Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЯКУТИЯ»

18 марта 2012 г.
Эта история произошла в одном из центральных районов Якутии в начале 80-х годов.

У одной сельской семьи не стоял скот — либо коровы никак не могли забеременеть, либо разрождались мёртвыми телятами. Если и рождался нормальный телёнок, он бывал очень хилым и подыхал через несколько дней. Если обратиться к местному фольклору, то такому явлению может быть два объяснения с точки зрения якутской религии: либо семье просто не везёт (духи скота не покровительствуют — возможно, из-за каких-то былых грешков), либо в их хлеве поселился так называемый «пожиратель телят» («торбуйах абасыта») — мелкий злой дух, который «питается» молодым скотом. Семья по этому поводу поначалу ничего не предпринимала — конечно, это было проблемой, но не такого масштаба, чтобы устраивать из этого трагедию, тем более происходили события не в древние глухие времена, а почти в наши дни. Мрёт скот, это нехорошо, но что поделаешь...

Но вот как-то вернулась женщина домой днём (а у них был ребёнок пяти лет, который днём сидел дома, пока родители работали) и обнаружила своё дитя в хлеву, играющим какими-то деревяшками. Причём ещё до того, как зайти в хлев, она явно расслышала, что ребёнок с кем-то разговаривает внутри — чётко выделялись два разных детских голоса. Обеспокоенная мать устроила сыну допрос и узнала, что с некоторых пор у него появился «друг» — некий лохматый невзрачный паренёк, одетый весь в шкуры. Обитал новый друг только внутри хлева и выходил откуда-то из тёмного угла. Они часто вместе играли, причём лохматый паренёк подговаривал ребёнка тайком носить ему еду со своего стола и настаивал, чтобы мальчик про него никому не говорил, особенно родителям — «иначе я больше с тобой играть не буду».

Женщина испугалась и рассказала вечером обо всём мужу. Семейное собрание пришло к выводу, что у них завёлся «пожиратель телят». Но что с ним делать? Глава семьи посовещался со «знающими» старцами в селе и однажды утром вручил своему сыну острый якутский нож. «Спрячь в штанине, — сказал он. — Сделай вид, что всё нормально, а потом, когда этот новый знакомый вновь подойдёт к тебе, ударь его ножом в живот со всей силы».

Наутро ребёнок вновь пошёл в хлев с большой порцией еды, уселся с центре хлева и начал играть один. На этот раз «друг» долго не появлялся, а когда он, наконец, выглянул из своего угла, то был явно насторожен. «Что-то с тобой не так», — подозрительно говорил он, на что малыш ответил: «Всё нормально, давай иди сюда, я еду принёс, поиграем». Посомневавшись, парень в шкурах всё-таки подошёл к нему и начал уплетать лепёшку. Тут-то малыш и улучил момент, когда он отвлёкся, вытащил нож из-под штанины и вонзил острое лезвие тому прямо в живот.

Хлев наполнился пронзительным визгом, ребёнок потерял сознание. Когда он пришёл в себя, то увидел, что лежит один в хлеву, рядом валяется недоеденная лепёшка, а нож всё ещё находится у него в руке, и лезвие запачкано очень тёмной и густой, почти чёрной, кровью. От «друга» и след простыл.

Больше мальчик в шкурах не появлялся, а скот наконец-то начал рожать.
♦ одобрил friday13
6 марта 2012 г.
Говорят, в нашем городе Якутске призраков пруд пруди. Периодически за столом рассказывают страшные истории про «абасы» (злых духов), не дающих людям спокойно жить. Я в привидения не верила. Категорически. И над такими историями лишь посмеивалась. Никакого впечатления они на меня не производили. Но однажды мой непробиваемый материализм не выдержал испытания жизнью и дал течь.

Дело было так: срочно надо было снять квартиру. И так удачно подвернулась одна малосемейка. Ну знаете, наверное, такие дома, похожие на муравейник: девять этажей, нашпигованных квартиренками. Лилипутского метража для одного человека вполне достаточно, а многолюдие меня, тогда еще студентку, не смущало. К тому же малосемейка эта была почти в центре города, из окна видна церковь — пасторальный такой пейзажик, и дешево, как в сказке. Сдавала ее молодая семья, которая по каким-то причинам предпочла жить не там, а с родителями, что само по себе странно. Тут-то мне бы насторожиться. К тому же знала ведь, что тот микрорайон выстроен на старом кладбище, от которого сохранилась только та самая церковь. Но, беспечная и довольная, я въехала в квартиру. Всего имущества было — раскладушка, стол да пара стульев. Обустроилась, на двери санузла нарисовала акварелью смешного зайца, шторки повесила. В общем, уют создать попыталась.

Выяснилась одна странная вещь: окна квартиры выходили на юг, то есть летом в ней должно быть просто пекло. А на самом деле даже в самый жаркий день было холодно, как в склепе. В первую же ночь проснулась от жуткого сопения под раскладушкой. Думаю: вот так слышимость, соседи за стенкой дышат! И только утром сообразила, что за этой стенкой нет соседей, а есть улица, ведь квартира угловая. А ближайшие соседи — через всю комнату, кухню и санузел. То есть их сопение слышно быть не могло.

Удивилась, но и только. Через несколько дней удивилась еще больше: услышала ночью дробный топот босых ножек, словно ребенок бегает. Проснулась. В ванной шумит вода, а на полу появляются мокрые детские следы. Появляются цепочкой и тут же исчезают. Сказать, что я была шокирована — ничего не сказать. Других объяснений, кроме того, что это сон, придумать не смогла. Поэтому отвернулась и уснула.

Когда к концу лета ночи стали темными, под вечер накатывала натуральная жуть. Просто по необъяснимой причине становилось страшно до дрожи. Я стала спать со включенным светом. Вскоре свет сломался. Вызвала электриков, они починили проводку. Назавтра она испортилась вновь. Я опять вызвала электриков. Вскоре они ходили ко мне раз пять в неделю. Я не преувеличиваю. Зло брало: что вы, говорю, за мастера такие, раз и навсегда починить не можете! «Да проводка каждый раз в другом месте ломается!» — оправдывались они.

А потом остановилась у меня на недельку знакомая. После первой же ночи говорит: «Надо бы квартиру святой водой побрызгать, что ли. А то всю ночь краны открывались-закрывались сами по себе и ребенок по квартире бегал. Страшно, и как ты здесь одна живешь?».

А под потолком лампочка висела. Голая, без люстр и абажуров. Так вот, стоило Женьке высказаться, как она упала. Шнур, на котором она висела, оборвался посередке, словно кто-то дернул изо всей силы и разорвал его. Электрики, когда пришли чинить, посмеивались, что мы с Женькой, аки обезьяны, видимо, на этом шнуре качались.

Мы тут же пошли в церковь, набрали святой воды и под «Отче наш» обрызгали всю квартиру, каждую стенку, каждый угол. И знаете что? Дышать стало свободнее. Дня на три. Три дня стояла тишина, свет не ломался, вода не открывалась, никто не сопел и не топал по ночам. А потом все началось с новой силой. А остаток святой воды в чисто вымытой баночке покрылся плесенью. Между прочим, проверено: у моей мамы святая вода, набранная в Крещенье из-под крана, стоит уже много лет, и хоть бы хны.

Когда Женька уехала, в квартире стало невозможно находиться ночью. Особенно на кухне. Без всяких видимых причин зайти туда в темноте было просто жутко.

В общем, закончилось все так: как-то раз я забыла вечером на кухне свою сумку. К ночи уже туда за ней не пошла. А утром обнаружила на ней отпечаток детской ладони без одного пальчика. Отпечаток не смывался никакими моющими средствами.

Больше я там ночевать не стала. По-быстрому сняла комнату, перевезла вещи, ключи отдала хозяевам. Они, между прочим, даже не стали спрашивать причину, по которой я так спешно сбежала из их квартиры.
♦ одобрил friday13
До переезда в Якутск я жила в маленьком поселке, в трехкомнатной квартире в относительно новом каменном доме. Подчеркиваю — каменный дом, а не деревянный, следовательно, странные звуки и голоса никак не могут «осесть» в его стенах, как это случается в деревянных зданиях.

Случаи, которые там произошли, не страшные, но пугающие и заставляют чувствовать себя неуютно.

Случай первый. Я училась в 4-м классе и спала с мамой в одной кровати, потому как она очень сильно болела. По ночам ее мучили кошмары, и я должна была исполнять роль «будильника», то бишь будить ее, потому как она редко просыпалась от таких кошмаров без помощи. В ту ночь все было, как прежде: мама спала, я тоже. Но неожиданно я проснулась. Ощущение было такое, будто меня выдернули из какого-то пространства, в котором нет времени — до того странно я себя чувствовала. Это совсем не было похоже на состояние сонного человека.

Так вот, едва я открыла глаза, как невольно посмотрела в сторону прихожей (комната родителей выходит на коридор). Словно что-то притягивало меня. Стояла зима, было очень темно, и в кромешной тьме я увидела, что на нас с мамой смотрят чьи-то глаза — ярко-красные, узкие, без зрачков, сплошные красные глаза. Просто глаза — никакого силуэта или тела я не увидела. Едва я взглянула на них, как они тут же исчезли.

Меня прошиб озноб. Стараясь себя успокоить, убеждая, что все это мне просто привиделось, я прижалась лбом к маминой руке и закрыла глаза, намереваясь уснуть. Сознание просто отказывалось принимать то, что я увидела, но, как только я закрыла глаза, как мне на лоб кто-то бросил шарик (я почему-то сразу поняла, что это был круглый маленький предмет, который кто-то бросил на меня). У меня чуть сердце из горла не выскочило. Более того, этот предмет отскочил от меня, и я ожидала услышать, как он упадет на пол, но ничего не произошло — никаких звуков или шорохов. Стояла абсолютная тишина. Как я тогда себя успокоила и, более того, уснула — сама не понимаю. Случись такое со мной сейчас, я бы подняла крик на весь дом.

Позднее я упала и сильно ударилась той стороной лба, на которую упал тот предмет, получила сотрясение мозга и повышение внутричерепного давления, последствие которого отразилось на моем зрении — поставили прогрессирующую миопию второй степени, то есть зрение мое ухудшается с каждым годом.

Понятия не имею, что это было, и, если быть честной, знать об этом особо не хочу. Позже, кстати, я видела эти глаза еще один раз — теперь уже они были прямо над нашей с мамой кроватью...

Случай второй, не такой страшный, как первый (хвала Господу Богу). Я очень любила слушать рок-музыку и в отсутствие родителей включала ее на полную громкость своих динамиков (благо, стены в нашем доме толстые). Так вот, однажды вечером я, как обычно, включила панк-рок и буквально через секунду услышала тяжелый, щемящий душу вздох совсем рядом со своей комнатой. Поначалу не обратила на него никакого внимания, но повторный вздох уже заставил меня насторожиться: дома-то я была одна. Выключила музыку и прислушалась — ни звука. Ладно, включила снова — и снова чьи-то вздохи. Я опять выключила музыку и проверила входные двери — вдруг забыла их запереть, и в коридоре вздыхает какой-то сосед? Но нет — двери были заперты, а на площадке никого не было.

Стало не по себе, я вернулась и снова включила музыку, на сей раз чисто ради эксперимента. И снова кто-то стал вздыхать. Вот тут мне действительно стало страшно, я выключила не только музыку, но и компьютер, включила свет и стала читать книгу. После этого больше не рисковала слушать громкую музыку.

Случай третий. Меня все чаще посещали мысли, что в квартире что-то неладное творится. Боковым зрением я видела черные фигуры, которые исчезали, едва я решалась взглянуть на них. Как-то раз, будучи, опять же, одна дома, я слушала музыку в наушниках и занималась уборкой комнаты, как вдруг боковым зрением заметила, что что-то черное и маленькое взметнулось за мой стул и затаилось там. Быстро поворачиваю голову — а там ничего. И так чуть ли не каждую неделю: то что-то бегало, то что-то пролетало, а бывало, и черная тень стояла... Потом я узнала, что боковым зрением люди чаще всего видят потусторонних существ.

Когда-то у меня была привычка вставать в пять часов часов утра и лежать так до рассвета. Так вот, проснувшись, как всегда, по биологическим часам, я услышала скрип стула из кухни (обычно такой звук бывает, когда передвигают мебель по полу). Удивилась, думаю — почему это родители в такую рань поднялись? Когда же утром я спросила у них, что они делали в пять часов утра на кухне, те хором заявили, что они спали и никто из них и близко к кухне не подходил. Единственная мысль у меня тогда была: «Надо же».

Еще такие же звуки слышала я со своей подругой, когда она приходила ко мне ночевать. Мы громко смеялись и шутили друг с другом, когда неожиданно из кухни раздался звон посуды.

Звуки слышал и мой брат. Однажды у нас гостила пятилетняя сестра, и мы стали пугать ее, мол, сейчас бабайка придет и заберет тебя. Вдобавок начали стучать по двери и говорить: «Вот, слышишь? Это он стучится». Ребенок, конечно, заплакал, и мы прекратили свой дурацкий розыгрыш, как вдруг в дверь действительно постучали. Боже мой, я так быстро никогда не бежала. Нас с братом и сестрой будто ветром сдуло — мы мигом выскочили на балкон и закрылись там, потому что знали, что в доме, опять-таки, никого, кроме нас, не было (а находились мы в тот момент в зале).

Случай четвёртый связан со спиритическим сеансом. Наверное, каждый знаком с гаданием по блюдцу. Нужно взять неглубокую тарелку без рисунка, обмазать ее дно сажей, нарисовать стрелку, зажечь свечи и так далее. Многие говорят, что в ходе этого гадания действуют законы физики, из-за чего тарелка и двигается сама собой. Так вот — это полная чушь. Мы с подругой вдвоем решили провести данный сеанс из чистого любопытства. Ни сажи, ни спичек, ни свечей у нас не было. Вместо этого мы использовали тени для век, которыми обмазали дно тарелки (кстати, тарелка была с золотой каемкой), простым карандашом нарисовали стрелку, а вместо свечей использовали свои мобильные телефоны — поставили подсветку дисплея на максимум. А теперь представьте себе наш ужас, когда тарелка действительно стала ходить сама, без посторонней помощи. Сначала я думала, что подруга меня разыгрывает, и попросила ее прекратить. Она убрала палец, и я с диким страхом поняла, что никто ни меня, ни ее не разыгрывал — гадание оказалось действительным. Тарелка двигалась сама по себе. Стоит также упомянуть здесь ряд ошибок, которые мы совершили: гадание должно было проводиться с нечетным количеством участников (а нас было двое); в спешке мы забыли написать якутский алфавит, и один дух давно умершего якута долго и сердито искал якутские буквы; такое гадание принято проводить только в так называемый период Танха — то бишь во время святок; гадающие не должны прикасаться к тарелке. Тем не менее, духи исправно приходили на наши призывы и разговаривали с нами. Мы все больше входили во вкус и совершенно перестали отдавать себе отчет, и в конце концов дело дошло до того, что нас стали посещать духи, которых мы не призывали.

С трудом с ними попрощавшись, мы выкинули злополучные предметы в канаву (кроме телефонов), и нам еще два-три дня казалось, будто за нами следят какие-то темные тени. Никак не могу забыть этот опрометчивый поступок, который мы свершили из-за простого любопытства и скуки, к тому же идея-то была моя...

Случай пятый. В том доме, да и вообще все время, когда я жила в этом поселке, чуть ли не каждую ночь меня посещали странные, страшные сны. Приведу несколько примеров.

Когда мне было 8 лет, умерла моя бабушка. Годом или двумя годами позже она стала часто мне сниться и просила меня уйти с ней или позволить ей остаться со мной. Почему-то я категорически не хотела идти с ней, однако часто позволяла бабушке оставаться со мной. И так продолжалось до тех пор, пока один наш родственник не застрелился (из-за тяжелой болезни). В ночь его смерти мне приснилось, как бабушка хлопочет у плиты и жарит оладьи. Рядом со мной находилась моя старая собака Сокол.

— Поторопись, внученька, сегодня у нас гости! — сказала мне бабушка.

Зачем торопиться и что делать — я так и не поняла. Помню, как я бегала туда-сюда по ее поручениям, а рядом со мной был Сокол.

На следующий день я узнала, что Сокол умер год назад. Кстати, после этого бабушка перестала часто мне сниться и уж тем более звать с собой.

Однажды мне приснилось, будто я со своим другом ограбила чей-то дом, но нас быстро настигла милиция, и мы решили спастись бегством. Почему-то я прибежала домой, заперла дверь и стала молить отца, чтобы он не выдавал меня. Тот вяло что-то сказал и отмахнулся, мол, твои проблемы, ты и разбирайся (странно, в жизни отец болеет за меня душой и сердцем). И тут же раздался яростный стук в дверь. Я побежала к ней и украдкой взглянула в глазок — вся лестничная площадка была полна милиционеров. Помню свой испуг и мысль: «Мама родная, неужели я совершила так много преступлений?!».

Я подбежала к окну, намереваясь выпрыгнуть из него, но, едва открыв раму, поняла, что это бесполезно: за окном стояла полная темнота и бушевал ужасный холодный буран. Пока я соображала, что мне делать, милиционеры взломали дверь и арестовали меня. Потом я узнала, мой друг-соучастник тоже не избежал ареста, и нас приговорили к расстрелу. Последнее, что помню, это были черные дула автоматов, из которых грянули оглушительные выстрелы...

Тем же утром я узнала, что арестовали моего одноклассника, который вместе со своим другом ограбил дом. Вещи выносились через окно, и в самый разгар темного дела в дом заявился хозяин. Он сдал воришек в милицию, а так как одноклассник и раньше не отличался смирным поведением (избиение, угон машины, хулиганство, нанесение ущерба чужому имуществу, распитие алкоголя в неположенных местах и т. д.), ему припомнили все нарушения и преступления. Получился весьма большой срок, который он отбывает до сих пор...

Ну и конечно, дело никак не могло обойтись без нечистой силы. Стоило мне увидеть во сне большого черного человека (не знаю, можно ли называть его человеком — скорее, он был похож на тень), как в жизни случались неприятности и проблемы — ссоры, разлады, болезни...

Надеюсь, вы понимаете, почему я не люблю свой поселок и дом. Приехав в Якутск, я, пожалуй, впервые в жизни узнала, каково это — спать спокойно и крепко, без страха увидеть очередную чертовщину во сне. Кстати говоря, с момента моего переезда видения и странные сны меня больше не посещают, а стоит мне уехать обратно в поселок, как все начинается заново. Заметила также, что в столице у меня нормализовалось и здоровье, когда как в поселке я часто лежала дома из-за страшных головных болей (внутричерепное давление). Доходило до того, что я непрерывно спала 2-3 дня, вставая лишь затем, чтобы покушать и сходить в туалет.

Очень надеюсь, что тут у меня все будет хорошо и спокойно.
♦ одобрил friday13
18 февраля 2012 г.
Я живу в Якутии. С детских лет мне очень хорошо запомнилась одна страшная история, которую рассказывали в нашем селе.

Речь в истории шла об одной молодой семье (муж, жена и маленький ребёнок), которая приехала в село и поселилась в одном старом доме, который, хоть и был ветхим, но был вполне ещё пригодным для жилья. Сначала всё было хорошо, но потом жена стала чувствовать себя в доме тревожно. Она не говорила мужу об этом, пока однажды ночью не проснулась и не увидела, что на их кровати рядом с ней лежит старая женщина с красным лицом и смотрит на их ребёнка, который спал в коляске. Жена впала в истерику: «Не-е-ет! Изыди, не трогай моего ребёнка!». Муж проснулся и начал её успокаивать, а она ему кричит: «Вот, на нашей кровати лежит призрак!». А он не видит. Между тем женщина с красным лицом неотрывно смотрит на ребёнка, и жена на грани сумасшествия. Пока они там возились, женщина вдруг исчезла.

Неизвестно, почему после такого жуткого случая они сразу не уехали из этого дома, а продолжали жить, как ни в чём не бывало. Потом муж вдруг умер в автокатастрофе. Для молодой жены с ребёнком на руках это был страшный удар — она на пару месяцев впала в прострацию. Постоянно плакала, а когда засыпала, ей снился умерший муж.

И вот однажды ночью лежит несчастная вдова у себя в спальне, ей не спится. И вдруг она слышит, как отворяется дверь дома. Она сразу встревожилась, хотела встать, но что-то заставило её остаться на месте. Доски пола скрипят под тяжёлыми шагами, и голос мужа громко произносит: «Дорогая, я пришёл!». Жена в шоке — быстро отворачивается лицом к стене и вся дрожит. Муж ещё раз: «Это я, ты меня слышишь?». Потом шаги проследовали на кухню, и голос воскликнул: «Ого, да ты вафли приготовила! А я как раз чертовски голоден». И, судя по звуку, стал есть вафли, которые действительно были на столе. После этого шаги вошли в спальню. Жена закрыла глаза, чтобы не сойти с ума. Мёртвый муж подошёл к ней сзади — на спину дохнуло холодом, появился запах сырой земли. Он спросил: «Что ж ты на меня не взглянешь?» — и поцеловал её в голое плечо. От этого поцелуя у женщины всё тело онемело, она стала терять сознание. А голос меж тем заявил: «Ну ладно, раз ты не хочешь сейчас разговаривать, то я потом зайду», — и шаги вышли из спальни. Снова скрипнула дверь. Женщина долго лежала, боясь даже дышать, потом встала, зажгла свет, проверила спящего малыша. Плечо болело. Она посмотрелась в зеркало — на месте поцелуя остался большой красный засос. Позже обнаружилось, что вафли на столе пропали.

Наутро она пригласила в дом местную женщину-экстрасенса. Та, едва войдя в дом, поразилась: «Какое злое место! Как ты вообще можешь с маленьким ребёнком проживать в таком доме?». По её словам, всё здание так и кишело нечистой силой. Она добавила, что в доме обитают среди прочего и добрые духи, которые по мере сил пытаются защитить жильцов от нападок нечисти. «Добило» вдову то, что экстрасенс долго всматривалась в окно спальни и заявила: «Немедленно съезжай, иначе быть беде. Со стороны леса (а там как раз было кладбище) сюда идёт очень сильный юёр» (юёр в якутской мифологии — неупокоенный дух мертвеца). Женщина пришла в ужас и в тот же день съехала из дома. Больше мёртвый муж ей не снился, а нехороший дом так и остался стоять пустым.
♦ одобрил friday13
12 января 2012 г.
Первоисточник: g-starkov.ru

Автор: Георгий Старков

Одно из самых жутких и загадочных событий в моей жизни произошло не так давно — всего два года назад, когда я ездил в родное село на летние каникулы. С малых лет я верил, что вокруг есть незримые силы, которые иногда каким-то непостижимым проявляются в нашем мире, и что далеко не все из них могут вызвать у нас приятные чувства. Но то, что я узрел летним вечером на пустынной дороге возле села, дало мне право заменить слово «верю» на более категорическое «знаю». Ну и, что греха таить, подарило несколько бессонных ночей и панический, безотчётный страх перед родными лесами.

Лето в якутском селе — особое время. В то время как в городе лето считается порой отдыха и веселья, в сёлах вовсю кипит работа. Сенокос — вот что занимает сердца и умы жителей, заставляя их подниматься вместе с первыми лучами солнца и проводить время до позднего вечера на плодородных полянах (их в Якутии именуют «аласами»). Северное лето скоротечно, нужно успеть накосить достаточно сена для рогатого хозяйства, сбить сено в стога и завезти в усадьбу. А там, глядишь, и осень в затылок дышит.

Но в то же время сенокос — это ещё и отдых. Если ты родился и вырос в селе, то твой свящённый долг каждое лето хотя бы пару недель провести в аласе, вдыхая сочный аромат свежескошенной травы, слушая щебет птиц и с наслаждением плескаясь в кристально чистых водоёмах, на которые богаты аласы. Поэтому, закрыв нудную сессию в университете, я без раздумий сел в автобус и поехал домой.

Первую неделю мы косили сено на речном островке, стойко выдерживая атаки комаров и мошек, которые тучами роились во влажном воздухе. Кожа при этом доходит до такого состояния, что уже перестаёт распухать и чесаться после укусов. Покончив с работой на острове, мы перебрались в один из тех самых аласов, расположенных примерно в десяти километрах от села. Ездили туда на стареньком «УАЗе» отчима, загрузив в тележку-прицеп всю необходимую экипировку — косы, грабли, вилы. Сенокос в аласе — дело несравненно более лёгкое, чем на острове, и не только из-за относительно малого количества насекомых. Главное — в аласах меньше неровностей земли, камней и корней, об которые можно сломать косу. Наловчившемуся человеку работа здесь может показаться синекурой. О себе сказать такого не могу, но, признаюсь, я тоже вздохнул с облегчением, когда мы покинули остров.

Обычно мы заканчивали часам к восьми вечера и возвращались в село на том же автомобиле. Но вскоре я заимел привычку брать с собой на тележке велосипед, который находится в моём владении со школьных лет, и катить домой в одиночку, наслаждаясь вечерней прохладой, ездой и чувством проделанной работы. Тем более что ехать было не более получаса — всё лучше, чем трястись в душном салоне «УАЗа» в компании не особо разговорчивого отчима.

Тот вечер не стал исключением. Мы поставили несколько десятков копен, которые потом нужно собрать в большой стог. Когда солнце начало заметно клониться в сторону запада, отчим собрал снаряжение и уехал. Думаю, это было в полдевятого. Я же остался в аласе и вдоволь наплавался в маленьком озере, которое находилось в центре поляны. Настроение было превосходное, омрачало ощущения разве что илистое, загрязняющее ноги дно озера. В реке купаться более приятно — течение создаёт своеобразные ощущения, и на дне чистый жёлтый песок.

Выйдя из озера, я оделся и сел на велосипед. Солнце тем временем приняло багрово-красный оттенок, что летом обычно предвещает дожди. Я неторопливо крутил педали, колесо мерно расшвыривало камешки, которые лежали на грунтовой дороге. По обе стороны дороги росли в основном хвойные деревья, но изредка я видел и берёзы с лиственницами. Такой тут смешанный лес. Обилие сосен затемняло дорогу. Вкупе с ярко-красным шаром солнца, который беспрестанно мелькал меж стволов, зрелище было потрясающе красивым и контрастным.

Роковая встреча состоялась, когда за спиной осталось примерно четыре километра. В этом месте лес с правой стороны расступался, открывая взору очередной алас с деревянным ограждением по периметру — так владельцы защищают сено от свободно бродящих возле сёл коров, лошадей и иных напастей. Сейчас в аласе не было ни души, но на дальней стороне я видел жёлтые остовы стогов. Слева протекала тоненькая речка, так что деревьев там тоже было немного. Впереди был крутой поворот, не позволяющий разглядеть, кто движется навстречу — одно из тех самых «мест повышенного риска ДТП», о которых говорят гаишники.

На грунтовках и шоссе Якутии полным-полно так называемых «нехороших» мест, где якобы происходят фантастические вещи: за машинами гоняется седая старуха с посохом, или у обочины голосует юная девушка, которая потом вдруг исчезает из кабины, не оставив никаких следов своего присутствия. Каждый такой рассказ, как правило, обосновывается какой-либо леденящей кровь историей из прошлого, которая приключилась возле того самого места — старушку здесь сбил грузовик, а девушка повесилась на суку возле дороги метрах в двадцати от места, где она останавливала машин. Но дорога, по которой я ехал, никогда не обладала дурной славой. Если бы кто-либо хоть раз замечал тут необычные явления, то об этом шепталось бы всё село в ближайшие сто лет. Так что мне, можно сказать, в некотором роде повезло...

Налюбовавшись видом пустого аласа, освещённого красными лучами заката, я перевёл взгляд на дорогу и увидел, что из-за поворота выехал всадник на коне. Конь был гнедым и двигался вперёд лёгкой рысью. Меня всадник ничем не удивил — живой транспорт популярен в Якутии и во многом более удобен, чем автомобили. Я уверенно направил велосипед навстречу всаднику. Сейчас, размышляя задним числом, я нахожу лишь один признак, который мог бы меня тогда встревожить: а именно, копыта коня не издавали характерного цоканья при касании с грунтом. Конь бежал совершенно бесшумно, но я тогда не обратил на это внимания. Животное показалось мне усталым, так как бежало с понуренной головой. Человек, который возвышался на седле, сидел прямо, не осматриваясь по сторонам. Издалека я различил, что он одет в тёмное, но, опять же, знал, что слишком яркая расцветка в тонах одежды здесь не приветствуется. Если на то пошло, я сам был в серой майке и коричневых шортах.

И вот я подъехал на достаточно близкое расстояние, чтобы всё же ощутить: что-то не так с этим одиноким всадником, ощутить пока на уровне интуиции, так как мозг ещё не полностью проанализировал показания органов чувств. А через пару мгновений я вдруг с ужасающей ясностью понял первую вещь, которой не должно было быть места, если бы всадник был обычным человеком — его ноги были чудовищно длинными, настолько длинными, что, несмотря на немалый рост коня, волочились по земле. Оканчивались ноги не ступнёй, а просто становились всё тоньше... и тоньше... пока просто не исчезали.

То были ноги. Второе наблюдение, которое заставило зашевелиться волосы на затылке, касалось коня. Ранее я видел его спереди и потому ничего необычного не замечал. Подъехав ближе, я смог рассмотреть животное сбоку, и до меня дошло ещё одно отвратительное нарушение пропорции — конь был длинным. Таким же, как ноги его хозяина. Ног у коня, насколько я помню, всё-таки было четыре, как обычно, но спина растянулась на долгие метры. Думаю, он бы побил по длине тройку нормальных коней, поставленных один перед другим.

Одних этих обстоятельств хватило бы, чтобы я потерял сознание от страха, но я имел несчастье этим не удовлетвориться и поднять глаза к лицу жуткого всадника. Едва я это сделал, далее уже не помню, как было; смутно вспоминается болезненное падение и смрадный, похожий на жжёную резину, запах, который заполнил нос. Должно быть, это просто проехало мимо, не обратив на меня внимания. В любом случае, очнувшись, я увидел, что валяюсь на дороге вместе с велосипедом, правая голень горит огнём (ничего особенного — как выяснилось, была просто содрана кожа), а дорога вновь пуста. Плохой запах тоже растворился, исчез в воздухе. Солнце сместилось на небе чуть-чуть — обморок длился недолго. От его кроваво-красного света меня еле не вытошнило. С армией мурашек, бегающих по спине, я кое-как встал и оседлал велосипед. О том, чтобы ехать неторопливо, более не могло быть и речи; я гнал что было сил, попеременно оглядываясь, чтобы убедиться, что всадник с длинными ногами не скачет за мной следом. Через пятнадцать минут, показавшихся мне часом, я въехал в село и вздохнул с облегчением. На дворах играла музыка из стереоколонок, где-то визжала бензопила, слышался гомон детей. Всё это успокаивало, развеивало воспоминания, от которых меня бросало в жар и холод.

Умолчать о происшествии я не смог и рассказал родителям. Сошлись на мнении, что это существо было так называемым «проходящим» призраком, который направлялся в другие края «по своим делам» (местный костровый фольклор даёт много примеров подобных встреч). Вреда мне такой призрак вроде причинить не мог даже теоретически, но это не очень помогло мне вернуть душевное спокойствие. Больше я, понятное дело, не катался на велосипеде мимо вечерних аласов. Даже выйти в наружную уборную ночью стало для меня немного проблематично. Впрочем, со временем яркие краски той встречи стали немного размываться, и я надеюсь, что этот страх мне удастся кое-как подавить. Но одну черту страшного всадника я не забуду никогда... я не рассказывал об этом ни родителям, ни друзьям, ограничившись длинными ногами и деформированным конём. Просто было слишком страшно вновь вызывать в памяти образ того, что отправило меня в обморок и, кажется, способно на это даже сейчас, ночами, когда я один дома — вытаращенные, резкие, будто вырезанные из бумаги глаза человека на коне, которые занимали большую половину лица.
♦ одобрил friday13
6 января 2012 г.
Расскажу хоть и не очень страшную, но зато реальную, приключившуюся со мной на самом деле, историю.

Летом 2008 года я сидел дома один. Было уже далеко за полночь, родители были на даче. Местная администрация, как обычно, поскупилась с освещением, и мой спальный район не был освещен ничем — разве что луна немного светила. Но я живу в Якутске, у нас белые ночи, поэтому ночью летом не очень-то и темно, а в июне-июле и вовсе светло как днем. Но то стоял август, и ночная улица выглядела немного страшно без освещения.

Так вот, я сидел за компьютером и смотрел фильм, как вдруг услышал громкие шаги в подъезде, будто кто-то очень тяжелый медленно поднимается по лестнице. Поставив фильм на паузу, я затих. Почему-то сразу стало страшно — никаких мыслей вроде: «А, ничего, опять сосед пьяный домой возвращается», — не возникло. Все, что я слышал — стук своего сердца и эти тяжелые шаги.

Но действительно мне стало нехорошо, когда эти шаги остановились возле моей двери. В голову полезли всякие страшные истории и костровые байки о «непрошеных гостях». Обладатель тяжелой поступи стал стучаться ко мне в дверь, причем в той же манере, как ходил — тяжело, медленно и с одинаковой периодичностью. Затаив дыхание, я молил бога, чтобы он ушел. Вскоре он перестал стучать и я услышал шаги, постепенно удаляющиеся от моей двери вниз по лестнице.

У меня отлегло от сердца. Выждав еще минуту, я прокрался к окну, чтобы убедиться, что он ушел. Но он был там — стоял возле крыльца и смотрел прямо на меня. Ровно в глаза. Я не стал его разглядывать, так что не буду писать тут «это было нечто ужасное, бла-бла-бла», нет. Но отрывистого взгляда хватило, чтобы понять, что он вполне обычной внешности — длинная куртка, темные брюки, ботинки — таких полгорода. Тем не менее, встретившись с ним взглядами, я испугался до потери пульса. Было в нем что-то такое, из-за чего я до сих пор боюсь выглядывать по ночам на улицу. Знаю, звучит избито, но после таких случаев действительно отбивает всю охоту вглядываться во тьму...

А на следующее утро я уехал на дачу к родителям.
♦ одобрил friday13
19 ноября 2011 г.
Моя история с связана с таким понятием в якутской вере, как «обход» («кэритии») — это аналог воздушных мытарств в христианстве. Считается, что после смерти человека в течение какого-то времени его дух не покидает землю, а посещает все места, где бывал при жизни. Когда дух совершает обход, некоторые люди могут слышать странные звуки и голоса, а особо чувствительные могут и увидеть это. Причём само слово «кэритии» на якутском языке по своему смыслу содержит элемент принуждения — дух не по своей воле совершает обход, а его как бы заставляют.

Родная сестра моей бабушки в молодости часто видела странные вещи. Годам к сорока зрение у неё ухудшилось, она перенесла пару операций и в результате стала очень плохо видеть. Сама она объясняла это тем, что была слишком зоркой, и «другие» не захотели, чтобы она излишне вникала в их дела. Она рассказывала мне в детстве довольно страшные истории из своей жизни. Вот история, которая касается того самого обхода.

Тем летом в нашей деревне умер какой-то долгожитель. После похорон прошла пара дней, и сестра бабушки вместе с остальными отправилась в поле на сенокос (покойник при жизни, естественно, тоже много времени проводил на сенокосе, так что посещение им при обходе этого места было вполне логично). И вот после обеда в разгар работы она вдруг услышала странные звуки, будто собачий вой вперемешку с плачем навзрыд. Она остановилась, огляделась и увидела, что в отдалении вдоль дороги плывёт в воздухе какой-то предмет наподобие спортивных козлов, и на нём кто-то восседает. А по обе стороны от него парят в воздухе два тёмных силуэта, напоминающих человеческие, и бьют его — лупят какими-то палками. Избиваемый, в свою очередь, и испускает тот самый жалобный нечеловеческий вой. Сестра бабушки испугалась и посмотрела на других людей, но никто, кроме неё, этого не замечал. Она к тому времени уже привыкла, что иногда она видит то, что другим недоступно, поэтому стала молча наблюдать.

Вся эта странная процессия проплыла по дороге мимо и скрылась вдали. Так как сестра бабушки находилась в поле далеко от дороги, она так и не смогла увидеть этих существ вблизи, да и не горела желанием. Но в какой-то момент она просто поняла — то ли по голосу, то ли по внешности, — что центральный человек на «козлах» (тот, кого бьют) и есть тот самый покойник, которого недавно похоронили. Это оставило у неё весьма тягостное впечатление — вообще говоря, в якутской традиции не считается, что обход сопровождается таким жутким избиением, да и покойник был при жизни человек вполне приличный, чтобы с ним после смерти обращались таким образом.

Сестра бабушки, рассказывая мне это, была уверена, что стала свидетельницей обхода. Потом после похорон в деревне она иногда вечерами смутно слышала нечёткие голоса и звуки, долетающие как будто из неба, но ничего не видела.
♦ одобрил friday13
17 ноября 2011 г.
Эта история является в Якутии практически архетипичной — она ходит в народе в различных вариациях. Приведённый ниже вариант является наиболее распространённым.

Дело происходило в якутской деревне в советские времена. Отправились как-то осенью дед со своим зятем и внуками в лес валить деревья. Семья у них была большая — дед, бабка, старший сын с женой и двумя детьми, младший сын со своей невесткой. Погода стояла хорошая, за день успели повалить немало деревьев. Но ближе к вечеру им попалось одна особенно крепкая большая лиственница, от которой топор отскакивал, как от камня. Даже бензопила не брала дерево — цепь намертво застревала каждую минуту. Зять предложил оставить в покое трудное дерево и заняться другими, но дед «упёрся» и заявил, что он будет не он, если не одолеет это дерево. Промучились весь вечер, но удалось в итоге всё-таки его повалить. На этом работа на тот день кончилась.

Через неделю, повалив достаточно деревьев, они стали грузить их на прицеп трактора, чтобы отвезти к себе в деревню. Тут то самое дерево снова показало трудный характер: пока пытались загрузить его на прицеп, оно раз шесть скатывалось обратно само собой. По пути дерево ещё умудрилось как-то свалиться с прицепа, хотя там со всех сторон были заграждения из прутьев.

На следующий день мужчины стали заготавливать дрова. Один из внуков хватил топором по дереву, а тот отскочил и ударил обухом его самого в лоб. Видя такое, старик разозлился и велел в первую очередь заняться именно этим деревом. Потратив изрядно времени, дерево всё-таки распилили и раскололи на дрова. Дед самолично занёс охапку дров в дом и положил в печь. Теперь дрова не хотели загораться, но дед облил их бензином, обложил газетами и всё-таки разжёг огонь. Когда, дрова загорелись, старик стал смеяться — мол, значит, и на тебя есть управа, чёртова деревяшка.

Тем вечером начался настоящий ужас. Семья ужинала, когда вдруг невестка младшего сына закричала. Все посмотрели на неё, а она сказала, что только что её кто-то по лицу ударил. Не успели удивиться её словам, как кто-то невидимый опять стал ей оплеухи отвешивать, да так, что голова девушки из стороны в сторону моталась. Дед попытался закрыть ей лицо своими руками, и тут невидимка принялся за него — ударил в живот, потом стал хлестать по лицу. Когда дед еле выбежал из дома, невидимка опять принялся за невестку, мучил её весь вечер. Потом, когда у неё обе щёки стали красными от ударов, затих. Но радоваться было рано — ночью невидимое существо залезло к ней в постель, скинуло одеяло на пол и стало давить на неё весом и душить. Тут уж все переполошились. Девушка вся в слезах, мужчины ничего не понимают, дед хватается за голову, уразумев, что дерево-то непростое было...

Пригласили местного священника. Тот с крестом, кадилом и святой водой едва вошёл, как невидимка тут же расплескал ему всю воду, сорвал с шеи крест и швырнул в угол, а самого священника стал по щекам хлестать. Батюшка едва спасся бегством.

Началась кошмарная жизнь. Утром и днём невидимка обычно затихал, но давал о себе знать мелкими пакостями: то навоз в молоко положит, то тесто испортит, то чашки на полках сами собой бьются. По вечерам он каждый раз принимался за невестку — бил её, за одежду хватался, в её порцию еды всякую гадость клал, душил по ночам. Всех остальных, включая деда, не трогал, если они не пытались защитить девушку. Если же пытались, то избивал и их, причём намного жёстче, чем девушку — запросто мог синяков наставить и кости переломать. Сами мужчины, сколько ни старались, так и не смогли схватить его или хотя прикоснуться.

Дед, отчаявшись, обратился к человеку из другой деревни, который слыл якутским шаманом. Тот прийти к ним в дом отказался, мотивируя тем, что нечисть явно сильнее него. Услышав, что существо прибыло к ним в дом вместе с деревом, в котором, видимо, раньше обитало, шаман посоветовал отвезти остатки того дерева обратно в лес. Так и сделали, но не помогло — «сожителю», видимо, в деревне понравилось. Так и жили целый месяц. Попробовали все средства, от угольных кругов на полу до молитв и напускания кошек и собак, но ничего не действовало. Наоборот, невидимка после каждой попытки избавиться от него «шалил» с особым рвением. В конце концов от такой жизни у невестки случилось помутнение рассудка, она начала истощаться на глазах и бредить.

В это время к ним специально приходил военный из другого села — услышав слухи, он решил, что местные жители нарочно распространяют мракобесие. Зашёл в дом с возгласом: «Ну, где этот ваш призрак?» — и тут же пистолет, который висел у него на ремне, сам собой выстрелил. Тот схватился за ремень, и тут же из-за печи кто-то прицельно и очень метко стал швырять в него лошадиным пометом. Военный в панике вытащил пистолет, заглянул за печь — а там никого. Дальше невидимка стал бить его по лицу. Военный выбежал из дома, как угорелый, и больше туда не возвращался.

В конце концов, было решено отправить невестку к её родственникам в другое село. Пока ехали по деревне, она всё смотрела назад и говорила: «Мой бедный друг не может угнаться за нами — отстаёт, манит меня назад». Потом, на выезде из села, она заявила: «Мой бедный друг остался плакать у одинокой берёзы». И вдруг весь бред сошёл — к ней вернулся разум. Естественно, после этого девушка не возвращалась в ту деревню, и брак распался. Впрочем, в деревне были не против — как только она уехала, невидимка будто испарился: прекратились все его выходки и игры. Сначала люди боялись каждой тени, ожидая его возвращения, но этого так и не случилось.
♦ одобрил friday13
15 ноября 2011 г.
Речь идёт о событиях, которые произошли в Якутии в ранние годы советской власти — где-то в 30-е годы. Было два брата — старшему около тридцати, младший лет на пять моложе. Оба были кадровыми охотниками и пошли осенью поохотиться месяц-другой в дремучие леса, где дичь ещё не распугана человеком. У них это был не первый совместный дальний поход, так что они уже были привыкшие, лес для них — что дом родной. Устроились возле какой-то безымянной речки в лесу, быстро построили временную хижину и приступили к охоте. Дичи было много — за пару-тройку дней настреляли немало.

Где-то на четвёртый или пятый день пошёл первый снег. В тот вечер братья сидели в хижине после охоты и ужинали, когда вдруг услышали, что возле хижины кто-то ходит. Сначала схватились за ружья — вдруг медведь? Но шаги были вполне человеческими, и женский голос вдруг произнёс: «Бр-р, холодища-то какая!». Тут братья оба впали в недоумение. Меж тем дверь открылась, и в хижину входит красивая молодая женщина в нарядной одежде. Увидев братьев, она радостно рассказала, что она жительница деревни неподалёку отсюда, вышла утром прогуляться по лесу и заблудилась — весь день блуждала по лесам, уже думала, что умрёт, но тут увидела хижину.

Братья переглядываются — местность они знают, в радиусе трехсот километров вокруг никакой деревни нету. Но женщина вполне себе настоящая, вся от холода дрожит, и они учтиво предоставляют ей место у стола, наливают чай и суп. Она с благодарностью всё это принимает и рассказывает про себя — как она напугана, как хорошо, что ей повезло, и так далее. Старший брат кивает да поддакивает, а младший поглядывает на гостью с подозрением. Улучив момент, под предлогом справить нужду выходит из хижины. Там уже сумеречно, но различить что-то ещё можно. На свежевыпавшем снегу видны следы женщины. Он следует по ним всё дальше, и в итоге следы обрываются у берега речки. А речка ещё не замёрзла — если бы женщина переправлялась вплавь, то была бы вся мокрая. Подозрения младшего брата растут; он вспоминает про легенды охотников о древних злых духах, которые живут в далёких лесах. Решает осторожно шепнуть о своих соображениях брату и дальше действовать по обстоятельствам.

Заходит обратно в хижину, а там уже бутылку открыли. Флирт в самом разгаре — видно, что старший брат увлёкся женщиной не на шутку. Оно и понятно — он не женат, а женщина красивая, и к тому же сама с удовольствием поддерживает эту игру. Младший брат пытается вклиниться в разговор, мол, охотничья экипировка мокнет под снегом, нужно выйти убрать, на что получает со стороны брата выразительный взгляд, а женщина на мгновение одаривает его таким колючим, неженским, даже нечеловеческим взглядом, что у младшего все слова застревают в горле. Он отходит в сторону, сидит в углу, тем временем флирт всё ближе к конечной стадии.

В итоге младшему брату всё-таки удалось поймать старшего, когда тот выходил на улицу перед тем, как отправиться в постель. Он пытается рассказать ему про следы, про тот страшный взгляд женщины и о том, что вся её история шита белыми нитками, но старший брат мало того, что в предвкушении «отдыха», так ещё и сильно пьян и ничего не хочет слышать. Кончается дело тем, что он припирает младшего брата к стенке хижины и обещает устроить ему весёлую жизнь, если он помешает им. Младший брат за это сильно обиделся на него — тот раньше никогда не позволял себе с ним так разговаривать, пусть даже и пьяный.

Парочка устроилась в углу хижины и отгородилась ширмой. Свет потушили, младший брат лежит в другом углу, вслушивается в характерные звуки. На всякий случай прямо под одеялом держит заряжённую двустволку. Лежит, процесс в другом углу продолжается, вроде всё спокойно. Незаметно его сморил сон.

Проснулся ночью от какого-то скрежета. Судя по тому, что угли от огня ещё не потухли окончательно, прошло не так много времени. Странный скрежет явно доносится из угла, где лежат женщина и брат, и после каждого скрежета слышен то ли стон, то ли тихое завывание брата. Младший вскакивает с кровати и с ружьём наперевес бросается вперёд. Отдёргивает ширму одной рукой, другой держа двустволку наготове — и видит в темноте, что его брата оседлал какой-то тёмный силуэт совсем не женских форм, с ярко горящими жёлтым огнём глазами на пол-лица, и грызёт его шею — а звук раздаётся от скрежета клыков о шейные позвонки. Брат только слабо стонет. Младший от такого зрелища чуть не потерял сознание, но всё же в упор выстрелил промеж глаз этого существа. Раздался визг, существо соскочило с брата и бросилось к выходу. Младший палит вслед из второго ствола, с ещё более пронзительным визгом существо выбегает из хижины, выдавив собой дверь. Младший брат срочно размешивет угли, добавляя света, и склоняется над своим братом — но уже поздно: глаза закатились, горло перегрызено, вся постель в крови. Ещё странно, что потом младший брат так и не нашёл следов крови той твари на полу или снаружи, хотя дважды попал из дробовика в неё.

Как только рассвело, он поехал обратно в населённый пункт. Потом вернулся с людьми забрать тело брата и снести хижину. С тех пор ту речку стали называть Абасы-Юрэгэ (Речка злых духов) и перестали ходить в её окрестностях. Младшего брата на некоторое время задержал НКВД по подозрению в убийстве брата, но потом отпустил, так как следователи пришли к выводу, что такие раны мог нанести только дикий зверь, а не человек.
♦ одобрил friday13
13 ноября 2011 г.
Время действия — 60-е годы. Из Якутска в отдалённую деревню выезжает человек. В наше время его назвали бы БОМРом. Ехал он в деревню к своему другу, который обещал его трудоустроить в местный колхоз, ибо в городе найти работу ему не удалось, а все свои деньги он проиграл в азартных играх. Кто-то его подбросил по дороге до развилки, а дальше он пошёл пешком напрямик через леса.

Раннее лето, комаров ещё нет, вокруг тепло и светло, в рюкзаке с собою еда и водка. Человек идёт километр за километром, потом видит на опушке очередной поляны возле дороги большое ветвистое дерево, обвешанное разноцветными лоскутками. При этом он не имеет понятия, что это такое. Сначала дерево просто его позабавило, потом пригляделся и с удивлением увидел, что под деревом и в его коре гора монеток — есть даже бумажные купюры! Недолго думая, он всё собрал (набралась неплохая для его положения сумма), положил себе в карман и пошёл дальше в хорошем настроении. Вечером он устроился на ночлег в поляне, где был пустой летний домик. Постелил на топчан собственную куртку, выпил водки и лёг спать.

Не успел заснуть, как чувствует, что кто-то дёргает его за ногу. Он пытается не обратить на это внимания и спать дальше, но дёргают всё сильнее. Человек вскакивает, оглядывается — никого: светлая летняя ночь, пустой дом, пустая поляна. Ложится вновь. Как только его опять сморило, начинают дёргать. На этот раз он сматерился, выскочил из дома и обежал строение — никого нет. Спросонья особого страха человек не испытывал. Опять лёг спать, сменив положение тела. Сначала долго не мог уснуть, потом всё-таки провалился в сон. На этот раз дёрнули за ногу так сильно, что он свалился с топчана, так ещё и поволокли немного по полу. Но когда он открыл глаза, никого возле него по-прежнему не было...

Так продолжалось всю ночь — человек пытался заснуть, а кто-то не давал ему сделать это. Наконец, под утро после очередного дёргания за ногу он привычно открыл глаза — и увидел над собой в полутьме чёрный силуэт крупного человека мощного телосложения, который склонился над ним и держал за ногу. Вот тут-то нервы путника не выдержали — вскочил с топчана, закричал, выбежал из дома и побежал куда глаза глядят. Потом только понял, что оставил в домике свой рюкзак, но вернуться смелости не хватило. Бежал всё утро, пока не вышел на деревню. Постучался в какой-то дом, рассказал про свою беду. Ему посоветовали вернуться и положить деньги обратно у дерева. Тут он вспомнил, что эти деньги всё ещё у него в кармане, пошарил — а там дырка: всё выпало, пока он убегал. Возвращаться, конечно, не стал — отправился дальше с кем-то из местных на пункт назначения.
♦ одобрил friday13