Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В КВАРТИРЕ»

Это случилось в 2013 году. То, что произошло со мной, не поддается никакому объяснению. Я и сам не могу понять, что это было. Сразу скажу, что я не употребляю наркотики и у меня не бывает галлюцинаций.

В один осенний вечер я возвращался домой. На улице было прохладно, моросил дождь. Я открыл домофонным ключом дверь подъезда, поднялся на свой этаж и зашёл в квартиру. Переехал я в эту квартиру недавно, как и вообще в этот город. В квартире лежало много коробок, которые мне ещё необходимо было распаковывать, много раскиданных вещей и одежды.

Я зашёл в спальню, кинул рюкзак на кровать, сел на кресло и начал докуривать последнюю сигарету. В комнате горел тусклый ночник, за окном была сплошная темнота, были видны капли дождя на мутном стекле.

В первые минуты ничего особенного не происходило. Но через какое-то время возникло странное чувство, будто в квартире что-то не так. Меня охватило необъяснимое чувство тревоги. Я лег на кровать, думая, что это состояние пройдет — мне стоит просто хорошенько выспаться.

Сквозь сон я почувствовал запах чего-то тухлого и горелого. Неприятный такой запах. Исходил он, наверное, из гостиной. Но я так и не проснулся и продолжать спать. Помню, мне в тот момент снились какие-то кошмары, которые скоро стали настолько страшными, что я проснулся в холодном поту и направился в ванную. Дверь почему-то с первого раза не открывалась. Потом, стоя перед зеркалом в ванной, я увидел боковым зрением позади себя чьё-то лицо. Я обернулся, никого не увидел, выдохнул и пошёл обратно в спальню. Хотя я лёг там на кровать, но не хотел засыпать — боялся, что меня и дальше будут преследовать кошмары. Впрочем, скоро я как-то заснул, сам не заметив этого.

Проснулся я от жуткого крика, раздавшегося в квартире. Это был даже не крик, а какой-то громкий вопль, мало похожий на человеческий.

На потолке копошились какие-то тени, которые передвигались по комнате. Тень, похожая на силуэт головы и шеи, приближалась к моей кровати, постепенно обзаводясь силуэтом длинного туловища. Были слышны крики из-под кровати, стук в дверь, чей-то шепот возле двери. Пролежав, парализованный ужасом, какое-то время, я всё же встал и вышел из комнаты. Мне было невероятно страшно, ноги шли как будто сами по себе, независимо от меня. Я направился в гостиную, и за мной последовали медленные громкие шаги, отдающиеся эхом.

В свете уличных фонарей я увидел, что в гостиной перевернуты коробки, а вещи разбросаны ещё сильнее. Я пытался включить свет, но он не включался — лампы по всей квартире разом перегорели. Я в ужасе побежал в прихожую и выскочил из квартиры. Мне даже не хотелось искать зонт, несмотря на проливной дождь за окном. Единственным желанием было уйти как можно скорее.

Вернулся я в квартиру только на следующий день, ночевал у друга. Потом не без трудностей сменил квартиру на другую в ином районе.
♦ одобрил friday13
Случай, произошедший со мной, скорее не страшный, а странный, причём эту странность я понял уже задним числом.

Лет мне тогда было тринадцать. У моего друга был «Плейстейшн», и я после школы ходил к нему играть. Он любил со мной в «Mortal Kombat 3» рубиться, а мне больше нравился первый «Сайлент Хилл». Перевод у игры был паршивый, с русской озвучкой, выполненной монотонным голосом олигофрена, но бегать по трехмерному городу и стрелять по полигональным монстрам мне нравилось больше, чем делать «фаталити».

В общем, пришёл я в очередной раз к другу после обеда. Он сидел дома один, родители были на работе. Посмотрели новую серию «Покемона» по ОРТ и начали играть в «Плейстейшн». Где-то через полчаса друг ушёл в магазин — уже не помню, почему: то ли он вспомнил, что мать велела что-то там купить к ужину, то ли мы решили взять газировку-шоколадку. Я остался один, переключился на любимый «Сайлент» и начал играть, пока его нет.

И тут в комнату вошла какая-то девушка. В жизни её раньше не видел. Я очень удивился, потому что думал, что в квартире никого нет. Впрочем, квартира была трехкомнатная, в спальне мог всё это время кто-то спать, но почему тогда друг об этом мне не сказал? Девушка была на вид обычная, лет где-то двадцать пять — тридцать, с длинными волосами, в домашней одежде (однотонная блузка и джинсы). Я, как вежливый мальчик, поздоровался с ней. Она сказала: «Привет», — потом спросила, где Даня (мой друг). Я ответил, что он пошёл в магазин. А вот после этого особа меня жутко взбесила, указав, что я бросил фантик от жевательной резинки на пол, велела быстро поднять и не сорить. Я ненавидел, да и сейчас ненавижу, когда малознакомые люди с высокомерной физиономией начинают делать мне замечания. Но я всё-таки в чужом доме был — обиделся, но поднял фантик и засунул в карман. Девушка подошла к окну и стала что-то там стала разглядывать внизу (квартира располагалась на третьем этаже). Я даже успел присмотреться к её заднице, обтянутой джинсами — что поделать, подростковые гормоны. Потом девушка ещё что-то незначительное сказала мне и вышла из комнаты. Я продолжил играть.

Через какое-то время вернулся мой друг. Я открыл ему дверь и, как только он переступил порог, спросил, что это за девушка обитает у них и почему он мне о ней ничего не сказал. Друг крайне удивился и ответил, что он в квартире один. Я не поверил — ведь сам же только что общался с морализаторствующей особой. Обошли все комнаты, даже в кладовку заглянули — никого. Вот тут-то меня и взяла жуть. Предположение, что это могла быть какая-то случайная женщина, которая зашла в квартиру во время отсутствия друга, отметалось сразу: родители друга внушили с пеленок своему сыну идею, что нельзя ни на секунду оставлять дверь квартиры незапертой, поэтому он заставлял меня во время своих походов в магазин запирать за ним дверь изнутри после его выхода и открывать по приходу. Была ещё версия, что девушка была какой-то родственницей (она ведь знала друга по имени) и имела свои ключи, но я не слышал, вот чем угодно клянусь, чтобы дверь квартиры открывалась — а слышимость в квартире была отличная. К тому же я описал девушку своему другу довольно подробно, и ни с кем из известных ему родственниц это описание не совпало. Позже он рассказывал про этот случай своим родителям, и те тоже сказали, но нет у них такой родственницы. В общем, я остался крайне озадачен произошедшим.

А через неделю друга сбила машина. Шучу, конечно — это было бы хоть как-то логично, вроде как смерть приходила за ним, но не застала дома, потому забрала через неделю. Друг жив до сих пор, правда, уехал в Питер, и я с ним давно уже не встречался.
♦ одобрил friday13
21 июня 2015 г.
Первоисточник: www.strashilka.com

Автор: Сафиуллин Зуфар

Родители мне говорили, что перемены в жизни — это хорошо. Сначала был переезд. На тот момент мне было четырнадцать лет, и смена привычной обстановки будоражила моё воображение в плохом смысле. Переехав, я редко, а если быть точнее, никогда не выходил на улицу, только если в магазин. Свободное время я проводил сидя дома за компьютером. Такая жизнь некоторым покажется пыткой, но большего мне и не нужно было. Однако когда мне уже исполнилось семнадцать, родители решили, что мне пора начинать самостоятельную жизнь. Я переехал в однокомнатную квартиру, в которой уже заранее был прописан. Именно здесь и началось самое страшное.

Спустя месяц после заселения я начал плохо спать. Такого никогда не наблюдалось, но мало того, я начал чувствовать чужое присутствие. Да, я по-прежнему редко выходил на улицу, но пребывание в квартире начинало угнетать. Меня впервые начала посещать мысль посидеть на свежем воздухе. Как я был глуп, что не выходил из дома, ведь в этом, как оказалось, ничего страшного нет.

Была осень. Вечерние тёмные краски и золотистый свет ночного города создавали очень приятную атмосферу. Теперь я любил выходить на улицу ночью, когда практически не было людей, любил сидеть на скамейке у подъезда под стройными нагими берёзами и слушать шуршание опавших листьев, гоняемых слабым прохладным ветром. От подобного я ловил приятную эйфорию. Было ощущение сказки, и порой я мог уснуть прямо на скамье на улице. Мне казалось, что возвращаться домой нет смысла — я был готов сидеть на улице постоянно, но работа не позволяла. Каждое утро просыпался с мыслями о том, когда наступит вечер и как я проведу его. На тот момент я был действительно счастлив, пока не наступила эта ночь.

Я, как всегда, сидел на деревянной скамье у подъезда своего дома, слушая звуки природы. Внезапно их что-то прервало. Это был рингтон моего мобильного телефона. Я не мог понять, кому приспичило звонить мне в такое время суток. Взглянув на сенсорный экран, я обомлел — это был номер моего домашнего телефона. Я устремил свой взгляд на дом и уставился на окна своей квартиры.

Мне казалось, что я попал на съемки какого-то ужастика. Свет в моей квартире был включен, а ведь я всегда его гасил при выходе, но если бы только это...

Внезапно дёрнулись шторы и между ними промелькнула тёмная фигура. Вот тут я понял, насколько ужасна ситуация, в которую я попал. Некто проник в мою квартиру, а значит, имеет доступ в неё. Моё сознание пронзила мысль, что это могли быть родители, которые изредка навещают меня — но как они попали в дом, оставшись мною незамеченными?.. Я ничего не мог понять. Страх вязкой субстанцией окутал моё сознание. Мне стало плохо. Ноги, казалось, стали ватными, а голову будто накачали свинцом. Но, несмотря на всё это, меня терзало другое. Мой дом — моя крепость, а если в неё так просто смогли пробраться, то на улице я в большей опасности. Сейчас я понимаю, что бредил — из-за животного страха мои мысли стали абсурдными.

Я медленно зашагал в сторону подъезда, судорожно пытаясь найти ключи. Во рту появился привкус металла.

Я поднялся на свой этаж. Терзаясь догадками и своей неуверенностью, я никак не мог решиться открыть дверь в квартиру, поэтому я тихо спросил:

— Есть кто?

На мой вопрос ответила лишь тишина. Уже полностью отчаявшись, я сел на пол, прислонившись спиной к двери. Я долго пытался прийти в себя, списывал всё на бурную фантазию и свою невнимательность. Взяв волю в кулак, я попытался приподняться, но потом с ужасом почувствовал слабое давление на дверь, а после характерный звук. Кто-то скребся в неё.

Дальше всё было будто в бреду. Я стоял и смотрел на дверь, слушал тихое шуршание за ней.

Казалось, что сердце вот-вот разорвётся. Мне стало действительно дурно. Я упал на пол и почувствовал взгляд. Пристальный взгляд, веющий безумием и чем-то нереальным. Он исходил из дверного глазка, сверля и сжигая мою душу, мой рассудок, а потом я услышал это... Хриплое утробное ржание. Я такого никогда не слышал, нечто похожее на предсмертные звуки лошади, только безумнее и ужаснее, но в то же время тише и спокойнее. Внезапно в нос ударил тошнотворный запах разложения. Глаза заслезились и покрылись густой пеленой. Я потерял сознание.

Очнулся я утром под собственной дверью. Голова жутко болела, а затекшие конечности неприятно дёргались. Сейчас, в дневное светлое время, я решился войти в квартиру. Нет, никаких заляпанных кровавыми отпечатками стен или разложившихся людских трупов не было. Всё оказалось на своих местах, но свет по-прежнему горел. Тихо, стараясь не издавать шума, я обошел и осмотрел всю квартиру. Решил, что весь этот цирк устроило моё дурное воображение. Я в это поверил...

А что я ещё мог? Рассказать кому-то об этом и лечь в психушку? Попытаться самому разгадать, что со мной произошло?

Я сделал свой выбор. Действительность страшнее иллюзии. Однако она в то же время и опаснее. В этом я убедился спустя несколько месяцев.

Всё шло своим чередом. Я перестал выходить по ночам на улицу, боялся повторения того кошмара. В этот день я сидел за компьютером и бронировал место для прохождения дневного квеста. На цифровых часах мигало «01:25». За окном было мрачно, опустевшие улицы молча смотрели в мои окна, в то время как окна других домов поглотила ночная тьма. Голые древесные ветки хрустели и перешептывались между собой, а белесый свет яркой луны заставлял их отбрасывать когтистые тени. Мне хотелось выйти на улицу. Не знаю почему, но желание сделать это было непреодолимым. Я выключил компьютер и вышел в тёмный коридор. Уверенно шагая в темноте, я водил рукой по стене, пока снова не услышал этот звук.

Всё повторилось, как несколько месяцев назад. Сердце забилось с бешеной скоростью, в висках запульсировало, а в нос ударил тошнотворный запах разложения. Меня всего передернуло. Сейчас только от меня зависело, узнать правду или остаться жить в иллюзии.

Я нащупал выключатель и нажал на него...

В конце коридора лежало существо.

Грязное мерзкое тело, местами покрытое рубцами и не имеющее волосяного покрова. Эта безобразная полуразложившаяся туша не имела нижних конечностей и, видимо, передвигалась ползком, оставляя за собой кроваво-гнилистую дорожку. Однако самым страшным в этом монстре была его голова. Продолговатая бельма, похожая на лошадиную морду, имела человеческое лицо. Пустые безжизненные глаза веяли безумием и чем-то опровергаемым природой, настолько нереальным и тошнотворным, что меня выворачивало наизнанку. Разорванный рот был широко раскрыт, на челюстях из чёрных десен торчали кривые острые зубы, а из смердящей полости текла густая слюна.

Я отказывался верить в существование такого ужасного и отвратительного. В моём разуме перемешались самые разные мысли. «Действительность страшнее иллюзии», — промелькнуло в голове, а вслед за этим наплыло самое настоящее безумие. Я даже не заметил, как существо забралось на потолок. Я успел издать лишь панический смешок перед тем, как оно разбило лампочку.

Я остался в кромешной тьме.

Только я и действительность...
♦ одобрил friday13
Автор: Marvin

Здравствуй, дорогой читатель. Я хотел бы рассказать тебе историю… историю из моего прошлого. Я не назову тебе своего имени, ибо это неважно, скажу лишь, что произошла она ещё в те времена, когда я был полон энтузиазма и решимости и искал приключений на свою пятую точку, а они искали меня. Было мне тогда 20 лет, и учился я на 3-м курсе медицинского института, а точнее, его заканчивал. Без проблем сдав экзамены, я собирался осуществить свой давний замысел: попутешествовать в одиночестве по городам и весям нашей страны.

Выехав на электричке (о да, не поезде или самолёте, которые могли доставить тебя на довольно дальнее расстояние за сравнительно короткий срок с максимальным комфортом, а именно на электричке, дабы прочувствовать, как вы сейчас выражаетесь, «весь хардкор») с одного из московских вокзалов, я отправился куда глаза глядят, путь мой лежал на восток до славного города со схожим корнем — Владивосток.

Проехав около половины пути, а может, меньше… кто его сейчас разберёт… я остановился где-то близ Уральских гор, в неприметном городке, название которого невозможно вспомнить. Денег у меня было только на дорогу да на еду, а следовательно, жить приходилось где придётся — в общем, я бомжевал.

В тот день, несмотря на то, что было лето, погода ближе к вечеру выдалась ужасной, и ночлег мне пришлось искать в ускоренном темпе, дабы вконец не околеть под беспощадным ливнем. Выбор мой пал на старую «хрущёвку» где-то на отшибе города, выглядевшую довольно прилично и не выказывающую никаких признаков заброшенности, кроме круглосуточного отсутствия в ней света. Хотя нет, признаки заброшенности были, и довольно ощутимые — к примеру, отсутствие дверей в некоторых квартирах, полный разгром практически во всех комнатах этой девятиэтажки, ну и, конечно же, валяющиеся на каждом шагу шприцы (угадайте какие).

Я планировал переночевать в одной из квартир и на следующий день отправиться дальше в путь, а потому выбрал один из последних этажей, дабы не искушать судьбу (мародёры здесь уже поработали, а наркоманы, как правило, выбирают самый верхний этаж), плюс на ней был какой-никакой, но замок, который спокойно можно было открыть изнутри рукой, а снаружи требовался ключ. Как же я об этом пожалел… но обо всём по порядку.

Выбрав себе место для ночлега, я расстелил свою скромную постель и лёг спать в полной уверенности, что меня никто не потревожит. Однако это было ошибкой. Среди ночи в разгромленной и опустошённой и заброшенной квартире раздался… звук открываемой двери. Открываемой КЛЮЧОМ двери! Благо, тут мне сыграла на руку моя паранойя, и я лёг спать в дальней комнате, в углу, закрытый старым пианино, а потому спокойно мог из-за него выглядывать, однако меня в темноте никто видеть не мог.

Я наблюдал, как в коридор ввалились две фигуры ростом около двух метров, широкие, похожие на две пирамиды с закруглёнными вершинами. По мере продвижения их по коридору были слышны их тяжёлые шаги, хриплое дыхание и что-то шуршащее, похожее на ползущее по бетону нечто. Они двигались по направлению к моей комнате. С замиранием сердца я смотрел, как они вошли и стояли в двух шагах от меня, отделяемые от меня каким-то метром дерева, составляющем пианино. То, что шуршало… о ужас! Это было тело! Тело молодой девушки (блики молний делали своё дело). Оно безвольно тащилось по полу за одной из фигур — той, что была больше и хрипела громче другой.

Я попытался рассмотреть хозяев жилища: такого я не видел ни в одном учебнике по анатомии или даже патологии… Толстые, короткие, похожие на два фонарных столба ноги (такие бывают у слонов) переходили в тело, закрытое тёмными плащами из мешковины, наверху заканчивающееся широким горбом, а сантиметров на тридцать ниже горба имелись уродливые физиономии, закрытые капюшонами. Единственное, что мне удалось разглядеть, это приплюснутый нос, клыки во всю широкую пасть, занимавшую большую половины лица, и глаза навыкате. Также я отметил, что у этих уродцев была зелёная кожа и толстенные руки, не уступавшие ногам, но намного длиннее и гибче. Смрад от них стоял невообразимый — не знаю, как мне удалось сдержать рвотные позывы… что-то среднее между запахом болота и гнилого мяса, однако к этому букету примешивался также запах лошадиного пота и чего-то ещё… странного и заставляющего вспомнить времена Средневековья, когда на улицах городов отсутствовали пути утилизации отходов человеческой жизнедеятельности.

Я смотрел на это зрелище, не смея вдохнуть, а меж тем фигуры втащили бездыханное тело в комнату и начали разрывать его на куски. Вот где я не смог сдержаться: меня вывернуло наизнанку, и слава богу, что эти звуки заглушал шум грома, рвущегося мяса и ломающихся костей.

Расчленив тело голыми «руками», они начали поглощать добычу, заполнив комнату чавкающими звуками и нечленораздельными клокочущими фразами наподобие «ммм… пальцы-ы-ы», «череп твёрдый…», «мозги лучше жуй».

Да, я был медиком, но подобного моя психика выдержать не могла, и если раньше я думал, как бы отсюда побыстрее убежать, теперь я просто молился… я был атеистом, но тогда я читал молитву. Я не помнил всех слов, но из меня рвалось необъяснимое желание защититься хоть как-то от этой бесовщины. Я плакал, хлюпал носом и читал молитву. Увидеть человека в таком состоянии можно только в двух случаях — в состоянии крайнего религиозного экстаза или в состоянии дичайшего ужаса, когда не остаётся ничего другого, кроме как молиться. Я пребывал во втором…

Не знаю, сколько всё это продолжалось, ибо я потерял счёт времени, но последнее, что я помню — как открыл глаза, в них бил из окон солнечный свет. Я полулежал, привалившись к стене за всё тем же пианино. В комнате никого не было. Единственное, что напоминало о событиях прошедшей ночи — это обглоданная груда человеческих костей… и не одна — когда я «заселялся» в квартиру, не заметил в темноте, что угол комнаты завален скелетами.

Меня не интересовало, кто или что это было — я просто бросился прочь из этой треклятой квартиры подальше, сел на электричку и поехал домой.

Пять лет уже прошло. На память об этом у меня остались ночные кошмары и прядь седых волос на виске. К психологу я не обращался — не хочу лишний раз переживать всё это… да и кто поверит в подобный рассказ? Ещё упекут в психушку.

Я борюсь, пью успокоительные, но одно не даёт покоя: вдруг я снова встречу их… вдруг как-то ночью откроется дверь и войдут они… и тогда уже я стану их жертвой.
♦ одобрил friday13
17 июня 2015 г.
Когда я стал студентом, мне пришлось искать квартирку поближе от моего ВУЗа, потому что жил я на другом конце города от него. Естественно, съемную квартиру — на свою у меня денег не было в тот момент. По счастливому стечению обстоятельств пересекся в ВУЗе с одним парнем, который знал тот район, и тот рассказал мне, дескать, есть одна квартирка, которой владеет какая-то маразматичная старуха. Однако он предупредил меня, что в квартире бабуси уже были жильцы до меня, и пара человек из них пропали. Среди местных того района пошел слух, что бабушка рубит своих жильцов на мясо. Правда, сколько милиция к ней ни приходила, никаких доказательств ее вины не нашли. Но какое мне дело до этих типичных баек? Не обязательно ведь пропадали из-за бабки, может, еще из-за чего было. Так что я на радостях побежал переезжать к ней. Обустроился там, стал ходить в ВУЗ. Бабка была как бабка, коммунистически-православная.

И вот однажды прихожу после «узла» в квартиру, раздеваюсь и иду в ванную комнату (кстати, до этого я обращал внимание, что у нее очень странно пахнет ванна, каким-то слабеньким мшистым запахом отдает, но это же квартира старухи — мало ли что за все это время тут произошло). Лежу в ванне, расслабляюсь. И вдруг чувствую, будто ванна подо мной каким-то образом странно проваливаться начала. Я удивился, вышел из воды, стал щупать ее, рассматривать. Нет, ванна как ванна. Снова ложусь туда, думаю, показалось. И ТУТ МЕНЯ ЧТО-ТО НАЧИНАЕТ ТЯНУТЬ ВНИЗ НА ДНО. Я пытаюсь выбраться, ору на всю Ивановскую, а тяга снизу становится сильнее, я буквально проваливаюсь вниз, дно ванны будто исчезло. А сама бабка будто оглохла и ничего не слышит. Я уже молюсь буквально, прощаюсь с жизнью, упираюсь ногами… и наконец вылетаю из ванны на пол. Не знаю, что я в ту секунду сделал, однако я упал на пол за пределами ванны.

Я выбегаю голышом из ванной, а там бабка на кухне сидит, как ни в чем не бывало. Я спрашиваю её, что за чертовщина тут происходит, а она на меня как на сумасшедшего смотрит. И тут-то я и вспомнил рассказ того парня про пропавших в этой квартире. В тот же день я распрощался с бабкой и съехал. До сих пор немного боязно делать водные процедуры — боюсь, что меня опять потянет ко дну, и я навсегда исчезну из этого мира.
♦ одобрил friday13
8 июня 2015 г.
Автор: Камилла

С Юлей и Алексеем я познакомилась в институте, будучи студенткой, с тех пор мы и дружили.

На седьмом году брака с Алексеем Юля заболела. Рак щитовидки. После курса лечения, который ей не помог, она умерла. Я всячески старалась поддержать Алексея, помогала с организацией похорон. Он захотел, чтобы гроб с телом жены в ночь перед похоронами стоял в квартире. Но при этом попросил, чтобы я тоже осталась ночевать.

— Ты наша подруга, не оставляй меня одного, — попросил он, и я согласилась.

Гроб поставили на журнальном столике посреди зала. Двери в зал были двустворчатые, со стеклянными вставками. Мы же с Алексеем должны были ночевать в соседней комнате.

Наступил вечер. Алексей находился у гроба жены, разговаривал с ней. Я слышала его бормотание и решила не беспокоить его, сама находилась в другой комнате.

И тут я услышала, как он в прихожей надевает обувь. Я вышла к нему.

— Пойду прогуляюсь, может, пива выпью, — с этими словами Алексей хлопнул дверью и закрыл меня на ключ.

Я стояла в недоумении. Немного подумав, решила, что он сам не свой от горя, и не стала заострять на этом внимание.

Итак, я осталась в квартире одна, не считая трупа его жены. Не то, чтобы я боюсь мертвецов, но такая ситуация была впервые, и я почувствовала какой-то страх в этой полутемной квартире с занавешенными зеркалами и тикающими в тишине часами.

Я закрыла двери в зал, пошла в другую комнату и села в кресло. Спать не хотелось, хотя время было уже за полночь. И Алексей все не возвращался.

Я сидела, думала о чем-то отвлеченном и вдруг каким-то внутренним чувством ощутила необходимость выйти из комнаты в коридор. Не понимая сама свои ощущения, я все же послушалась внутреннего голоса и выглянула из комнаты...

Душа ушла в пятки. В зале горел свет!

Я подумала — может, вернулся Алексей, а я каким-то образом не услышала?

— Леша... — вполголоса сказала я, приближаясь к двери зала.

Глухая тишина вокруг. И какое-то напряжение...

И тут моё нутро мне буквально закричало: «Закрой дверь на задвижку!». Я немедленно это сделала, и уже в следующую секунду дверь с силой рванули с обратной стороны. Я в ужасе закричала и побежала в комнату. Там не оказалось задвижки внутри, и я побежала в ванную. Закрывшись изнутри, я опустилась на пол, вся трясясь от страха. Между тем дверь в зал ходила ходуном, её просто выбивали. Я слышала эти удары и буквально седела на глазах.

Внезапно наступила тишина. Я слегка успокоилась, вслушиваясь в эту тишь, и тут раздался звон бьющегося стекла, а следом — звук открывания щеколды. Я затихла в ужасе. В коридоре квартиры раздавались шаги — то дальше от меня, то ближе. Наконец, к двери ванной, где сидела я, кто-то прильнул. Я замерла, почти не дыша.

Кто-то стоял, прислонившись к двери. «Неужели?..» И тут же, словно в подтверждение моей жуткой мысли, я услышала женский стон, в котором легко угадывалась досада. Досада, что она не может проникнуть ко мне, не может открыть дверь.

Я начала читать про себя «Отче наш» и сжимала в руке крестик, который висел у меня на шее. В дверь скреблись и выли.

Я потеряла счёт времени — молилась и тряслась от страха, пока не услышала скрежет ключа во входной двери. Это был Алексей.

— Эй, ты где? — услышала я его голос и вышла из ванной.

Алексей стоял посреди зала и смотрел на гроб. Гроб перевёрнутым лежал на полу, дверь в зал была выбита.

— Ты здесь живая? — он посмотрел на меня, улыбаясь. Улыбаясь?! Я в шоке выбежала из квартиры.

На похороны я не пошла. Алексей спился и через год умер сам.

От общих знакомых я узнала (Алексей сам признался, изливая душу), что его жена при жизни его ревновала ко мне и ненавидела меня.
♦ одобрил friday13
Перед сном люблю поторчать на балконе, особенно после жаркого летнего дня. Балкон у меня не застекленный, так что обдувает со всех сторон, да и полюбоваться ночным небом можно.

Как и всегда я заварил себе чаю, кинул в него пару кубиков льда и отправился релаксировать на балкон. Слева видно стенку соседнего балкона, а справа можно увидеть окно моей кухни. Спустя половину кружки я заметил боковым зрением, что на правом фронте что-то изменилось. Это было мое окно. Там зажегся свет. Стоит ли говорить, что это невозможно, так как в квартире я был один? Сразу погрешил на воров.

А что, свет в квартире выключен, дверь я к вечеру закрываю на ключ, я на балконе — значит, нерадивые грабители могли подумать, что квартира пуста. Решительно толкнул дверь, но та не поддалась. Недавно поставил пластиковую, еще немного заедает, но сейчас было ощущение, что кто-то запер ее. В тщетных попытках отворить дверь я услышал шуршание и поскребывание со стороны форточки. Какая-то тень суетилась около нее. Я был в безысходном положении, оставалось только притаиться в куче хлама на краю балкона и наблюдать.

Из форточки вдруг показалась не голова в лыжной маске (как я мог предположить), а тонкая длинная палка. Палка согнулась, как конечность в суставе, закрепилась за подоконник. За ней выползла такая же и повторила действия первой. Затем вылезло то, на чем эти палки соединялись. Туловище. Черное туловище с черной головой. Это существо было темнее самой ночи, этот цвет поглощал больше света чем черный, я даже не разобрал, объемное оно или нет. На голове не было ни выпуклостей, ни ямок, которые отмечали бы лицо. Палки, державшиеся за подоконник, сократились и подтянули туловище за собой. Таким же образом вылезли и ноги пришельца. Внимания на меня он, вероятно, не обратил, хотя откуда мне знать — глаз у него я так и не заметил.

Длинный пополз своей дорогой вниз по фасаду дома, цепляясь за малейшую выпуклость. Спустя пять минут зашелестел газон под домом, но я не осмелился встать даже после того, как все стихло. Наверное, только через час я возобновил свои попытки попасть в квартиру. Дверь все не поддавалась, а влезть в форточку кухни, из которой еще лился свет, я так и не осмелился, несмотря на короткое расстояние.

В общем, ночевал я на балконе, укутавшись зимней дубленкой, которую припрятал там до сезона. С утра увидел на улице соседа, проходящего по своим делам. К счастью, у него есть ключ от моей квартиры еще со времен моего прошлогоднего отпуска на море, и я попросил его войти в квартиру и открыть балкон. Высвободившись, я начал осматривать каждый сантиметр, каждый угол квартиры, но следов чьего-то присутствия не обнаружил.

Меня даже не интересует вопрос «что это, мать твою, было», мне интересно, как оно попало ко мне в квартиру и сколько там пробыло. Может, все вы сейчас размеренно ведете свою жизнь, а что-то подобно скрывается под вашим плинтусом или за газовой плитой?
♦ одобрила Совесть
4 июня 2015 г.
Автор: Дашуля

Будучи студенткой, я снимала квартиру. Обычный район, новостройка. В квартире до меня никто не жил, поэтому у меня даже мысли не возникало чего-то бояться. Однако, даже в этой спокойной квартире со мной произошло нечто непонятное.

Это была ночь с четверга на пятницу. Уснуть никак не получалось. Завтра был важный экзамен, готовилась я плохо и волнение дало о себе знать, вылившись в бессонницу.

Вот так вот лежала я и думала о своей жизни, когда из коридора послышалось негромкое шуршание. Животных у меня нет, живу я одна, поэтому насторожилась и прислушалась. Было ощущение, что кто-то скребется в дверь. Я несколько раз хотела встать и проверить что происходит, но было слишком страшно.

Затем шуршание сменили шаги. Очень тихие, еле ощутимые.

Страх напал такой, что я не могла заставить себя повернуться (лежала лицом к стене). Кто-то стоял перед моей кроватью, я это кожей ощущала. Легкий ветерок прошел по щеке — меня понюхали!

И тут я услышала голос, почти шепот:

— Не туда. Это не она.

И я почувствовала, что оно отошло от моей кровати. Не знаю, откуда взялись мои силы, но я повернулась. Из комнаты в коридор выплывало два силуэта — женщины и совсем молодой девушки. Несколько минут я смотрела им вслед, а потом меня просто выключило.

Перенервничала, видимо.

Вечером следующего дня узнала, что в квартире подо мной умерла молодая женщина. Умерла от разрыва сердца, сидя на табуретке у окна. В ее руке была сигарета.

Видимо, это была она.
♦ одобрила Совесть
3 июня 2015 г.
Автор: Дашуля

Когда мне было 14 лет, я столкнулась с явлением, которое не могу объяснить даже сейчас, когда мне уже 26. Эта история не вызывает во мне былого ужаса, но и не исчезает из памяти до конца.

Когда нам с двоюродной сестрой — Мариной — было по 14 лет, я часто оставалась у нее ночевать. Ее родители периодически работали в ночную смену, а оставаться дома одной ей было жутковато, да и скучно. Эта история произошла в одну из таких ночей, после которой мы, две 26-летние уже замужние дамы, в доме Маринкиных родителей до сих пор по ночам не ходим в одиночку даже в туалет.

Маринкины родители живут в сталинке. Высокие потолки, большие комнаты и коридоры. Все с размахом. Спальня ее родителей находится прямо напротив ванны и санузла. Створчатые двери спальни имеют стеклянные матовые вставки. Я думаю, что у многих в свое время были такие двери и сейчас читатели поймут, о чем я. Кровать в спальне стоит так, что, лежа на ней, человек будет развернут правым боком к этим самым дверям. А над дверями ванной и туалета, прямо под потолком, имеются небольшие окошечки. Эта дизайнерская находка советских архитекторов, думаю, тоже многим знакома. Я описываю интерьер квартиры так подробно потому, что это будет иметь ключевое значение в данной истории.

В один ничем не примечательный вечер мы с сестрой, выучив уроки и вдоволь насмотревшись подростковых комедий, улеглись спать. Легли мы в спальне родителей. Когда их не было, мы всегда так поступали. Я легла на ту половину кровати, которая была ближе к двери. Ночью проснулась от того, что через стекло в дверях мне бил в глаза яркий свет из окошечка над туалетом.

Проснувшись глубокой ночью, я не сразу смогла заснуть. В мыслях крутилась досада на Маринку. Лежа с такими мыслями, я услышала шум спуска воды в унитазе. Но Маринка так и не возвращалась, а свет продолжал бить мне в глаза. Чертыхаясь, я начала переворачиваться на другой бок...

И в тот момент я поняла, что «зашевелились волосы на голове» — это не метафора.

Маринка! Маринка мирно посапывала рядом со мной. От шока я молча уставилась на нее и пыталась осознать происходящее. В это время скрипнула дверь туалета и свет выключился.

Вот тут-то я и заверещала во всю глотку! Маринка, проснувшаяся в испуге, никак не могла понять моего скомканного рассказа. В итоге, когда мы уже немного подуспокоились и зажгли свет, было принято решение пойти на разведку. Аккуратно, держась за руки, мы вышли в коридор.

Все было тихо, в квартире кроме нас никого не было. Да и быть не могло. Со страхом обойдя всю квартиру, мы двинулись обратно в спальню родителей. В это время за нашей спиной, в комнате, которую мы только что осматривали, кто-то рассмеялся...

Мы с криком влетели в спальню, закрыли за собой двери и придвинули к ним тумбочку. В это время кто-то или что-то резво прошлось по коридору, шмякая по линолеуму голыми пятками.
♦ одобрила Совесть
2 июня 2015 г.
В ту зиму мне только-только исполнилось 17 лет, и родители стали смотреть сквозь пальцы на мои проказы прелестницы младой. В компании, в которой я прожигала свою юность, времяпровождение не отличалось особым изыском. Зимой, кроме покатушек с горок, особо-то не поразвлекаешься, компьютеров и тем паче интернета, как и ночных клубов, в то время не было, приходилось общаться на морозе. И, можете себе представить, какое это было счастье, если вдруг у кого-то оказывалась квартира на ночь без родителей. Собирались человек по пятнадцать — разумеется, с пивом, разумеется, с роком, разумеется, с разбреданием по углам парочек. Обычно собирались у взаимно любимого мною юноши, родители которого были любителями зимней рыбалки. Но вдруг выяснилось, что у нашего общего друга и неизменного участника всех посиделок — Димки родители уезжают в какие-то «египты» чуть ли не на неделю.

Димка был юношей «мажорным». И квартира у Димки была соответствующая — аж четыре комнаты. Сами посчитайте, сколько углов для разбредания парочками. В общем, до отъезда его родителей все общение компании сводилось к тому, кто и где будет спать, сколько и чего покупать и что делать в случае приезда милиции. Димку все это не радовало. Матушка у него была теткой властной. Заворачивала пульт от телевизора в полиэтилен и грызла Димку за голову, если он вдруг в ее отсутствие таскал еду с кухни к телевизору. Как она об этом узнавала — кто знает. Димка посильно оказывал пассивное сопротивление захвату его квартиры, а мы уже грезили недельной впиской в четырехкомнатных хоромах. Когда же, наконец, родители уехали, Димка категорично отказался кого-либо пускать на вписку, так как в квартире был недавно сделан евроремонт, заменена вся мебель, и вообще, мало ли что мы натворим, мама ему потом всю голову скушает. В общем, в тот день все мы на Димку немного подобиделись и разбрелись.

Я пошла в гости к своему юноше, благо жили в 15 минутах ходьбы друг от друга, чтобы, как всегда, бюджетно провести вечер за просмотром фильмов на видеомагнитофоне и робкими поцелуями, а потом часа в три ночи идти одной домой, потому что мама любимого считала, что после трёх ночи — это уже ночевать, а приличные девушки у юношей не ночуют, а провожать меня зимой ночью его не отпускала, мало ли... Я была молода, прелестна и наивна, очень хотела замуж за любимого, поэтому матушке его не перечила, старательно поддерживала статус приличной девицы и дорогого положением дел не заморачивала. И вот имеем то, что имеем. Четвертый час утра, я иду от благоверного в сторону дома по ночному морозу. А идти мне нужно было как раз-таки мимо дома «мажорного» негодяя Димки. Самого Димку я встретила у его подъезда сидящим на лавочке с ногами. Он сидел и курил. У подъезда. В четыре утра. Зимой. В футболочке и импортных тренировочных штанцах. Я просто не могла пройти мимо и не поинтересоваться, а что это он тут делает. Димка безумно мне обрадовался, сказал, что увидел меня с балкона, вышел встретить и пригласить на чашку чая. Мне, конечно, было 17 лет и жизненным опытом я умудрена не была, но объяснение показалось мне не более чем придуманной на ходу «отмазкой». Ну не выбегают в четыре утра зимой в носках на улицу зазывать девушек на чай, тем более, что окна его квартиры не выходят на сторону подъезда. Предложение я приняла. Мы поднялись на лифте на его 8-й этаж. Дверь его квартиры была не заперта — не открыта нараспашку, а просто не заперта и чуть приоткрыта. И Димка как-то не торопился туда заходить, а лепетал что-то про «дамы вперед» и «ты заходи, а я сейчас». Я уж грешным делом начала думать про ограбление. Наконец-то разглядела, что Димка чем-то сильно напуган и на улице он проторчал в носочках и футболке явно дольше, чем говорил мне. В квартиру я заходить не стала, а потребовала мне сию минуту, стоя на этой лестничной клетке, все объяснить.

Далее со слов Димки:

«Мамка мне перед отъездом борща сварила целую кастрюлю. Вот я и решил поесть. Разогрел его прям в кастрюле, поел. Вся кастрюля, естественно, не влезла, а в холодильник ее горячую не поставишь. Поставил ее на подоконник на кухне, чтоб остыла быстрей. Сам ушел на «Сеге» играть в другую комнату. Сижу, играю. И как-то чувствую — холодно. Прямо дует откуда-то, как будто окно открыто. Пошел проверять, хотя прекрасно понимаю, что не лето, окна все заперты. Иду на кухню (тут надо объяснить немного про планировку квартиры — на кухню вел коридор буквой Г, кухня находилась на конце длинной палочки, на стыке палочек была входная дверь в квартиру, а шел Димка по короткой палочке). Поворачиваю по коридору на кухню, включаю там свет и вижу, что на кухне открыта форточка, из нее по пояс в квартиру влезла старуха и руками жрет борщ из кастрюли на подоконнике. Я, естественно, испугался, выбежал из квартиры в чем был, даже дверь не запер, посидел у подъезда минут десять, и тут уже ты подошла».

Несмотря на то, что бабка, жрущая руками борщ и торчащая в форточке — это скорее смешно, чем страшно, в тот момент мне стало не то, чтобы страшновато, а просто жутко. Перепуганный, дрожащий то ли от холода, то ли от страха Димка, эта история, приоткрытая дверь... Но деваться было некуда. Димку я бросить не могла — он подмерз уже окончательно. Мы осторожно, чуть ли не за ручку, вошли в квартиру. В квартире горел свет на кухне и в гостиной. Пока я разувалась, Димка стоял около меня, даже не глядя в сторону кухни. Мы прошли на кухню и просто выпали. Я не знаю, о чем думал в тот момент Димка, но я подумала: «Конец Димке».

Кухня была в борще. Вся. Стены, потолок, кухонный уголок. Как будто этот борщ по ней горстями разбрасывали. И все это по отутюженному недавно сделанному ремонту. Форточка была открыта, перед ней стояла пустая кастрюля. Никакой старухи не было.

Домой я тогда не пошла — было просто страшно идти одной. Помогала Димке отмывать кухню и выспрашивала подробности. И выяснила один любопытный момент. Димка поставил кастрюлю на подоконник прямо перед форточкой, а форточка у него не маленькое окошечко вверху большого окна, а длинная секция от верхней рамы до нижней, и открывается она в квартиру. То есть если бы кто-то ее открыл, то непременно спихнул бы кастрюлю с подоконника на пол. И, разумеется, снаружи форточку открыть просто невозможно, а если представить, что зимой она была не заперта, то невозможно открыть, не уронив кастрюлю. А звона падающей кастрюли Димка не слышал точно.

Вот так. Что это было, я не знаю. Мистификация со стороны Димки? Возможно. Но я не могу поверить, что Дима, зная свою матушку, вот так вот просто, чтобы произвести на меня впечатление, взял и залил весь мамин новый ремонт борщом. Согласитесь, не лучший способ произвести на даму впечатление. Да и откуда ему было знать, что я пойду именно в это время домой? Никто ему не докладывал, где я проведу этот вечер и во сколько я его закончу. Можно заподозрить обоих юношей в сговоре и розыгрыше, но кухня, загаженная от и до, при такой-то матушке... Или сквозняк распахнул незапертую форточку, кастрюля упала, забрызгав все борщом, ну вот так вот феерично упала, и в то же время Димка вдруг решил зимой ночью в носках и домашней одежде покурить у подъезда? Да если и представить, что это розыгрыш друзей, которые решили наказать Димку за отказ побыть в апартаментах, то каким образом, на каких таких тросиках и какую бабку они спустили с крыши 16-этажного дома до 8-го этажа? Или, если отбросить скептицизм и добавить немного мистики, то что ж это за нечисть такая, до борща охочая? Дом новый, построенный лет пять как. Не на индейском кладбище. Димкина семья — первые владельцы. Да и время не пятница, не тринадцатое, не святки. Февраль месяц, ночь с субботы на воскресенье, число точно не вспомню, но до 14 февраля — до дня влюбленных оставалась неделя или около того, потому что планировалась закупка валентинок. В общем, я так и не смогла найти объяснения произошедшему в ту ночь.

Впрочем, у этой истории есть один большущий плюс. Следующие ночи, до самого приезда Димкиных родителей, мы без всяких протестов со стороны хозяина пользовались углами этой квартиры, и ничего странного никем замечено не было.
♦ одобрил friday13