Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «В ДЕТСТВЕ»

9 октября 2011 г.
Я завидую обычным людям. Под «обычными людьми» я имею в виду тех, кто не видит постоянно всякую жуть. Сколько себя помню с детства, я часто замечаю то, что другие люди не видят. Когда был маленький, то думал, что все должны это замечать, и сильно обижался на родителей, когда они ругали меня за то, что я напридумывал всяких гадостей. Потом привык. И нет, предвосхищая неизбежный вопрос — как любит повторять герой моего любимого комедийного телесериала (кстати, он тоже «не такой, как все», и тем кажется мне немного родным): «Я не сумасшедший — мама меня проверяла». Никаких психических отклонений врачи у меня не обнаружили. Вообще, всех странных случаев, связанных со мной, не перечесть, так что эта история будет первой из нескольких.

Мне тогда было лет семь или восемь, а моему младшему брату, соответственно, три-четыре годика. Он ещё спал в одной комнате с родителями, а я ночевал в отдельной детской комнате. Вечером я напился фруктового сока и лёг спать. Естественно, посреди ночи проснулся из-за переполненного мочевого пузыря. Темноты я не боялся (да и сейчас не боюсь, несмотря на то, что иногда в ней мерещится разное), поэтому спокойно встал и направился к выходу из своей комнаты. У закрытой двери комнаты остановился, ибо услышал за ней звуки шагов где-то со стороны кухни и негромкое бормотание, будто беседуют несколько человек. Тогда подумал, что пришли какие-то гости — хотя какие, если подумать здраво, могут быть гости посреди ночи?

Итак, открываю дверь, выхожу из детской. Дверь кухни у нас всегда стояла открытой, поэтому вижу, что свет в кухне не горит. За окном светит уличный фонарь, поэтому в квартире была не полная тьма. И вот в этом полумраке я отчётливо различаю, как по кухне ходят кругами люди. Человек пять-шесть, они едва умещаются в тесной комнатке. Ходят кругами друг за другом, ни на секунду не останавливаясь. Я уже и не вспомню, кто как выглядел, но они казались вполне реальными, без всякого потустороннего налёта. Просто люди в светлых одеждах, были среди них и женщины с длинными распущенными волосами. Они всё бормотали, будто говорили друг с другом. Слов я различить не смог, как бы ни старался.

Я окликнул, не сходя с места, маму и папу, но они не ответили. Я понял, что их в кухне нет, и мне стало немного страшно. Стараясь не шуметь, я прокрался в сторону их спальни. Там тоже были люди — больше, чем в кухне. Все беспорядочно ходили по комнате, делая какие-то жесты руками. Пока я остолбенело стоял, ко мне подошла какая-то седая старушка (тоже с распущенными волосами), взяла за руку и попыталась отвести в сторону окна, но я вырвал свою ладонь из её руки. До сих пор помню, какой её кожа была шершавой и тёплой. Старушка помотала головой и отошла в сторону кроватки моего братика, наклонилась над ним и громко харкнула. Её волосы при этом падали моему брату на лицо, и он беспокойно заворочался во сне. Остальные люди меж тем продолжали расхаживать, как ни в чём не бывало.

Тут я не выдержал — подбежал к матери и растолкал её. Она просыпалась долго, а когда проснулась, то ничего не поняла из моего лепета про то, что «у нас в доме люди». В конце концов, встал отец, включил свет (людей к тому моменту уже не было — не помню, когда именно они пропали), сходил на кухню и сказал мне, что в доме никого нет и мне, должно быть, приснилось. Я не поверил и, держась за руку отца, вышел в гостиную. Отец уже погасил свет в кухне, и я ясно видел, как во мгле там продолжают ходить люди.

Кончилось дело тем, что я наотрез отказался идти в свою комнату и переночевал на кровати родителей, предварительно в сопровождении отца сходив в туалет. Вскоре после того, как родители погасили свет и уснули, я снова увидел людей и услышал их бессвязное бормотание, но рядом с мамой и папой они меня не сильно пугали. Я уснул и проснулся только утром. Больше в нашей квартире подобного «ночного собрания» не видел, хотя много раз, даже будучи взрослым и средь бела дня, замечал странных людей в самых разных местах. Но об этом я расскажу в следующий раз.

Да, кстати, с братом ничего особенного после этого не случилось. Он жив-здоров до сих пор.
♦ одобрил friday13
9 октября 2011 г.
Точно помню, что случилось это вечером 1-го января, так как мы с друзьями взрывали остатки пиротехники после Нового года. Вот только год не помню, но мне тогда было лет 13-15. К нам подбежал соседский мальчишка намного младше нас и сказал, что соседка свалилась с балкона 8-го этажа. Естественно, нам стало интересно, и мы всей толпой ринулись за дом.

Времени прошло немного, так что людей вокруг трупа еще не было. Был слышен неимоверный крик дочери с балкона. Кстати, она пыталась последовать на улицу путем матери, но ее кто-то держал. Я подбежал совсем близко и увидел окровавленное тело и кости, торчащие из колен обеих ног: видно, женщина приземлилась на ноги, и удар был таким, что сломались суставы и кости вылезли наружу (это был первый раз, когда я увидел человеческие кости вживую). Эту женщину я знал очень хорошо, так как вырос в этом дворе, но после падения ее было не узнать...

Как потом выяснилось, к ним пришла сестра этой женщины (тетя кричащей с балкона девушки), чтобы поздравить с Новым годом. А соседка, едва открыв дверь, начала кричать, показывая на нее пальцем: «Черт, дьявол, уходи от меня...», и, разбежавшись, сиганула с балкона (хотя мне было непонятно, почему зимой балкон был открыт).

Соседка, конечно, чересчур увлекалась алкогольными напитками, так что это вполне могла быть белая горячка. А может, и правда что-то увидела. А её дочь после этого случая на некоторое время поместили в психушку.
♦ одобрил friday13
В детстве я страдал от беспрерывных страшных снов. Меня много водили по психиатрам, но к единому диагнозу врачи так и не пришли. С пяти лет я почти каждую ночь видел нечёткие, смазанные кошмары и просыпался посреди ночи в холодном поту с колотящимся в груди сердцем. Со временем я притерпелся к этому и уже не обращал после пробуждения особого внимания на то, что мне снилось — поворачивался на другой бок и спал дальше. Но однажды произошло нечто, что было совсем не похоже на обычный кошмар и напугало меня до полусмерти.

Когда это произошло, я гостил у тёти. У неё была трехкомнатная квартира, между спальней и туалетом был тёмный длинный коридор. Из комнаты, где спал я, была ещё дверь в малую спальню — там никто не спал, но было окно.

Ночью я встал в туалет, и, естественно, решил пройти не коридором, а относительно светлой спальней. Я встал с кровати, открыл дверь в спальню, и где-то на полпути к выходу из комнаты заметил, что кто-то стоит у окна. Оглядываюсь и вижу, что там стоит женщина с невероятно длинной шеей и читает книгу. Шея была настолько длинной, что было ощущение, что голова немного покачивается. Свет от фонарей падал ей на лицо. В тот момент меня сковал дикий страх, а ноги подкосились. Я попытался заорать, но горло как будто сдавило. Тем временем она подняла голову от книги и начала смотреть в окно. Лица я не помню, но глаза были большими и тёмными, волосы длинные, собранные сзади в хвост. На ней было изящное длинное тонкое платье.

Я начал пятиться назад, а она повернула голову, выронила книгу и, не поворачиваясь, начала очень плавно идти (но не плыть!) боком ко мне. Я побежал к тётке, начал её тормошить за плечо, а она всё не просыпалась... Я посмотрел в дверной проём снова, но там никого уже не было. Никакой книги утром я тоже не нашёл.

С того случая прошло много лет. Но с тех пор у меня в сердце навсегда поселилась тревога, что однажды меня заберут мои сны.
♦ одобрил friday13
#88
3 октября 2011 г.
Однажды в детстве, когда мне было шесть лет, мне приснился страшный сон. В нем меня преследовало какое-то существо, похожее на сморщенного старика ростом с ребенка, и сказало мне: «Ты умрешь, когда я к тебе явлюсь в третий раз». Я почти забыл об этом сне (мало ли какие сны снятся в детстве), но через много лет, когда мне исполнилось 15 лет, это существо приснилось мне снова. Притом все малейшие детали в его внешности, насколько я могу судить, совпадали в обоих снах.

Мне сейчас 27 лет. Вчера оно приснилось мне снова.

Оно выглядело точно так же, как двадцать один год назад.
♦ одобрил friday13
#80
2 октября 2011 г.
Когда мне было десять лет, мы с родителями переехали жить в большой двухэтажный дом. Папа и мама работали, поэтому часто случалось так, что я, приходя из школы, оказывался дома один. Однажды вечером я возвращался домой. Издалека я увидел, что свет нигде не горит — значит, никого нет. Я зашёл, включил в прихожей свет, и тут услышал шорох на втором этаже. Я немного испугался, но спросил: «Мама, это ты?». «Да-а-а», — услышал я мамин голос сверху и успокоился.

Поднимаясь по лестнице, я позвал маму ещё раз, чтобы понять, в какой она комнате. «Да-а-а», — снова ответила мне мама; голос донёсся из одной из дальних комнат. Мне стало как-то не по себе, но я подумал, что нужно просто скорее найти маму, и тогда мне станет спокойнее. Я подошёл к комнате и уже потянулся к ручке двери, когда услышал звук открывающейся входной двери снизу и голос мамы: «Милый, ты уже дома?». Я растерялся. В этот момент дверь, около которой я стоял, заскрипела и начала открываться. В ужасе я сбежал вниз по лестнице к маме.

Сейчас мне 24 года, но я до сих пор с дрожью вспоминаю этот случай. Что было в той комнате, что звало меня маминым голосом?
♦ одобрил friday13
#79
2 октября 2011 г.
В детстве у меня умерла бабушка в глухой деревне. Меня, тогда еще пятилетнего, родители взяли с собой на похороны, так как оставить не с кем было. Сами похороны я помню плохо — только что все плакали и тихо переговаривались.

Нам нужно было переночевать в доме бабушки одну ночь после похорон, и на следующий день ехать в город за несколько сотен километров, и оттуда на самолете домой. Была зима. Меня, как самого маленького, положили спать на печке. И вот я вдруг просыпаюсь оттого, что кто-то стягивает с меня одеяло. Я открываю глаза и вижу бабушку — вернее, ее верхнюю часть, все что выше пояса. Особенно мне запомнилось ее желтое, как будто из воска, лицо. Я пулей соскочил с печки и, визжа, побежал в чем был на улицу. Пробегая через веранду, я оглянулся. Бабушка какими-то скачками, что ли, приближалась ко мне все ближе и ближе. Что было потом — не помню. Родители от моего визга проснулись, отец выбежал за мной. По моим следам добежал до сарая и там нашел меня.

Говорят, наутро по всему моему телу нашли следы от зубов. Мать говорила, что насчитала несколько десятков укусов.
♦ одобрил friday13
#68
29 сентября 2011 г.
Мне было лет 7-9, когда это случилось. Я жил на «линиях» — от центра города лучами до реки расходятся улицы, и одна из них была моей. Дом находился на самом верху улицы у главной дороги.

Дело шло к вечеру, я играл с другом в песочнице. Вскоре меня позвала мама, а я остался ещё ненадолго. Затем ушел сам друг, но я, глупый ребёнок, всё ещё продолжал копаться в песке. На улице всё темнело и темнело, и ничего не оставалось, кроме как вернуться домой. Сейчас уже не могу вспомнить, как оказался внизу улицы, но, обернувшись, я увидел совершенно другое незнакомое место. Справа стояли два красных гаража, слева — обветшалый дом. Я шел вниз, а попал непонятно куда! Быстро побежал наверх, но мне стало ясно, что здесь моего дома нет. От паники у меня началась истерика: слёзы, завывания (воспоминания как будто от третьего лица). Ко мне подошли несколько ребят, начали расспрашивать, что случилось. Я сказал, что потерялся, и они повели меня куда-то. Тут чёткая линия воспоминаний обрывается.

Продолжилось всё тем, что я встретил какую-то женщину с ребёнком, которая решила мне помочь. Она взяла меня на руки, и я ей сказал: «Моя мама работает на Стелле в банке». Я точно помню, как говорил эти слова. Стелла — строение в центре моего города, а рядом находится одноимённый банк. О нём-то я и рассказывал. Таким образом, дошли до пункта назначения. Внутри банка ещё оставались люди. Я сообщил фамилию, не помогло — фамилия у меня самая обычная, а в банке 13 или 14 этажей. Вызвали ментов. Помню, как за мной приехал «бобик», а дальше темнота...

Воспоминания продолжаются с другого места. Я подхожу к своему дому. Время перевалило уже за полночь. Открываю калитку, поднимаюсь по шестиступенчатой лестнице, вхожу в квартиру. Мать, не поворачиваясь в мою сторону, готовит, отец смотрит телевизор. Они меня как будто не замечали! Это такой страх, что просто невообразить — вроде того, что я стал призраком. Обрыв воспоминаний...

А вот как выглядела та же история по рассказам родителей.

В этот день я с мамой зашли на рынок, стояли в очереди за фруктами. Мимо проходила старая бабка и подошла к нам. Покосившись на меня, она сказала маме: «Береги сына». Её слова, естественно, она всерьёз не восприняла. Но всё же, придя домой, мама решила повторить со мной наш домашний адрес и заодно всю контактную информацию. День намечался хорошим, ведь к вечеру один должник обещал вернуть кругленькую сумму в N тысяч, и все в семье этого очень ждали.

Вечер. Мама вышла проверить меня, я сидел с другом в песочнице. Я отпрашиваюсь погулять ещё немного, она возвращается домой. Прошло полчаса. Выходит из дома — никого нет, идёт к другу — никого нет, начинается паника. Стрелки часов уверенно шагают к полуночи. Обзваниваются родственники — сын пропал, поднимаются улицы, даже соседние, все бросились на поиски. Безрезультатно. Прочёсаны ВСЕ соседние улицы, обшарены все заброшенные дома, мама даже врывалась к наркоманам (по её словам, они просто офигели). У неё проскочила мысль, что меня похитили, чтобы не возвращать долг — а в то время на эту сумму можно было вполне купить однокомнатную квартиру. Меня искало ОЧЕНЬ много человек. Первая странность: мать меня неоднократно видела на улицах, не отводя глаз, неслась ко мне, а я просто исчезал! Галлюцинации в таком состоянии, впрочем, вполне естественны. В это время мимо проезжала милиция. Её остановили, попросили поискать мальчика. По рации была сообщена информация в координационный центр, даны приметы, и оказалось, что я уже был в участке.

Как только меня вернули домой, вся улица выбежала, все волновались, но У МЕНЯ НЕТ ТАКИХ ВОСПОМИНАНИЙ! Я не помню, как за мной приезжала мать, не помню, как сидел в ментовке, у меня осталась лишь какая-то другая память, где мама готовит котлеты, а папа смотрит ТВ. Помню даже муку на столе, помню, что котлет было 3, а диван разложен, в туалете выключен свет. Всё идеально сохранилось!

В итоге должник денег не вернул, я потерялся, пророчество бабки сбылось, повторение контактной информации было напрасным, а поиски безрезультатными. Для меня всё выглядело так, как будто меня никто и не искал. Почему именно в тот день случились все эти события? Что случилось с моей памятью? Почему сотню событий до этого дня я запомнил, а эти нет? Мне рассказывали эту историю разные люди, но я не могу вспомнить ни одного кусочка, как будто этого и не было. До сих пор не знаю, что истинно, а что нет.
♦ одобрил friday13
#52
26 сентября 2011 г.
Я даже сейчас не рассказываю об этом знакомым — боюсь оказаться непонятым.

Мне было 9 лет и я лежал в постели. Спать не хотелось, но было приказано. Я смотрел на потолок и видел на нем свет фар проезжающих машин. Так проходил час за часом. Сна не было. За стеной работал телевизор, потом умолк и он. Тишина. Было жарко, постель пропиталась потом. Машин уже не стало. И тут издалека донёсся глухой барабанный стук. Медленный, мерный, он приближался, становясь громче. Его уже нельзя было перепутать с биением сердца. К нему подключился… я не знаю, как описать этот звук… тихий стон десятков охрипших глоток, синхронный и меняющий модуляции. Я даже слов не могу подобрать, чтобы описать это. Помню, меня тогда испугала не странность ситуации, не сам этот глухой и мощный звук, а его синхронность, то, как идеально он вписывался в барабанный бой. В самом стоне не было боли или угрозы, горя или радости, он был чем-то вроде удара барабана, безжизненным инструментом.

Источник звука приближался. Помню, мне не было страшно, только любопытно. Я слез с кровати, встал на четвереньки и приподнял голову над подоконником, чтобы увидеть улицу. В темноте, освещенные только мигающим цветом желтых светофоров, шли люди. Я видел силуэты мужчин и женщин, они шли обыкновенно, словно днем вышли на прогулку. Была странность — они строго соблюдали порядок строя, несколько человек в ряд, на расстоянии около метра. Я не видел их лиц из окна. Людей было очень много, «гусеница» растянулась на всю площадь — я видел, как ее голова растворилась в темноте улицы Ленина, а хвост так и не увидел.

В соседней комнате проснулась мать. Она подбежала ко мне, стоящему у окна,схватила и повалила на пол, зажав мне рот. Именно тогда я испугался. Она лежала, шепча, обхватив меня, пока за окном стихали барабаны.

Мы так и не смогли заснуть той ночью. Утром она сходила к соседке, своей подруге. Вернулась через несколько часов и сказала, чтобы я никому не говорил о том, что видел или слышал этой ночью. Я спрашивал: «Что это было?» несколько раз, а она отделывалась от меня словами: «Вырастешь — поймешь», и сильно при этом нервничала. Когда я спросил ее об этом в последний раз, она побила меня, хотя до этого никогда не поднимала руку. Сейчас она делает вид, что ничего не было.

Я вырос. И до сих пор ничего не понял. Но с каждым годом вспоминать ту ночь мне становится все более некомфортно.
♦ одобрил friday13
#49
26 сентября 2011 г.
Случилось это, когда мне было года четыре или пять. Гостила я летом у бабушки с дедушкой в деревне, как водится. Сразу скажу, мои бабка с дедом не отличались особой набожностью и во всякую нечисть не верили (по крайней мере, я такого не замечала тогда).

Дом наш старый, большой. Строился он в несколько этапов: сначала была только одна комната и кухня, но постепенно дом расширяли, сейчас там три комнаты. Так вот, из-за этого он разделяется на две половины, «старую» и «новую». Внутри дома это нигде не заметно, но если подняться на чердак, то разницу видно сразу: «старая» половина очень темная, бревна и доски сильно потемнели от времени, окошко чердачное совсем маленькое. «Новая» половина светлая, дерево еще выглядит свежим, окно большое, даже есть небольшой балкон. На «старой» половине мой дед сушил табак (который выращивал собственноручно); на «новой» мы с сёстрами часто играли. Обе половины были разделены широкой дощатой дверью, которая обыкновенно была открыта.

Как-то раз я играла в саду в очередные дочки-матери-машинки-ковбои и мне срочно понадобились какие-то игрушки, которые мы оставили на чердаке в прошлой игре. Решив, что без них никак не обойтись, я отправилась за ними. Зашла в дом, прошла в коридор, открыла ужасно скрипучую дверь (она всегда скрипела и скрипит до сих пор) и по узкой лесенке поднялась на «новую» половину. Взяв необходимые кастрюльки и деревянную собаку на колёсах, я уже хотела вернуться в сад, но краем глаза увидела шевеление на «старой» половине: пара здоровых пучков табака, которые дедушка развесил там, покачивались. Я подумала, что это один из наших котов, и решила подключить его к игре (пара старых полотенец, замещавших в игре пелёнки, имелась). Я громко позвала кота: «Кс-кс-кс», и удивилась, когда никто не выбежал мне навстречу с громким мяуканьем (наши коты были очень общительные и падкие на колбасу, которой кормил их дед, поэтому всегда отзывались). Решив поймать кота сама, я вошла на «старую» половину. Пучки табака висели в четыре ряда, я шла между двумя средними. Когда я дошла почти до конца, к противоположной стене с маленьким окошком, я взглянула в угол, куда, как мне показалось, шмыгнул кот.

В углу стояла бабка.

Бабка была маленькая, сморщенная. И вся какая-то... чёрная, словно она сама была источником этой темноты на старой половине. На ней была чёрная юбка, старая, растянутая, кофта грязно-серого цвета, старый засаленный фартук и неопрятный выцветший платок на голове. Бабка молчала, просто стояла и смотрела на меня. Затем поманила меня крючковатым пальцем, шевеля при этом сморщенными губами, и всё так же смотрела, не моргая.

Несколько мгновений я просто стояла и смотрела на неё, не смея пошевелиться, но потом всё-таки расплакалась, закричала и побежала на «новую» половину. По пути споткнулась обо что-то, упала вниз лицом и так и осталась рыдать. Тут на мой крик подоспел дед, подхватил меня, спросил что случилось, на что я просто тыкала пальцем в «старую» половину и повторяла что-то вроде «бабка, чёрная бабка». Дед со мной на руках пошёл проверить. Конечно, никого там не было. Когда мы спустились вниз, он рассказал бабушке. Однако потом при родителях они этот случай не вспоминали, а когда я рассказала сама, дед как-то очень быстро замял тему, сказал, что у меня просто был страшный сон.

До сих пор я не знаю, как эта бабка попала к нам на чердак. Дверь на чердак открывается с жутким скрипом, её слышно по всему дому, да и когда ходишь по чердаку, в доме очень четко слышны шаги...
♦ одобрил friday13
#46
25 сентября 2011 г.
В детстве я увлекался энтомологией. У меня были красивые книжки, я ловил разных жучков и долго находил их в определителе насекомых. Ходил и в энтомологические походы — сначала с папой, а когда чуть подрос, то начал ходить и в одиночку. В разные места — в основном за городом. В каждом месте были какие-то свои особенные жучки, но самое разнообразие я открыл в болотистом подлеске у реки. Стоило отодрать кору старого, трухлявого дерева, как оттуда вываливалась сотня-другая клопиков, куколок, короедов и, если повезёт, пара красавцев-усачей. А мне для счастья больше и не надо было. Поиски проходили по колено в грязи, так что я и не пытался сохранить какую-то часть своего тела чистой. Возвращался домой, ставил банки с добычей — и сразу под душ.

Когда мне было где-то 12 лет, я пошёл в очередной поход. Нашёл отличное дерево у дороги и принялся его обрабатывать. Раз в десять минут оторву кусок коры и собираю. Для удобства улёгся параллельно дереву в жижу и через щёлочку между стволом и землёй посматриваю на дорогу. За час проезжало, может, 2-3 машины и пара пешеходов. Тут слышу шаги — несколько человек. Два мужика здоровых — один просто большой и могучий, а второй просто нереальных размеров, непримечательная пожилая тётка, некрасивые мужчина и женщина средних лет, с ними девочка лет пятнадцати. Идут и по сторонам смотрят. Остановились метров через 30 от того места, где я залёг. Молча совершенно. Это мне показалось немного странным. И дружно, так же молча пошли в лес с противоположной мне стороны дороги. Все, кроме мужика, который просто большой, и некрасивой женщины. Я на них с минуту поглазел и продолжил заполнять баночки. Обработал участок и начал отдирать следующий кусок коры. Естественно, с жутко громким треском. Вдруг смотрю — те двое, что остались на дороге, повскакивали и начали смотреть в сторону леса с каменными лицами. Тут я уже испугался, забился поглубже под дерево и замолк. Через минуту где-то с той стороны вышла пожилая тётка в совершенно грязной одежде, они посмотрели друг на друга, и она вернулась в лес.

Пролежал я ещё минут 10 в страхе, а потом подъехал междугородний автобус, из него вышли люди и пошли в нашу сторону. Смеющиеся парень с девушкой болтали и держались за руки, дед в костюме и очень красивая девушка лет 18 на вид, с грудным ребёнком (у него вся голова была в зелёнке). Метров 100 они шли от остановки в нашу сторону и, когда уже почти поравнялись со здоровым мужиком и некрасивой тёткой, те вдруг накинулись на парня с девушкой и стали им зажимать рот или придушивать (это ко мне спиной, я не видел), а дед и девушка с грудничком помогали, заламывая им руки (тут у меня возникло стойкое ощущение нереальности происходящего). Всё совершенно слаженно и беззвучно. И никакого сопротивления — через 3 секунды после начала схватки их, слабо, но отчаянно мычащих, повели в лес к остальным. Как только они скрылись, я поймал момент и побежал домой.

Никакую милицию не стал вызывать — пока добрался до дома, прошло уже часа два, и мне казалось, что уже поздно. И родителям не стал ничего рассказывать. Кто бы поверил в существование преступной группировки с неизвестными целями, состоящей из детей, женщин и стариков?.. Я очень много и долго думал, правильно ли поступил, и мог ли им помочь и, мне кажется, что я поступил правильно и мог только сделать хуже себе.

Больше десяти лет прошло с тех пор, воспоминания притупились, я строил десятки теорий — от бытового преступления до масонского заговора, но недавно произошло кое-что, что перечеркнуло все мои логические построения, основанные на здравом смысле. Ехал я в маршрутке, читал книжку. Поднимаю глаза — а там сидит тот самый огромный мужик и красивая девушка. Всё ещё восемнадцатилетняя. С грудничком. У которого голова в зелёнке. Вышел на следующей же остановке. Мне страшно. Очень. Как под тем деревом в луже грязи.
♦ одобрил friday13