Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ТЕЛЕФОН»

31 марта 2013 г.
Автор: Quattro

Был вечер пятницы, и я уже засобиралась домой с работы. Тут раздался звонок мобильного телефона. Номер был засекречен.

— Алло?

— Мне нужна помощь! Помогите, помогите, прошу вас! — закричала в трубку плачущая женщина.

— Хорошо, — оторопела я. — Что у вас случилось?

— Умоляю, помогите мне, мне нужно вам кое-что рассказать… Это очень важно! У меня есть очень мало времени, чтобы выжить… Они дали мне три дня… Сегодня в полночь я умру!

— Я ничем не могу вам помочь. Извините, позвоните своим родным или сразу в психушку, — выпалила я. Меня раздражали подобные звонки. Звоните, если что-то случилось, в милицию или скорую, сегодня вечер пятницы, имейте совесть! Я знала нескольких таких шутников — наверняка это один из них. Я бросила трубку.

Через пять минут, когда я уже надевала пальто, позвонил тот самый «засекреченный номер». Ну, сейчас ты получишь! Будешь знать, как доставать!

— Алло! — чуть не прокричала я в трубку. К моему удивлению, на той стороне молчали. Потом послышались голоса и крики; я подумала, что зря я накричала на ту женщину, видимо, действительно она попала в беду.

— Алло… прошу вас… — наконец, слабо произнес голос женщины в динамике.

— У вас пять минут.

— Хорошо. Я расскажу вам… — женщина всхлипнула. — Началось все с того, что мне позвонили на мобильный телефон три дня назад в ночью, когда я уже спала. Номер был засекречен. Когда я взяла трубку, послышалось шипение, а потом мужской голос, хрипящий и сиплый, спросил меня:

— Хочешь купить желанное за ценное?

Когда я стала расспрашивать, кто это, человек ответил:

— Это из ада. Ну так как — желанное за ценное?

Я бросила трубку, так как решила, что кто-то шутит. Посмотрела на список входящих вызовов — оказалось, что мы говорили пять минут, но я точно знала, что прошло не больше двадцати секунд! Не успела я выключить свет и продолжить смотреть цветные сны, как опять позвонили. На мое «алло» мне в ответ опять предложили купить желанное за ценное. Ну, улыбнулась я, сейчас я с тобой пошучу…

— Да, конечно, хочу! — сказала я.

— Тогда проси, что хочешь.

Тут я подумала — может, мужик напился и предлагает мне что-то купить задешево, и мне удастся воспользоваться моментом?

— Так… значит… мне нужны серьги из золота с бриллиантами!

— Как скажешь. Завтра будут. Через три дня заплатишь.

— И чем же мне платить, долларами или евро? — чудак даже адреса не спросил, видно, был сильно пьян.

— Как условились. Желанное за ценное — серьги за душу.

Трубку положили. Я подумала: «Ага, давай», — и легла спать.

Утром в дверь позвонили. Я открыла — на пороге лежала маленькая коробочка, а в ней были серьги. Но как? Ведь тот тип даже адреса не спросил!

С того дня все и началось. Серьги будто перемещались с места на место: я клала их на стол, а вечером находила на полу в спальне. Звонили постоянно в дверь. Я смотрела в глазок — а там каждый раз никого не было. Вещи лежали не на своих местах, билась посуда, каждый день мне звонили на мобильный телефон и говорили: «Скоро. Очень скоро». Я не понимала, что происходит, и решила не обращать внимания — авось всё само пройдёт.

Сегодня, на третий день, я проснулась привязанной к кровати. В ногах у меня сидело нечто: то ли кошка со свиным рылом, то ли свинья с кошачьим телом. Оно было все черное. Не успела я испугаться, оно произнесло:

— Я пришел за тем, что принадежит мне. До полуночи ты останешься жива. Но ты должна рассказать кому-нибудь о том, что с тобой произошло. Иначе твои близкие погибнут, а сама ты будешь умирать медленно и мучительно.

Тварь исчезла. Сейчас я все еще на кровати… — женщина снова всхлипнула, как много раз во время своего рассказа. — Я по-прежнему связана, а оно держит трубку возле моего уха, а в другой его руке скальпель… У него ещё есть ножовка, зажим, пилка и огромные гвозди. Один из гвоздей оно вбило мне в пятку за то, что ты положила трубку… Я рассказала тебе об этом, и сегодня в полночь оно тебе позвонит… Прости…

Раздались короткие гудки. Пожав плечами и посчитав всё услышанное за бред психически больной, я пошла домой. Устроилась перед телевизором, где и заснула. Проснулась ночью от телефонного звонка. Мельком взглянула на время — табло показывало 00.00. Звонили мне на мобильный телефон.

— Алло?..

— Хочешь купить желанное за ценное?

Тут мне вспомнился рассказ той женщины, и я прокричала в телефон:

— Нет! Нет! Мне ничего от тебя не надо!

— Как скажешь. Ничего не надо за душу. Через три дня я приду за тем, что принадлежит мне.

И оно положило трубку.
♦ одобрил friday13
14 февраля 2013 г.
Андрей Семёнович проснулся от телефонного звонка. Чертыхнувшись про себя, он повернулся на другой бок, но звонок не унимался. «Ну кто там...» — еле ворочающимся языком пробормотал он, с трудом разлепив веки. Голова спросонок страшно кружилась, и нашарить ногами тапочки оказалось целым мероприятием.

За окном было ещё темно. Фосфоресцирующие стрелки настенных часов показывали половину шестого утра. А телефон тем временем всё звонил и звонил.

Пошатываясь, Андрей Семёнович выбрался из комнаты в коридор и снял трубку.

— Алло! Андрюх? Слушай, я тут твою Ленку только что встретил. Говорит, что не вернётся к тебе, пока пить не бросишь! — на одном дыхании протараторил голос Серёги, друга детства Андрея Семёновича, а затем гудки отбоя ударили в ухо.

— Пораньше ещё не мог позвонить, идиот? — выругавшись вслух, Андрей Семёнович швырнул телефонную трубку на рычаги и пошёл обратно в спальню. Проснувшийся вместе с хозяином кот, ласково мурлыкая, приластился к ноге Андрея Семёновича, но хозяин раздражённо отпихнул кота в в сторону и откинул одеяло, чтобы лечь на кровать.

И тут волосы Андрея Семёновича встали дыбом, а одеяло выпало из его рук.

Кот потерялся пятнадцать лет назад. Примерно в те же времена, когда не стало Серёги и Ленки. А домашнего телефона у Андрея Семёновича отродясь не было.
♦ одобрил friday13
4 февраля 2013 г.
Ниже приводится запись текстовых сообщений с телефона между девушкой по имени Джейн и её парнем Генри. Парень был немым, поэтому они не могли разговаривать по телефону обычным способом и использовали текстовый чат.

------

2006/06/05 23:35
Джейн: Ты ещё не спишь?

2006/06/05 23:36
Генри: Что случилось?

2006/06/05 23:38
Джейн: Я в метро. Я заснула и пропустила свою остановку.

2006/06/05 23:40
Генри: Выйди на следующей станции и пересядь в другой поезд.

2006/06/05 23:41
Джейн: Странная вещь. Я жду уже двадцать минут, а поезд не останавливается.

2006/06/05 23:43
Генри: Ну, когда-то же он должен остановиться.

2006/06/05 23:43
Джейн: Надеюсь, ты прав.

2006/06/05 23:44
Генри: Может, ты села не на свою ветку?

2006/06/05 23:45
Джейн: Нет, это та самая ветка, по которой я всегда езжу.

2006/06/05 23:46
Генри: С тобой кто-то ещё есть в поезде?

2006/06/05 23:47
Джейн: Нет, я совсем одна. Другие вагоны пусты. Мне немного страшно.

2006/06/05 23:47
Генри: Дойди до первого вагона и постарайся поговорить с машинистом.

2006/06/05 23:47
Джейн: OK.

2006/06/05 23:48
Генри: Спроси его, когда будет следующая станция.

2006/06/05 23:53
Джейн: Окно в кабине машиниста затемнено. Я не могу его увидеть.

2006/06/05 23:55
Генри: Попробуй постучать.

2006/06/05 23:56
Джейн: Я постучала, никто не ответил.

2006/06/05 23:57
Генри: Это странно.

2006/06/05 23:59
Джейн: Поезд замедляется. Похоже, мы сейчас остановимся.

2006/06/05 23:59
Генри: Хорошо.

2006/06/06 00:00
Джейн: Мы остановились на станции. Мне выйти?

2006/06/06 00:00
Генри: Конечно, выходи.

2006/06/06 00:02
Джейн: OK. Я вышла. Я на платформе. Я не знаю эту станцию.

2006/06/06 00:03
Генри: Я приеду и заберу тебя. Скажи название станции, я найду её по карте.

2006/06/06 00:04
Джейн: У этой станции нет названия.

2006/06/06 00:04
Генри: Да брось. Название должно быть.

2006/06/06 00:05
Джейн: Я не вижу никаких названий.

2006/06/06 00:05
Генри: Там нет никаких знаков?

2006/06/06 00:06
Джейн: На всех них просто написано «Станция метро».

2006/06/06 00:06
Генри: Как насчет расписания?

2006/06/06 00:07
Джейн: Ничего нет. Я в любом случае не смогу уехать обратно. Все поезда прекращают движение в полночь.

2006/06/06 00:08
Генри: А на стене нет электронного табло? На нём должно быть название станции.

2006/06/06 00:10
Джейн: На стенах ничего нет.

2006/06/06 00:10
Генри: Ну, тогда просто поднимись вверх по эскалатору и посмотри, есть ли там какая-то вывеска и т. п.

2006/06/06 00:10
Джейн: OK.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
12 декабря 2012 г.
Мы с матерью были дома одни, когда зазвонил домашний телефон. Мама взяла трубку, сказала: «Алло?.. Это кто?.. Говорите громче!» — и после небольшой паузы повесила трубку. Сказала, что какая-то пьяная женщина звонила — не понять, что говорит. Минуты через три снова позвонили. Мама снова взяла трубку, и монолог повторился. В третий раз трубку взял я. Скрипучий старушечий голос в динамике говорил какую-то чушь — ни слова не разобрать. К примеру, возьмите любое слово и перемешайте в нём буквы — это и будет её речь. Я сказал: «Не понимаю, повторите». Она повторила (по интонации было понятно, что действительно повторяет, терпеливо так), но опять ничего не разберёшь. Я пытался всё же завязать диалог: «А? Что? Как вы сказали?». Она опять повторила — я уже по звучанию понимал, что она говорит одно и то же. Мне надоел этот идиотизм, и я бросил трубку. Буквально через пару минут она опять позвонила. Я сказал: «Ни слова не понимаю, говорите внятно!». Старуха (это точно была не восемнадцатилетняя нимфетка — такой голос мог бы принадлежать бабушке лет под девяноста) снова повторила свою бессмыслицу, и я опять ни слова не понял.

Телефон у нас был с определителем номера. Когда старуха звонила, то номер определялся очень даже хорошо (бывает, что не определяется). В очередной раз бросив трубку, я тут же набрал этот номер. Ответила какая-то женщина — по голосу явно не та, которая до этого звонила. Я специально стал разыгрывать из себя дурака: «Алло? Простите, ничего не слышно...», ну и всё в таком духе — хотел удостовериться, что голос другой. Удостоверился. Явно не она звонила. Только положил трубку, как старуха снова стала звонить и говорить свою бессмыслицу. Вот только-только положил трубку, ещё даже руку не успел убрать, а телефон опять звонит, и на табло тот же номер, представляете? Опять получился разговор ни о чём, опять положил трубку, она опять перезвонила. Так было раз пять или даже больше. Надоело до смерти, и я отключил телефон.

Весь следующий день на работе я думал про эти звонки. В конце концов, пришёл к мнению, что кто-то меня разыграл. Решил проверить. Когда пришёл домой, позвонил снова по этому телефону. Взяла трубку та же женщина, с которой я говорил вчера. Я сказал, что с их телефона мне вчера звонили, дескать, их номер у меня высветился, и я хочу сейчас узнать, что им было нужно. Женщина сильно удивилась и сказала, что была весь день одна дома, а номера моего она отродясь не знала (я назвал ей свой номер). Я спросил — может быть, кто-то из её родных мог мне звонить? Она ответила, что живёт с мужем, а тот в командировке уже два дня, а свекровь месяц назад умерла, так что никто с её номера мне звонить не мог. На том разговор и закончился. Странные звонки больше не повторялись.
♦ одобрил friday13
Автор: Щеканова Мария

Стоял обычный, ничем не примечательный день, и я, обрадованная тем, что не надо идти на учебу, занималась различными домашними делами. Мне понадобилось позвонить моей бабушке, спросить один рецепт. Я взяла трубку телефона и набрала ее домашний номер. Сначала долго никто не отвечал, но у меня привычка звонить в таком случае по несколько раз — мало ли, человек занят, или не слышит, или просто не успел подойти. Но вдруг, раз на третий, после очередного гудка послышался характерный щелчок, означающий, что на том конце линии трубку таки сняли. Однако вместо привычного бабушкиного «Слушаю» в трубке стояла тишина.

— Алло! Бабушка? — где-то полминуты кричала я, но мне так никто и не ответил. Я уже собиралась повесить трубку и попытаться дозвониться на сотовый, как вдруг из трубки донеслось дыхание. Отчетливое, тяжелое, с хрипотцой. Так обычно дышат люди, страдающие одышкой, когда каждый вдох дается с трудом.

Мое сердце пропустило удар. Я трусливо и поспешно бросила трубку на рычаг и бросилась звонить бабушке на сотовый. Но тот также не отвечал. Я подумала, что, не дай Бог, бабушке стало плохо, и она не могла мне ничего сказать.

Мне ничего не оставалось, как набрать сотовый деда. Он-то всегда был дома, и должен был знать, что с бабушкой.

— Дедуль, ты где? — взволнованно спросила я, когда он снял трубку.

— Да мы тут в магазин выбрались, — ответил он.

— С бабушкой?

— Да.

— А дома кто?

— Так никого, внучка, я же говорю, мы вдвоем ушли, — удивленно проговорил дед.

Я быстро попрощалась, забыв, что хотела от бабушки. И теперь сижу, пытаясь разобраться в произошедшем. Кто мог поднять трубку в пустой квартире? Я точно знаю, что это не могли быть помехи на линии или что-то подобное.

Мне ответили. Только кто? И как мне объяснить моим старикам, что им лучше не возвращаться сегодня домой?
♦ одобрил friday13
20 октября 2012 г.
Как-то раз, приходя с работы, я увидела, как мой кот Лило шипит в закрытое окно. «Странно», — подумала я и стала гладить его. Он шарахнулся прочь от моей руки и стрелой вылетел из комнаты.

Дома было очень душно, и я решила проветрить квартиру. Но стоило мне прикоснуться к оконной раме, как Лило примчался и, схватив меня зубками за рукав, принялся тянуть в сторону от окна. Тут я вдруг вспомнила, что, согласно поверью, животные видят то, что не дано узреть людям. Лёгкая дрожь охватила меня, и я решила позвонить своему парню. Едва я об этом подумала, у меня зазвонил мобильный телефон. Лило тут же стал шипеть на него. Я поднесла телефон к уху:

— Алло!

Ответа не последовало.

— Алло! — повторила я и где-то очень далеко на том конце услышала голос Лёши, моего парня:

— Маша... Маша... Открой окно, я тут...

Я сбросила вызов и задумалась. У Лёши всегда звонкий, весёлый голос, а сейчас он словно говорил с набитым ртом откуда-то из глубокой ямы. Я забеспокоилась — вдруг с ним что-то неладное? — и бросилась к окну, но кот стал отчаянно мяукать, и это меня остановило.

Я стояла в сомнениях, когда снова раздался звонок. Я взглянул на экран, прежде чем принять вызов, но номер не определялся.

— Маша-а-а... Ма-а-аша... Открой окно...

— Лёша, что за шутки? Зачем мне открывать окно? Ты где? — спросила я, краем глаза глядя на Лило, шерсть которого встала дыбом.

— Я люблю тебя, Маша... — сказал Лёша где-то далеко, и в трубке послышались короткие гудки.

Мне было настолько страшно, что я заплакала. Кот продолжал шипеть на окно. В конце концов, я позвонила матери и рассказала, что в доме творится что-то неладное. Она посоветовала мне читать молитвы и перекрестить телефон, если он снова позвонит. Но стоило мне нажать на кнопку отбоя, как за окном послышался треск, будто кто-то ломился в него. А я, между прочим, живу на 5-м этаже! Кот буквально взвыл. Я зажмурила глаза и принялась читать молитвы. И снова зазвонил телефон, в то время как бешеный стук в окно продолжался. Я отключила телефон и отчётливо услышала голос своего парня за окном:

— Маша... Открой...

Голос был однотонный и тягучий. Этого я не выдержала — с криком вылетела из квартиры (кот последовал за мной) и стала стучаться к соседке-старушке, несмотря на поздний час. Она впустила нас и отпоила меня валидолом. Ночевать домой я так и не вернулась — осталась у соседки. А на следующий день узнала, что Алексей покончил жизнь самоубийством по непонятным причинам ещё в то время, когда я находилась на работе.
♦ одобрил friday13
19 октября 2012 г.
Эта история произошла с моей старшей сестрой. Они с мужем переехали в новую квартиру. Продал ее молодой мужчина — рассказал, что здесь жили его родители. Мать сошла с ума под старость лет (муж ее запирал в комнате, поэтому на двери спальни были замки), потом она скончалась, а через некоторое время за ней последовал её супруг — видимо, от горя и одиночества. Сестра с мужем не верили в призраков, поэтому к истории они отнеслись понимающе, но на их решение въехать в квартиру она никоим образом не повлияла.

Муж сестры часто работал по ночам, и она первое время каждую ночь мучилась, рассказывала мне: «Каждую ночь слышу шаги, настолько отчетливые, что это явно не у соседей. Шаги приближаются к кровати и замирают. И чувствую — кто-то стоит надо мной, ничего не делает, ничего не говорит, просто стоит, и холодом веет». Сестра с головой уходила под одеяло и до утра не могла уснуть.

Но однажды произошло нечто из ряда вон. Ночь, муж на работе, сестра уже заснула, как вдруг на кухне начался страшный шум: удары, такие громкие, что сестра даже сначала подумала, что воры залезли. Но через минуту всё внезапно прекратилось. Зато зазвонил сотовый телефон, вызов был с неизвестного номера. Сестра взяла телефон — в динамике были слышны только помехи. Звонки повторялись много раз, и в какой-то раз напуганная сестра не выдержала и закричала: «НУ КТО ЭТО?!». Ей ответил далёкий голос пожилого мужчины: «Я здесь умер». Сестра в ужасе швырнула телефон на пол. Всю ночь ее колотило от страха. После этого случая она долго не спала одна в квартире и постоянно меня звала, если мужа не было ночью.

Я тоже сначала пугалась шагов и ощущения, что кто-то стоит над кроватью — даже дыхание было слышно, — но через год мы привыкли. Звонков тоже больше не было. А после ремонта всё сошло на нет.
♦ одобрил friday13
12 октября 2012 г.
Я живу в однокомнатной квартире в одном из индустриальных районов Москвы. Дом наш в высоту 9 этажей, сильно потрепан, уже какой год стоит без ремонта, но лучше уж жить одной в помойке, чем с родителями. Учусь в институте, на каникулах иногда устраиваю «вечеринки».

Итак, были зимние каникулы. Соседи разъехались, дом стоял полупустой. Утром-днем после очередной «вечеринки» я кое-как выпроводила подруг и завалилась спать сама, ибо позади была бессонная ночь.

Надо сказать, что квартира досталась от бабушки, не ремонтировалась и была оборудована весьма характерной техникой — трехпрограммником, деревянным торшером и красным, из толстого советского пластика, дисковым телефоном, на который с момента ее смерти никто не звонил, даже номером не ошибались. Стоял он на тумбе около кровати.

Просыпаюсь я от звонка этого телефона. Голова ощутимо побаливает. Смотрю на часы — 22:15. За окном уже темно. В мыслях мотается список эпитетов для столь не вовремя позвонившего человека.

— Алло? — поднимаю тяжёлую трубку.

На той стороне провода слышится легкое потрескивание. Обычные помехи.

— Ну? Кто нужен-то?

Тут раздается легкий щелчок (как от старого тумблера) и возникает новый звук — шипение. Мне становится немного не по себе.

Потом шипение начинает нарастать. За ним слышится не то бульканье, не то свист.

— Отвечайте же! Что такое?! — я окончательно теряю контроль и вскакиваю с постели. Шум становится все более давящим.

Трубка с жалобным стуком ложится на место. Я пытаюсь отдышаться — и замечаю нечто странное.

Шипение шло не только из телефона. Оно распространяется по всей квартире.

Собираю всю волю воедино, вскакиваю с кровати и бегу к выключателю. Комната озаряется ровным сиянием энергосберегающей лампы.

Становится немного легче, но все равно не особенно. За окном непроглядная, просто убийственная чернота. Я выхожу в коридор и чувствую, что свист с бульканьем усилились, стали ближе. Ориентируюсь в пространстве я с детства весьма плохо, поэтому только сейчас определяю место, откуда идет шум. Это мой совмещенный санузел.

С замиранием сердца понимаю, что внутрь лучше не заглядывать. Аккуратно закрываю дверь на наружную щеколду (да, какие-то гении прикрутили ее снаружи, а не внутри), включаю свет и на кухне тоже.

С криком отскакиваю назад — передо мной мелькает черный невысокий силуэт. Смотрю снова, готовая упасть в обморок — уже ничего. Только мерзкий, давящий на мозг булькающий шум воды, от которого хочется загнать пальцы себе в уши до упора.

Меня трясет. Возвращаюсь в комнату, машинально оглядываюсь на окно (там ничего, ибо 8-й этаж, только тьма). Снимаю трубку телефона и набираю номер подруги, которая живет недалеко.

Останавливаюсь. Что-то тут не так. Вешаю трубку и снимаю снова.

Нет гудка. Чистая, серебристая тишина в трубке и невыносимое шипение снаружи, за которым я внезапно начинаю слышать другой, новый звук. Это стон.

В одном топике и пижамных штанах я выскакиваю из квартиры, запираю ее на один замок и бегу по лестнице. В голове только одна мысль — НЕ ОБОРАЧИВАЙСЯ.

Во дворе тихо идет снег, горят фонари. Припозднившаяся парочка провожает меня глазами, а я убегаю от дома, от преследующего меня шума и свиста. Выбегаю на проспект и вспоминаю дорогу к подруге.

Подруга встречает меня в полуодетом виде со столь же полуодетым недовольным парнем на заднем плане. Я падаю ей в руки и начинаю рыдать. Рыдаю полчаса минимум, потом обнаруживаю себя в постели и внезапно засыпаю. У подруги я остаюсь еще на два дня, не в силах переварить произошедшее.

Через два дня вернулись мои родители. Они поведали мне настолько холодящую историю, что меня затошнило. Они посетили мою квартиру — весь санузел и кухня были залиты горячей водой, которая хлестала практически с потолка. В срочном порядке перекрыли стояк и взломали дверь квартиры сверху.

Квартира дышала паром, обои и линолеум отслоились и сморщились. Однако худшее было не это. Везде стоял запах свежего мясного бульона. Пожилую соседку нашли в ванной. Она умерла от ожогов и болевого шока. Разварившееся мясо почти отделилось от костей и забило сток, вызвав потоп.

Квартиру мы в итоге продали, живу я теперь с родителями и страшно боюсь воды. Казалось бы, все просто — обвинили аварию на ТЭЦ, которая и вызвала душ из кипятка, убивший бедную старушку. Но мне до сих пор не дают покоя два факта.

В квартире у соседки нет ни одного телефона.

А мой, как оказалось, уже год был отключен за неуплату.
♦ одобрил friday13
20 сентября 2012 г.
После летних каникул мы с группой всегда собираемся 30 августа, чтобы заранее нагуляться перед учебным годом. Травим байки про летние каникулы, рассказываем, кто где был и что делал... Так было и в этому году. И тут наша староста стала плакать навзрыд. «Что с тобой?» — спросили. И она рассказала нам...

В июне у нее умерла лучшая подруга — попала под машину, за рулем которой был пьяный водитель. Хоронили в закрытом гробу. Саша (староста группы) была на похоронах, много плакала. Когда пришло время в крышку вбивать гвозди, не выдержала мать погибшей — подбежала к гробу, крышку отодвинула и положила дочке её сотовый телефон со словами: «Звони, доченька, звони!». Мать успокоили, похороны завершились.

Через несколько ночей в квартире Саши раздался телефонный звонок. Сквозь сон, еле открыв глаза, она увидела на экранчике телефона номер погибшей подруги и их веселое фото в обнимку, которое Саша поставила в качестве картинки вызова ровно за день до гибели подруги. Сон как рукой сняло. О том, чтобы ответить, и речи не было... А на часах было три ночи.

После той ночи Саша часто плакала, стала нервной и раздражительной, ночами не спала. Но телефон молчал. Через недельку-другую всё стало казаться бредом, и она стала думать, ей, скорее всего, это просто померещилось. И тут снова ночью её растревожил звонок сотового телефона... И снова этот номер! Снова пришёл страх.

Саша пошла к матери покойной и рассказала о случившемся. Та, как ни странно, обрадовалась, расплылась в улыбке и предложила оставить сотовый телефон у нее хотя бы на одну ночь. Саша так и поступила. А на следующий день женщину уже забирала «скорая» с сердечным приступом. Мать подруги ничего не говорила, только странно улыбалась, лёжа на носилках скорой. Саша посмотрела в журнал принятых вызовов и ужаснулась: по тому номеру был разговор длительностью в три минуты!

Саша решила срочно сменить номер, пошла в сотовую компанию. Спросила, через какое время номера, которыми не пользуются, блокируются и перепродаются. Ей сказали, что только через год как минимум — политика компании. Тогда бедняга сделала распечатку вызовов на свой номер — и действительно, на телефон три раза поступал входящий вызов с того самого телефона, который был похоронен.
♦ одобрил friday13
11 сентября 2012 г.
Я уже две недели как живу сам, ибо моя мать недавно умерла — хоронили всей семьей. До сих пор отойти не могу, отца никогда не знал. Веселая жизнь, в общем, наступает — я и мой кот. И мне кажется, что я потихоньку начинаю сходить с ума.

Вчера я вернулся домой с работы (работаю посменно паковальщиком на конвейере) часа в три ночи, поужинал своим любимым «Дошираком» и лег спать. Мобильник, как обычно, положил на тумбочку у изголовья кровати. И вот, с утра мне позвонили. Сквозь сон я нажал на кнопку ответа и услышал:

— Привет, сынок, слушай, я уже уехала на работу. Ты не мог бы вытащить курицу из морозилки, вечером приготовлю что-нибудь.

— Хорошо, мам, — ответил я сквозь сон и положил трубку...

Через полминуты я уже стоял над раковиной в ванной, умываясь холодной водой. Меня знобило.

«Интересно, кто мог так пошутить? — думал я. — Но ведь голос был её!». Долго размышлял и в итоге пришёл к неблестящему выводу: ну, пошутили, да и пошутили, мало придурков, что ли... С такими мыслями я пошел на кухню, чтобы приготовить утренний кофе.

В раковине лежала курица. Если бы не утренняя сонливость, я бы, наверное, впал в истерику, а так только ноги подкосились. Сижу, всего трясёт, а подняться и что-то с этой курицей сделать духу не хватает. И тут в дверь позвонили. Открыв дверь, я увидел почтальона. Он вручил мне письмо. Письмо было без обратного адреса и без имени адресата. Иду на кухню, начинаю вскрывать конверт — и тут меня еще раз как обухом по голове. Раковина пустая! Ни следа от чёртовой курицы. Я отложил письмо, заглянул в морозилку — лежит, мерзлая, в кусочках льда, явно неделю не вынимали, с того самого момента, как я туда её и закинул. «Привидится же такое, — подумал я. — Психика, покореженная смертью близкого человека, таки дает о себе знать». Вернулся к письму, достал сложенный листок и стал читать:

«Уважаемая Тамара Александровна (мою мать так звали), приносим вам искренние соболезнования в связи со смертью вашего сына...».

«ЧЕГО?!» — пронеслось у меня в голове.

«... в связи со смертью вашего сына (тут было написано моё имя и отчество) на производстве».

Я впал в ступор. Что же получается? С места моей работы приходит письмо без обратного адреса с моим некрологом, причем там знают, что она умерла — брал в кассе взаимопомощи денег на похороны, да и отпуск на неделю мне начальство организовывало!

В конце концов, я решил со всей этой чертовщиной разобраться по приезду с работы, оделся и уехал. На работе позадавал наводящие вопросы в отделе кадров и в отделе снабжения — не прямо, конечно, но, учитывая, что на меня смотрели как на идиота, понял: кто-то всерьез решил вывести меня из себя или посадить в дурку. Проработав день с такими невеселыми мыслями, отправился домой.

Зашел в квартиру и сразу почувствовал странный запах из комнаты матери. Неужели опять котяра сходил по нужде где не надо? Я взял тряпку в ванной, зашел в комнату матери и действительно увидел пятно на кровати. Включил свет и едва не словил сердечный приступ — меня прошиб холодный пот, в груди защемило, все, что я мог сделать, это осесть мешком на пол и судорожно хватать воздух ртом. На кровати матери было красное-бурое пятно на половину простыни. Сказать, что я охренел — ничего не сказать...

Уже не помню, как я скомкал эту простыню и выбросил в мусоропровод — наверное, криминалисты именно это называют «состояние аффекта». Помню себя уже на кухне, опрокидывающего в себя стакан с водкой. А теперь сижу в Интернете и набираю этот текст, чтобы как-то систематизировать то, что со мной происходит. Справа от меня лежит письмо о моей кончине, датированное завтрашним числом, а слева — уже пять минут заливающийся трелью телефон. Звонит мне моя мама, а её выключенный аппарат лежит в соседней комнате. Я не хочу отвечать на этот звонок, очень не хочу. Но телефон никак не хочет угомониться.

Если мне удастся пережить эту ночь и не свихнуться, то завтра мне придется идти на работу в ночную смену. Но я не хочу умирать, не хочу...
♦ одобрил friday13