Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ОФИСЕ»

10 марта 2013 г.
Автор: LPS SJ P-Y

Эта история произошла на самом деле и продолжается до сегодняшнего дня. Да-да — именно до сегодняшнего. Сегодня по календарю 8 марта 2013 года, а началось все примерно месяца два назад — в январе.

Я работаю на производстве. Не буду уточнять, на каком, могу сказать только, что это связано с оружием, и что производственный бокс находится на окраине города рядом с лесом. Так вот, у нас есть такой рабочий момент, что наш коллектив по очереди остается на ночь топить котел, дабы вся система отопления зимой не промерзла. Ну и, чтобы время не терять, заодно работаем и охраняем наш цех.

И вот пошёл я работать в ночь с 3-го на 4-го января. Пришел, налил чаю (не могу без чая работать), поработал где-то с семи до одиннадцати часов вечера, а потом позвонила моя девушка — я обычно с ней разговариваю часов до трёх ночи, а потом слежу за котлом и работаю дальше. Начали болтать, как обычно, я сидел на кресле — и вдруг слышу, что начал работать дверной звонок в соседнем боксе. Дело в том, что рядом с нашим цехом находится еще одна фирма, но начальник у них тот же, что у нас, и его личный офис находится в нашем боксе, но он всегда заперт.

Так вот, начал работать звонок, а звонок там дистанционный, дешевый, на батарейках. Мелодия звонка такая, как на вокзале или в метро, что-то вроде той, что сопровождает объявление: «Осторожно, двери закрываются». Батарейки уже сели, и поэтому звучал звонок протяжно и заунывно. Я особо не обратил на это внимание — пусть звонят, это не ко мне. Подруга спросила, что у меня происходит. Я ответил, что кто-то в соседний бокс звонит — а звонили так, будто звонок зажали и не отпускали, и продолжалось это минут пятнадцать. Потом все прекратилось. Я успокоился и начал дальше говорить со своей родной.

Закончив разговаривать, я поработал и сел в кресло отдохнуть. Слышу — опять начали звонить. Жду, когда успокоятся, но нет — прошло минут пятнадцать, а ночной посетитель все звонит и звонит. «Странно», — подумал я, и тут же звонок прекратил работать. Если честно, то мне было страшно — горит одинокий фонарь над боксом, а вокруг темный лес. Я не из робкого десятка, но в тот день почему-то побаивался выйти на улицу.

Вдруг слышу — в наши ворота стучат. А у нас вход в бокс — это огромные ворота, в них маленькая дверь для того, чтобы люди входили (такие обычно на гаражах стоят, а у нас в цеху). Стучат так тихонько, будто осторожно, как будто боятся спугнуть. Наш персонал, состоящий из мужиков, обычно долбится так, что чуть ворота не выламывают, а тут так совсем тихонько постучали — но я услышал. Подхожу к воротам и говорю:

— Кто там?

В ответ тишина. Я повторил вопрос, только голос погрубее сделал, басовитее:

— Кто там?!

Опять тишина. Ухом прислонился к щели, но не услышал ни шагов, ни дыхания. Думаю, что это странно как-то — ведь стук-то продолжается. И вдруг я услышал, как прямо по тому месту, куда я прижался ухом, по железным вратам провели чем-то острым. Звук был такой, как в «Кошмаре на улице Вязов», где Фредди Крюгер всех перчаткой с ножами пугает.

И вот тогда я действительно испугался. Начал себя успокаивать, что я окружен бетоном и железом, и никто ко мне не подберется. Но страх всё равно был жутким, и я ощутил, что он на самом деле бывает липким — меня будто желе обмазали, и оно по мне медленно стекало.

Часам к семи утра все прекратилось, стучаться перестли. Я рассказал эту историю начальнику и коллективу. Начальник посмотрел записи камер наблюдения, но никого снаружи не было — ни машин, ни людей. Зато остались следы у ворот — такие, что хоть в аквалангисты топай или зимой без лыж катайся. У наших сотрудников ни у кого такого размера ноги нет.

После этого я дежурил еще три ночи, и каждый раз одно и то же. Мне не нравится, что этот «кто-то» ни к кому, кроме меня, не приходит: ни у одного человека из нашего коллектива не было ни звонков в дверь, ни стука в ворота, ни следов. И меня это просто убивает.

Сейчас время 23 часа 57 минут. А звонок уже звенит. И, если честно, то я боюсь еще одного: вдруг этот «кто-то» или «что-то», когда я в очередной раз спрошу, кто находится за воротами, ответит мне?..
♦ одобрил friday13
2 февраля 2013 г.
История эта случилась года четыре назад или даже чуть больше, и вспомнила я о ней совершенно случайно. Сейчас расскажу, почему.

Я тогда работала секретарем в офисе одной известной международной компании. Работа была очень насыщенная, трудная, но интересная. Смена секретаря начиналась в восемь утра, заканчивалась в восемь вечера. Нужно было отвечать на звонки, сортировать почту и посылки, заказывать билеты и такси для сотрудников. Звучит просто, но на деле это постоянные звонки телефонов (более 350 звонков за смену), общение с иностранными коллегами на языке, который они считают английским, много бумажной работы. Проще говоря, посторонними делами там не позанимаешься.

Спокойно было только в районе восьми утра, когда я только приходила на работу. В это время в офисе, кроме меня, находился только охранник, несколько коллег, работающих с Дальним Востоком, и уборщица Галя. Раньше Галя приходила работать вечерами, но в то время многие сотрудники еще работали, ведь в Европе и Америке гораздо позже наступает вечер. Галю попросили приходить утром не потому, что всем было сложно поднять ноги, когда она моет пол, и не потому, что кого-то смущал вид ее рабочего халата, нет. Галя ужасно сквернословила.

Я по утрам часто наблюдала картину, как она перемещается по особняку с пылесосом, дергая его за собой и матеря на все лады. Как-то я пришла раньше и застала ее в прихожей. Галя пылесосила ковролин и не слышала меня.

— Вот паскуда, опять щетку сбрасывает! Да как же ты зае...л меня, урод! — она с ненавистью пнула агрегат, и тот выключился, — Ах ты, с-сука!

— Привет, Галь, — я протиснулась мимо нее к своему рабочему месту, — Что, не слушается он тебя?

— Не поверишь, Надюшка, он как будто издевается надо мной! — Галя села на банкетку и вытерла лоб. — Никогда я такого не встречала! Щетку сбрасывает, мешки рвет, цепляется за все углы, по ровному полу ехать не хочет, а потом вдруг как наедет прямо на ноги! Вот если б не знала, что это просто прибор, решила бы, что собака дурная, ей-богу!

— Наверное, неудачная модель, — посочувствовала я. — Скажи мне, кто в офисе?

— Директор здесь, бухгалтер, Наташа Рябова и Саня Бобров, кажется. Больше я не видела никого.

— Спасибо, — я отметила сотрудников в ежедневном списке и включила телефонные аппараты, один из которых тут же затрезвонил.

Я сняла трубку, а Галя уже проходила внутрь, пиная злосчастный пылесос перед собой; прежде чем скрыться в коридоре, она помахала мне. Было примерно без пяти минут восемь.

День прошел быстро, как и всегда. Беготни по этажам достаточно, и бумаг, и звонков — я обедать-то не всегда успевала. Как-то в очередной раз пробегая мимо курилки, я остановилась от оклика ассистентки директора, Ольги.

— Надя, скажи пожалуйста, Галя сегодня приходила?

— Да, приходила. Я видела ее утром. А что такое?

— Да что-то она у меня мусор не вынесла. Там посылки приходили, полное ведро упаковок.

— Забыла, наверное?

— Да, похоже. Ну ладно, беги.

Около шести часов вечера позвонил муж Гали, Егор. Оказывается, она не вернулась домой со второй работы, и когда Егор туда позвонил, ему сказали, что сегодня Галя не приходила. Он очень волновался. Когда Егор рассказывал это, я все пыталась вспомнить, когда ушла от нас Галя. Обычно уход и приход сотрудников фиксируется в списке, но уборщица, как и курьер и охранник, в число отмечающихся не входили. Могла я не заметить, как она вышла?.. После разговора с Егором я поставила телефоны на паузу и пошла по этажам. Может быть, Гале стало плохо, и она упала где-нибудь в подсобке? Или с ней случилось еще что-то неприятное и нужна помощь?

Первый этаж — бухгалтерия, кухня, столовая, конференц-зал, кабинет IT, два туалета, кладовка — пусто и убрано. Второй этаж — коридоры, кабинеты сотрудников, самая людная часть офиса — тоже ничего подозрительного. Мансарда — кабинеты наших «неформалов», общающихся с прессой и волонтерами, архитектор сайта, фотографы и прочие. Здесь было много стенных шкафов и кладовок, оставшихся после ремонта чердака, и чаще всего там лежали всякие вещи для презентаций, выездных мероприятий и прочий волшебный хлам. В подсобке с красной лампой, где фотографы проявляли пленки со старых камер, я нашла пылесос. Он стоял прямо посреди комнатушки, словно Галя забыла его убрать. Рядом лежала горка мусора, и когда я осветила ее фонарем, мне стало не по себе. Погнутые очки — очень похожие на те, что носила Галя, — грязный носовой платок, часы, одна сережка и пучок волос. Больше я ничего не нашла, да и милиция, появившись через пару дней, тоже. Нас всех допрашивали, меня особенно, потому что оказалось, что я общалась с Галей последняя. Никто ничего не имел против нее, работала она хорошо, не воровала. Не знаю, как закрывали ее дело, нам уже не сообщали, конечно.

Через пару недель взяли новую уборщицу, пожилую, Раису Сергеевну. Я помню, что вздрогнула, когда застала ее в коридоре с разъемом провода пылесоса в руке.

— Не включается что-то, — растерянно произнесла она. — Что за непослушная машина, все время у него что-то не так! — она укоризненно потыкала агрегат носком туфли.

Спустя пару месяцев я уволилась и про это не вспоминала очень долго, до сегодняшнего дня. А сегодня что-то ностальгия накрыла, зашла на сайт своей бывшей работы, а там в разделе вакансий было объявление: «Требуется уборщица».
♦ одобрил friday13
1 февраля 2013 г.
Работаю я в отделе мониторинга оборудования связи на объектах энергетики, работа посменная — и в ночь бывает, и в день. Все было как обычно — заступил на ночное дежурство, принял смену у товарища, спустился на третий этаж (мой кабинет на четвертом), поздоровался с дежурными из другого отдела, вернулся к себе и занялся привычными делами. Около 10 часов вечера подошел мой друг Денис — он тоже работает в этом отделе, только его смена на следующий день выпадала. Денис принес еды (я в спешке дома забыл) и отправился это все разогревать на третий этаж — там микроволновка стояла. Я продолжал своими делами заниматься.

Проходит минут пять, открывается дверь, заходит Дэн, но в руках нет ничего. Спрашиваю:

— Чего пустой-то, погрел?

— Что погрел?

— Ну, чего не разогрел-то ничего? Где еда? Микроволновка накрылась, что ли?

— А, точно, сейчас вернусь.

И уходит. Уже потом я понял, что вид у него отрешенный был какой-то, но значения в тот момент этому не придал — возился с оборудованием. Проходит еще минут десять. Дэн возвращается, уже с пакетом, довольный. Сидим, ужинаем, и я спрашиваю:

— Чего два раза-то ходил?

— Куда ходил?

— Ну, ты чего еду-то забыл — ходишь туда-сюда...

Вижу — на лице у него полное непонимание. Объяснил, что минут десять назад он с пустыми руками зашел и как-то по-дурацки разговаривал. А Дэн на меня смотрит и спрашивает:

— Прикалываешься, да? Не смешно! Я всё это время с дежурным болтал.

Честно говоря, стало жутковато. Решили проверить — запись с третьего этажа постоянно ведется, и доступ к системе у нас есть. Посмотрели — и правда, стоит он и с дежурным болтает как раз в то время, когда «это» ко мне приходило.

Я слышал, что увидеть своего двойника — к несчастьям, но последствий никаких пока не было. Очень странно это все — что это было, зачем приходило? Здание не старое, просто сдается под офис. В общем, просто запираем дверь теперь. На всякий случай.
♦ одобрил friday13
3 октября 2012 г.
Работаю уже пару месяцев в детском супермаркете (одежда, игрушки, питание...), и у нас в подсобке есть одна старая дверь. Она всегда была на ключ закрыта, да и еще ее стол подпирал. Я сначала не интересовался ею, мало ли что — старая забытая комната. Но когда я пару раз оставался на ночь и пил чай в подсобке, то начал слышать посторонние шумы, как будто кто-то крадется — этакие звуки маленьких шажков. Причем время от времени всё затихало минут на пять, а потом снова начиналось. У меня даже мысли не было о чем-то сверхъестественном. Думал, что это мыши, ну или дверь ведет в другую часть здания, а там люди живут. Но после трёх-четырёх ночных смен я услышал шепот. Сначала даже успокоился: раз шепот, значит, есть люди, а если есть люди, то не страшно. Но потом заметил, что шепот несмолкающий и жуткий, и ничего в нём не разобрать — какое-то бормотание. Из подсобки я в ту ночь ушёл и всю ночь просидел у дверей в магазин. Страшно было.

Как-то раз в очередную ночную смену мы вместе с местным работником, выпив пива для смелости, выбили дверь. А за ней была целая гора детских манекенов. Тут я едва не обделался, работник испугался не меньше меня. Закрыли дверь и оба быстро ушли поближе к двери выхода. Сидели там и всю ночь смотрели на дверь в подсобку. Нечего особенного больше не происходило, но время от времени скрипело что-то внутри.

Наутро я расспросил всех наших работников, и Света — кассирша местная — сказала, что эти шумы у них в порядке вещей, и все уже привыкли.
♦ одобрил friday13
12 сентября 2012 г.
Работаю я в ресторане, чаще всего в ночь. Работа несложная — либо на кухне готовить, либо в зале порядок наводить. В тот вечер, мы, как обычно, закрыли входные двери, чтобы сброд всякий не входил, и начали приводить зал в порядок. Столы вымыли, мусор собрали. В итоге я остался один мыть полы. Приглушил свет, мою… Уже добравшись задним ходом до служебного помещения, я поднял голову, чтобы полюбоваться своей работой, но тут заметил, что недалеко от входа пропустил парочку грязных следов. Вернулся и до блеска натер там пол.

Опять дошел спиной до СП, затер за собой следы. И снова (не знаю почему, по привычке, видно) поднял голову и увидел эти маленькие гадкие следы. Честно говоря, этот факт меня не удивил, потому что днем детишки там невесть что вытворяют — неудивительно, что от их маленьких ножек столько грязи.

Поменял воду и пошел на чистку. Вблизи маленьких следов было еще больше, но я с ними быстро управился. Довольный, я еще раз оглядел зал и заметил, как маленькие следяшки отходят от меня и идут в сторону другого выхода. Да-да, именно следы от маленьких детских ножек зашагали куда-то. Я не поверил и протер глаза. Следы остановились на полпути до выхода. Я подбежал к кассе и, беспорядочно тыкая пальцем то на дверь, то на следы, стал спрашивать, видели ли они это. Мне сказали, что видят, как плохо я вымыл пол.

Ситуация и забавная вышла, и странная. Я снова навел чистоту и присел отдохнуть. Через какое-то время меня выдернул из дремоты негромкий шлепок по стеклянной двери. Оказалось, на ней появилось большое жирное пятно на внутренней стороне на уровне моего живота. Пятно было будто от чьей-то руки — обычно такие появляются, когда дверь толкают, вместо того, что бы нормально открыть за ручку.

Списав всё на недосып, я пошел в комнату отдыха и до самого утра проспал на диванчике. В начале десяти часов утра я лениво сполз по лестнице и краем уха услышал от ночной уборщицы Наташки, как «нечто» ночью стучало по двери и каталось по полу.

Через несколько дней мои сомнения исчезли, когда прямо за рестораном в куче мусора нашли труп мальчика лет десяти с признаками насильственной смерти…
♦ одобрил friday13
9 июля 2012 г.
Я работаю диспетчером такси. Работа никаким боком не связана с мистикой, но вот наше помещение, так называемая «база», по рассказам моих коллег, так и кишит всякими духами и призраками. В самую мою первую смену я полночи слушала рассказы про старушку, которая приходит на базу, когда там очень тихо. Водитель, который мне это рассказывал, во всех подробностях описал, как она выглядит: «Маленькая такая, метра полтора, не больше, лица нет и волосы длинные, седые». Я от души посмеялась и заметила, что я допускаю существование призраков, но то, что рассказывает водитель, похоже на глупую шутку. Он ответил, что ночью я его еще вспомню, и посоветовал включать фоном либо телевизор, либо музыку, чтобы старушка слышала шум и не выходила.

Ночью я действительно его вспомнила. Мне было так жутко, что хоть сейчас все бросай и беги домой под безопасное одеяло. Рассказала про это другому водителю, тот посмеялся над мой доверчивостью и объяснил, что надо мной просто прикололись. Есть у водителей такая традиция — рассказывать эту милую байку всем новеньким диспетчерам. Ну, я и успокоилась.

Примерно год работали спокойно. Но пару недель назад в одной из квартир дома, где расположена наша база, нашли труп наркомана. От передозировки скончался. А квартира его была буквально с нами через стенку. Ну, нашли и нашли — в доме таких еще немало обитает. Но тут случилось самое интересное.

Сижу на работе, и тут на базу заходят мать с сыном. Сыну на вид года четыре. Просят машину. Отвечаю, что придется подождать, и предлагаю присесть. Сама же углубляюсь в бумаги. Мальчик прыгает по базе, потом вдруг подходит к матери и заявляет:

— Дядя...

— Какой дядя, это тетя, — поправляет женщина.

— Тетя, а за ней дядя! Вон стоит...

И вдруг как заревет — все бормочет, что дядя страшный, у дяди, мол, руки страшные. Мать схватила сына в охапку и вышла на улицу, на ходу извиняясь за него — «фантазия у него сильно уж развита». А у меня от всего этого волосы на голове дыбом встали.

Ночь прошла кошмарно. Я постоянно просила, чтобы кто-нибудь из водителей был на базе, оставаться одна отказывалась категорически. Они просто недоумевали над моим поведением, но объяснять я ничего не стала.

В субботу снова на смену. Придётся запастись валерьянкой и пустырником...
♦ одобрил friday13
На днях убедился, что чертовщина с человеком может случиться не только ночью, в темноте и на кладбище в глухой провинции.

Дело было так. В Москве между станциями «Аэропорт» и «Динамо», прямо на «Ленинградке», есть большой торговый центр «Авиасити». Там много офисов — я, к примеру, приехал печать, заказанную для редакции, забирать. Печать забрал, ну и приспичило мне по нужде. Надо сказать, что здание это я отлично знаю. Там сейчас вокзал только одно крыло занимает, а раньше там все было аэровокзалом. Поэтому сортир там до сих пор здоровенный, к тому же самого примитивного типа: в кабинке пара ступенек, и на этом «пьедестале» типичный русский туалет а-ля «дыра в полу». Находится все это на подземном этаже, так что у меня вообще есть подозрение, что большая часть посетителей об этом бесплатном сортире и не знает.

Зашел я туда в полном одиночестве, направился в кабинку. Закончил дела и, застегивая джинсы, поднялся во весь рост. Надо сказать, что только высокие люди могут в таких сортирах посмотреть поверх двери. К счастью (а может, наоборот, к беде), я как раз высокий.

Я увидел, что напротив меня в кабинке тоже стоит человек. Казалось бы, чего такого? Но мне сразу стало как-то не по себе. Потому что обычно, когда в подобных местах уединения случайно сталкиваешься с кем-то взглядом, сразу его отводишь. А этот смотрел прямо на меня, да так пристально, как будто ждал, когда я голову подниму. Дальше — больше. Видел я только верхнюю половину головы человека, и какая-то она была непропорционально маленькая для такого высокого роста. Ну и в целом, неприятно он как-то на меня смотрел, и глаза у него были странные, знаете, как нарисованные — слишком ровной формы, большие такие.

«Ну и чёрт с ним, — подумал я, — мало ли ненормальных, что он мне один сделает».

Но потом я осознал одну деталь, от которой меня мгновенно прошиб пот. Не мог никто зайти в кабинку напротив меня. Потому что они не работают. Каждая закрыта на замочек, а поверх еще лента оградительная повязана.

И тут посетитель туалета начал грызть дверцу своей кабинки. Это выглядело, как если бы кто-то повис на двери на одной верхней челюсти. Зубы у него были вполне обычные, человеческие, но легче от этого не становилось.

Я стоял, как вкопанный, и не знал, что делать. Выйти? Ну уж нет, знаю я такой поворот из ужастиков — спущусь по ступенькам, нарушу зрительный контакт, открою дверь, а оно уже прямо передо мной... Звать на помощь? Не услышит никто — я уже описал местоположение сортира. От моего дома до торгового центра минут двадцать пешком, живу с друзьями — может, им звонить, мол, Саня, я стою в сортире «Авиасити», в кабинке напротив странный человек грызет дверцу, приходи с топором?

Каюсь, грешен, я уже было выбрал последний вариант. Вот только телефон лежал в рюкзаке, а рюкзак — у самой двери. Получалось, так и так надо спускаться.

Я и спустился, взял рюкзак. И увидел в щели между дверцей и полом ноги. Обычные человеческие ноги, обутые, то ли женские, то ли вообще детские. А прямо над головой заскрипело что-то. Я поднял голову...

Господи, что это была за рожа! Не лицо, а маска из папье-маше. Полукруглая, слишком плоская для нормальной человеческой головы, волосы — как приклеенный парик, глаза-плошки и нос нарисованы, зубы разве что совсем как настоящие. И не отпускало мерзостное ощущение, что все это все равно живое.

Спасло меня то, что я русский, а не американец. У русского первая реакция на страшное существо — завопить и кинуть в него чем-нибудь. Я сматерился так, что поручик Ржевский оценил бы, и кинул в это лицо рюкзаком. Потом ударил по двери, даже не открыв, а снеся щеколду, вывалился наружу... и ничего. Тихо, пусто, рюкзак мой валяется. Обняв его, как младенца, я припустил наверх. Вылетел в мотосалон, напугал консультанта, убежал на улицу.

Что теперь делать, не знаю. Разумеется, родным и близким об этом случае не рассказал. Забыть тоже не выходит. В этот торговый центр многие мои знакомые ходят, кто за чем — подружки, например, в магазин тканей иногда. Думаю, понятно, что они мне скажут в ответ на предострежение «не ходите в сортир «Авиасити», там странное существо висит челюстью на дверях кабинок».

Можно, конечно, ничего не делать — в конце концов, вроде как никто не пострадал. Беда в том, что я не знаю, так ли это. Ко мне вот уже две ночи как вернулись кошмары раннего детства. В них я убегаю от довольно-таки противного на вид существа, которое выходит из стены, проступая, как рисунок. И дело там неизменно происходит в здании этого самого аэровокзала. В детстве я мог, проснувшись, с плачем побежать к маме, папе или бабушке с дедушкой. Но родители живут теперь на другом конце Москвы, бабушке с дедушкой — царствие небесное. Придется как-то самому. Знать бы еще, как...
♦ одобрил friday13
14 апреля 2012 г.
Месяца этак три назад работала я в эвакуационном отряде МЧС оперативной дежурной. Работа была неплохая, сутки через трое, только очень ответственная, и платили мало. Всё недолгое время, что я проработала там, наблюдался недостаток в водителях, и ночью со мной оставался только один водитель вместо положенных двух. Он постоянно был на выезде — соответственно, я оставалась одна. Благо со мной частенько находился кот Василий. Рабочее место моё находилось в комнатке без окон размером четыре на три метра, а комнатка эта, в свою очередь, располагалась под потолком огромного ангара. В нём стояли эвакуаторы — маленькие, чтобы вытаскивать и перевозить легковушки, и огромные, которых все называли «монстры». Помимо эвакуаторов, ближе к воротам стояли машины, которые привозили сюда из серьёзных учётных ДТП (это когда водитель попадает в больницу или погибает, а автомобиль забрать некому).

Однажды в ночь перед моим дежурством на стоянку привезли помятый трехдверный джип. Ну, привезли и привезли, частенько такое случалось — в общем, меня он не заинтересовал. День прошёл, как обычно, и ночью я опять осталась одна. За ночь в туалет, особенно когда не спишь и чай пьёшь, не один раз сходить хочется, а находится он тоже под потолком ангара, и проходить нужно по шаткому мостику, выходя из моей каморки. В очередной раз проходя по этому мостику в слабо освещённом ангаре, я мельком оглядела машины. И тут мой взгляд крепко зацепился за джип. На заднем сидении на боку лежала девушка — могу вспомнить очень отчётливо, как свет выхватывал тёмно-синие джинсы и часть тёмной ветровки.

Я начала судорожно соображать, как такое могло случиться. У нас бывали машины, полностью залитые кровью, но вот машина с трупом — это уже слишком. Я, не отрывая взгляда от девушки, медленно начала отступать обратно в каморку. Там я закрыла дверь на засов и растолкала кота Васю. Время шло, и потребности организма начали давать о себе знать ещё сильнее. Я взяла Васю в охапку и открыла засов. В джипе никого не было. От этого не стало легче — я буквально молниеносно сделала все свои дела и побежала обратно. Примерно через час того же захотел и кот, пришлось снова открыть дверь. Вася выскочил, спустился вниз и замер. Около минуты он просто смотрел на джип. Что он там видел, известно только ему, но рассказать он, к сожалению, не может.

Я кое-как дождалась возвращения водителя и ненавязчиво расспросила его — оказывается, в этом джипе с моста сорвались три девушки, все они были в состоянии алкогольного опьянения, и все погибли.

На следующее дежурство машина была там же. Я ещё побаивалась её, но потом джип забрал отец одной из девушек.
♦ одобрил friday13
26 марта 2012 г.
Я работаю в ночную смену. В нашем здании три этажа. На первом этаже никаких помещений нет, только лестница, наш отдел на втором, а на третьем расположено начальство. Третий этаж на ночь, как правило, запирается, и ключик хранится на втором этаже в шкафчике, то есть без нашего ведома (мы работаем по двое) на верхний этаж никто не попадет. Стоит отметить, что офис находится на территории завода, где практически нет людей — довольно далеко от населенных пунктов. Охраны у нас нет, и помещение очень большое. И получается, что ночью в здании находится только два человека. Это само по себе уже жутко, но наш случай особый.

У нас периодически происходят всякие странности. Например, слышны шаги на третьем этаже, хотя он заперт и ключ находится у нас, или что-то там падает и катается по полу. Или, бывает, в дверь кто-то стучит посреди ночи (у нас домофон стоит, а когда поднимаешь трубку и спрашиваешь кто там, то слышна только тишина). Еще бывает звук, как будто дверями кто-то хлопает или воду включает на нашем этаже. У нас постоянно текут потолки, хотя над тем местом, где появляется мокрое пятно, нет никаких источников воды. В общем, жуть просто, особенно когда в смене остаются только девушки.

А недавно завелась новая чертовщина. Начали появляться пятна непонятного происхождения (к слову сказать, у нас в офисе всегда очень чисто, уборщица у нас женщина строгая, и мы всем своим дружным составом стараемся ее не злить). Что самое странное, они всегда возникают в одном и том же месте — такая цепочка, ведущая из кухни до двери на лестницу.

Ну и еще по мелочи всякие непонятные явления имеют место: двери, которые открываются сами по себе, скрипы, шорохи и так далее. В итоге находиться здесь ночью очень страшно. Хорошо, что я через пару дней увольняюсь.
♦ одобрил friday13
В то время я была студенткой одного из московских университетов, и, естественно, как и многим учащимся, мне пришлось устраиваться на работу с целью дополнительного заработка. Недели три я искала работу по объявлениям и постоянно замечала, что в один престижный салон сотовой связи требуются девушки. Тогда я подумала, что наверняка там очень высокие критерии отбора, раз они не смогли никого подобрать почти за месяц. В конце июля 2007 года я все-таки решилась сходить туда на собеседование. Каково же было мое удивление, когда в отделе кадров мне сразу же предложили работу с недельным испытательным сроком. При этом начальница отдела сразу сказала: «Не пугайтесь, что бы ни произошло». Тогда я не придала этим словам значения, считала, что это моральная поддержка волнующемуся стажеру. Но как я ошибалась…

В первый же день меня ознакомили с режимом работы и моим рабочим местом. Работа была непыльная — я должна была приходить после обеда на подмену старшему оператору салона, оформлять номера, присматривать за витринами с сотовыми телефонами, принимать заявки от абонентов на решение технических вопросов. Сам салон был небольшим, всего три комнаты. Самая дальняя комната была складским помещением с единственной дверью и без окон. Вторая комната — основной операционный зал и третья комната — охранная.

Первую пару недель я работала вполне старательно и слаженно, думая, что мне повезло, как никому другому. Однако вскоре в здании начали происходить необъяснимые вещи. Приходя как-то на работу ранним утром (был выходной, и я не училась), я начала включать во всех комнатах свет и была немного удивлена тем, что дверь на склад была настежь открыта, в то время как я отчетливо помнила, что в предыдущий день перед уходом все закрыла.

Вскоре в салон повалили клиенты, и я думать забыла об этом инциденте. К обеду пришел абонент, которому требовалась замена сим-карты. Я сразу же отправилась на склад, чтобы взять дубликат пластика… и впала в ступор, когда увидела, что дверь сама передо мной захлопнулась. Сквозняк? Такого не могло быть. Я была напугана, но, преодолевая страх, всё-таки зачем-то вошла в комнату. И тут всё началось. Висящие на стенах баннеры с логотипом компаний начали раскачиваться, а рекламные листовки — вылетать из коробок, как под давлением гейзера. Я с криком выбежала в зал. Холод и ужас сковали тело. Вернувшись в помещение с охранником, я выглядела, как полная дура — в складской комнате стоял идеальный порядок, как ни в чем не бывало.

Прошла неделя, в течение которой мне пришлось испытать все издевки полтергейста. В последний день моей стажировки я протирала витрины перед уходом, когда на протертом стекле на глазах появился отпечаток ладони маленького ребенка. Я все быстро закрыла и ушла домой. Наутро потребовала объяснений от начальника, который прибыл сообщить о том, что по итогам испытательного срока они принимают меня на работу.

История, рассказанная им, меня очень удивила. Дело в том, что четыре года назад в здании салона связи находился салон игровых автоматов. В один из вечеров сюда пришел игрок со своим сыном — пропустить, так сказать, монетку. Фортуна улыбнулась ему, и он выиграл огромное количество обменных жетонов. Их было так много, что один из них выпал из подставки и закатился под игровой автомат. Восьмилетний сынишка полез доставать монетку и, видимо, нечаянно задел поддонные оголенные провода. Ребенок погиб.

Оставаться на рабочем месте мне уже не хотелось, и я отказалась от предложения начальства. Сегодня я работаю в другой компании, но каждое утро прохожу мимо этого салона. За три года в этом здании поменялось, на моей памяти, шесть организаций. Как там обстоят дела сейчас, я не знаю. Но то, что довелось испытать мне, я не забуду никогда.
♦ одобрил friday13