Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ЛЕСУ»

#39
24 сентября 2011 г.
Несколько месяцев назад моя подруга, фотограф до самых кончиков крашеных волос, решила провести день и ночь в одиночестве в глухом лесу. Она хотела собрать для своего портфолио настоящие фотографии леса и зверей. Было это не в первый раз, так что она не боялась.

Разбив палатку посреди небольшой опушки, весь день она провела, мотаясь по лесу с камерой в руках. Утром она вернулась в город, довольная собой. За свое маленькое приключение она нащелкала немало кадров, но кое-что на этих снимках было не то. То, что она увидела, лишило ее сна, провело по нескольким психиатрам и внесло в пищевой рацион несколько видов таблеток.

Снимки вышли отличные, за исключением последнего кадра. На этом кадре была она, спящая в своей палатке во мраке ночи.
♦ одобрил friday13
#31
22 сентября 2011 г.
Некоторое время я увлекался посещением различных заброшенных зданий либо простых недостроев. Не знаю, чем привлекало; наверное, самой атмосферой внутри таких сооружений, спокойствием, что ли. Это сложно описать.

В этот раз, узнав про недострой непонятного назначения, мы с другом отправились за городскую черту. Свернув на лесную, практически неразличимую, дорогу, ехали мы около получаса, пока перед нами не проявился проржавевший сетчатый забор и ворота, поваленные на землю. Въехали на территорию. Я заглушил мотор, мы вышли из машины. Было холодное и пасмурное осеннее утро, ещё стоял туман, который глушил все звуки. Короче, погода не самая приятная . Обычная двухэтажная бетонная коробка в такую погоду и в таком месте производила довольно жуткое впечатление. Одевшись в старые шмотки, которые не жалко вымазать или порвать, и захватив фонари, мы вошли в здание.

Сначала решили пройтись по этажам и, при возможности, выйти на крышу. Ничего особенного — если бы не лес, гнетущая погода и звуки упавших на бетонный пол капель, в которых мерещилось неизвестно что, то недостроенный промышленный объект не вызывал бы никаких эмоций. А так… Ничто не намекало на назначение постройки, непривычно чистые стены, не загаженные надписями школьников, и отсутствие пустых пивных бутылок и окурков под ногами. Побродив по этажам, решили спуститься в подвал.

Странно было то, что подвал был не затоплен, вроде бы за столько лет дожди должны были основательно всё подтопить. Возможно, подвалы были очень глубоки и вся вода скапливалась внизу, мы этого всё равно не узнали. Под землёй ощущение того, что тут ещё кто-то есть, усилилось (это ощущение неизбежно появляется у меня в подобных покинутых зданиях). Коридоры подвала были довольно сильно запутаны и шли дальше здания, забираться далеко мы не рисковали, спускаться глубже тоже желания особого не было.

Мы остановились поговорить, сошлись на мнении, что пора бы возвращаться домой, ничего интересного тут вроде как нет. И вот, поворачиваясь, лучом фонаря я «зацепил» дальний проём коридора. За те пару секунд пока я был в ступоре, мне удалось хорошо разглядеть то, что там стояло (ему, я думаю, тоже). Оно стояло боком, повернув в нашу сторону голову: сильно сгорбленное тело, рост, как я потом прикинул, метр пятьдесят — метр шестьдесят, торчащий через кожу хребет, абсолютно голое тело с розовой кожей, длинные руки, доходящие почти до земли с длинными пальцами, продолговатая голова с маленькими ушными раковинами, узкой щелью рта, треугольной впадиной на том месте, где должен быть нос, и большие круглые глаза с огромными зрачками. Какая-то дикая пародия на человека. И вот это существо издало нечто похожее на стон и начало разворачиваться. Я крикнул что-то нечленораздельное и потащил друга, который не видел, что творится у него за спиной, к выходу. Думаю паники, которую я смог передать через свой выкрик, хватило, чтобы он сразу же побежал за мной. По дороге он, видимо, обернулся, потому что к звукам нашего топота и размеренного шлепанья голых ног добавился второй нечленораздельный вопль.

Ключ в дрожащих руках только с попытки пятой попал в замочную скважину и, когда я уже заводил мотор, эта тварь неторопливо вышла из здания и направилась к машине. Я развернулся и, втопив педаль газа, понёсся по ухабам, не жалея подвески. В такой панике я никогда не садился за руль. На максимальной скорости, с которой позволял ехать мой старенький «опель», мы убрались подальше от этого леса, и только потом остановились, чтобы немного успокоиться и обсудить, что же это всё-таки было.

После этой истории у меня, как и у друга, отпало всякое желание слоняться по подобным местам. Чего и вам не советую.
♦ одобрил friday13
#25
21 сентября 2011 г.
Двинулись мы из села в горы. День был чудесный, солнце светило, птички пели. В километре от села мы нашли заросли земляники, наелись и двинулись дальше. В первый же день одолели одну вершину (подниматься было весьма сложно). Наш проводник показал нам с вершины Говерлу на горизонте, показал Черногорский хребет и в какой стороне находится Трансильвания. Спустились мы часов в пять, сделали привал внизу, и, довольные и сытые, пошли дальше. Тут нужно сказать, что в горах довольно быстро темнеет, стоит только солнцу зайти за горы. Дело шло к вечеру, мы шли по одному из хребтов и решили, что нужно искать место для ночевки. Внизу, слева от нас, был практически голый склон, а дальше начинался довольно темный и густой сосновый лес.

В общем, мы собрали дрова, разожгли костер, поставили палатки. Девушки приготовили ужин, и мы все вместе поели. Сварили чаю (обычный черный чай в горах с добавлением трав — это нечто), стали травить байки. Между тем, солнце уже село, а небо затянуло тучами, хотя весь день светило солнце. Ну, мы потравили немного баек у костра, стали постепенно разбредаться по своим палаткам. Я спустился вниз, к лесу, облегчиться перед сном. Внизу, когда я выключил фонарик, мне уже стало не по себе. Это весьма жуткое чувство, когда ты стоишь в темноте, вокруг тебя древний лес, и ты постоянно вслушиваешься и вглядываешься в темноту (правда, когда включаешь фонарик, становится еще хуже, потому что видишь ты только стволы деревьев, дальше свет фонаря не пробивается, а вот кто угодно в лесу тебя видит прекрасно).

В общем, я вернулся к своей палатке, забрался внутрь. Поговорил еще с девчонками, потом решили, что время ложиться, погасили фонарик, легли, но заснуть никто не мог. Тут еще где-то сверкнула молния и дождь стал бить по брезенту палатки крупными каплями. Одна из девушек тихонько заскулила, я ее успокоил, перевернулся на другой бок и попробовал заснуть. Но тут я услышал шаги. Конечно, сперва я подумал, что это кто-то из наших (нас было три палатки) вышел наружу, но вот шаги… слишком они были тяжелые. Как будто кто-то очень большой медленно переступал с ноги на ногу. И ходил вокруг наших палаток. Я потянул топор к себе поближе и очень тогда радовался, что наша палатка с «предбанником». В общем, не знаю, сколько эти шаги продолжались, но в итоге сон пересилил страх и я заснул. Наутро выяснилось, что шаги слышали все, но никто палаток не покидал. Все лежали и боялись. Это была ужасная ночь...
♦ одобрил friday13
#18
19 сентября 2011 г.
Расскажу историю, которую рассказал мне отец. А её ему поведал его близкий друг, с которым он общается с детства. Его я тоже неплохо знаю, он врать не будет, да и зачем ему?

Мой отец, как и его друг (буду называть его дядя Миша), родом из деревни в глухой тайге. Все, кто там живет, с детства охотники-рыбаки. Смело ходят по тайге без компаса, а на медведя с одним ножом. Люди, которые не боятся дергающихся ручек, мерещащейся дряни и всякой околопаранормальной фигни. История была осенью, когда шли дожди, начинало рано темнеть и холодало.

Дядя Миша и его друг решили съездить на промысел к одной из небольших речек глубоко в тайге. Путь был неблизкий. Сначала на лодке по реке от деревни до лесной избушки. Затем пешком по тайге с ночевкой, и еще полдня до места. Маршрут этот уже давно проложен дедами и старожилами. Так вот, на полпути к месту в тайге был старый огромный барак, где жили и работали в советское время ссыльные. Местные деды давно уже поговаривали, что там дело нечисто, нарекли этот барак «проклятым» и обходили это место далеко стороной, предпочитали ночевать под ёлкой вместо крыши над головой. Ну а дядя Миша и его друг, конечно, посмеивались, но советы бывалых уважали. Егеря плохого не посоветуют. Но в этот раз получилось по-другому...

Стемнело рано, заморосил дождь, подул сильный ветер. И они решили, что стоит переночевать под крышей над головой, то есть в том бараке. Оно и понятно: там относительно сухо, нет сквозняков сильных и безопасно (хищная живность побаивается людских строений). Пришли они в барак, развели прямо внутри костер, поужинали, все было хорошо. Легли спать, костер чуть тлеет.

Миша проснулся посреди глухой ночи. Темнота такая, что глаза что закрой, что открой — один чёрт. Костер вообще не горит, даже не тлеет. Осмотрелся, прислушался и тут понял, что проснулся от громкого скрипа — кто-то по старой вертикальной лестнице поднимается (или спускается) и сопит. Потом это нечто стало спускаться. Скрип-скрип, скрип-скрип. Равномерно, но плотно ступая на ступени. Ну он, конечно, не понимает. Тихонько нащупал друга, повернулся к нему, а тот: «Я уже, наверное, час не сплю, оно уже весь барак обошло». Они лежали без движения около 5 минут, и страх все нарастал. И тут всё стихло. Затем как будто сквозняком прошёлся шорох по половицам. Миша с другом вглядывались в темноту, но ничего не было видно, Затем одновременно они почувствовали, что это нечто остановилось напротив них и стало сверлить их глазами, да так пронзительно, что друг без памяти вскочил и побежал наружу. Миша еле опомнился, тоже вскочил и побежал.

Бежали они долго в почти непроглядной темноте в неизвестном направлении. Оставшуюся часть ночи провели под кустом, трясясь от холода и страха, ничего не понимая. Настало утро, рассвело. Ну что делать, за вещами надо идти, а как иначе. Наконец, договорились, что этот друг и пойдет туда. Тихонько добрались до барака, вроде тихо, всё, как обычно. Друг зашел, осмотрелся, начал собирать вещи и тут как будто окаменел, через мгновение вылетает с огромными глазами и весь белый. В руках сжимает мертвой хваткой, что успел схватить, и они опять побежали. Потом успокоились, отдышались. Друг рассказал, что была тишина — и тут ему кто-то то ли облокотился, то ли опёрся на спину, закашлялся в ухо: «Кхе-кхе», — и он почувствовал на затылке дыхание.

За остальными вещами они так и не пошли: плюнули, полубосые вернулись обратно к лодке и уплыли домой. И с тех пор никогда туда не ходили.
♦ одобрил friday13
#13
18 сентября 2011 г.
Прошлым летом я отдыхал в деревне. Деревне больше 200 лет — место, в некотором смысле, историческое, со своими достопримечательностями. Одной из них является каменная дорога, построенная каторжниками при Екатерине II. В детстве дядя частенько рассказывал мне, что каторжников, умерших при строительстве, закапывали прямо под дорогой, а сверху уже вымащивали камнем.

Так вот, прошлым летом меня и мою подругу на ночь глядя понесло туда гулять (подруга захотела полюбоваться звездами подальше от фонарей). Ночь тихая, темная, вокруг дороги лес, луны нет. Я не сразу понял, откуда взялось чувство беспокойства, будто «что-то не так». К тому времени мы уже достаточно далеко отошли от деревни, фонари скрылись за лесом. Я стал судорожно оглядываться по сторонам, стараясь понять, что меня могло насторожить. Естественно, ничего я не увидел, лес стоял черной стеной вокруг, нельзя было различить очертания деревьев, и даже то, где они кончаются и начинается чернющее небо. Кстати, никаких красных зловеще светящихся глаз тоже обнаружено не было. В голове мелькнула мысль: как мы вообще в этой темени умудрились так далеко уйти от деревни и не сбиться с пути. Вот тут-то я и опустил глаза, чтобы посмотреть на дорогу. Она светилась! Точнее сказать, была совершенно четко видна! Каждый камень, каждое пробившееся через выбоины между ними растение. И это при том, что вокруг не было ничего хоть сколько-то напоминающего источник света.

Тогда-то я и вспомнил истории, которые рассказывал дядя, сгреб подружку в охапку и предпочел оттуда поскорее убраться. Не знаю, чем можно это объяснить, может быть и можно, но испугался я тогда прилично.
♦ одобрил friday13
#12
18 сентября 2011 г.
Еду в Смоленск оформлять машину. Солнечный летний день, на заднем сиденье — еда, напитки, теплое одеяло. Возможно, придется переночевать. Перекуры, сон минут на двадцать, бутерброд. Снова в путь. Ровная прямая дорога. Через несколько часов таможня. Оформление. Скучные лица. Бумаги, ксерокс. Оплата издержек. Водители огромных фур. Сигареты, очереди, ожидание. Далеко за полночь — обратно.

Машин мало. Встречные водители вежливо переключаются на ближний свет. Начинаю засыпать. Знаю, что в таких случаях ехать дальше нельзя. Через некоторое время — сьезд с шоссе, осторожно сьезжаю. Асфальтовая дорога выводит на пустырь. По краям — лес. Ухабистая земляная площадка. Останавливаюсь в центре, раскладываю задние кресла, расстилаю одеяло. Тихо. Почему-то не хочется выключать свет. Докуриваю сигарету, ложусь, выключаю лампу и фары. Некоторое время верчусь, потом засыпаю. Сон темный, как лес вокруг машины.

Просыпаюсь оттого, что машина раскачивается. Слышен смех. Детский смех, забавный и зловещий одновременно. Стекла запотели, ничего не видно. Приближаюсь к окну, пытаюсь что-то рассмотреть. В это время по стеклу с другой стороны вдруг бьет детская ладонь и сползает вниз. Кричу от неожиданности. Перебираюсь на переднее сиденье. Судорожно ищу ключи. Нигде нет. Хлопаю себя по карманам. Смех не прекращается. Машина раскачивается все сильнее. Откуда-то пахнет гарью.

Ключи, оказывается, в зажигании. Мотор ревет. Автоматически врубаю фары.

Перед машиной плотной шеренгой стоят дети. Их человек двадцать. Одеты в старые, еще советского образца, казенные пижамы. На их лицах и одежде черные пятна. Задняя передача. По ухабам, завывая движком. Детские фигуры удаляются, одна из них машет рукой. Вылетаю на шоссе, газ в пол, лечу как сумасшедший. Только сейчас замечаю, что льет дождь. Пост ДПС. Сворачиваю к нему, чуть не врезаюсь в стену, выскакиваю, бросаюсь к удивленному постовому, сбивчиво рассказываю, что произошло. Он смеется, проверяет меня на алкоголь. Заводит к себе, предлагает отдохнуть. Интересуется, где это было. Я рассказываю. Он внимательно слушает, потом мрачнеет, переглядывается с напарником. Потом они рассказывают мне, что в том месте был детский интернат, он сгорел в конце восьмидесятых, почти все воспитанники погибли. Несмотря на это, меня уверяют, что мне просто приснился кошмар.

Я соглашаюсь. Здесь, в тепле, в компании вооруженных гаишников все кажется действительно сном. Через некоторое время я благодарю их, собираюсь и выхожу к машине.

На капоте, почти уже смытые дождем, видны отпечатки перепачканных сажей маленьких детских ладошек.
♦ одобрил friday13
#11
18 сентября 2011 г.
Однажды после долгого дня блужданий по лесу один охотник был застигнут ночью посреди чащи. Уже стемнело, и, не имея понятия о своём местонахождении, он решил идти в одну сторону до тех пор, пока не выйдет из леса. После нескольких часов ходьбы он вышел на небольшую поляну, посреди которой была хижина. Понимая, что у него нет выбора, он решил остаться в хижине на ночь. Дверь была открыта, и внутри никого не было. Охотник улегся на единственную кровать.

Оглядывая хижину, охотник с удивлением обнаружил, что стены были украшены несколькими портретами, нарисованными очень детально и подробно. Все без исключения лица на портретах смотрели злобно и с угрозой. Охотник почувствовал себя неуютно. Игнорируя лица на портретах, с ненавистью смотревшие на него, он отвернулся к стене и быстро уснул.

Следующим утром он проснулся от яркого солнечного света. Оглядевшись, он увидел, что в хижине не было никаких портретов — только окна.
♦ одобрил friday13
#2
16 сентября 2011 г.
Поехали однажды мы на природу. Сидели, пили-ели (безалкогольное, ибо еще не вечер). А в сумерках пошел дождь, и мы в машину забрались. Сидим, разговариваем, а я вижу, как вокруг машины ходит кто-то (вроде ребенка) и рукой водит по стеклу. Сижу молчу, понимаю, что глюк, скорее всего. Потом один парень вышел в туалет. Возвращается и рассказывает, что тут совсем рядом какие-то люди стоят и разговаривают. Потом добавляет: «Странные...». Еще одна девушка, с нами сидящая, молчит и вглядывается в дождь… Начали поступать предложения переехать в другое место. Никто слова против не сказал, хотя место, где мы сидели, выбирали старательно и всем оно нравилось. Выезжаем на грунтовую дорогу (она параллельно реке идет, метрах в 50), едем. Я смотрю — с двух сторон стоят люди. Плечом к плечу, в чем-то светлом. Просто стоят, но… Я глаза зажмурила и долго их не открывала. Потом мы еще долго ехали молча и быстро. Только километров через 30 кто-то заговорил. И все начали делиться мыслями об увиденном. Такой стрем...
♦ одобрил friday13