Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СНЫ»

13 октября 2012 г.
Никогда не считала себя суеверной, разного рода необъяснимым вещам старалась найти объяснение. Я человек верующий, но не до фанатизма — просто я верю, что Бог есть. То, о чём я хочу рассказать в моей истории, происходило лично со мной.

С мужем нас познакомили родители. Моя мать медик, делает различные процедуры (капельницы, уколы) на дому. Приехали к ней как-то парень (Сергей) с матерью — ему курс внутривенных инъекций назначили, но лежать в больнице он не хотел, и по объявлению мать ему нашла медика (мою мать) и договорилась об уколах. Приезжали они из села неподалёку, и Серёжа очень понравился моей маме. Добрый, улыбчивый, не красавец, но удивительной души, будто светился добротой — простой деревенский парень с рабочими руками. Наши матери решили меня с ним познакомить. Моя мать дала ему мой телефон. Я увидела при встрече полноватого, добродушного человека с прекрасным чувством юмора и восхищением в глазах. Мы с Сергеем сразу понравились друг другу. Он был очень добрым, сильным и очень хотел семью, детей. Через несколько месяцев мы поженились. Жили душа в душу, как говорится. Он меня на руках носил, да и я была счастлива. Замечательный, любящий муж, планы завести ребёнка...

Прошло чуть больше двух лет. Сергей однажды раньше времени пришёл с работы, жаловался на боль в боку. Вызвали скорую. Диагноз — панкреатит, воспаление поджелудочной железы. Месяц в хирургии. Изменений нет. Температура, боли — поставили диагноз «начальная стадия сахарного диабета». Всё это время я видела один и тот же сон — длинный больничный коридор, каталка, на ней мой Серёжка, его везут куда-то, а я не могу догнать его. Так бывает во сне — хочешь бежать быстрее и не можешь, словно воздух вокруг густой, как кисель.

Сергею назначили операцию. Сказали — для уточнения диагноза. Лапароскопия — два небольших прокола брюшной полости, микрокамера снимает изнутри. Время операции примерно 20 минут. Длилась операция 6 часов... Реанимация. Больше половины его поджелудочной разложилось, её не было. Вся брюшина была залита гноем. Кома... Жизнь Сергею поддерживали аппараты. Через двое суток он пришёл в сознание. Только Богу известно, сколько я простояла на коленях в церкви. И почти каждую ночь видела тот же сон. Потом — снова операция. Откачивали гной, чистили. Сутки комы. Через пять дней — ещё одна операция, потом ещё одна, и ещё одна. И всё тот же сон...

Вечером еду из больницы с сестрой на машине её молодого человека, сижу на заднем сиденье, смотрю на пустое место рядом с собой и вдруг очень чётко понимаю, что рядом со мной НИКОГДА не будет Серёжки. Мурашки пробежали волной. Утром перед последней операцией я еду в больницу на такси, у таксиста играет «Наутилус Помпилиус»: «Пьяный врач мне сказал, что тебя больше нет, пожарник выдал мне справку, что дом твой сгорел... ». Прошу таксиста переключить, он нажимает кнопки на магнитоле, музыка продолжает играть, таксист сказал — заело. Свекровь в больнице рассказала, что у неё этой ночью упала со стены икона Богоматери. Гвоздь, на котором она висела, остался в стене, ничуть не расшатавшийся.

После операции Сергея на каталке везут по коридору, вдруг сопровождающий врач начинает суетиться, торопит медсестер, почти бегом вталкивает каталку в лифт... Бегу по коридору за ними, точно так же, как во сне, двери лифта закрываются у меня перед носом...

Поднимаюсь по лестнице до реанимации, оттуда выходит врач, разводит руками: «Мужайтесь... Мы сделали всё, что могли». Это был день праздника, Покров Пресвятой Богородицы. Батюшка в церкви сказал, что он теперь под её покровом...

А сон тот мне больше никогда не снился. Снился только Серёжа, просил не плакать, говорил, что теперь у него всё хорошо, ничего больше не болит.

Существуют ли предчувствия? Стоит ли им верить? Судите сами...
♦ одобрил friday13
26 сентября 2012 г.
Позвольте представиться: я — вполне обычный человек. Ну, почти, за исключением того, что я не слушаю полноценное стерео, часто переспрашиваю собеседников, а также ношу идиотскую прическу, чтобы скрыть свое «эльфийское» ушко. У меня атрезия правого слухового прохода — врожденный дефект слуха. Это не смертельно и, в общем-то, сильно мне жить не мешает. Казалось бы, причем тут кошмары?

Да, мне снятся кошмары, и вообще, мне каждый раз с трудом удается заснуть — я чувствителен к любому раздражителю. Но дело вот в чем: с некоторых пор (1-2 года назад) я замечаю странное явление, повторяющееся со все большей регулярностью.

Иногда, когда я только-только начинаю засыпать, раздается пронзительный звук... в том самом деформированном ухе. Знаете, как будто бы кто-то испускает агонизирующий вопль прямо вам в ухо. Этого достаточно, чтобы изрядно меня напугать и снять мою сонливость как рукой на пару часиков.

Откуда берется этот звук? Почему именно в правом ухе? Почему его не слышит никто другой? Я бы мог сослать это на некую «особенность» уха или своего рода «глюки» (хотя не пью и наркотиками не балуюсь), но недавний инцидент ввел меня в ступор.

Это была очередная попытка заснуть, и я снова услышал звук. На этот раз это был очень громкий щелчок. Удивительное новшество, но, видимо, это не произвело на меня никакого эффекта, и я сразу же «отрубился».

Мне снился кошмар. Знаете, в своих снах я никогда ничего не чувствую и не имею контроля над своими действиями — лишь в конце за ключевым событием раздается мой крик, переходящий в реальность, и пробуждение в холодном поту. В этот раз же все было наоборот: я свободно двигался и осматривал местность, которую смог определить как свой полуночный район. Вот я сворачиваю на свою улицу и иду по направлению к дому, но справа от себя в свете фонарей замечаю две двигающиеся фигуры.

Вам известно то ощущение, когда человек идет спиной к вам, но неуклонно приближается, хотя по логике должен отдаляться? Так и в этом случае. Я застыл и начал всматриваться в это странное действо, и лишь только когда они приблизились, я смог разглядеть их детальней. Один из них встал прямо передо мной, спиной ко мне, и — знаете что? — у него на затылке было лицо! Я начал очень сильно сомневаться, тем более что у него на руках было некое подобие когтей, плюс лезвия на запястьях. В этот же момент по грозной нависающей позе этого человекоподобного существа я понял — сейчас последует удар… и не ошибся. Вовремя я прикрылся руками, ибо сразу же почувствовал острую резкую боль, будто палец оттяпали. И это было впервые за всю историю моих сновидений.

Я не на шутку испугался и бросился наутек. Достигнув дома в считанные мгновения, я заперся в подъезде и упал под дверь, переводя дух. По руке из черно-красного серповидного выреза на ладони ручейком струилась кровь. Похоже на улыбку или, скорее, ухмылку. Это отвлекло меня всего на пару секунд, и вдруг… грохот и звон стекла.

Я проснулся.

Вот такая вот чертовщина, господа. А суть в том, что, когда я проснулся, первым делом увидел у себя на руке серповидную рану. Запекшуюся. И ни капли крови на простыне. Ее не было до этого, никто не мог ее мне сделать и, тем более, после этого заставить меня спать дальше. Сам я лунатизмом не страдаю, и режущие предметы у меня в комнате не лежат. Откуда же тогда взялась эта рана?

Я чувствую, что вляпался во что-то выше моего понимания. Сон, переходящий в явь, или вроде того. Но что это за звуки? Неужели это чье-то предупреждение? Кто пытается уберечь меня от моих кошмаров?
метки: сны
♦ одобрил friday13
18 сентября 2012 г.
Я вышла замуж за очень любимого человека и через год родила дочь. Случилось так, что мне потребовались деньги, и я решила продать свое свадебное платье. Я написала объявление, и вскоре к нам пришли две женщины, которые попросили меня показать им мой подвенечный наряд. Эти женщины почему-то были одеты в чёрное, и от этого мне стало как-то не по себе. Тем не менее, я все-таки показала им свое платье. Видимо, размер подходил, а само по себе платье у меня было очень красивое. Они сказали, что покупают мой свадебный наряд, потом одна из женщин спросила, сохранились ли у меня от свадьбы туфли. Я принесла им еще и туфли (их я не носила из-за высоких каблуков). В общем, у меня купили все, в чем я венчалась: платье, фату, перчатки и туфли. Засовывая все это в сумку, женщина тихо сказала другой — видимо, она думала, что я не слышу, но слух у меня очень хороший: «Ну вот, теперь хоть схороним, как надо». От ее слов у меня все внутри похолодело, но я не отобрала свои вещи и вообще промолчала, так как в тот момент очень нужны были деньги. Потом мне стало известно, что на соседней улице были похороны восемнадцатилетней девушки, которую, судя по описанию, похоронили в моем свадебном наряде.

Через некоторое время после похорон мне во снах стала являться молодая черноволосая девушка в моём свадебном платье, которая преследовала меня. Она ничего не говорила, только срывала с себя одежду — фату, туфли, само платье — и пыталась их на меня надеть, будто желая вернуть мне всё это. Я убегала как могла, но в иных снах ей всё-таки удавалось обрядить меня в мои бывшие свадебные вещи, которые она снимала с себя. В этом же месяце у меня начались сильные боли. Пошла на обследование — обнаружилась быстро растущая опухоль в горле. Врачи сказали, что оперировать поздно, а бабушки-знахарки, все как одна, отказывались меня лечить. Одна так вообще, увидев меня, ляпнула: «Уже мертвечинкой несет, не возьмусь, а то за компанию вместе в гроб ляжем». А вчера я подслушала, как моя мать сказала подруге, что, по словам врачей, я долго не протяну...
метки: предметы сны
♦ одобрил friday13
18 августа 2012 г.
Началось все с того, что у моего мужа умер сослуживец Николай Петрович. Коллектив принимал участие в организации похорон. Муж поехал заказывать гроб покойному. Когда приехал, то обнаружил, что потерял где-то лист бумаги с меркой с покойного. Тогда он сказал: «А вы снимите мерку с меня, мы с покойным одного роста». Ему ответили: «Так нельзя — сам можешь в ящик сыграть». Но муж только рукой махнул: «Да ладно, я в это не верю». Ну, его обмерили и сделали по нему гроб.

Во время похорон у мужа случился сердечный приступ. В первую же ночь в больнице ему приснился сон, будто пришел к нему покойный и говорит: «Ты не так замерил мой гроб, мне тесно в нем лежать, я его тебе уступаю». На сорок первый день после смерти Николая Петровича, у мужа снова случился инфаркт. Лёжа в больнице, он опять увидел сон — сидит покойный Николай Петрович в подсобке и курит, а муж заходит туда и говорит: «Ты что, снова на работу пришел?». На это умерший ответил: «Нет, я за тобой, собирайся».

Через месяц после этого третий инфаркт унёс жизнь моего мужа...
♦ одобрил friday13
3 августа 2012 г.
В детстве, когда мне было 5 лет, у меня умерла моя сестра-близнец Вика. Произошло это при весьма загадочных обстоятельствах. Мы с Викой и нашей няней гуляли на детской площадке, когда сестренка захотела покачаться на высоких качелях. Поначалу нянька отговаривала девочку, но потом, поддавшись мольбам ребенка, посадила ее. Внезапно на другом конце площадки в песочнице заплакала я, ко мне и побежала расторопная нянька. Пока она успокаивала меня, Вика раскачалась на качелях и сорвалась с них. К великому несчастью, позади качелей был тротуар, и малышка получила затылочную травму, несовместимую с жизнью...

Сейчас мне уже 18 лет, и недавно со мной начали происходить жуткие вещи. Все началось с моего дня рождения неделю назад. Мы отпраздновали именины хорошо всей семьей. Той ночью я проснулась среди ночи в поту, задыхаясь. Мне снилась Вика в моем возрасте — во сне она меня душила. Я почти успокоилась, когда обнаружила, что вся моя подушка и волосы на задней части головы в крови. Побежала сразу к родителям, но ни одной причины появления крови найти не удалось.

Через неделю произошел второй случай: вечером я сидела и расчесывала волосы перед зеркалом, как вдруг отражение перестало быть моим — оно начало строить какие-то страшные рожи. Я, естественно, сразу выбежала из комнаты в страхе.

И последний случай. Я была одна в квартире. Включила телевизор, направилась к холодильнику и по пути заметила, что самопроизвольно переключилось несколько каналов. В конце концов, это перескакивание остановилось на каком-то канале (кажется, это был ТВ3), где шла передача о мистике, и ведущая рассказывала о том, что между близнецами существует особая связь. Я не стала дослушивать — в диком страхе выбежала в подъезд и отключила через щиток в квартире электричество.

После этого я ходила в церковь — написала записку об успокоении души умершего (то есть Вики), отстояла службу, сходила на исповедь... Пока, слава Богу, ничего жуткого больше не происходит. Пытаюсь отогнать дурные мысли, почти не остаюсь одна дома...
♦ одобрил friday13
Вот уже два года меня мучает повторяющийся кошмар. Начинается все обычно с того, что я просыпаюсь. Во сне. Я лежу в темноте, и меня мучает то самое жуткое чувство, которое в детстве заставляет накрываться одеялом с головой и спать со включенным светом. Я пытаюсь встать и понимаю, что руки и ноги как будто свело судорогой. Пытаюсь закричать — но из горла выходит лишь хрип. Я в ужасе. Кое-как я сползаю с кровати с огромным трудом, пытаюсь выпрямиться, дотянуться до выключателя, но падаю, налетаю на мебель… Наконец, добираюсь до заветной стены, щелкаю выключателем и… ничего не происходит. Лампочка не загорается. И тут я просыпаюсь снова. Думаю: «Уф, как хорошо, что кошмар закончился». Но не тут-то было — всё начинается по новой...

Обычно такие ложные пробуждения происходят два или три раза, а когда я по-настоящему просыпаюсь, на часах, как правило, постоянно одно и то же время — половина четвертого. Разнились иногда детали. То просто темнота давит, то какое-то чёрное существо сидит на постели (когда мне так приснилось, после пробуждения я обнаружила на этом же самом месте двух пауков).

Полгода назад была самая ужасная ночь в моей жизни. Я просыпалась раз пять-шесть, уже давно поняла, что это опять сон, щипала, кусала себя, но у меня ничего не выходило. Мне было очень страшно — я рыдала, выбивалась из сил, но не могла проснуться. Я думала, это никогда не кончится. Но вдруг рядом появилась моя покойная бабушка. Ее слова так крепко врезались мне в память, что я помню их и по сей день. Она взволнованно сказала: «Вели мне уйти! Быстро!». Я, не раздумывая ни секунды, в истерике закричала: «Уйди!». И тут же меня буквально выбросило из сна, глаза открылись сами. На часах была половина четвёртого. В ту ночь я больше не заснула, до утра меня трясло.

После этого случая сон не снился мне довольно долго, и я уже подумала, что навсегда избавилась от него. Но недавно кошмар начался снова. Я не знаю, что мне делать. Это действительно страшно...
метки: сны
♦ одобрил friday13
Работаю я в одной из питерских больниц в приемном отделении. Пациентов в тот день поступало мало, поэтому я и задремал на часок. А на работе мне всегда всякая ерунда снится. Вот и в этот раз приснилось, что об меня трется щекой какой-то старик, которого тошнит. А у самого кожа слезает с лица, гнилой весь, вонючий. И говорит мне что-то — я и не помню, что именно. Единственное, что осталось в голове от его монолога — «приготовьте соль». Умом-то я понимаю, что это сон, но проснуться не могу. Он мне на рубашку выделения свои проливает, а сам кровью пахнет застоявшейся. Не представляете, что это за запах...

В итоге меня растолкали. Вокруг меня вся смена вместе с дежурным неврологом стояли; говорили, что я десять минут чуть ли не в судорогах на диване бился. Я им про деда говорить не стал, а сам все думаю — какая, к чёрту, соль?.. Осмотрели меня, ничего не нашли. Укололи мидокалмом, дали направление на нашу же неврологию, да и домой отпустили.

Поймал такси, еду домой. Остановились на каком-то перекрестке — а там тот самый дед дорогу переходит. В час ночи. На пустой улице. Ну, думаю, показалось. Да и голова болеть от лекарства начала...

Захожу в парадную своего дома. Двери лифта закрываются, и тут я слышу снизу шаркающие шаги и невнятное бормотмание. И в лифт вползает адская вонь, как в моём сне. А хлопка двери я не слышал.

Вошёл в квартиру, поужинал и решил перед сном сходить покурить. Прохожу мимо ванной — а там что-то шуршит и бормочет. И запах, как из гнойной перевязочной. Я хотел свет включить и заглянуть туда с чем-нибудь увесистым, но струхнул и передумал. А дверь в ванную тумбочкой подпер. Теперь пишу этот текст и думаю про себя, что мне завтра к психиатру лучше сходить, чем к неврологу...
♦ одобрил friday13
11 июля 2012 г.
В детстве меня часто мучил один кошмар: поздний вечер, мама на кухне моет посуду, и тут во входную дверь стучат. Я иду открывать, подхожу к двери и слышу оттуда тихий, но отчётливый шепот: «Открывай». Руки трясутся, становится так страшно... Шепот продолжается: «Ну же, открывай... смелее... я все равно войду... давай, открывай... открывай...». Бегу к маме, дергаю её за рукав. Мама нехотя подходит к двери, но не слышит ни стука, ни шепота — разворачивается и уходит заниматься своими делами дальше, а я остаюсь у двери. Облегчённо выдохнув, разворачиваюсь, чтобы уйти к себе — и тут опять стук и вкрадчивый шепот: «Видишь? Открывай...».

Но такое было не только во сне. Иногда ночью я просыпалась от тихого стука в окно. Жили мы на восьмом этаже без балкона. Приподнявшись на кровати, я видела тонкий длинный палец, который тихо постукивал в окно. И слышала знакомый шепот: «Открывай...».

Не верьте мне, смейтесь, придумывайте объяснения. Но я же знаю, что это правда — хотя сейчас даже мне самой иногда кажется глупым страхом, навеянным детским воображением. Но с недавних пор этот полузабытый страх преследует меня с новой силой, заставляя меня дрожать под одеялом тёмными ночами. Потому что уже третью ночь меня будит дочка, со слезами на глазах рассказывая о существе, которое стучит в окно и шепчет: «Открывай...».

И я не знаю, как ей помочь...
♦ одобрил friday13
11 июля 2012 г.
В семье знакомых случилось несчастье — очень странным образом умерла их пятилетняя Светочка. Случилось это вечером. У них были гости — сидели на кухне, задушевно общались, а Светочка в это время играла в соседней комнате с куклой. Ребенок панически боялся темноты, даже спать она могла только со светом — как только гасили свет, у нее начиналась истерика. Взрослые беседуют, ребенок играет, и вдруг раздается стук в дверь. Мать открывает дверь, а там нет никого. Тут котенок, которого незадолго до этого подарили Светочке, зашипел, вздыбился и стал на дверь кидаться. Его не смогли успокоить и выкинули за дверь квартиры, чтобы пришёл в себя.

Проходит какое-то время, люди решают выпить чаю с тортом. Разлили чай, зовут Светочку. Она не откликается. Отец пошел искать дочь, заходит в комнату, где она играла — никого. Его это насторожило, так как девочка, боящаяся темноты, в другие комнаты вряд ли пошла бы. Посмотрел в ванной и туалете — нет ее... Стал бегать по комнатам, но никак не мог найти ее. Он запаниковал и вдруг видит — из дальней комнаты идёт свечение какое-то голубоватое. Заходит — свет идет из-под стола, закрытого до пола скатертью. Он поднимает скатерть, а там мертвая Светочка... Как только он поднял скатерть, свечение погасло.

В общем, произошел несчастный случай: ребенок случайно повесился. Между ножками стола была натянута веревка (где она ее взяла, никто не знает — может, с балкона), и шея ребенка была обмотана этой веревкой. Она лежала в неестественном положении, руки и ноги были вывернуты.

Конечно, это была страшная трагедия для родителей. На похороны приехал ее дядя. Ночью он спал в ее комнате. И приснился ему сон очень реалистичный — будто он лежит на кровати, и тут к нему походит Светочка, здоровается и рассказывает, что с ней произошло: «Я играла в комнате со своей куклой, когда кто-то постучал в дверь. Мама открыла, а на пороге стоял какой-то усатый мужчина. Мама почему-то его не увидела, а Тишка (котенок) его сразу заметил, дядя ему не понравился, он прыгал на него, а мама Тишку выставила за это его за дверь. Он назвал меня по имени, взял за руку, предложил поиграть и потащил в черную комнату (то есть в комнату без света, где ее потом и нашли). Я упиралась, кричала, звала маму, но никто не пришел на помощь (ни родители, ни гости не слышали криков ребенка). Он залез со мной под стол, натянул веревку и сказал, что сейчас мы будем играть. Обмотал мне шею, положил мою голову себе на живот и стал давить. Я сначала вырывалась, но он сказал, чтобы я не боялась — что так надо...». Дядя проснулся в шоке, у него стало плохо с сердцем, вызывали скорую.

Этот случай до сих пор не даёт покоя семье и близким. Положение тела ребенка было очень необычным и мало напоминало самоубийство или случайность...

Прошло несколько лет. Подруга знакомой познакомилась с сильным медиумом и уговорила его помочь родителям девочки — вызвать дух Светочки, чтобы узнать, что с ней произошло. У них получилось. Светочка через медиума подтвердила, что именно она тогда приходила к дяде во сне. Она рассказала, что и сейчас не знает, где находится, что вокруг темно и она совершенно одна, а иногда к ней приходит этот мужчина и ругает ее или бьет, и что рядом есть еще одна девочка, она ее часто слышит, но никогда не видела, сказала, что он ей запрещает с кем-нибудь общаться...

Вот такая странная и страшная история. Знаю, скептики скажут, что всего этого быть не может. Я сама бы была рада, если бы это было выдумкой, в той семье все люди абсолютно здоровые и вменяемые.
♦ одобрил friday13
12 июня 2012 г.
Пробуждение было резким и неприятным, как нырок в ледяную воду. Тяжело дыша, он сел на кровати и дрожащей рукой вытер пот со лба. Опять кошмары. Он протянул руку и взял со стола мобильник. Цифры в углу дисплея показывали половину четвертого утра. Встав с кровати и шлепая босыми ногами по полу, он прошел в кухню. Там, не зажигая света, он достал из холодильника банку холодного напитка и вышел в коридор. Несмотря на то, что он проспал всего около четырех часов, спать ему уже не хотелось. Вернее, хотелось, но он не мог заставить себя пойти лечь спать. Боялся.

Кошмары являлись к нему все чаще, становились все более странными и пугающими, но в то же время были ужасающе реальными.

Это началось около года назад. Сначала кошмары были редкими, размытыми и не страшными, как страшилки, которые рассказывают школьники, пугая друг друга. Они чередовались с казавшимися в то время более пугающими «двойными» снами. В них он отчетливо видел то, что происходило позже — спустя примерно неделю-полторы.

Он боялся своих снов и никому никогда о них не рассказывал. Потом кошмары стали являться все чаще. «Хорошие» сны ему уже не снились. Чтобы как-то отвлечься и не сойти с ума, он стал записывать свои сны в небольшие рассказы, которые публиковал в сети. Многие, читавшие эти рассказы, говорили, что они необычные, но очень реальные. Спрашивали, как ему удается писать так. Они не знали. Он никогда, никому не говорил, что это не его фантазии, а его сны. Сны, неподвластные ему. Не те сны, которыми он мог управлять, но те, которые управляли им.

Вскоре кошмары стали ежедневными. Они являлись, когда бы он не уснул, и лишь изредка прерывались «двойными» снами, которые, впрочем, не приносили облегчения. Он почти перестал нормально спать. По утрам он по несколько минут стоял под холодным душем, прогоняя дрему. Несколько чашек кофе за завтраком. После — потертые джинсы и не менее потертые кроссовки. Выходя из дома, он включал плеер на полную катушку. Дилан и Клептон покинули его. Они успокаивали и усыпляли, а ему нельзя было спать. Альтернатива стала вечным его спутником. На парах — долгая борьба со сном. Он рисовал, чтобы не окунуться в кошмары. Во многих рисунках он с ужасом узнавал порождения своих снов. Эти рисунки тут же летели в мусорное ведро. Досидев до конца пар, он провожал ЕЁ до дома и потом ехал к себе, где допоздна, оттягивая момент, когда придется погрузиться в кошмары, сидел за компьютером. А утром... Утром все начиналось заново.

Она. Она была единственной радостью в его жизни. Она спасала его. Пока он был с ней, кошмары не смели приближаться к нему. Он приходил к ней. Она всегда была рада его видеть. Она любила его. Он любил её. Им было хорошо вместе. Они были прекрасной парой. Сидели на кухне. Пили чай. Говорили обо всем на свете. Она смеялась его шуткам. Он улыбался. Он обожал ее смех. Ее улыбку. Сам он улыбался, только будучи с ней. Потом они смотрели телевизор. Он полулежа садился на диван, а она садилась рядом и клала свою голову ему на грудь. Они могли сидеть так бесконечно долго. Она смотрела телевизор, а он... Он очень быстро засыпал. Его не мучили кошмары, когда она была рядом. Он спал. Спал сном младенца. Она смотрела на его спящее лицо. Улыбалась. Поправляла ему челку. Стягивала с него кофту. Джинсы. Укрывала его одеялом. И ложилась рядом. Иногда она лежала, обняв его, и думала о чем-то. Иногда гладила его. Его шею. Грудь. Она любила его. Никто не знал, почему. Возможно, она сама не знала, за что его полюбила. Но она любила его. И она была его спасением.

А совсем недавно... Недавно он опять проснулся посреди ночи. В комнате было шумно. Он открыл глаза и увидел в комнате девочку с разноцветным мячиком. С ужасом он понял, что уже видел ее раньше. Там. Во сне. Девочка повернулась к нему, засмеялась и исчезла. Позже, проснувшись среди ночи, он часто видел порождения своих снов или места, в которых они обитали.

Все становилось понятным. «Двойные» сны не были вещими. Они были дверями. Коридорами. Они давали «течь», и события его снов перебирались в реальность. Понемногу. Ненадолго. Но все дольше они оставались в его комнате. «Течь» росла. Он стал избегать её. Она не понимала. Злилась. Плакала. Умоляла. А он боялся. Боялся что его сны могут с ней что-то сделать. Он не мог позволить им этого. Он дорожил ей больше всего на свете. И он решил, что нельзя это так оставлять. Что так продолжаться не может.

Теперь у него было решение. В потаенном месте у него лежит пистолет и потертая тетрадь. В тетради он описывает события, которые с ним творились и творятся по сей день. А пистолет — он купил его на черном рынке, продав какому-то издательству свои рассказы. В него он вставил всего один патрон. Он готов. Готов к действиям. Если сны будут «протекать» дальше, то он сможет приставить пистолет к виску и спустить курок.
♦ одобрил friday13