости с махрой мяса. Это был когда-то обычный забулдыга бомж. Особо врезалось в сознание мне какие-то белые армейские портки (как мне потом старшики рассказали), которые заканчивались обглоданными голенями, которые шевелились. До сих пор у меня мурашки по коже, когда вспомню, как шевелились эти части полутрупа, и какие хлюпающие звуки он производил.

В итоге мы добрались до сторожки свалки, вызвали скорую, а сами больше никогда не ездили на свалку...
♦ одобрил friday13
#22
20 сентября 2011 г.
Я вам скажу, что реальная жизнь и без всяких чудовищ страшнее некуда. Однажды я катался на велосипеде за городом, и километрах в пяти-шести от окружной нашёл заброшенную автобазу. Целая куча строений — боксы, административные корпуса, какие-то бараки, подстанции, а немного на отшибе стояла одноэтажная баня-душевая из красного кирпича, этакий маленький домик. Что странно, всё было в более-менее божеском состоянии, хотя база была заброшена уже давно. Это я объяснил тем, что подъезд к ней начинается с совершенно неприметного поворота с крупной трассы, а рядом нет никаких населённых пунктов. В общем тихое, безлюдное место. Ясен пень, я стал туда наведываться: понастроил трамплинов для велика, отрывался в своё удовольствие, загорал.

Однажды мы проезжали с напарником и его дружбаном мимо поворота на базу на машине. Я предложил им заехать на пару минут, показать своё «хозяйство», да и напарник искал кое-какие стройматериалы на дачу, которые покупать было дороже, чем в них была потребность, а на базе они были. В общем повернули, подъезжаем. Надо добавить, что к этому времени я не был на «фазенде» пару недель, но я сразу понял, что здесь кто-то побывал. Во-первых, там, где начиналась асфальтированная площадка перед базой, были воткнуты какие-то обгоревшие палки. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это сгоревшие факелы. Ну и ладно, толкиенисты какие-нибудь тут швабрами махали, пусть. Но рядом на дороге какой-то коричневой дрянью была написана целая поэма непонятными знаками — они не были похожи ни на иероглифы, ни на руны, за это я ручаюсь. Это уже на толкиенистов похоже не было.

Дальше — больше. Парни со мной были любознательные, хоть и по 30 лет обоим, они пошли лазать по корпусам. Посмотрели все, и тут один из них увидел эту самую баню на отшибе. Подходит ко мне и говорит — неплохо ты тут устроился, даже занавесочки повесил на окнах. Я подумал, что он шутит. Лучше бы пошутил. Все окна (в которых даже рам не было) и дверь были занавешены изнутри плотной чёрной тканью, а внутри что-то поскуливало.

Вообще, парни со мной были не трусливые — один пожарный, другой просто по жизни экстремал, но пообделались мы одновременно и все. Вооружились палками. Напарник палкой скидывает с окна тряпку, и мы наблюдаем следующую картину: внутреннее пространство бани, облицованное кафелем, с низу до потолка исписано этими самыми письменами, причём часть маркером, часть краской, часть дрянью этой коричневой, но стены исписаны ПОЛНОСТЬЮ. Чтобы сделать такое, нужна целая бригада и неделя времени минимум. С потолка на нитках свисали ключи. Обычные дверные ключи, очень много, несколько сотен точно. Посередине комнаты стоял стол с двумя чёрными цилиндрическими предметами. А в соседней комнате кто-то хрипло дышал...

Понятное дело, что заходить туда как-то не хотелось. Налицо был какой-то ритуал с хорошей долей шизы, и было неизвестно, закончен этот ритуал, или без наших печёнок его не могли завершить и ожидали в гости. Я предложил бросить кирпичом в один из цилиндров на столе. Все проголосовали «за», и я метнул. Это оказалась трёхлитровая банка, обёрнутая той же чёрной тканью, что и на окнах, она разбилась, и по столу растеклась чёрная лужа какой-то мрази. Мы поняли, что это такое, уже через пару секунд — из оконного проёма в нос ударил такой жуткий запах тухлятины, что мы аж отбежали на десяток метров — я уверен, что это была самая настоящая, изрядно протухшая кровь, целых, шесть литров крови (вторую банку мы бить не стали, но я думаю, что содержимое там было тоже не кока-кола).

Когда слегка притерпелись к вони, друг-пожарный предложил всё-таки посмотреть, кто там хрипит за стенкой. Зажали носы, сорвали тряпку со входа, с палками зашли. То, что я увидел, добило меня окончательно. В углу под потолком было подвешено две свиньи, каждая размером с крупную собаку, одна, явно мёртвая, была вся изрезана чем-то тонким — шкура на ней была просто превращена в лапшу, глаз не было, пол был залит её кровью, а верёвка, на которой она висела, выходила прямо из её пасти — до сих пор не знаю, крюк это был или нет, но явно что-то зверское — язык и часть кишечника торчали наружу. А вторая свинья была ещё жива, дёргала лапами и хрипло дышала. Подвешена она была точно так же, но порезов было намного меньше. Я думаю, что она не издавала никаких звуков, потому что или уже выбилась из сил, или у неё были вырваны голосовые связки этой непонятной «вешалкой».

Но впечатление это производило такое, что дрожь в челюсти я смог унять только поздно вечером при помощи полутора литров виски на троих. В полумраке, с тишине, сучит ногами подвешенная за кишечник свинья, среди свисающих с потолка ключей, иероглифов и невыносимого запаха мертвячины от разлитой крови. Я потом искал интернете описание хотя бы подобного ритуала: ключи, кровь, жертвенная свинья — нигде такого паскудства не встречается, даже в чёрной магии.

Ещё неприятный момент: кровь была явно не тех свиней, уже протухшая, а чья — кто его знает. Явно эти ребята не комаров на шесть литров набили...
♦ одобрил friday13
#7
17 сентября 2011 г.
Дело было году в девяносто пятом, я тогда еще жил в Некрасовке и мы с ребятами часто бегали погулять в сторону коллектора. Часто гуляли одни, хотя мне, например, было только восемь лет, а время было неспокойное (но нам-то откуда об этом знать). Однажды зимой, эдак в двадцатых числах января, мы сходили по главному коллектору до люберецких пустырей, а потом, когда возвращались, от нечего делать стали играть в кустах, где оба коллектора сходятся в один и идут в поселок. И вот в одном из кустов, что на склоне, мы нашли припорошенный снегом труп бомжа. Нас, детей, это нисколько не напугало, и мы восприняли труп с любопытством; наверно, мы и не задумывались о том, что это мертвец.

Дня через два пришли туда снова, а тело все еще лежало, но уже на другом склоне; я думал тогда, что это кто-то его просто так оттащил или что просто забыли, где бомж лежал тогда, когда его нашли. Я тогда обратил внимание, что тело частично сгнило, и в нем копошатся черви (с которыми мы стали играть, надо же). Но черви жили именно в самом теле бомжа, будто бы оно еще теплое, а на снегу умирали. Потом еще часто ходили через коллектор и почти всегда видели труп, и он изредка менял свое положение.

Весной этого же года я возвращался домой от друга, который живет в Люберцах. Возвращался вечером, но стемнеть еще не успело, и страшно мне не было, хоть и топал я по коллектору один-одинешенек. Уже дойдя до улицы, на которой я тогда жил, я обнаружил, что по рассеянности выронил пакет с играми для Сеги, которые мне дал друг, и вернулся. Пакет очень быстро нашел, и тут смотрю — чуть впереди от меня лежит человек, и я как-то догадался, что это все тот же бомж. Я из интереса подошел поближе и легонько так пнул его руку ногой, после чего он слегка пошевелился. Я отступил на пару шагов назад и увидел, как он переворачивается со спины на живот и медленно поднимается. Его лицо и те части тела, которые одежда не закрывала, были сплошь покрыты живыми червями; я и это существо молча смотрели друг на друга около минуты, пока оно не шевельнулось в мою сторону, тогда-то я и рванул домой, поняв, что может быть плохо, если тотчас не уберусь.

На следующий день на коллекторе уже не было никакого мертвеца.
♦ одобрил friday13