Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ВИДЕО»

11 апреля 2012 г.
Я видел файл «Доmом000.avi» два года назад. Тогда я не придал ему особого значения, хоть он и произвёл на меня тогда неприятное впечатление. Не знаю, как это описать… Дело в том, что случаи с «проклятыми файлами», как их принято называть, у нас в Центре не так редки, как это может показаться. Но этот был особенным.

При просмотре я ещё не был знаком с его предысторией, а потому смотрел на него чисто из любопытства. В комнате со мной были ещё как минимум человек десять — группа, ведущая это дело: следователи, психологи и криминалисты. Но, если быть честным, это было уже вовсе не их дело, и после просмотра все они поняли, что оно безоговорочно переходит нашему Центру. Видео, в общем, было не таким, каким его ожидали видеть. Даже не искушённый в наших делах человек может себе представить, как выглядит стандартное «проклятое видео» — все их виды уже представлены в широком ассортименте в Сетях. Но этот файл был немного другим.

Первое его явное отличие состояло в том, что в первых кадрах был использован фрагмент картины Босха, где в окружении гигантских птиц голый человек закрывал себе уши руками (в дальнейшем было установлено, что фрагмент был повёрнут на 140 градусов, но этот факт так и не был объяснён). Использование известных изображений нехарактерно для такого рода файлов, однако вполне возможно, что оно было вставлено намеренно. Далее следовал видеоряд, на первый взгляд ничего не значащий — внутренность движущегося трамвая (людей нет), небо с качающимися деревьями, бетонная стена с дверью справой стороны, ещё что-то… Это уже было более похоже на ранее виденное, однако не внушало никакого ужаса или, по крайней мере, испуга. Это больше всего было похоже на простую нарезку ничего не значащих изображений.

Однако потом всё поменялось. Постепенно между подобными кадрами начало мелькать что-то жуткое. Сначала это была небольшая вставка с искаженным лицом (позже оно мне даже приснилось — это вовсе не был так называемый «скример», а дрожащее изображение внизу экрана — жуткое, нечеловеческое лицо с осмысленно смотрящими животными глазами). Затем пошли кадры с откровенным «мясом» — были показаны сцены расчленения, потрошения и подобных невероятно реалистичных вещей. И всё это вперемешку со спокойными кадрами, подобными виденным ранее. Музыка при этом оставалась неизменной, однородной, но отчего-то пугающей — особенно пугала её неизменность в сценах, откровенно изображающих жесткость. Циничный натурализм этой записи поверг в сомнения даже «братьев наших меньших» — ведущую первую группу. Даже они сказали, что ни разу не видели подобных видеозаписей. И рассказали историю файла.

Первое появление файла связывается с числом 4 июня 2008 года. Он был найден у 16-летней девочки — он был каким-то образом записан на домашнюю камеру. Девочка (имя не подлежит разглашению), по версии первой следственной группы, посмотрела вместе со своей подругой видеозапись, найденную той на улице — это была дискета старого образца, — но после просмотра собственноручно уничтожила её. Далее начала происходить «мистика» (на этом все сотрудники нашего Центра в голос усмехнулись). Девочка начала вести дневник, из которого следовало, что она слышала непонятные звуки из угла своей комнаты, похожие на вздохи, и поэтому перебралась в комнату родителей (они вместе с младшей сестрой находились в то время на даче). Звуками дело не закончилось — она описывала странные происшествия в квартире. Утром она обнаружила входную дверь открытой, висящей только на цепочке. Она видела непонятные тени в коридоре и даже пыталась снять их на камеру. Так продолжалось в течение четырёх дней, после чего, доведённая до истерики, она зарезала кухонным ножом подругу, пришедшую к ней. Она отнесла тело подруги в свою комнату и заперла его там, потому что боялась, что труп может ожить. Ночью она не могла уснуть и вела записи, что она видит в щели под дверью окровавленные босые ноги — якобы это «оно» стоит в коридоре, стоит рядом, но ждёт и не заходит. Дальнейших записей не было. Девочку нашла семья через шесть дней после её смерти. У девочки был вспорот живот, она обмазалась кровью и перерезала себе горло.

Подруга же, как уверяла группа, заколола отвёрткой своего младшего брата, после чего рассчитывала сделать подобное с девочкой, с которой они вместе посмотрели видеозапись — но та опередила её. К делу были приобщены, помимо явных орудий убийства, также дневник девочки и видеозапись, каким-то образом записанная на домашнюю камеру, которой пользовалась девочка в попытке заснять чертовщину, происходящую с ней в квартире (было высказано предположение, что девочка перекинула файл на накопитель камеры прежде, чем уничтожила собственно дискету).

Первая группа пыталась расследовать это дело, но их попытки упирались лишь в «трагическое стечение обстоятельств», обусловленное одновременным схождением с ума двоих подростков, но, как понимаете, дальнейшие попытки как-то свести концы с концами приводили их в тупик. До тех пор, пока один из следователей, влекомый какими-то только ему понятными соображениями, не додумался забрать из вещдоков домашнюю камеру к себе домой, оставив в архиве только электронную версию. На следующий день выяснилось, что в его квартире был совершён поджог, в результате которого погиб и следователь, и оригинал записи. Группа уточнила, что и здесь было не всё гладко — обгоревший труп следователя нашли сидящим посередине комнаты у компьютера, в позе, не выражающей никаких предсмертных мучений. Было ясно, что это был именно поджог, но как удалось парню сжечь всё квартиру, а самому преспокойно сесть за компьютер и продолжить смотреть на экран, до тех пор, пока сам он не превратился в угли?..

На этом следственное разбирательство первой группы зашло в тупик, и они передали дело нам. Скажу только, что обнародование этого дела ещё не произошло на официальном уровне, но я беру на себя эту ответственность.

Разбор видео шёл два месяца. Были разобраны фразы, мелькавшие в самом начале видеозаписи и далее в её ходе:

«Ты уверен, что дверь в твою комнату закрыта?».

«Закрыта?».

И далее, между кадров с «мясом»:

«Я сделаю это».

Это было достаточно необычно — мешать сплошной видеоряд со смысловыми вставками. Также необычным было использование натуралистичных сцен. Ведь до этого весь упор в подобных видеозаписях был на условность — лейтмотивом таких видео был страх смерти, но показанный условно, не напрямую (непосвящённым — вспомните хотя бы видео из фильма «Звонок»). Это их основное отличие. Если нет страха смерти — это пустышка, пародия, в нём нет ничего, за что можно было бы зацепиться. Но в этом файле условностей не было. Я говорил, что впечатление от первого просмотра у меня было очень сильное, смешанное — я ни разу не видел подобных вещей. Здесь не было страха смерти, тут смерть была чем-то естественным, равным всему предыдущему. Возможно, это был страх «обнуления» смерти, признания её не настолько важной, каковой она является в общепланетарном масштабе. Возможно, это был страх неизбежности. Но у всех, с кем я говорил после, было очень тревожное, противное ощущение ожидания — даже у нас, повидавших виды. Как будто мы лишились чего-то важного.

Разбирательство шло два месяца. Явных результатов оно не дало, кроме невероятно спутанной кодировки видеофайла, что не мешало ему, однако, проигрываться, копироваться и удаляться. Нам в руки, как считали многие, попала «пустышка». Однако были и другие версии.

Говорят, чтобы запустить механизм «Доmом000.avi», нужно сохранить его на носитель, более того, сохранить как-то по хитрому — поместить в несколько папок и дать одной из них определённое название (об этом упоминалось в дневниковых записях девочки). Возможно, таким образом запускается какой-нибудь исполняемый «exe»-код, содержащийся в видео. Правильный порядок сохранения остался неизвестным, так как была утеряна единственная правильно сохранённая копия. В таком случае можно расценивать весь видеоряд как потенциальный шифр к названию и количеству папок. Из-за того, что девочка в своих записях часто без причины упоминала цифру «6», было высказано предположение, что она несознательно называла количество папок, в которые был помещён файл, но эта информация остаётся непроверенной.

Считается, что тот мифический исполняемый код открывает при просмотре скрытые картинки или видеофрагменты, хотя это не подтверждено. Если это действительно так, то в руки нам попало «обезвреженное» видео, хотя и полностью подготовленное для реального просмотра. Остаётся гадать, что это может быть.

Само видео не представляет опасности, это подтверждено. Как говорится, «здесь нет ничего страшного». Видеофайлы, как, впрочем, и изображения, не стоит рассматривать как нечто «потустороннее», хотя в большинстве случаев под них подходит только такое описание. Такие файлы являются хорошо продуманным психологическим ходом, действующим на глубинные слои бессознательного и пробуждающим в человеке необъяснимую тревогу и страх. В случаях, связанных с этим файлом, эти чувства приводили человека к безумию и даже самоубийству.

Факт смерти безусловен. Но официально в файле «Доmом000.avi» не было найдено ничего потустороннего. Сейчас единственная копия, хранящаяся в архиве, записана на жёсткий диск главного компьютера. Выполнять какие-либо манипуляции с файлом было запрещено в целях безопасности сотрудников.

Однако история, связанная с файлом, продолжала развиваться. Когда один из наших лучших людей с разрешения начальства сделал единственную копию «Доmом000.avi», помещённую на носитель, и отнёс её домой для более детального изучения, файл был утерян. Он говорил, что, похоже, знает, с чем имеет дело и знает, как найти его «исток». Возможно, ему удалось самостоятельно подобрать ключи к видеозаписи и активировать её, и уже после этого он, в состоянии полного безрассудства, попытался выложить файл в Интернет, отправив его по почте своему другу, гражданскому лицу. После чего он уничтожил все находящиеся у него записи о файле и исчез.

Через полгода его нашли в замёрзшей проруби на подступах к Москве, недалеко от Яропольца, то есть за несколько сотен километров от нашего Центра. С собой у него не было ничего, кроме сумки со сменной одеждой и доисторического плёночного фотоаппарата. Как показала проверка, на нём так и не было сделано ни одного снимка.

История самого файла остаётся неизвестной. Носитель, на который был сохранён полученный вариант видеозаписи, был уничтожен нашим сотрудником, а версия, якобы отправленная по электронной почте его другу, не могла представлять для него опасности, только если не сопровождалась инструкцией по сохранению. Естественно, мы обратились ко всем поисковым системам с просьбой о немедленном удалении этого файла. Нам было дано согласие, с естественным условием, что все записи они удалить не смогут из-за большого количества архивных серверов. Тем не менее, это принесло свои плоды. На два года об этой истории забыли. Однако совсем недавно я видел в Интернете упоминание об аудиофайле с таким же названием. Значит ли это, что «Доmом000.avi» возвращается? Не хотелось бы верить в это.

Потому что именно из-за большого желания докопаться до истины люди могут заново запустить это файл. И самое страшное, что происходить это будет индивидуально. Они будут сталкиваться с кошмаром один на один, и их переживания от этого будут доведены до предела. Результат вам известен. Только представьте — скачиваемые на компьютер и копируемые на носители, эти файлы будут самыми настоящими капканами, в которые люди будут попадать из-за своего же любопытства, и погибать от мучений…

Вот сейчас, набирая этот текст, я подумал: что может содержаться в записи такого, что могло бы вынудить человека покончить с собой? Чтобы абсолютно добровольно и как можно быстрее и мучительнее уйти из жизни? Нет, это не страх — в этом-то всё и дело! В записях девочки мелькало слово «искупление» — всего один раз, в одной из последних строк. Подумайте ещё секунду, и вы поймёте, о чём я говорю. Как жаль, что я понял это только сейчас! Они все были так близко, но не понимали очевидного… Нет, это не страх, хотя может сперва так показаться.

Грядёт катастрофа. Если то, что я сейчас понял — правда, то в скором времени это поймут и остальные, а тогда не избежать массовых самоубийств. Нужно ещё раз отправить запрос в Центр, к начальству, чтобы они ещё раз добились полной очистки Сети. А сейчас мне нужно ещё раз посмотреть на видеозапись. Мне кажется, я что-то упустил.
♦ одобрил friday13
22 марта 2012 г.
Итак, обо всём по порядку. О себе могу сказать только то, что я студент первого курса одного провинциального ВУЗа, однако, довольно престижного в наших подмосковных местах. Сам, хоть и есть несколько проверенных друзей, больше времени провожу либо один, либо с домашними. Набросаю небольшой план нашего подмосковного городка: администрация («белый дом»), милиция, больница, школы, и прочее — всё, как всегда. Есть ещё старый сумасшедший дом, закрытый ещё при царе Горохе, обветшалый и забытый, стоявший в некогда живописном местечке, которое теперь поросло бурьяном, кустами и мелкими деревцами. Собственно, о нём и пойдёт речь.

Начинаю рассказ. Хоть я и довольно замкнутый человек, общество из 2-3 человек мне не помешает, особенно друзей, и особенно если «замутить» с ними что-нибудь интересное. В городе этом я жил не так давно, поэтому пока обзавёлся лишь тремя хорошими друзьями, других сторонился. Из этих трёх двое были приезжими — Вася и Сергей, и один коренной — Антон.

Как-то раз, когда прекратилась метель, мы скооперировались забраться в какой-нибудь заброшенный дом и провести там небольшие посиделки (такие вот, зимние). В качестве заброшенного дома мы избрали эту самую заброшенную психушку, хотя был ещё как вариант сгоревший дом, но там не было крыши.

Днём мы добрались пешком по сугробам до этого здания — мысль прийти ночью высказывалась, но всерьёз воспринята не была. С трудом отодвинув дверью навалившийся снег, мы протиснулись внутрь. В коридоре было жутко темно, один из нас врубил фонарь — такой был у нас у каждого. Мы осмотрелись. Всё, как в обычных заброшенных зданиях — обломки досок на полу, покривившийся стенд на стене, разбитые навесные лампы на грязном, закоптевшем местами потолке — мои друзья были там не первый раз, но я попал сюда впервые.

Мы двинулись к двери в коридор, где виднелась полоска света. Вчетвером мы вышли в довольно светлый от снега за окнами холл, довольно обширный. Перед регистратурой с выбитым окном стояли две облупленные балки. Чтобы вы могли получше представить это место, советую вспомнить местную больницу и состарить её лет на двадцать, прибавить тонны людей, пивших на протяжении этого времени на первом этаже, и взглянуть на полученную картину. Это место можно было назвать памятником заброшенности. Мы вырубили фонарь и вышли в центр помещения. По бокам регистратуры были проходы в коридоры, на них некогда были двери. Регистратура была пуста и раздолбана, даже стол был разломан.

— Пошли! — сказал один из нас, и мы, разделившись на две группы (два по два), двинулись в коридоры: я и Вася — в левый, Серый и Антон — в правый. Медленно проходя по коридору, мы время от времени толкали ногой двери, включая фонарь и освещая очередное помещение. Может, кто и знает, какое это адреналиновое чувство — ощущать, что ты один в большом трехэтажном здании, которое никому не нужно, и ты можешь делать всё, что захочешь.

— А что тут случилось-то? — задал я вопрос своему отстававшему спутнику.

— Да тут психушка была, только тут мутили что-то странное, вроде опыты над людьми… — я уже приготовился слушать историю, как этот придурок резко хлопнул меня по плечу и заорал. Я сматерился и чуть не вдарил ему по голове фонарём. Он отбежал и, посмеявшись, сказал:

— Да чёрт его знает, психов держали, потом домик закрыли. В архивах поройся, они на третьем, только вряд ли заберёшься, там лестницы нет.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
15 февраля 2012 г.
Было это где-то в середине января этого года. Мы с Тони — моим английским другом по переписке — разговаривали по Skype. Говорили минут десять, потом мне пришлось выйти из комнаты, так как кто-то позвонил в дверь.

Я подошёл к двери, смотрю в глазок — никого нет. Только сделал шаг к своей комнате — снова звонок в дверь. Я снова посмотрел в глазок, и снова там никого не было. Я уже начал думать, что это кто-то подшучивает надо мной от нечего делать. Войдя к себе в комнату, я сел за стул к ноутбуку.

На лице у Тони было явное замешательство.

— Hey, what with your face? [Эй, что с твоим лицом?] — спросил я.

— Dude, when you was afk I have seen a man! [Чувак, когда ты отходил, я видел мужчину!] — ответил Тони.

— Man? What's man? Where? [Мужчину? Какого мужчину? Где?]

— In your room, there was a man without hair, and he looked at your side... [В твоей комнате, там был человек без волос, и он смотрел в твою сторону...]

Тогда я вспомнил своего недавно умершего от рака дядю. В последние месяцы своей жизни у него выпали волосы из-за химиотерапии. Моему другу незачем мне врать — он человек чести. Теперь мне как-то неуютно у себя в комнате...
♦ одобрил friday13
Мы с моей девушкой живем далеко друг от друга, даже не в разных городах, а в разных странах (я с родителями переехал на ПМЖ за границу). В силу этого общаемся посредством Skype. Так вот, дом, который купили родители, не то что старый, а просто древний — стены из каменных плит бог знает какого века.

Однажды мы с девушкой, как обычно, заболтались, и глубоко за полночь я заснул. Мой ноутбук остался включенным, а девушка свой выключать не стала, сказала, что хочет посмотреть, как я сплю — «типа, прикольно». Окно Skype она свернула и только изредка посматривала. Вдруг она из динамиков компа услышала странный звук — нечто среднее между шипением и шепотом. Сначала не могла понять, откуда он доносится, потом развернула Skype, присмотрелась и закричала так, что я проснулся. А увидела она в полумраке моей комнаты темную полупрозрачную фигуру, которая, склонившись надо мной, издавала те самые звуки...

Когда она закричала, фигура повернулась, и девушка увидела её глаза. Они были синего цвета. По её словам, взгляд был таким, что она чуть не обмочилась от страха. После этого фигура быстро скрылась в стене — той самой, которой незнамо сколько лет.
♦ одобрил friday13
27 ноября 2011 г.
Это было довольно давно. Я тогда был студентом-второкурсником. Собственно, это даже и не моя история, но больше её некому рассказать.

Со мной училась девушка. Отличница, патологически честная, гордость родителей... Она была какой-то моей то ли троюродной, то ли ещё какой сестрой — в общем, дальняя родственница из другого города. Она сняла маленькую квартирку в нашем городе и жила себе тихонько.

Но однажды в выходные случилось что-то странное, поначалу я не придал этому особого значения. Как потом понял, зря. Она прибежала ко мне часов в девять утра, размазывая сопли по лицу, рыдала и не могла успокоиться. Только часа через полтора она смогла рассказать мне, что случилось.

Как выяснилось, у неё было тайное хобби: чтение страшных историй, просмотр всяких ужасных видео и всё в том же духе. И вот она решила поэкспериментировать — вечером поставила напротив своей кровати камеру и легла спать, надеясь увидеть что-нибудь необычное.

Далее она рассказала нечто странное. Я тогда подумал, что, вырвавшись из-под контроля родителей, она пристрастилась к наркотикам, но потом, как я уже сказал, очень жалел, что не поверил.

Она закачала видео на ноутбук и стала просматривать отснятое. Сначала она просто ворочалась во сне. Потом, как она сказала, она только на секунду отвернулась от монитора, чтобы муху отогнать или что-то вроде того. Когда она посмотрела на монитор снова, её, как она тогда выразилась, «на секунду пробрал холодок»: на видео она приподняла голову и уставилась в камеру «с удивлённым выражением лица». Она это описывала как «широко распахнутые глаза, поднятые брови (но совершенно гладкий лоб) и этакая лёгкая улыбочка». «Так смотрит кошка, когда видит что-то вкусное у тебя в руках» — так она говорила. Самое странное в этом лице было то, что зрачки были широкие — настолько широкие, что радужки почти не было видно.

Она продолжала смотреть с монитора несколько минут, не мигая и не двигаясь. Моя сестра уж решила, что там что-то сломалось и кадр застыл, но тут её внимание привлекло то, чего просто не могло быть. У неё тогда были короткие тёмные волосы, и одна прядь сверху была окрашена в ярко-оранжевый. Но она видела эту прядь где-то в районе шеи той себя, что смотрела с монитора, чего никак не могло быть, ведь она слишком короткая. То есть, как будто бы её голова спокойно лежала на подушке, а в камеру смотрело что-то другое, угнездившееся поверх...

Как только она подумала об этой пряди, случилось то, что вызвало в ней всю эту истерику.

Перед тем, как продолжить, она несколько минут заикалась и дрожала и спрашивала меня, не назову ли я её сумасшедшей, если она расскажет, и не скажу ли я кому-нибудь ещё, чтобы никто не назвал её так.

Она клянётся, что так всё и было: её же собственное лицо, которое минут десять неподвижно смотрело в камеру огромными зрачками, буквально в пару секунд резко вытянулось, рот открылся неестественно широко (она говорила, что туда, наверное, поместился бы кулак вертикально), а челюсть отъехала в сторону, вместе с лицом образуя что-то типа буквы С. Она тут же закрыла проигрыватель.

Я сказал ей тогда, чтобы она взяла себя в руки, и собрался лично наведаться к ней и проверить её ноутбук. Она быстро согласилась, и мы пошли к ней.

Запись оказалась удалена. Она клялась, что не делала этого, а я про себя ещё более уверился в мысли, что она балуется с наркотиками.

После этого прошёл год, ничего особенного не происходило. Свои эксперименты со сверхъестественным она бросила после того случая. Казалось бы, эта история закончилась. Но потом она однажды позвонила мне и срывающимся голосом рассказала, что «это» вернулось. Я не сразу понял, что она имела в виду, но она напомнила о своём рассказе.

Она несколько дней назад была на дне рождения своего парня, который появился у неё позже той истории, и ей показали фото с праздника. Она говорила, что на всех фотографиях, где есть она, снова появилось то лицо — удивлённое, со слабой улыбкой и огромными чёрными зрачками, несмотря на вспышку и то, что у всех, кроме неё, в кадре зрачки красные.

Я отмахнулся тогда — решил, что у неё после того случая с нервами стало похуже, и сказал, что ничего ей эти фотографии не сделают. Я в тот момент как раз флиртовал с одной девушкой, и мне было некогда слушать про то, что в прошлый раз и так легко исправилось. «Не нравятся фотографии — удали их, и всё», — сказал я и попрощался.

Мою родственницу несколько дней спустя нашли мёртвой в её собственной кровати.

Как говорят все, кто видел её, глаза у неё от ужаса были едва ли не круглыми, и всё лицо было в засохших слезах. Дверь в её квартирку была приоткрыта. Все сперва подумали, что к ней кто-то влез, но везде был порядок, и следов не было. Дверь была расцарапана и вскрыта изнутри...
♦ одобрил friday13
31 октября 2011 г.
Термином «снафф» называют видеозаписи реальных убийств. Согласно рейтинговой системе кинематографических ассоциаций и специальных служб, снафф-фильмов не существует — в том числе и знаменитых «Ликов смерти». Официально всё это подделки, артхаусный псевдо-снафф, фальсификация, что угодно. Фильмов, предназначенных для удовлетворения больных ублюдков, наслаждающихся чужим мучением и смертью, «не существует».

Ложь. Они вполне реальны — так же реальны, как «Терминатор» или «Унесённые ветром». Самый ранний из них — немой фильм с полусгнившей целлулоидной плёнки, озаглавленный «La mort d’une fille» («Смерть девушки») и датированный 1896 (!) годом. Самые поздние аналоговые (не цифровые) записи из тех, что попали в массы, судя по дурацким причёскам и характерным слоганам на футболках, были сделаны в 1983 или 1984 году и изначально записаны на старую видеокассету формата «Betamax».

В этих фильмах варьируется уровень насилия — от небольшого и почти бескровного до болезненно-гротескного, но все они включают в себя довольно символические сцены секса, а после и убийства девушки с грязноватыми светлыми волосами и голубыми глазами. На вид ей можно дать около 19 лет.

Одной и той же девушки.

На каждой плёнке.
♦ одобрил friday13
#99
6 октября 2011 г.
Летом 1983 года в маленьком городке рядом с Миннеаполисом (штат Миннесота, США) было найдено сгоревшее тело женщины внутри кухонной плиты в маленьком фермерском доме. Около плиты на подставке стояла включенная видеокамера, объектив которой был направлен на плиту. Внутри камеры пленка не была найдена.

Происшествие было объявлено убийством, идентифицировать женщину не удалось (хотя пропала хозяйка фермы, криминалисты заявили, что тело принадлежит другой женщине). Следствие зашло в тупик, про этот случай начали забывать. Но через некоторое время на дне пересохшего колодца во дворе этой фермы была найдена видеокассета. Несмотря на плохое состояние кассеты, полиция смогла восстановить большую часть содержания записи. Там была запечатлена хозяйка фермы. Она включила запись на камеру, после чего поставила камеру так, чтобы вся кухонная плита попадала в кадр. Затем женщина включила огонь в плите, открыла дверцу, залезла внутрь и закрыла за собой дверцу. В течение восьми минут после этого плита сильно тряслась, потом из нее повалил черный дым. Остальное время камера просто записывала плиту, пока не сели батарейки.

Полиция так и не смогла определить, кто выбросил кассету в колодец. И самое главное, никто не смог объяснить, почему в плите в итоге было найдено тело, которое не принадлежало хозяйке.
♦ одобрил friday13