Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ВИДЕО»

21 января 2016 г.
Первоисточник: ssikatno.com

Автор: Сергей Кастерин [The Thing]

Всё началось с того, что у меня появились проблемы с памятью. Сначала я стал забывать, что произошло неделю назад, потом я перестал помнить, что было вчера. Каждое утро я просыпался с ужасной головной болью и чувством, что не спал ни минуты. Несколько дней назад я практически перестал есть. Чувство голода покинуло меня, и я начинал давиться едой, только когда чувствовал, что упаду в голодный обморок. Все мои походы и поездки по врачам ни к чему не привели. Я прошёл обследования в семи поликлиниках нашей области, несколько дней провёл в различного рода стационарах, последние, кстати, обошлись мне крайне дорого, но ни в одном из них какой-либо помощи мне оказать не смогли. Все мои анализы были в норме. Даже чёртов холестерин был на превосходном уровне. Психиатры и психологи выворачивали мои мозги наизнанку, уверяя, что проблема кроется внутри моего сознания. Кажется, я однажды прошёл сеанс шоковой терапии. Но в этом я не уверен. Память с каждым днём становилась всё хуже и хуже. Мне всё трудней давались подъёмы по утрам, и вскоре я стал замечать, что, чем больше я сплю, тем хуже себя чувствую. Несмотря на советы врачей, я стал пытаться сократить время сна. Иногда мне удавалось не спать трое суток, но это было лишь временным облегчением, после я проваливался в сон на несколько десятков часов, и, когда просыпался, становилось только хуже.

Во время очередного посещения врача после длительного осмотра он мне посоветовал обратиться к его знакомому психологу, который, с его слов, занимается нестандартными отклонениями в психике и зачастую при этом прибегает к гипнозу. Признаться честно, я не находил это хорошей идеей, да и не верил я во всю эту ерунду с гипнозом и прочими мозгокопательными приёмами. Увидев моё сомнение, которое, похоже, очень чётко отразилось на моём лице, доктор заверил меня, что это абсолютно безвредная процедура, к тому же ни он, ни другие доктора больше не могут мне ничем помочь. Его словами — терять-то мне всё равно больше нечего. Выходя из кабинета, я сжимал в руке листок бумаги с номером телефона настоятельно рекомендованного мне мозгоправа. Конечно, своему врачу я клятвенно пообещал позвонить по этому номеру, но, выйдя из поликлиники, засунул листок во внутренний карман пальто и тут же про него забыл.

Следующие несколько дней я продолжал глотать «афобазол» и литрами поглощать кофе. Продукты из моего холодильника практически совсем исчезли, зато их место заняли различные энергетики и прочая дрянь, с помощью которой хотя бы временно можно бороться со сном. Иногда наступали моменты, когда мне казалось, что я просто сошёл с ума. Причём сошёл уже давно. Просто это новая форма сумасшествия, и доктора ещё с ней не знакомы. Может быть, они тоже в какой-то степени сумасшедшие. На смену таким мыслям всегда приходила апатия и ужасное безразличие ко всему вокруг. Вчера, когда я посмотрел на себя в зеркало, то увидел в отражении абсолютно чужого человека. Да, он был одет как я, даже выглядел как я, но это был не я. Я был абсолютно точно уверен, что это не моё отражение. Не могу сказать, что в нём было не так, просто оно было не моим. Кто-то чужой смотрел на меня с той стороны запотевшего зеркала. Возможно, у него были мои мысли и чувства, возможно, он страдал вместе со мной, но он был чужим. Неужели именно так люди и сходят с ума…

Я сидел на скамейке в городском парке. Раньше я часто сюда приходил, иногда один, иногда нет. Я любил этот парк, здесь мне дышалось особенно легко и приятно. У каждого, наверно, есть такое место, куда всегда хочется приходить. Где чувствуешь, что всё не так уж плохо, где всегда появляется надежда на что-то лучшее. В это раннее утро я был здесь один. Через полчаса, может, чуть позже, придут дворники и начнут убирать опавшую листву с пешеходных дорожек. Но это произойдёт чуть позже, а пока у меня есть ещё время побыть одному. Я просто сидел и смотрел на деревья, дым от моих сигарет растекался вокруг меня и медленно таял. Засунув руку в карман за очередной сигаретой, я обнаружил пустую пачку. Плохо, это очень плохо, когда в такие минуты кончаются сигареты. Я стал проверять все карманы пальто, в надежде найти хоть одну сигарету, которая могла выпасть из пачки и лежать на дне кармана. Проверяя внутренние карманы пальто, я что-то нащупал в одном из них. Секунду спустя я вертел в руках клочок помятой бумаги с номером телефона. Несколько минут я тупо смотрел на этот клочок бумаги и не мог вспомнить, откуда он у меня, и чей телефон на нём записан. Я достал свой мобильный телефон и стал набирать этот номер. Около минуты я слушал долгие гудки и уже собирался сбросить вызов, как на том конце взяли трубку и сонный женский голос пробурчал — «Алло». Я, осознав всю глупость ситуации, в которой оказался, не нашёл ничего более благоразумного, кроме как сказать правду:

— Здравствуйте, прошу прощения, я нашёл номер этого телефона в кармане своего пальто. Я не знаю, откуда он у меня, и кому принадлежит.

— Послушайте, сейчас шесть часов утра, если хотите записаться на приём, не обязательно было так рано звонить! Я принимаю с девяти до восемнадцати часов по будням, медицинскую карточку приносить с собой обязательно, до свидания…

Минуту я обдумывал услышанное, затем воспоминания в моей голове ленивой змеёй стали выползать из своей холодной норы на белый свет. Сначала смутно, потом всё отчётливей я стал вспоминать своего лечащего врача, как он советовал мне позвонить по этому телефону, как уверял, что это безопасно и может быть эффективным в моём случае. Когда все кусочки паззла моей памяти собрались в один рисунок, я всё вспомнил и тут же почувствовал ужасную головную боль. В конце концов, доктор был прав, я ничего не теряю, и в самом худшем случае ничего не изменится. С этой мыслью я зашёл в круглосуточный павильон, купил там сигареты и кофе и поплёлся домой.

Дождавшись девяти часов, я снова набрал этот номер. Женщина не узнала во мне своего утреннего нарушителя спокойствия и после нескольких уточняющих вопросов записала меня на шестнадцать часов завтрашнего дня, при этом назвала адрес, по которому расположен её кабинет.

В это утро пробуждение мне далось особенно трудно. Никогда ещё я не чувствовал себя настолько измождённым и разбитым. К обеду мне все же удалось кое-как привести себя в человеческий вид и заставить съесть кусок высохшего сыра. Ровно в пятнадцать тридцать я вышел из дома и направился к автобусной остановке. После двух пересадок я оказался на узкой улочке и зашагал к указанному адресу. Спустя несколько минут, ровно в шестнадцать ноль-ноль, я поднимался по ступеням небольшого здания, снаружи которого находилась скромная вывеска, информирующая о том, что по данному адресу ведёт приём психолог и, что немаловажно, врач высшей категории. Пройдя по плохо освещённому коридору, я постучал в массивную деревянную дверь, на которой была металлическая табличка с той же информацией, что и на уличной вывеске.

— Войдите, — раздался голос за дверью.

Я повернул ручку и вошёл в кабинет. Первое, что я увидел — это женщину, сидящую за большим деревянным столом. На вид ей было лет около сорока, может, чуть больше, лицо ухоженное, пожалуй, даже красивое. Глаза обрамляли очки в тонкой серебряной оправе. Она предложила мне присесть и подождать пару минут, после чего продолжила что-то писать. Я уселся в удобное кресло и принялся осматривать комнату. За последние несколько недель я повидал много врачебных кабинетов, но этот не был похож ни на один из них. Всю противоположную стену занимал огромный шкаф, доверху набитый книгами. Рядом, на столе, стоял компьютер и ещё какое-то оборудование. Возле окна на штативе располагалась видеокамера, и ещё одна, точно такая же, стояла рядом со столом. Закончив писать, доктор захлопнула папку, убрала её в ящик стола и посмотрела на меня.

— Прошу прощения, что заставила вас ждать, уверяю, такое больше не повторится, — извинилась она.

— Ничего страшного, мне это не доставило каких-либо неудобств, — пытаясь улыбнуться, проговорил я.

— Хорошо, тогда приступим. Что привело вас ко мне?

Несколько секунд я просто сидел и смотрел ей в глаза, ужасно хотелось курить.

— Можно, я закурю? — выдавил я из себя.

— Если вам так будет легче общаться — курите, — ответила она и, встав из-за стола, подошла к окну и приоткрыла форточку.

Я достал пачку сигарет, чиркнул зажигалкой и, глубоко затянувшись, уставился в окно. Так я просидел несколько минут, потом я начал говорить. Я рассказал ей обо всём, что произошло со мной за последние несколько недель. Ну, или почти обо всём — некоторые моменты я уже не помнил. Я старался быть последовательным в своём рассказе, однако, чувствовал, что путаю события и дни, может, даже недели. Доктор на протяжении всего моего рассказа ни разу меня не перебила, только иногда делала какие-то записи в блокноте. Когда я закончил, часы, которые висели на стене, показывали без четверти восемнадцать.

— Вероятно, вы знаете, что я практикую гипнотерапию и считаю её весьма действенным способом помощи в данных ситуациях? — спросила доктор, когда мой монолог подошёл к концу.

— Да, я знаю об этом, но, признаюсь вам честно, не особо в это верю, — ухмыльнувшись, ответил я.

— А вам и не надо в это верить, — снисходительно улыбаясь, произнесла она, — просто стоит попробовать, какого-либо отрицательного эффекта вы не получите. Гипноз позволяет заглянуть в ваше подсознание, я более чем уверена, именно там кроется ваша проблема. Вы можете продолжать и дальше пить седативные средства и надеяться на благоприятный исход, но вы также можете постараться помочь себе изменить своё состояние в лучшую сторону. Поверьте, это в ваших силах. Желание пациента быть здоровым — первый шаг к его выздоровлению, — с лёгкой улыбкой закончила она.

— Думаю, в моей ситуации, у меня нет больше вариантов, — выдохнул я и закурил новую сигарету.

Доктор ещё несколько минут потратила на разъяснения процесса, объяснила некоторые детали, в том числе момент видеозаписи сеанса гипноза, после чего предложила мне пересесть в другое, более удобное кресло. После того, как я устроился поудобней в новом кресле, доктор подошла к компьютеру и быстро застучала по клавиатуре. Минуту спустя она уже сидела напротив меня, держа в руках планшет с чистыми листами и карандашом.

— Приступим? — спросила она, поправляя очки.

— Готов, — ответил я, после чего доктор попросила меня закрыть глаза и считать про себя до двадцати в обратном порядке. При этом на чётные числа глубоко вдыхать, на нечётные — выдыхать. Она говорила про лёгкое и свободное дыхание, как мои веки тяжелеют, просила меня полностью расслабиться и вспомнить приятные моменты моего детства. Дойдя до пяти, я почувствовал легкое покалывание во всём теле, на единице я полностью провалился в сон…

Когда я снова открыл глаза, передо мной никого не было. Планшет с листами бумаги и карандашом лежали на полу, рядом со стулом. Слегка приподнявшись в кресле, я осмотрел всю комнату. Красные огоньки включённых видеокамер монотонно мигали, гудел системный блок компьютера. В окно вливался бледный лунный свет. Доктора нигде не было. В этой комнате я был один.

Посмотрев на часы, я с ужасом заметил, как металлические стрелки показывали ровно двадцать два часа. Четыре часа… четыре часа… я пробыл в этом состоянии четыре часа! Я несколько раз позвал доктора, но ответа не услышал. Открыв дверь кабинета, я выглянул в коридор, однако, там тоже никого не было. Меня охватило чувство беспокойства. Я должен был уходить отсюда, понимал, что должен. Десятки мыслей вертелись в моей голове и мешали сосредоточиться. Вернувшись обратно, я бухнулся в кресло и достал сигареты. Я не мог просто взять и уйти отсюда, но и оставаться здесь не было никакого смысла. Докурив очередную сигарету, я подошёл к компьютеру и посмотрел на монитор. Он был разделён на две части, каждая из которых отображала комнату с разных углов. Я остановил запись, сохранил файл и запустил его. Спустя мгновение я увидел на экране себя, сидящего в кресле, и доктора, которая сидела спиной к объективам видеокамер. Мои глаза были закрыты, я был полностью расслаблен.

— Что вы видите? — спросила доктор.

— Я вместе с родителями гуляю по лесу, — ответил я.

— Хорошо, теперь давайте вернёмся к событиям прошлой ночи, что вам снилось?

— Я не спал…

— Расскажите, что вы делали?

— Выполнял для них работу…

— Расскажите, какую работу вы выполняли и для кого?

— Они не хотят, чтобы я про них рассказывал, они запретили мне говорить о них…

— Хорошо, тогда расскажите, что вы делали, вспомните все подробности.

— Около полуночи я оделся и вышел на улицу. Пройдя несколько кварталов, я оказался на набережной…

— Хорошо, продолжайте, что было дальше? — вкрадчиво произнесла доктор.

— Дом, я искал пятиэтажный дом, мне необходимо было его найти…

— Зачем вам нужен был этот дом?

— Они этого хотели, у меня не было выбора…

— Вы нашли этот дом?

— Да. Я открыл дверь подъезда и вошёл внутрь. Третий этаж, я должен был подняться на третий этаж…

— Вы поднялись на третий этаж, что было дальше?

— Да, я поднялся на третий этаж… Квартира № 32, я искал её…

— Вы позвонили или постучали в дверь?

— Нет, я просто вошёл внутрь, они всегда делают так, чтобы все двери были для меня открытыми.

— В квартире кто-то был? — в голосе доктора промелькнуло напряжение.

— Да, женщина, она спала…

— Вы знакомы с ней, видели где-нибудь раньше?

— Нет, я вижу её впервые… Я всегда вижу их впервые… В квартире темно, я не стал включать свет, они мне запрещают включать свет, всегда запрещают включать свет… Я стоял у кровати и смотрел на неё… Она спала… Они тоже были здесь…

— Продолжайте, — с тревогой произнесла доктор.

— Они мне приказали делать свою работу… Я взял подушку и прижал её к лицу спящей женщины… Она почти не сопротивлялась… Когда всё закончилось, они остались довольны, они всегда остаются довольны моей работой…

— Вы делали это и раньше?

— Да, очень много раз… Они всегда остаются довольны моей работой…

В этот момент изображение сильно исказилось, но через несколько секунд снова пришло в порядок. Я увидел, как доктор положила на столик планшет и придвинулась ко мне поближе.

— Сейчас я досчитаю до десяти, и вы проснётесь, — взволнованно произнесла она, и начала считать, — Один, два, три, четыре, пять, шесть…

— Нет, я не должен просыпаться! — прокричал я, при этом моё лицо исказилось в ужасных муках, — Они запрещают мне просыпаться! Они делают мне больно!

— Пожалуйста, успокойтесь и сконцентрируйтесь на счёте, — голос доктора сильно дрожал, — один, два, три, четыре…

— Они здесь… Они хотят, чтобы я начал работать… Я очень устал… Не могу так долго работать…

— Пять, шесть, семь, восемь, — продолжала доктор.

— Они стоят за вашей спиной…

В этот момент доктор резко обернулась, и я увидел её глаза. Видит Бог, я ни разу не видел такой ужас в глазах человека. В тоже мгновение изображение замерло на несколько секунд, после чего сильно исказилось. Я услышал, как из динамиков стали доносится какие-то шорохи, шипение и что-то ещё, я не мог понять что. Спустя несколько минут картинка на мониторе пришла в норму, но в комнате уже никого не было. Нельзя описать то, что я чувствовал в этот момент. Леденящий душу страх полностью сковал меня, и я в оцепенении продолжал смотреть на монитор. Около тридцати минут я смотрел запись пустой комнаты, после чего изображение в очередной раз замерло на несколько секунд и сильно исказилось. Я снова услышал знакомые шорохи и шипение, так продолжалось около двух минут, а когда изображение пришло в норму, я увидел себя сидящего в том же кресле с закрытыми глазами.

Я не помню, как добрался до дома, не помню, как оказался в своей постели. Мне казалось это не важным. По крайней мере, не настолько, чтобы об этом думать. Я чувствовал, что моя голова вот-вот взорвётся, а сердце выскочит из груди. Боль была настолько сильной, что меня тошнило. Весь мир, само существование и время, всё вокруг превратилось в боль. Несколько минут я просто лежал с закрытыми глазами. Так мне было легче, по крайней мере, какое-то время. Открыв глаза, я увидел их. Они стояли рядом с моей кроватью и смотрели на меня, как всегда их было трое. Все было так, как всегда, но в этот раз они пришли за мной. В этот раз всё закончится по-другому. Минуту спустя я услышал шаги в коридоре…
♦ одобрила Инна
6 августа 2015 г.
С чего все началось? С того, что в июле 2013 года квартиру моей бабушки залили соседи, да так, что старые деревянные двери разбухли, причем обе. Повод обновиться до металлической двери с глазком — до этого в течении 47 лет никаких средств опознавания и наблюдения в дверях не было.

Штатный глазок мне как-то не понравился. И демаскирует появление хозяина у окуляра, да и могут засветить знаменитым зеленым лазером лихие люди. Ну а как — в самолеты же светили, а вовсе не на облака для создания романтики в обнимочку с подругой. Так что купил видеоглазок, он же видеозвонок. В глазке, соответственно, камера ночного видения с инфракрасной подсветкой.

Летом я ничего особенного не заметил, а вот когда приехал на новый 2014 год в Улан-Удэ — вот тут повидал немного чудес.

1 января, примерно в 2 часа ночи. Жуткий стук в двери, причем во все. Подбегаю к аппарату, никого не видно на дисплее — лишь искры из-под дверей, как от костра. Думаю, подожгли, что ли. Открываю дверь — никакого очага огня, и тлеющей сигареты на полу так же не видно. Опять смотрю в экран. Искры все летят, как снег при сильном ветре, справа и даже вниз, и — оп! — сутулое тело, как будто все объято не то, что пламенем, но вот этими искрами. Ужасаюсь, что за чудо, но нет — ничего не чудо, к соседям ломится пьяный мужик, совсем обычный, только упитый вусмерть. Через глазок весь пышет искрами. Открываю дверь — обычный алкаш, лыка не вяжет. Ну ладно, думаю, может, шумы какие в матрице, всяко бывает. Хотя с такими вот искрами как-то не похоже на шум Гаусса.

С тех пор и до сего момента я несколько раз наблюдал, как остаются искры не только от пьяных людей, но и просто от людей, которые, скажем, не в настроении, либо у них какие-то планы, которые они не могут реализовать.

Соседка пыталась впарить обывателям бабушкиного подъезда новые электросчетчики «Энергомера CE101», аж за 1000 рублей за штуку. С мотивацией, мол, есть постановление энергоснабжающей организации, что старые советские счетчики не столь чувствительны и не мотают свои диски, когда кто-то свой телефон включит и даже микроволновку. А тут я за дверью попался, говорю, мол, чушь это — счетчики поверены, исправно мотают все, что ни включишь, и, в отличие от новья, не ломаются через полтора года. Ну и смотрю на экране, что происходит — до моего монолога от соседки так, чуток искорки проскакивали, но после искры летели как от горящего полена.

Ну и знакомая из Челябинска звонила. Мы с ней на Байкал катались, в разговоре о вяленом и копченом омуле, которым надо угостить всех ее подруг, проскользнула жалоба на тяжелую ночь. А вот ночь тяжела была тем, что в 2 часа ночи проснулась ее дочка и со слезами просила убрать от нее светлячков. Мало того, дочка говорила, что светлячки не только летают, но уже и ползают по ночнушке и волосам мамы.

Вот, собственно, это и хотел поведать я. Искры или светлячки. Что это — или кто это?

2 часа ночи — час быка, помните рассказ Ефремова?.. А знаете, что он значит у монгольских аратов, например?.. Не буду рассказывать, дабы не упразднять повод почитать фантастику Ивана Ефремова. Оглянуться на все, что произошло за последнее время, внимательно посмотреть на события настоящего, буквально от 27 июля до 6 августа — может, мы делаем что-то не так?

Ну и техническая подробность. Модель видеоглазка — «Proline R02S», такие уже не продаются. Но фотоматрица в нем весьма и весьма интересная, как и глаза ребенка. Я вот летучих мышей слышу, а оказывается, не каждый их слышит...
♦ одобрил friday13
12 марта 2015 г.
Автор: Black-White

Недавно один мой старый знакомый, Мишаня, притащил мне флэшку со словами: «Глянь, может, получится чего вытащить?». Я работаю айтишником (в трудовой книжке красуется гордая запись «инженер»), так что просьба эта сама по себе чем-то необычным не является: мне довольно часто тащат на ремонт компьютерную технику, а в случае успеха одаривают алкоголем, безделушками и, куда реже, чем хотелось бы, деньгами.

Как бы там ни было, флэшка успешно определилась моим компьютером и данные восстановились без проблем, хотя и не полностью — программа пометила несколько восстановленных видеофайлов жёлтыми пиктограммами. Что случилось с носителем, я так и не смог определить. Судя по всему, её не форматировали намеренно, скорее потеряли информацию в результате какого-то стечения обстоятельств.

Смотреть записи без Михи я не стал, понятное дело, так что тем же вечером он зашёл ко мне с бутылкой хорошего виски, и мы расположились перед монитором.

Судя по тому, что мы увидели, запустив первый из файлов, это была флэшка какой-то девушки, пытавшейся приобщиться к модному в наши дни видеоблоггингу. Лет ей было вряд ли больше пятнадцати — самое время увериться в собственной исключительности и гениальности. В кадре ничего интересного не происходило, так как актёрским мастерством девушка явно была обделена, поэтому дальше я приведу только текст, который она наговаривала на камеру.

«Привет, ребята! С вами Марселлин Дарк, и сегодня мы с вами попробуем провести один из самых простых ритуалов — вызовем духа. Родители оставили меня дома одну, так что вряд ли нам кто-то помешает и, надеюсь, всё пройдёт успешно. Я приготовила всё необходимое, смотрите: во-первых, доска с буквами, которую я изготовила сама из куска обоев. Это совсем не сложно, инструкция есть в предыдущем видео. Так. Далее, у нас есть четырнадцать чёрных свечек. Вообще-то, их должно быть тринадцать, но я решила, что запас не помешает. Я же такая неловкая, обязательно что-нибудь потеряю! Если честно, я не смогла найти изначально чёрные свечи, поэтому купила несколько обычных в ближайшей церкви и покрасила их чёрным лаком, которым я всегда делаю маникюр. Кстати, как делать настоящий ведьмовской маникюр, я тоже рассказываю в одном из своих видео! Итак, пойдёмте в комнату!»

В этот момент девушка начала снимать камеру со штатива и изображение затряслось, а я, воспользовавшись этим, остановил видео и уставился на своего друга.

— Надеюсь, это не твоя девушка? А то, во-первых, Тесака на тебя нет, а во-вторых, у неё явно с головой проблемы.

— Это…это флэшка младшей сестры моей девушки, — ответил Миха после небольшой заминки. — Мне её Вика отдала, сказала, что сестра выкинула.

— Она всегда за сестрой выброшенные флэшки подбирает?

— Слушай… Ей начало казаться, что Настя, ну, которая Марселлина, ведёт себя странно, подумала, может, на флэшке есть что-нибудь, попросила помочь. Но ведь ничего страшного на ней нет?

— Ну да. Просто мерзкого качества видеоблог малолетней дурочки.

Я ударил по пробелу кончиками пальцев, и мы продолжили просмотр. Девочка отнесла камеру в комнату, положила её на диван и уселась на пол перед объективом.

«Сейчас мы будем вызывать духа! Я много думала о том, кого вызвать, и решила, что стоит вызвать кого-нибудь загадочного и древнего. И знаете что? Я решила вызвать Франкенштейна!»

Не удержавшись, я хохотнул.

«Он очень страшный, сшитый из кусочков мёртвых тел… И очень древний! Книга о нём вышла несколько столетий назад. Я, правда, не читала, но зато смотрела фильм. Поверьте, это по-настоящему пугает!»

— А меня пугает твой уровень развития… — как бы невзначай вполголоса проронил я, отхлёбывая виски.

Вопреки ожиданиям, ответной реплики или смешка от моего товарища я так и не дождался, а девочка тем временем продолжала вещать.

«Итак… Ах да, свет я гасить не стану, а то вы ничего не увидите! Итак… Приди!»

После последнего крика девочки, изображение на экране, мигнув, превратилось в белый шум, а из колонок полился пронзительный скрежет. Мы с Мишаней оба, подскочив, бросились к компьютеру, чтобы выключить видео. Я добрался до клавиатуры первым и с силой ударил по пробелу. В комнате наступила звенящая тишина.

— Это скример такой был? Разыгрываешь меня? — с раздражением поинтересовался я.

— Да у меня самого кирпичи посыпались…

— Ну да…

Мы посидели, выпили ещё немного, и ситуация с первой записью стала казаться даже забавной. Если девочка только играла дурочку, расслабляя зрителя, чтобы в конце испугать, то я готов был её даже похвалить. Всё же, хорошо сделанный скример — в пятнадцать лет тоже достижение.

— Второе видео смотрим? — лениво поинтересовался я.

Мой приятель только пожал плечами, оставляя выбор за мной. Ну, раз так…

Во втором видео изображения не было вовсе, зато девочка болтала ничуть не хуже, чем в первом.

«Привет, с вами снова Марселлина Дарк! Я понятия не имею, что случилось с моей камерой, но вчерашний ритуал снять до конца не удалось. Поэтому я расскажу на словах. Всё получилось! Представляете, он приходил ко мне! Его, конечно, не было видно или слышно, а блюдце не двигалось по доске, но я прямо чувствовала, что он стоит рядом со мной, представляете?»

На экране в этот момент мелькнуло изображение — очевидно, сохранившийся отрывок видеоряда. Буквально на секунду мы увидели лицо девочки. Видимо, она о чём-то увлечённо рассказывала, но, как и всегда на неудачном стоп-кадре, её лицо выглядело не очень хорошо. Правда, было в этом кадре что-то…

Я остановил воспроизведение и мотал назад до тех пор, пока изображение не показалось снова. Да, это вполне очевидно был кадр с увлечённо болтающей малолетней фанаткой мистики, которая не испытывала абсолютно никаких негативных эмоций. Но при этом черты её лица были словно странным образом деформированы. Она будто плавилась заживо. Впрочем, это мог быть монтаж, если предположить, что то, что мы смотрели — подделка. Или просто неудачный ракурс. Хотя, должен признать, холодок по спине пробежал.

Я снова включил воспроизведение.

«Всё именно так, как пишут на сайтах. И ощущение чужого взгляда, и холодок по спине, и… В общем, всё! Всё совсем так! Я безумно сожалею, что не могу показать вам сам ритуал, просто поверьте мне, что это было круто!»

Девочка взяла паузу, а затем продолжила говорить.

«В следующем видео я покажу вам особый вид гадания! Гадание на крови! Не могу рассказать вам, где я взяла рецепт этого ритуала, скажу только, что в интернете вы такого не отыщите! Ну, а на сегодня всё. Ставьте лайк и подписывайтесь на мой канал. Пока-пока!»

Видео закончилось. Мы переглянулись.

— Умом она, кажется, не блещет… — пробормотал я, задумчиво глядя в стакан.

В ответ Миха только тихо вздохнул.

— Дальше смотреть будем? — поинтересовался я.

— Да не… не вижу смысла, если честно.

Пожав плечами, я выдернул флэшку с восстановленными файлами из разъёма и протянул её приятелю. Виски мы отправились допивать на кухню, но разговор как-то не клеился и очень скоро Мишаня отправился домой, а я благополучно забыл об этом происшествии примерно на неделю.

* * *

Многие писатели любят начинать главы своих книг, в которых происходят ключевые события, с описания того, как герой просыпается в начале дня. И сегодня утром я ощутил себя героем именно такой книги. Пробуждение было не из приятных: крепкий мужчина в строгом костюме пинком сбросил меня с кровати на пол и, нацелив ствол пистолета мне в лоб, спросил:

— Что ты успел увидеть в тех видео?

Я бы соврал, если бы сказал, что начал юлить или возмущаться. Или что я не сразу понял суть вопроса. Когда ты лежишь в одних трусах на полу собственной квартиры, разглядывая смерть в тёмном жерле ствола пистолета, мыслительные процессы протекают удивительно быстро.

— Не знаю! Какая-то дура с мистическими фокусами! — взвизгнул я куда менее мужественно, чем мне бы хотелось.

— Гадание?

— Нет, этого, как его… Духа она вызывала!

Мужчина ещё некоторое время пытливо вглядывался мне в глаза, после чего, видимо, поверив мне, кивнул и убрал пистолет под пиджак. Взамен, усевшись на край кровати, он извлёк из кармана какой-то листок бумаги и простую пластиковую ручку с прозрачным корпусом, затем протянул оба предмета мне:

— Это подписка о неразглашении, гражданин Морозов. Без срока давности.

Я пытался дрожащей рукой подписать документ, а незнакомец в строгом деловом костюме продолжал самым будничным тоном:

— Вы не видели ни запоминающего устройства, ни его содержимого. К вам не приходил ваш друг. Его вы вообще не видели очень давно, но вам не интересна его судьба и выяснять её вы не собираетесь.

Поставив, наконец, подпись, я кивнул.

— Ваш компьютер мы изымаем, вместе со всеми запоминающими устройствами. Возврату ваша техника не подлежит. Это, надеюсь, не вызывает протестов?

Протестов, ясное дело, не было, так что мужчина, поднявшись, неожиданно кивнул мне на прощание и вышел из квартиры, а я остался сидеть на полу, разглядывая опустевший без компьютера угол комнаты.

* * *

Сейчас уже вечер, я сижу на кухне, допивая принесённый Мишаней виски и набираю этот текст на стареньком ноуте, который я умыкнул с работы. Сегодня Миха ни разу не появился в сети — ни на синем сайте, ни в Скайпе. Я не рискнул ему звонить, но почему-то уверен, что он не подойдёт к телефону.

Думаю, что будь я немного другим человеком, я бы мог стать героем событий, похожих на сюжет какого-нибудь остросюжетного триллера: я бы отправился искать своего друга, вступил в схватку с тайной организацией «людей в чёрном» и непременно вышел бы из неё победителем, раскрыл бы тайну гадания на крови и стал бы знаменит, хотя бы в узких кругах…

Но этого всего не будет. Я всего лишь скромный айтишник. Инженер. Поэтому я сейчас допью виски, который, надеюсь, поможет мне не думать о судьбе товарища, и лягу спать. Чего и вам желаю.
♦ одобрила Совесть
7 марта 2015 г.
Первоисточник: proza.ru

Автор: Алина Багазова

Уже под конец рабочего дня Терентий отчаянно скучал за ворохом ненужных бумажек, погребших под собой рабочий стол, когда его позвали на второй этаж быть понятым при просмотре видео с банкомата, что на соседней улице. Пока он шагал по коридорам, разминая затекшие ноги, стажер полиции Толик объяснил ситуацию: какой-то мужик захотел снять с карточки зарплату, а банкомат выкинул такую штуку: денег не дал, зато чек с обнуленным балансом выплюнул исправно. Фортель этот мужик оценил очень негативно, поднял на уши всех, кого положено в таких случаях, и вот пленка у них, в полиции. Если всё, как пострадавший рассказал, зафиксировано — будет ему счастье. А то бедняга совсем не в себе...

Отчего обманутый коварным банкоматом мужик не в себе, стало понятно с первого взгляда. На вид обычный работяга, отпахавший смену по полной, даже не переоделся: руки в мазуте, комбинезон в пятнах, запах специфический. Не то, чтобы Терентий морщился брезгливо от таких вещей, но неряшливость не очень хорошо воспринимал. Однако растерянный вид мужика, мечтающего после оплаты тяжелого физического труда принести в клювике денежки домой благодарной жене и детям, заставил проникнуться сочувствием.

— Ну, давайте уже! — нетерпеливо кивнул всем собравшимся майор Лопатин, промокая салфеткой лысину (ему тоже не терпелось уйти со службы). — Славик, запускай!

Сориентировавшись по показаниям страдальца, когда глюкнулась злосчастная денежная машина, молоденький сисадмин Славик отмотал запись. Вот работяга подходит, вставляет карточку, радостно улыбается, набирая код. Вот ждет в предвкушении. Вот меняется выражение его лица, а кроме чека, вызвавшего гримасу недоумения, ему ничего, как говорится, «не обломилось».

— Мда, — почесал подбородок представитель банка, — таких сбоев у нас ещё не было. Ну-ка, давайте ещё.

На сей раз Славик отмотал подальше назад. Все в нетерпении ждали сцену с мужиком, банкир набирал кому-то смс, вдруг пострадавший воскликнул (не на экране, а лично):

— Подождите! Что это там такое?

— Где — там? — поморщился майор. Ему уже было всё понятно, дальше пусть банк разбирается. Ох, как сильно хотелось закончить поскорее с этим форс-мажорным событием, сдать смену и к жене под крылышко...

— Нет-нет, — вперившись в экран взглядом, взволнованно проговорил работяга, — назад отмотайте! До меня! Там мужик какой-то! Непонятно! Чего это?..

Терентий усмехнулся простой и неприхотливой манере пострадавшего формулировать мысли. Коллективный вздох полицейских лучше слов сказал об их отношении к происходящему, однако Славик послушался.

И, было уже расслабившаяся, компания вдруг единодушно прильнула к монитору с видом огорошенным.

— Славик, ещё раз! — тревожно приказал представитель банка.

Теперь уже все смотрели, не отрываясь, не почесываясь и не мечтая оказаться дома. Смотрели, как захватывающий кинофильм. Ибо то, что развернулось их взору, было не то, чтобы просто странным, а по сути — совершенно необъяснимым.

— Что это такое? — прошептал сисадмин, — как это?

— Фигня какая-то... дефект пленки? — понадеялся майор Лопатин.

— Нет, — убил его надежду Славик, проматывая назад снова и снова.

Затаив дыхание, все просматривали опять и опять один и тот же короткий безмолвный сюжет. Его главным и единственным действующим лицом был отнюдь не пострадавший, ради которого всё и затевалось, а незнакомец, подходивший к банкомату за три минуты до него. Высокий сухопарый гражданин в низко надвинутой на лицо шляпе и светло-бежевом плаще. Ничем не примечательный внешний вид резко контрастировал с поведением субъекта и его дальнейшими действиями. Мужчина подошел к банкомату и, минуя момент карточкой, набрал комбинацию из трех цифр. А потом, отступив на полшага, вдруг принялся подпрыгивать на месте: ритмично и пружинисто, вверх-вниз. Смотрелось слегка забавно и в то же время — завораживающе. Будто ритуал какой-то. Выражение полной серьезности и сосредоточенности на его лице никак не вязалось с тем, что он делал.

«Пять... шесть... семь...» — автоматически считал Терентий.

Мужчина подпрыгивал невысоко и мягко приземлялся. Комичность, казалось бы, ситуации не смешила, а скорее пугала.

«Пятнадцать... шестнадцать... семнадцать», — беззвучно окончил счет случайный понятой.

И в этот момент прыгун вдруг исчез с монитора. Как и не было. В воздухе растворился, буквально. А ещё через пару секунд в павильон с банкоматами размашистым шагом уверенного в себе честного работяги вошел, собственно, пострадавший.

— Что за чертовщина? — наконец, осипшим голосом озвучил представитель банка единогласную мысль всех присутствующих.

— Если не дефект пленки, то объясни! — майор пытливо уставился на Славика, а тот, нахохлившись, пожал плечами.

— Может сбой в момент самой записи? — подал голос Терентий, — там будто что-то моргнуло, в тот момент...

Банкир крякнул, натужно откашлялся:

— Не может быть, отсчет времени не изменился.

— Тогда что это?! — майор обвел всех присутствующих зловещим взглядом, — Что это за гребаная хрень, после которой банкомат вдруг так изящно глюкается, к чертям собачьим?

Ответом ему была растерянная тишина.

— Так мне деньги дадут? — робко воззвал работяга.

— Подождите! — воскликнул банкир, обращаясь к нему, — вы вошли следом, должны были с ним столкнуться! Ну, если допустить, что это и правда сбой видео. Вы его видели?

— Никого там не было, — насупился мужик, ему было плевать на чудеса, он хотел лишь свою зарплату, — пусто.

— И навстречу вам этот субъект не выходил из павильона? — уточнил майор, тыкая в экран, где снова и снова прыгал бежевый плащ, растворяясь в пространстве.

Работяга молча мотнул головой. Он уже понимал, что разбирательство будет долгим и запутанным.

— Могу только сказать, что набрал он 313, — Славик победоносно откинулся в кресле, — если вам это поможет.

Но реакция банкира охладила его пыл, он лишь отмахнулся, видимо данная комбинация не имела никакого значения и смысла. Дело принимало грустные обороты. Посчитать причиной психа, желающего попрыгать перед банкоматом, пусть даже потом безвозвратно исчезнувшего — было невозможно, а уж отобразить это в отчете — вообще нереально.

«Пятнадцать... шестнадцать... семнадцать», — зачарованно считал Терентий.

* * *

Отпустили понятого через час. Дома Терентия никто не ждал, он жил отдельно от родителей, а семью, несмотря на подкатывающий тридцатник, пока не завел. Обсуждение проблемы свернулось, в конечном итоге, к тому, что сбой произошел в самой машине в связи с неопределенной поломке в механике. Работяге дали расписку о том, что ему всё возместят, пригласили зайти в банк на следующий день, проводили опечаленного. Терентий расписался, где положено, и тоже был отпущен восвояси.

Ночь тянулась долго, он всё никак не мог уснуть. Ворочался, глядя на серпик луны сквозь занавески, ходил пить пару раз. Так засело в башке произошедшее, не находящее логического объяснения, что в редкие моменты дремы мерещился в темных углах подпрыгивающий силуэт, что-то болезненно надломивший в картине мира Терентия. Под утро седовласый субъект приветственно приподнял полы шляпы, улыбнулся и исчез на волнах мелодичного звонка будильника. По иронии, это был саундтрек к «Секретным материалам».

Утро встретило туманом за окном, телевизор бубнил новости, в голове — ровная пустота, мысли ещё спали. Терентий рассеянно собирался на работу. Под кофе дело пошло быстрее.

В полиции он работал уже второй год и знал, что в расследовании любой загадки с минимумом данных большую помощь может оказать проведенный грамотно и своевременно следственный эксперимент. Подкинуть мысли, идеи, даже озарения. И одно среди них всегда будет верным и истинным. На основе имеющихся фактов (а в этом ребусе их было сполна) можно построить какое-то предположение. Но понять происходящее возможно, лишь примерив на себя.

До начала рабочего дня оставалось всего 40 минут, Терентий быстро оделся, потушил в квартире свет и отправился совершать самостоятельный следственный эксперимент.

* * *

Стоя в павильоне напротив того самого злосчастного банкомата, парень ощутил вдруг предательскую дрожь в коленках. Не то чтобы вдруг поверил во что-то сверхъестественное. Но сейчас, когда он находился здесь один, а за окном постепенно рассеивался туман — сама атмосфера была какой-то ирреальной.

Терентий шагнул к банкомату. Противостоя внутреннему мандражу, вскинул голову, улыбнулся в камеру, хотел помахать рукой, но передумал. Вытащил из портмоне карточку. Банкомат жадно всосал её и спокойно выдал требуемую сумму. Отлично, неполадки уже устранены! Теперь переходим ко второму пункту эксперимента.

Терентий спрятал карточку и нажал 313. Банкомат, впрочем, никак на эту комбинацию не отреагировал. А чего он ожидал? Приветственной надписи и пожелания приятной физзарядки и удачных прыжков?

Парень сделал назад ровно полшага, глубоко вдохнул и подпрыгнул. Оглянулся смущенно — но никого по-прежнему вблизи не было. Подпрыгнул второй раз, третий... Потом вошел во вкус и прыгал весело, наслаждаясь разминкой, думая о том, что надо бы каждое утро начинать также динамично, только дома. Прыгал, а в голове шел автоматический отсчет: девять... десять... одиннадцать...

Качаться в спортзале на тренажерах — это одно, а вот монотонно прыгать на месте — совсем другое, с непривычки слегка выдохся. Но обозвал себя дохляком и мужественно доскакал: шестнадцать... семнадцать!

И огляделся. Никуда он не исчез, вот тот же банкомат, тот же павильон, всё также — туман за окном почти разошелся. Разве что голова слегка кружится от кофе и внеплановой встряски. Так, следственный эксперимент можно считать оконченным! В результате можно констатировать — необъяснимое объясняется простым сбоем в работе электроники. Причины могут быть всякие, например, магнитные бури и прочие энергетические возмущения в пространстве... Вон погодка-то тоже шалит: то мороз, то туман.

Терентий усмехнулся, качнул головой и вспомнил, что на работе беспощадно штрафуют за опоздание. А если ещё и станет объяснять, почему опоздал — оборжут всем отделом, представляя, как он прыгал здесь тушканчиком. А глядишь — ещё и видео достанут, да на ютуб зальют. Экспериментатор!

Он рванулся к двери, до участка было десять минут быстрой ходьбы. Голова предательски закружилась снова. «С кофе пора завязывать! Либо оно, либо зарядка, а то какой-то экстрим для сосудов...»

Шагнул за порог и замер. А сердце на мгновение остановилось и забилось уже втрое быстрее. Прямо перед остолбеневшим Терентием лежал город. Обычный утренний город с пряным, влажным после тумана, воздухом. Но это был совсем другой город, не его город. Он был совершенно пустынен в это время суток, когда толпы народа, зевая, спешат на работу. Другая безлюдная улица, странного вида дороги и дома. Покачивающиеся на ветру ветви деревьев — рядом парк.

Тени от деревьев и домов выглядели как-то странно...

Терентий поднял голову. Теперь даже всё мгновенно изменившееся не столь потрясло его, как увиденный в этот момент восход: на небе, чуть поодаль друг от друга, радостно всходили целых два солнца.
♦ одобрила Совесть
9 октября 2014 г.
Первоисточник: barelybreathing.ru

Автор: Paduya

В первый раз я увидел этот фильм, когда еще учился в начальной школе. Точную дату не помню, мне могло быть как десять лет, так и семь. Но не это важно. В нашей семье не принято, чтобы телевизор работал, когда в комнате никого нет, мама вечно ворчала, что он растрачивает электричество, и мы привыкли выключать за собой телевизор, даже если отходили от него на пятнадцать минут.

В тот день я пришел из школы раньше обычного, уже и не вспомню почему. Позвонил в дверь, никто не ответил. Я открыл дверь своим ключом и вошел в квартиру. Пока я раздевался в прихожей, то услышал, как в гостиной чуть слышно шумит телевизор, это больше напоминало статические помехи, чем голоса актеров или ведущих. Первым делом я подумал, что дома кто-то все же есть, но по какой-то причине этот «кто-то» не удосужился открыть дверь измученному школьнику. Но когда я вошел в комнату, никого не было. Только работающий телевизор. Я окликнул родителей, но ответом мне была тишина. Так я понял, что нахожусь дома один. Я очень обрадовался, что не придется действовать по привычному плану, то есть есть противный суп и садиться за уроки. Поэтому я решил посидеть у телека, пока не вернутся взрослые.

По телевизору показывали какой-то скучный тягомотный фильм, и я стал искать пульт, чтобы переключиться на мультики. Но пульта нигде не было, я везде искал, даже между диванными подушками заглянул, но пульта не было. Я подошел ближе к телевизору, чтобы переключить канал кнопкой, и уже протянул к ней руку, как остановился. Не знаю, почему. На экране не было ничего, что могло бы заинтересовать мальчишку моего возраста. Ни роботов, ни динозавров. Ни, чего греха таить, какой-нибудь голой красотки. Но я замер перед телевизором, не в силах отвести взгляд. Со стороны могло показаться, что изображение меня загипнотизировало, но это было не так. В любой момент я мог переключить канал, но делать этого не стал.

На экране была площадь, выложенная из белых камней. Они резали глаза, как ослепительный ковер свежего снега. Сначала мне показалось, что камни совсем мелкие, но потом я сообразил, что дело в масштабе. Камни были размером с хороший кирпич, а сама площадь — необъятной. Камера снимала ее сверху, наверное, при съемке пользовались краном, а то и вертолетом. Но границы у этой площади все-таки были, я мог видеть с краю колонны, похожие на древнегреческие, только вот они на себе ничего не держали. Камера стала приближаться — очень медленно, и мне казалось, что я будто лечу вниз на дельтаплане.

Сначала я думал, что площадь была пуста, но по мере приближения камеры я различил серую фигуру. Через пару минут — площадь становилась все ближе и ближе — я понял, что это мужчина в сером пальто с поднятым воротником. Его голову покрывала шляпа с мягкими полями. Он размеренным шагом шел по диагонали, засунув руки в карманы. До этого я слышал только статические помехи, но сейчас понял, что белый шум становится тише, через него уже можно расслышать щелканье подошв. Белые камни, из которых была сложена площадь, напоминали мне куски рафинада. Я даже облизнул губы, мне показалось, что я почувствовал на языке настоящую сладость.

Камера приблизилась к человеку настолько, что я мог видеть краешек его лица, блестящую от пота обвисшую щеку, поседевшие виски и мочку уха. Человек продолжал идти, но мне казалось, что он никогда не доберется до края площади и возвышающихся там колонн. Впрочем, сейчас колонны мне не были видны. Все, что я видел, это чуть косую фигуру человека и белую-белую площадь. Сейчас она уже не казалась мне сделанной из сахара. Скорее из соли. Я снова облизал губы. После того, как я вернулся из школы, я не глотнул даже чаю, поэтому сейчас мне сильно хотелось пить. Наверное, не стоило по дороге дуреть вместе с одноклассниками, во время шуточной потасовки я совсем вспотел под курткой, и сейчас чувствовал, как рубашка прилипает к моей спине.

Белый шум совсем стих, и в квартире, помимо моего чуть слышного дыхания, раздавались только равномерные щелчки ботинок. Даже часы не тикали. В моей голове наконец появилась мысль, она была похожа на растягиваемую кем-то тугую пружину: «Это какой-то очень... очень... странный фильм». Я знал, что у взрослых свои понятия об интересном кино, но я не думал, что кто-нибудь будет в состоянии несколько минут смотреть, как какой-то персонаж пытается пересечь площадь.

Пытается... Сейчас я уже не считал, что он когда-нибудь достигнет ее конца. Может, под его ногами просто разворачивается один и тот же кусок площади, как на беговой дорожке. И он будет идти вечно, так и не добравшись до своей цели. Хотя, наверное, он просто умрет от жажды, прежде чем у него отнимутся ноги. Тут я понял, что этому человеку действительно хочется пить. Иногда мне казалось, что я слышу, как он с трудом сглатывает. Я наконец осознал, почему площадь так блестит — она блестит от царящего над ней беспощадного солнца.

Может, если человек наконец дойдет до конца площади, он сможет укрыться в тенечке и напиться прохладной воды? «Как хорошо... что я сам в тени... — подумал я отстраненно. — Что я в любой момент... могу глотнуть... воды». Но я не чувствовал, что нахожусь в тени — я чувствовал, что рубашка на спине и под мышками промокла от пота, а верхняя губа на вкус теперь казалась соленой. Я с усилием сглотнул, но во рту совсем не осталось слюны. Мои ноги одеревенели, и я не мог сделать ни шагу.

Человек продолжал свой путь, все также низко держа голову и я не мог увидеть его лицо. Хотя ракурс камеры все равно не позволил бы мне это сделать. На мгновение в мое сознание пробилась нелепая мысль, что мне жалко актера. Наверное, ему было очень тяжело на съемках. Я знал про существование дублей, но чувствовал, что здесь все снималось без перерывов. От первого кадра до последнего. Впрочем, я уже не думал, что этот фильм, состоящий, казалось бы, из одной невыразимо длинной сцены, когда-нибудь закончится.

Я бы все отдал за глоток воды. А еще мне хотелось стянуть с себя одежду и встать под душ, чтобы избавится от ощущения липкой пленки на всем теле. Ноги у меня гудели, будто от долгой ходьбы. Хотя это, наверное, из-за футбола, в который мы играли на физкультуре. Здорово мы сегодня побегали, но после школы я не чувствовал себя уставшим или даже вспотевшим. А вот сейчас, стоя перед телевизором, я ощущал, что умираю от жажды.

В комнате было очень темно, а в глазах у меня рябило от яркого света, льющегося с телевизора. Этот свет, казалось, выжигал мне глаза, они начинали слезиться. Я часто заморгал, и с моих ресниц на щеку скользнула влага. Очень медленно, почти обжигая мою потную кожу, слезинка стекла ниже, пока не оказалась в уголке моего рта. Я подцепил ее кончиком языка. Слеза была соленой, как и мое сознание, но она все же была водой. Однако ее было слишком мало, чтобы унять мою жажду. Сколько я ни старался, больше не смог выжать из себя ни единой, самой крошечной, слезинки.

Мои мысли снова вернулись к происходящему в телевизоре. Пока я отвлекся на собственную слезу, то не заметил, что камера приблизилась еще сильнее. Я почти мог различить запах пота и отчаяния, исходящего от мужчины. Тот не сдавался и продолжал идти вперед, как жестяная игрушка с бесконечным заводом. Но у меня такого завода не было, я не мог даже стоять, поэтому рухнул на колени, не отрывая взгляда от экрана. Я знал, что долго уже не выдержу и скоро упаду навзничь, и тогда палящее солнце сожжет меня до обугленных костей, пока в моем организме от воды не останется даже пара.

На мгновение мне показалось, что на экране вновь зазвучали статические помехи, но это только шорох подошв в моем сознании спутался в неразличимый шум. А потом камера стала медленно подниматься ввысь, и я взмывал вместе с ней, к этому огромному раскаленному шару, который не видел, но чувствовал своей горячей макушкой. Прошла пара минут, прежде чем камера отодвинулась настолько, что я снова мог видеть колонны. Те были так же далеко, как и в первый раз. Несчастному никогда не достичь края площади...

А потом где-то далеко-далеко раздался свежий и громкий звук, который влился в мои уши, подобно ледяной воде. Это в дверном замке повернулся ключ. Родители звали меня по имени, удивлялись, почему в квартире потемки, а потом, шумные и пахнущие весельем, вошли в комнату, включив наконец свет.

У меня же перед глазами, наоборот, все потемнело. Я прикрыл глаза, и под веками заскакали разноцветные пятна — зеленые, фиолетовые, оранжевые. Потом я чувствовал на себе мамины холодные руки и папин встревоженный голос. Меня отвели в мою комнату, раздели и уложили в кровать. Через какое-то мгновение у меня в мокрой подмышке оказался хрупкий градусник. Еще через мгновение папа помог мне приподняться в кровати, а у моих растрескавшихся губ оказался твердый край стакана с благословенной водой.

Я провалялся в постели с температурой почти неделю. Родители рассказывали потом, что, вернувшись вечером из гостей, обнаружили меня на коленях в темной гостиной. Телевизор был выключен. Я спрашивал маму с папой несколько раз, на протяжении многих лет, но телевизор всегда был выключен. В тот день родители ушли на свадьбу своих близких друзей, они еще накануне предупреждали меня об этом, и даже оставили записку, но она была на кухне, а туда я после школы так и не заходил.

Потом я объяснял себе то происшествие очень просто. Я начал заболевать еще в школе, наверное, у меня еще накануне была повышена температура. К концу учебного дня я совсем разболелся — память тут же подкинула, что в тот день меня отпустили пораньше. Ну а потом все просто — перегревшийся от болезни мозг выдал такой вот бред наяву. Я был даже не уверен, был ли все это время включен телевизор. Возможно этот путь по соляной площади мне привиделся целиком и полностью — от начала до конца.

Лет пять назад я решил поискать про этот фильм с белой площадью в Интернете, полагая, что передо мной могло быть что-то из артхауса. Но по ключевым словам я не нашел ни малейшего упоминания об этом фильме, что укрепило мои подозрения в том, что он был лишь выдумкой мальчишки с высокой температурой. К тому же, у меня были смутные представления о временных рамках той сцены. Мне казалось, что я стоял перед телевизором от силы минут десять, но, когда домой вернулись родители, было уже ближе к полуночи. Я бы и не вспомнил об этом давнем случае, если бы не пришел сегодня домой с работы в пустую квартиру. Жена пару дней назад уехала по работе в Германию, а телевизор — большая плазменная панель на стене — был включен. На экране была белая площадь, по которой шел человек в пальто. Я помнил, что в детстве фильм не был широкоформатным, но сейчас площадь простиралась на весь размер огромного дисплея. На кинопленке не было ни царапинки, все было ярко и четко, будто этот фильм сняли совсем недавно, используя самую современную камеру.

Но теперь отличались не только качество картинки и ее размер. На этот раз мне удалось дождаться того, чтобы человек выбрался с этой проклятой белоснежной площади, от которой у меня рябило в глазах. Хорошо, что я умею печатать, не глядя на клавиатуру. Пока человек пересекал площадь, я достал из сумки ноутбук, поставил его на стол и, склонившись над ним, напечатал всю эту историю, продолжая поверх него смотреть на экран телевизора. Мне до сих пор неизвестно название этого странного фильма, на каком канале он идет, отечественный он или зарубежный и вообще видит ли его сейчас кто-нибудь, помимо меня. Мне известно лишь одно: теперь я знаю, что ждало человека, когда он прошел между двумя ослепительно белыми колоннами. Его ждал город.

Город под выбеленным небом, которое венчало раскаленное солнце. Город с белыми домами и белыми мостовыми. Город, в котором не было ни единой души. Город с бесконечными соляными улицами, которые и не думали кончаться. Слепящий белый город, по которому эхом разносятся щелчки ботинок.

Мне ужасно хочется пить, язык почти превратился в сухую губку, а ноги мои дрожат от усталости. Я заканчиваю писать свою историю, потому что меня уже не слушаются пальцы. Если смогу, напишу, чем все закончилось. Ну а пока мне нужно досмотреть кино. До самых титров.
♦ одобрил friday13
22 мая 2014 г.
Автор: Perdacello (переводчик)

Сказать, что я в детстве-отрочестве был фанатом «Секретных материалов» — значит погрешить против истины. Я не просто обожал этот сериал, я в буквальном смысле ему поклонялся. Это сейчас в сети миллионы гиков с нердами, тысячи фанатских сайтов, каждая серия распоследнего ситкома разобрана на молекулы, а любимое кино все лежит на торрентах. В те уже поросшие мхом времена приходилось собирать каждую вырезку из туалетного журнальчика типа «ТВ-Парк» с информацией об актерах, мучительно ждать каждую серию, по сто раз перематывать кассеты и рисовать фанарт на уроках ОБЖ. Да, были люди в наше время.

Так вот, моя жизнь в то время, по сути дела, исчерпывалась «Х-файлами». В классе меня, слава Богу, не чморили, но считали за шизика и в основном тихо игнорили, про девушек и так понятно, зрение –5 и никакое здоровье — в общем, в анамнезе задрот-одиночка. Общались со мной только два парня, тоже фанаты сериала, а точнее титек Джиллиан Андерсон, и одна ужасно некрасивая девочка-вундеркинд, сохнувшая по Дэвиду Духовны; собственно, общение с ними исчерпывалось фанатскими восторгами, безумными теориями, объясняющими ну прямо все-все события Х-вселенной, и нытьем по поводу очередного тупого «монстра недели» вместо раскрытия заговора НЛО, ФБР и ЦРУ.

У каждого свои кумиры. Для меня главным персонажем, воплощавшим суть сериала, всегда был великий и ужасный Курильщик, человек-загадка, человек-миф, человек, не расстающийся с сигаретой. Курить я начал в 10 лет именно в подражание ему. Немногословный, таинственный, воплощающий безжалостный и безличный механизм власти, готовый переступить через трупы ради достижения своих целей... Как бы ни был обаятелен Малдер и прекрасная железная леди Скалли, демонический Курильщик с каждой новой серией овладевал моим воображением. Кассеты с каждой серией, где он появлялся, я складывал в «красный уголок» своей комнаты и пересматривал каждый день чуть ли не подряд. А когда друг семьи привез из Америки кассеты с еще не вышедшими у нас сериями, где часто фигурировал Человек с Сигаретой, меня чуть было не накрыл самый настоящий оргазм.

Время шло, сериал постепенно скатился в маразм и уныние. На последние сезоны нельзя было без боли смотреть, а когда открылось, что Курильщик — отец Малдера, всякий интерес угас окончательно. К тому же я успел вырасти, найти себе девушку и вообще начать взрослую жизнь. Мистика и пришельцы, тем более голливудского разлива, теперь казались мне стыдным детсадовским увлечением, о котором лучше поскорее забыть (тем более что девушка на дух не переносила «всякие ужастики»). Кассеты перекочевали в подсобку, плакаты и вырезки с фотографиями Курильщика затерялись при переезде. Видак держался до последнего (предки смотрели кассеты со всякими дурацкими советскими комедиями и переходить на современные отказывались наотрез), но в конце концов он сломался, родители признали неизбежное и купили блюрей-плеер, и тогда я решил избавиться от ненужного хлама. Так видеохроника подвигов Курильщика, великого и ужасного, отправилась на свалку. А затем начался ад.

Во сне мне стал являться Курильщик. Во время своих появлений он все время молчал, курил и пытал меня своим выжигающим душу взглядом часы напролет. Я просыпался в холодном поту, засыпал снова — и опять это лицо, опять эта сигарета, этот дым.

Я с отвращением бросил курить, начал пить успокоительное, сходил к психиатру — тот нашел у меня какую-то фрейдятину про подавленные детские комплексы, в которую я даже не стал вникать, и, что имело больше отношения к реальности, хронический недосып и переутомление (адова работа!), приведшие к нервному срыву. Тем не менее видения на время прекратились, сон наладился, Юля, чуть было не переехавшая к маме, вернулась ко мне.

Через два месяца Курильщик вернулся. В психдиспансер мне не хотелось, и я еле сносил еженощные пытки. А в один прекрасный день на работе сменился начальник, и, зайдя к новому боссу в кабинет, я пережил сцену из голливудского ужастика. На столе пепельница с дымящими сигаретами, офисное кресло поворачивается к тебе, и ты видишь лицо нового босса. Да, это он. Когда он заговорил, в моих ушах раздался голос русского актера, дублировавшего Курильщика. Я сорвался, страшно заорал, схватил пепельницу, ударил его по голове, вытащил из кресла и начал избивать.

Начальник (понятия не имевший о сериале) оказался человеком понимающим и забрал иск из суда после того, как я рассказал ему о своих бедах; но с работой, конечно, пришлось попрощаться. Юля снова уехала к маме. Я слонялся по улицам, но потом понял, что в каждом прохожем с сигаретой (и даже без нее) мне то и дело видится знакомое лицо. Кумир моего детства жестоко мстил, напоминая о себе самым кошмарным образом, заполняя собой все пространство вокруг меня. Чтобы кого-нибудь ненароком не покалечить, я практически перестал выходить на улицу, предварительно запасшись консервами и успокоительным. Что ж, подумал я, кумиру нужны жертвоприношения — он их получит.

Я купил новый хард, скачал все 202 серии с торрент-трэкера и за месяц практически безвылазного сидения дома отсмотрел «Х-файлы» с начала и до конца. Поначалу эмоций от соприкосновения с детством я почти не испытывал, воспринимая это как некий монотонный ритуал, призванный меня от чего-то избавить. Чуть-чуть я оживлялся только с появлением Курильщика, который, как мне казалось, постоянно смотрел мне в глаза с экрана монитора, как будто оценивая, искренен мой энтузиазм или нет.

Но затем я почувствовал, как гора валится с плеч. Пусть Курильщик разрушил мою жизнь до основания, я проел все сбережения, родители и друзья махнули на меня рукой, я в одном шаге от дурдома — но просмотр «Х-файлов» возвращал меня в детство, где не было ответственности, сомнений и страхов, больших, чем очередной плохо нарисованный пришелец. Под конец я пребывал в блаженном расслаблении, и когда последняя серия закончилась, я почувствовал, что впервые в жизни совершил нечто, чем можно гордиться. Я пошел на кухню за последней порцией тушенки и зажег свет. За столом, стряхивая пепел в консервную банку, сидел Курильщик.

— Ты молодец, — сказал он мне знакомым голосом дублера. — Порадовал. Ты так любил меня, и, поверь, я тоже люблю тебя, как родного сына. В детстве мы всегда были вместе, но потом ты выгнал меня на улицу. Я не держу на тебя зла, я хотел лишь напомнить тебе о старых добрых временах. Присядь, давай побеседуем — у нас впереди целая вечность.

В серии, подсказавшей мне решение проблемы, не было Курильщика, а была какая-то дурацкая кукла; впрочем, сценарий там писал Стивен Кинг, что само по себе неплохо. Я кивнул, поклонился, развернулся и пошел обратно в комнату. Юля фанатела от старых пластинок, собрала огромную коллекцию винила, но то ли часть её забыла, то ли не захотела вывозить ее до конца. Разломав раритетный «Пинк Флойд», я взял самый крупный осколок и провел им себе по горлу.

Увы, реаниматологи оказались на высоте. Лежа в больнице и заканчивая этот текст, я думаю о том, как скоро снова встречусь с Курильщиком — и как сделать так, чтобы вышло не как с пластинкой, а наверняка.
♦ одобрила Инна
14 ноября 2013 г.
Нам, живущим в компьютерном веке, когда любую твою оплошность могут выложить на «YouTube» в назидание потомству, трудно в это поверить, но около 70% немых фильмов считаются утраченными. Из режиссеров немого кинематографа, чьи произведения практически не сохранились, самым загадочным — по крайней мере, для меня — является немецкий режиссер Кай Винкельман (1887 — 1926). Хотя в свое время он пользовался большим влиянием, сейчас его наследие почти полностью забыто — и из этой статьи вам станет ясно, почему.

Винкельман родился 18 сентября 1887 в Оффенбахе на Майне в семье мясника. Насколько известно, семейное ремесло казалось ему отвратительным, и с отцом он не ладил — тем более что тот сильно пил. Отслужив в Первую мировую войну на русском фронте (этот период в жизни Винкельмана нанес ему глубокую психологическую травму), он женился на некоей Грете Шульц, медсестре, с которой он познакомился в госпитале для ветеранов. Винкельман переехал в Вену, родной город жены, и стал снимать фильмы под руководством одного из родоначальников немецкого кино Йозефа Манделя. В этот период он снял немало достаточно успешных фильмов; некоторые из них частично или полностью сохранились. Но самой удачной его работой был сериал про лорда Листера.

Сериал о Листере, основанный на цикле бульварных детективов о «воре-джентльмене» лорде Листере, известном в преступном мире под кличкой Раффлз, состоит из шести серий, каждая длиной около часа. Фильмы достаточно вольно обращаются с первоисточником. В оригинальных романах (и в первых двух сериях сериала) лорд Листер — довольно обаятельный персонаж в духе Робин Гуда или Арсена Люпена, редко совершающий действительно серьезные преступления. В сериале Винкельмана Листер стал куда более зловещим персонажем, всемогущим гением преступного мира, не брезгующий изнасилованиями и массовыми убийствами. В сериале, как и в романах, за Листером гоняется Бакстер, сыщик из Скотланд-Ярда. В ранних сериях Бакстер был комическим героем, безалаберным выпивохой, которого всегда обводит вокруг пальца маэстро-вор. В более поздних он преображается в трагического героя, честного полицейского, бессильного остановить злодейства своего беспощадного врага лорда Листера. Хотя Листера все время играли разные актеры — замысел состоял в том, что его истинный облик неизвестен, — детектива Бакстера всегда играл близкий друг Винкельмана Олаф Шнайдер.

Олаф Шнайдер сдружился с Винкельманом вскоре после того, как тот стал работать у Йозефа Манделя. Они были полностью противоположны как внешностью, так и внутренним миром: Шнайдер был крепким здоровяком, любителем бокса и автогонок, Винкельман — болезненным затворником. Несмотря на это, они стали очень близкими друзьями. Возможно, их объединяли трагедии в личной жизни: у Винкельмана было тяжелое детство, к тому же его не переставало терзать пережитое в войну, а жена Шнайдера покончила с собой в 1918 году, оставив ему малолетнюю дочь.

Сюжет первых пяти фильмов про Листера, насколько вообще его можно восстановить (сохранился только один, и то в неполной копии), таков:

1. Lister tritt ein («Появление Листера»). Сценарий первой серии написал никто иной, как легендарный режиссер и сценарист Фриц Ланг. В этой серии Листер, живущий под именем лорда Уильяма Абердина, похищает ценную картину с вернисажа. Горе-сыщик Бакстер в конце концов ловит Листера, но тот сбегает, провернув хитроумный план и выдав себя за охранника. Следует увлекательная сцена погони, в конце которой Листер, естественно, спасается бегством.

2. Lister schlagt zuruck («Ответный удар Листера»). Фильм начинается со сложно выстроенной сцены того, как Листер крадет жемчужное ожерелье с шеи герцогини прямо посреди оперного театра. Потом он дерзко заявляет о своем следующем преступлении, дав объявление в газету: в такой-то день и час он похитит фамильные драгоценности лорда Вилмора. Бакстер и его помощник-полицейский вместе с Вилмором караулят драгоценности в особняке, но Листер так и не появляется. Бакстер уже готов объявить все мистификацией, но вдруг слышит приглушенные стоны и находит настоящего лорда Вилмора связанным в шкафу — оказывается, Листер всю ночь выдавал себя за него, а настоящие драгоценности давно заменил подделками. Бакстер понимает, что особняк заминирован, и чудом спасается. Это единственный сохранившийся фильм про Листера.

3. Lister in Amerika («Листер в Америке»). Детектив Бакстер узнает, что Листер скрывается в США. Он садится на океанский лайнер, но на полпути, посреди Атлантики, пассажиров начинает косить загадочная болезнь. Похоже, что Листер запустил на пароход чумных крыс, чтобы убить Бакстера. По приезду в Нью-Йорк Бакстера арестовывают по обвинению в ряде убийств, совершенных Листером, и судья (переодетый Листер) приговаривает его к смерти через повешение. Бакстер бежит через канализацию, вылезает, вдыхает свежий ночной воздух — и видит глумливого Листера на крыше дома. Он одет в классический злодейский костюм: черный плащ, черные перчатки и черную маску палача. Листер издевательски протягивает руки, будто бы предлагая Бакстеру себя арестовать.

4. Das todliche Parfum («Смертоносный аромат»). Детектив Бакстер расследует серию кошмарных приступлений: в универмаге кто-то подменил духи серной кислотой, вызвав десятки смертей и увечий. Чтобы раскрыть правду, Бакстер объединяет усилия с молодой женщиной, утверждающей, что она бывшая пассия лорда Листера. Бакстер, пусть он и женат, вскоре начинает поддаваться очарованию красавицы. Фильм завершается шокирующей сценой: в результате махинаций Листера Бакстеру приходится допустить смерть женщины под колесами поезда, чтобы предотвратить катастрофу, которая могла бы унести сотни жизней.

5. Die schreiende Leiche («Кричащий труп»). О сюжете фильма известно очень мало — рецензии тех лет состоят в основном из осуждающих восклицаний. Там точно изображено погружение Бакстера в алкоголизм и депрессию после множества неудачных попыток поймать Листера. В сюжете, насколько известно, фигурирует пожар в опере и безумная сцена, в которой Листер носит маску из срезанного лица.

Несмотря на болезненно-гротескное содержание (а может, благодаря ему), фильмы были весьма популярны у тогдашних зрителей — их можно назвать «Пилой» своего времени. Как можно было представить, нарастающая мрачность фильмов про Листера совпадала с нарастающим кризисом в личной жизни Винкельмана — романом его жены Греты с Олафом Шнайдером, его ближайшим другом. Похоже, что Винкельман знал о романе и молча принял его, но это сказалось на его и без того неустойчивой психике. В письме двоюродному брату от 13 октября 1923 года Винкельман пишет: «А почему бы ей не предпочесть его? Такой мужчина сможет дать ей то, чего я никогда не смог бы, с моим хилым телом и истерзанной душой. Моя темная Муза овладела моей жизнью. Я могу лишь повиноваться ее приказам…».

Так продолжалось до тех пор, пока чудовищная трагедия не положила конец и сериалу, и партнерству Винкельмана и Шнайдера… по крайней мере, на время.

В декабре 1923 года Винкельман уехал по делам во Франкфурт, оставив с женой полуторагодовалого сына. Экономка тоже уехала навестить сестру. Согласно показаниям, взятым полицией у пораженной ужасом Греты, она занималась в спальне любовью со Шнайдером, когда услышала громкий стук в детской. Их сын выбрался из колыбельки и сломал себе шею. Естественно, разразился громкий скандал, и никто не удивился, когда Грета однажды исчезла, возможно, чтобы начать новую жизнь под чужим именем. Шнайдер же вскоре эмигрировал в Америку, где его следы затерялись.

Несмотря на чудовищную личную трагедию, Винкельман держался как мог. Хотя он был примерным отцом — насколько позволяла работа, — он перенес свое горе с достоинством, даже основал собственную киностудию несколько месяцев спустя. Студия Винкельмана была поначалу довольно успешной, там снимались пусть и не выдающиеся, но доходные фильмы. Через несколько лет после смерти сына начали ходить странные слухи — будто бы Винкельман поувольнял почти весь персонал и бродит по опустевшему, полузаброшенному Фильмштадту.

За полгода до смерти он дал интервью газете «Фоссише цайтунг», в котором заявил, что полностью простил Шнайдера, мало того — переписывается с ним и готовится снять новый фильм. К удивлению, а потом и разочарованию публики, последний эпизод саги о лорде Листере, озаглавленный «Listers Rache» («Месть Листера»), вышел на экраны в 1927 году.

«Месть Листера» показывали в весьма немногих кинотеатрах, а потом и вовсе сняли с проката. Фильм длиной всего 40 минут был насыщен причудливым экспрессионизмом куда больше, чем любая из предыдущих серий — и был куда как страшнее. Отзывы современников (возможно, преувеличенные) сообщают об обмороках, инфарктах и т. п. на предварительных показах. Согласно газетным статьям, фильм начинается с надписи, гласящей, что детектив Бакстер потерял работу в Скотланд-Ярде и его бросила жена. Бакстер сидит в грязной, заваленной барахлом квартире за письменном столом; другой мебели нет. Он пишет записку, текст которой нам не видно, и все время плачет. Его окружают пустые пивные бутылки, у него запущенный и неопрятный вид. Сцена с плачем затягивается до неудобности долго, после чего Бакстер выходит из квартиры и бродит по улицам Лондона. Город представлен в виде серии безумных картин-декораций в духе «Кабинета доктора Калигари» под невозможными углами, не существующими в реальности. На заднем плане различимы жуткие образы: повешенные, изуродованные лица, плач и т. п.

Бакстер наконец оказывается посреди высокого моста и разглядывает быструю реку и острые скалы. Ясно, что он думает о самоубийстве. Внезапно на другом конце моста появляется темный силуэт — это Листер в маске и плаще палача. Листер кричит: «Прыгай!» (с помощью надписи, разумеется). Бакстер, на минуту растерявшись, собирается с силами и гонится за врагом. После короткой сцены погони Листер прыгает в огромную яму, а за ним и Бакстер. В следующей сцене сыщик оказывается в огромной пещере — возможно, в логове преступного гения. Видно, что в пещере полно мебели: обеденный стол со стульями, гарбероб, рукомойник, даже книжная полка. Бакстер подходит к столу и видит, к своему ужасу, что вся мебель сделана из человеческих костей. Посреди пещеры — огромная куча частей человеческого тела, сваленных наподобие компоста. Бакстер дрожит от ужаса и пытается бежать обратно к выходу из пещеры, но поздно — Листер вместе с двумя подручными в масках быстро приближается, держа в руках топор. Мы видим, как их тени на стене надвигаются на сыщика и полностью его затмевают.

Сцена снова сменяется. Сыщик Бакстер в каком-то сыром подземелье, его руки и ноги прикованы к стене. Он избит и истекает кровью. Открывается большая стальная дверь, входит Листер с двумя подручными в масках. Один из них тащит маленькую девочку лет десяти с повязкой на глазах. Листер «говорит» Бакстеру: «Сейчас ты воссоединишься с дочерью, как ты и хотел!». Двое громил в масках прижимают брыкающуюся девочку в земле, Листер откуда-то из-за пазухи достает мясницкий нож и спокойно, методично перерезает ей горло. Подручные сажают умирающую девочку напротив пораженного детектива Бакстера. Изо рта и горла у нее хлещет кровь, но она еще дышит. Листер командует: «Оставьте их!». Все трое уходят из комнаты, а Бакстер бессильно наблюдает за последними минутами дочери.

Надпись объявляет, что прошло три недели. Бакстер все еще прикован там, где Листер его оставил. Его одежда порвана, у его затравленный, измученный вид. Рядом с ним лежит почерневший и раздувшийся труп дочери. Железная дверь медленно открывается, входит Листер, снова с двумя подручными. У него в руках мешок. Подручные снимают с Бакстера оковы; он пытается задушить Листера, но настолько ослаб, что его с легкостью оттаскивают. Лорд Листер достает из мешка человеческую голову с длинными волосами, с которой льется кровь. «Целуй свою жену!» — «восклицает» Листер. Бакстер в ужасе отказывается, но громилы скручивают его. Листер прижимает отрубленную голову к губам сопротивляющегося Бакстера. Затем сыщика снова заковывают и избивают утыканными гвоздями деревянными досками, а Листер за этим наблюдает. Лорд Листер дает знак прекратить избиение; умирающий Бакстер, лежащий в луже крови, моляще смотрит на своего мучителя. «Теперь ты понял, почему тебе ни за что не поймать меня? Почему ты не мог победить?» — говорит Листер. Затем он начинает снимать с себя маску палача и поворачивается лицом прямо к камере. Теперь мы впервые видим его настоящее лицо — точнее, его место, ибо лица как такового у Листера нет. Только гладкая плоть, на которой нет никаких человеческих черт, кроме черного провала рта. «Я — Утрата», — «говорит» он, приближаясь к камере, как будто пытаясь прорвать экран. Челюсть лорда Листера распахивается все шире и шире, гораздо шире, чем это физически возможно; она свешивается чуть ли не до пояса, как будто грозя поглотить зрителей и весь мир. На этом кадре фильм внезапно прерывается.

Как уже говорилось, «Месть Листера» потерпела сокрушительный провал на предварительных показах и вскоре была изъята из кинотеатров. Фильм оказался «чересчур» даже для любителей эстетизированного насилия, сделавших Винкельмана богачом. Зрителям кровавые спецэффекта фильма показались до жути правдоподобными — настолько, что многие заподозрили, что это и не спецэффекты вовсе. Был выписан ордер на арест Винкельмана. Пока полиция безуспешно обыскивала в поисках Винкельмана его дом, на киностудии разразился пожар. Труп Винкельмана, извлеченный из-под обгорелых развалин Фильмштадта, был опознан по отпечаткам пальцев. Хотя его одежда частично сгорела, удалось установить, что он был одет в черное.

Тела Олафа Шнайдера, его десятилетней дочери и его бывшей возлюбленной Греты Винкельман так и не были найдены.

Как и большая часть фильмов Винкельмана, «Месть Листера» исчезла почти бесследно. Часть копий сгорела при пожарах (к сожалению, весьма частых — на заре кинематографа использовалась легко воспламеняющаяся пленка), другие были целенаправленно уничтожены. В книге Христиана Эйхгейма «Современные городские легенды времен немого кино» содержатся вполне апокрифические сведения о вновь найденной копии «Мести Листера», которые все же уместно здесь привести. Согласно этой истории, австрийский режиссер Петер Фляйшер купил копию «Мести» на аукционе. Посмотрев фильм на своем частном проекторе, он начал испытывать головные боли, тошноту и галлюцинации. Он утверждал, что краешком глаза видел фигуру в черном плаще, но стоило повернуть голову, как она исчезала. Каждый раз она подбиралась все ближе и ближе. Наконец Фляйшер стал страдать от бессонницы — фигура стояла у него над кроватью по ночам и исчезала при включенном свете. После нескольких недель агонии Фляйшер сжег пленку в камине. Галлюцинации прекратились, но в трубе стоял необъяснимый запах горелого мяса.

В той же книге содержится довольно странная городская легенда о проклятии, якобы висевшем над жизнью Кая Винкельмана. Согласно ей, в Первую мировую на русском фронте умирающий военнопленный цыганского происхождения, захваченный во время особо кровавого боя, «сглазил» молодого лейтенанта. «Смерти, которые ты причинил, будут следовать за тобой словно облако», — таковы были его последние слова, как утверждает книга. Может, это и была «темная Муза» из писем Винкельмана? Также следует упомянуть, что в блокноте, которым он пользовался в госпитале ветеранов, были рисунки безликой фигуры в плаще.

Неважно, что вы думаете о сверхъестественном. Просто спросите себя: кто более реален — Гамлет или Шекспир, Оливер Твист или Диккенс, Чарльз Фостер Кейн или Орсон Уэллс? В некоторых персонажах больше жизни, чем во мне с вами.
♦ одобрил friday13
Первоисточник: creepypastaru.blogspot.ru

Всем известно, что если достаточно долго бродить по Интернету, то можно найти весьма нездоровые вещи. Особенно, когда намеренно лазаешь по «тёмным уголкам Сети». Мне приходилось видеть многие вещи, в просмотре которых я бы не хотел признаться, но больше всего мне запомнился сайт под названием «NormalPornForNormalPeople.com».

Первой странностью было то, что я вовсе не искал этот сайт. Ссылку на него мне прислали в спаме по электронной почте. Письмо выглядело так:

------

Привет

нашёл этот сайт очень интересно думал тебе понравится

normalpornfornormalpeople.com

расскажи другим во имя блага человечества

------

Это было стандартное «письмо счастья», но ссылка и последняя ремарка сумели пробудить во мне любопытство. В тот день мне было скучно, и, убедившись, что мой антивирус включен, я нажал на ссылку.

Это был обычный посредственно выглядящий сайт. У меня сложилось впечатление, что его создателям было всё равно, насколько профессионально он выглядит. На первой странице был длинный, скучный и бессвязный текст, автор которого явно не слишком хорошо владел английским. Этот текст я не скопировал и не запомнил.

У сайта был странный девиз: «Нормальное порно для нормальных людей. Сайт, посвящённый уничтожению ненормальной сексуальности». Исходя их этой фразы, нельзя было понять, предназначался ли сайт для просмотра порнографии или для участия в какой-то программе по евгенике. Но раз уж я на него зашёл, было любопытно посмотреть, чем любуются «нормальные люди». Я прокрутил страницу вниз, но там ничего не было. На странице не было никаких ссылок, и я уже собирался покинуть сайт, но тут заметил, что каждое слово в тексте представляет собой скрытую гиперссылку. Я нажал на одну из них и оказался на белой странице с длинным списком ссылок. Тут я остановился на минуту и задался вопросом, хочу ли я тратить бог знает сколько времени на открывание каких-то ссылок, которые могли заразить мой компьютер вирусом. В итоге я решил открыть всего пару ссылок, чтобы посмотреть, что там. Я кликнул одну из ссылок и попал на новую страницу с таким же длинным списком ссылок, как и на предыдущей.

Я хотел уже сказать: «Ну его к чёрту», — но когда я нажал на одну из ссылок, появилось видео. Оно называлось «Арахис». Это был 30-минутное видео о мужчине, женщине и собаке на кухне. Женщина делала бутерброд с арахисовым маслом, а мужчина отдавал его собаке. Так длились все 30 минут. Время от времени было видно, что оператору приходилось прекращать съемку и ждать, пока собака буде снова готова есть. Под конец её уже явно тошнило.

Я знаю, что вы думаете: «Ну, и какое это имеет отношение к порно?». Я и сам не представляю. Я просмотрел пару десятков видео, и в большинстве из них никакого секса не было. Мне это надоело, и я закрыл вкладку браузера.

Через пару дней я зашёл на один сайт, где я часто играю в онлайн-игры и болтаю в чате с другими посетителями. Там я заметил, что какой-то человек, который получил такое же «письмо счастья», как и я, уже создал ветку обсуждения на эту тему. На форуме было полно людей, которым было больше нечем заняться, кроме как получше изучить этот сайт. Благодаря им я и увидел остальные видео. Большинство из них не были богаты событиями — на них были только люди, говорившие с оператором в какой-то комнате, где ничего не было, кроме стола и пары стульев. Не было не мебели, ни обоев. Сама комната выглядела холодно и безжизненно. Разговоры были просто пустой болтовней о предыдущих работах и позорных моментах из детства. Я ожидал, что скажут хоть что-то о том, где находится эта комната и какое отношение все это имеет к сайту, но тщетно. Если смотреть эти видео вне контекста, то ни за что не догадаешься, что они как-то связаны с порнографией. Хотя, сказать по правде, люди, которые появлялись в этих видео, были весьма привлекательны.

Впрочем, на некоторых видео было содержание, которое, как я понимаю, можно назвать «сексуальным». Именно здесь все стало еще более странным. Ниже я дам краткие описания этих странных видео.

------

«LICKEDCLEAN.AVI»

10-минутное видео, снятое скрытой камерой. Мы видим рабочего, который две минуты ремонтирует стиральную машину. Закончив работу, он говорит с её владельцем и уходит. Убедившись, что рабочий ушел, владелец принимается облизывать стиральную машину. Это продолжается все оставшиеся 7 минут.

«JIMBO.AVI»

5-минутное видео про ожиревшего мима, выполняющего свое выступление. Это было и в самом деле смешно, особенно момент, когда он притворяется, что сел на стул, а тот сломался под тяжестью его веса. В последние 30 секунд на видео появляются помехи, потом нам снова показывают того же мима, который смотрит в камеру и тихо всхлипывает.

«DIANA.AVI»

4-минутное видео, на котором оператор говорит с женщиной в какой-то комнате, но не в комнате для интервью. Это обычная комната — все, как у нормальных людей. Где они находятся, не сказано. Диана говорит только о своей игре на скрипке. Потом она играет на скрипке, но её всё время что-то отвлекает.

Я сам этого не заметил, пока кто-то на форуме не сказал, что если присмотреться к зеркалу на заднем плане, то можно увидеть мастурбирующего толстяка в маске цыпленка.

«JESSICA.AVI»

4-минутное видео. На этот раз оператор стоит на улице и говорит с какой-то молодой женщиной. Они говорят о поездках на каноэ. Время от времени камера показывает городские улицы.

Никому на форуме не удалось опознать эту улицу. Были разные предположения, от Европы до Австралии и Филиппин, но никто так и не смог назвать город.

«TONGUETIED.AVI»

10-минутное видео. В течение первых пяти минут пожилая женщина целуется с манекеном. Видео обрывается так же, как это было в «JIMBO.AVI», после чего нам крупным планом показывают группу манекенов, сидящих кругом перед камерой. Свет потускнел, а пожилой женщины нигде нет. С этого момента на видео нет звука.

«STUMPS.AVI»

5-минутное видео, в котором безногий мужчина пытается танцевать брейк в комнате, похожей на кухню из самого первого видео, только намного грязнее. На заднем плане играет радио, но музыка прерывается, когда человек падает на пол от усталости. Он тяжело дышит и просит кого-то за кадром, чтобы ему дали отдохнуть. Человек за кадром злится и кричит на безногого, требуя, чтобы он продолжал. Тот выполняет приказ. Можно услышать, как человек за кадром орет, и видео резко обрывается.

«PRIVACY.AVI»

Женщина из видео про Диану мастурбирует на матрасе в комнате для интервью в то время, как человек из предыдущего видео ходит на руках в какой-то гоблинской маске. Дверь в этой комнате закрыта, как и на других видео, но потом её открывают. Свет освещает только комнату, а в коридоре темно. Ближе к концу видео можно увидеть какое-то животное, бегущее по коридору.

------

Последнее видео, которое мы нашли, называлось «Бесполезная» («USELESS.AVI»). В этом 18-минутном видео блондинка, которая появлялась в одном из интервью, привязана к матрасу в той самой пустой комнате. Она пытается кричать, но у нее заклеен рот. Через семь минут человек в черной маске открывает дверь, но не заходит. Он открывает её, чтобы внутрь могло забежать животное из «PRIVACY.AVI». Оказывается, что это шимпанзе, у которого вся шерсть наголо сбрита, а тело покрашено в красный цвет. Обезьяна выглядит голодной и измученной, на спине и плечах видны раны.

Когда шимпанзе входит в комнату, человек в маске закрывает за ним дверь. Шимпанзе нюхает воздух (возможно, он слеп) и обнаруживает связанную женщину. Тогда обезьяна приходит в бешенство и начинает её молотить. Это продолжается изнурительные семь минут, после чего женщина наконец умирает. Шимпанзе поедает плоть с её тела, и через 4 минуты видео прекращается.

После того, как было найдено это видео, на форуме закипела деятельность. Люди всю ночь обсуждали эту тему. Когда на следующий день я зашел на тот же форум, то обнаружил, что ветку удалили. Я попытался пересоздать её, но меня забанили. Я попытался связаться с электронной почтой, которая была указана в том самом спаме в качестве обратного адреса, послал туда пять сообщений, но никто мне не ответил.

Я пытался обсудить этот сайт и в других местах, но меня часто банили. Сам сайт удалили через несколько дней после того, как было обнаружено видео про «бесполезную» — скорее всего, кто-то сообщил о нём властям.
♦ одобрил friday13
Гуляли с друзьями в лесу. Нашли на свою голову видеокассету, лежащую на земле. Нет, там не было страшной девки, которая пророчила смерть через семь дней или чего-то подобного. Я уломал друзей отдать эту кассету мне, принес домой. Мне было любопытно, что там, так как никаких пометок на ней не было. Вечером достал старый видеомагнитофон, вставил кассету, промотал на начало и начал смотреть. То, что я там увидел, запало мне в душу надолго. До сих пор мурашки идут.

Видео, датированное 94-м годом, длилось всего около семи минут, далее записи не было. Начиналось все с интервью. В плохо освещенной комнате женщина рассказывала следующее: «Это началось еще три-четыре недели назад. Я стала замечать, что мой сын не высыпается по ночам. Однажды... (долгая пауза) Я спросила его, что с ним происходит. Он сказал, что кто-то прилетает к нему по ночам. Он хочет поиграть. Егорка очень боялся его. Очень сильно. Иногда он мог прибежать ко мне среди ночи, заплакав, забиться под одеяло. Мы вместе возвращались в его комнату, но там никого не было, хотя мне было не по себе. На восьмой день я услышала странный шорох за окном. Но мы живем на пятом этаже! (тут ее голос сорвался на крик) Это было невозможно. Я вскочила на ноги (а вот тут она стала говорить почти шепотом) и подошла к окну. Шорох начал уползать. Я уже хотела ложиться, но внезапно жутко перепугалась: я услышала этот шорох за окном в соседней комнате. В комнате Егорки. Можно мне воды?». Тут видео обрезано.

Далее женщина снова появляется в кадре, но с другого ракурса. За окном идет дождь с грозой. Она продолжает повествование, однако складывается ощущение, что часть ее рассказа пропущена: «Он приходит все чаще (тихий всхлип). Я не знаю, чего он хочет. Егорка уже три дня не спал. Иногда он видит его, пролетающего в окне, но никто его не видит. Это все галлюцинации. Они мучают его. Нас. Признаться, мне и сейчас кажется, будто он следит за нами. Простите!». Интервью обрывается, в кадре появляется обрывок какого-то советского мультфильма, звук отсутствует. Далее — белый шум.

Я много раз пересматривал это видео и в каждый раз портил себе настроение надолго. Потом показал его другу, который, кстати, и нашел эту кассету. Он обратил внимание на одну деталь, которую не заметил я. Это вселило в меня животный ужас. На словах женщины: «Они мучают его...» — за окном сверкает молния. Поставив на паузу, я поймал тот самый кадр с ударом молнии. В окне четко просматривался темный силуэт, хотя оно было занавешено. Силуэт занимал больше половины окна и напоминал человеческую фигуру. Воображение быстро дорисовало образ, и больше эту кассету я не включал. Боялся, хотя чего — сам не знаю.
♦ одобрил friday13
Эта история началась тогда, когда ещё были в моде видеомагнитофоны. Потом мода постепенно сошла на нет, а «видики», особенно пишущие, у многих стали необходимым бытовым предметом. На видеокассеты обычно скидывали недосмотренные интересные передачи, серии мыльных опер, фильмы с телевизора. Ещё на этих кассетах можно было увидеть самодельные фильмы, снятые на видеокамеру. Некоторые баловались самодеятельной порнографией в стиле «а вы знаете, что я и моя подружка вытворяли в постели этим летом?». Да не суть важно. Всё это записывалось и перезаписывалось до тех пор, пока кассета не начинала барахлить.

Однажды такая кассета попала в руки мне. Обещали самопальное порно, но, включив магнитофон, я с разочарованием увидел очередной компот из полустёртых передач, сериалов, фильмов. Кассета была в ужасном состоянии. Изображение постоянно дёргалось, прерывалось помехами — «снегом» или цветными рваными полосами. Я честно досмотрел этот «компот» до конца, перематывая. Хорошо, что кассета была полуторачасовой, я, пока смотрел, иззевался весь. Никакого порно там, конечно, не оказалось. Зато там был эпизод, наверное, из какой-то передачи, который привлёк моё внимание.

Это была статичная картинка среди общей мешанины. Показывали обычную комнату в «советском» стиле. Диван, ковры на заднем плане, какая-то старая мебель. Ничего странного. Кроме того, кто сидел на диване. Необычное существо. Белокожее, бесполое, никакой одежды на нём не было. А ещё у существа был широко открыт рот, будто оно кричит. Эта картинка застывала на экране всего несколько секунд, потом на неё наползали другие кадры из уже знакомого фильма.

Я попробовал отмотать момент назад, чтобы лучше рассмотреть, но мне не удавалось ухватить — даже на покадровом просмотре всё ускользало. Когда нажимал паузу, картинка уже исчезала, и на стоп-кадре был эпизод фильма или просто чёрный экран — пустота между записями.

Измученный любопытством, я позвонил другу и сказал, что никакого порно на кассете нет, зато есть что-то странное. Так что пусть оторвёт зад от стула и бегом ко мне.

Но где не получилось у одного, не получилось и у двоих. Когда ко мне пришла одногруппница, мы всё ещё пытались уловить кадр, но всё никак.

Не рассказывать же ей о неудачном просмотре «клубнички»? И мой друг честно сказал, что на кассете мы случайно обнаружили какой-то ужасный кадр, теперь пытаемся его поймать. Сначала девушка испугалась и захотела уйти, но любопытство оказалось сильнее. И мы уже втроём занялись «отловом пришельца». Веселились на всю катушку, помнится. Неожиданно мне удалось чётко зафиксировать кадр с существом. Мы все уставились на него.

Почти белая, с едва серым оттенком, тварь пялилась на нас с экрана. Без сомнения, она была живая: дышала и изредка моргала. Её беззубый рот, который, в общем, и привлёк внимание, был открыт. Длинные пальцы судорожно стиснули плед на диване.

Изображение подрагивало, мерцало, отчего казалось, что существо шевелится и пытается нам что-то сказать.

— Может, это какая-то секс-кукла? — неуверенно предположил друг.

— А ты бы стал с этим развлекаться? — парировал я.

Друг передёрнул плечами. И мы снова уткнулись в экран, пытаясь понять, что же это такое, чёрт возьми. Самое жуткое было в том, что необычная тварь сидела на диване с пледом в совершенно обычной квартире с коврами. Существо контрастировало с общей остановкой так сильно, что этот контраст заставил нас занервничать ещё больше.

— Господи! — заорала одногруппница. — Да оно же на нас смотрит!

Тварь действительно на нас смотрела в упор тёмными мутными глазами. Рот искривился, будто она хотело что-то нам сказать, но не могла, потому что не было языка, и зубов тоже не было. Тёмный провал рта был словно вход в ад.

— Да выключите вы это! — снова закричала одногруппница, сорвалась и убежала, оставив нас наедине с молча кричащей тварью.

Трясущимися руками я потянулся к пульту и выключил магнитофон.

— Кто тебе это дал? — я чуть с кулаками на друга не накинулся. — Клубничка, блин! Какие-то извращенцы!

Он пожал плечами.

— Давно было. В киоске дали. Я брал последнюю серию «Чужого», а эта как-то случайно в пакете оказалась. Там наклейка, ты же видел — «любительское видео». Я решил, что мне сунули порнуху, хотел посмотреть, отвлёкся, забыл и в киоск обратно не отнёс. Тебе вот потом отдал. Слушай, я был уверен, что это клубничка! Да выбрось ты её!

Мы сломали кассету, даже плёнку порвали, выбросили всё на помойку и забыли на время об этом случае.

* * *

На смену пишущим видеомагнитофонам пришли пишущие DVD-плееры. Не нужны уже были громоздкие кассеты, на диски ведь можно больше записать. Диск вообще можно было воспроизвести на компьютере, и телевизор не нужен.

Менялось время, менялись и мы. Друг увлёкся наркотиками и скончался от передозировки. На бывшую одногруппницу внезапно свалилось огромное наследство, буквально из ниоткуда, от дядюшки, которого она никогда не знала и никогда раньше о нём не слышала. Ей было всё равно на покойного, она забрала причитающееся и уехала из страны. Моя жизнь после университета постепенно превратилась в скучное болото: работа — дом, дом — работа. Ни настоящих друзей и любви, ни больших денег, ни великих свершений. В общем, так живёт много людей сейчас, и я особо не переживал. Жил себе да жил.

Компакт-диски тоже уходили в прошлое. И я решил выбросить накопленную коллекцию. Зачем-то взялся перебирать диски. Наткнулся на один — «Verbatim», на котором была полустёртая надпись чёрным маркером — «любительское видео». Я такого не помнил. Поставил диск в дисковод, стал проигрывать. И обомлел.

Сначала были куски старых телевизионных передач и ушедших в прошлое сериалов, а потом с экрана на меня уставилось бледное существо с открытым ртом. Сидящее на пледе. В квартире с коврами. Изображение дёргалось и покрывалось помехами, будто я смотрел старую видеокассету.

В панике я вытащил диск, выбросил его с балкона.

Я смотрел, как сверкает блестящая поверхность на солнце. Диск мирно покоился на зелёной травке. Всё казалось таким мирным и спокойным. Солнце светит, птички чирикают, дети смеются, а тварь осталась замурованной в диске, туда ей и дорога. Хотя за бортом было не меньше плюс тридцати, я ощущал лютый мороз. Руки дрожали, я покрылся холодной испариной, пришлось отпаивать себя горячим кофе.

Я тогда ещё подумал, что неправ — диск надо было сломать и выбросить подальше, вдруг кто подберёт… Но мне, честное слово, не хватило смелости. Да и кассету мы в тот раз уничтожили, а запись почему-то цела и невредима.

Через неделю мне пришло сообщение в «Моём мире» на Mail.Ru. Знаете, в этих социальных сетях спам иногда получаешь от друзей. И зачастую спам называется «Письмо счастья». Далёкие виртуальные друзья хотят поделиться с тобой счастьем хоть так. Мол, ты им не безразличен, вот, прочитай и разошли письмо, вдруг поможет. Алла Пугачёва прочитала это письмо, и теперь у неё Максим Галкин. А мог бы и Боря Моисеев.

«Друга» я не помнил. Просто ради игр в «Мире» френдил тех, кто стучится. Вот такая социальная сеть игроманов.

Письмо состояло из одного слова: «Благодарю» — и ссылки ниже. До сих пор не могу понять, зачем я по ней кликнул. Может, попутало любопытство — за что же меня благодарят? Я никому таких писем не высылал.

По ссылке открылся сайт с видеороликом. Над роликом написали предупреждение.

«ВНИМАНИЕ!

СЧИТАЕМ НЕОБХОДИМЫМ ВАС ПРЕДУПРЕДИТЬ. ПРЕЖДЕ ЧЕМ ВЫ ПОСМОТРИТЕ ЗАПИСЬ НИЖЕ, ВЫ ДОЛЖНЫ ПОМНИТЬ, ЧТО ПОСЛЕ ПРОСМОТРА ВАША ЖИЗНЬ ИЗМЕНИТСЯ НАВСЕГДА. ИЗМЕНЕНИЯ БУДУТ ПОСТЕПЕННЫМИ, НО ВЫ ИХ ПОЧУВСТВУЕТЕ. ВОЗМОЖНО, ВАС ОЖИДАЕТ НЕВЕРОЯТНАЯ УДАЧА. А ВОЗМОЖНО, ВАША ЖИЗНЬ ПРЕВРАТИТСЯ В АД. НИКТО ИЗ ПРОСМОТРЕВШИХ ЭТОТ РОЛИК НЕ УМЕР, НЕ ИСЧЕЗ, НЕ ЛИШИЛ СЕБЯ ЗРЕНИЯ, НО ЖИЗНЬ ДЕВЯНОСТА ДЕВЯТИ ЧЕЛОВЕК ИЗ СТА ИЗМЕНИЛАСЬ НЕ В ЛУЧШУЮ СТОРОНУ. И ТОЛЬКО У ОДНОГО СЛУЧИЛОСЬ КРУПНОЕ ВЕЗЕНИЕ.

НИКТО НЕ ЗНАЕТ, В КАКУЮ ГРУППУ ЛЮДЕЙ ВЫ ВХОДИТЕ. МОЖЕТ, ВЫ ОДИН ИЗ ДЕВЯНОСТА ДЕВЯТИ НЕСЧАСТНЫХ, А, МОЖЕТ, И ЕСТЬ ТОТ САМЫЙ СЧАСТЛИВЧИК».

Никогда не считал себя везунчиком, но тут рука будто сама собой потянулась к застывшей на мониторе огромной кнопке «PLAY».

Замелькали знакомые обрывки старых передач и сериалов, на экране возникла белокожая кричащая тварь на диване с пледом. Ролик замер. Появилась надпись: «Продолжить? Да/Нет».

Я в страхе отдёрнул руку.

Вспомнил друга, умершего от передозировки, и счастливую богатую одногруппницу. Я не знал, в какую группу вхожу.

Я не стал рисковать своей унылой жизнью.

А вы бы рискнули?
♦ одобрил friday13