Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СНЫ»

1 декабря 2014 г.
Первоисточник: samlib.ru

Автор: Вангард Александр

Волшебное место!

По красоте, умиротворенности и стойкому ощущению, что попал в другой мир, где ничто тебе не угрожает.

Узкий, как проселочная дорога, полуостров, начинаясь от берега вровень с водой, наклонно идет вверх и далеко в озеро, заканчиваясь утесом, где на вершине высится полуразрушенный особняк в готическом стиле, в окружении древних дубов. Потрескавшиеся дуплистые стволы воскрешают в памяти сказки о троллях. Обрывистые берега полуострова поверху заросли травой, посреди которой протоптана тропа к развалинам особняка.

Я бывал здесь не раз, и всегда поражался причудливости береговых очертаний и почти всегдашней безлюдности. Впрочем, однажды я застал здесь какой–то местный праздник. Жители городка, что неподалеку, собрались на полуострове, разрезающем овал озера почти пополам, пели и плясали. В тот необычно людный день, как всегда, солнечный, я даже пошатался среди празднующих, так и не понял причины торжества, зато познакомился с местной хохотушкой, начисто лишенной каких–либо комплексов. Вдвоем мы ушли в дальний от полуострова конец озера, где всегда тихо.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
17 ноября 2014 г.
Автор: Яна Петрова

Неделю назад мне приснилось кое-что занятное. Я оказался посреди джунглей, на одной из ступенек гигантской каменной лестницы. Скорее всего, она была частью древнего зиккурата, но точной уверенности у меня не было — деревья обступали ступени со всех сторон, исключая возможность разглядеть всю остальную постройку. Обозримая часть подъёма заканчивалась узким тёмным лазом в густых зарослях. Место встретило меня солнечной погодой и щебетанием птиц, я чувствовал — этот уголок радушно приветствовал долгожданного гостя. Возможно, я был здесь первым человеком за многие сотни лет. Я не спеша прогуливался, часто делал остановки, любуясь и смакуя каждое мгновение. На одной из просторных площадок мне встретился небольшой красный камешек, почему-то ещё издали показавшийся чужеродным в этом месте. Рассмотрев находку внимательнее, я узнал в ней японскую маску, одну из тех, что изображают лица демонов и духов. Гротескная морда выражала непонятную эмоцию — брови сведены так словно демон вот-вот расплачется, пасть раззявлена в кривой улыбке, скулы напряжены. Больше всего этот мимический слепок походил на раскаяние, или горький плач. Безделушка явно была редкой и ценной — прекрасный сувенир на память! Я без колебаний положил маску в рюкзак и продолжил свой путь.

Дальше изображения духов встречались мне на каждой ступени — все поделки изображали уникальную эмоцию, повторялись лишь цвета камешков — красный и добавившийся к нему белый. Молниеносно ощутив себя азартным коллекционером древностей, я жадно ринулся собирать добычу. Но на восьмом трофее, когда до лаза на вершине лестницы оставалось всего несколько метров, меня кто-то окликнул. Я повернулся на голос и увидел своего лучшего друга, раздвигающего ветви. И хоть секунду назад я был уверен в том, что на многие километры нет ни одной живой, говорящей по-человечески души, появление Антона меня совсем не удивило.

— Макс, у тебя осталось только восемь минут! — предостерегающе прокричал товарищ и тут же скрылся.

Странная штука сон — причинно-следственные связи и интуитивные прозрения здесь строятся парадоксально. Зловещие маски, пустынное незнакомое место, в котором я неизвестно как оказался, внезапное появление друга и его тревожное предупреждение — всё это ничуть не потревожило меня, не заставило ощутить тревогу, страх, запаниковать. Меня абсолютно не волновало, зачем я здесь и что ждёт впереди. Впечатления, только зарождаясь, сразу же попадали на пыльные полки воспоминаний — они существовали ровно столько, сколько длился процесс их восприятия. Иными словами, я просто наблюдал мир, будучи полностью свободным от обычной карусели самых разных мыслей, которые цепляются и наслаиваются одна на другую в течение всего дня, и в итоге мешают сосредоточиться на происходящем вокруг. Находясь в таком состоянии, я не придал словам друга никакого значения и смело шагнул в темноту обрамлённого ветвями прохода.

К счастью, я плохо разглядел длинный коридор, в котором оказался. Иначе бы я вряд ли когда-нибудь смог поделиться этой историей. Хотя… ведь происходящее было всего лишь безвредным сном. Но воспоминания, не согласуясь с логикой, подкидывают мне образ вполне реальной опасности. Я успел разглядеть электронное табло у входа — очевидно, это были часы, показывающие обратный отсчёт — горели цифры 07:30. В противоположном конце помещения уютно и несуразно горела надпись «ВЫХОД». Тут–то мне и вспомнилось напутствие друга. В голове, словно сами собой, независимо от воли всплыли картинки: табло, показывающее 00:00, стена, открывающая окошки бойниц, и летящие стрелы. В то же мгновение я понял — на прохождение ловушки давалось десять минут, три из которых уже потеряны. Даже самый скоростной бегун не смог бы преодолеть это расстояние за оставшееся время. Обычно в таких ситуациях во сне мышцы словно деревенеют, а воздух становится густым и вязким, как мёд. Каждое движение требует титанических усилий, и в какой-то момент с ужасом осознаёшь, что просто продолжаешь стоять на месте, послушно дожидаясь, когда смертельная опасность догонит и уничтожит тебя. Но в этот раз мне повезло — разогнавшись в считанные секунды, я почти летел по коридору, обливаясь холодным потом. Я не успевал, необязательно было видеть часы, чтобы понять это. По спине и затылку распространялся мерзкий холодок, будто стрелы уже коснулись кожи и вот-вот проткнут её насквозь. И всё же мне удалось спастись. До таблички «ВЫХОД» оставалась всего пара-тройка метров, когда раздался свист рассекающих воздух железных прутьев. Уверен — дверь, ведущая прочь из ловушки, разлетелась в щепки, как только я её закрыл.

Меня резко выкинуло из сна. Перед глазами уже была моя комната, но сразу же после пробуждения я попытался обыскать карманы несуществующих штанов, проверяя сохранность моих трофеев. Ведь только мгновение назад чувствовалась их тяжесть. Ничего не обнаружив, я даже всерьёз расстроился, ведь «риск» оказался неоправданным, и, в итоге, я остался ни с чем.

Сон о джунглях произвёл на меня сильное впечатление. Тем же днём по памяти я нарисовал маски из джунглей в порядке, в котором находил их во сне, и запостил рисунок на форумах, посвящённых мифологии, в том числе и японской. Повинуясь порыву, я сменил аватар на своей странице на изображение с масками в надежде собрать информацию. Странно, но я был полностью уверен в реальном существовании артефактов и не допускал мыслей о творческой переработке воображением схожих образов, виденных мной ранее.

Никогда не считал себя хорошим художником, но, видимо, в этот раз я вложил в работу всё своё желание передать образ как можно более точно, и результат стал чем-то большим, чем обычный набросок. Иных объяснений сложившейся ситуации у меня нет. Буквально суток хватило для повсеместного тиражирования моего рисунка. На каждом околоновостном сайте, на страницах и в группах социальных сетей я встречал знакомые морды демонов — будто это был особо злободневный и каждому понятный мем. Самое странное — нигде и никто не оставлял под картинкой комментариев, даже в духе «фигня» и «ахаха». В магазине я встретил девушку в футболке с «моими» масками. Едва сдерживая волнение, я спросил, знает ли она о значении символов на своей одежде. Девушка смотрела на меня долго, пристально и удивлённо, но не удостоила ответом.

Их становилось всё больше — не обязательно одетых в футболки: кепки, сумки, значки, даже зонтики, украшенные демоническими масками, преследовали меня повсюду. Поначалу я пытался расспросить каждого прохожего в «униформе». Но все они просто молча поворачивались ко мне спиной и уходили. Что ж, вероятно, я и сам бы так среагировал на сумасшедшего, кидающегося на меня с идиотскими вопросами. Поневоле пришлось примириться с неизбежностью и самовлюблённо поздравить себя с успешным творением, так скоро и так охотно принятым массами.

Вчера друзья пригласили меня на вечеринку. К чему скрывать — я был уверен, что мои ребята прольют свет на странности последних дней. Ведь они не могли не заметить появление рисунка и его стремительно растущую популярность. Самые близкие люди наверняка смогут объяснить мне суть этой странной моды.

Уже выходя из лифта, я расслышал смех, бренчание гитары и оживлённые разговоры. Трель звонка на секунду прервала шум веселья, я расслышал голос Веры: «А вот и Макс, как всегда опоздал, зараза!». Хоть кто-то ждал меня с нетерпением.

Дверь открыл Антон, тот самый лучший друг из сна. Изображение с масками на нём отсутствовало — уже неплохо. Его лицо оставалось приветливым и жизнерадостным ровно лишь ту минуту, которой хватило, чтобы осмотреть меня с головы до ног. В следующее мгновение оно уже походило на ночник, в котором перегорела лампочка. Антон понуро глянул исподлобья и молча отошёл в сторону, освободив дорогу в комнату, где продолжали галдеть ребята. Поведение друга неприятно задело, но я решил не подавать виду и, тем самым, не портить настроение компании.

В комнате было семь человек, не считая Антона, — тесный и сплочённый дружный круг. Наша «команда» успешно выдержала испытание временем и, переплавившись из дворового детства во взрослую жизнь, стала только крепче. Антона, Веру, Танюшу без преувеличения можно было назвать членами семьи. И вот, сейчас эти самые близкие люди, ещё минуту назад так уютно болтавшие под аккомпанемент гитары, встретили меня гнетущим молчанием. В раз замолкли смех и разговоры, как будто кто-то щёлкнул выключателем. Все взгляды в комнате были обращены в мою сторону — спокойные, холодные, дождавшиеся. На минуту такое странное поведение показалось мне спланированной шуткой. Я продолжал так считать, даже когда ребята один за другим начали надевать маски демонов — вот, значит, кто всё это подстроил! Не поленились же организовать такой масштабный розыгрыш!

Но ведь я совсем забыл про Антона — всё это время он продолжал стоять за моей спиной в коридоре. В тёмном каменном коридоре под ярко горевшими красными цифрами «00:00». Мой друг уверенным движением пустил стрелу точно в цель, когда удостоверился, что я справился и вернул духам живые тела.
♦ одобрил friday13
17 ноября 2014 г.
Автор: Загадочный Сенс

Маргарита возвращалась домой очень поздно.

Заведующая, зараза, задержала. Сказала, что нужно срочно пересчитать кондитерский отдел…

А куда бы он убежал до завтра, этот отдел?!

Тем не менее теперь ей — приличной замужней женщине, матери двоих детей — приходилось возвращаться домой по пустынным тёмным улицам.

Город спал. Вернее, почти спал.

Где-то капризно хныкал ребёнок.

Где-то далеко звенел трамвай.

Где-то шумно отмечали застолье…

Фонари были редки и плохо освещали окрестности. Их молочный свет дрожал от порывистого ночного ветра…

Маргарита прошла по скверу и с тоской взглянула на переулок.

Переулок был полностью тёмен.

Но делать нечего.

Денег на такси не было. В кошельке до пятницы повесилась мышь.

Хочешь не хочешь, а придётся идти через тёмный переулок.

Более короткой дороги домой нет…

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
17 ноября 2014 г.
Автор: Плюшка

Я спускаюсь по широкой лестнице куда-то глубоко вниз. Ступени каменные, очень узкие, кое-где есть большие щербины. Об этом я узнаю в самый последний момент — когда нога внезапно проваливается в воздухе. По бокам мигают старые флуоресцентные лампы, но по-моему, они освещают лишь сами себя. Мне приходится одной рукой держаться за холодную скользкую стену, чтобы не упасть.

Меня колотит сильная дрожь. Это все холод и страх. На мне только пальто поверх пижамы. В ступни впиваются мелкие камешки, иногда я чувствую как по пальцам проползло что-то стремительное и многоногое. Тогда я кричу от ужаса, отчаянно размахивая руками на краю ступени, балансирую — лишь бы не упасть. Мне нельзя умирать, только не сейчас.

Я что-то ищу. Кого-то.

Лестница наконец закончилась. Здесь, внизу, освещение получше — я могу разглядеть низкий потолок. Это похоже на тоннель, выход из которого теряется в неизвестности. пахнет сыростью, у меня под ногами влажно чавкает грязь. Я уже не думаю о всех тех мерзких маленьких насекомых, которые могут жить в этих нескончаемых лужах, могут незаметно залезть ко мне под кожу, могут отложить там яйца, могут… Я просто бреду вперед, дрожа и всхлипывая. Мигающие лампы остались далеко позади, меня окружает густая непроницаемая тьма. Я снова веду одной рукой вдоль стены. Я вздрагиваю от каждого шороха, но боюсь остановиться и посмотреть назад. Да и что я смогу там увидеть? Меня бросает в ужас при одной только мысли о том, кто может там скрываться. Находиться в сантиметре от меня, тихо дышать мне в шею, тайно ухмыляться, тянуть когтистые руки… Тогда я со всех ног бросаюсь бежать. Я бегу, задыхаясь от собственных криков, бегу, пока есть силы, бегу до тех пор, пока резь в боку не заставляет меня упасть. Я барахтаюсь в вонючей грязи, вою от страха в полной темноте и ползу, ползу. У меня есть только одна надежда — что я не сбилась с пути, что впереди меня ждет выход из тоннеля, а не подножие лестницы. Мне очень нужно добраться до цели.

Я ищу маленького мальчика. Боже мой, ему всего три.

Внезапно я наталкиваюсь на препятствие и больно ударяюсь плечом. Странно, я до сих способна чувствовать боль. Вспыхивает яркий белый свет и мне кажется, что я сейчас ослепну. Еще нескоро глаза начинают видеть снова, перед ними скачут яркие пятна. Наконец я понимаю, что стою перед металлическими воротами. Никаких замков, ручек, выключателей — просто две створки гладкого металла. Слева от ворот я замечаю огромную клетку, в которой сидит собака. Большой упитанный ротвейлер. На табличке, прикрепленной к клетке, вместо имени — надпись «ХОЧУ ЕСТЬ». Пес, завидя меня, принимается лаять и кидаться на клетку. На меня попадает пена из его пасти. Справа от ворот находится небольшой пластиковый ящик, похожий на сумку-холодильник. Я открываю его — там собачий корм. Четыре или пять крошечных ручек, три ножки, что-то еще… Меня наконец тошнит. Странно, но это моя единственная реакция. Я больше не кричу, не плачу, сейчас я просто робот. Собака лает все неистовее, я снова читаю надпись на ее клетке. Беру содержимое холодильника, просовываю между прутьев клетки. Ротвейлер жрет, хрустя и чавкая, ошметки летят во все стороны. Я равнодушно наблюдаю. Насытившаяся тварь сворачивается на полу и засыпает. Ворота немедленно распахиваются, и я выхожу. Я только что покормила ротвейлера детскими останками. Я попаду в ад. Мне все равно.

Я выбредаю на поляну в лесу. Сейчас ночь, мне светит убывающая луна. На противоположном краю поляны стоит старый двухэтажный дом, окна в нем светятся. Я собираю остатки сил и бегу к нему. Дверь открыта.

Где-то здесь мой сын, его похитили… Да, точно, я ищу своего маленького ребенка. Мне нельзя умирать.

Я бегаю по коридорам этого бесконечного дома, кричу, зову его. Все двери заперты, но я все равно бьюсь в каждую, пока не падаю. Как это возможно, почему этот дом такой огромный, это против всяких правил, это безумие. Лестница, снова лестница, ведет в подвал…Там, внизу, в большой комнате, я наконец вижу моего сына. Он лежит, привязанный к огромной деревянной колоде и плачет, зовет меня. Это не плач, это визг. Мамочка-мамочка-мамочкааааааааааааааа… Его крики разрывают мне сердце. Он весь в крови. А рядом с ним — высокая тощая фигура, в каждой руке он держит по длинной спице. Неужели он хочет воткнуть это в моего ребенка? Похититель медленно поворачивается ко мне, встречается со мной взглядом.

Я вспоминаю все до конца.

Это он, о Господи, это он, он!.. убил нашу кошку, просто распорол ей живот своими когтями… ее внутренности попали на мою шею… просто прошел сквозь стены… онононон… моего мужа он тоже убил, прямо в нашей постели, муж был первым, я проснулась в луже крови, а потом он убил кошку… а потом… потом… НЕТ!!! Я услышала захлебывающийся плач моего сына… видела, как он стянул его с кроватки… Мой маленький сын ударился головой о пол и закричал еще сильнее. Он… оно… потащило его к выходу за ногу и исчезло… огосподиогосподи… нетнетнетнетнет…

Я просыпаюсь, все еще испытывая дикий ужас. Не верится, что это был сон. Одеяло сползло, я замерзла — вот откуда все эти подробности о холоде во сне. Какое облегчение. Я тянусь за мобильником, чтобы посмотреть который час. Два сорок ночи, класс! Еще спать и спать. Я довольно смотрю на спящего рядом мужа. Нет, он не спит. Голубоватый свет от телефона выхватывает из темноты огромные черные пятна на его теле. Он не дышит. Мне холодно не от упавшего одеяла, я просто лежу в его остывшей крови. В тот момент, когда я это осознаю, раздается жалобный писк моей кошки, и на мою шею льется что-то горячее и остро пахнущее железом. Но я не смею пошевелиться, не смею открыть рот, я зажмуриваюсь изо всех сил. Я мечтаю, что оно сейчас уйдет.

Я слышу чье-то смрадное дыхание на своем лице. Затем шепот: «Когда я рядом, некоторые начинают видеть будущее… Это даже интереснее…».

Я открываю глаза как раз тогда, когда оно добирается до моего сына, такого маленького, такого теплогомоегозайчикалучшевсехзапоминаетстихи, и сбрасывает его на пол. Хватает его своими ужасными руками, обожеобоже, какие у него когти!.. Злорадно бросает мне напоследок: «Ты знаешь, где меня искать», — и просто растворяется в темноте. Крики моего ребенка продолжают звучать у меня в голове.

Я стряхиваю с себя оцепенение, соскакиваю с кровати, несусь в прихожую, на ходу накидываю пальто прямо поверх пижамы. Дрожащими руками я отпираю дверь и босиком выбегаю в ночь.
♦ одобрил friday13
29 октября 2014 г.
Автор: Влад Райбер

Эту историю рассказал мне друг, а он её услышал от своей тётки.

Тогда тётя Надя была ещё девушкой двадцати лет и была у неё подруга по имени Лена. Как-то раз подруги собирались на свадьбу к друзьям. Однако Надежда заболела и не смогла составить подруге компанию.

Той же ночью Надежда увидела странный сон: последи черноты перед ней стояла Лена. Бледная и взъерошенная — волосы взлохмаченные, в глазах тревога… Одета она была по-праздничному: черная юбка, сапоги на высоких каблуках и совсем новая светлая блузка, которую девушка, должно быть, купила недавно.

На следующий день после свадьбы родители Лены позвонили Надежде и сказали, что дочь не вернулась от гостей и о том, что они решили обратиться в милицию с заявлением.

Надежда пошла в участок вместе с мамой Лены. На приеме у следователя она с удивлением поняла, что мать подруги описывает приметы, в точности совпадающие с её недавним сном. Черная юбка, сапоги на каблуках и та самая светлая блузка!

Матери Лены об этом ничего говорить не стала, дабы не беспокоить лишний раз.

Долгие поиски не дали результатов. Спустя несколько месяцев девушка потеряла веру, что однажды снова увидит свою подругу, но навязчивые мысли не давали покоя.

Однажды вечером, ложась в постель, Надежда, сама не зная зачем, прошептала вслух: «Лена, пожалуйста, покажи, что с тобой произошло».

В ответ на свои слова девушка увидела ещё один странный сон, в котором она долго блуждала в темноте пустынных незнакомых дворов и в одном из закоулков наткнулась на широкий стол, за которым сидела её подруга.

Увидев Лену, Надежда сперва обрадовалась.

— Привет! — говорит. — Где ты пропадала всё это время?

А та посмотрела на неё серьезно и сказала:

— Подожди… Ты ведь хотела знать, что со мной случилось? Садись.

Надежда послушно села напротив. Лена взяла её за руку и всё закрутилось перед глазами.

Теперь Надежда уже не сидела за столом, а ехала в машине на переднем сидении. Видела, как за окном мелькают фонари, проносятся деревья, но лица водителя не видела. Ей почему-то было страшно поднять на него глаза. Руки тряслись от страха и сами по себе теребили пуговицу на белой блузке…

Надежда вдруг с ужасом осознала, что видит последние минуты жизни Лены, её же глазами! Остальная часть сна была расплывчатой, но девушка запомнила ощущения, как её тащат за волосы, опрокидывают на землю, бьют кулаками в живот…

Девушка проснулась с громким криком. Теперь она понимала, что той ночью после свадьбы Лена поймала «не ту» попутку и для неё всё закончилось страшно.

Надо сказать, что поиски так ни к чему и не привели. Родители Лены обращались не только в милицию, но и к одной старушонке, которая в городе слыла ведуньей. Так вот старушка подвела черту сказав им: «Вы её даже не ищите. Всё равно не найдёте. А если и найдете, то не узнаете».
♦ одобрил friday13
14 октября 2014 г.
Автор: Константин Молодчиков

Отец говорит, что чувство падения во сне — это вполне обычное явление. Просто спящий человек иногда ошибается в ощущениях и воспринимает любое телодвижение как внезапный провал в пустоту. Засыпая, мы часто непроизвольно подёргиваемся. Утомлённый тревогой и переживаниями мозг может посчитать эти движения падением. Поэтому человек просыпается с тут же придуманным воспоминанием о сне, в котором он, например, неудачно шагнул с лестницы.

Сергей был удивлён, когда узнал, что сон может быть придуманным на лету, при пробуждении.

* * *

Блоха направил рогатку вверх, растянул резинку почти на полный размах рук и отпустил. Скобка из тонкой проволоки вроде бы перелетела крышу панельной десятиэтажки. Сергей был уверен в этом, хотя толком и не разглядел.

— Ого!

— Я ж говорил, — ответил довольный Блоха. — А теперь ты.

У него была рогатка из толстой алюминиевой проволоки, с рукояткой, обмотанной изолентой, и со жгутом, взятым из домашней аптечки. Сергей же был обладателем самострела в виде дощечки с куском резинки от трусов и прищепкой. С одной стороны, по бокам, прибита резинка, с другой, и более мелкими гвоздиками — прищепка. Заряжалось это орудие мелким камешком, который был зажат прищепкой вместе с резинкой. Сергей поднял самострел под углом вверх и нажал на «спусковой крючок». Камешек долетел до четвёртого этажа и звякнул по стеклу окна. Блоха прыснул от смеха. А Сергею показалось, что за окном кто-то пошевелился.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
7 октября 2014 г.
Вот уже десять лет у меня бессонница. За все эти годы я ни разу не засыпал.

Но моя проблема не в этом.

Дело в том, что каждое утро я всё равно просыпаюсь.
♦ одобрил friday13
22 сентября 2014 г.
Первоисточник: darkermagazine.ru

Автор: Максим Кабир

— Не выключай, пап, — смущённо попросил Саша, когда отец потянулся к ночнику.

Антон Журавлёв погладил сына по мягким волосам.

— Ты помнишь, что мы с тобой решили насчёт Бабая?

— Помню. Мы решили, что его нет.

— Тогда в чём дело?

Мальчик неопределённо повёл плечами и коснулся ссадины на лбу.

— Болит?

— Уже нет. Пап?

— Да?

— А тебе правда не снятся сны?

— Правда.

— Никогда-никогда?

— Разве что в детстве. Когда я был в два раза меньше тебя.

— Такой? — Саша растопырил большой и указательный пальцы. Отец подкорректировал расстояние между ними.

— Вот такой.

Мальчик тяжело вздохнул:

— Везёт тебе. Я бы тоже хотел не видеть снов.

— Глупости. Сны — это прекрасно. Это целый мир.

— Тебе-то откуда знать?

— Твоя мама рассказывала.

— Па?

— Да?

— Ты знаешь Песочного Человека?

«Ну вот, — ухмыльнулся про себя Антон, — неделю назад мы с боем выжили из шкафа Бабая, теперь на его смену пришёл новый монстр».

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть
23 июля 2014 г.
Автор: Погорельский Владимир

Мне снилось, что вокруг меня темно.

Я ощутил себя легким-прелегким и решил взлететь. Такое со мной иногда бывает. Во сне, разумеется.

Начал подниматься вверх. При свете молнии увидел под собой всё удаляющуюся крышу дома. Я взмывал вверх, осматривая при свете молний уже почти весь город.

Затем его скрыли темные тучи, клубящиеся далеко внизу. Я посмотрел выше, в надежде увидеть звезды, но и вверху, похоже, были облака — всё было скрыто во мраке.

Подъем продолжался. Мне было интересно — увижу ли я космос, каково оно — плавать в космосе без скафандра или корабля. Никогда еще мне не снилось, чтобы я взлетал так высоко. Обычно просто ощущал себя легким, как космонавты на Луне и передвигался большими прыжками. Или, если и получалось полететь, то парил над самой землей, не касаясь её, но и не удаляясь.

Внезапно полет прекратился. Я ощутил себя врезавшимся во что-то. Словно попал в чужую, тесную мне одежду. Почувствовал себя частью чьего-то сознания — древнего, холодного и чужого. Пугающе, оцепеняюще, бесконечно чужого. Я чувствовал себя великаном. Великаном, что плывет в бесконечной ночи.

Я чувствовал своё тело, и оно не было человеческим. Скорее, оно было похоже на исполинского треугольного ската. Глаза находились сверху, но я видел всё вокруг себя, видел не глазами, а словно всем своим существом. И это видение отличалось от человеческого.

Мрак не исчез, но в нем появились багровые огоньки. Каждый из них — живое существо.

Их много было внизу, этих огоньков.

И каждый я мог разглядеть — стоило чуть пристальнее посмотреть на него, как я тут же видел человека, едущего в машине. Видел немного сверху — с расстояния в пару метров. Видел человека сквозь крышу машины и так же отчетливо видел саму машину сверху, пару длинных царапин на её крыше. Я видел сквозь землю норку, где спало семейство мышат, тесно сбившись в комок. Видел черную кошку, сидящую на балконе девятого этажа. Внезапно она посмотрела в мою сторону и превратилась в комок — её шерстка стала дыбом. Она смотрела на меня с ужасом и шипела, отступая к двери в комнату. Она еще не видела, но дверь была закрыта. Я перевел взгляд на следующий огонек-жизнь и почувствовал, что кошка тут же успокоилась. Я знал, что могу загасить любой огонёк, просто пожелав этого. Я вспомнил, что раньше так и делал. Часто и много, пока не наскучило. Для меня это было совсем недавно, но огоньков с той поры сменилось очень много. Миллионы их зажигались и вновь гасли с тех пор.

Внезапно спокойствие разума, в котором я находился, нарушилось. Взгляд чудовища обратился внутрь себя. И там оно увидело меня. Заглянуло в мои мысли, в мою душу. Я почувствовал ужас от чуждости этого существа, его ледяной холодности. Ему не были знакомы эмоции, чувства — только разум.

Его взгляд скользнул к земле, я видел это так же, как и оно. Его взгляд коснулся одинокого огонька. Огонек приблизился.

Я лежал на диване, и я же смотрел на себя сверху. Существо нашло меня, поняло, кто смог проникнуть в его разум.

Я молнией выметнулся из его разума, сразу оказавшись в своем теле. Проснулся, открыл глаза и посмотрел вверх. Ничего не было видно, гром еще гремел, но молний уже не было. Буря уходила дальше.

Я боялся. Боялся так, как никогда в жизни. Ощущение чужого, давящего взгляда понемногу исчезло.

У меня словно гора с плеч свалилась, так хорошо я себя почувствовал. Легко заснул, и в ту ночь мне ничего больше не снилось. И я был этому рад.
♦ одобрила Совесть
22 июля 2014 г.
Совершенно непонятная и крайне жуткая история приключилась со мной буквально на днях, в ночь с 9 на 10 июля 2014 года. Я являюсь любителем футбола, поэтому никак не мог пропустить такое значимое событие в жизни любого болельщика, как чемпионат мира по футболу — почти все игры смотрел в прямом эфире. Ввиду того, что я живу в Сибири, трансляция матчей из Бразилии шла глубокой ночью, и мне приходилось вставать по будильнику, напиваться кофе и в таком состоянии смотреть игру.

Дело было в ночь полуфинального матча, где встречались команды Аргентины и Голландии, чтобы выяснить, кому из них достанется путёвка в финал. Я, как обычно, поднялся по сигналу телефонного будильника, немного позевал, опрокинул пару чашек крепкого чёрного кофе и уселся перед телевизором. Поначалу чувствовал себя весьма бодро — как-никак, полуфинал, напряжение велико, к тому же за день до этого прошёл воистину эпический матч между немцами и бразильцами — но, увы, нынешний матч оказался весьма унылым, противники не спешили идти в атаку и забивать заветные голы, и мало-помалу во время второго тайма я задремал. При этом действие двух порций кофе, видимо, ещё продолжалось, и вместо полноценного сна я оказался в какой-то странной прострации: вроде бы и воспринимал происходящее вокруг, понимал, что лежу у себя дома, слышал голос футбольного комментатора (но ничего не понимал), и в то же время по большей части именно спал, то есть мозг был в отключке.

И вот развалился я на диване в таком состоянии, и вдруг отчётливо понимаю, что кто-то загораживает мне экран телевизора. Хочу раздражённо сказать ему: «Отойди, смотреть мешаешь», — при этом нет никакого удивления и страха, кто бы это мог быть (живу я один в квартире). Сказать ничего не получается, но тот, кто мешает смотреть, будто услышав мои мысли, смещается в сторону, открыв мне светящийся прямоугольник экрана. Но на этом он не останавливается — начинает ходить по комнате, трогает книги на полках, в зеркало смотрится, за закрытые шторы заглядывает... Кто это и как он выглядит, сказать не могу: гость воспринимается чисто абстрактно, краешком сознания. Напоминаю, на 90 процентов я всё ещё сплю, и мне до всего нет дела. Наконец, обыскав всю комнату, гость возвращается к дивану, наклоняется надо мной и вроде бы что-то спрашивает. Я не реагирую, в мыслях блаженная пустота. Тот переспрашивает, более нетерпеливо. Я молчу. Чувствую, что гость начинает раздражаться, а потом натурально выходит из себя — выхватывает откуда-то нож и начинает полосовать им меня по лицу, по груди, по рукам... Боли никакой нет, к тому же к этому моменту я уже начинаю понимать, что мне это либо снится, либо я угодил в «сонный паралич», как бывало пару раз до этого. Пытаюсь заставить себя проснуться. Тем временем гость как будто успокаивается, говорит мне какие-то слова извинения и отходит в сторону прихожей.

Как только он уходит, я прихожу в себя. Голова раскалывается, мышцы затекли, в горле сухо. Вспомнив, что смотрел матч, я принимаю сидячее положение и вижу, что полуфинал уже заканчивается, идёт заключительная серия пенальти, Месси у мяча. Но вникнуть как следует в футбол уже не могу, потому что замечаю, что одежда у меня вся липкая. Смотрю на себя — матерь Божья! Вся футболка в крови, домашние шорты в крови, по ногам кровь стекает! Я как сумасшедший бросился в ванную комнату и принялся стаскивать с себя одежду. Никаких ран, даже маленьких царапин на себе так и не нашёл. А крови-то на одежде порядочно, хоть выжимай. Причём мне сразу стало ясно, что это именно кровь, а не краска какая-то, не шутка — и цвет, и запах, и корками идёт, когда высыхает...

В общем, той ночью я уже не уснул. Проверил все двери-окна — везде закрыто и заперто, никто проникнуть не мог. Одежду я отстирал в стиральной машине, сам долго принимал душ. В последующие дни ходил как-то с опаской — то ли боялся, что опять заявится непрошеный гость во сне, то ли думал, что нагрянет полиция и предъявит мне обвинение, что я ходил во сне и зарезал человека... Но ничего не произошло. Сплю по ночам хорошо, никаких кошмаров или видений. Я надеюсь, что ничего и не произойдёт в дальнейшем.
♦ одобрил friday13