Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СНЫ»

12 июня 2012 г.
Пробуждение было резким и неприятным, как нырок в ледяную воду. Тяжело дыша, он сел на кровати и дрожащей рукой вытер пот со лба. Опять кошмары. Он протянул руку и взял со стола мобильник. Цифры в углу дисплея показывали половину четвертого утра. Встав с кровати и шлепая босыми ногами по полу, он прошел в кухню. Там, не зажигая света, он достал из холодильника банку холодного напитка и вышел в коридор. Несмотря на то, что он проспал всего около четырех часов, спать ему уже не хотелось. Вернее, хотелось, но он не мог заставить себя пойти лечь спать. Боялся.

Кошмары являлись к нему все чаще, становились все более странными и пугающими, но в то же время были ужасающе реальными.

Это началось около года назад. Сначала кошмары были редкими, размытыми и не страшными, как страшилки, которые рассказывают школьники, пугая друг друга. Они чередовались с казавшимися в то время более пугающими «двойными» снами. В них он отчетливо видел то, что происходило позже — спустя примерно неделю-полторы.

Он боялся своих снов и никому никогда о них не рассказывал. Потом кошмары стали являться все чаще. «Хорошие» сны ему уже не снились. Чтобы как-то отвлечься и не сойти с ума, он стал записывать свои сны в небольшие рассказы, которые публиковал в сети. Многие, читавшие эти рассказы, говорили, что они необычные, но очень реальные. Спрашивали, как ему удается писать так. Они не знали. Он никогда, никому не говорил, что это не его фантазии, а его сны. Сны, неподвластные ему. Не те сны, которыми он мог управлять, но те, которые управляли им.

Вскоре кошмары стали ежедневными. Они являлись, когда бы он не уснул, и лишь изредка прерывались «двойными» снами, которые, впрочем, не приносили облегчения. Он почти перестал нормально спать. По утрам он по несколько минут стоял под холодным душем, прогоняя дрему. Несколько чашек кофе за завтраком. После — потертые джинсы и не менее потертые кроссовки. Выходя из дома, он включал плеер на полную катушку. Дилан и Клептон покинули его. Они успокаивали и усыпляли, а ему нельзя было спать. Альтернатива стала вечным его спутником. На парах — долгая борьба со сном. Он рисовал, чтобы не окунуться в кошмары. Во многих рисунках он с ужасом узнавал порождения своих снов. Эти рисунки тут же летели в мусорное ведро. Досидев до конца пар, он провожал ЕЁ до дома и потом ехал к себе, где допоздна, оттягивая момент, когда придется погрузиться в кошмары, сидел за компьютером. А утром... Утром все начиналось заново.

Она. Она была единственной радостью в его жизни. Она спасала его. Пока он был с ней, кошмары не смели приближаться к нему. Он приходил к ней. Она всегда была рада его видеть. Она любила его. Он любил её. Им было хорошо вместе. Они были прекрасной парой. Сидели на кухне. Пили чай. Говорили обо всем на свете. Она смеялась его шуткам. Он улыбался. Он обожал ее смех. Ее улыбку. Сам он улыбался, только будучи с ней. Потом они смотрели телевизор. Он полулежа садился на диван, а она садилась рядом и клала свою голову ему на грудь. Они могли сидеть так бесконечно долго. Она смотрела телевизор, а он... Он очень быстро засыпал. Его не мучили кошмары, когда она была рядом. Он спал. Спал сном младенца. Она смотрела на его спящее лицо. Улыбалась. Поправляла ему челку. Стягивала с него кофту. Джинсы. Укрывала его одеялом. И ложилась рядом. Иногда она лежала, обняв его, и думала о чем-то. Иногда гладила его. Его шею. Грудь. Она любила его. Никто не знал, почему. Возможно, она сама не знала, за что его полюбила. Но она любила его. И она была его спасением.

А совсем недавно... Недавно он опять проснулся посреди ночи. В комнате было шумно. Он открыл глаза и увидел в комнате девочку с разноцветным мячиком. С ужасом он понял, что уже видел ее раньше. Там. Во сне. Девочка повернулась к нему, засмеялась и исчезла. Позже, проснувшись среди ночи, он часто видел порождения своих снов или места, в которых они обитали.

Все становилось понятным. «Двойные» сны не были вещими. Они были дверями. Коридорами. Они давали «течь», и события его снов перебирались в реальность. Понемногу. Ненадолго. Но все дольше они оставались в его комнате. «Течь» росла. Он стал избегать её. Она не понимала. Злилась. Плакала. Умоляла. А он боялся. Боялся что его сны могут с ней что-то сделать. Он не мог позволить им этого. Он дорожил ей больше всего на свете. И он решил, что нельзя это так оставлять. Что так продолжаться не может.

Теперь у него было решение. В потаенном месте у него лежит пистолет и потертая тетрадь. В тетради он описывает события, которые с ним творились и творятся по сей день. А пистолет — он купил его на черном рынке, продав какому-то издательству свои рассказы. В него он вставил всего один патрон. Он готов. Готов к действиям. Если сны будут «протекать» дальше, то он сможет приставить пистолет к виску и спустить курок.
♦ одобрил friday13
12 июня 2012 г.
Я не отличаюсь ответственностью и часто, приходя домой, не запираю за собой дверь. Из вещей воровать у меня особо нечего, деньги в таком бардаке ни один вор не найдет, да и вообще — дверь старая и хлипкая, если кто захочет вломиться, пара поворотов замка ему не помешает.

Но когда у меня появилась парочка котов, я начал избавляться от этой привычки. Ведь если сквозняк откроет дверь, они могут убежать в коридор. А оттуда и на лестничную площадку — ищи-свищи их потом по всему подъезду. Увы, каждый раз запирать дверь еще не привык, поэтому иногда подскакиваю среди ночи и иду проверять.

Буквально пару дней назад приснился мне очень странный сон. Вернее, я до сих пор не могу понять, сон это был или нет.

Снилось мне, будто я открыл посреди ночи глаза на своей кровати. И знаете, как это бывает в фильмах ужасов, свет был какой-то неестественный. То ли где-то лампочка мигает, то ли с улицы что-то светит. И сквозняк, ужасный сквозняк. Я выхожу в прихожую и вижу — ну да, дверь в квартиру нараспашку. Оглядываюсь в поисках котов. Все нормально, выбежать не успели, сидят на кухне. Тогда я выглянул проверить дверь на лестничную клетку. Она тоже была открыта. А сквозняк тем временем превратился прямо в ураганный ветер какой-то. Наверное, я тогда и решил, что это сон, потому что ветер дул из моей квартиры в коридор, что просто невозможно из-за расположения окон. Ветер был очень сильным — мне казалось, я могу видеть, как он дует в дверной проем.

Я вышел в коридор, чтобы закрыть дверь, но зачем-то прошлепал босыми ногами на лестничную клетку. Наверное, я хотел посмотреть, не открылась ли на площадке дверь, через которую можно пройти на двенадцатый этаж. Дверь была закрыта, но через квадрат в ней я увидел, что на открытом участке кто-то стоит прямо у двери. Я вздрогнул и пригляделся. Нет, показалось... Это грязь и протертая штукатурка на стене с той стороны двери, похожая на человеческий силуэт.

И тут вдруг голову прошила, как удар молнии, непонятно откуда взявшаяся мысль:

«Нет, неправда. Они меня хотят обмануть».

В этот момент пропали и ветер, и неестественный свет. Я стоял у лифта, замерзший и ничего не понимающий. Вернулся в квартиру, предварительно заперев все двери, и улегся в постель.

Наутро проснулся с твердой уверенностью, что это был сон. Правда, когда понял, что подозрительно четко помню все происходящее ночью, уверенности резко поубавилось. Обычно сны я забываю практически сразу, как открою глаза. Ну и ключи... Ключи были именно там, где я оставил их во сне — на полу у кровати, а не у телефона, где я их оставляю, возвращаясь с работы.

Так или иначе, не столь важно, сон это был или нет. Куда тревожнее одно наблюдение, которое я сделал в течение последних двух дней. Постоянно по тем или иным причинам я вынужден лезть в какие-то темные, изолированные от людей места. То увидел у подъезда кошку с котенком, потом ползал под балконами первого этажа к решетке, ведущей в подвал, чтобы дать им поесть. То через кладовку пробирался к трубам в доме у пожилой родственницы. И что-то все время заставляло меня там задержаться чуть дольше необходимого. В такие моменты голову снова всякий раз прошивало мыслью, прямо как в том сне: «Меня заманивают». Кто? Куда? Непонятно...

Тревожнее всего стало вчера вечером, когда я зашел в свой подъезд и увидел, что под лестницей опять кто-то разложил ненужные книги и журналы. Я сам так часто делаю. И на этот раз среди книг и журналов лежал очень красивый большой глянцевый плакат с каким-то экзотическим пейзажем. Я подошел было, чтобы рассмотреть получше, но под лестницей так ужасно воняло, что я с отвращением стал подниматься к лифту. И мне показалось (хотя слишком уж четко я слышал это, кто его знает), что под лестницей кто-то очень громко, будто с сожалением, вздохнул.

Словно упустил добычу.

Может быть, это все совпадения и мои фантазии, вызванные неприятным сном. Дверь я, во всяком случае, больше не забываю запирать. Но нет-нет, да и подумается: хватит одного сильного пинка или толчка плечом, чтобы высадить мой старый замок. А тень, которую я видел на лестничной клетке, была выше меня как минимум на голову и шире в плечах раза в два — это при том, что я и сам не коротышка.
♦ одобрил friday13
30 апреля 2012 г.
Первый такой сон приснился мне в далеком детстве. Я ночевала у бабушки и легла спать довольно рано. Посреди ночи меня разбудил шепот со стороны отопительной батареи. Слов разобрать я так и не смогла. Детское любопытство взяло верх над страхом, и я попыталась подняться, однако тело было будто парализовано. Я лишь немного смогла повернуть голову в сторону источнику звука. В углу комнаты на коленях, опустив голову, стояла девочка, шепотом напевающая какую-то странную песню. Тут мои веки стали тяжелыми, и я провалилась в беспокойный сон. Наутро меня разбудила бабушка — она с беспокойством спрашивала, как я очутилась спящей на коленях возле батареи, на что я, конечно же, не смогла ответить.

Позже мне все чаще стали сниться подобные сны. Однажды зимой, когда я ночевала в своей новой комнате, я проснулась от толчка в бок. Рядом со мной сидела моя мягкая игрушка — собака. Она держала в зубах маленький желтый цветок и махала своим игрушечным хвостом. Мне хотелось протянуть к ней руку, но тело, как и в прошлый раз, отказывалось подчиняться, и я лишь забылась сном без видений. Утром игрушка лежала на своем прежнем месте в шкафу, однако возле моей подушки покоился желтый цветок-чистотел.

Как-то раз мне приснился странный темноволосый мальчик, который влез в мою форточку и положил на стол возле кровати маленький голубой камешек круглой формы, который утром на самом деле оказался на том месте, хотя раньше такого у меня не было. Таким же образом после моих снов у меня появлялись разные вещи — начиная от кленового листочка, который я храню до сих пор, до красивой фарфоровой куклы. И все чаще во сне ко мне стал приходить тот мальчик с черными как смоль волосами — приносил какую-нибудь мелочь и исчезал. Все бы хорошо, только вот беда — я стала спать намного дольше, чем раньше, и каждый раз, просыпаясь и обнаруживая новые подарки ночного гостя, я чувствую невероятную усталость, будто не ложилась спать вовсе...

Сейчас, когда я пишу это, на часах уже полночь. А я не спала несколько суток. Надо бы немного отдохнуть...
♦ одобрил friday13
17 апреля 2012 г.
Вот вам снятся кошмары? Нет, я не про обычные плохие сны, а именно про те истошные сны, от которых просыпаешься в холодном поту.

Мне они снятся почти каждый день. Причину я так и не могу определить — вроде перед сном ничего такого не смотрю, стрессов больно много у меня не бывает. Да и знаете, кошмары какие-то специфические... Вот представьте, вы одни дома, сидите за компьютером, музыку слушаете — неважно, главное, что вы одни. И точно это знаете. Вдруг в вашу комнату входит человек (обычно родственник), улыбается вам, потом подбегает к вам и начинает душить.

Что это? Психопатия? Бред? Паранойя? Мне всё равно, как это называется — но как мне это прекратить?

После таких кошмаров я боюсь оставаться один дома.

Мне скоро опять спать ложиться, и в надежде оттянуть этот момент я пишу этот текст.

Подождите, на кухне что-то шумит.
♦ одобрил friday13
11 апреля 2012 г.
Буквально вчера это случилось, в ночь с 28-го марта на 29 марта 2012 года. Вообще, я человек верующий, но не слишком впечатлительный. Но до сих пор меня трясет — я не знаю, что и думать.

Так случилось, что в моей семье много покойников. Снились мне они за всю жизнь всего лишь пару раз, и то мельком, а здесь...

Приснился мне сон. Огромный квадратный стол, накрытый едой и напитками, и за ним сидят все близкие мне люди, которых уже нет, которых я видела и не видела. Это мои отец и мать, две бабушки, дедушка, прабабушки, еще человека два-три дальних родственников, и первый муж, трагически погибший. Одна из бабушек держит на руках маленького ребенка, и я откуда-то знаю, что это ее старшая дочка, умершая в восьмимесячном возрасте. Первый муж и мать держат на руках двоих новорожденных (у меня были мертворожденные близнецы). В общем — абсолютно все мертвые в сборе. Они пьют, едят, я пью вместе с ними, радуюсь — но не знаю, чему. Потом кто-то поднимает бокал и говорит: «Скоро наша любимая девочка присоединится к нам, давайте выпьем за это!». Одна из бабушек подходит ко мне, обнимает, целует, поздравляет. Потом мать отдает мне ребенка и говорит: «Соскучилась, наверное — на, подержи». Я смотрю на личико ребенка, и такое счастье пробуждается во мне... И тут я проснулась.

Первая мысль моя была: «Где ребенок?! Неужели уронила?». А потом вдруг дошло, что это был сон.

Я никогда не запоминала сны, только очень редко. Но эта картинка стоит перед глазами, и я не знаю, что мне думать. А главное, я так ясно помню лицо моего ребенка — глазки такие большие... И мне очень-очень страшно.
метки: сны
♦ одобрил friday13
26 марта 2012 г.
Если бы эта история, превратившая мою жизнь в кошмар, не случилась со мной, я бы не поверила ни единому слову рассказчика.

Было это в 2003 году. 23 марта мне приснился сон, в котором мне явился мой умерший три года назад дедушка и сказал: «Забыли про меня, даже и не говорите обо мне». Когда я проснулась, лица на мне не было. Дедушка говорил это так, как будто ужасно обозлён на нас, но я не придала этому значения.

Утром мой муж Пётр сидел за столом и пил чай. Я попыталась заговорить с ним, но не услышала ответа. Я обиделась и ушла одеваться на работу. Тем временем Петя встал в проходе и стал смотреть на меня. Я, всем видом показывая то, что я обижена, не обращала на него никакого внимания. И тут смотрю — по стене чья-то тень ползёт. Я обомлела. Говорю: «Петя, ты это видишь?». Муж подбегает, обнимает меня и говорит: «Он пришёл за нами». Я в ужасе спрашиваю: «Кто пришел, что за шутки?». И тут произошло невероятное: его глаза залились кровью, он прижал меня к себе и начал облизывать мне шею. Я, мягко говоря, была в шоке. Хотела вырваться, но было ощущение, будто всё тело сковано.

Так я стояла и плакала. Прошла где-то минута, но мне показалось, что прошла целая вечность. Муж, наконец, отпустил меня и лёг в кровать. Я пыталась спросить у него, что с ним только что было, он не разговаривал со мной. Я решила вызвать врача, но муж, узнав об этом, меня жестоко отругал. Я совсем не узнавала Петю — он всегда был приличным мужчиной, а тут такое... Пришлось позвонить и отменить вызов.

Позже в этот же день произошло почти то же самое, только на этот раз муж сидел на диване. Его глаза вновь налились кровью, и он кричал что-то странное на непонятном языке. На этот раз я решила вызвать священника. Когда священник пришел, он меня просто шокировал. «Господи помилуй, вы что, он же не дышит!» — воскликнул он. Я была просто в ужасе — начала звонить в скорую, метаться по квартире, как сумасшедшая.

Наконец, приехала скорая, и они сказали, что мой муж мёртв уже второй день — заколот во сне кухонным ножом.

В ночь после этого мне опять приснился дедушка, который сказал: «Посмотрим, сколько ты о нём вспоминать будешь». Я проснулась в холодном поту.

Потом меня судили. Как я могла объяснить, что это была не я? В психбольницу я не хотела, поэтому я отсидела шесть с половиной лет.

Сейчас живу с новым мужем, но мы каждый день хотя бы парой слов разговариваем с ним о моём дедушке и бывшем покойном муже.
♦ одобрил friday13
23 марта 2012 г.
Первоисточник: rassnlo.ru

Голос позвонившего мне в поздний час ни с каким другим не спутаешь: так тихо, с придыханием, разговаривает только Саша Литвинов, журналист из Волгограда, мой хороший знакомый.

— Геннадий Степанович, хочу проконсультироваться у тебя, — сказал он. — Произошел случай, который никак не идет из головы. Может, ты с чем-то подобным сталкивался...

— Рассказывай, — попросил я.

«Позавчера, 9 мая, утром у моего пятнадцатилетнего племянника раздался телефонный звонок.

— Здравствуй, Олег, — сказал неизвестный. — Саша не у вас?

— Нет.

— Это звонит его отец. Как у вас дела?

— Нормально, — ответил Олег, еще не осознавая пикантности разговора.

— Поздравляю вас с Днем Победы. До свидания.

— До свидания, — машинально ответил подросток и положил трубку.

И лишь после этого до него дошло, что звонил Михаил Федорович Литвинов, ветеран Великой Отечественной войны, который умер... почти четыре года назад! Он сразу набрал телефон Александра, но того дома не оказалось. Дозвонился позже и сразу пересказал странный разговор с умершим.

— Ты точно узнал голос отца? — спросил Саша.

— Да, точно! Он звонил!.. Разве его голос спутаешь?»

— И вот с тех пор я все думаю, что это может означать, — кашлянул в трубку Александр. — Я еще факт тебе подкину. Две недели назад у меня был день рождения. Сижу один и вдруг слышу, откуда-то пробивается тихая мелодия. Тоненький такой звук, будто колокольчики звенят. Ты не поверишь — так играет уже две недели...

— Господи, не надоела еще?— изумился я.

— Да нет, мелодия очень приятная, ясно различимая. Это фрагмент из фильма «История любви». Но слушай дальше — я через несколько дней все же нашел источник звука! Мелодия шла из немецкой музыкальной открытки, которая лежала в комоде моей мамы. Мама умерла два года назад. И как раз в день моего рождения открытка сама вдруг заиграла. Открытку никто не открывал, давно бы батарейки, или что там у нее, сели, а она все играет... И что ты об этом думаешь?

Я сходу припомнил только то, о чем писалось в удивительной книге Х. Шефера «Мост между мирами», изданной в 2005 году. В ней рассказывалось о теории и практике электронного общения с тонким миром. Там приводится множество свидетельств о налаживании инструментальной связи между нашим миром и тем, куда люди уходят после смерти. При этом задействуются телевизор, магнитофон или радио, компьютер, в том числе и телефонная связь. В ряде случаев упоминаются телефонные разговоры.

— Не переживай, — сказал я. — Видимо, твои родители сумели воспользоваться техническими возможностями. Обязательно сходи в церковь, поставь свечку. Они тебя помнят и любят. Возможно, чем-то встревожены...

— Да, повод для тревоги есть, — вздохнул Саша. — Я без работы сижу...

А вскоре, по странному совпадению, я получил письмо от Татьяны Ваничевой, моей давней знакомой, делившейся со мной паранормальными историями, случавшимися в ее нескучной жизни.

«Видит Бог, — писала она, — я не хотела отвлекать Вас от дел своей очередной «заморочкой», но больше посоветоваться не с кем... Я не верила статьям в газетах о «звонках с того света». Думала, что смерть близкого человека, — это всегда стресс, глубокое нервное и психическое потрясение: мало ли что может померещиться в таком состоянии. Я ведь сама не год и не два машинально шла ночью открывать двери Саше, моему погибшему на мотоцикле сыну, если слышала звук остановившегося у калитки мотоцикла. Ведь знала, что Саши нет, но спросонья, чисто автоматически шла к двери, заслышав знакомое тарахтение. И только уже подойдя к двери останавливалась. Саши-то нет!

Ну а теперь сам факт.

Начались эти странные звонки в середине августа: один звонок, всего один, и если берешь трубку, то в ней тишина. Я не слишком на них внимание обращала: мало ли по какой причине срабатывает так странно телефон — один долгий гудок, и все. 26 августа 2006 года вдруг вспомнила, что завтра, 27-го, исполняется пять лет со дня Сашиной гибели. Ну, давай готовиться, обзвонила детей, чтобы не забыли прийти помянуть Сашу и на могилку сходили. Вроде все, как всегда...

Следует пояснить, что телефон стоял на тумбочке возле моей кровати, и, чтобы взять трубку, мне надо лишь протянуть руку. И вот рано утром 27 августа телефон зазвонил. Я, толком не проснувшись, взяла трубку. Приложила ее к уху и вдруг почувствовала, как по спине и рукам побежали мурашки, стало холодно и как— то жутко. Тишина в трубке была такой... даже слово подобрать трудно — глубокой, что ли, точнее, безмерной, неживой. Из такого далека шла эта тишина, что сердце замерло...

— Алло, кто это? Говорите!

И вот в полнейшей тишине, откуда-то из бесконечности, из неимоверной дали донесся ясный, живой и такой родной голос «Мама, это я». Я закричала: «Саша, Сашенька! Это ты? Как ты смог дозвониться? Где ты, Саша?». Ответом мне была все та же тишина — жуткая, давящая, неземная...

Еще несколько секунд — и все ушло, в трубке раздались короткие гудки. Я еще немного подождала и положила трубку.

Самый настоящий шок был у меня в ту минуту. Я даже ущипнула себя за руку, чтобы убедиться, что не сплю. До синяка ущипнула. Нет, не сплю.

Днем я рассказала своим, что мне позвонил Саша. Естественно, никто не поверил. Отводили глаза, перешли на другие темы, кто-то высказался в том смысле, что это стресс, что я просто думала о Саше, вот мне это и почудилось...

Но, Геннадий Степанович, звонок был! Только я не сразу решилась Вам написать об этом. И лишь когда смотрела передачу о польской актрисе Барбаре Брыльска, снявшейся в фильме «Ирония судьбы», то решила Вам написать. Дело в том, что с Барбарой произошел почти аналогичный случай: ей с того света позвонила ее умершая дочь. И я подумала, что коль такая известная актриса не стесняется признаться в этом, то уж мне-то сам Бог велит поделиться этим с Вами.

Но главное — было и продолжение этой истории. Ко мне во сне пришли Саша с моей мамой. И Саша рассказал, что «там» у них есть такие места, где стоит обычная прозрачная будочка и в ней телефон, и можно позвонить «на Землю». Саша сказал, что звонить можно, сколько хочешь, да не всегда удается дозвониться. И мама подтвердила Сашины слова. Далеко не всем, кто пытается позвонить родным, удается это. Отчего так, никто не знает. Саша сказал, что еще слишком мало живет «здесь», а мама — что вообще мало понимает в технике. «Но я разберусь, — сказал Саша, — и тогда позвоню еще».

Теперь я жду звонка...

И вот я думаю: как же мало мы знаем об окружающем мире. Ведь уже многие люди сообщают о звонках с того света, о потусторонних голосах, записанных на магнитофон, а никто не может точно сказать, что это за явление. Как самая обычная земная техника может соединять, пусть и ненадолго, разные миры? Неужели потусторонний мир более материален, чем мы думаем?»

Вот какая история неожиданно наложилась на сообщение о телефонном звонке с того света в Волгограде. Впрочем, я уже не раз слышал, что преграда между нашими мирами по какой-то причине истончается, и подобные «прорывы» случаются все чаще. Наверное, будет правильным фиксировать подобные случаи, а не отмахиваться от них, как от наваждения. Может, со временем мы сумеем сделать правильные выводы связи между мирами.
♦ одобрил friday13
22 марта 2012 г.
В Якутии боятся мертвецов. Конечно, их все боятся, но по якутским поверьям, если покойник в любом виде (во сне или в реальности) привидится живым людям, в особенности родственникам, то можно быть уверенным, что его дух «тянет» души живых на тот свет. Исключения, конечно, есть — например, если во сне недавно усопший родственник передаёт какую-нибудь просьбу, — но обычно видеть покойников не к добру. Следующая история связана с этим.

Жил в селе старик-пенсионер. Дом у него был большой, а у него никого не было, и он решил сдать комнату практикантке, которая проходила стажировку в местной больнице. Отношения между хозяином и девушкой были ровными, никто никому не мешал, иногда только по вечерам вместе болтали о том о сём.

Однажды зимним вечером девушка возвращалась из больницы. Входя во двор, она услышала где-то на той стороне двора хруст снега под ногами человека. Темнота не позволяла видеть, кто это, но она подумала, что это старик какие-то свои дела делает. Но её удивило, что человек очень сильно то ли пыхтел, то ли стонал, будто задыхался. Девушка громко спросила: «Кто это?» — и тут же шаги и странное дыхание стихли. Постояв немного, девушка почувствовала себя неуютно и вошла в дом. Старик сидел у печи, и она поняла, что это никак не мог быть он. Испугавшись, она решила ничего не говорить, чтобы не пугать старого человека. Сели ужинать, и она заметила, что старик был необычно грустным. На её вопрос он ответил: «Лёг после обеда вздремнуть, и мне приснился младший брат, который умер двадцать лет назад. Всё звал меня пойти с собой, но я отказывался. Плохая это примета». Девушке стало ещё страшнее, но она промолчала.

Наступила ночь, и они разошлись по своим комнатам. Девушке не спалось, она всё ворочалась на постели. Хозяин дома спал в соседней комнате, и она хорошо слышала его неровное старческое дыхание. Вдруг на улице прямо под окном девушки опять захрустел снег, и раздалось то самое прерывистое, похожее на стон дыхание — будто кто-то только что пробежал долгую дистанцию и теперь задыхается. Девушка накрылась одеялом с головой, умирая со страху. Прошла минута, и, похрустывая снегом, невидимый гость переместился к окну в комнате старика. И тут же девушка услышала, как характер сонного дыхания старика поменялся: он тоже начал пыхтеть и хрипеть, беспокойно метаясь по постели. Девушка подумала, что надо бы его разбудить, но «гость» за окном тоже дышал почти в унисон со стариком, и она побоялась вылезти из-под одеяла. Не знала, сколько это продолжалось, и в итоге уснула.

Наутро, когда рассвело, первым делом она вышла на улицу и исследовала снег — никаких следов под окном не было. С облегчением вздохнув, она зашла завтракать. Старик был ещё более мрачен, чем вчера. Он рассказал, что ему опять приснился брат — на этот раз злой и решительно настроенный увести его с собой. «Я боролся с ним, как мог, но он всё равно сбил меня с ног и утащил силой», — вздохнул старик. Девушка, наконец, решилась рассказать о том, что она слышала вечером и ночью. От её слов старик вовсе впал в отчаяние: «Эх, разбудила бы ты меня, пока он меня не одолел. Это точно был он — я помню, как он жутко хрипел, когда умирал от туберкулеза. Теперь я конченый человек».

И действительно, не прошло и недели, как старик слег с пневмонией и так и не смог оправиться. Похоронили его рядом с братом. А девушке пришлось переехать к другой семье.
♦ одобрил friday13
17 марта 2012 г.
Однажды я пошел на выставку картин молодых художников. Вообще-то, я не ценитель искусства, просто моей девушке нужно было купить подарок для своей подруги. Были там хорошие картины (на мой вкус), были и плохие. Но одна привлекла мое внимание. На ней было изображено море. Просто море, никаких бурь, кораблей, островов. Ничего, что отвлекало бы внимание от моря. Небо над ним было голубое и облачное.

Я купил эту картину. Своей подруге моя девушка купила картину с какой-то женщиной, которая тоже рисует картину. Потом мы пошли домой. Свою картину я повесил у нас в спальне, напротив кровати.

А ночью мне приснилось море.

Утром я заметил на картине какое-то зеленое пятно. Осторожно поскреб ногтем — не смывается. Решив, что это моя девушка испачкала ее своей маской для лица, которую она делала на ночь, я сделал ей замечание. Она сказала, что не трогала мою картину, и что она не собирается слушать претензии от человека, который не может даже мороженое съесть без того, чтобы не заляпать одежду. В общем, мы поругались, и она ушла в гости к подруге, а я пошел за стеклянной рамой для картины. На ночь девушка не пришла, но мне было всё равно — я всё ещё злился на нее из-за картины.

Ночью мне опять снилось море. Якобы я сижу на плоту, и ко мне приближается какой-то зеленый предмет.

Утром я увидел, что зелёное пятно на картине стало больше, как будто нарисованная вещь стала ближе. У пятна появились кое-какие очертания. Наверное, это была бутылка — она была еще слишком далеко, чтобы я мог разглядеть. Девушка вернулась утром и вела себя, как ни в чем не бывало. Я тоже делал вид, что никакой ссоры вчера не было. Когда я рассказал ей о картине, она сказала, что это, наверное, шутка художника.

Ночью сон повторился, только зеленый предмет был ближе. Конечно же, это была бутылка.

Утром я первым делом ринулся к картине. Бутылка была еще ближе, и на это раз было отчётливо видно, что это именно бутылка. Обычная зеленая бутылка из-под вина, заткнутая пробкой, плывущая по морю.

Бутылка приближалась целую неделю. Днём на картине, ночью во сне. Мою девушку это забавляло, она с нетерпением ждала очередного утра, чтобы взглянуть на картину. А меня это почему-то пугало. И с каждым утром у меня росло ощущение, что это нужно прекратить, иначе случится что-то плохое.

Очередной ночью я решил не спать и смотреть на картину. Поскольку моя девушка не может спать со включенным светом, она пошла спать на диван. Я сидел и смотрел, пока глаза не начали слезиться. И не заметил, как заснул. Мне снилась бутылка, плывущая ко мне по волнам.

Утром бутылка на картине была совсем близко. Я мог даже рассмотреть что-то темное на ее дне — вода в море была такая чистая и прозрачная.

Я решил узнать адрес художника. С трудом нашел того человека, который продал мне картину. Он дал мне его адрес. Оказалось, художник жил в другом городе. Я искал информацию о нем в Интернете, но ничего не нашел. Своего сайта у него не было, и на более-менее популярных форумах художников его имени тоже не было. Позже я вспомнил, что вроде бы в этот город переехал жить один мой старый друг. Я дал ему адрес художника и попросил его связаться с ним и дать художнику мой номер телефона или ICQ. Он удивился, но пообещал, что заглянет.

Думаю, вы догадаетесь, что приснилось мне ночью...

Проснулся я от громкого шума. Осколки стеклянной рамы лежали на полу. Вся картина была как будто забрызгана кровью изнутри. И вода в море была красная-красная. Бутылки не было, только нарисованная пробка качалась на волнах.

После того, как приступ паники прошел, мы с девушкой решили сжечь картину.

А потом позвонил мой друг и сообщил, что такого адреса вообще не существует. Он сказал, что, вероятно, картина украденная или просто мне дали неправильный адрес. Я спокойно с ним согласился, хотя у меня и дрожали руки.

Картину мы сожгли. Но после этого я долго не мог спокойно спать.
♦ одобрил friday13
14 марта 2012 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Я не очень хорошо поступаю, что рассказываю об этом, тем более в Интернете. История, прямо скажем, не самая приятная, и выносить ее за пределы определенного круга лиц, наверное, бесчестно. Я сам оказался среди «посвященных», воспользовавшись доверием одного очень хорошего и близкого мне человека. Разумеется, я изменил его имя.

Это даже не история, а скорее, происшествие — и случилось оно в моей родной школе. Я не только проучился там десять лет, но и, будучи уже студентом, проходил в ней педагогическую практику. С большинством учителей у меня до сих пор хорошие и теплые отношения, особенно с Ириной Валерьевной. Последняя была моей классной руководительницей в старших классах. Случай, о котором пойдет речь, произошел во время моей практики в ее классе. Тогда она кратко рассказала мне о нем, а на недавней встрече выпускников я расспросил своего бывшего педагога более подробно. Задавая свои вопросы, я видел, что Ирина Валерьевна по-прежнему испытывает шок, вспоминая об этом случае.

Все началось с сочинения, которое Ирина Валерьевна задала на дом ученикам шестого класса. Тема сочинения звучала так: «Какие сны я вижу по ночам?». Все вполне безобидно: хорошая тема, развивает фантазию, дети могут врать о чем угодно и сколько угодно. Все так. Но одна из работ по-настоящему шокировала Ирину Валерьевну и вызвала целую череду разбирательств, внутренних расследований и родительских собраний. Впоследствии эта работа побывала на многих столах, в том числе директора школы, школьного психолога, главы местного «Центра по защите прав детей» и даже одного из ведущих специалистов России в области детской психиатрии. Но все без толку: ни фактов жестокого обращения с детьми, ни выходящих из общего ряда школьных проблем, ни даже каких-либо серьезных психических отклонений у учащегося выявлено не было.

Мне не без труда удалось заполучить это сочинение. Я даже видел саму тетрадь, где неровным детским подчерком были выведены строчки, представленные ниже. Сочинение для шестого класса довольно большое по объему, но я все же приведу его полностью.

Я позволил себе исправить морфологические, пунктуационные и орфографические ошибки. Более текст никак не менялся и не редактировался.

* * *

КАКИЕ СНЫ Я ВИЖУ ПО НОЧАМ?

Спать по ночам очень важно для человека. Во сне человек отдыхает и набирается сил. Человек должен спать не меньше восьми часов. Меня всегда отправляют спать в одиннадцать вечера, а встаю я в семь утра. Я сплю столько, сколько положено. Я очень не люблю спать, потому что мне часто снятся страшные сны. Недавно мне приснилось, что папа отпилил нашим соседям головы и принес их домой. Мама приготовила из этих голов суп и заставила всех его есть. Все хвалили этот суп — и мама, и папа, и мой старший брат. Только я плакал и не хотел есть суп из голов. Я плакал и смотрел в тарелку. Суп был похожим на борщ, потому что тоже был красным. От него отвратительно пахло. Меня тошнило, но мама заставляла его есть. К ложке и к краям тарелки прилипли человеческие волосы, а посреди картошки плавал глаз без зрачка. Я заплакал еще сильнее и сказал, что не хочу есть глаз. Тогда мой брат сказал, что я дурень, а глаза это самое вкусное. Только когда он выловил глаз из моей тарелки и с удовольствием съел, я стал осторожно вылавливать картошку из своей тарелки и есть. Когда все поели, мама назвала меня паршивцем за то, что я не доел этот суп. Она всегда меня так называет, если я плохо ем. Потом я пошел к соседям и увидел, что они сидят перед телевизором без голов. Они о чем-то разговаривали между собой, но я не понял, как они это делают без ртов, и убежал.

Еще мне недавно приснилась авария. Мы гуляли с пацанами, я выбежал на улицу и увидел разбитую машину. Это была странная машина, из нее почему-то торчали пружины, шестеренки, гайки и какие-то детали. Я не видел таких деталей в машинах раньше. Она больше была похожа на огромные часы, а не на машину. Я подошел ближе и увидел двух женщин. Они все были в крови. Одной из них оторвало руку, а на другой руке оторвало пальцы. На один из пальцев я случайно наступил, и он хрустнул. Все вокруг было залито кровью и усыпано пальцами. Другой женщине оторвало челюсть и распороло живот. Кишки намотало на какую-то железную корягу, они двигались и издавали противные звуки. У них у обеих изо рта потек гной вперемешку с какими-то кусками, не то картошкой, не то бананами. Женщины умирали, но еще были живы. Потом приехали врачи. Они почему-то стали кричать и ругаться на женщин. Один из них подошел к той, что оторвало челюсть, и стал кричать, что она не старается, а должна стараться. Он ударил ее по лицу, и у нее выпало несколько зубов. Он покачал головой, повернулся к другим врачам и сказал: «Плохо!». Потом я оказался в школьном туалете, а передо мной стояли эти женщины. Я плакал и хотел убежать, но не мог. Женщины пытались подойти ко мне, но все время падали, потому что весь пол был залит кровью, и было скользко. Они падали, плакали и снова вставали. Одна из них сломала руку и из нее торчала белая косточка. Вторая подползла к унитазу, и ее стало рвать гноем. Мне было очень противно от звука, когда они скользили босыми ногами по кровавым лужам.

Один раз я уснул на уроке, и мне приснилось, что к нам на урок пришел школьный доктор. Он сказал, чтобы мы не отвлекались от учебы, и он тихонько возьмет нужный анализ. Он подошел к Юле на первую парту, та послушно открыла рот, и он вырвал ей передний зуб огромными щипцами. Юля закричала от боли, учительница забрала ее дневник и написала замечание за плохое поведение. Доктор пошел дальше и вырвал зуб у Коли. Тот взвыл, потом зажал рот и продолжил писать в тетрадке. У него изо рта потекла кровь, я увидел ее между пальцев. Я сидел на последней парте и смотрел, как доктор подходит все ближе и ближе ко мне. Мне было очень страшно, я с детства боюсь лечить зубы. А он уверял, что в этом нет ничего страшного, и складывал окровавленные зубы в специальный пакетик. Когда он подошел ко мне, я весь дрожал от страха. Он стал уговаривать меня, чтобы я открыл рот, но я так боялся, что залез под парту. Меня оттуда силой вытащила учительница и сказала, что если я не открою рот, то она вызовет папу к директору. Я открыл, и доктор тоже вырвал мне зуб. Это было почти не больно, но было противно, когда зуб хрустнул и развалился от щипцов. Доктор недовольно покачал головой и положил кусочки зуба в пакетик. Я потрогал языком место, где был мой передний зуб, и нащупал там жилку. Если ее затронуть, то как будто бьет током. Потом урок продолжился, и мы сидели все, а на губах у нас была кровь. Потом урок закончился, и учительница повела нас умываться.

Однажды мне приснился хороший сон. Это один хороший сон, который я запомнил. Я сидел и пил холодный апельсиновый сок, ел шоколад и играл в компьютер. Рядом сидел мой дедушка, улыбался и спрашивал, пойду ли я с ним в кино. Я говорил, что пойду, когда доем. А он все спрашивал и спрашивал, пойду ли я с ним, и смеялся. А я ел и ел, а сладости все не убавлялись. Потом я проснулся. Мне стало страшно и грустно, потому что дедушка умер, когда я учился в третьем классе. Это был папа моей мамы. Мне иногда страшно ложиться в кровать. Мне всегда снятся плохие сны. Но я все равно сплю, потому что спать необходимо и если человек не будет спать, то он может заболеть.

* * *

Когда я сам прочитал это сочинение, а потом перечитал еще и еще раз, я не поверил своим глазам. Такое можно встретить в американских ужастиках или в Интернете (там любят остренькое), но видеть это вот так, вживую… Могу представить первую реакцию Ирины Валерьевны, когда она, сидя вечером дома, со снисходительной улыбкой перечитывала работы шестиклашек и вдруг наткнулась на это. Хочу отметить, что только благодаря ей эту историю не замяли на внутришкольном уровне, как это случается обычно. Но, как я уже говорил вначале, никаких однозначных выводов сделать не удалось. Семья этого ученика оказалась вполне благополучной. Сам ребенок ни разу не пожаловался ни на родителей, ни на сверстников, ни на педагогический состав школы. Некоторое время он наблюдался у детского психиатра, но специалистам не удалось выявить у него даже нарушений сна.

Позже родители этого ученика перевели его в другую школу, под предлогом переезда. Но Ирина Валерьевна считает, что они просто хотят поскорее забыть об этом неприятном инциденте. К тому же история вызвала определенный резонанс и среди учителей, и среди учащихся, тем самым привлекая и заостряя внимание не только на самом ученике, но и на его семье. Вполне логичный поступок.

Помню, как я, стараясь внести в разговор хоть толику юмора, спросил Ирину Валерьевну, как она оценила это сочинение. Но та даже не улыбнулась и ответила, что за русский язык поставила тройку, а за литературу (то есть за содержание) она так и не решилась поставить никакой оценки. Я спросил:

— Неужели так и стоит в классном журнале — 3\…?

Она сказала:

— Да, так и стоит.

Я еще раз извиняюсь за публикацию этой истории перед непосредственными ее участниками. Искренне надеюсь, что у того парня и его семьи сейчас все хорошо.
♦ одобрил friday13