Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ЯКУТИЯ»

13 ноября 2011 г.
В Якутии при въездах в особо почитаемые древние местности у дорог стоят деревья, сплошь обвешанные фантиками, монетками и даже купюрами. Их довольно-таки много на дорогах. Это называется «кэрях» — священное дерево. Считается, что если оставить у дерева маленький подарок местным духам, то неприятностей во время поездки не будет. В наше время это правило не слишком строгое — даже если ты ничего не оставил, то при отсутствии прочих повинностей ничего с путником не станется. Но если человек как-то оскорбил дерево или, того хуже, снял с него подарки, то у него могут быть большие проблемы.

Этот случай относится к поздним советским временам — где-то в 80-е годы. Начальник колхоза из райцентра поехал с визитом в другой район, расположенный по соседству, на служебном «ГАЗике», со своим водителем. Стояла зима, ехали долго, и пока они были в пути, успело стемнеть. При въезде в одну поляну они остановились, чтобы справить нужду, и увидели там украшенное дерево. Естественно, они знали, что это такое, но как скептики значения не придали, а водитель ещё и справил малую нужду возле этого дерева.

Залезли обратно в машину, едут дальше, разговаривают о том о сём. Вокруг вечерняя тьма — заснеженная дорога видна только круге света от фар. И вдруг водитель замечает, что шум мотора «ГАЗика» резко изменился, машина чуть осела и стала терять скорость. Он нажимает на газ, мотор ревёт, но «ГАЗик» всё равно ползёт еле-еле. Тут начальник спросил его, почему в кабине вдруг стало пахнуть тухлятиной. Водитель пожимает плечами, потом оглядывается назад и видит, что на заднем сиденье расположился незнакомый донельзя тощий человек в ветхих шерстяных одеждах и смотрит прямо на него. Водитель от страха весь покрылся потом — вспомнил, что он сделал у дерева, и снова стал смотреть вперёд, на дорогу. Он продолжал вести машину на автомате. Начальник спросил у него, в чём дело, а он только кивнул назад — ни слова вымолвить не может. Начальник оглянулся и тут же затих. Вонь усиливается, машина медленно ползёт вперёд, будто пассажир на заднем сиденье весит как минимум несколько центнеров. Оба человека в кабине чуть ли не в обмороке от страха, но останавливать машину посреди безлюдной поляны не хочется. Так и едут дальше. Водитель бросает взгляд на зеркало внутри кабины, но там ничего не отражается — заднее сиденье пусто. Но стоит ему повернуться назад, как в нос бьёт та же вонь, будто вместо пассажира сидит труп, и водитель опять ловит на себя колючий взгляд впалых глаз. После этого он уже не пытается обернуться.

Ехали они так где-то час, пока не добрались до населённого пункта. Когда огни домов уже были близко, водитель почувствовал, как машина поехала легче. Набравшись смелости, оглянулся — на сиденье никого. Сообщил об этом начальнику, и оба выдохнули. Вонь исчезла не сразу — пришлось даже окна приоткрыть, чтобы запах выветрился быстрее...
♦ одобрил friday13
13 ноября 2011 г.
В традициях местной веры в Якутии среди духов природы существуют так называемые «сюлюкюны». Считается, что они почти всё время обитают под водой и не взаимодействуют с людьми. Они не считаются злыми духами, тем не менее, особенно добрыми сюлюкюнов тоже не называют. Их внешность в фольклоре подробно не описывается, но их можно сравнить с водяными чертами.

Выбираются из-под воды сюлюкюны только раз в году — во время рождественских святок. Они выходят только по ночам, собираются по разным заброшенным домам в отдалении от жилых поселений и там играют друг с другом в карты на собственные «подводные» деньги, выглядящие, как золотые монеты. Особым смельчакам из числа людей предписано в святочные дни пойти в какой-нибудь пустой дом и затаиться под столом, накрывшись тканью (нужно только очень плотно одеться, ибо пустые дома не отапливаются, а в Якутии январские морозы запросто достигают минус 50 градусов). Если повезёт, собрание местных сюлюкюнов будет как раз в этом доме. Когда сюлюкюны соберутся и игровой кон возрастёт, следует закричать изо всех сил и перевернуть стол. Сюлюкюны должны испугаться и разбежаться — тогда уже можно собирать оставленные ими деньги. Только нужно всё истратить за три дня — потом золото сюлюкюнов превратится в водоросли, коим оно изначально и являлось.

Но присутствовать на собрании сюлюкюнов можно не только для материального обогащения. Во время партии в карты сюлюкюны не молчат, а подробно обсуждают будущие события и судьбы живущих поблизости людей — так что, если внимательно слушать, можно получить ценную информацию о своём будущем. Таким образом, это один старинных видов местных святочных гаданий.

А теперь сама история. Прямого отношения к сюлюкюнам она не имеет, но вышеприведённая информация была необходима для понимания сути этой истории.

Итак, 70-е годы, Центральная Якутия, январь, святки, лютые морозы. Два молодых крепких брата решают отправиться послушать сюлюкюнов. Так как отношение к увлечению «серьёзными» святочными гаданиями у народа настороженное (разные девичьи гадания по воску, зеркалам и иглам, конечно, не в счёт), то они никому о своём плане не сообщили, даже родителям. Для дела выбрали пустой древний балаган на поляне, который находился недалеко от их деревни (таких построек в Якутии много — раньше люди жили семьями, рассредоточившись по отдельным полянам). Вечером, надев самые тёплые одежды и прихватив с собой пару бутылок водки, братья вышли из дому и направились к месту назначения. Настроение было хорошее, вдвоём не страшно, к холоду привыкши.

Пришли на место, залезли под ветхий стол. Как полагается, укрылись толстым покрывалом. Сидят, шёпотом разговаривают, время от времени хлебают из бутылок. Зажечь огонь нельзя — сюлюкюны испугаются и не придут, так что единственным освещением выступает только лунный свет через окна. Тут нужно упомянуть одну деталь: к старым якутским балаганам вплотную примыкает хлев — между балаганом и хлевом всего одна дверь, чтобы в морозы не выходить на улицу. И вот, братья сидят уже несколько часов, время за полночь, оба уже сонные. И тут заскрипела дверь хлева. Братья вскинулись, у обоих одна мысль: вот, сюлюкюны начинают собираться. Некоторое время опять всё тихо, потом снова дверь хлева скрипит, на этот раз громче — по звуку понятно, что дверь медленно открывается. И из хлева доносится какой-то приглушённый звук, похожий на куриное кудахтанье. Тут младший брат закричал не своим голосом, отбросил покрывало, выскочил из-под стола и бросился к выходу. Старший, естественно, в панике сразу побежал за ним. Но только ему не повезло: младший выбежал на улицу, а старший споткнулся о порог и растянулся у входа. Начал звать на помощь и тут же словно поперхнулся, потом уже так громко закричал, как будто его живьём сжигают. Младший от такого кошмара побежал только быстрее. Пока он бежал до окраины поляны, брат всё кричал, потом вдруг замолк. Младший брат оглянулся только у опушки леса, но оттуда уже было ничего не видно.

Через час он прибежал обратно в деревню, не помня себя. Сразу рассказал всё отцу, и тот едва не набросился на него с кулаками: мол, как можно быть такими дураками, справки хотя бы навели о том, куда идёте, перед тем как отправиться. Оказалось, именно в этом балагане давным-давно, ещё до революции, жила большая семья, все члены которой погибли друг за другом без видимых причин. В те тёмные времена это объяснили тем, что всех, мол, «злой дух сожрал». С тех пор на этой поляне никто не живёт, даже сено не косят. Никакие сюлюкюны, конечно, в таком месте собрание устраивать не будут (всё-таки они не совсем демоны), а вот кое-кто «другой» вполне мог заинтересоваться братьями, которые в самый тёмный час ночи пожаловали в заброшенное место.

Отец с младшим братом быстро собрались, сели в «УАЗ» и поехали на полной скорости обратно к балагану. Всю дорогу отец журил сына за то, что тот бросил своего брата. Приехали, остановили машину у балагана, причём у младшего брата начали стучать зубы, и он наотрез отказался выходить из машины. Пришлось отцу самому идти к балагану.

Старший брат лежал на снегу там же, где упал, лицом вниз. По следам на снегу видно, что он почти не шевелился после падения — сразу умер. Тело уже окоченело — мороз сделал своё дело. Тут отец уже заплакал в голос. Делать нечего — погрузили мертвеца в машину и поехали домой. Когда там сняли с него всю одежду, оказалось, что на спине под правой лопаткой большой синяк, будто кто-то огромным кулачищем туда ударил прямо через все слои одежды.

Позже младший брат рассказывал, что именно он видел до того, как стал убегать. Когда в очередной раз заскрипела дверь хлева, он украдкой приподнял покрывало и увидел при лунном свете в проёме идущий в их сторону огромный, ростом под потолок, чёрный человеческий силуэт, и тут уж не выдержал — закричал и рванулся прочь...
♦ одобрил friday13
13 ноября 2011 г.
Как рассказывают, это произошло в советское время в Якутии, в небольшой деревушке, средь бела дня. Человек по имени Семён был местным колхозником. Летним вечером он возвращался в деревню после сенокоса. Грунтовая дорога шла по пустырю, было солнечно и жарко. Семён идёт и в какой-то момент замечает, что навстречу ему по дороге идут три человека. Тот, кто в центре, повыше ростом, остальные ниже. Семён тогда воспринял их как взрослого и двух детей. Он начал думать, кто бы это мог быть, и пришёл к выводу, что это некий местный житель Никитин со своими сыновьями. Но когда те подошли ближе, он заметил, что тех, кто идёт по бокам, детьми не назовёшь — они были лишь немногим ниже центрального. Потом Семён обратил внимание, что очертания у идущих очень странные — они были в одинаковых серых одеждах, и грузные фигуры под этими одеждами спускались до земли, расширяясь книзу — то есть по форме «идущие» напоминали что-то вроде бутылки. Ног он у них так и не увидел и не понял, как им удаётся передвигаться.

Семён испугался не сразу. Сначала просто машинально продолжал идти, потом внезапно различил их большие чёрные глаза на лицах, белых, как бумага, и его буквально перекосило от ужаса. Тут же вспомнил, что по якутским поверьям при встрече со злыми духами ни в коем случае нельзя убегать — иначе погонятся. В двадцати шагах впереди от дороги отходила узкая тропинка, и он поставил себе целью дойти до развилки раньше «бутылочных» людей и разминуться с ними. Но страх так сковал его, что он буквально заставлял себя сделать очередной шаг. Смотреть на лица этих существ он боялся, но стоило ему опустить взгляд, так сразу казалось, что они вот-вот набросятся на него, и взгляд сам собой возвращался к «идущим». Как он запомнил, все трое были практически одинаковые на вид — белые, без единой кровинки, с большими остановившимися чёрными глазами, которые смотрели вперёд, и с грузными деформированными фигурами, которые становились шире в нижней части.

Наконец, Семён добрался до развилки и свернул на тропинку. На тот момент между ним и существами оставался всего десяток метров. Стараясь не бежать, он шёл по тропинке, краем глаза наблюдая за «идущими». К его облегчению, те прошли мимо, даже не глядя в его сторону. Отойдя от них на приличное расстояние, Семён уже припустил бегом. Оборачивался пару раз и замечал вдалеке на дороге тёмные силуэты уходящих «бутылочных» людей.

Как потом оказалось, в тот день не только он видел их. В деревне и в окрестностях несколько людей случайно тоже заметили эту троицу и смертельно перепугались. Сошлись все во мнении, что эти «люди» никакого интереса в их деревне не имели и были как бы «проездом», направляясь куда-то по своим «делам»...
♦ одобрил friday13