Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ИНТЕРНЕТЕ»

15 апреля 2016 г.
Первоисточник: pikabu.ru

Автор: Ottlouis

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит ненормативную лексику. Вы предупреждены.

-------—

Полтора года назад пропал без вести мой двоюродный брат. Честно признаться, это не стало шоком для нашей семьи. Как часто говорила моя мама, Егор ведет неправильный образ жизни. Но, разумеется, его исчезновение никого не обрадовало. Почти в каждой семье есть в общем-то положительный человек, который выбрал не тот путь. Егор — один из таких. С самого детства он был головной болью своих родителей: драки, побеги из дома, раннее знакомство с алкоголем… Удивительно, что к своим 29 годам он не оказался за решеткой. Впрочем, сейчас трудно сказать, хорошо ли это. Как минимум, в тюрьме человек находится под присмотром, а что с братом сейчас, не знает ни один городской инспектор.

Полиция добросовестно и безуспешно пыталась отыскать Егора спустя пару недель после его пропажи. Наша вина — мы промедлили с заявлением, так как его исчезновение было делом привычным. Брат мог долго не выходить на связь, находясь в очередном запое или работая вахтовым методом неизвестно где. Но он всегда объявлялся — и не только из любви к семье. Дело в том, что Егор вечно нуждался в деньгах вне зависимости от его доходов. Однажды он нашабашил почти 100 000 рублей, для нашего небольшого города это приличные деньги, для Егора — колоссальное состояние. Каково же было мое удивление, когда спустя три дня он позвонил мне с просьбой одолжить 800 рублей!

Совпадение или нет, но наш последний разговор состоялся как раз на почве очередного займа. Причина была уважительной: Егору не хватало денег на билет до райцентра, где он должен был пройти собеседование на какую-то должность. Он и сам не знал, на какую. Единственное, что он мне рассказал — трудиться предстояло на территории работодателя, а оплата — «АХУЕННАЯ!»

Вчера мне пришло письмо от бывшего однокурсника Стаса. Он предлагал мне подписаться на ряд блогов живого журнала — я заядлый блогер, и Стас это знает. В целом, рекомендации были ни о чем, в одном из блогов были только баяны, другой был посвящен русскому рэпу, еще один — модным течениям. Но был блог, который меня очень заинтересовал. В нем безымянный автор рассказывал об участии в неком научном эксперименте. Пройдясь по нескольким записям, я понял, что анонимный автор — мой брат Егор. Манера письма, фирменные выражения, воспоминания — все в этом чтиве дышало им. Я выкладываю его записи как есть, без смысловых и орфографических исправлений.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
11 апреля 2016 г.
Первоисточник: mrakopedia.ru

Хай всем, это моя последняя запись в этом блоге, да и вообще больше от меня вы ничего, наверное, не увидите. Нет, я не решил покончить с собой. По крайней мере, это не входит в мои планы. Случилась со мной... история. Сейчас поясню, куда я так надолго запропал, заодно попрощаюсь с ПЧ.

Была у меня кошка, звал ее исключительно Дурой. Потому как была она дура кромешная, но любил я ее все равно чертовски сильно. Долго мы жили вместе, но потом она умерла — ветеринар так и не определил от чего. Вроде отравилась, но из дома она не выходила. Хотя Дура могла сожрать что угодно, хоть стиральный порошок, хоть землю с удобрениями из горшка — имя я ей не просто так дал. Так или иначе, оставил я ее у ветеринара, погоревал, пока горевалось, и миску с лотком выкинул, потому что больше никого заводить не хотел.

Но это не история о том, как Дура ко мне приходила потом по ночам. Если она и приходила — я не в курсе.

Дурин ссаный лоток я выкинул, а вот камеру оставил. Маленькая вай-фай камера D-Link на ножке, самая бюджетная — я купил ее, чтобы шпионить за Дурой, пока меня нет дома. Мало ли что. Камера записывать видео нормально не умеет, просто транслирует его в сеть, и по паролю или с приложения можно в любой момент подключиться и посмотреть, сколько горшков с кактусами уже успела скинуть с подоконника пушистая мразь. Ну и плюс там есть датчик звука и датчик движения (это полезно, кидает уведомления на смартфон).

Все, на этой ноте Дура из истории пропадает — зато теперь вы знаете, нафига мне камера в квартире.


∗ ∗ ∗


Живу я в обычной однушке, некоторые из ПЧ у меня вписывались, а кто не был: ну представьте себе такой бабкин вариант. На кухне стремная мебель-балкон-холодильник и колченогое чудо вместо стола, в комнате ковер-стенка-кровать-стол-люстра, ничего особенного. Снимаю, само собой.

Камера уже года полтора как стоит себе включенной на холодильнике в кухне и смотрит через коридорчик на входную дверь в прихожей. Я в нее и не глядел никогда, но иконка уведомления о движении в трее андроида всплывала исправно всякий раз, когда я шел, например, в сортир — простите за подробности. Почему не отключал? Да черт знает — мне оно не мешало.

Ну и вот. Вы уже должны были догадаться. Однажды ночью, когда я сидел и сканлейтил себе спокойно одну хентайную додзинси, лежащий на столе у компьютера телефон коротко прожужжал. Я и ухом не повел, мало ли, что там сыплется. Через минуту телефон прожужжал снова, одновременно я услышал из прихожей какой-то шум. Вроде как тихий скрип и что-то вроде долгого облегченного выдоха. Короче, добыл я телефон и — конечно — камера отчитывается о том, что в коридоре замечено два эпизода движения. Надо ли напоминать, что я один живу. Сначала грешил на глюк, но раньше уведомления были точны как часы, плюс я сам слышал звуки. Прихожей из моего угла не видно, да и сижу я спиной к двери.

Тогда я еще особо не струхнул. Стал подниматься из кресла, оно чуть скрипнуло, и тут же два события: быстрый «шурх-шурх» в коридоре и «вжж» мобильника. Да, ребят, вот такие дела. Вышел, включил свет, все проверил — никого, конечно. Но если слух может и обмануть — техника не врет! Кто-то у меня завелся. Ну, так я тогда решил, будучи человеком, как мне казалось, вполне здравомыслящим. Это может быть крыса или даже голодный кот, сбежавший от мудаков-соседей через балкон или вентиляцию. Судя по тому, что я слышал каждый божий вечер за стенкой, на месте кота сам бы от них сбежал.

Так началась моя война с... этим. Так очко у меня не играло никогда в жизни, и чем дальше, тем становилось страшнее. В какой-то момент я стал подумывать, что схожу с ума, серьезно. Но прошлой ночью я, кажется, просто перегорел. У людей ведь должен быть лимит на количество переживаемого страха?

Чтобы никого не смущать почем зря, детально расписывать не буду, опишу основные события.

Сперва я осмотрел со специально купленным фонариком все темные углы квартиры — их оказалось на удивление много: куча старого хлама на балконе, пространство с трубами за унитазом, под шкафом в прихожей, в шкафу, под ванной и т.д. Никого не нашел. Расставил мышеловки, одну поставил прямо в коридоре, но, матерясь, убрал, когда сам в нее спросонья наступил.

Никто не попался, а ночью опять был скрип. Тандем камеры и телефона успешно отчитался о паранормальной активности в моем коридоре.


∗ ∗ ∗


На следующий вечер я пошел с одногруппниками в бар по случаю дня рожденья К. Вернулся домой уже чуть за полночь, подхожу к двери своей квартиры — и тут в кармане вибрирует мобильник. Да. Чуть не поседел тогда, наверное — камера говорит, в запертой пустой квартире, куда я едва-едва не вошел, что-то двигается.

Я сел на коврик, спиной к своей двери, запустил приложение камеры и как больной, потея, вглядывался в черно-белую (ночной режим) зернистую картинку. Ни движения, ни звука. Сидел там часа три, пока телефон не сел. Под утро вошел-таки в квартиру, ничего не нашел, упал на кровать и все.

Дальше становилось хуже. Как проснулся и увидел на подключенной к сети мобилке новые оповещения (по времени — я уже дрых, когда они должны были прийти), купил в хозмаге мощных лампочек, вдобавок к фонарику, и вкрутил во все патроны, а выключатель в прихожей залепил скотчем, чтобы не отключался. Купил два павербанка, чтобы телефон всегда был заряжен и включен. Пол в прихожей и коридоре засыпал аккуратными полосками муки, оделся и ушел. Натурально, я подготовился к охоте на призраков. Мука же нужна была потому, что на маленьком экранчике на нервах я мог увидеть разное, но для чистоты эксперимента хотел материальных свидетельств, что вовсе я не крезанулся. Что бы там ни двигалось, муку бы оно разворошило.

Сел в засаде на лавочке у своего подъезда, дрожал поровну от холода и страха, пил купленное пиво «Балтика», курил и всматривался в экран. Просидел несколько часов, как пингвин на льдине, и дождался, наконец. Но когда пришло оповещение о движении, я все равно ничего не увидел, хотя и смотрел не отвлекаясь.

Обратно в квартиру возвращался как взломщик, на цырлах. Нет, абсолютно ничего. И мука нетронутая. Я уж и не знал, подуспокоиться уже (типа камера на старости лет глючить начала), или пока все же рано. Начал ковыряться в настройках камеры. Оказывается, детектор звука можно установить по громкости звука в децибелах. Включил его и поднастроил чувствительность. А детектор движения можно включать избирательно: рисуешь на картинке с камеры пальцем область, и все движение за пределами области игнорируется.

Тогда я решил сыграть с пугавшей меня аномалией в «угадай число»: разделил область зрения камеры пополам по вертикали и сказал следить за правой стороной, где кусочек кухни, входная дверь и куда открываются двери в туалет с ванной между ними. Телефон и павербанк таскал всегда с собой, а еще взял с подставки большой кухонный нож — без него тоже не ходил. Ложное чувство защищенности, но мне, моим расшатанным нервам, было необходимо хоть что-то.

Был понедельник, так что я ушел на пары (нож сунул в сумку, да), но с телефона глаз не спускал, только менял павербанки. За целый день — ничего.

Назавтра инвертировал отслеживаемую область, теперь в область слежения попала вся левая стенка коридора, левая часть входной двери и высовывающийся кусочек шкафа (монументальная лакированная советская конструкция, отжирающая половину всей прихожей).

За день пришло три оповещения о движении, и в последний раз мне показалось, что на картинке что-то изменилось. Понимаете, да?

Придя домой, я решил проверить свою догадку и наклеил на дверцы стоящего в прихожей шкафа две тонюсенькие полоски скотча, после чего натурально забаррикадировался в комнате при помощи кресла, но так и не уснул. Хотел еще перевесить камеру, но у ее адаптера коротенький провод, а в прихожей нет розеток. Оставил как было.

О движении было сообщено трижды, но на камере, как и раньше, не было ничего толком заметно, так как и разрешение никудышное, и шкафа видно только кусочек, и ночной режим портит картинку (а, да, забыл сказать, что около двух ночи залепленный скотчем выключатель в прихожей таки умудрился выключиться, так что камера автоматически перешла в ночной режим — в тот момент я, честно, разрыдался как ребенок).

В общем-то, утром мне и не понадобилось проверять скотч, потому как шкаф был приоткрыт. Раньше всегда прикрывался обратно, иначе бы я заметил.

Впав во что-то вроде истерики, размахивая тесаком, я распахнул дверцы... ну и ничего не увидел, конечно же. Старый шифоньер (или не шифоньер? черт разберет эту мебель), которым я не пользовался, встретил меня пылью, дохлой молью, деревянными плечиками и парой пакетов для шмоток. Ну, теперь я хотя бы знал источник движения. С ракурса стоящей на холодильнике камеры почти не видать, что там с дверцами, но чуткая электроника все же различала движение, когда они открывались-закрывались. Одной загадкой меньше.


∗ ∗ ∗


Я к тому времени, честно говоря, совсем «спал с лица» (не мои слова). Стал как можно чаще ночевать у приятелей, вписывался куда ни попадя, лишь бы не просыпаться среди ночи от скрипа дверок и звука выдоха. Завел даже отношения с одногруппницей, чтобы у нее ночевать, но как-то не срослось. (Нехорошо, конечно, получилось. Н., если прочитаешь — ты извини, я был не в себе.)

Большинство же друзей либо живут с родителями, либо в общаге, куда особо не пролезешь. Мне пришлось вернуться домой. Пришлось.

В квартире шкаф нараспашку; я напился пива, а его не стал даже трогать — шкаф казался мне теперь отвратительной живой падалью. Забаррикадировался. Свет в прихожей тоже не стал включать, потому что понял уже к тому времени, что толку никакого — кому надо, тот выключит.

Так я жил. Разве что стал всегда ходить на первые пары, даже раньше нужного, а на выходных — в библиотеку или гулять. Наедине с этим дерьмом у меня в ушах появлялся какой-то писк, нервы не выдерживали, стали дрожать руки. По пьяни я однажды психанул после очередного скрипа и напал на шкаф с ножом. Попортил хозяйке имущество. Ничего не изменилось. Еще через неделю я вырубил, наконец, камеру, чтобы не подскакивать лишний раз. И так было прекрасно слышно, как дверцы распахиваются.

А прошлой ночью оно почти пролезло в комнату.


∗ ∗ ∗


Так что пока, дорогие мои, не поминайте лихом и все такое. Если бы вы услышали этот очарованный выдох, раздавшийся, когда, сдвинув кресло, приоткрылась на пару сантиметров дверь в комнату, надежд у вас осталось бы не больше, чем у меня.

Сегодня я не выходил из комнаты, потому что слышу это прямо за дверью. Не уходит. Из ВУЗа звонила кураторша — я не взял, был занят обматыванием ручки ножа лейкопластырем, чтобы не скользил. Столовый нож — смешное оружие, но другого у меня нет. Я не смогу провести еще одну ночь, изо всех сил упираясь спиной в кресло, удерживая это по ту сторону порога. Должен сделать хоть что-то.

Уже темнеет. Я подготовился, как мог. Отступить смогу только на балкон, седьмой этаж. В крайнем случае — я уже решил — лучше вниз, чем дать затащить себя в шкаф.

Очень жалко маму. Я мог бы быть лучшим сыном. Многое хочется сказать.

Я слышу это. Прощайте.
♦ одобрила Инна
1 апреля 2016 г.
Первоисточник: mrakopedia.ru

Все равно никто не поверит, поэтому запощу тут.

Есть у меня тянка, вернее, теперь уже была. Отношались несколько лет и в последнее время, как водится, отношения стали идти к черту. Джентльменский набор симптомов: стала холодна в общении, раздражительна, секс кончился, ну и так далее.

Как-то раз буквально краем глаза усмотрел у нее на смартфоне апп одного популярного сервиса знакомств. Естественно, возникли нехорошие мыслишки на этот счет, но порыться в телефоне и разрешить свои сомнения шанса никак не представлялось.

Посему решил брать на живца. Поставил себе этот же апп и запилил фейкоанкету. Фотки взял в анкете ВК одного парня из нашего города. Мухосранск у нас небольшой, поэтому начал лайкать всех подряд девок из нашего города и примерно через неделю получил ответный лайк от своей тян, списался с ней, убедился в том, что она такая же, как все, и назначил встречу.

Пришел к назначенному времени, окопался на достаточном расстоянии и стал дожидаться.

Вскоре заявилась моя вертихвостка, вроде и мне подваливать надо, устраивать скандал, лупить ее по мордасам. А на меня мандраж напал, руки трясутся, сердце колотится, пот прошиб. Стою я, стараюсь успокоиться и вижу, как из толпы на остановке подваливает ЭТОТ КАДР с моей фейкоанкеты, о чем-то кратко говорит с бывшей моей кобылой, и они оба сваливают.

Почему я не подошел к ним, не дал ему в табло, а ее за патлы не оттаскал и не макнул лицом в лужу? А потому, что анкету и фотки парня я взял из треда про вконтакты мёртвых людей в здешнем /б и парень этот раздолбался об столб на своем ведре еще в 2014.
♦ одобрила Инна
4 февраля 2016 г.
Первоисточник: ficbook.net

Автор: Vsalik

— Привет, Ксю!

На экране появилось изображение комнаты моей подруги Даши. Сама она сидела на стуле у компьютерного стола и занималась маникюром.

— Привет. Ну как тебе первый день каникул? Определилась, где Новый год будешь встречать?

— Да ну, — фыркнула та. — Денис не зовет, а к Стасу сама не хочу идти. К вам, наверное, завалюсь — вот и всё. Или у тебя другие планы?

— Эх, да какие у меня планы, — только вздохнула я. — Дома с матерью.

В отличие от Даши, настоящей красавицы, блондинки с томными карими глазами, я всегда была серой мышью: жиденькие каштановые волосы, острый нос, да еще и веснушки на щеках. Поэтому вовсе не странно, что очередной Новый год я провожу с мамой — удивительно, что у подруги на праздник нет подходящего кавалера.

— Мы даже елку не ставили, — тем временем продолжала Даша, — а папаня вообще работает тридцать первого до позднего вечера. Побуду с ним до курантов, а потом к тебе — всё равно ляжет спать. Устает он очень.

Дашина мама умерла много лет назад, рожая второго ребенка, который, впрочем, также долго не прожил, и они обитали вдвоем с отцом в стандартной «трешке». Я тоже выросла в неполной семье — только нас покинул папа. Нет, не погиб, просто ушел к другой женщине, когда я еще агукала и в пеленки писала. Эти утраты, казалось, роднили нас с Дашей еще со школы, где мы и сдружились. А потом оказалось, что и жили мы в соседних домах.

— Приходи, конечно, — улыбнулась я. — У меня, правда, тут скука смертная.

— Ничего страшного, Ксю, — будем пить шампанское и смотреть какие-нибудь мультики. Или дебильные огоньки по телику, если захочешь.

— Не захочу! Если только мама моя…

— Да уж, она вечно любит слушать всякое старье. Хотя, кто знает, какие мы будем к старости?

— Хватит тебе, — притворно возмутилась я, — ей еще до пенсии пахать и пахать!

— Ага, примерно как тебе до потери девственности! — засмеялась она.

Я тоже улыбнулась, сделав вид, что оценила шутку. В конце концов, Дашка — моя единственная близкая подруга, и ей дозволено больше, чем всем остальным.

— Подожди-ка, — вдруг прислушалась собеседница, — похоже, папаня пришел. Я сейчас — ужин надо разогреть ему.

Я действительно услышала хлопок двери и тихий звук шагов по коридору. Даша оторвалась от маникюра и, встав со стула, пропала из поля видимости, однако уже через пару минут вернулась.

— Быстро ты, — удивилась я, уже полезшая открывать новую серию любимого аниме.

— Да сразу спать лег, — объяснила Даша, снова принявшись наводить красоту, — устал, наверное, очень. У него бывает. Зашла в спальню — уже лежит на кровати под одеялом, пробубнил что-то непонятное и отрубился.

— Хорошо тебе, — вздохнула я, — как будто одна живешь.

— С мамой-то всё равно лучше было, — пожала плечами та.

— Это понятно…

На некоторое время мы погрузились в молчание, размышляя каждая о своем: я думала, как же это великолепно — жить одной, когда тебя никто не достает, и ты делаешь, что хочешь, а Даша, скорее всего, вспоминала мать. Внезапно наши мысли были прерваны звонком мобильника подруги. Та, сделав недовольное лицо, отложила пилочку и взяла сотовый в руки:

— Алло! Папа… — последовала пауза, в течение которой лицо подруги вытянулось от изумления. — Но как…

Видимо, разговор прервался, и она еще пару секунд с открытым ртом смотрела на телефон, после чего, понизив голос, обратилась ко мне:

— Ксюха… Это отец с проходной звонил — он задержался и только что выехал!

— Отец? Но разве он не в своей комнате?

— Я ничего не понимаю! — Даша перешла на шепот. — В его спальне кто-то лежит на кровати — я точно это видела!

— Почему ты отцу ничего не сказала? — я тоже стала разговаривать тихо.

— Сначала растерялась, а потом он трубку повесил! Ксю, что мне делать?

Было видно, что на Дашу накатывает паника — ее лицо побледнело, а руки затряслись.

— Позвони отцу на сотовый! — предложила я.

— Точно! Я как-то об этом не подумала, — с некоторым облегчением произнесла Даша и набрала номер. — Блин! Недоступен! Или телефон разрядился, или в метро уже.

— У кого-то еще есть ключи от квартиры?

— У бабушки только, но она в деревне живет. Господи! Сейчас, погоди!

Подруга снова сорвалась с места, и я услышала звуки передвигаемой мебели.

— На защелку дверь закрыла и тумбочку к ней подвинула, — объяснила Даша. — Лучше, чем ничего, — она внезапно замолкла и через пару секунд зашептала. — Ксюша! По-моему, он встал с кровати! Боже! Боже мой! Он снова ходит по коридору! Послушай!

В наступившей тишине я явственно различила тихие звуки шагов, раздававшихся по квартире.

— Может, это чья-то злая шутка? — предположила я. — Стас, например, мог сделать дубликат ключей, пока у тебя был.

Стас формально являлся парнем Даши, но все понимали, что он постепенно переходит в разряд «бывших». Возлюбленный до недавнего времени часто ночевал у нее и даже, бывало, жил по два-три дня.

— Точно! — подруга ухватилась за спасительную мысль. — Как же я об этом не подумала! Ну, сейчас он получит! Стас! — закричала она. — Хватит меня пугать, идиот! Совсем свихнулся что ли?

Но вместо ожидаемого смеха из-за двери раздались низкие утробные звуки.

— Ооооооооуууууууу! — как будто выла собака, но голос был гораздо грубее и ниже, чем даже у самого крупного пса.

Почему-то во мне сразу возникла уверенность, что существо могло быть кем угодно, но не человеком.

— Нет, это точно не Стас! — истерически вскрикнула Даша и схватила телефон. — Я звоню в полицию!

Подруга начала набирать номер и поднесла телефон к уху, как вдруг я явственно услышала сильный удар в дверь. Даша, подпрыгнув от страха, выронила телефон, и тот кубарем покатился под кровать.

— Блин! — завизжала она. — Кто бы ты ни был — уходи отсюда! Ксюша! Мне страшно!

— Быстрей ищи сотовый! — закричала я. — Даша, быстрее!

В коридоре опять раздались глухие звуки. Представьте, что вы услышали нечто среднее между громким гудением высоковольтной линии в безветренный день и воем волка или крупной собаки — и тогда, может быть, поймете, на что это было похоже. Снова раздался удар в дверь. Даша дрожащими руками шарила под кроватью.

— Ооооооооуууууууу! — вновь повторило существо.

— Дашка, я сейчас прибегу к тебе! — закричала я, уже готовая броситься к двери.

— Ксюха, нет! Не уходи! Я с ума сойду, если ты меня бросишь! Я нашла телефон! — она действительно вытащила мобильник из-под кровати. — Сейчас… Тут аккумулятор выпал…

Даша принялась лихорадочно собирать сотовый, после чего включила его. Снова удар — и дверь уже начала поддаваться. Подруга вдруг кинулась к окну и, открыв его, завопила, высунувшись на улицу:

— Помогите! Помогите кто-нибудь! Вызовите полицию!

А существо, тем временем, рвалось к ней в комнату и, судя по треску дерева, небезуспешно. Я вдруг поняла, что оно сломает дверь раньше, чем кто-либо доедет до дома подруги.

— Я попробую пододвинуть шкаф к проему! — крикнула Даша и скрылась из вида. — Может быть, это его задержит. Ксю… Аа!

Раздался грохот, подруга коротко взвизгнула, после чего я услышала звук упавшего предмета, и в комнате воцарилась тишина, прерываемая лишь тихим утробным ворчанием того, кто уже находился в ней. Я попыталась себя убедить, что всё могло закончиться хорошо, что это всего лишь шутка Стаса, но в глубине души понимала — ничего подобного не произошло.

— Даша! — позвала я тонким срывающимся голосом. — Ты здесь?

Ответом мне был резкий отрывистый рык, и чья-то тень мелькнула в поле зрения на секунду, после чего скрылась. Нервы не выдержали, и я закричала, вскочив с места, и понеслась в прихожую, быстро накинула куртку и обулась.

— Ксюша, ты чего? — удивленно спросила мама, выходя из кухни, где она мыла посуду. — Куда собралась?

— Даша! — только и смогла сказать я. — С Дашей что-то случилось!

Мать, заметив мое состояние, уже открыла рот, чтобы продолжить беседу, но я не могла ждать — рывком открыв дверь, я выбежала на площадку и стрелой полетела вниз по лестнице. Дорога до Дашиного дома обычно занимала минут пять, но сейчас, кажется, я добралась в три раза быстрее. К счастью, из подъезда как раз кто-то выходил, и я, проскользнув через домофон, уже стояла у квартиры подруги.

— Даша! — я тихо постучала в дверь — Даша!

В квартире раздались шаги, которые я сразу узнала — существо ступало тихо, но твердо, словно не особенно заботилось о скрытности. Нечто дошло до выхода и остановилось.

— Ооооооооуууууууу! — снова раздался этот странный и одновременно страшный звук.

От испуга я сделала шаг назад и вдруг услышала тихое поскребывание и щелчок замка. Кто-то открыл дверь Дашиной квартиры, и та отворилась на пару сантиметров. Я явственно увидела темный силуэт, стоящий за ней, и паника холодной волной охватила меня с ног до головы: я завизжала так, что крик, наверное, услышал весь район, и кинулась вниз. Только снаружи, отдышавшись, я вызвала полицию…

Дашу хоронили в закрытом гробу — что точно с ней случилось, мне не сказали, да и вряд ли я хотела это знать. Отец подруги через три месяца повесился в своей же квартире.

Но для меня самым страшным было вовсе не это: в тот день, вернувшись домой после допроса полицейских, вся в слезах, продрогшая, я обнаружила, что наш с подругой чат еще открыт, и мне поступило сообщение. «Я приду за тобой», — гласило оно. Сомнений в том, что его отправило то самое существо, убившее Дашу, не было.

С тех пор моя жизнь — это постоянный страх. Я убедила маму сменить квартиру — мы переехали на другой конец города. Никогда не пользуюсь программами с видеосвязью. Сплю только при свете, а на двери моей комнаты красуются три замка. Заставляю мать, когда та открывает дверь, с порога кричать, что это именно она. Кажется, окружающие считают меня чокнутой, но мне плевать.

Потому что оно придет за мной.

Рано или поздно.
♦ одобрила Инна
12 ноября 2015 г.
— Сынок, нам с тобой надо бы поговорить о правилах безопасности в Интернете, — сказал я, присев на пол рядом со своим ребёнком. Его ноутбук был открыт, а сам он проводил время за игрой в «Minecraft» на публичном сервере. Его внимание было поглощено виртуальным действием. Сообщения быстро мелькали в боковой части экрана, отражаясь по центру окна для чата.

— Сын, ты можешь оторваться от своей игры на минутку?

Он закрыл ноутбук и взглянул на меня:

— Па, ты снова собираешься рассказать одну из тех дурацких страшилок?

— Что? — я изобразил на лице обиженную гримасу, но затем улыбнулся. — Я думал, тебе нравились мои истории.

Сын вырос, слушая мои рассказы о детях, встречавших ведьм, призраков, оборотней и троллей. Как и многие поколения родителей, я использовал страшные истории, чтобы укрепить в чаде нравственность и преподать уроки безопасности. Отцы-одиночки, как я, вынуждены применять на деле всё родительское наследие, какое только попадает в их распоряжение.

— Я их любил в шестилетнем возрасте. Но теперь я вырос и они перестали меня пугать, они кажутся мне глупыми. Если ты действительно так хочешь рассказать историю об Интернете, ты не мог бы сделать её очень-очень страшной?

Я с сомнением посмотрел на сына. Он скрестил руки и твёрдо сказал:

— Пап, мне уже десять. Я могу держать себя в руках.

— Хм-м-м... Ладно, я постараюсь.

И я начал рассказывать:

— Однажды на белом свете жил мальчик по имени Колби...

Выражение лица сына ясно говорило о том, что его не впечатлило столь банальное вступление.

— Колби попал в Сеть и зашёл на несколько веб-сайтов для детей. Спустя некоторое время он начал общаться с другими детьми в игровых чатах и на форумах. Он подружился с десятилетним мальчиком под ником Helper23. Им нравились одни и те же видеоигры и мультсериалы. Они смеялись над шутками друг друга и играли в новые игры вместе.

После нескольких месяцев дружбы Колби подарил Helper23 шесть алмазов в игре, в которую они играли. Это был щедрый подарок. День рождения Колби приближался день за днем, и Helper23 захотел послать ему крутой подарок в реальной жизни. Колби решил, что нет ничего плохого в том, что он даст Helper23 свой домашний адрес, если тот обещает не говорить его незнакомцам или взрослым. Helper23 поклялся не показывать его никому, даже своим родителям, и отправился готовить посылку.

Я перестал рассказывать и спросил сына:

— Как думаешь, это была хорошая идея?

— Нет! — сказал он, решительно мотая головой. Не смотря на первоначальную реакцию, его затягивало в повествование.

— Так же думал и Колби. Он чувствовал себя неуютно из-за того, что отдал свой домашний адрес тому, кого он прежде не видел в лицо, это чувство всё росло и росло. К тому времени, как он надел пижаму и собрался лечь спать, тревога и чувство вины захватили его полностью. Он собрался открыться родителям. Наказание было бы суровым, но облегчение и чистая совесть того стоили. Он ворочался в кровати, ожидая родителей, которые должны были его разбудить.

Мой сын знал, что дальше обязательно последует жуткая часть. Он наклонился вперед с широко открытыми глазами. Я преднамеренно заговорил шепотом:

— Колби слышал все звуки в доме. Стиральная машина работала в ванной комнате. Ветки царапали кирпичную кладку снаружи строения. Его младший брат ворковал в детской. Были и другие обычные домашние звуки.

Наконец, в коридоре раздались шаги отца.

— Папа! — взволнованно воскликнул парень. — Мне нужно кое-что тебе рассказать...

Его отец просунул голову в дверной проход под странным углом. В темноте казалось, что его рот не движется, и с глазами было что-то не так.

— Да, сынок? — его голос тоже звучал странно.

— Ты в порядке, пап? — спросил мальчик.

— Ага, — произнёс отец странно притворным голосом.

Колби натянул одеяло до подбородка:

— А мама рядом?

— Я тут, — голова матери появилась над головой отца. Её голос звучал фальшиво. — Ты собираешься рассказать нам о том, что ты дал свой домашний адрес Helper23? Тебе не следовало делать этого. Мы же ГОВОРИЛИ тебе, чтобы ты никогда не разглашал личные данные в Интернете!

Она продолжала:

— Он вовсе не был ребёнком. Он всего лишь им притворялся. Ты знаешь, что он сделал? Он проник в наш дом и убил нас обоих! И всё для того, чтобы хорошенько повеселиться с тобой!

Толстый мужчина во влажной куртке возник в дверном проеме. В его руках были две отрубленные головы. Колби заверещал в ужасе, когда мужчина бросил головы на пол, вошел в комнату и достал нож...

Мой сын тоже закричал, закрыв лицо руками. Но останавливаться я не собирался — раз уж я начал, надо было рассказать историю до конца.

— Через несколько часов мальчик умер. Его визги превратились в слабое хныканье, потом утихли вовсе. В наступившей тишине убийца услышал плач ребенка в соседней комнате и вытащил нож из Колби.

Предстояло особое развлечение. Он еще никогда не убивал грудного ребенка до этого и предвкушал сладость этого момента. Оставив мёртвого Колби, он вышел из его комнаты, вошёл в детскую и подошел к кроватке. Подняв малыша в воздух, он стал рассматривать его. Когда он взял малыша на руки, тот перестал плакать, взглянул в лицо убийцы и мило улыбнулся. Убийце никогда до этого не доводилось держать младенца на руках, но он уже машинально укачивал его и даже вытер окровавленные руки о покрывало, чтобы позволить себе ущипнуть младенца за щеку.

— Привет, малютка, — тихо сказал убийца. Тёмное вожделение растаяло в нём, превратившись в теплое и нежное чувство.

Он вышел из детской вместе с младенцем. Взяв ребенка домой, он назвал его Уильямом и вырастил его, как своего собственного.

Я закончил свой рассказ. Сына заметно трясло. Он, заикаясь, проговорил:

— Но, папа, меня же зовут Уильямом?..

Я одарил его любящей улыбкой и потрепал за волосы:

— Конечно, сынок.

Забыв о компьютерной игре, Уильям, всхлипывая, побежал вверх по лестнице в свою комнату.

Я думаю, глубоко в душе ему понравилась моя история.
♦ одобрил friday13
18 июля 2015 г.
Первоисточник: mrakopedia.ru

А ведь когда-то я был другим... На ранних детских фотографиях я всегда улыбаюсь, а в глазах у меня пляшут смешинки. По словам мамы, я всегда был здоровым и радостным мальчиком. Был... Пока всё не оборвал один нелепый случай.

Мне было три года. Было лето. Мы гуляли по парку, и я отбежал в сторону поиграть. И тут на меня накинулась огромная чёрная собака, появившаяся непонятно откуда. Псина была в наморднике, и лишь сбила меня с ног. Но я тогда сильно ударился головой и ужасно перепугался, и весь вечер ревел. После этого случая у меня начались ночные кошмары. Появилось заикание, энурез. Стало дёргаться лицо. И я из здорового мальчишки постепенно превратился в больное и вечно испуганное создание.

Моя память, как это часто бывает у детей, избавилась от этого страшного воспоминания полностью. Я никогда не мог вспомнить ни этот парк, ни эту собаку. Всё, что я помню — это бесконечные походы к врачам, которыми было наполнено моё детство. Я помню очереди в поликлиниках, плачущих детей, белые халаты, холодные касания фонендоскопа и удары молоточка по коленке. Помню ванны с вонючей минеральной водой. Помню, как мне на шею и плечи накладывали влажные салфетки с электродами, и как я засыпал под тихое жужжание гальванических приборов. Помню занятия у логопеда, отвары трав, которые готовила моя мама... В медицинском смысле у меня было очень насыщенное детство. А вот друзей, веселья, игр — этого у меня не было никогда.

Не удивительно, что я вырос закомплексованным одиночкой. Да, проблема была и в моём заикании, и в дёрганых жестах, и в нелепом жирном теле. Но главной моей проблемой всегда был страх, глубоко засевший где-то внутри. Я боялся игр, споров, боялся постоять за себя. Само общение со сверстниками было для меня пыткой. Вместо него я предпочитал сидеть дома за книжкой. Меня обижали и в садике, и в школе. Во двор я старался вообще не выходить. Даже в институте я не смог завести себе друзей. Вот почему, когда погибла мама, я ушёл с третьего курса без сожаления, и превратил оставшуюся мне хрущёвскую однушку в приют отшельника. В ней теперь и проходит моя жизнь.

Я всегда чувствовал, сколько любви и заботы вкладывает в меня мама. Молодая, красивая женщина, она, наверное, легко могла устроить свою личную жизнь. Но вместо этого она посвятила всю свою жизнь мне. Когда я стал старше, мне часто казалось, что мама чувствует какую-то вину за то, что я у неё вот такой, порченый и жалкий. Но от неё всегда исходило такое тепло, такая доброта, что эта неловкость уходила прочь. Я лишь сейчас понимаю, как ей, одной, приходилось тяжело. Время было тяжёлое. Она всегда работала на двух-трёх работах, приходя домой поздно. Я ждал её в пустой квартире, и, забившись в угол, плакал. Я думаю, она была единственным человеком, которого я мог любить. И в тот день, когда её на перекрёстке сбила машина, моя душа наполовину умерла. И теперь я просто хочу быть один.

Моей вселенной давно стал интернет. Там я убиваю время за бессмысленным чтением и пустыми разговорами. Там я зарабатываю свои фрилансерские гроши. И сексуальные образы для мастурбации я черпаю тоже оттуда. То, что я напрочь съехавший извращенец — вряд ли вас удивит. Такому, как я, сложно вырасти нормальным парнем. Девушек у меня, естественно, не было. Более того, даже в фантазиях я никогда не мог представить, как кто-то из них дарит мне любовь. Я девственник даже в своём воображении. Думаю, это крайняя степень, до которой можно упасть. Да, пару раз я пробовал вызвать проститутку. Но это было так мерзко и неестественно, что у меня не вышло ничего, и я забросил это дело.

Моя мизантропия сделала меня женоненавистником. И постепенно у меня сформировалось стойкое отвращение ко всем взрослым девушкам вообще. В итоге, я забросил порносайты, трансляции со шлюхами. Перестал зависать в секс-чатах. И в какой-то момент я отчётливо понял, что по-настоящему меня заводит только порно с детьми... Этого добра в интернете всегда было навалом. Я думаю, вы сами знаете укромные места, где можно накачать хоть гигабайты таких картинок. Но просто голые мальчики и девочки быстро перестали меня интересовать. Я обнаружил, что самое сильное возбуждение я испытываю, разглядывая сцены насилия. Связывание, наказание, всякая извращённая атрибутика буквально взрывали мне мозг. И я быстро переключился на поиски этой специфической продукции, собрав себе немаленькую коллекцию тематического видео и фото.

Если честно — я всегда прекрасно понимал, что всё это мерзко. Но не стоит меня презирать за это. Во-первых, такой, как я, никогда бы не решился проделать подобное наяву. А во-вторых, я испытывал почти физическую потребность в такого рода стимуляторе. Вся эта гадость особым образом затрагивала мою душу и приносила мне какое-то странное облегчение. Может быть, так я переживал свое больное детство и нескладную жизнь. Может, на фоне чужих мучений моё одиночество и вечный страх казались мне не столь ужасными. Не знаю. В любом случае, не вам меня судить.

Постепенно, как это часто бывает с коллекционерами, я пресытился самим предметом коллекционирования. Поиск новых сцен насилия сделался для меня самоцелью, я даже перестал сохранять найденное. Просиживая в сети ночи напролёт, выискивая всё новые и новые редкости, я постепенно сделался своего рода знатоком, и свёл виртуальное знакомство с другими тайными ценителями этого жанра.

Это была предыстория. Я должен был её вам рассказать, прежде чем поведать собственно историю. Вот она.

Всё произошло недавно, совсем незадолго до катастрофы, которая постигла один из скрытых секторов Интернета. Был пятничный вечер. Я сидел у монитора, и, попивая своё вечернее пиво, жевал пиццу и просматривал почту. Было скучно, и я как всегда отправился на охоту за моими любимыми детишками.

В одном из тематических чатов я встретил старого знакомого. Это был alexx_bsx, любитель мальчиков откуда-то из Европы, с которым мы несколько раз до этого пересекались по нашим общим интересам. Поболтав о всякой ерунде, мы перешли к делу. Я скинул ему ссылку на новый архив с зайцами, который выкинули в сеть ребята из Воронежа, и инвайт на закрытый форумчик бойлаверов, куда мой приятель давно желал попасть. Довольный Алекс рассыпался в благодарностях. И хотя по моей теме у него ничего нового не оказалось, он сбросил мне несколько ссылок на тематические подборки, в которых, как он заметил, может отыскаться что-нибудь стоящее.

На том наш разговор окончился. Алекс, очевидно, ушёл мастурбировать на свежее мальчишеское мясцо. А я принялся перебирать тот мусор, который он мне накидал. Хорошего там действительно оказалось мало. Это были какие-то бессистемные подборки частных фото. В основном старьё, причём местами даже чёрно-белое. Но у меня впереди была вся ночь. А именно в такой куче хлама был шанс отыскать что-то любопытное. И я приступил к поискам.

В основном это были фотографии эпохи 80х. Сканы старых порножурналов, частное фото нудистов, пляжная фотоохота и прочий неинтересный «винтаж». Но одна из галерей меня заинтересовала. Это был явно российский контент. Фотки были перестроечных времён. Но были фотографии и куда более древние. В основном, это были любительские снимки очень низкого качества. Но я листал эти альбомы с уважением. Снимать и распространять такое в СССР было просто опасно. Так что каждая из этих сохранившихся фотографий была чудом. А безвестный трудяга, сумевший собрать всё это воедино, совершил настоящий подвиг.

Первое открытие меня ждало в неприметной папочке, название которой состояло просто из серии цифр. Там были пляжные фото голых мальчишек, и несколько гомосексуальных сцен. Но открыв альбом «sliv@» я остолбенел. Это были кадры, явно сделанные самим Сливко. Причём это были не обычные картинки из интернета. Кто-то отсканировал сами плёнки, и выложил фотографии повешенных мальчиков в хорошем разрешении. Очевидно, «любитель жанра» поработал а архиве МВД, и наверняка эти сканы были не единственными. Я был просто взволнован. Работы Сливко, выложенные в сеть — это была настоящая бомба. И я принялся искать дальше.

Других фотографий повешенных пионеров в чёрных ботиночках я не отыскал. Но вскоре мне попалась довольно большая подборка фотографий из уголовных дел по убийствам. В основном это были мёртвые девочки. Глядя на прозаические фотографии растерзанных тел, я временами даже чувствовал дурноту. Так что сексуальное возбуждение от повешенных мальчиков постепенно улетучилось, и осталось лишь какое-то звериное любопытство пополам с гадливостью.

Немного отойдя от этого тягостного просмотра, я принялся копать дальше. Уже хотелось спать, и я ткнул наугад одну из папок. Кажется, она называлась kupala, и в ней было около четырёх десятков чёрно-белых фотографий. Открывая их по очереди, я увидел обычные сценки из жизни каких-то нудистов или неформалов. Множество людей стояли лагерем с палатками в сосновом лесу. Взрослые и дети разгуливали нагишом, жгли костёр, играли, и от этих сцен веяло покоем и умиротворением.

Но затем картина поменялась. Это были уже ночные съёмки, без вспышки, на крупнозернистую светочувствительную плёнку. На фото была уже другая поляна, явно в стороне от лагеря. Посредине горел большой костёр. Взрослые, по-прежнему голые, стояли полукругом вокруг огня, и судя по смазанным движениям, танцевали и размахивали руками. Детей среди них уже не было. Зато у всех на волосах появились ободки вокруг головы, а на шее — бусы и амулеты. У многих в руках были бутылки вина, а некоторые явно курили косяк. Всё это напоминало праздник каких-нибудь хиппи или ритуал язычников. И я решил по-быстрому досмотреть папку и пойти спать.

На следующей фотографии двое мужчин выливали в огонь какую-то тёмную жидкость из трёхлитровой банки, а остальные всё также танцевали в отблесках огня. Потом было ещё несколько фотографий, где несколько девушек окружили высокого мускулистого мужчину, танцуя вокруг него и поднося ему то кружку, то какую-то еду. Было фото, где он целовал грудь одной из девушек. На другой фотографии мужчина с этой девушкой перепрыгивали через костёр. Ещё на одной фотографии две девушки держали в руках горящие головни, а остальные мазали мужчину углем или сажей.

Внезапно я понял, что всё это я просматриваю не зря. На следующей фотографии в кадре появилась женщина. Обнаженная, с густыми распущенными волосами, она держала на руках ребёнка. Женщина стояла спиной к фотографу, и лиц было не разглядеть. Так что было непонятно, мальчик у неё на руках или девочка. Было лишь ясно, что малышу немного лет.

На следующей фотографии ребёнок уже сидел на земле возле огня. Судя по позе, он с интересом глазел на забавы взрослых. Волосы его были коротко пострижены, так что я решил, что это мальчик. Женщине кто-то дал бутылку, и она пила из неё, высоко запрокинув голову, слегка изогнувшись и положив руку себе на бедро. Её силуэт на фоне пылающего костра был удивительно красив. И я невольно залюбовался пленительными изгибами её тела. Это был шикарный кадр. Настоящая удача фотографа.

На следующей фотографии высокий мужик уже стоял напротив мальчика. Он был неподвижен, руки его были раскинуты в стороны. Кожа его была покрыта странным узором, похожим на переплетение стеблей и листьев. А толпа, всё также танцуя и размахивая руками, подвинулась ближе к огню.

Две следующие фотографии получились неудачными. Люди на них сгрудились в кучу, всё было смазано, и ничего нельзя было разглядеть толком. А потом я открыл следующий снимок... Толпа отхлынула в стороны. Ребёнок лежал на спине, освещённый всполохами огня, и, похоже, громко кричал, размахивая руками и ногами. А над ним нависала огромная чёрная тень. Контуры фигуры получились смазанными, но это был явно не человек. «Оно» было в полтора раза выше обычного человека. Голова и шея неестественно вытянуты вперёд, туловище странно изогнуто. На смазанном «лице» не было видно глаз, но зато угадывались очертания огромной, уродливой пасти. А руки, или точнее лапы, были протянуты к малышу. Оторопев, я долго рассматривал это фото. Первой мыслью было, что это фотошоп. Но это никак не вязалось с натурализмом всех предыдущих кадров. Эта чертовщина была такой жуткой, что у меня побежал холодок по спине. И я поскорей открыл следующую фотографию.

На ней была всё та же чёрная фигура. Она уже набросилась на ребёнка, и то ли вгрызалась в его тело, то ли просто присосалась к нему своей огромной пастью. Склонившись над детским телом, тварь оказалась как раз между огнём и фотографом, и было хорошо видно, что она полупрозрачна, и что внутри неё виднеются тёмные полосы и пятна, напоминающие человеческий скелет.

Следующая сцена была удивительно динамичной. Существо как будто переплелось с одной из девушек. Её тоненькая фигурка висела в воздухе, словно обняв это чёрное существо за шею, а толпа обступила их, подняв кверху руки и хлопая в ладоши. Волосы девушки развевались. Было похоже, что её подхватил вихрь, какой-то чёрный ветер, который, словно смерч, вращается среди людей, крутясь, вздымаясь и опадая.

На следующей фотографии толпа вновь расступилась. Всё стояли неподвижно вокруг огня. А чёрная фигура, уже похожая на огромную чёрную птицу, танцевала посреди костра, струясь и переплетаясь с языками пламени.

На предпоследней фотографии костёр превратился в огненный столб, взвившись к небу огромным снопом искр. Фотография вышла засвеченной, но было видно, что все вокруг стоят неподвижно, воздев руки к небу и запрокинув головы. Только женская фигура на переднем плане выбилась из общей композиции. Женщина стояла на коленях, явно склонившись над лежащим на земле ребёнком.

На последней фотографии снова был костёр. Толпа вокруг него как будто опала, потухла, враз растеряв всю свою энергетику. Кто-то сидел на земле и курил. Кто-то прикладывался к бутылке. Люди беседовали или просто стояли, обнявшись друг с другом. На переднем плане вновь была та женщина с распущенными волосами. Она прижимала к груди своего ребёнка, и казалось, что он или мёртв, или крепко спит. Слегка склонив голову, словно рафаэлевская мадонна, она смотрела на своё дитя. И руки её, и изгиб её шеи, и сама её спокойная поза были удивительно прекрасны. Отблески пламени играли на её животе и бёдрах, высвечивали её лицо. Это лицо в отблесках света сперва показалось мне лицом ангела. И лишь когда я вгляделся в него повнимательней, я узнал свою мать.
♦ одобрила Инна
2 июля 2015 г.
Я больше не включаю компьютер. Не потому, что не хочу. Я просто не могу. Теперь в моем сердце обитает частица страха, непреодолимого, холодного, как ночь.

За последние полгода я весьма изменился. Сильно похудел и ослаб. Мои волосы стали покрываться сединой.

Я был простым государственным служащим, работал на безопасность. Вся моя работа заключалась в мониторинге сети, поиске в ней виртуальных правонарушений и антиобщественного элемента. Сутками я не выходил из виртуальной реальности, курируя всевозможные форумы и блоги, наблюдая за тысячами цифр, отражающими отправленные и принятые сообщения. Я следил за этой ненастоящей, выдуманной жизнью миллионов людей, зачастую застрявших в виртуальном мире навсегда. Я и сам стал жителем этой реальности. Но я всегда был в тени, закрытый плотным щитом из программ и вооруженный знаниями о слабых местах, о дырах во Всемирной паутине.

Это был настоящий живой мир. Правда, искусственный, состоящий из единиц и нулей, из кодов на миллионы страниц, которые внезапно начинали жить своей жизнью. И вот перед нами уже была новая реальность, живущая по своим законам, новая экосистема, если ее можно так назвать. Но этот мир был не столь радужным местом. Он был полон грязи и безумства. Всё это стекало сюда из глубин коллективного бессознательного, как в выгребную яму, не имеющую дна. Самые разные люди, находившие себе здесь место, постоянно делали свой взнос, пополняя это болото.

Моя работа была бесконечной, ведь любой мир, будь он естественным или же рукотворным, будет развиваться, изменяться, возводить сам себя или же делиться и множиться.

Наш отдел работал слаженно, постоянно давая положительный результат. К началу осени путем мониторинга в сети нами были пойманы несколько мошенников, расставлявшие свои ловушки в социальных сетях, предотвращены несколько массовых беспорядков, планируемые экстремистской молодежью. Но этого было мало, и начальством сверху перед нами была поставлена иная задача — закрывать преступные ресурсы.

И тогда «под нож» быстренько отправились националистические и наркоманские сайты, ресурсы, хранящие в себе мануалы по производству взрывчатки и зажигательных смесей, несколько «клубов самоубийц», а также ресурсы, раздающие направо и налево пиратскую продукцию.

То был серый дождливый день поздней осени, ничем не отличный от остальных. Именно тогда мы вышли на целую группу сайтов, старых, почти как сам Интернет. Эти сайты были переполнены непонятного рода системными ошибками настолько, что эти ресурсы не должны были существовать вообще, но они все же жили.

Судя по оформлению и большому количеству абстрактных рисунков, сайты создавались для представителей вымирающей готической субкультуры. Ощущение от этих сетевых ресурсов было неприятное, сравнимое с эксгумацией старой могилы. Не знаю, что именно нас здесь заинтересовало, но все же проверка была проведена. Во время нее стали всплывать номера телефонов, имена, фамилии и даты. Некто, кто якобы являлся и создателем и хозяином этих ресурсов, связывался с его посетителями. Мы получали страницы переписки, в текстах которых ужаснейшим образом отражалась деградация человеческого сознания.

Таинственный хозяин задавал своему читателю провокационные вопросы, открывал ему какие-то сакральные тайны бытия, выливая на его голову тонны негатива. И мы видели, как спустя некоторое время даже самые скептические и жизнерадостные начинали паниковать и молили хозяина о встрече, постоянно задавая один и тот же вопрос: «Как освободиться от жизни?». После этого хозяин требовал телефонный номер собеседника...

Мы проверили эти телефоны, и тут-то и всплыло самое ужасное: все эти номера принадлежали людям, пропавшим без вести. Абсолютно все. Это были и дети, и взрослые. Проверяя статистику, мы обнаружили, что все они жили в разных городах. В материалах об их бесследном исчезновении говорилось, что те просто куда-то уходили и больше не возвращались. И все они были связаны между собой только одним человеком — таинственным хозяином сайта. Становилось очевидным, что мы имели дело как минимум с маньяком, а возможно, даже с руководителем некой секты, что в принципе являлось синонимом.

В момент, когда мы продолжали разбирать по частям это электронное гнездо, сайт оживился. Хозяин ресурса вдруг заговорил с нами через электронное послание:

«Я не один. Мы рядом. Наше место движимо. Наша боль не существует. Но мы можем придумать», — гласило безымянное сообщение.

Дальше на экраны полился целый поток бессмысленных символов. Мы продолжали смотреть, словно в ожидании чего-то. И вдруг все рабочие компьютеры, которые выводили на экран проклятые страницы, передернуло. Охлаждение в системных блоках взвыло, изображение на мониторах исказилось, системные динамики загудели. Кажется, к нам забросили вирус. Очень странный компьютерный вирус, который смог обойти все щиты, выставленные нашими программами безопасности.

Тем временем машины начали перезагружаться. Почти все выдали ошибку и застряли на определенном этапе. Все, кроме одного. Тот загрузился, как и следовало, вот только теперь в нем находился странный файл. Мое любопытство оказалось выше осторожности, и я его запустил.

Это было видео длительностью в пять минут. Сначала на нем был виден только черный экран. Качество было низкое, по экрану бежали искры помех. Через некоторое время темнота стала бледнеть, на экране появлялись какие-то пятна, картинка стала проявляться. В нескольких точках видео резко прерывалось, и вместо темного коридора, который начинал вырисовывать перед нами, мелькали образы каких-то насекомых. Теперь мы ясно видели коридор. В его очертаниях, в странных рисунках и надписях на стенах стали угадываться элементы, которые мы уже видели на абстрактных картинках с сайтов. Видео сопровождал непонятный гул. Потом стали слышаться голоса. Очень неотчетливо и тихо. Они читали что-то похожее на молитву. Звуковой ряд был словно испорчен, и было невозможным что-либо разобрать. К концу звук стал реветь, картинка на экране задрожала. Голоса же стали кричать в унисон что-то нечленораздельное. В конце мы увидели, как дверь, невидимая на протяжении всего ролика, вдруг раскрылась, заливая ярким светом весь коридор.

Видео, подобных этому, в сети было огромное количество. Появление их было также не в новинку. Обычно авторство таких «пугалок» приписывалось умирающим от скуки пользователям в сети, вздумавшим создать очередную сетевую легенду.

Этот «хозяин» был психом. Ненормальным, помешанным, как угодно. И, судя по всему, опасным для общества. Кто это мог быть, нам лишь оставалось узнать. Это был вопрос только времени.

И мы его нашли. Место, где должен был проживать наш «хозяин», было обычной квартирой в панельном доме в небольшом городке. На операцию по захвату был отправлен я, один из моих коллег, и как это обычно в таких случаях, небольшой отряд ОМОНа.

Дверь в квартиру была заперта. Но мы имели право ее взломать. Жаль, я тогда не знал, что ждет нас за нею.

За дверью нас ждал коридор, тот самый, из ролика, заполненный темнотой. В свете фонарей на стенах появлялись неясные рисунки и письмена. В помещении отвратно пахло пылью и тленом, как в старом заброшенном склепе.

В коридоре царил гул, издаваемый тысячами мух, залепившими потолок, покрыв его однородной движущейся массой. Посреди квартиры валялось множество костей. И тут эксперта не понадобилось, ведь сразу было видно, что кости человеческие.

Дальше все продолжилось, как в ролике. Мухи над нашими головами вдруг загудели сильнее. Дверь в комнату резко распахнулась, и мы увидели ЭТО.

Посреди грязной комнаты с исписанными стенами стоял компьютер. Его поверхность была покрыта рыжим налетом ржавчины. За ним, в свете монитора откинувшись на спинку кресла, сидел сам наш «хозяин сайта». Нет, это был не человек. Даже пародией на человека это было назвать сложно. Черное, как сажа, длинное и худое тело со склизкой кожей, напоминающей расплавленный гудрон. Местами его кожа была растянута до неестественной длины и черными лентами была разбросана по комнате, крепясь к стенам. Его вид напоминал безобразную кляксу, или же паука из ночных кошмаров в центре своей паутины.

Медленно существо начало поворачивать голову. Его кости двигались под текучей кожей, словно они не крепились к ней. Неестественность сего процесса вызывала рвотный рефлекс. Внезапно нас всех накрыло звуковой волной пронзительного визга. Меня оглушило, и я начал терять сознание. В наступающей тьме я услышал выстрелы. Я проваливался в беспамятство.

Что было потом? Когда я очнулся, то оказалось, что четверо из наших пропали, исчезли, как и все жертвы хозяина. По словам моего напарника, существо исчезло, как дым, когда пуля пробила системный блок компьютера.

Вот так на своей шкуре я ощутил дыхание чего-то неведомого. Меня до сих пор мучает вопрос, что это было, хотя прошло много времени. Я бы назвал это «духом сети», как бы ни антинаучно это звучало. Но почему бы и нет? Легенды и мифы всегда населяли различные неподвластные человеку среды неведомыми и могущественными существами. Глубины водоемов населяли гигантскими монстрами, чертями и русалками, в лесах селили гномов, эльфов и леших, а в доме всегда был домовой. Видимо, все это не такой уж и вымысел. У каждой стихии есть свой Дух. И вот время пришло, и компьютерная сеть, сотканная человеком, стала слишком большой — и тоже стала дикой необузданной стихией.
♦ одобрил friday13
13 февраля 2015 г.
ВНИМАНИЕ: история содержит эпизоды, которые могут быть расценены как порнографические, а также сцены крайней жестокости, но не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. Вы предупреждены.

------

Белла Стар — это довольно известная порноактриса, снимается в том жанре, где связанную женщину сначала шлепают плеткой по попе, а потом суют резиновый член в рот, и я очень надеюсь, что эта история не про неё.

Шесть лет назад, когда я был еще прыщавым юнцом, гормоны уже играли, а девушки казались чем-то недосягаемым, я, как и многие, искал утешения в порнографии, коей в Сети всегда хватало. Для регулярных и комфортных сеансов у меня был толстый интернет-канал, а еще время от времени удавалось заполучить аккаунты тематических сайтов, адреса торрентов или, на худой конец, просто разных порнографических помоек. Специально для всего этого я купил подержанный ноутбук, который не жалко было заражать вирусами, и завел отдельный почтовый ящик, причем приходящий туда тематический спам тоже часто бывал интересен. Так что когда мне с какого-то совершенно левого адреса пришло очередное письмо, я совсем не удивился и даже обрадовался. А содержало оно приглашение на закрытый («только для своих») и бесплатный просмотр «уникальной интерактивной онлайн сессии прекрасной модели Беллы Стар». Будучи не полным дураком, я убедился, что никаких денежных вложений для участия действительно не потребуется, прошел процедуру регистрации и стал терпеливо ждать указанной даты. Даже разницу часовых поясов не поленился высчитать — сессия-то в Америке будет происходить. Получалось, что смотреть это представление я буду глубокой ночью, но тем лучше — спокойней, да и на нужный лад настроиться будет проще.

В общем, в назначенное время я запасся всем необходимым и устроился перед монитором. Сказать по правде, я до последнего был уверен, что это «разводка», но не выяснить это было бы глупо, а ролики с Беллой Стар мне всегда нравились. Но это оказалась не «разводка». Введя пароли, которые я получил с приглашением, я попал на ютубообразный сайт из двух окошек: верхнее для видео и нижнее для чата. Видео транслировало пустую студию, обставленную под средневековую пыточную камеру, посредине стояло крупное деревянное кресло вроде электрического стула или трона, а на стене висела огромная «плазма», по которой снизу вверх бежали строчки текста. Я сообразил, что на экране отображается чат, чтобы каждый мог убедится, что все без обмана. В чате, если можно так выразиться, стоял дикий галдеж, я со своим «свободным английским» едва успевал прочитывать сообщения изнывающих от предвкушения зрителей до того, как они уползали вверх. Понятно, что все задавались весьма закономерным вопросом: а где же, собственно, виновница торжества? Чтобы окончательно развеять все сомнения, я написал в чате «Всем привет!» и, нажав «Отправить», увидел свое сообщение на экране в пыточной комнате. Да, забавно. Первый раз я в таком участвую.

Наконец, в кадр вошла сама Белла. Она была в невозможно коротких шортах и розовой майке. Улыбаясь, она уселась в кресло.

— Всем привет! Извините, что заставила ждать! — сказала она, помахав в камеру рукой.

«Твое опоздание — прекрасный повод тебя наказать», — пошутил кто-то в чате. Сейчас я понимаю, кто это был. И еще я понимаю, что это была совсем не шутка.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
29 октября 2014 г.
Мне 21 год, аспирант, живу в Москве. Не так давно стал часто ездить на дачу, так как ее наконец достроили. Вокруг одни старики живут — СНТ строилось для ветеранов войны, участки раздали именно им, а из тех, кому раздали, в живых уже почти не осталось никого. И их дети уже тоже внуков нянчат, но осенью детей там почти нет — школа и все такое. Только старики и остаются. Меня там полюбили местные, так как руки из правильного места, и помочь не отказываюсь. За это мне таскают вкусненькое вроде домашних блинов или свежих овощей с огородов (свой не имею, ибо лень им заниматься, растет только лук и хрен). Еще грибы собирать люблю, самые обычные — съедобные, ну и ягоды с орехами в лесу. Вообще, лес люблю, наверное, из-за него и езжу на дачу.

Так вот, началось все с того, что этой осенью было какое-то крупное спортивное событие, а у деда (ну не то чтобы деда — мужику лет 60, но пьет так много, что выглядит как дед) по соседству местная шпана бутылкой сбила спутниковую тарелку. А я как раз собрался в лес идти — нож в карман, платок на лицо, кепка, сапоги, штаны — видок, конечно, тот еще. Но лучше выглядеть как диванный Рембо в глухом лесу, чем вернуться с полной задницей клещей и без живого места от комаров. Дорога в лес мимо участка деда как раз проходит, и пока я шел мимо, дед этот меня взглядом провожал, и уже когда я почти прошел мимо забора, окликнул. Взгляд у него, к слову, был замутненный, видать, пил опять. Я подошел, спросил, что у него. А он замялся весь — неудобно, видимо, было, но все же попросил глянуть тарелку. Жалко, конечно, было, ведь если утром не дойти, все богатства у дороги сметут, придется вглубь леса идти, а погода была к дождю. Но не подводить же так деда, сосед все же...

Мудохались мы с этой тарелкой долго — для тех, кто не знает, процедура эта сильно нервы выматывает. Но в итоге телевизор у него заработал, дед прямо просиял. Приглашал выпить с ним, но с такими людьми пить — печени жить недолго. Отказался под предлогом, что в лес успеть надо. Тут дед лысину почесал и заговорщицки так говорит:

— Задержал я тебя, понимаю. Соберут сейчас все там. Давай, чтоб ты там не плутал, я тебе подкину местечко — оно ближе к путям, но там грибов всегда хватает. Сам туда хожу уже много лет, всегда ухожу с полной корзиной.

Отказываться я, понятное дело, не стал. Дед мне карту нарисовал быстренько тропинками. Место было и правда недалеко от железной дороги, только в овраге глубоком. Тут надо сказать, что лес у нас представляет из себя нечто в форме груши, кромку которой отрезает железная дорога. Это не тайга, так что заблудиться не страшно — рано или поздно просто дойдешь до края леса. Уже было часа два дня, и я решил, что пойду прямо сейчас, не возвращаясь домой.

Комары уже проснулись, так что дорога выдалась не самой приятной, и я шел сквозь лес довольно быстрым шагом. Когда я прошел где-то треть пути, услышал раскат грома. И да, совсем забыл сказать — бзик у меня такой есть: таскаю с собой нетбук всегда. У него симка есть 4G, и можно просто из любого места посидеть в Интернете или еще чего поделать. Смартфона у меня нет, да и денег на него жалко, так что ходить с нетбуком мне было удобно. Если бы не эта моя привычка, я не писал бы сейчас этот текст.

В общем, стал я думать, как бы скорее добраться до места. Тут я заметил, что карта, которую дед нарисовал, малость странная: почти прямая линия от того места, где вход в лес из СНТ, а прямо перед тем местом, где я стою, линия делает крюк, огибая где-то километр. Я подумал, что дед, видать, сам так ходит, ибо там, может, спуск или дерево упало, но я-то могу и напрямую идти. Ну и поперся, как дурак, прямо.

Сначала пропали комары. Обычно перед дождем их становится больше, но вот сейчас они просто исчезли. Видимо, в этой области леса сухо было, и я бы не заметил их исчезновения, если бы еще не стало очень тихо. Вроде бы листва шуршит, как обычно, и птицы переругиваются, но вдалеке. А там, где я иду, полная тишина. Даже наушники снял — всё равно.

И тут смотрю — просвет впереди. До путей еще идти и идти, так что полянка, наверное. Я обрадовался, так как зашел довольно далеко, и была хорошая вероятность собрать на поляне клубники. Выйдя на поляну, я первым делом увидел кирпичный фундамент не пойми чего. Просто довольно старые каменные блоки, неровные, сваленные в кучу более-менее прямоугольной формы. Все это обильно поросло травой, но форма виднелась через траву отчетливо. Будь я в другом настроении или сложи я все факты, как складываю сейчас — может быть, повернулся и ушел бы, но нет, надо было залезть внутрь и посмотреть, что там. А там оказался люк из дерева, практически полностью сгнивший — он закрывал дырку в фундаменте, уходящую, по-видимому, глубоко. Я хотел было его открыть, но как только взялся приподнимать люк, он сломался пополам, упав вниз. И вот тут я не на шутку испугался, так как, во-первых, летели остатки люка как-то необычно долго, а во вторых, грохнулись они в воду, но недостаточно глубокую, чтобы заглушить падение. Звук падения был очень громким, и я невольно отскочил от люка, тут же осознав всю ту ситуацию, в которой нахожусь. Я один посреди леса, скоро начнется дождь, вокруг никого — если и были грибники, все уже повернули домой. А тут такой громкий звук. Почему-то сразу показалось, что на меня смотрят из леса, причем не один, а сотня глаз сразу. Показалось, что вся поляна уставилась на меня. Пару секунд я боялся двигаться, но наваждение быстро прошло, и я уже не мог понять, что на меня нашло. Казалось, я был на грани панической атаки на пустом месте. Я заглянул вниз — и вот тут я вконец готов был побежать сквозь весь этот лес назад...

Из глубокой темноты на меня смотрели два глаза, которые никак не могли принадлежать человеку, так как располагались слишком далеко друг от друга. Я не мог оторвать взгляд от них и весь оцепенел от страха, но тут раздался еще один раскат грома, и я, не оглядываясь, рванул из леса. Я никогда в жизни так не бегал, наверное. Бежал, забыв обо всем — о дожде, о том, что сам не знаю, куда бегу, о ветках, которые только чудом не выкололи мне глаза. Выбежал я не так уж и далеко от своего СНТ, но пешком в дождь идти было совсем противно. Все еще не отпускал липкий страх, но дорога и дома рядом успокаивали. В сторону леса не хотелось даже смотреть, но чувство было такое, будто сам лес за мной пристально следит.

Дойдя до дома, я закрыл за собой дверь, включил свет во всем доме и просто упал без сил на кровать, провалившись в сон моментально. Снилась мне какая-то больная ерунда, из которой я запомнил только клацающие где-то рядом зубы в два ряда и нечто похожее на вывернутую наизнанку голову собаки, летевшую за мной медленно, но настигавшую меня, как бы быстро я ни бежал.

Разбудил меня стук в дверь часов в десять следующего дня. На пороге был тот самый дед, весь красный — то ли от вчерашней ночи с собутыльниками, то ли еще от чего-то. Видимо, мой вид все выдал, но деду явно стало легче, когда дверь открылась.

— Ты уж прости, дурака старого... — начал было он, но запнулся, изменившись в лице, будто вспомнив о чем-то.

— Ладно, пойду я, — сказал он после неловкой паузы.

Хотелось спросить у него хоть что-то, но я так и не смог придумать, что — как только проиграл в голове события вчерашнего дня, тут же понял, что все это выглядит так, будто бы мне просто стало страшно в лесу, и я дал деру на пустом месте. С другой стороны, дед все же пришел. Легко, конечно, было убеждать себя, что все в порядке, когда на дворе уже утро и вокруг люди.

В тот день я решил уехать подальше и еще долго не возвращаться, но меня ждал неприятный сюрприз — нетбука, который я таскал с собой, нигде не было. Видимо, я его обронил, пока бежал, может, даже в тот самый момент, когда рванул. Ну и чёрт с ним, подумал я. Даже если бы у меня хватило смелости опять вернутся в лес после вчерашнего, нетбука там не найти никогда в жизни.

На этом бы все могло и закончиться, но нет. Как только я вернулся домой, я понял, что не могу зайти ни в один из своих аккаунтов. «В Контакте» был заблокирован, парочка форумов выдавала, что пользователь забанен, и единственное место, куда я смог войти, был IRC, но на моих обычных каналах было пусто. Подумав о том, что от компа стоит отойти, я позвонил своей девушке и договорился с ней о встрече в одном довольно уютном месте. Через пару часов мы уже сидели вместе и пили кофе.

— Тебя какие-то придурки «В Контакте» взломали, пока ты на даче был, — пожаловалась мне она.

— Гадости какие-то написали?

— Не то чтобы... Я сначала подумала, ты шутишь, а потом поняла, что это какой-то больной придурок пишет, — она замялась.

— Что писал-то? — почему-то мне стало сильно не по себе.

— Про ноги спрашивал. Я его спрашиваю, кто он, и что он делает на твоей странице, — а он все про ноги, ноги...

— Про ноги?

— Ну да.

Она показала мне свой смартфон с историей сообщений. Видно было, что на последние сообщения она не отвечала, потому все они сложились кучей: «Мне бы ноги, как у всех», «Ноги бы мне», «Так ноги болят. Я одну уже уложил, а вторая кричит», «Тяжело без ног, скоро до живота дойдет», «ТЫ ШЛЮХА ШЛЮХА ШЛЮХА ШЛЮХА», «Не кормить их ногами», и еще с десяток таких бредовых сообщений.

Я почувствовал, как бледнею, и постарался резко увести разговор в сторону. А на следующий день я смог зайти в почту — аккаунт удалось восстановить, потому что телефон к нему был привязан. В почтовом ящике была куча писем со сломанной кодировкой, которые ни один онлайн-конвертер не перевел. Я пролистал несколько страниц этих писем, прежде чем дошел до нормальных писем. Последним из них было автоматически составленное письмо от администрации одного из форумов:

«Сообщаем вам, что ваш аккаунт был заблокирован за публикацию изображений со сценами жестокости и насилия».

Я решил написать администраторам этого форума письмо, объяснив все взломом и попросив показать посты, за которые меня забанили, но администрация не ответила. Тогда я завел фиктивный аккаунт и поспрашивал знакомых завсегдатаев форума о том, не видели ли они что-то странное в последнее время от моего старого аккаунта. Один из них мне и выложил примерно такое:

«Ну да, ты в «Болталке» такое запостил, меня чуть не вырвало. Комната какая-то раздолбанная, по колено заполненная кишками всякими с каким-то дерьмом, и посередине жижа лежит из гнили, одни глаза только целые, и кости проглядывают. А на другой фотографии просто небо, будто со дна могилы. Еще и написал там муть всякую в несколько постов, и все про ноги чьи-то».

В этот же день моя девушка попала в больницу — упала с лестницы и сломала ноги. Врачи говорят, что все обошлось, а то могла бы без ног остаться — а так три перелома. А вечером кто-то прислал мне письмо на почту. Текста в письме не было, была указана лишь тема: «Ноги отдай». После этого я просидел некоторое время без Интернета, выжидая, пока аккумулятор потерянного нетбука точно не разрядится.
♦ одобрил friday13
15 октября 2014 г.
Несколько лет назад я был увлечён одной довольно известной моделью. Это действительно была очень красивая девушка — самая красивая из всех, кого я видел. На «Facebook» у нее были тысячи поклонников. Всякий раз, размещая новую фотографию, она писала ещё несколько строк, рассказывая о том, что происходит в её жизни. Поклонники оставляли под записью комментарии, в основном сводящиеся к похвалам, какая она красивая и как они её обожают. Я был в их числе.

Девушка загружала новые фотографии почти ежедневно. Иногда она меняла причёску, фотографировала себя без макияжа, надевала разные платья. Каждое утро перед уходом на работу я заходил на её страницу. Но как-то в течение недели она не выкладывала ничего нового. Поклонники, включая меня, конечно, были разочарованы.

Затем она однажды утром разместила такую запись:

«Я думаю, меня кто-то преследует. Я почти уверена в этом. Надеюсь, это не один из вас! Если это так, то немедленно прекращай, иначе я обращусь в полицию!»

Под записью собралось много комментариев от поклонников, которые писали, что беспокоятся о ней, и просили её подтвердить, всё ли с ней в порядке. Пару дней страница опять простаивала просто так, и мы, поклонники, волновались всё больше. А потом...

Когда я увидел фотографию, опубликованную в воскресенье, меня чуть не вырвало. Это была фотография улыбающегося человека, который держал в руках отрезанную голову той девушки. Под фотографией было сообщение:

«Она теперь принадлежит только мне».

Это было ужасно. Я немедленно позвонил в полицию, чтобы сообщить им об этом. Думаю, то же самое сделали многие другие поклонники.

Через несколько дней в газетах появились статьи о жутком преступлении. Как оказалось, полиция после шквала звонков быстро установила адрес девушки и выехала на место. Они взломали дверь и обнаружили в квартире два трупа — мужчину и женщину. Головы обоих были отделены от тела.

Полиция была в замешательстве. Они знали, кто убил модель, но было совершенно непонятно, кто убил её убийцу. Дело так и не было раскрыто.
♦ одобрил friday13