Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ДЕТСТВЕ»

5 марта 2012 г.
Однажды, когда мне было около пяти лет, я отдыхал на пляже с матерью. Это был пустынный пляж, заросший рогозом и камышами. Мать загорала неподалёку, а я копал ямы в песке, когда вдруг наткнулся на что-то, завёрнутое в полиэтиленовый пакет. Развернув пакет, я обнаружил в нём какую-то странную куклу. Её тело было сделано из ткани, напоминающей тёмно-коричневую обивку дивана. Вместо глаз — две белые пуговицы. Туловище было туго обмотано красной ниткой. Но самая странная деталь — из головы торчали светлые волосы. Настоящие. Они были влажные, и на них было нечто вроде запекшейся крови почти у самых корней. Ещё что странно, у куклы был большой вес: похоже, она была наполнена не ватой, как это обычно бывает.

Тут моя мать подошла ко мне, и я увидел на её лице страх. Она выхватила куклу у меня из рук и унесла куда-то в лес. Минут через десять она вернулась и сказала: «Я закопала её. Больше никогда об этом не вспоминай». И я, наверное, так и не вспомнил бы про этот случай, если бы недавно не увидел произошедшее во сне.
♦ одобрил friday13
5 марта 2012 г.
У вас когда-нибудь была лазерная указка? Со сменными наконечниками и разными картинками? У меня она раньше была любимой игрушкой. Ну, знаете, над учителями поприкалываться, в прохожих посветить...

Однажды вечером я придумала новую забаву — притворяться, что я исследую новый мир с помощью волшебного фонаря-указки. Была осень, девять часов вечера, поэтому вечерами царила полумгла, и огонёк указки в ней смотрелся очень красиво.

И вот, когда я уже подходила к дому, я увидела в заборе строящегося рядом дома дыру, через которую мы с друзьями днем часто лазали на эту самую стройку. Внутри была полнейшая темнота, и я решила посветить в неё напоследок и пойти домой.

Я начала светить в дыру. Когда я увидела, что произошло дальше, у меня чуть не остановилось сердце. За лучиком указки резко высунулась рука и тут же исчезла обратно. Рука была бледная, грязная, с поломанными ногтями и очень сильно проступающими венами.

Сердце билось так сильно, что, казалось, оно сейчас выломает мне ребра. Но детское любопытство взяло верх над страхом. Я решила выманить это существо. Оно пойдет за огоньком, и я увижу его.

Красная точка снова появилась в темноте. Я водила указкой туда-сюда, все ближе к себе. Снова высунулась рука. Я подавила крик, продолжая светить. Только коленки очень сильно дрожали.

Вслед за одной рукой высунулась вторая. За ней голова, напоминающая раздутый донельзя белый воздушный шарик. Вот тут я испугалась по-настоящему и закричала. Я не могла бежать, не могла двигаться — просто кричала. Слава Богу, было не очень поздно, и консьержка всё еще была у себя. Она выбежала и спросила меня, что случилось. А я только тупо указывала пальцем на дыру, в которой секунду назад исчезло это существо.

Меня отвели домой, напоили чаем, расспрашивали, что случилось. Когда я им рассказала, они не поверили — списали всё на детское воображение. Но я до сих пор уверена, что это существо мне не померещилось.
♦ одобрил friday13
23 февраля 2012 г.
В детстве я любил днём, когда родители уходили на работу, стоя на табуретке, смотреть в дверной глазок из любопытства (особенно если на лестничной площадке были люди). Как-то раз я таким образом наблюдал за двумя беседовавшими незнакомыми старушками, и тут снизу, заслонив весь глазок, появилось большое искажённое до жути человеческое лицо. Меня это очень напугало, я едва не свалился с табуретки. Насколько я помню, больше я не подглядывал в глазок.
♦ одобрил friday13
22 февраля 2012 г.
Всё началось в детстве. Мне нравилась одна соседская девчонка — она приезжала иногда на дачу и мы играли с ней. Мне было шесть лет, когда она перестала приезжать. В соседский дом стали приезжать какие-то другие люди. Я спросил у них, где Маша и её родители. На это они ответили мне, что они уже десять лет живут в том доме и никакой Маши не знают. Я спросил у родителей, что происходит — они сказали мне, что я фантазёр, и посмеялись. Маши я с тех пор не видел. Историю я с возрастом позабыл, списав на детские фантазии.

Когда я вырос, подобная история повторилась. На выезде из моего маленького захолустного городка была больница. Мне было двадцать, лет когда я увидел, что она заброшена, причём она выглядела так, будто заброшена уже лет тридцать. А я готов поклясться, что месяц назад проходил мимо неё, и вокруг стояли скорые и приходили посетители. На все мои расспросы люди крутили только пальцами около виска. Тогда я начал серьёзно задумываться о происходящем.

Наконец, сегодня произошло событие, которое и заставило меня всё это вспомнить и написать. Напротив моего дома росло дерево. Это был здоровый дуб — я играл под ним, когда был ребёнком. Сегодня утром я проснулся, посмотрел в окно и испытал шок: на месте дуба теперь растёт берёза...

У меня две версии об этих происшествиях, не исключаю обе — либо я схожу с ума, либо с окружающей меня реальностью действительно что-то не так.
♦ одобрил friday13
14 февраля 2012 г.
Мне было шесть лет. Жили мы втроем — я, сестра (тогда ей было 12) и наш отец в доме, которому на тот момент было около 120 лет. Чтобы попасть к нам в квартиру, нужно было миновать две двери. Первая нижняя дверь имела тогда странный замок, который можно было открыть любым ключом, и поэтому на ночь она, как и верхняя вторая дверь, закрывалась на большой кованый крючок.

Тот вечер был одним из обыденных вечеров. Сестра ушла ночевать к бабушке, а отец ушел на работу — у него была смена с 16.00 до 00.15. Конечно, мне были даны строгие инструкции — обе двери закрыть на крючки и не открывать, пока я не услышу, что в окно бросили камушек и позвонили три раза. Этот ритуал отец проделывал каждый раз, когда я ждала его с работы.

На часах было 23.30. Я сидела в большой комнате и смотрела всякую ерунду по телевизору (времена были советские, следовательно, ночью, кроме новостей и спортивных трансляций, ничего не показывали). Душу грела мысль, что скоро придет отец и, выпив стакан теплого молока, мы ляжем спать. Вдруг раздался резкий звонок. Вроде ничего особенного, но мне стало жутковато. Звонили долго и настойчиво. Я подошла к верхней двери, но выйти не посмела. Так и стояла у закрытой верхней двери, пока звонки не стихли. Я выдохнула и уже было собралась идти в комнату, как вдруг раздался стук в верхнюю дверь. Я чуть не умерла со страха, а между тем стучали все сильнее и сильнее. Я просто оцепенела. Так и стояла бы, но потом в дверь начали ломиться — она вся тряслась. А в голове у меня была только одна мысль: как такое возможно? Ведь нижняя дверь закрыта! Я прибежала в комнату, села с ногами на кресло и закрыла уши и глаза. Сидела и молила папу, чтобы он быстрее пришел...

Тишина наступила внезапно. И тут я в ужасе поняла, что телевизор не работает...

Вскоре пришел отец — бросил камушек в окно, три раза позвонил. Но я не решалась выйти — уж очень боялась увидеть незваного гостя, который ломился ко мне. И только когда я услышала, как отец вместе с соседями кричит мне, я пулей вылетела и открыла ему дверь. Конечно, я все рассказала ему, на что он ответил: «Здесь это часто бывает, но лучше об этом не говорить. Ты, главное, ничего не бойся. Пока ты в квартире, ты в полной безопасности».

Сказать, что этот ответ меня удивил — значит, ничего не сказать.
♦ одобрил friday13
9 февраля 2012 г.
Мне было семь лет, брату пять, лето мы проводили в деревне с бабкой. Бабка на самом деле была прабабкой, но достаточно бодрая, держала поросят и другую живность. За нами особо не следила и мы большую часть времени были предоставлены сами себе. Единственным ограничением был запрет выходить за двор. Но нам и во дворе было много развлечений. Например, огромный дворовый пес — у него была будка, а его цепь позволяла бродить ему по большей части двора. Сначала мы развлекались тем, что дразнили его и отбегали на безопасное расстояние (цепь не позволяла ему нас достать), но скоро это наскучило, потому что он к нам привык, лаять на нас перестал и вообще стал к нам настроен миролюбиво. Позволял себя тискать, обнимать, трепать его по шерстке, а бабка разрешала нам выносить ему еду в миске.

Особым развлечением были вечерние посиделки вне двора. С внешней стороны забора была скамейка, спинкой служил сам забор, на этой скамейке вечером, закончив хозяйственные дела, собирались бабкины подружки. Вели свои старушечьи разговоры, мыли кости знакомым, да грелись под заходящим солнцем. Нам с братом на это время позволялось бродить по дороге, бегать за уличными псами или возить палкой по лужам. Эти вечерние прогулки вне двора радовали нас — все-таки развлечений улица давала больше, чем двор. Поэтому, как только начинало вечереть, мы канючили с братом в два голоса: «Баба, пойдем погуляем». В одну из таких прогулок мы прошли по дороге чуть дальше. Через три дома дорога поворачивала направо, превращаясь в грунтовую, и вела к трассе, к выезду из деревни. А перед поворотом мы увидели дом. Дом как дом, только окна заколочены, и огород ровно зарос сорной травой. К дому мы даже не подошли — бабка позвала нас, и мы вернулись под ее бдительный взгляд. Поздно вечером, уже лежа в кроватях, мы обсуждали с братом тот дом: он показался нам загадочным, и загадку эту требовалось отгадать.

На следующее утро мы решили нарушить запрет на выход со двора и исследовать тот дом. Просто вышли за калитку — были уверены, что бабка нас не хватится. Дошли до того дома и просто перелезли через низкий забор. Днем дом казался совсем обычным; ну, окна заколочены, ну, на двери замок. Ничего страшного или необычного в доме днем не было. Мы обошли вокруг, всё вокруг поросло травой, было жарко, пахло пылью, слышались звуки птиц и даже голоса людей с дороги. Было тихо и как-то безмятежно. Сделав пару кругов вокруг дома, мы были разочарованы и решили возвращаться.

— Я пойду в туалет, — сказал брат.

— Сделай это здесь.

— Нет, не могу здесь.

— Да какая разница?..

Но всё же он не стал справлять нужду во дворе. За огородом был туалет, и брат пошел туда.

«Дурак, — подумал я, — мог бы и в траву, ждать его теперь». Я сделал еще круг вокруг дома, попытался заглянуть в заколоченное окно, но там было темно, и ничего я не увидел. Мне надоело ждать, и я пошел к туалету, распахнул дверь — там никого не было. Разозлившись на брата, что ушел без меня, я пошел домой. Шел и злился, что он убежал без меня.

Во дворе бабка кормила собаку. Я спросил у нее, где брат, и она ответила, что только что тут был. Это меня несколько огорчило, потому что и я только что «тут был». Значит, брат не вернулся. Я на всякий случай заглянул в нашу с ним комнату. Обошел двор. Еще раз спросил у бабки — она разозлилась и ответила, что не намерена играть с нами в прятки. Тут я физически ощутил, что означает выражение «сердце в пятках». Вдруг я понял, что брат-то мой провалился в туалет того дома. Я же не заглянул туда! Побежал изо всех сил обратно, по дороге представляя, как брат мой тонет в нечистотах, а может, уже и захлебнулся. Рывком открыл дверь туалета и посмотрел в дырку.

Там была просто земля. Совершенно сухая, твердая. Не было ни лужи, ни свежей какашки. Я потыкал палкой в эту землю. Совершенно очевидно, что проваливаться тут некуда. Я ничего не понимал. Было глупо говорить бабке, но выхода не было. Куда мог деться брат? От того дома до нашего всего ничего, от калитки видно калитку, свернуть совершенно некуда. В растерянности я перелез через заборчик и пошел к нашему дому. Навстречу мне по дороге бежали люд, один мужчина, нес что-то на руках. Что-то большое. Я побежал навстречу. Сначала я узнал футболку брата, а потом и его самого. К нашей калитке мы подбежали одновременно. Футболка брата была порвана, на плече была кровь. Выбежала бабка, запричитала, брата внесли в дом, мужчина стал говорить, что нашел его возле своего дома. Брат увидел меня, схватил за руку и притянул к себе.

— Я живой? — спросил он меня на ухо.

Я ответил утвердительно. Он несколько раз переспросил: «Точно?» — но уже не на ухо, слышали и другие. Я только говорил, что, мол, точно-точно. Люди разошлись. Особых повреждений на брате не было, только плечо расцарапано, футболка грязная и надорванная. Увидев, что ничего особого с братом не случилось, а на его эмоциональное состояние не обращая внимание, бабка велела нам умыться и ушла. Мы остались с братом вдвоем. Он смотрел на меня, и мне было страшно спросить у него что случилось. Помолчав немного, брат еще раз спросил:

— Я живой?

Я разозлился. Что за вопрос?

— Да живой ты! Ты что, дурак?

— А ты живой? — спросил брат.

Это вывело меня из себя. Я принес ему чистую футболку и завалился на свою кровать. Больше мы ни о чем не разговаривали, я был зол и решил оставить всё на утро.

Меня разбудила мама. Это было удивительно и приятно. Родители должны были приехать только в конце лета, но увидев маму, я обрадовался, потому что успел соскучиться. Но оказалось, что мама не рада. Достаточно сухо она велела одеваться и идти к машине. Я оделся и вышел во двор. Во дворе был отец и какие-то люди. Я подошел к отцу поздороваться, он потрепал меня по голове и велел садиться в машину. Всё было странно. Я понимал, что произошло что-то, но не понимал что. И тут я увидел бабку, она была в слезах. И было боязно спрашивать, что случилось — на меня не обращали внимания. Взрослые были заняты.

Лишь спустя некоторое время до меня дошло из разговоров, что брата никто не находил и не приносил. Он просто пропал.

Больше я его никогда не видел и в деревню не приезжал. Но в последнее время я вспоминаю этот случай все чаще и хочу снова увидеть тот дом.
♦ одобрил friday13
31 января 2012 г.
Было мне тогда 11 лет. Отца у меня не было, но был отчим. Мы с матерью остались в нашей двухкомнатной квартире, а он уехал в командировку в другой город. Легли мы спать, и тут все началось...

Я проснулся глубокой ночью, сколько было точно времени — не знаю. Проснулся я в ужасе: над моей кроватью стояла тень. Это был человеческий силуэт, слегка вытянутый, голова была овальной, плечи узкие, да и сам «силуэт» был словно вытянут немного. Оно стояло неподвижно, но я чувствовал, что оно смотрит на меня. Мне было до жути страшно, и я не придумал ничего лучше, кроме как спрятаться под одеяло. Хотел было закричать и позвать на помощь мать, но подумал, что она мне не поверит.

Не знаю, сколько времени прошло, но я решил выглянуть из-под одеяла. Убрав одеяло с лица, я увидел, что силуэт куда-то исчез. До сих пор не понимаю, как мне хватило смелости выйти в коридор, но я сделал именно так. В темноте нащупав свой игрушечный автомат (смешно, но я думал, что он мне поможет), я решил заглянуть к матери в комнату. Мне почему-то показалось, что она в опасности.

Дальше было нечто невообразимое. Сделав пару шагов по коридору (свет ума не хватило включить), я уже мог заглянуть в открытую комнату матери. От страха меня, наверное, переклинило: над маминым диваном стояло уже ТРИ таких силуэта. Тот самый «вытянутый», второй — у него были человеческие ноги, но голова просто огромная, была видна его зубастая открытая пасть и... я даже не знаю, как их назвать... лапы, что ли, вместо передних рук. И он склонился над моей матерью. Третий сидел на четвереньках и был так же неподвижен, как и «вытянутый».

Я пулей побежал в свою комнату и запрыгнул назад под одеяло, дрожа, как осиновый лист. Мне было так страшно, что я решил закричать и позвать на помощь мать. И я кричал. Я звал ее несколько раз, но она так и не пришла. Пролежав еще некоторое время, я решил пойти к ней, чтобы проверить, все ли в порядке. Но едва я вылез из-под одеяла, то увидел, что рядом с моей кроватью стояли ОНИ. Те три существа, что были рядом с моей матерью, уже находились возле меня, и все, как один, уставились на меня. Впервые этот «вытянутый» оживился. Он начал ходить по квартире. Сначала подошел чуть ближе ко мне и словно склонил свою голову, глядя мне в глаза, потом вышел в коридор и пошел к моей матери, как я понял. Затем вновь вернулся и опять застыл. Остальные же двое просто стояли рядом и ничего не делали.

Все это время я наблюдал за происходящим. В какой-то момент я подумал, что мне все это кажется, это всего лишь сон — и решил отвернуться от них к стене, накрывшись одеялом. Лучше бы я этого не делал... Повернувшись к стене, я увидел на ней своё отражение — на стене, где нет никаких зеркал, только простые бумажные обои, я увидел себя! Только это был не я: когда отражение резко открыло глаза, я увидел, что они были желтые, как у кошки. Оно смотрело на меня пустым взглядом, а затем стало подниматься куда-то наверх. Я зажмурился и провалился в забытье.

Проснулся с рассветом, как ни в чем не бывало. Первым делом пошел проверить мать — она лежала на своем диване, будто ничего не произошло. Потом ничего рассказывать ей не стал — думал, что не поверит.
♦ одобрил friday13
30 января 2012 г.
Хочу вам рассказать историю, которая случилась со мной в возрасте пятнадцати лет. Собрались мы всей семьей отдохнуть у знакомых летом. Проснувшись, я, честно говоря, себя уже не очень хорошо чувствовал, даже не хотел ехать, но потом все-таки вспомнил, что пообещал, и мы все вместе поехали.

Прибыв к реке и искупавшись, я бегом побежал к родителям, чтобы взять полотенце, но добежать не успел — поскользнувшись на траве, скатился по склону к реке. А там добрые люди повыкидывали бутылки, и с моим везением попалась одна разбитая. В общем, порезал я себе хорошо ногу. Родители начали паниковать — мол, будет заражение, потеря крови и всё такое. Даже хотели меня домой отправить, но я им не хотел портить отдых и сказал, что дома у знакомых заклеим ногу. Родители согласились.

Приехали к этим знакомым домой, покушали, пообщались. Дело близилось к вечеру. Посмотрев фильм на ночь, я спросил, где я буду спать. Меня отвели в комнату с храпящим дедом на полу (спал он на пледе). Я лег, но так как я был парень городской не привыкший ко всякой скотине, мычание коров и лай собак за окном в сочетании с храпом старика меня сильно раздражали. Пролежав до двух часов ночи, я стал потихоньку привыкать к шумам и начал дремать.

Вдруг, к моему удивлению, все затихло: ни храпа, ни шумов на улице уже не было — тишина. Я почувствовал, что на меня кто-то смотрит. Мне сразу стало страшно, но после того, что я увидел благодаря фонарю с улицы, меня кинуло в холод, а тело стало как будто не моим, ватным и неподвижным.

Я увидел возле кровати силуэт человека, который улыбался, держа пальцы во рту. Потом, будто зная, что я на него смотрю, силуэт начал засовывать руки себе в рот, да так глубоко, что я подумал, будто он их ест. Потом он выплюнул то, что осталось от рук (мне показалось, что пальцы всё-таки были объедены), и нагнулся ко мне. Я сделал вид, что сплю, и, невнятно бормоча будто бы во сне, развернулся лицом к стене. Было очень страшно. Он стоял возле меня, никуда не исчезая — я чувствовал его присутствие. Он дотронулся своим языком до моей головы. Ощущение было такое, как будто он собирается съесть и меня тоже. К страху добавилось отвращение. Я начал тихо читать молитву, а он стал тихо смеяться — мол, не поможет тебе молитва. Но вдруг все затихло. Больше я ничего не слышал и не чувствовал, но в такой позе я пролежал до самого утра. Тогда-то я и обнаружил, что на подушке и на моих волосах, там, где ночной гость касался их языком, остались следы какой-то вязкой прозрачной субстанции.

Больше я в гости к этим людям не приезжал. Никому ничего не рассказывал, но до сих пор, как вспомню этот страшный смех, мне становится жутко и противно.
♦ одобрил friday13
У каждого, наверное, есть связанные с детскими годами странные, а порой и просто жуткие воспоминания. Я напишу о своих в том порядке, в каком вспомню.

Первое странное воспоминание. Даже не помню, сколько лет мне было — наверное, не больше пяти. Я был с родителями в деревне, спал. Тот, кто был в деревне ночью, тот знает полную тишину, когда не гудит, не шипит, не стучит вообще ничего. И вот ночью я проснулся. Просто так. Чувствую, что-то не так с дальней стенкой. Во мне проснулось детское любопытство, и я пошел к ней. От нее исходил какой-то странный шепот или гул. Я был слишком глуп, чтобы пугаться, поэтому прислонился к ней послушать. Следующее, что я помню — как меня поднимает мама с испугом в глазах, а за окном уже светло. Я валялся около той стены, когда она меня нашла утром.

Второй случай. Мне семь лет. На улице темно, где-то 9 часов. Качаюсь на качелях-перекладине с соседской девчушкой, задираю голову вверх и вижу прямо над собой, на высоте всего каких-то десяти метров три объекта в виде треугольника. Каждая размером с горошину, светятся мягким оранжевым светом. Следил, пока они не воспарили ввысь и не улетели за горизонт.

Третий случай. В 13 лет я гулял с другом возле лесополосы. Проходя мимо припаркованной там давным-давно машины, мы оба (причём друг даже раньше меня) дернулись, отпрянули от нее с криком и убежали со всех ног. Я первым опомнился и спросил, что он увидел. Друг сказал, что видел за рулем скелета с платком на шее. Смак заключается в том, что я увидел то же самое.

Четвёртый случай. Я ночевал у бабушки. Смотрел ночью телевизор (канал «Рен-ТВ» — кто помнит, тот поймёт), когда раздался стук в окно. Четвертый этаж, балкон, ночь, я один... и стук в окно. Наверное, это был самый жуткий момент в моей жизни. Меня словно током пробило, я весь напрягся, молясь, чтобы мне это показалось. Но тут стук повторился. Я вскочил с кровати и убежал из комнаты в туалет, запер дверь и сидел там, кусая пальцы, до утра, пока дед не нашел меня там. Я потом долго думал, что бы это могло быть, но ни к чему не пришёл. Стук был методичным, как стучат в дверь — по пять ритмичных ударов. Снаружи не было ничего, что могло бы биться в окно.

Пятый случай. Однажды я остался в школе до 9 часов вечера зимой практически один, разве только внизу на первом этаже сидел сторож. Я был на пятом этаже, закрыл кабинет и шел по коридору к лестнице. Тут выключился свет. Я подошел к окну — свет выключили во всем районе, даже фонари не горели. Спускаясь вниз, я краем уха услышал девичий голос и что-то, похожее на звон колокольчиков. Испугавшись, я побежал вниз. Когда я был уже на втором этаже, включили свет.

Внизу охранник спросил меня, почему я бегу. Я спросил, есть ли еще кто в здании, и он ответил, что я последний и показал ключи от всех кабинетов — не было только моего ключа. Тогда я спросил про отключение света. Охранник сказал, что он все время был здесь и свет ни разу не гас, хотя я прекрасно видел в окно, что на первом этаже его тоже не было...

И ещё один случай напоследок. Однажды я играл с соседом на приставке, когда отключили свет. От нечего делать мы закрылись в комнате без окон, взяли фонарики и стали дурачиться. И в этой темноте, около стойки с обувью у пола мы увидели лицо старухи в бигудях с оскаленными зубами. В этот раз я тоже первый спросил, что он видел — друг, весь дрожа, пересказал в точности то, что видел я.
♦ одобрил friday13
19 января 2012 г.
Хочу рассказать историю из моего детства. Мне тогда было 6 лет. Представьте — осень, пасмурное небо, дует холодный ветер. Я собираюсь уезжать домой из дачи, так как летний сезон кончился. Попросив у родителей прокатиться на велосипеде в последний раз я еду вокруг дач. Возле опушки дорога разделяется на два направления — одна ведёт мимо леса, другая в центр дачного поселка. Я выбираю ту, что длиннее — лесную. По правую руку от меня безлюдные дачные участки, по которым видно, что все уехали. По левую руку — лес, тянущийся вглубь километров на десять, а то двадцать.

Еду я по этой дороге и вдруг вижу: впереди из леса на дорогу выскакивает человек — мужчина с маской на лице, весь в черном, одет в черный плащ-накидку старинного кроя. Глаза за прорезями маски блестят, как стеклышки, в руке нож, украшенный какими-то самоцветными камнями, а на нижней части лица, не скрытой маской, играет дикая и страшная улыбка. У меня сердце в пятки ушло — виляю из стороны в сторону, вижу, что он все ближе и хочет поймать меня. В итоге резко сворачиваю в кювет и со всей силы вращаю педали, проносясь мимо него. У меня шок — я чувствую, что он бежит сзади, но боюсь оглянуться. Когда в конце концов оглянулась, то увидела, что за мной уже никого нет: преследователь исчез.

С того дня прошли годы, а я до сих пор не могу понять — кто это был?..
♦ одобрил friday13