Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СНЫ»

Ночь, примерно три часа. Я лежу на своей кровати в том состоянии полусна, когда алкоголь в крови не даёт организму полностью отключиться. Шторы задёрнуты, в комнате серо.

Открывается дверь и заходит моя бабушка. Она проходит мимо, не обращая на меня внимания, и открывает нараспашку окно. Я не успеваю сообразить, что происходит и зачем так распахивать окно, когда на улице зима и мороз, как бабушка, бормоча что-то себе под нос, бросает в окно клок длинных чёрных волос. Со странным чувством я привстаю на кровати, чтобы лучше это рассмотреть. А бабушка, всё так же не обращая на меня никакого внимания, бросает в окно нашего кота. Он, как в замедленной съемке, делает страшную дугу в воздухе и скрывается из виду. В моей голове за доли секунды проскакивают мысли о том, что мы на пятом этаже, что за окном темно и холодно. Происходящее никак не укладывается в голове, и я, наконец, нахожу свой голос:

— Что ты делаешь?!

Бабушка оборачивается ко мне, и я ужасаюсь её лицу. Оно искажено гримасой злобы. Она замечает мою реакцию и пытается как-то улыбнуться, что не делает её менее похожей на демона. Да, она похожа на кого угодно — на ведьму, злую цыганку, самого дьявола, — но только не на мою бабушку. И она говорит:

— Ты знаешь, что твоя мама уже шестой раз за этот месяц была у врача? У нее опухоль. Она умирает.

Я пытаюсь осмыслить сказанное.

— Умира... что? Что ты сейчас сделала? — я пытаюсь подобрать слова.

— Не переживай, — говорит бабушка успокаивающим тоном, — так надо.

Она берет подушку и медленно кладёт мне на лицо. Я понимаю, что у меня нет сил, чтобы сопротивляться. Я просто медленно умираю — становлюсь маленькой-маленькой и бессильной. И в последний миг я понимаю, что теперь моя очередь. Она выбрасывает меня в окно, как кота.

Секунды растягиваются в вечность. Я падаю вниз. Моя последняя мысль — мне расслабиться или, наоборот, сгруппироваться? И имеет ли это значение, если ты падаешь с пятого этажа?..

* * *

Вместо удара о землю я открываю глаза. Я в своей комнате, на своей кровати, дверь закрыта. Но что-то не так. Бабушки нет, но за дверью какой-то шум.

Я поднимаюсь и выхожу из своей комнаты. Что-то случилось на кухне: мебель передвинута, посреди кухни стоит стол, который раньше был у стены. За столом сидит мама и шатается вперед-назад, как ненормальная. То ли смеется, то ли плачет. Я не вижу ее лица, но не это вызывает у меня ужас: перед мамой сантиметрах в двадцати над столом над в воздухе парит кастрюля. Она быстро вертится вокруг своей оси, крышка прыгает, как будто внутри что-то кипит. Мама не смотрит на меня, не замечает.

У меня снова нет голоса. Я застываю посреди этого сумасшествия. И вдруг, спустя время, из меня вырывается просто нечеловеческий протяжный вопль. Это не визг, не крик, это почти плач. Я кричу, пока в легких не заканчивается воздух. С грохотом падает кастрюля, висящая в воздухе, мама смотрит на меня и начинает истерично хохотать.

* * *

Я открываю глаза. На часах 6:47 утра. Наконец-таки, проснулась по-настоящему. Лежу на своей кровати, прихожу в себя. И слышу какой-то шум на кухне.
метки: сны
♦ одобрил friday13
6 апреля 2013 г.
Расскажу о странном и трагическом событии, которое коснулось всей нашей семьи.

Я проходил срочную службу во внутренних войсках, и мне предложили на льготных условиях поступить в Саратовское училище внутренних войск. Так я и стал офицером. После училища командовал взводом в бригаде, которая осуществляла охрану Красноярского управления лесных исправительно-трудовых учреждений. А семья наша (папа, мама, сестра) жила в Москве.

В тот день я заступил начальником караула. Около двух часов ночи я, не раздеваясь, в сапогах, прилег на диван в дежурке (это разрешается). Едва закрыл глаза, как увидел странный сон: младшая сестра моя, совершенно нагая, стоит в окружении каких-то мужчин. И один из них прямо зубами впивается ей в грудь. Сестра кричит, но они ее повалили и насилуют. Я бросаюсь на помощь… И тут сержант трясет меня за плечо: «Товарищ лейтенант, тревога, побег!».

Убежали двое — двинулись через тайгу к шоссе. Мы по телефону связались с милицией, чтобы предупредили посты ГАИ на шоссе, а сами организовали преследование по горячим следам по тайге.

Беглецы по пути разделились, и мы, соответственно, тоже. Одну из групп преследования возглавил я. Догнали мы беглеца на рассвете. И тут он вдруг начал отстреливаться (как ему удалось приготовить оружие для побега — позже было предметом отдельного расследования). За жизнь мальчишек в погонах отвечал я. Взял автомат у солдата, велел всем отойти за деревья. Дал короткую очередь… Когда подбежали, беглец был мертв. Другого наша вторая группа взяла живым. Приехал комбриг, полковник. Поставил передо мной бутылку коньяка и сказал: «Разрешаю! Нет, приказываю!». Я пил, а меня «не забирало».

Тем временем принесли из спецчасти личное дело убитого мною зэка. Оно начиналось с копии приговора. Я стал читать, и голова у меня пошла кругом. Это был приговор одного из московских судов. Подсудимый совместно с тремя соучастниками совершил групповое изнасилование гражданки N. N. Это сестра моя младшая — N. N.! Знакомые названия улиц, знакомые имена свидетелей — подруг сестры…

Все совпадало до мелочей, даже такая фраза была: «... причинил потерпевшей особые физические страдания, нанося ей повреждения в области молочных желез». Других деталей преступления описывать не буду. А мне ничего не сообщали из дома — расстраивать не хотели, пока я службу несу. И вот так судьба свела меня с этим преступником.

Вроде бы и не вещий был сон — показал не будущее, а прошлое. Но и простым его не назовешь.
метки: военные сны
♦ одобрил friday13
21 марта 2013 г.
Первоисточник: 4stor.ru

В 80-х годах работала я завмагом. По тем временам — очень хорошая должность. Жили мы хорошо: четырехкомнатная квартира в центре курортного городка, домик за городом, муж, дочь-красавица. Да-да, именно в таком порядке. Материальная сторона жизни меня интересовала больше всего. Всё и вся я мерила деньгами. Даже к матери своей я относилась плохо. Мама жила в деревне с мужем-пьяницей. Просила она меня забрать ее к себе, а я ей отказала. Стыдно мне было перед друзьями, что мама у меня деревенская, некультурная.

Поехали мы раз с семьей на выходные за город. Домик наш находился у леса, а в лесу колодец был, воду оттуда брали. Пошла я за водой и встретила там бабку, которая пыталась вытащить ведро из колодца. Я стою и жду, когда она ведро-то вытащит. Бабка обратилась ко мне, даже не повернув головы:

— Ну что ж ты, Лена, стоишь-то, и мне, старой женщине, не поможешь? Видишь, слаба я стала, ведро вытащить не могу.

— А ты полведра набери.

И тут до меня дошло: «Откуда она меня знает?». Бабка повернула голову, и я увидела, что это моя мать в старости, вся в морщинах. Матери моей тогда еще 50 лет не исполнилось, а бабке той на вид 90 лет было. Я стояла и не верила своим глазам, а бабка мне сказала:

— Полведра, говоришь? Вот теперь, Лена, ты будешь жить в полжизни.

Бабка с силой дернула за веревку и вытащила ведро, а в ведре вода была какая-то мутная, серая. Я стояла, как вкопанная. Бабка ушла в лес.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что через полгода я купила машину, а денег на нее заняла под проценты у местных бандитов. Вскоре меня уволили с работы, и в тот же день муж попал в аварию и разбил машину. Платить бандитам было нечем, начали капать проценты. Пришлось продавать домик за городом, но этих денег не хватило. Муж ушел от меня. Я искала приличную работу. Был 1991 год. Кто помнит то время, тот поймет, как сложно было устроиться, а мне непременно приличная работа нужна была. В общем, через полтора года я с дочкой уже жила у мамы в деревне. Квартиру у меня отобрали бандиты. Из квартиры я ушла с дочкой в том, что было на нас, и всё...

Недолго мы прожили у мамы — мой отчим по пьяни избил меня и мать и выгнал меня. Дочка осталась с ними; ее он не трогал, любил, своих детей у него не было, а он всегда о дочке мечтал. С одним дальнобойщиком я приехала в свой курортный городок.

Следующие семь лет я жила на свалке. Да-да, на свалке, ела то, что находила в грудах свежего мусора. С грустью вспоминала, что когда-то я пользовалась только французской косметикой, носила шелковые халатики, частенько ужинала в ресторане — а теперь ем хлеб с плесенью, хожу в выброшенном кем-то нижнем белье и радуюсь, когда удается найти целые трусы моего размера, пью водку из кружки с отколотой ручкой...

Как-то раз я попала под машину. В больнице я провела полтора месяца. Как-то раз привезли в мою палату девушку — она была похожа на мою дочь. Девушке требовалась пересадка почки. От медсестер я узнала, что у нее нет близких, кто мог бы отдать ей свою почку. В общем, теперь у меня одна почка...

После операции мне приснился сон, в котором я стояла на коленях у колодца в лесу. Спиной ко мне стояла бабка и пыталась вытащить ведро из колодца. Я предложила помочь ей. Она мне ответила:

— Ну что ты, сама справлюсь. Ты вот какая, посмотри на себя. Как ты мне можешь помочь? — и засмеялась.

Она с легкостью вытащила ведро. Повернулась ко мне лицом, а лицо у нее молодое — прямо девочка совсем...

На ноги мне встать помогла Вероника (девушка, которой я отдала почку). На свалку я больше не вернулась. Жила сначала у Вероники, работала продавцом в магазине, потом сняла квартиру. Когда все наладилось, я поехала к маме в деревню. В доме моей мамы жили чужие люди. Они мне рассказали, что мамы моей уже год как нет в живых, а отчим пять лет назад умер. Дочка моя замуж вышла, дом продала и с мужем в город уехала.

Нашла я дочь четыре года назад. Пришла к ней, думала, не впустит она меня. Пустила. Посидели мы с ней, поговорили. Зла она на меня не держит. Спросила я у нее:

— Может, доченька, тебе что нужно? Так ты скажи, я все для тебя сделаю.

— Ну что ты, сама справлюсь, — ответила она. — Ты вот какая, посмотри на себя. Как ты мне можешь помочь?

У меня аж волосы на голове зашевелились от ее ответа.

С дочкой я вижусь очень редко, один — два раза в год. Чувствую, что чужая я ей.
♦ одобрил friday13
15 марта 2013 г.
Автор: AntonR

Я должен написать это, чтобы хоть как-то объяснить суть своего открытия и описать, на что именно я наткнулся в своих исследованиях. У меня осталось слишком мало времени, чтобы расписывать все подробно. Скоро я засну и не проснусь.

* * *

Мы все умрем. Любой человек знает, что он смертен. И эта мысль постоянно у каждого человека в подсознании — с момента понимания нашей смертности и до последнего вздоха. От нее нельзя избавиться, это нельзя забыть — мысль о смерти можно только загнать глубоко в себя, завалить ворохом житейских проблем, немного утопить в вине или в небольших радостях жизни. Но эта мысль неистребима — читаем ли мы книги, играем ли с ребенком, занимаемся ли сексом или радуемся свалившемуся на нас богатству — мы всегда и везде помним о смерти. Конечно, неявно, но эта мысль там — внутри нас, глубоко-глубоко, в той части сознания, которая становится нашей сутью, когда мы спим…

Я разработал визуализатор сновидений, когда мне было 37 лет — 4 года назад. И чтобы полностью погрузиться в исследование получаемых результатов, я построил свой небольшой пансионат, куда люди приезжали отдохнуть. На самом деле они, не зная этого, были моими подопытными. Я не испытывал проблем с деньгами — до этого я крайне удачно продал свое предыдущее изобретение одной крупной корпорации, после чего я стал обеспечен до конца жизни и мог полностью погрузиться в интересные мне темы.

Собственно, ничего революционного в визуализаторе снов не было — необходимо было просто подключиться к известным центрам мозга и получать сигналы. Вся сложность была в интерпретации этих самых сигналов и переводе этих сигналов в четкую картинку на мониторе. На это и ушло у меня три года. Но оно стоило того. В результате я получил небольшой шлемообразный прибор, который передавал на компьютер образы и звуки из снов.

Практически сразу после начала исследований человеческих снов я наткнулся на ЭТО. То, что было абсолютно во всех снах всех испытуемых, независимо от возраста, пола и прочих отличий. То, о чем никто не помнил после пробуждения.

Во всех снах всех людей, в визуальной части снов, в том, что отображалось на мониторах, присутсвовала некая темная область. Почти всегда она немного пульсировала, менялась в размерах и иногда принимала очертания человеческой фигуры. После сбора статистики я выяснил, что размер и антропоморфность зависела от возраста и состояния здоровья испытуемого. Чем старше или чем больнее был спящий, тем ближе было это пятно и тем больше оно становилось похоже на человека. Это пятно присутствовало незаметно, не влияя никак на события сна или просто на бессымсленный визуальный ряд, крутящийся в сознании спящего, и поэтому о нем никто никогда не помнил — все сны человека и так недостаточно четкие, чтобы еще помнить о каких-то пятнах.

Я не мог объяснить, что это такое. До тех пор, пока один из моих подопытных не умер во время сна.

Это было просто совпадение: мой визуальизатор не влиял на организм человека вообще никак — человек просто умер во сне. А я записал все, что он видел перед этим.

Фигура стала принимать очертания человека за три дня до смерти. И даже стало видно некое подобие лица — нечто бледное и вытянутое без глаз на темном фоне.

В последнем сне это был четкий образ человекоподобного существа. И оно приближалось, вытягивая руки вперед. Медленно, ужасно медленно. И только за последние три секунды до смерти у фигуры появились глаза и рот, и оно, широко открыв их, бросилось на спящего. И все. Человек умер. Тихо и безмятежно, так, как все мечтают — человек умер во сне.

* * *

Я, конечно, всегда записывал и просматривал свои сны. Боюсь, что мне осталась одна ночь, до утра я не доживу. Оно приближалось в моих снах. Сегодня оно заберет меня.
♦ одобрил friday13
13 марта 2013 г.
Много раз я слышала от знакомых страшные истории о работниках ночной смены — вахтёрах, сторожах и ночных уборщицах. Вот некоторые из них, отложившиеся у меня в памяти.

---

Имени вахтёрши не помню — пусть будет баба Маша. Работала она в школе, дежурила. И вот в школе умер директор, прямо в своём кабинете. Человек строгий, любящий порядок. Отметили поминки в школьной столовой всем коллективом и разошлись. На ночь выпало дежурство бабе Маше. Захотелось ей в туалет из-за выпитого чая с баранками, пошла она на второй этаж. Глядит — а в кабинете директора свет горит и дверь приоткрыта. Пошла, выключила, подумала, что забыли погасить свет. Через некоторое время услышала шум на втором этаже. Пошла проверять — снова свет горит и дверь приоткрыта. В общем, всю ночь она гасила свет и закрывала дверь. Баба Маша была смелой женщиной, но когда она на следующий день встретила подругу, которая жила рядом со школой, но не знала про смерть директора, и та спросила её: «А чего это ваш главный всю ночь за столом проработал?» — баба Маша всю смелость и растеряла...

* * *

Наш сосед с первого этажа, дед Пётр, работает сторожем на заводе. Сторожка его находится около ворот. И вот однажды ночью услышал Пётр шаги около забора по ту сторону. Собаки, сторожившие территорию, вжались кто в будку, кто в сторожку, поджали хвосты и стали поскуливать. Дед решил глянуть, что за воры там топчутся. Открыл окошечко на воротах и закричал: «Кто тут околачивается? Сейчас стрелять буду!». И вдруг он отчётливо услышал голос своей матери, умершей 20 лет назад: «Петруша, уходи отсюда, лихо будет». Испугался Пётр не на шутку, вызвал дежурного милиционера, мол, ходят неизвестные вдоль забора, а у самого от страха аж волосы дыбом. Отпросился он у начальства на следующую ночь домой отдыхать. А потом узнал, что в ту ночь завод ограбили, сторожа убили, собак постреляли. Пётр уверен, спасла его матушка от гибели.

* * *

А вот эту историю я услышала от одноклассника. Его мать работает уборщицей в больнице, но когда денег стало не хватать, то устроилась ещё и в морге подработать. Сразу после этого стали ей по ночам сны странные сниться: как уберёт чью-то кровь, так тот покойник и приснится. Одни благодарили, другие злые были, кто рассказывать что-то пытался... Она думала, что это пройдёт, когда нервы привыкнут к новой работе, но сны не прекратились. Она, кстати, до сих пор работает в том морге.
♦ одобрил friday13
26 февраля 2013 г.
Мой прапрадедушка Никита жил в Иркутской губернии. У него была семья — жена Анна (моя прапрабабушка) и двое детей, мальчик и девочка. Жили небогато, но и не бедствовали. Работали на железной дороге.

Однажды утром Никита проснулся каким-то подавленным. На вопрос жены, что случилось, он рассказал: «Аня, я сегодня видел странный сон. Иду я по дороге, и вдруг меня нагоняет тройка лошадей. Смотрю, а на телеге сидит мой покойный отец. Мы разговорились. Он спросил, куда я иду, а потом предложил поехать туда вместе, так как ему тоже надо было в то место. Я сел на телегу. Отец погнал лошадей, а кони были очень лихие и сразу очень быстро поскакали».

Жена забеспокоилась — такой сон мог предвещать нехорошее. Но надо было собираться на работу, и о сне забыли.

В полдень, выполнив работу на железной дороге, они решили передохнуть. Выбрали место около речки. Никита подошёл к воде, зачерпнул её ладонью, чтобы умыться, и упал. Жена подошла, наклонилась над ним — а он уже не дышал. Смерть была мгновенной...
♦ одобрил friday13
29 января 2013 г.
История не совсем страшная, но, тем не менее, мне кажется жутковатой.

Не так давно, в августе прошлого года, у меня умер друг. Сердце остановилось во сне. Есть приятели, есть знакомые, а Антоха был именно другом, несмотря на то, что старше меня лет на пятнадцать.

По осени меня начали донимать сны. Как правило, их действие происходило в реальных местах. Тут надо упомянуть, что я в 90-е годы жил в Севастополе, мне тогда было двенадцать лет. Жил я на шестом этаже в девятиэтажке. Через дорогу был парк (неухоженный, местами почти лес), а за ним — пляж и море. Летом во время каникул я полдня спал, другие полдня смотрел на море, а вечером мать делала уборку и отправляла меня во двор гулять, любоваться закатом.

Сон был такой: Севастополь, я смотрю на закат, но солнце заходит на востоке. Я уже не мальчик, и гулять во дворе смысла нет. Я подумываю о том, чтобы пойти к Антохе — у него хорошо, весело, он будет рад меня видеть. Но уже темнеет, а в парке у нас часто постреливали ночью (девяностые годы же), да и лень было идти через весь парк к закату. Я подумал: «Ну, в следующий раз — Антоха меня поймет, сейчас очень не хочется».

И такие сны повторялись несколько раз, причём с каждым разом дорога до Антохи был все ближе и ближе, и каждый раз я не мог пойти, хотя всегда чувствовал, что хочу туда, что у него там тепло и уютно (а так и было при его жизни). Иногда снилось, что я в нынешней квартире в Москве, но в этом случае то метро не работало, то еще как-то я себя оправдывал.

Еще был один сон о Питере — я приезжаю туда периодически, у меня там есть приятели. Идем во сне с товарищем по какому-то району Питера, проходим мимо полуразрушенного здания старинной архитектуры. Я говорю товарищу, мол, неплохо бы там прогуляться. Заглядываю в окна — а там все затоплено водой, ходить негде. Товарищ мне с улыбкой говорит: «Да туда же только что Антоха вошёл, сходи, встреться с ним». Я согласно киваю головой, не помня в тот момент, что Антоха умер, но почему-то всё равно не вхожу в здание...

Последний сон был уже к зиме. Антоха был совсем близко — я сидел в комнате за его компьютером (к слову, к своему компьютеру он допускал только немногочисленных друзей). На кухне, где всегда собирался народ, находился он. Там было шумно, весело и хорошо, как всегда. Я, как и прежде, не помнил, что его больше нет, но почему-то знал, что это мой последний шанс пойти к нему, встретиться с ним.

И я испугался. Не знаю, почему. Я сидел и плакал, но не мог себя заставить пойти на кухню.

Это был последний раз, когда Антоха мне снился. Не знаю, жалею ли я о том, что мы так и не увиделись.
метки: сны
♦ одобрил friday13
29 января 2013 г.
— Аня, срочно приезжай, пожалуйста, мне нужна твоя помощь! — голос в трубке был взволнован и сильно напуган.

— Боже, Света, время три часа ночи, я сплю!

— Аня… — звонок оборвался.

* * *

Наутро Аня проснулась в хорошем настроении, но тут же вспомнила ночной звонок сестры. Девушка взяла телефон и набрала знакомый номер. Никто не брал трубку.

Аня решила, что Света спит, и что ей просто приснился ночной кошмар. Она стала готовиться к новому дню. Сегодня ей предстояло ответственное поручение — ей доверили вести презентацию перед американскими коллегами.

Все пришли вовремя. Аня встала и подошла к огромному экрану. Она уже хотела начать, но тут в зал вошли двое людей в форме в сопровождении секретаря.

— Анна Владимировна, можно вас на минутку?

— Прошу прощения. Николай, пожалуйста, замените меня...

Спустя минуту Анна и полицейские уединились в малой переговорной комнате.

— Что случилось?

— Скажите, пожалуйста, Лядова Светлана Владимировна — это ваша сестра?

— Да, старшая, а что все-таки случилось?

— Нам очень жаль, но сегодня вашу сестру нашли мёртвой.

— Что? Что за шутки?

— Соболезную, — опустил глаза полицейский. — Мы хотим пригласить вас на опознание.

Как оказалось, Свету нашли лежащей на кровати. Никаких следов насилия. В медицинском заключении была лишь одна фраза: «Сердечная недостаточность».

* * *

После похорон Ане нужно было прийти в кабинет адвоката. Как оказалось, Света оставила завещание именно для сестры.

— Примите мои соболезнования, — уже привычно произнёс адвокат. — Присаживайтесь. Так как вы единственная наследница, то процесс не займёт много времени.

Адвокат достал конверт и распечатал его.

— «Всё, что у меня есть, я завещаю своей младшей сестре, а именно…».

Процедура действительно не заняла много времени — уже через час Аня вышла из здания, в котором располагался офис адвоката.

* * *

Так как загородный дом теперь принадлежал Ане, а своего жилья у неё не было (и как раз закончился очередной срок аренды), она решила не медлить с переездом. Вещей у девушки было мало, и уже через два дня после похорон Аня была в новом доме. В одиннадцать часов вечера она легла спать, но сон к ней не шел.

За окном пошел дождь, засверкала молния. Ане стало страшно, ведь она была одна в большом доме. Она перевернулась на другой бок и посмотрела в окно. Комната то погружалась в темноту, то озарялась светом от вспышки молнии. Это повторялось много раз, глаза начали медленно закрываться. Но в одну из таких вспышек произошло немыслимое: комната вновь погрузилась в темноту, а в тот момент, когда стало светло, перед окном появился человеческий силуэт. Аня вскрикнула и укрылась одеялом. В комнате стало тихо — слышались лишь медленные шаги, которые неумолимо приближались к Ане.

— Зачем ты переехала в мой дом? — Ане показалось, что это голос её сестры. Она вылезла из-под одеяла, но в комнате было пусто. Девушка повернула голову в другую сторону и громко закричала. Рядом с ней сидела покойная сестра. Лицо её было бледным и очень грязным от могильной земли.

— Света... — еле слышно произнесла Аня.

— Не стоило приходить сюда. Ты не сможешь выйти отсюда, — Света приблизила лицо к Ане, её черты злобно исказились, и девушка потеряла сознание.

* * *

Когда Аня открыла глаза, утро ещё не наступило, и было темно. Никого, кроме Ани, в комнате не было. Девушка облегченно выдохнула, и тут открылась дверь спальни. В комнату, не обращая внимания на Аню, вошел мужчина, который показался ей знакомым. Он быстрым шагом подошёл к окну, открыл его и выпрыгнул наружу. Послышался глухой звук удара о землю.

— Да что происходит?! — трясущаяся девушка попыталась встать с кровати. Она скинула одеяло и закричала от ужаса. Ног у неё не было — были только пожелтевшие кости, торчащие из туловища.

Аня закричала. Стены начали сужаться, с потолка посыпались красные капли.

* * *

Аня проснулась и долго не могла понять, где она находится. Она лежала на кровати, привязанная к ней ремнями. Наконец, в помещение вошел человек в белом халате.

— Как вы себя чувствуете?

— Что со мной произошло? — слабым голосом спросила Аня.

— Вы не помните? Вы в психиатрической больнице. Вас обвиняют в убийстве вашей сестры с целью заполучить её жилище.

— Что за бред?! Она сама умерла, а тот мужчина сам выпрыгнул из окна, он…

Девушка ещё раз вгляделась в лицо человека. Она узнала его. Именно он читал завещание Светы, и именно он выпрыгнул из окна.

Тут Аня всё вспомнила и закричала. Она кричала долго, пока не охрипла, после чего начала давиться слюной.

Доктор сокрушенно покачал головой, достал шприц и вколол Ане очередную дозу сильного снотворного.

* * *

— Аня, срочно приезжай, пожалуйста, мне нужна твоя помощь! — голос в трубке был взволнован и сильно напуган.

— Боже, Света, время три часа ночи, я сплю!

— Аня… — звонок оборвался, и девушка вновь легла спать.

И вдруг резко открыла глаза.

— ЭТО УЖЕ БЫЛО!
♦ одобрил friday13
21 января 2013 г.
Этот сон с самого начала был странным. Во-первых, начался он с того, что я умер. До этого мне вообще никогда не снилось, что я умираю. Обстоятельства описывать не буду, ибо сам до сих пор не полностью понял. Но после «смерти» я тут же проснулся. Самое неприятное, что я проснулся в чужой квартире на диване. Не понимая, где нахожусь, я выглянул в окно и увидел, что на улице все до единого мертвы.

Я спустился вниз, причем при этом чувствовал и осязал абсолютно все, как в реальной жизни. Вдруг под ноги мне упало ружье, и я тут же понял, что это не реальность, так как мне очень много раз попадало в руки оружие во сне, когда я осознанно этого хотел. Схватив ружье, я пошел по улице, но тут что-то меня дернуло за плечо, и я проснулся.

Проснулся у себя дома и с облегчением потянулся к компьютеру. Я всегда включаю компьютер после плохого сна, чтобы почитать что-нибудь веселое. К моему удивлению, электричества в квартире не было. Я сначала было подумал, что опять что-то случилось с пробками, но, посмотрев в свое окно, я убедился, что электричества нет нигде. Проглядывалось очень много домов. Время — ночь.

Тут раздался звонок в дверь...

Какой, чёрт возьми, звонок, если электричества не было?!

Про то, как плохо я себя тогда почувствовал, я рассказывать не буду, но вопреки лютому страху я пошел открывать дверь. На пороге стоял... я сам.

Мой двойник.

Я попытался закрыть дверь, но «Я» подставил ногу в щель между дверью и косяком, чем помешал мне закрыть дверь, а затем ворвался в квартиру с пронзительным криком, похожим на крик банши из фильма ужасов. «Я» напрыгнул на меня, и тут я снова проснулся.

Снова потянулся к компьютеру. Тот включился — слава богу! И тут раздался звонок в дверь. Вы бы знали, люди, что у меня тогда творилось с сердцем... Я почувствовал леденящий душу ужас в сочетании с неким покалыванием в нижней части спины. Потом услышал привычные шаги моей матери, которая чаще всех открывает гостям дверь. Она открыла дверь и позвала меня: «Иди сюда, тут к тебе друг пришёл». Я вышел из комнаты и... никого не нашёл в прихожей. Вообще никого!

Для полной уверенности я таки открыл дверь — за порогом было пусто. Наш коридор, лампочка и шумящий лифт.

Лифт...

Как вы, наверное, уже догадались, у нас в доме нет лифта.

Почему-то я вышел на площадку и вызвал лифт. Он приехал. Зайдя в него, я понял, что он похож на лифт в подъезде моего друга. Не полностью, но некоторые надписи, оставленные на стенах, были такие же, как и у друга в лифте. Этажей было четырнадцать. Нажал на кнопку седьмого этажа, так как уже действительно начинал думать, что я нахожусь у друга в подъезде. Сознание менялось и само подстраивалось под сон. Двери закрылись, и лифт начал медленно опускаться. И вдруг он начал ехать так быстро, что меня прижало к потолку.

Конец истории таков — лифт на огромной скорости врезается на дно шахты, мое тело парализует, и вдруг я вижу, что я — это уже не я, и смотрю на себя со стороны. Вижу, как я бьюсь на полу лифта в предсмертных конвульсиях...

Проснулся. Как только проснулся, не спешил вставать. Слушал, что происходило в квартире. На улице шел дождь. В квартире была тишина. На часах было видно время 3.50 — то есть спал я всего полчаса, ибо точно помню, что ложился позже трёх часов. Потом я снова уснул, но уже без снов.

Проснувшись утром, я вышел на улицу и пошел к другу. До его этажа я поднимался пешком, ибо было страшновато зайти в лифт. Постояли мы с ним, покурили, и тут по лестнице поднялся отец друга и сказал, помимо всего прочего:

— Чёртов лифт опять не работает, всю ночь гремел, а сейчас заглох совсем.

Я выронил сигарету на пол.

До сих пор я вспоминаю этот сон, как какой-то страшный фильм или книгу. Справедливости ради скажу, что этот лифт тогда сломался уже не в первый раз, и мой сон, скорее всего, не более чем набор всякой ерунды, собранный мозгом в единую мозаику. Но всё же...
♦ одобрил friday13
Как обычно, я сидел в популярной социальной сети и попивал купленные сегодня алкогольные энергетики. Знаете, это такая штука, которая, если правильно её употреблять, в правильных пропорциях и в нужный момент, то дает невероятный эффект. Например, если выпить пару банок «Revo» (алкогольный энергетик с крепостью 8.5%) под просмотр фильма ужасов, то с вероятностью 95% будут сниться невероятно реалистичные «ужастики». Не сразу, конечно — ночью вы еще помучаетесь, потому что уснуть будет возможно только через пару часов.

Так вот, возвращаясь к тому вечеру. Я общался со знакомым в социальной сети, говорил о всяких паранормальных явлениях, мистике и т. д. Мы начали разговаривать о необычных и страшных случаях, произошедших с нами. Алкоголь ударил в голову, адреналин играл в крови, хотелось пощекотать нервы. Мы рассказывали друг другу о всякой чепухе (честное слово, настолько все бредово было, что ни я, ни он россказням визави явно не верили).

Допивая вторую банку, я спросил у знакомого, почему он молчит. Точный ответ привести не могу — после того вечера я удалил всю переписку с ним, поэтому перескажу наш диалог по памяти (в оригинале было очень много нецензурной лексики).

ОН: Знаешь... Ты можешь мне сейчас не поверить... Я сам себе верить отказываюсь, слишком это похоже на дешевый ужастик... Я пошел на кухню, чтобы сделать пару бутербродов и сделать чай, а на улице послышались крики. Я выглянул в окно (живу на шестом этаже, окно на кухне выходит во двор). Там какой-то пацан гонялся за взрослыми и детьми, а те убегали. Я сначала подумал, что это игра у них такая, и отвернулся, чтобы поставить чайник. Тут раздался такой громкий вопль ужаса, что я вздрогнул, быстро выглянул в окно и чуть в обморок не грохнулся. На снегу лежала женщина (скорее всего, уже не живая) без одной ноги! Эту оторванную ногу тащил за собой тот самый пацан, от которого все убегали. Он не спеша подошел к столику, который стоит у нас во дворе, сел на него и НАЧАЛ ЕСТЬ НОГУ! Я побоялся вызывать милицию — подумал, что это уже сделали соседи.... Мне страшно. Пока я смотрел в окно, на плите закипел чайник и, честное слово, тот пацан посмотрел в мои окна! Я быстро выключил свет и закрылся на все замки.

Я: Ну, сфотографировай его, что ли. Еще скажи, что у него вместо глаз огромные черные впадины и вместо обычных зубов клыки. :)

(спустя около десяти минут)

Я: Ау! Тот чудик к тебе на чай напросился, что ли? :) Наверное, почувствовал запах колбаски на бутербродах и решил оставить свою ногу и посмаковать. Видимо, надоело ему сырое мясцо. :)

Спустя еще несколько минут (знакомый не только не отвечал, но и не читал сообщения) я уже занимался своими делами. Включил музыку погромче, играл в GTA, и тут раздался видеозвонок. Я не сразу понял, что это за звук (не люблю я эти видеозвонки, поэтому никогда никому не звонил, да и мне не звонили, только сообщения писали, так что отключать их совсем смысла не видел). Выйдя из игры, я удивился — звонил тот самый знакомый. Впервые. То ли «Revo» дало о себе знать, то ли я просто струхнул, но отклонил вызов. Спустя буквально пару секунд пришло сообщение: «Ответь, сука!». Я опешил, так как с этим знакомым мы не были близкими друзьями и никогда даже в шутку друг друга не обзывали.

Решив, что лучше быть от греха подальше, я выключил компьютер и отправился ужинать (живу с родителями в двухкомнатной квартире).

Спалось в эту ночь не просто плохо (я уже писал, что после «Revo» ночью всегда туго приходится), а очень плохо. Мне пригрезилось такое, от чего я проснулся в холодном поту. Снилось, что я утром проснулся, пошел на кухню, а там на плите стоит сковородка с жареной картошкой и котлетами. На столе лежали деньги и записка, написанная маминым почерком: «Дяде стало плохо, уехали в село на пару дней, тебя разбудить не смогли, работу не прогуливай. Целую». Не было ничего удивительного в том, что они оставили записку: в селе связь не ловит совсем, да и с мобильной техникой у родителей проблемы: никак не могут научиться им нормально пользоваться.

Потом сразу наступил вечер, я снова сидел у компьютера с банкой энергетика и зашел в социальную сеть. На улице раздался душераздирающий крик. Я пошел на кухню, так как у меня комната с балконом, на котором полно постиранной одежды, а окна в комнате родителей выходят на другую сторону. Посмотрел в окно — там какой-то паренек лет двенадцати оторвал какому-то мужчине ногу и пошел куда-то вглубь двора, волоча за собой ногу. Я опешил, вспомнив рассказ знакомого (должен сказать, что сон был вполне контролируемый, я даже почти понимал, что это все сон и на самом деле бояться особо не стоит). Вдруг тот пацан развернулся и посмотрел в мои окна. Затем я оказался в прихожей, пытаясь открыть входную дверь. Когда я ее открыл, то увидел маленькую симпатичную девочку лет шести. Она улыбнулась и спросила сладким-сладким голосом:

— Можно, я оторву твою ногу, ублюдок?

При этом ее улыбка растянулась как-то неестественно широко, прямо до ушей. В следующий миг я почувствовал дикую боль. Я лежал на своей кровати, а мне отрывали руки и ноги (кто — я видеть не мог, так как у меня глаза были залиты чем-то липким).

Проснулся я в отвратительном состоянии — то ли из-за сна, то ли из-за того, что ПОЧУВСТВОВАЛ эту боль.

С тяжелой головой я пошел на кухню. В квартире было непривычно тихо. В квартире на плите стояла сковородка с едой, а на столе лежали деньги и записка. Я чуть в обморок не грохнулся. В записке было написано то же самое, что и в моем сне. В сковородке были жареная картошка и котлеты. Я быстро оделся и пошел на работу, чтобы поделиться со всеми этими странностями с друзьями.

На работе, конечно же, посмеялись. Никто мне не поверил. В гости зайти, впрочем, отказались, мотивируя тем, что заняты.

По пути домой я, как обычно, купил две банки энергетиков и сел за компьютер. Зашел в сеть, а там меня ждали десятки сообщений от того самого знакомого. Сообщения были в духе: «Отвечай, сука», «Мы придем к тебе, урод», «Мы знаем, что ты знаешь» и т. д. Тут уж я перепугался и стер все сообщения, потом сел писать этот текст.

Когда я ходил на кухню покурить, то услышал душераздирающий крик. С тяжелым сердцем я посмотрел в окно и даже почти не удивился тому, что увидел. На земле лежал мужчина с оторванной ногой, а возле него стоял паренек и смотрел прямо на меня.

Уже две минуты в дверь настойчиво звонят и стучат. Не знаю, чем это закончится, но, на всякий случай — прощайте...
♦ одобрил friday13