Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СУЩЕСТВА»

15 февраля 2016 г.
Автор: Роберт Шекли

На следующей неделе в Бирме разобьется самолет, но здесь, в Нью-Йорке, мне это не навредит. Фиги тоже не причинят мне вреда — ведь дверцы всех шкафов у меня закрыты.

Нет, самая большая проблема — гуньканье. Мне нельзя гунькать. Абсолютно. Можете представить, как мне это мешает.

И в довершение всего я серьезно простудился.

Все началось вечером седьмого ноября. Я шел по Бродвею в кафетерий Бейкера. На моих губах играла легкая улыбка, потому что недавно днем я сдал трудный экзамен по физике. В кармане у меня побрякивали пять монет, три ключа и коробок спичек.

Для завершения картины позвольте добавить, что ветер дул с северо-запада со скоростью пять миль в час, Венера восходила, а Луна явно начинала толстеть и горбатиться. Можете делать из этих фактов собственные выводы.

Я дошел до угла 98-й улицы и начал переходить на другую сторону. Едва я сошел с тротуара, как кто-то заорал:

— Грузовик! Берегись грузовика!

Я прыгнул обратно, ошарашенно озираясь. Рядом никого не было. И тут, целую секунду спустя, из-за угла на двух колесах выскочил грузовик, проехал на красный свет и с ревом умчался вверх по Бродвею. Не будь я предупрежден, он бы меня наверняка сбил.

Все вы слышали подобные истории, не так ли? О странном голосе, предупредившем тетю Минни не входить в лифт, который затем рухнул в подвал. Или, может быть, он отсоветовал дядюшке Джо не плыть на «Титанике». На этом такие истории обычно заканчиваются.

Как мне хочется, чтобы и моя история закончилась так же.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
Первоисточник: mrakopedia.ru

Автор: Гэхан Уилсон

У меня было ощущение, что мы омерзительно противоречим тихой безмятежности, окружавшей нас. На чистой синеве неба не было ни единой тучки или птицы, ничто не нарушало тишины широко раскинувшегося пляжа, где мы были одни. Море, сиявшее в лучах восходящего солнца, манило своей чистотой. Хотелось броситься в его волны и умыться, но я боялся его испачкать.

Мы — грязь и больше ничего, подумал я. Мы — стайка уродливых липких жучков, ползущих по чистой и гладкой поверхности мрамора. На месте Бога я бы глянул вниз, увидел, как мы тащим на себе дурацкие корзинки для пикников да яркие нелепые одеяла, наступил бы на нас ногой и раздавил всех в лепешку.

В таком месте надо быть влюбленными или монахами, но мы были всего лишь кучкой скучающих и скучных пьяниц. Когда находишься рядом с Карлом, невозможно не напиться. Добрый, прижимистый старина Карл — великий провокатор. Он использует выпивку, как садист использует кнут. Он пристает к тебе с предложением выпить до тех пор, пока ты не начинаешь рыдать, сходить с ума или же, напившись, падаешь замертво; этот процесс доставляет Карлу величайшее наслаждение.

Мы пили всю ночь, а когда наступило утро, кому-то из нас — кажется, Мэнди — пришла в голову блестящая идея устроить пикник. Естественно, все нашли эту мысль превосходной, все были в прекрасном настроении, быстро упаковали корзинки, не забыв о выпивке, набились в машину и вскоре уже были на пляже — кричали, размахивали руками и искали место, где можно устроить нашу идиотскую пирушку.

Отыскав широкий плоский камень, мы решили, что это будет стол, и выгрузили на него наши запасы — наспех подобранную коллекцию пакетов с едой и бутылок со спиртным.

Наряду с прочими продуктами кто-то сунул в корзину банку колбасного фарша. При виде этой банки на меня внезапно нахлынула волна странной тоски. Я вспомнил войну и себя, молоденького солдатика, марширующего по Италии. Вспомнил, как давно это было, и как мало я сделал из того, о чем мечтал в те годы.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
5 февраля 2016 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Donovani

Было это в 2011 году. Я конник, человек, буквально больной лошадьми, влюбленный в них с детства. В то время моя лошадь, рысачка Зимушка, стояла под Киевом в лесничестве. Нас была целая компания: кони, их владельцы и куча любителей, которые приезжали по выходным, чтобы почистить-поухаживать за лошадками в обмен на обучение верховой езде.

Хотовский лес. Вот город, цивилизация, частный сектор, и вдруг все, как по линейке, обрывается, начинается дубрава. Летом, даже в самую жару, там всегда было прохладно. Само лесничество расположено в низине, возле торфяного озера. Честно говоря, на спутниковой карте выглядит страшновато, как черный провал посреди леса. Когда-то здесь была торфоразработка, со временем ямы заполнились водой.

Для конюшни не совсем удачное место, очень влажно, в кирпичной постройке была постоянная борьба с плесенью и сыростью. Вроде и лужок был недалеко, но тоже никакой, под ногами чавкало, росла мята с осокой, поэтому лошадей пасти гоняли наверх, к садовому хозяйству. Долго мы были в том месте, поэтому объездила я его вдоль и поперек и верхом, и на велике, и на мотоцикле. Лес знатный, с мощными грабами и дубами, местами вперемешку со старыми соснами. Но всегда мне казалось неприятным само лесничество. Вот ездишь по лесу, везде хорошо, славно. А спустишься в низину, и как-то не по себе, хочется домой или хотя бы наверх. Особенно страшно было возвращаться по темноте. Идти немного, полтора километра до остановки, но пока выберешься из ямы, семь потов сойдет. Ладно толпой, все друг перед другом храбрятся, шутят, но одной жутковато. И часто птица кричала какая-то по вечерам, тонко, противно, будто женщина или ребенок то плачет, то кричит.

Ездила я туда пять лет, зимой и летом, бывало, и на ночь оставалась. Конечно, слышала всякое: и шорохи, и крики странные, и тени непонятные видела. Но лес ведь. Птицы всякие, да и любители бухнуть по выходным лазят, от них всяких криков и изречений наслушаешься.

В тот вечер я ехала одна, возвращалась с лошадью с пастбища. Август, часов восемь вечера, уже темнело. Кобыла тихонько топала по лесу, гордо неся свой набитый травяной мешок. А я просто расслабилась, радуясь лесу и спокойствию. Преодолели нелюбимый затяжной спуск, до конюшни оставалось немного.

Вдруг Зима резко присела, вскинула голову, захрапела, чуть развернулась на задних ногах. Я не поняла толком, что ее могло напугать — ничего особенного вокруг. Да и вообще лошадь-танк, очень спокойная, не боится ни машин, ни собак, лес этот знает прекрасно.

И тут я увидела Это. От подножья горки, почти преодолев спуск, бежал к нам человек. Мужская фигура в темной просторной одежде, как будто в спортивном костюме. Человек очень тяжело дышал, со свистом и шипением, с противным нутренным хрипом. А выше плеч ничего не было. Вот есть силуэт человека, четко видно ноги, руки, корпус. А головы не видно. Ну нет ее, и все. Сзади просто фон леса.

Я не успела толком это воспринять и перепугаться, только подумала, что Глеваха (местная психушка) по мне плачет. Лошадь рванула с места галопом. Она никогда так не бегала.

Я потеряла одно стремя, со всей дури вцепилась в гриву, выпучив глаза. Перед конюшней был поворот с большой песчаной площадкой. Там, на повороте, рискнула обернуться, а Он бежал рядом, но на корпус-полтора позади лошади.

Мы влетели в открытые ворота, а мужик как бежал прямо, так и скрылся в лесу. Кобыла как мячик запрыгнула в денник и забилась в угол. А я врубила свет по всей территории, схватила какую-то трубу, заставила себя пойти и закрыть ворота. Потом расседлала Зимку, водила ее в руках возле конюшни, чтоб успокоить дыхание. К воротам подходить боялась, меня трясло. Я твердила скороговорку: «Показалось, показалось, просто мужик вечером тренировался, в сумерках не видно лица...»

Конечно, домой я не пошла в тот вечер. В дом к леснику тоже идти не было смысла, он и так фестивалил каждый вечер, иногда ловил чертей по двору и вряд ли сказал бы что полезное. Постелила себе тюки сена, попоны, так и прождала до утра.

Мысли были мрачные. Думала о том, что лесной спуск очень крутой, по нему и шагом-то ходить трудно, не смог бы нормальный человек по нему быстро бежать совсем как по ровной поверхности. Когда лошадь несется карьером (быстрый галоп), никакой спринтер ее не догонит. Учитывая, что абсолютный рекорд резвости лошади 70 км/час (ладно, моя не даст 70, ну 50-60, тем более на короткой дистанции), а длина шага 6-7 метров, физически не смог бы человек догнать нас возле ворот. А от конца горки до поворота ровно 230 метров. Специально на карте смотрела потом.

В сумерках я четко видела очертания человека. Лицо обязательно было бы заметно, хотя бы в виде светлого пятна. Когда я обернулась, мужик почти сбежал вниз, при этом хрипел. А за пару секунд до этого мы шагали в тишине, только листья тихонько шуршали под копытами. Уж конечно невозможно было бы не услышать, как кто-то бежит по лесу и пыхтит, как драная гармошка.

И куда он дальше побежал — непонятно. Вот прямо в лес, не меняя направления движения, не мешкая. А с той стороны ров идет вдоль леса, небольшой, но все-таки ров. Что у него, глаза на ногах волшебные? Или он умный самый? Впечатление было такое, что кто-то появился ниоткуда, очень быстро пробежался и пропал. Боюсь даже предположить, кто это был.

Конечно, после этого случая я стала очень бояться. Старалась побыстрее закончить работу и уходила до темноты. Подгадывала так, чтоб ходить с кем-нибудь. Немного успокоилась, когда съехала на другую базу.
♦ одобрила Инна
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Pzpl

В минувшие выходные мы с мужем отправилась в гости к родителям, закрывающим дачный сезон, в деревню. Отдохнули отлично, и уже почти перед отъездом встретила я соседку из дома напротив, которая смутила мой разум ужасающей историей. Сразу отмечу, что женщина она взрослая (около 60-65 лет ей), трезвомыслящая и ничуть не впечатлительная. Она и покойников, бывало, в лесу находила (местные пьяницы, увы, могут замёрзнуть насмерть даже теплой весной), и кошмарами после подобного ничуть не мучилась. И вот тут подходит она ко мне и таинственным голосом спрашивает: «Вы же вечером, когда приехали, детский плач слышали?» Я начинаю припоминать, но особо ничего вспомнить не могу — приехали поздно уставшие, спать ужасно хотели, только вещи разгрузили и сразу в кровать, какое там к тишине осенней деревни прислушиваться, не до романтики.

— Нет, — говорю. — Если и слышали — то не запомнили.

Ну, она вздохнула так, как груз с плеч упал, аж глаза как-то веселее стали, и плечи расправились. А я увидела эту перемену в ней и давай приставать — что это так, подходила как собака побитая, а тут такую мелочь спросила и как гора с плеч? Она мялась, мялась и рассказала мне вот что. Далее, в традициях этого сайта, от первого лица.

«Собралась я на неделе на болото за брусникой — всё равно грибов в этом году нет, так хоть ягоды набрать. Встала утром пораньше, да и пошла. А на пути к болоту у нас просека малинная, там много зверья пасётся постоянно, поэтому я ничуть не удивилась, услышав у подхода к ней душераздирающий плач. Стон такой, полный боли и отчаяния, как немного подросший младенец ревёт. Думаю — заяц в капкан попался. Они, бедняги, если их поймать, могут так истошно орать, словно человек кричит — иной раз, кажется, в деревне слышно будет. Ну, я и думаю, попался косой, так хоть пойду, посмотрю где.

Подошла я к просеке, звук рядом совсем, а понять ничего не могу — даже не чуется толком, откуда он исходит, как будто со всех сторон сразу. И тут смотрю — лежит дерево, у него корни выворочены, а под ними, в такой ложбинке с лужей, что-то тёмное шевелится.

Шевелится, шевелится так активно, я ещё подошла, смотрю с интересом, и тут меня осенило — это ж ребёнок! Вот он-то и плачет и тонет в этой воде, как будто личико внизу, только затылок да спинку видно. Весь перепачкался в грязи, чёрный, ничего не разглядеть. И, слава Богу, у меня ума не хватило руки к нему протянуть, хотя я уже подошла и склонилась над ним почти. Потому что, когда я подошла вплотную, до меня дошло — как же он плачет, если у него рот в воде? А тут он взял и развернулся. Лицом ко мне. И в глаза посмотрел — а у него и не глаза, а я не знаю что даже — ненависть сплошная там. Лицо, хотя тьфу, какое лицо, мордочка у него вся перекошена, так и исходит злобой, а рот открывает жалобно и плачет, плачет надрывно, аж сердце сжимается. Я так и застыла, и расстояния у меня от него — чуть. Смотрю и понимаю, что не в грязи он вовсе, а просто сам тёмный, кожа небольшими такими светлыми пятнами, но преимущественно — цвета некроза. Не как у трупа, а как когда у живого человека плоть гниёт.

Мне казалось, мы так вечность с ним друг на друга смотрели, он плакал, а я стояла, открыв рот. На самом деле, конечно, там, может, и двух секунд не прошло. А потом он снова перевернулся на живот, встал на ручки, эдак их согнув в локтях и чуть в стороны расставив, и начал медленно на меня ползти. Что у него там с ногами, я даже не разглядела, да вроде ног не было, а как обрубок какой, или это они так вместе срослись, не углядела. Начал он на меня ползти, голову задрал, морда перекошена, уже до ноги почти моей дополз — я как деру и дала! Сама не знаю, как убежала, себя не помнила, один раз оглянулась — этот «ребёнок» за мной на приличной скорости чешет, через поваленные деревья, как змея проскальзывает! Я давай молиться, за крестик схватилась, плачу, да так я перепугалась, что не помню и как молилась, и, может, даже и молитвы ни одной до конца не дочитала — в общем, прибежала домой и очухалась только вечером. Всю ночь со светом сидела, заснуть пыталась, всё лицо его перед глазами стояло, исполненное злобой. Страшно было — жуть. Утром в церковь пошла, помолилась, свечек домой купила, всё со свечкой обошла, успокоилась, в ночь на пятницу уже нормально заснула, и даже никаких кошмаров не снилось.

А вот в ночь на субботу сижу уже поздно вечером, смотрю телевизор — и тут звук какой-то посторонний. Выключила передачу, прислушалась и чуть не умерла от ужаса. Плачет. Ребёнок плачет. Под окном у меня в палисаднике. Младенчик маму жалобно зовёт, только знаю я уже этот плач, этот почти человеческий голос. Обмерла вся, думаю — если это существо посреди белого дня на меня набросилось, то теперь-то уж ночью! Всё, можно смело к смерти готовиться, в дом ему попасть не проблема. Я уже начала с жизнью прощаться, слышу уже, как он по стене скребёт, к окну поднимается — и тут мотор, фары, тварь эта аж со стуком от стены отлепилась — а это вы приехали! Младенец этот чёрный хныкнул пару раз под окном, да и успокоился. Потому я и перепугалась и пошла вас спрашивать, не слышали ли вы — вдруг он к вам теперь привяжется. Ну, не слышали, и слава Богу».
♦ одобрила Инна
4 февраля 2016 г.
Первоисточник: ficbook.net

Автор: Vsalik

— Привет, Ксю!

На экране появилось изображение комнаты моей подруги Даши. Сама она сидела на стуле у компьютерного стола и занималась маникюром.

— Привет. Ну как тебе первый день каникул? Определилась, где Новый год будешь встречать?

— Да ну, — фыркнула та. — Денис не зовет, а к Стасу сама не хочу идти. К вам, наверное, завалюсь — вот и всё. Или у тебя другие планы?

— Эх, да какие у меня планы, — только вздохнула я. — Дома с матерью.

В отличие от Даши, настоящей красавицы, блондинки с томными карими глазами, я всегда была серой мышью: жиденькие каштановые волосы, острый нос, да еще и веснушки на щеках. Поэтому вовсе не странно, что очередной Новый год я провожу с мамой — удивительно, что у подруги на праздник нет подходящего кавалера.

— Мы даже елку не ставили, — тем временем продолжала Даша, — а папаня вообще работает тридцать первого до позднего вечера. Побуду с ним до курантов, а потом к тебе — всё равно ляжет спать. Устает он очень.

Дашина мама умерла много лет назад, рожая второго ребенка, который, впрочем, также долго не прожил, и они обитали вдвоем с отцом в стандартной «трешке». Я тоже выросла в неполной семье — только нас покинул папа. Нет, не погиб, просто ушел к другой женщине, когда я еще агукала и в пеленки писала. Эти утраты, казалось, роднили нас с Дашей еще со школы, где мы и сдружились. А потом оказалось, что и жили мы в соседних домах.

— Приходи, конечно, — улыбнулась я. — У меня, правда, тут скука смертная.

— Ничего страшного, Ксю, — будем пить шампанское и смотреть какие-нибудь мультики. Или дебильные огоньки по телику, если захочешь.

— Не захочу! Если только мама моя…

— Да уж, она вечно любит слушать всякое старье. Хотя, кто знает, какие мы будем к старости?

— Хватит тебе, — притворно возмутилась я, — ей еще до пенсии пахать и пахать!

— Ага, примерно как тебе до потери девственности! — засмеялась она.

Я тоже улыбнулась, сделав вид, что оценила шутку. В конце концов, Дашка — моя единственная близкая подруга, и ей дозволено больше, чем всем остальным.

— Подожди-ка, — вдруг прислушалась собеседница, — похоже, папаня пришел. Я сейчас — ужин надо разогреть ему.

Я действительно услышала хлопок двери и тихий звук шагов по коридору. Даша оторвалась от маникюра и, встав со стула, пропала из поля видимости, однако уже через пару минут вернулась.

— Быстро ты, — удивилась я, уже полезшая открывать новую серию любимого аниме.

— Да сразу спать лег, — объяснила Даша, снова принявшись наводить красоту, — устал, наверное, очень. У него бывает. Зашла в спальню — уже лежит на кровати под одеялом, пробубнил что-то непонятное и отрубился.

— Хорошо тебе, — вздохнула я, — как будто одна живешь.

— С мамой-то всё равно лучше было, — пожала плечами та.

— Это понятно…

На некоторое время мы погрузились в молчание, размышляя каждая о своем: я думала, как же это великолепно — жить одной, когда тебя никто не достает, и ты делаешь, что хочешь, а Даша, скорее всего, вспоминала мать. Внезапно наши мысли были прерваны звонком мобильника подруги. Та, сделав недовольное лицо, отложила пилочку и взяла сотовый в руки:

— Алло! Папа… — последовала пауза, в течение которой лицо подруги вытянулось от изумления. — Но как…

Видимо, разговор прервался, и она еще пару секунд с открытым ртом смотрела на телефон, после чего, понизив голос, обратилась ко мне:

— Ксюха… Это отец с проходной звонил — он задержался и только что выехал!

— Отец? Но разве он не в своей комнате?

— Я ничего не понимаю! — Даша перешла на шепот. — В его спальне кто-то лежит на кровати — я точно это видела!

— Почему ты отцу ничего не сказала? — я тоже стала разговаривать тихо.

— Сначала растерялась, а потом он трубку повесил! Ксю, что мне делать?

Было видно, что на Дашу накатывает паника — ее лицо побледнело, а руки затряслись.

— Позвони отцу на сотовый! — предложила я.

— Точно! Я как-то об этом не подумала, — с некоторым облегчением произнесла Даша и набрала номер. — Блин! Недоступен! Или телефон разрядился, или в метро уже.

— У кого-то еще есть ключи от квартиры?

— У бабушки только, но она в деревне живет. Господи! Сейчас, погоди!

Подруга снова сорвалась с места, и я услышала звуки передвигаемой мебели.

— На защелку дверь закрыла и тумбочку к ней подвинула, — объяснила Даша. — Лучше, чем ничего, — она внезапно замолкла и через пару секунд зашептала. — Ксюша! По-моему, он встал с кровати! Боже! Боже мой! Он снова ходит по коридору! Послушай!

В наступившей тишине я явственно различила тихие звуки шагов, раздававшихся по квартире.

— Может, это чья-то злая шутка? — предположила я. — Стас, например, мог сделать дубликат ключей, пока у тебя был.

Стас формально являлся парнем Даши, но все понимали, что он постепенно переходит в разряд «бывших». Возлюбленный до недавнего времени часто ночевал у нее и даже, бывало, жил по два-три дня.

— Точно! — подруга ухватилась за спасительную мысль. — Как же я об этом не подумала! Ну, сейчас он получит! Стас! — закричала она. — Хватит меня пугать, идиот! Совсем свихнулся что ли?

Но вместо ожидаемого смеха из-за двери раздались низкие утробные звуки.

— Ооооооооуууууууу! — как будто выла собака, но голос был гораздо грубее и ниже, чем даже у самого крупного пса.

Почему-то во мне сразу возникла уверенность, что существо могло быть кем угодно, но не человеком.

— Нет, это точно не Стас! — истерически вскрикнула Даша и схватила телефон. — Я звоню в полицию!

Подруга начала набирать номер и поднесла телефон к уху, как вдруг я явственно услышала сильный удар в дверь. Даша, подпрыгнув от страха, выронила телефон, и тот кубарем покатился под кровать.

— Блин! — завизжала она. — Кто бы ты ни был — уходи отсюда! Ксюша! Мне страшно!

— Быстрей ищи сотовый! — закричала я. — Даша, быстрее!

В коридоре опять раздались глухие звуки. Представьте, что вы услышали нечто среднее между громким гудением высоковольтной линии в безветренный день и воем волка или крупной собаки — и тогда, может быть, поймете, на что это было похоже. Снова раздался удар в дверь. Даша дрожащими руками шарила под кроватью.

— Ооооооооуууууууу! — вновь повторило существо.

— Дашка, я сейчас прибегу к тебе! — закричала я, уже готовая броситься к двери.

— Ксюха, нет! Не уходи! Я с ума сойду, если ты меня бросишь! Я нашла телефон! — она действительно вытащила мобильник из-под кровати. — Сейчас… Тут аккумулятор выпал…

Даша принялась лихорадочно собирать сотовый, после чего включила его. Снова удар — и дверь уже начала поддаваться. Подруга вдруг кинулась к окну и, открыв его, завопила, высунувшись на улицу:

— Помогите! Помогите кто-нибудь! Вызовите полицию!

А существо, тем временем, рвалось к ней в комнату и, судя по треску дерева, небезуспешно. Я вдруг поняла, что оно сломает дверь раньше, чем кто-либо доедет до дома подруги.

— Я попробую пододвинуть шкаф к проему! — крикнула Даша и скрылась из вида. — Может быть, это его задержит. Ксю… Аа!

Раздался грохот, подруга коротко взвизгнула, после чего я услышала звук упавшего предмета, и в комнате воцарилась тишина, прерываемая лишь тихим утробным ворчанием того, кто уже находился в ней. Я попыталась себя убедить, что всё могло закончиться хорошо, что это всего лишь шутка Стаса, но в глубине души понимала — ничего подобного не произошло.

— Даша! — позвала я тонким срывающимся голосом. — Ты здесь?

Ответом мне был резкий отрывистый рык, и чья-то тень мелькнула в поле зрения на секунду, после чего скрылась. Нервы не выдержали, и я закричала, вскочив с места, и понеслась в прихожую, быстро накинула куртку и обулась.

— Ксюша, ты чего? — удивленно спросила мама, выходя из кухни, где она мыла посуду. — Куда собралась?

— Даша! — только и смогла сказать я. — С Дашей что-то случилось!

Мать, заметив мое состояние, уже открыла рот, чтобы продолжить беседу, но я не могла ждать — рывком открыв дверь, я выбежала на площадку и стрелой полетела вниз по лестнице. Дорога до Дашиного дома обычно занимала минут пять, но сейчас, кажется, я добралась в три раза быстрее. К счастью, из подъезда как раз кто-то выходил, и я, проскользнув через домофон, уже стояла у квартиры подруги.

— Даша! — я тихо постучала в дверь — Даша!

В квартире раздались шаги, которые я сразу узнала — существо ступало тихо, но твердо, словно не особенно заботилось о скрытности. Нечто дошло до выхода и остановилось.

— Ооооооооуууууууу! — снова раздался этот странный и одновременно страшный звук.

От испуга я сделала шаг назад и вдруг услышала тихое поскребывание и щелчок замка. Кто-то открыл дверь Дашиной квартиры, и та отворилась на пару сантиметров. Я явственно увидела темный силуэт, стоящий за ней, и паника холодной волной охватила меня с ног до головы: я завизжала так, что крик, наверное, услышал весь район, и кинулась вниз. Только снаружи, отдышавшись, я вызвала полицию…

Дашу хоронили в закрытом гробу — что точно с ней случилось, мне не сказали, да и вряд ли я хотела это знать. Отец подруги через три месяца повесился в своей же квартире.

Но для меня самым страшным было вовсе не это: в тот день, вернувшись домой после допроса полицейских, вся в слезах, продрогшая, я обнаружила, что наш с подругой чат еще открыт, и мне поступило сообщение. «Я приду за тобой», — гласило оно. Сомнений в том, что его отправило то самое существо, убившее Дашу, не было.

С тех пор моя жизнь — это постоянный страх. Я убедила маму сменить квартиру — мы переехали на другой конец города. Никогда не пользуюсь программами с видеосвязью. Сплю только при свете, а на двери моей комнаты красуются три замка. Заставляю мать, когда та открывает дверь, с порога кричать, что это именно она. Кажется, окружающие считают меня чокнутой, но мне плевать.

Потому что оно придет за мной.

Рано или поздно.
♦ одобрила Инна
31 января 2016 г.
Первоисточник: www.proza.ru

Автор: Григорий Дерябин

Маша рисовала. Один из рисунков показался мне очень мрачным. На листке была изображена темная фигура.

— Что это? — спросил я, отдернув штору — за окном была метель, окно немного вибрировало от ветра.

— Это Газеб, — сказала Маша. Наверное, ответ не требовал никаких пояснений.

— Что за Газеб? — спросил я, машинально продолжая разговор.

— Он придет и съест нас. Так сказали в телевизоре, — пояснила Маша все тем же тоном без выражения.

Я посмотрел на неработающий телевизор, стоящий в ее комнате, и пожал плечами. Телевизор с выпуклым экраном остался от бабушки. Я вышел из комнаты, покачивая головой в такт каким-то мыслям, которых уже не помню.

***

Ближе к двенадцати часам в дверь постучали. Я проснулся и несколько секунд смотрел в телевизор, на экране которого беззвучно кривлялись какие-то артисты. Стук повторился. Я встал с дивана и направился к двери.

— Кто там?

— Газеб прибыл, — ответили из-за двери тихо.

На кухне хлопнуло распахнутое вьюгой окно. Я дернулся, словно ужаленный, но все-таки решил посмотреть в глазок. На мгновенье мне показалось, что я провалюсь в окуляр и окажусь за дверью. Но секундная слабость прошла. Снаружи никого не было видно. Подсвеченный синюшными лампами коридор был пуст, а в углах чернели пятна темноты. Я отправился на кухню и закрыл окно. На обратном пути заглянул в комнату Маши — там было темно, и только светился розовым светом прямоугольник окна.

***

Второй раз я проснулся ближе к трем. Сначала я не понял, из-за чего. Потом сверху послышались тяжелые шаги. Мы живем на последнем этаже, то есть кто-то ходил по чердаку. Я лежал в темноте и ждал, пока они прекратятся, глядя на электронное табло будильника. Шаги то затихали, и тогда я погружался в некое подобие сна, то возобновлялись. Неизвестный, кажется, ходил из угла в угол. Наконец, я встал и включил свет, решив позвонить в полицию.

Он последовал за мной, повторяя там, наверху, мой маршрут. Сомнений в том, что это тот самый Газеб, не было. Телефонная трубка молчала, лишь где-то в глубине были слышны тихие потрескивания. Я застыл в полутемной кухне с трубкой в руке. Шаги прекратились. Не знаю, сколько прошло времени, я стоял, в оцепенении глядя в окно. Метель прекратилась, и за стеклом была только зимняя темнота, разбавленная редкими огнями. Я осторожно двинулся обратно в спальню, с каждым шагом убеждая себя, что происходящее — просто злая шутка воображения. Пол под дверью машиной комнаты был желтым от света...

Маша спала. Я запомнил этот момент — волосы на подушке, одна рука вскинута, другая лежит на животе. Свет ей не мешал. Над ее кроватью застыла темная фигура. Здесь память уже подводит меня. Черты фигуры размываются, перетекают одна в другую. Высок он был или низок, толст или худ?

— Кто ты? — спросил я, зная ответ.

— Я — Газеб, — сказал он, добавив спокойно. — А вот тебя уже нет.

На этих словах он шагнул ко мне (высок, все-таки высок, едва умещался под потолком) и легко откусил мне голову.

***

Газеб солгал. Я все еще где-то есть. В ветреные дни я распахиваю оконные рамы, а в дождливые скриплю половицами в старых деревенских домах. Иногда зимой я заглядываю в окна своей квартиры на последнем этаже. Маша выросла и закончила институт. Наверное, я счастлив. Может, и нет. Это не имеет никакого значения.
♦ одобрила Инна
Первоисточник: www.proza.ru

Автор: Катрин Де Фруа

Он уже восемь лет не ездил на электричках. Жил в Москве — дневал и ночевал в метро, отдыхать летал самолетами, институтских друзей навещал поездами, школьных — трамваями, а к родителям на границу области если ездил, то исключительно на машине сводного брата.

Почему именно так, даже почти не задумывался, а если выплывал вдруг из подсознания вопрос, то сразу топил его воспоминанием о прокуренных тамбурах, чужих плечах и тяжелом рюкзаке за спиной — в студенческие годы-то ездить приходилось каждый день, ничего удивительного, что потом как отшибло.

Однажды случилось так, что его любимая группа, в последние три года напрочь пропавшая из страны, вдруг решила поездить с концертами по Подмосковью — как будто нарочно выбирая такие края, куда автобусы не ходят, метро еще не дотянулось, а шоссе перегружены на три года вперед или ремонтировались тридцать лет назад. Друзья с машинами только пальцами у висков покрутили: даже не думай, жалко железных коней, и не слушаем мы такого. Друзья без машин тоже не горели желанием составить компанию, поэтому и вышло так, что оказался он субботним вечером на вокзале своего детства один-одинешенек.

Предвкушение концерта немного подпортили сладостные воспоминания, уверенной струей влетавшие в голову с каждым нищим и каждым поломанным турникетом. Потом за окном электрички сгустились сумерки, и в хоровод промерзших вагонов и третьих пересдач начало просачиваться что-то неясное и дурное, но тут поезд подъехал к нужной станции, и он с облегчением влился в ручеек фанатов, уверенно текущий к заветной цели.

После концерта он не торопился уезжать. Бродил по городу, смакуя впечатления: лет пять уже не бывал ни на чем подобном, то работа заедала, то семья, — и как-то незаметно пропустил мимо весь ручей торопившихся на быструю электричку столичных фанатов. Потом еще долго возился у кассы, выгребая из карманов мелочь, и уехал уже почти на самом последнем поезде, незадолго до полуночи. Успел подумать, входя в вагон: «Здравствуй, называется, юность…» — и рухнул на первое попавшееся сиденье, на ходу вбивая в телефон наушники, зажмуриваясь и молясь, чтобы картинка из мозга не вздумала воплощаться.

Родители его жили на той же ветке, но парой станций ближе к столице, и он частенько возвращался домой последними электричками, но никогда не ездил заполночь в Москву. А вскоре после диплома как-то заехал к семье, умудрился со всеми разругаться и поехал ночевать обратно на съемную квартиру — тоже на последней электричке. И оказался в вагоне почему-то совершенно один.

Совершенно не смутившись, он сел против хода где-то в середине, закрыл слезящиеся от яркого освещения глаза и уже почти заснул под привычный стук колес, когда за спиной раздались тихие и мерные шаги.

Он хорошо знал, что в этот час мало кто будет ходить по вагонам, потому что не нашел себе места, убегает от видящих десятый сон контролеров или пытается что-то продать. К тому же, все они стучали бы ногами об пол куда громче и беспорядочнее. Оборачиваться почему-то было страшно. Но очень хотелось.

Он достал из кармана телефон и заглянул в отражение на его экране: по проходу шло что-то невысокое, плотное, в темной куртке с капюшоном. Оно двигалось медленно, как будто пространство растягивалось перед ним, за тридцать секунд проходя не больше одного купе, — но все же двигалось. И, возможно, не собиралось проходить мимо.

Поезд резко остановился, и внутрь зашел бодрый старичок с рюкзаком за плечами. Он прошел меж сидений куда-то за спину единственного пассажира, хрустнул пальцами, как будто отвешивал кому-то щелбан, вернулся и сел напротив попутчика, которого от всего увиденного охватил вдруг суеверный ужас.

— Успокойся, — сказал старичок. — Я его на место-то поставил.

— К-кого? — только и выговорил вчерашний студент.

— Ну этого, Тринадцатого-то контролера, — отмахнулся старик и, наткнувшись на испуганный взгляд, объяснил: — Он когда-то миром ошибся, да так и не понял. Так и ходит теперь по ночам, людям в души заглядывает, как там заведено. А мы-то к такому непривычные, — вздохнул он, — сердце может не выдержать, если душа глубоко лежит. Тебе повезло еще, что не смотрел на него.

Старичок оказался веселый, и всю дорогу до Москвы рассказывал, с каким духом он вчера пил чай в ночном поезде и как бунтуют в метро домовые, которым приходится питаться крысами. Доехав до квартиры, перепуганный выпускник уже мало что помнил, кроме того, что в поезде ему приснился какой-то бред и, наверно, утром надо позвонить домой и извиниться. Но к родителям с тех пор ездил почему-то только с братом, на машине.

И теперь, восемь лет спустя, он судорожно вдохнул, открыл глаза и огляделся: повезло, на этот раз он в вагоне не один. Через пару сидений спиной к нему сидел старичок с очень знакомым, хотя и порядком потрепавшимся рюкзаком. Все инстинкты требовали пересесть к нему: только шагать надо бы погромче, чтобы по носу не щелкнул.
♦ одобрила Инна
9 января 2016 г.
Автор: Barbiturate

Это был совершенно обычный январский день. Светило яркое солнце, снег, выпавший прошлой ночью, хрустел под ногами, оконные стекла были оплетены узорами инея, а морозный воздух приятно щекотал ноздри. Я в приподнятом настроении шел к одному своему знакомому, чтобы забрать у него кое-какие вещи. Алексей (так его звали) жил на другом конце города в частном секторе.

Если вам доводилось бывать в маленьких провинциальных городках типа нашего, то вы наверняка обращали внимание на скопления покосившихся от времени деревянных одноэтажных домиков, построенных, наверное, еще в сороковых. В одной из таких избушек и жил мой приятель. Эта, с позволения сказать, недвижимость досталось ему от покойной прабабки. Его дом выделялся среди других наличием покосившегося цинкового забора. Благодаря этому, я довольно быстро нашел его.

Хозяин дома открыл на мой стук. Одет он был в какую-то замызганную рубашонку и старые джинсы и, несмотря на мороз, не испытывал, казалось, никого дискомфорта.

— Привет, Леха, — немного растерявшись от его нестандартного для середины января внешнего вида, выпалил я. — Я тут, видно, не вовремя?

— Это ничего, — перебил меня Алексей, растянув на лице какую-то загадочную улыбку.

Внезапно подул сильный ветер, и я, съежившись от холода, натянул капюшон.

— Ты заходи в дом, а то замерзнешь, — Леха, не снимая с лица нарочитой улыбки, кивнул в сторону дома.

В доме я почему-то не почувствовал никакого тепла — казалось, что внутри даже холоднее, чем снаружи.

Оглядев комнату, я заметил ужасный даже для обитателя подобной избушки беспорядок. Повсюду валялись столовые приборы, битые тарелки, какие-то перья, пакеты и прочий невесть откуда взявшийся мусор. Казалось, что жилище было заброшено лет так двадцать назад.

В воздухе витали пыль и неприятные запахи гниющей древесины и старого заплесневелого ковра на стене.

За все время моего пребывания в доме его хозяин, обычно болтливый и задорный паренек, не произнес ни звука. Чтобы хоть как-то прервать гробовое молчание, я решил спросить Алексея о причине такого беспорядка.

— Ты проходи, не стесняйся, я тут просто ремонт затеял, — как будто прочитав на моем лице недоумение, сказал он.

Я ощущал все нарастающую тревогу. Будто почувствовал что-то ненормальное, нездоровое во всем происходящем. Что-то тут явно было не так. Меня одолевало беспокойство. Взгляд мой нервно бегал по комнате, пытаясь нащупать ту деталь, которая создавала эту чудовищную неправильность происходящего.

Пожарный топор, приставленный к стене, куча перьев в углу комнаты, странный, сладковатый запах. Сердце бешено стучало, на меня накатывается волна необъяснимого страха, окутывая словно липкой пеленою.

Леха смотрел своими выпученными, немигающими глазами, буквально буравя меня своим взглядом. Он все еще улыбался. Его улыбка не выражала ни насмешки, ни радости, ни даже безумия. Нет, люди так не улыбаются, и не могут улыбаться. Ряд длинных белых клыков, испачканных кровью и перьями, блестел в ужасающем оскале. Рот был растянут очень широко и искривлен в какой-то гротескной гримасе, кожа будто была натянута на череп, скулы обострились, щеки словно ввалились внутрь.

— Ты чего, что ты смотришь? — заикаясь, спросил я, пока его рука медленно тянулась за топором.

— Жду, пока ты отвернешься…

Каждый удар сердца отдавал в голову. Расстояние от дома до калитки я преодолел за два прыжка. Не знаю, преследовало ли оно меня, да и не хочу знать. Я просто бежал, так быстро, как только мог, не оглядываясь, рухнув от усталости, лишь когда злополучный честный сектор уже был в паре километров от меня.

Не помню, как добрался домой. Помню лишь, как напился до беспамятства и вырубился. Наутро звонить в полицию я не стал.

Алексея нашли через две недели в подвале того самого дома с проломленным черепом. Две принадлежащие ему курицы были выпотрошены. В его комнате валялось много перьев и мусора. Следствие за полгода никак не сдвинулось — ни соседи, ни знакомые, часто заходившие к нему, ничего не видели и не слышали.

Я никому не рассказал, что произошло в его доме в тот злополучный день — побоялся, что примут за сумасшедшего.

С тех пор я очень сильно изменился. Осунулся, стал нервным и дерганным, меня стали мучить бесконечные кошмары, почти перестал общаться с людьми, хотя раньше был, что называется, душой компании. Бесконечные походы к психологам, кои я предпринимал не один десяток раз, успехом не увенчались.

Прошлой ночью меня разбудила трель дверного звонка. В сердцах выругавшись на того, кто выдернул меня из постели в столь поздний час, я встал с кровати и вяло побрел к двери. Взглянув в глазок, я увидел там свою соседку по лестничной клетке.

Это была низенькая, худенькая старушка лет семидесяти с вечно завитыми волосами фиолетово-малинового оттенка. Удивившись столь позднему визиту, я открыл дверь и спросил, что стряслось. Она выглядела напуганной и сбивчиво рассказала мне, будто в ее квартиру кто-то залез, и что она видела чей-то силуэт на балконе.

Я согласился было осмотреть ее квартиру, так как был уверен, что «залезший» не более чем плод старческой фантазии, подкрепленной просмотрами сериалов.

— Огромное спасибо, что бы я без тебя делала! — она улыбнулась, широко, слишком широко растянув рот, обнажив целый ряд острых как бритва клыков.

Дикий ужас лишил меня рассудка. В следующую секунду я уже был в своей прихожей и дергал дверную ручку на себя, но ее пальцы, ухватившись за край двери, тянули ее со страшной силой. В дверном проеме появилось старушечье лицо, застывшее все в той же гримасе с растянутым ртом и неподвижными вытаращенными глазами.

Из последних сил я рванул дверь на себя, услышал хруст ломающихся пальцев, рванул еще раз — и тут разделся щелчок автоматического замка. Заперев второй замок и накинув цепочку, я отполз от двери.

— Я доберусь до тебя… Теперь я знаю, где ты живешь, и скоро доберусь до тебя, — звучал из-за двери старушечий голос, пока я дрожал, скорчившись на полу.

Судя по голосу, она улыбалась.
♦ одобрила Инна
20 декабря 2015 г.
Автор: З.Р. Сафиуллин

Моё внимание привлекло едва заметное движение за окном, и я невольно кинул взгляд в его сторону. 

Меж веток стоящей за окном берёзы сочился лунный свет, который практически беспрепятственно проникал в комнату и ложился мягким серебряным ковром. Слышался вой ветра, блуждающего по безлюдным улицам, точно одинокий пёс, и шелест сухих листьев, срываемых с веток деревьев и улетающих в бесконечную неизвестность. Всё бы ничего, но кое-что было действительно странным: прямо на стену противоположного дома падала тень. Кривая и тонкая, точно ветка дерева, однако в разы больше и длиннее. 

Я не мог понять, что вижу там, за нагими древесными пальцами. В голове было совсем пусто, однако какое-то необоснованное ощущение беспокойства всё же терзало меня.

Я понял, что тени неоткуда было взяться.

Почему-то меня это не испугало, напротив — отнёсся как-то скептически и почти безэмоционально, словно ничего необычного здесь не было. 

Я перевёл взгляд на интерьер своей комнаты: настольная лампа, освещающая рабочее место, небольшая кровать с зелёным покрывалом, массивный тёмный шкаф у входа в комнату и пара кресел, на которых валялась повседневная одежда — вроде всё как обычно. Сама комната освещалась лишь той же настольной лампой, поэтому за пределами моей маленькой обители было совершено темно. Квартира была двухкомнатной, но я практически всё время проводил лишь в этой комнате с большим окном, открывающим замечательный вид на улицу и вызывающим какое-то детское чувство власти — видеть всё и всех. 

Спустя десять минут я прилёг на кровать с надеждой провалиться в мир грёз. Устав от суетливых будней, я наконец-то мог позволить себе отдохнуть. Благо, выходные на то и нужны. Однако уснуть у меня не получилось. Мысли о непонятной тени разжигали во мне любопытство и жажду найти ответы. Странно, но образы, с которыми бы я мог сравнить эту тень, совершенно не приходили в голову. Казалось, что они спрятаны в бесконечном лабиринте воспоминаний, и попытка найти их равносильна попытке найти иглу в стоге сена. Ко мне пришла мысль: «А почему не рассмотреть тень повнимательнее?» 

Тени не было. 

Я тут же протёр глаза, дабы удостовериться, что мне не показалось. Была лишь пустая железобетонная стена с десятком тёмных окон. Никаких теней. Решив, что эта аномалия мне изначально привиделась, я попросту лёг в кровать.

Спустя несколько минут раздался удар по стеклу. 

Я моментально вскочил с кровати и попытался осмотреться. Голова закружилась от резкого подъёма, но я устоял на ногах. Сердце резко подпрыгнуло в груди и забилось, точно охваченное безумием. В затылке потеплело, а пальцы на руках и ногах онемели. 

Удар повторился. 

Я мешком осел на пол, отказываясь верить в увиденное. 

Поперёк балконной двери пролегала чёрная полоса, которая приподнималась и с глухим стуком билась об окно. Со стороны могло показаться, что это какая-то длинная палка. Но разве палка может иметь живую пятерню на конце? 

Я с криком бросился в соседнюю комнату — в зал, надеясь переждать этот кошмар. Сердце продолжало неистово колотиться, из-за чего спину пронзила острая боль. Тело же совершенно меня не слушалось — по дороге я умудрился удариться о дверной косяк и скинуть верхнюю одежду в прихожей. Воздух отказывался поступать в лёгкие, я был на грани потери сознания. 

Раздался звон осколков разбитого окна. Ноги обдало холодом, а в квартиру проникла зимняя свежесть. Я упал и внезапно успокоился. Наступившая тишина, холод и слабость во всем теле начали погружать меня в своеобразный транс, создавая какой-то домашний уют. Хоть от окружающей обстановки по-прежнему веяло чем-то безумным, мне захотелось просто лечь и уснуть, плюнув на все проблемы и ситуацию, в которой я оказался.

Дверь в зал оставалась нараспашку, и я отчётливо слышал тихие шлепки, прерываемые хриплым дыханием. Не знаю почему, но я вдруг рассмеялся. Разум, отказываясь осознавать неправильность происходящего, медленно покидал меня. 

Света не было, было лишь сияние луны, слабо освещающее зал. 

Из-за угла дверного проёма показалось нечто. Я не знаю, как это описать: чёрная, как смола, кожа покрывала всю морду — не было ни глаз, ни носа. Рот представлял из себя широкую полосу, почти полностью рассекающую голову по горизонтали. Голова качалась из стороны в сторону, изгибалась подобно пластилину.

Не знаю как, но оно смотрело на меня. Я чувствовал пронзительный взгляд, изучающий или скорее чего-то ожидающий. Да, оно явно чего-то ожидало. 

Все клетки моего тела кричали об исходящей от существа опасности. Мой разум вырисовывал картины, как нечто резко бросается с места и ползком добирается до моего лица. А существо продолжало ждать. Видимо, хотело увидеть мои тщетные попытки спастись. 

Тело онемело, я не мог и пальца согнуть. Душу заполнило чувство бесконечного одиночества и отрешённости от окружающего мира, чувство, подобное падению в пустоту. 

Внезапно, из-за дверного проёма вытянулась конечность. Непропорционально длинная, с уродливой пятернёй на конце она сгибалась в трёх местах и ощупывала пол в метре от моего лица. Вот здесь меня будто током дёрнуло. Эта неправильная и чудовищно длинная «лапа» зажгла в глубине моего рассудка утерянное стремление к жизни. С диким воплем я встал с пола и бросился в сторону окна.
А дальше — только падение вниз. 

Я выжил. Даже не знаю, радоваться мне этому или сожалеть. Уже довольно долго чувство страха не покидает меня. С того случая люди стали относится ко мне, как к параноику, но я их не осуждаю за это.

И ещё, в темноте на меня накатываются волны животного ужаса и ожидания. Ожидания чего? — спросите вы.

Я знаю, что оно вернётся, уверен в этом. Потому что вчера вечером я сидел на улице, восхищаясь ночным небом, покрытым звёздами, точно бисерной скатертью. А любовался я этим до тех пор, пока не увидел паукообразное тело, медленно ползущее по стене моей многоэтажки.
♦ одобрила Инна
17 декабря 2015 г.
Автор: Hell

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история содержит ненормативную лексику. Вы предупреждены.

------

Ранним вечером, когда Артем Пискунов вошел в пивную «Сибирянин», первым, что он заметил, была непривычная для этого места безлюдность. Тишину нарушала только песня «Ветер в голове», звучавшая из маленького настенного телевизора.

В пивной был только один человек: Михаил Афоньев, попросту — Михалыч, коллега Артема по службе в городском Водоканале, сидел за столиком у окна и пил разливное пиво из стакана. Михаил уже целую неделю не выходил на работу и не отвечал на звонки начальства.

Артем, купив пиво, сел напротив знакомого. Тот, казалось, его не замечал. Был чем-то расстроен. Или напуган. Но заговорил первым:

— Я больше не приду на работу. Завтра заберу документы, и к чертям все это. Себе дороже. Лучше на шиномонтажку устроюсь. Там оно меня не достанет.

Казалось, он говорил сам с собой. Артем встревожился не на шутку: обычно Михалыч был самым жизнерадостным из всех ремонтников, любил рассказывать коллегам похабные анекдоты и подкалывать их. Но теперь его словно подменили. Сидел, весь напряженный, небритый, уткнувшийся в свой стакан, словно надеялся там что-то разглядеть. Выглядел на пять, а то и на целых десять лет старше своего возраста. И весь белый, как мел, словно его укачало в автобусе.

— Михалыч, что стряслось, дружище? Рассказывай давай, в себе нельзя все держать.

— Ха! — Лицо Михалыча скривила ухмылка, обнажившая жёлтые, кривые зубы. — Ну расскажу я тебе, и что? Что тогда? В таком случае оно и тебя преследовать начнет.

— Кто? У тебя неприятности?

— Ещё какие, не сомневайся.

— Так, может, заявить в полицию?

— Ты что, издеваешься? — Афоньев поднял голову и посмотрел на Артема как на умственно отсталого. — Они меня там мигом в психушку засунут, если я им ВСЕ расскажу.

— Ладно-ладно, хорошо. Так что стряслось? Я-то тебя в психушку не отправлю, — Артем коротко засмеялся, но по каменному лицу собеседника понял, что тому не до веселья.

Афоньев отодвинул в сторону стакан с недопитым пивом и пристально уставился на Артема. Веки его дрожали. Он громко проглотил слюну.

— Ты в водяного веришь?

Наступила недолгая пауза.

— Что прости?.. А, нет, не верю…

— А зря. — Афоньев снова злобно ухмыльнулся. У Артема пробежали мурашки. — А я верю. Потому что видел его. Собственными глазами видел, твою мать!

— Хорошо, да… Я верю в то, что ТЫ веришь. Ну а что такое?

— Что такое? Ну а ты слушай. Со мной связалась Наташка, диспетчер наш. Сказала, чтобы мы выехали на переулок Афанасьева. Жильцы там начали жаловаться, что вода, которая течет с колонки, пахнет дохлой рыбой и на вкус просто отвратительная. Это было около месяца назад. Ну, я взял троих ребят, и мы выехали...

— У меня тогда был выходной, наверное.

По лицу Михалыча Артем понял, что лучше его больше не перебивать. Песня закончилась, и теперь по телевизору показывали клип с Нюшей.

— Мы выехали на место. Никита решил попить воды из колонки и сразу отпрыгнул в сторону, словно вода была под электричеством. По его скорченной гримасе было понятно, что вода и правда дерьмовая. Он выплюнул её на землю. Мне даже почудилось, что она зелёная какая-то.

Мы открыли люк, и я начал спускаться вниз, как раз заканчивая анекдот про безрукого мальчика. Спустился, значит. Воды было по колено. Темно, как в жопе у еврея. А вонь... просто усраться можно. Словно гора дохлой рыбы пролежала весь день под жарким солнцем. Но самое странное, что вода была действительно полна рыбы. Живой рыбы. Она плескалась, плавала. Брызги в меня пускала. Я чувствовал, как она скользила по моим ногам.

Потом в нос ударил новый запах. Ещё хуже, чем первый. Словно гнилая капуста была в одном ведре с дохлой крысой, и все это в придачу к сырой гнили. Мне пришлось зажать рот рукой, чтобы не окочуриться нахрен. Потом я услышал шум. Всплеск воды. Но никак не рыбы. Не могло быть ею. Такой звук, словно человек с разгону нырнул в воду. Я посмотрел вглубь тоннеля и увидел, как во тьме, на самой поверхности воды, что-то проплыло. Большое. Совсем рядом со мной.

Сказать, что я испугался — значит наврать с три короба. Я просто обосрался. Полез по лестнице наверх, пока в ушах вопил голос, чтобы я поторапливался. По выражению лиц ребят я понял, что они, походу, меня не сразу узнали.

Потом я взял долгожданный выходной. На несколько дней. Пришел, значит, я после этого домой, пожрал, посмотрел какой-то боевик, ну и лег спать…

Михалыч взял стакан с пивом и осушил его одним глотком. Артем был в замешательстве, не зная, как реагировать на рассказ коллеги.

— На следующий день самая жопа началась. Захотел в кои-то веки принять ванну. Начал набирать воду, а она из крана течет вся в иле, вонючая, грязная. Вся в рыбьей чешуе... — Он сморщился. Явно воспоминания не из приятных. — Фу, мать вашу!

На следующий день я поехал на рыбалку. Хоть как-то отвлечься от всего этого дерьма. Заехал под мост, значит, нашел место поглубже, где льда поменьше было... там и остался. Пару рыбин небольших поймал, чтоб коту моему хватило на недельку. Потом соорудил палатку и лег на боковую. Вот только толку-то никакого от сна. Я даже сквозь него слышал какие-то чавкающие звуки, словно нечто склизкое ползало вокруг палатки.

Проснулся я под утро. Солнце тогда ещё не встало. Вылез из палатки и опять эту вонь почуял. Запах мертвой рыбы и тухлой воды. Господи, я чуть не блеванул там. Потом посмотрел на своего «попрыгунчика» и там же чуть не грохнулся в обморок.

Из всех его отверстий, из всех щелей вытекала зеленая слизь, какой обычно покрыты камни на дне реки. Под моим бедным «паджериком» уже огромная лужа из нее образовалась, растопив весь снег. Я открыл багажник, чтоб вещи свои проверить, а оттуда на меня вывалилась гора дохлой рыбы. Некоторые даже еще трепыхались. До сих пор не могу понять, как она вся туда поместилась. И вещей моих на месте не оказалось. Представляешь?

Они сбили меня с ног. Ну, рыба в смысле. Потом я услышал новый звук, пока пытался подняться на ноги, убирая ее с себя. Мда, нелегко мне пришлось тогда. Килограмм сорок-пятьдесят, не меньше. А звук, словно что-то быстро ползло. Мокрый такой звук, словно ты пытаешься сквозь зубы пропустить слюну. Только этот был громче. И хуже.

Выбравшись из похоронившей меня горы и обойдя машину, я увидел след из слизи и тины, начинающейся у моего «попрыгунчика» и ведущий к полынье в середине реки, где я как раз и рыбачил. А вода-то в ней пузырилась. Я просто убежал, оставив там машину. И даже ведро с пойманной рыбой забыл. В тот же день я пришел сюда и нажрался.

Я думаю, мое добро до сих пор там стоит. Моей любимице все равно никакие автосервисы уже не помогут. За угон могу не переживать.

Я не знаю, чего оно хочет. Но точно знаю, что ищет меня. Плавает по рекам, ползает по канализации, вынюхивая мой след. Вчера я домой шел, жевал сухарики... кириешки или как-то так они называются... Проходил мимо железного цилиндра, торчащего из травы... Там, знаешь, ещё решетка такая наверху есть, где отверстие... И услышал оттуда всплеск воды. А когда подошел ближе, из темноты донеслось хихиканье. Словно в горле застрял ил и вода. Я думал, что с катушек съеду.

Вот поэтому я больше не выхожу на работу. Вообще пытаюсь не сталкиваться с водой. Она у меня даже в кувшине для питья стала тухлой. В ней даже плавают чешуйки от рыб.

Артем, шокированный как никогда, смотрел на дергающиеся руки Михаила, лежащие на столе. На одной недоставало безымянного пальца — потерял в армии, на учениях.

— Сегодня я напьюсь в говно! — Афоньев направился к барной стойке. — Хоть побалую себя перед тем, как оно меня все-таки отыщет!

***

Рассказ Михалыча оставил в Артеме осадок. Но, если рассуждать логически, как нормальный человек (а при взгляде на Михалыча становилось понятно, что здравым умом там и не пахнет), то вся эта история — выдумка нездорового рассудка. Афоньев даже не пришел забирать документы.

На вызов Артем выехал со своим напарником Эдиком, изо рта которого вечно торчала зубочистка. Они закончили одно ПТУ и до сих пор приятельствовали. По словам диспетчера задача была не ясна: жители опять жаловались на запах воды.

Артем с Эдиком подняли крышку люка и огляделись: в переулке не было ни одной живой души. За заборами яростно лаяли собаки. И Артем им за это был благодарен. Это было намного лучше, чем тишина.

— Ну че, Темыч, погнали.

— Ага. — Ответил Артем, с отвращением глядя в черное отверстие перед собой. Он уже ощущал ЭТОТ запах.

Они начал спускаться в темноту. Сначала Эдик, Артем за ним.

Вонь становилась сильнее. Она обволакивала их, словно дым, пропитывала рабочие комбинезоны.

Добравшись до дна, Артем и Эдик оказались по пояс в холодной воде. Посветили вокруг фонариками. Артема передернуло. Теперь рассказ ненормального Афоньева не казался столь бредовым.

На поверхности воды плавала мертвая рыба.

— Ну нихера себе! — Эдик выплюнул изжеванную зубочистку. — Да-а-а... это место моему Кузе показалось бы раем.

Эдик сделал несколько шагов вглубь тоннеля, высвечивая из темноты стены, обросшие плесенью и грибком, покрытые слизью. Трубы на стенах проржавели насквозь. С них свисала тина.

Туннель уходил куда-то влево.

Артем остался стоять под канализационным люком. Он чувствовал эту вонь. Он её ОЩУЩАЛ. Тот самый запах, о котором говорил Михаил. Он закрыл нос рукой, но ткань уже успела впитать влажный воздух и стала пахнуть сырой плесенью.

Из тоннеля, докуда не доходил свет фонаря, послышались звуки бурлящей воды, отдающиеся эхом от стен. Словно кто-то с трудом продвигался против течения. И этот звук становился громче.

Эдик вопросительно посмотрел на товарища, который прислушивался с ужасом на лице. Теперь Артем поверил всему.

В свете фонаря Эдик увидел приближающейся силуэт. И закричал.

Оно стояло на двух ногах, но на этом сходство с человеком иссякло.

Кожа у существа была как у налима, покрытая слизью. Перепончатые пальцы заканчивались изогнутыми когтями. Дыхание было булькающим. Голова у твари была рыбья. Жабры открывались и закрывались, из них вытекала зелёная слизь. Гигантские выпученные глаза, без век, не моргая таращились на ошарашенного Эдика.

— Господи! Твою мать! Что... — В следующее мгновение тварь молниеносно взмахнула лапой и с жутким звуком содрала с лица кожу. Немного покачавшись на ногах, уже будучи мертвым, Эдик упал в грязную воду.

И из этой воды высунулась ещё одна пара ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ рук. Они были неестественно белыми, с трупными пятнами. С кончиков пальцев капала вода. И на одном недоставало безымянного пальца.

Крича от ужаса, укрывшего сознание черным пледом, Артем забрался на лестницу и начал лезть наверх, приближаясь к кругу света над собой.

Он по пояс высунулся на поверхность, в полную силу вдыхая свежий воздух. В голове заиграла успокаивающая, приятная мысль, что опасность далеко позади.

Но Эдик... Господи... Эдик...

В тот момент, когда Артем поставил одно колено на землю, склизкие руки схватили его за вторую ногу и потащили назад, вниз. В темноту.

Некоторое время в переулке еще раздавались душераздирающие вопли, расходящиеся эхом от стен коллекторов... потом все резко стихло.
♦ одобрила Инна