Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «СНЫ»

10 декабря 2013 г.
Когда мне было 15 лет, мне приснился сон: иду я по полю, а оно все в цветах. Вижу — забор стоит. Подхожу к нему, смотрю, а на той стороне вся трава черная, корявая какая-то, и сидит кто-то спиной ко мне. Я стою и молчу, не решаясь идти дальше. Вдруг этот «кто-то» поднимается, и я вижу, что это мой дед. Подходит он ко мне, я к нему шаг делаю и говорю:

— Дедушка, ты что тут сидишь?

Он молчит. Я говорю:

— Погоди, сейчас к тебе приду, — и начинаю через забор карабкаться.

Дед подходит и молча начинает меня отталкивать обратно. Я смеюсь, думая, что это он так играет со мной:

— Ты чего, деда? Дай хоть обниму тебя…

Снова лезу на забор, а он всё пихает меня назад. Вижу, что злится, но молчит. А потом замахнулся — и с разворота в челюсть как даст мне!.. Я аж отлетела на два метра назад и проснулась в слезах.

Проснулась, и оказалось, что я лежу в больничной палате, голова тяжёлая, в ушах гудит, а рядом врачи. Оказывается, я потеряла сознание на улице, и меня привезли в больницу. Диагноз — инсульт, в таком-то возрасте. Сказали, что едва успели — привезли бы чуть позже, и я умерла бы...

Тогда еще сотовых телефонов не было, так что стали спрашивать номер моего домашнего телефона. Позвонили из больницы ко мне в дом — а там не поднимают трубку. Так и не дозвонились.

Как выяснилось потом, в то утро умер мой дедушка, и вся моя семья ушла на его квартиру. Меня решили не тревожить, пока не вернусь из школы, оставили на столе записку, чтобы я позвонила на телефон дедушкиной квартиры. Но в тот день я так и не дошла до дома.
метки: сны
♦ одобрил friday13
1 декабря 2013 г.
Все эти чудища и призраки из страшилок — это, конечно, страшно. Но что может быть страшнее реальных историй — не дурацких выдумок, а действительно происходивших случаев? Собственно, в этой группе историй не будет ни капли выдумки, только реальные истории от людей, которым мне нет причин не доверять. Буду рассказывать не по порядку, а как вспомню. Истории сильно разбросаны во времени и могут некоторым показаться не очень страшными, но чем богат, тем и рад.

Прежде чем начну писать, упомяну, что наша семья жила в частном доме в захолустном городке (сейчас мы там не живём). Ближайшие соседи — в соседнем доме, в промежутке шириной где-то три метра, другие — метрах в тридцати, после густого кустарника, железа и брёвен. Само собой, тёмными зимними ночами (особенно, если ты дома один) любой скрип и шум превращался в признак присутствия ужасных чудовищ, так и ждущих момента ухватить тебя за ноги, когда переходишь из тёмной комнаты в светлую. Также в той комнате, где я спал, в своё время убили человека (умер по пути в больницу от кровотечения из-за практически отрубленной головы).

Начнём...

* * *

ДОМОВЫЕ

Однажды (лет 40-50 назад) мой дедушка спал в прихожей своего дома. Устал со смены, сразу заснул. А был тёмный вечер, сумерки. Проснулся он оттого, что на грудь давило что-то тяжёлое, «свинцовое», но при этом очень мягкое, как кошка. Дед испугался, заёрзал на лежанке, и существо скатилось с его груди.

Про домовых слышал много историй — есть поверье, что надо спрашивать у него, к добру или к худу он появился. Слышал про знакомую, задавшую этот вопрос; домовой провыл что-то вроде: «Ху-у-у-у», — и исчез. Спустя некоторое время у неё умер близкий родственник.

Лет в 15 я увлекался магией и заклинаниями и любил почитывать книжки с ними. Однажды прочитал про вызов домового и решил поэкспериментировать с другом у него дома. И таки вышло! Суть была в том, чтобы удерживать карандаши в пальцах — они должны подниматься или опускаться. Надо сказать, что так и было — удержать карандаши в одном положении было невозможно. Попросили домового обозначить себя и через пару секунд услышали единичный громкий стук со стороны дивана. Хорошо хоть, что был солнечный летний день.

* * *

ДУХИ

Слышал массу историй про то, как вызывали духов, чертей и прочих существ, сам присутствовал на таком сеансе (с друзьями баловались, опять же). Блюдце таки движется, серьёзно, почти само. Рассказывали, как в молодости родственники баловались, вызывая чёрта (а процесс немногим отличался от вызова духов). Поговорили, поругали и решили спросить: «А где ты сейчас находишься?». В тот же момент в комнате, где происходило действо, что-то сильно бабахнуло, а в следующую же секунду комната опустела.

Кстати, от духов действительно можно было узнать некоторые события, которые произойдут в будущем. Иногда даже совпадало. Единственное — на вопросы вроде: «Когда умрёт такой-то?» — блюдце начинало елозить по столу в виде восьмёрки и прочих фигур, не отвечая. Впоследствии, если кто-то спрашивал, к примеру, как у него будут дела через год, и блюдце начинало ездить точно так же, можно было насладиться зрелищем насмерть напуганного человека.

* * *

ЗВУКИ, ВИДЕНИЯ И ГАЛЛЮЦИНАЦИИ

Лет 6-8 назад, если мне память не изменяет, сидел я в зале (главная комната) и играл в «Денди» (приставка такая, должны знать). Тёплое яркое солнечное утро, игра весёлая, наслаждаюсь процессом. Дома, разумеется, никого нет и не будет несколько часов. Играю, сижу и вдруг слышу какой-то звук. Включаю паузу, прислушиваюсь. В комнате, соприкасающейся углом с той, в которой я сидел, что-то покатилось по деревянной поверхности (как будто шарик из флакона из-под дезодоранта) и упал на деревянную же поверхность (как будто со шкафа), ударился несколько раз и покатился дальше; за ним второй шарик. Вот только в комнате шариков не было, деревянных поверхностей на полу кот наплакал, как и вообще какой-либо возможности чему-либо откуда-либо скатиться. Потом читал много подобных историй — что это было, не знаю, страшно было ужасно.

Помню, что когда я болел в детстве, у меня часто бывали галлюцинации. Помню самую первую — я лежу на кровати, утро. Я смотрю на ряд шкафов вдоль стены, которые начинают искажаться, расшатываться и с грохотом падать, издавая ужасающе громкий звук трескающегося дерева, бьющегося стекла и перекатывающегося содержимого ящиков. Перепугался я тогда знатно, потому что считал, что меня накажут за испорченные шкафы. Помню ещё одну галлюцинацию — я просыпаюсь среди ночи от шума воды. Поворачиваю голову к двери — она открывается, и откуда-то из тёмной глубины соседней комнаты появляется огромная волна. Брызги блестят в лунном свете, шум, волна быстро приближается ко мне. Я тогда жутко перепугался, особенно когда она пронеслась мимо меня. Судя по всему, я потом заснул.

Но, пожалуй, самый жуткий случай со мной произошёл классе в восьмом-девятом. Была зима, ночь, где-то февраль, быть может. Запомнил всё очень детально, опишу подробно.

Тогда мне снился мультяшный сон — как карандашом нарисованный мультик, где возле жёлтой стены лежит антропоморфная кошка в пышной одежде (но не нарядной), хотя было, судя по всему, лето. Красивая такая анимация, и эта кошка как будто просит милостыню. К ней подходит некто женского пола и восклицает: «А-а-а, ты Тру Девис!» (главная героиня фильма, от которого я тогда «фанател»). Кошка отвечает: «Я из второй части», — после чего у неё изо рта начинают вываливаться рисованные жёлтые волосы, причём «частота кадров» резко падает (как будто притормаживает). И в следующий момент, собственно, я почувствовал, что по моей шее с правой стороны кто-то мягкой, тёплой и шершавой рукой проводит вдоль шеи — от плеча к затылку, при этом я сначала не понял и испугался — там, где проводила рука, волосы вставали дыбом. Первая мысль — мама ночью что-то делает и подумала, что разбудила меня. Открываю глаза, поворачиваю голову — а в комнате никого. Как же я тогда испугался… Я чуть не заорал, но не стал, ибо подумал, что «нечто» меня за это покарает, и никто мне уже не сможет помочь. Я до сих пор помню ту руку. Мигом залетел под одеяло и так до утра под ним и проспал, сделав туннельчик для дыхания.

Также как-то раз проснулся среди ночи от громкого маминого крика из соседней комнаты. Спросил, что случилось — сказала, что приснилось, но на следующий день всё-таки рассказала, что когда она ложилась спать, кто-то начал поднимать её за руки, усаживая на кровать. После этого произошёл неприятный случай с одним родственником.

Также слышал такую историю: один знакомый ложился спать и увидел в комнате какого-то страшного лохматого человека. Знакомый заорал, а это нечто двинулось к нему и начало давить, бороться и ударять. Разумеется, знакомый начал защищаться и бить в ответ. Когда к нему в комнату прибежал кто-то из домашних — лохматого уже не было, но «висюльки» на двери сильно болтались, как будто в дверь кто-то всё-таки прошёл.

Ещё рассказывали, что одна из родственниц ещё в молодости в родительском доме стояла на кухне и чистила картошку. Вдруг по окну кто-то начал водить когтем, производя неприятный скрежет и время от времени постукивая. Родственница, думая, что это сестра, крикнула в сторону окна (не глядя туда) что-то вроде: «Прекращай, мне совсем не страшно». А страшно стало, когда родственница поняла, что дома никого нет, сестра гуляет на улице, а окно у них на втором этаже. И птиц нет никаких. Через секунду в кухне её уже, разумеется, не было.

Ещё раньше, когда бабушка (или прабабушка) ложилась спать, то услышала, что за иконами в углу явственно и громко раздаётся грохот бьющихся банок. Банки всё бились и бились, всё громче и громче, до того момента, как ложившаяся не сказала что-то вроде: «Да я слышу, хватит уже». На следующий день они узнали, что один из родственников решил жениться и уже посватался.

Совсем недавно, уже в общежитии, со мной произошёл ещё один жутковатый случай, о котором я тут же написал одной знакомой. Собственно, приведу это сообщение здесь, ибо написано было тем же утром и под впечатлением:

«Вчера (уже вчера) такая чертовщина привиделась, даже страшно. Чуть инфаркт не отхватил, испытав гамму новых интереснейших ощущений.

В общем, я не мог заснуть где-то до пяти часов точно. Лёг, поспал немного, проснулся и начал дремать. Причём снятся осознанные сны — ну ты знаешь — которыми можно управлять и всё такое. Сон крайне необычный, как я уже писал, мне всю неделю снится чёрт знает что — судя по всему, вчера была кульминация.

Снилось, будто я живу в доме в родном и играю в «Денди», причём сильно ностальгирую. Будто я сначала был 15-летним школьником (за окном лето), а потом превратился в малыша, причём была ночь и телевизор стоял, как в то время. Играл я в «Контру», причём сон был скучный, и я не прерывал его только из-за того, что с трудом бы уснул снова, а так — хоть что-то. Музыку из игры я помню с трудом, а во сне спокойно воспроизводил, играя в игру. Собственно, всё началось, когда сон перешёл в заключительную фазу — я решил вспомнить, какая музыка играет из джойстика (который, на минуточку, ничего никогда не играл, ибо там нет динамика). В этот момент я стал просыпаться, и среди полнейшей тишины в комнате услышал явственный и громкий плач младенца. Причём не привычное «увя-я-я, увя-я-я-я» с синусоидной высотой, а звук, когда младенец плачет на выдохе, то бишь последним воздухом, понижая высоту голоса.

Я благодарил всё на свете за то, что у меня в комнате было два соседа. Один не спал и заворочался аккурат после этого крика, от другого вообще не было ни одного звука. Собственно, диспозиция в комнате такая — представь прямоугольник, и в каждом его углу — кровать. В одном углу кровати нет и на одной длинной стороне комнаты две кровати, на другой — одна и стол рядом с местом для обуви; на этой кровати я и сплю. Крик шёл либо с середины комнаты, либо от спящего соседа. Сосед, которого я наутро спросил, слышал ли он крик, списал всё на мои галлюцинации и удивился, чего я так испугался. Собственно, казалось бы, пугаться-то нечего, но, понимаешь, я НЕ СПАЛ, и это был не сонный паралич (могу объяснить суть уверенности, но это муторный психоанализ) и не галлюцинация. Испугала внезапность крика, его громкость и продолжительность (около секунды, хотя мне показалось — секунд пять). Как будто тому, кто издал крик… не знаю, как сказать… ну, кажется, что его никто не услышит. Слава богу, я лежал спиной к источнику звука, от которого я на себе испытал метафору «сердце выскакивало из груди» — оно бешено и глубоко колотилось, причём частота пульса была маленькой. Ещё в туалет хотелось. Мне даже накрыться одеялом страшно было, а тот факт, что мои ноги торчат под столом (где всегда темно и который находился рядом с источником звука), вселил мне обречённую уверенность, что сейчас меня укусит за лодыжки кричащая тварь. При этом бояться было легче, чем потревожить это нечто, залезая под одеяло. Хотел спросить соседа, слышал ли он это, но передумал. Кстати, меня в тот момент посетило такое печальное чувство уверенности, что я всё-таки шизофреник и словил свой первый в жизни «глюк», находясь в нормальном состоянии сознания, и боялся повернуть голову к звуку, боясь увидеть там нечто из разряда галлюцинаций уже зрительных. Как я рад, что начинало светать… Я так и не сомкнул глаз, пока не рассвело, и только тогда «отключился». Сейчас не знаю… либо буду сидеть до утра и потом завалюсь, либо дотерплю до того, что захочется спать так, что только лягу — и сразу засну».

И да, сейчас уже не так страшно, хотя пару дней спустя в полусне я услышал громкое и явственное дыхание спящего человека. А ведь в комнате никого не было… «Википедия» утверждает, что это гипнопомпические галлюцинации, то бишь те, которые являются во время пробуждения.

Как-то раз, несколько лет назад, в пятницу (тринадцатого, да-да) у нас в доме заискрился счётчик. Тот случай, пожалуй, переплёвывает даже ночное поглаживание, ибо искрилось с огнём. Жуткое совпадение. Если б нас не было в той комнате — дом бы сгорел.

Однажды я построил весьма хороший шалаш на участке, отдалённом от всех домов. Хороший, обшитый жестью, с деревянным полом — я там часто лежал на самодельной лежанке, читал или писал. Людей там не бывало практически никогда, но что странно, примерно раз в неделю возле шалаша кто-то ходил. Сделает шаг-два по жестяной тропинке (а она громыхает неплохо, когда её просто задеваешь) и остановится. Ещё шаг (уже гораздо дальше) и снова всё. Ни до, ни после звуков, ни во время них возле шалаша никого не было (даже птиц и животных), что можно было наблюдать в окно или щель в стене. Склоняюсь к неправдоподобной мысли, что это кряхтела жесть под лучами солнца, но, с другой стороны, почему она не громыхала в другие дни?

До того, как я построил шалаш, на том месте жила наша вторая собака, охраняя участок. Большая белая псинка, год-два, может, ему было — Рэем звали. Как-то раз зимой, когда я решил его навестить, ни в будке, ни на участке его не было. Лежала только цепь с ошейником; никакой крови или клоков шерсти. Я нашёл только кончик белого хвоста где-то в два-три сантиметра длиной. Когда я пришёл домой и спросил, где пёс, мне ничего не сказали; впоследствии сходивший туда брат что-то тихо говорил маме про пса, но я ничего не смог услышать. Когда я снова спросил про собаку, брат наорал на меня. Рэя я больше никогда не видел.

* * *

ЗАБАВНОЕ

Пожалуй, самая первая действительно страшная история произошла со мной, когда мне было лет 5-6. Тогда у меня женился брат, и со свадьбы принесли много еды, в том числе банку голубцов (это такой варёный фарш в капустной обмотке; вкусная вещь, надо сказать). А я был незнаком с таким кушаньем. Брат поставил передо мной банку, сказал: «Ешь», — и пошёл дальше. А я сидел и охреневал, что передо мной в банке лежат отрубленные человеческие руки, которыми меня хотят накормить (а толщина была именно такой; в анатомии в то время, я, естественно, не разбирался). До сих пор помню, как сказал брату, чуть не плача: «Я не буду есть эти руки». Смеялись долго.

В захолустном городке, разумеется, было полно недостроек. В одной из них (разумеется) ходил маньяк, убивавший кошек (друг друга моей подруги его таки видел), а в заброшенном клубе по вторникам и пятницам (иначе никак) ходил Фредди Крюгер.

Ещё был случай, когда меня укусил пластмассовый жук — мне лет пять тогда было...

Где-то год назад, моя знакомая, общаясь со мной на сайте, сказала, что рядом с ней взорвалась зажигалка. Сама. Я бы инфаркт словил, пожалуй.

Ещё помню свой первый рассказ, написанный на бумаге. Лет мне было очень мало, писать я умел не в том смысле, как обычно — известными буквами, а своими иероглифами, которые лишь отдалённо напоминали буквы. Не хочу хвастаться, но история была на тему страшилок. Собственно, она заключалась в том, что «мужик увидел крысу в сарае, побежал за вилами, но не успел — она убежала».

Учился в начальной школе, и классе во втором, когда сидели на уроке, открытое окно из-за ветра с диким грохотом захлопнулось. Класс как током шибануло.

Классе в 7-м увлекся сатанизмом (о да) и на домашнее задание по рисованию (свободная тема) нарисовал картины пыток грешников демонами — там и рука, торчащая из проруби, наполненной кровью, и висящие на перекладинах трупы, и раздавленные бетонными блоками грешники, и Смерть с косой… Слава богу, что я его так и не сдал (учительница забыла про домашнее задание), иначе б мой опыт пополнился бы общением со школьными и не очень психологами (впоследствии я с ними таки пообщался, но это другая история).

Но по-настоящему познал суть страха я тогда, когда увидел себя в списках на отчисление в университете...

* * *

ЛЮДИ

Разумеется, самое страшное — это люди. Рассказывала мне мама пару историй. Обе произошли лет 15 назад, если не больше. Однажды поздно вечером к маме домой пришёл некий начальник её мужа. Спросил, дома ли её муж (а дома его как раз не было). Мама спросила в ответ что-то вроде: «А что?» — на что мужик растопырил руки и начал с ехидной улыбкой на неё надвигаться. Но мама молодцом — сориентировалась, и, спокойно повернув голову к проходу в комнату, крикнула: «Сергей, иди сюда, к тебе пришли!». Мужик ретировался.

Второй подобный случай был через несколько лет, когда мама возвращалась с работы поздно ночью. Когда до дома было метров сто, она заметила, что за ней по пятам идёт человек в фуфайке, сутулый, небритый (видимо, «откинувшийся» с зоны заключенный). Она прибавила шаг — мужик побежал за ней. И вот тут ей крупно повезло. Обычно она долго стучала в дверь, прежде чем будила шумом мужа, но в эту ночь и именно в этот момент он не спал, так как мой брат, которому тогда было совсем мало лет, захотел в туалет. Когда мама заходила в дом — мужик уже был метрах в двадцати во дворе дома, но когда увидел, что дверь открывается, то ушёл.

Третий случай, опять же связанный с ней, случился в Москве, где она жила у родственников. Как-то летом в течении где-то недели в их квартире витал лёгкий сладковатый запах, постепенно начавший трансформироваться в дикую трупную вонь. Запах шёл снизу, и домашние, собственно, отзвонились в милицию, которая мигом вынесла дверь. По словам мамы, картина мёртвой и полуразложившейся бабульки, лежавшей на диване, повергла не видавших виды понятых и того, кто там вообще был не из органов, в лютый блевотный шок. Дальше подробностей про изъеденные червями глаза я уже не заходил. Запах выветривался где-то полмесяца.

Лет пять назад у меня повесился лучший друг и несколько раз потом снился мне, рассказывая, что не хотел умирать, что звонил девчонке своей, при этом угощал меня едой (вкус явственно чувствовался во сне — такого больше не было никогда, до сих пор помню вкус тех охотничьих колбасок). К сожалению, подтвердить или опровергнуть его информацию я не могу.
♦ одобрил friday13
2 ноября 2013 г.
Первоисточник: www.urban-legends.ru

Автор: Azamat

Это было в Кабардино-Балкарии. Я точно не помню конкретного названия места, так как не оттуда родом, и было это семнадцать лет назад, мне было тогда всего 14 лет. Помню только, что это предгорья Эльбруса.

Мой отец, в свободное время охотник, поехал к старым друзьям и взял меня с собой. Мы гостили там неделю и, конечно, пошли в горы на охоту на уларов — это птицы вроде кекликов. Они водятся высоко в горах, и добираться пришлось долго, почти весь день. Места высокогорные, и ни души вокруг. На саму охоту я не пошел, устал очень, и остался у палаток готовить дрова для костра. Когда стемнело, вернулся отец с друзьями. Они ничего не принесли — оказалось, что они просто присмотрели места на завтра. Мы поужинали и легли спать, так как утром надо было рано вставать. Спали в двух палатках, я лежал в одной палатке с отцом. От усталости я рухнул на спальный мешок, как подкошенный, и только голова коснулась импровизированной подушки, я отключился.

Проснулся посреди ночи оттого, что снаружи дул порывистый ветер и палатка колыхалась. Оказалось, что я немного замерз. Укутавшись поплотнее, я уже стал засыпать, и вдруг услышал, что прямо у палатки, у самой моей головы, но только снаружи, по ту сторону брезента, кто-то свистит. Не ветер или мышь — это явно человек свистел какую-то мелодию. Я отчетливо ее слышал. Мелодия была мне незнакома. Было ощущение, что кто-то нагнулся и, внимательно рассматривая меня сквозь палатку, посвистывает надо мной. Сначало свистели тихо, как бы сквозь язык. Потом чуть громче — один и тот же мотив. Позже свист чуть переместился в сторону от палатки и стал сильнее и отчетливее. Всё это продолжалось минут пять.

Я стал будить отца, осознав, что вокруг палатки явно ходит кто-то чужой. Тихо, без слов, толкал отца в плечо, и он еле проснулся. Не успел я ему и слова сказать, как свист снаружи моментально замолк.

Мы вышли из палатки. Отец серьезно отнесся к тому, зачем я его разбудил — тогда в Чечне уже вовсю шла война, и хоть она была за многие километры оттуда, мало ли кого и как могло сюда занести. Мы вышли с ружьем и фонарем. Никого не было, ничего не тронуто, никаких следов. Заглянули в палатку к друзьям — кроме громкого храпа, от них было ничего не добиться. Снова легли спать. Заснуть сразу я уже не мог и думал всё о произошедшем, прокручивал в голове ту мелодию снова и снова — я хорошо и отчетливо ее запомнил.

Под утро я наконец заснул, и мне приснился нехороший сон — какие-то горы, война, люди в старой форме, кажется, немцы, кричат что-то и стреляют вниз, оттуда по ним бьют пушки. Я, почему-то вместе с большой лохматой белой собакой, прячусь от них в скалах, потом один замечает нас и с перекошенным злым лицом дает по нам очередь, отчего я, вскрикнув, просыпаюсь в пустой палатке...

Снаружи все уже завтракали. Когда вышеля , пошутили надо мной — мол, что, опять кто-то свистел? А может, ночью ты сам спал, как сурок, и свой собственный свист слышал? Я отшучивался.

С тех пор прошло много времени, но я всё помнил, как будто это произошло вчера, особенно ту мелодию. Странной она какой-то мне показалась — или, может, все, что так остро переживаешь, кажется необычным и остается в памяти навсегда.

Через несколько лет я поступил в ВУЗ и начал серьёзно заниматься немецким языком, а затем уехал волею судеб в Германию. Там эта моя история из детства мистически нашла свое продолжение.

Однажды я случайно услышал по телевизору музыку. Она была приятной, очень знакомой, и у меня появилось даже желание подпевать. Я еще думал подсознательно — где же я ее слышал?.. СТОП! Меня будто облили холодной водой, и я помчался к телевизору.

Шёл документальный фильм — черно-белые кадры, где знаменитая немецкая певица сороковых годов Лале Андерсен (Lale Andersen) пела песню «Лили Марлен» (Lili Marleen) — шлягер времен Второй Мировой войны. Поищите в «YouTube» эту красивую песню, и услышите один в один тот же мотив, что слышал я пятнадцать лет назад за брезентом палатки ветреной ночью в кабардинских горах, где не то, что про Лале Андерсен из 40-х годов прошлого века, а даже про Майкла Джексона не все слышали.

Кстати, о том плохом сне — в Кабардино-Балкарии, как я потом выяснил, шли кровопролитные бои за Кавказ между немецкими горными стрелковыми батальонами и советскими войсками. Может, тот мой сон как-то связан с этим.

Слова этой старой немецкой песни я знаю сегодня наизусть и даже научился играть ее на гитаре. Потом нашел ее перевод на английский и даже на русский языки, так она была популярна в то время. Выкладываю текст здесь в русском варианте:

Возле казармы, в свете фонаря
кружатся попарно листья сентября,
Ах как давно у этих стен
я сам стоял,
стоял и ждал
тебя, Лили Марлен,
тебя, Лили Марлен.

Если в окопах от страха не умру,
если мне снайпер не сделает дыру,
если я сам не сдамся в плен,
то будем вновь
крутить любовь
с тобой, Лили Марлен,
с тобой, Лили Марлен.

Лупят ураганным, Боже помоги,
я отдам Иванам шлем и сапоги,
лишь бы разрешили мне взамен
под фонарем
стоять вдвоем
с тобой, Лили Марлен,
с тобой, Лили Марлен.

Есть ли что банальней смерти на войне
и сентиментальней встречи при луне,
есть ли что круглей твоих колен,
колен твоих,
я люблю тебя,
моя Лили Марлен,
моя Лили Марлен.

Кончатся снаряды, кончится война,
возле ограды, в сумерках одна,
будешь ты стоять у этих стен,
во мгле стоять,
стоять и ждать
меня, Лили Марлен,
меня, Лили Марлен...
♦ одобрил friday13
29 октября 2013 г.
Когда мне было 10 лет, мы с дедом пошли на речку искупаться — она находилась недалеко от нашего поселка. День был ясный, и ничто не предвещало беды. Вода была, как парное молоко — я скорей разделся и зашел в воду. Купаться я всегда любил, но после этого случая желание пропало.

Так вот, я зашел по плечи, опустился с головой в воду и решил поплавать. Поплыл чуть дальше вперед, утонуть не боялся, потому что в свои 10 лет довольно хорошо плавал. Дед стоял на берегу и наблюдал за мной. Я поплыл вперед и увидел, что недалеко от меня что-то плывет. «Дерево, наверное, или бревно», — подумал я, ибо в наших краях это не редкость. Поплыл чуть дальше — вроде не бревно. Пригляделся и ужаснулся: человек! Естественно, не живой, с синюшной вздувшейся кожей, и от него тянулся неприятный запах…

Я очень быстро поплыл к берегу, к деду. Тот сначала спокойно стоял и улыбался, но, увидев мое встревоженное лицо, напрягся.

— Деда! Там человек! Мертвый!

Спрашивать меня он больше ни о чем не стал, велел мне одеваться, и мы пошли назад в поселок.

Уже через полчаса у реки собрался весь поселок. Водолазы вытаскивали на берег труп. Всем велели отойти, потому что зрелище было просто ужасное, да и запах не лучше. Некоторое время спустя мы с дедом узнали, что это было тело так и не опознанного молодого парня.

Прошло лето. Я уехал домой в город, естественно, про тот случай успел забыть. Но позже я о нем вспомнил. Пришлось.

Как-то я возвращался домой из школы. Поднялся на свой этаж, направился к своей квартире и случайно обратил внимание на стену. Там была моя тень. Тень как тень, ничего особенного — только вот напугала она меня почему-то. Позвонил в дверь, чтобы мама мне открыла. Стою, жду, как вдруг моя тень замахала руками. Так машут, когда внимание привлечь хотят...

Я стою, как вкопанный, понять ничего не могу, и тут мама открывает дверь. Я захожу и смотрю на стену — я иду, а тень стоит. Вы когда-нибудь подобное видели?.. Мне стало страшно, очень страшно, ночью я не мог заснуть до двух часов ночи.

И приснился той ночью мне сон — передо мной стоит испуганный молодой паренек, машет руками и говорит: «Помоги мне!». Проснулся я весь в поту, долго думал, сидя в кровати. И тут-то меня осенило — тот утопленник, на которого я наткнулся! Это был он! Лицо было то же самое, но я его еле узнал из-за того, что оно было обезображено разложением, когда я в первый раз его видел.

Что делать, я не знал. Мама мне все равно не поверит — скажет, что я все выдумал. У кого же попросить помощи?..

Дедушка — вот кто мне поможет! С этой мыслью я лег на кровать и решил дождаться утра, чтобы позвонить деду.

Я проснулся в десять часов утра. Была суббота, в школу идти было не нужно. Я вскочил с кровати и побежал к телефону. Дозвонился до деда, объяснил ему все. Дедушка меня понял и сказал, что нужно идти к знахарке — у них в поселке есть такая, которая сможет мне помочь. Только вот лета дождаться нужно было, ибо уж очень далеко деревня деда от нашего города...

Я расстроился, но делать было нечего. Как я и предполагал, тень преследовала меня везде, но со мной никуда не заходила — ждала меня снаружи. Я вроде даже к ней привык, а во сне ко мне время от времени являлся тот парень и просил помощи...

Наконец, лето пришло. Я еле дождался поездки к деду. Когда же я приехал к нему, дед, как и обещал, повёл меня к знахарке. Она сказала мне, что бороться с неупокоенным будет трудно, и что я должен быть терпеливым. Так и ходил я к бабульке целых пять лет каждое лето, когда приезжал в поселок. Только через пять лет парень и его тень исчезли из моей жизни.
♦ одобрил friday13
29 октября 2013 г.
После того, как мы с подругой разъехались, я стала жить у родни, а подруге удалось снять комнату за очень небольшие деньги. И вот позвала она меня к себе на новоселье...

Квартира была двухкомнатная. Во второй комнате жила одинокая женщина лет тридцати пяти. Работала где-то в ночную смену — вечером уходила на работу, утром приходила. С Леськой они почти не пересекались.

Комната моей подруги была небольшой и очень темной. Квартира располагалась в одном из панельных домов, которые скоро должны были идти под снос. Рядом построили большую многоэтажку, глухая красно-коричневая стена которой стала неизменным пейзажем леськиного окна. К тому же в квартире было сыро, и воздух был очень тяжелый. Второй этаж, а создавалось ощущение подвала.

Но подругу такое временное жилье вполне устроило. Особенно ей понравилась старая хозяйская кровать с кованым чугунным изголовьем, на котором красовалась голова самого настоящего черта с длинными рогами и противной рожей. Но Леську данное украшение и общая мрачная обстановка приводили в полнейший восторг. На кровать я обратила особенное внимание. Сразу видно — старая. К тому же оказалось, что у нее очень мягкий матрас и перина. Из хозяйской мебели были только две тумбочки и дубовый шкаф, который заслонял замурованную проходную дверь в соседнюю комнату.

Недели через две подруга стала жаловаться, что очень плохо спит, но уточнять ничего не стала. Я посоветовала ей выпить успокоительного и не накручивать себя по пустякам.

Еще через неделю, когда мы встретились, на нее смотреть было страшно — бледная как смерть, синяки под глазами от постоянного недосыпа. Теперь уж я стала расспрашивать основательней.

Подруга рассказала мне, что стала видеть вещие сны с первой же ночи в новой комнате. Что-нибудь по мелочам — зачет сдала, набойка отлетела, забыла телефон у подруги… Через какое-то время стало сниться, что она просыпается посреди ночи и чувствует, что рядом кто-то есть. Потом к этому добавился еще и звук, как будто кто-то очень противно жует. Она во сне пыталась рассмотреть своего «гостя», но видела только какой-то неясный силуэт рядом со шкафом. Но самым отвратительным был запах сырого мяса, который, как сказала Леська, «пропитал всю комнату».

Я было решила, что подруга меня разыгрывает, но выглядела она действительно очень плохо. Посоветовала ей поговорить с соседкой — может, та что-нибудь тоже чувствует, или сходить в церковь. Леську мои слова не успокоили, и она пригласила меня к себе на ночевку, но так как я была занята, заехать к ней получилось только через пару дней.

Приехала я к ней рано утром. Леська открыла мне дверь и сразу унеслась в туалет — ее тошнило. На мою безобидную шутку про беременность она просто озверела: «Ты что, не чувствуешь, как воняет?!».

Я пошла к ней в комнату и в буквальном смысле стала обнюхивать все углы. Чем-то, похожим на свежее сырое мясо (запах был довольно специфический), действительно пахло, но не так сильно. Мы обшарили все углы, проверили вентиляцию, лестничную площадку, форточку — откуда идёт запах, не поняли. К тому же он очень быстро рассеялся. По словам Леськи, особенно сильно пахло ночью и рано утром. Варианты с бойней под окном и соседями-людоедами отмели сразу. Мне почему-то сразу подумалось, что дело связано с кроватью. Леська как-то обмолвилась, что ей ничего не снилось, когда она спала на полу, спасаясь от жары.

Принесли церковную свечку — та сильно трещала и чадила черным дымом. Рядом с кроватью свеча «плевалась» черными хлопьями сажи. Когда обходили квартиру со свечкой, на кухне отвалился календарик с иконкой, который повесила соседка. На подругу все это действовало крайне негативно — она твердо вознамерилась идти к какой-нибудь бабке «отцеплять» прицепившуюся нечисть. Я, как могла, успокоила её, предложила переехать к родственникам, а пока просто пожить у меня несколько дней.

Леська все-таки переехала. Хозяйка отказывалась возвращать деньги за два месяца, которые подруга оплатила заранее, только при условии, если она найдет другого жильца. Леська нашла какую-то знакомую, подселила ее в свою «замечательную» комнату и сбежала к родне.

На этом бы все и закончилось (спала теперь моя подруга совершенно нормально, никто ее не преследовал), но через пару месяцев мы случайно встретились в кафешке с той женщиной, которой Леська «сбагрила» свою комнату. Та оказалась украинкой, уже зрелой женщиной лет сорока пяти. Выглядела она тоже очень измученной. Леська у нее спросила, почему она такая усталая, на что женщина ответила:

— Ай, девочки, сплю плохо. Снится всякая чертовщина.

Мы обалдели.

— А что вам снится? — спросила я.

Женщина поморщилась:

— Да ерунда такая, и говорить стыдно. Бабка мне какая-то снится. Стоит у шкафа и что-то жует. Я смотрела-смотрела, а это мясо. Прямо стоит и ест сырое мясо! Съезжать я буду, девчонки. Там что-то нехорошее.

Мы с Леськой потеряли дар речи. И что это было? Мы долго гадали — может, это призрак? Или хозяйка квартиры оказалась ведьмой? Или кровать проклята? Может, там кого-нибудь убили?.. Вопросов много, только ответов у нас нет.
♦ одобрил friday13
30 сентября 2013 г.
Первоисточник: kripipasta.com

Всё началось со снов. А точнее — с одного и того же сна.

Мне снились зубы. Самые обыкновенные человеческие зубы. Мои.

Обстоятельства всегда были разными: я могла быть дома, на работе, в уборной института, на пиратском судне, в космосе, цветочном саду или на лужайке Мистера Муравьеда, но суть всегда оставалась одной — они выпадали.

Почти без боли, но всегда с кровью. Вначале я чувствую, как шатается один зуб. Я начинаю расшатывать его языком. Я этого не хочу, но так получается. Пара мгновений — и вот я держу его в руках, а до пустующего места во рту теперь противно дотрагиваться языком. Ну, знаете, как это бывает.

Потом наступает очередь второго зуба. Я чувствую, что шатается и он. Взад-вперед, взад-вперед — и я уже чувствую привкус крови от второй зияющей дырки в своей десне.

Дальше — хуже. Зубы начинают выпадать с очередностью по два, по три, по пять. Скапливаются во рту, я не успеваю их выплёвывать. Все равно что набрать полный рот камней — чувства схожи. Не нахожу лучшего места — и все зубы, вперемешку со слюнями и кровью, летят ко мне в руки. Не самое приятное зрелище. Хуже этого только оголённые десны.

И знаете — к этому невозможно привыкнуть. Каждый раз так же мерзко и так же реалистично. Каждый раз, просыпаясь, первым делом нащупываю зубы. Каждый раз — выдох облегчения.

Если честно, вначале было даже забавно. Было чем разбавить будни. Мол, а знаешь, у меня опять зубы во сне выпали сегодня. Да ладно, серьезно? Ага. Прикол!

Потом стало не очень. Это было только начало.

А дальше было вот что. Дома завелась моль.

Это замечаешь не сразу. Там штучка, там штучка, там прибьешь, там смахнешь, там и забудешь.

Но её становилось больше. В один день я просто поняла, что она везде: на стенах в большой комнате (это там где диван и телевизор), у компьютера в другой комнате, на ноутбуке, в коридоре, когда надевала кеды и смотрелась в зеркало, в туалете, когда умывалась и занималась «делами», на кухне, когда готовила чай, в холодильнике, когда доставала творожок. Но окончательно меня добил тот момент, когда я увидела моль в макаронах, а точнее, в кастрюле, где три моли плавали вместе с моей потенциальной едой. В тот день я их не ела. А вечером попросила своего молодого человека вытряхнуть и проверить два ящика на кухне, где хранились злополучные макароны и прочие крупы. Сама я этого делать не стала — мне совсем не хотелось наткнуться на гнёзда этих штуковин.

Собственно, гнёзд оказалось три. Это было фу-фу-фу. Хорошо, что я этого не видела, а мой молодой человек быстро всё выкинул и промыл. Сошлись на том, что моль была кухонной, но я на всякий случай развесила еще вонючек по шкафам с одеждой, да и вообще везде. Но на этом тоже ничего не закончилось.

Моль не ушла. Её определенно стало меньше, но она все еще была в квартире.

Я предположила, что это выжившие из выкинутых гнёзд не могут вернуться назад и ищут новое прибежище, поэтому продолжала размазывать их по обоям в надежде истребить последних солдат и успокоиться. Но потом я допустила, что, возможно, ошиблась, и стала раздумывать над местами возможных новых или незамеченных ранее гнёзд.

И тут мне на глаза попался старый диван. В диване имелся большой отсек для одеял, подушек, постельного белья и всего такого. Помимо этого, там еще хранилась куча хлама — старые простыни, скатерти, шторы, сшитые мамой, шторы, сшитые бабушкой, штук двадцать полотенец, среди которых были и новые, подаренные, и старые, окаменевшие, какие-то непонятные ткани, покрывала, тряпочки всевозможных размеров и прочее. Я поняла — искать нужно там. Надо сказать, что в этот отсек я заглядываю крайне редко — только когда мне нужно поменять постельное белье. Достаю новое, складываю старое, постиранное. Раз-два. Открыть-закрыть. Никаких гнёзд. Никакой моли. Но, может быть, глубже?..

На этот раз любопытство взяло верх. Я не стала дожидаться своего молодого человека и быстро открыла крышку дивана. Сверху как раз лежало белье. На всякий случай я решила проверять сразу всё, поэтому начала вытряхивать наволочки, простыни и пододеяльники, как вдруг услышала, как что-то упало. Что-то маленькое. Что-то, что я не сразу заметила.

Зуб.

Зуб?

Я не могла поверить. Я даже не сразу поняла, что он настоящий. Но да, это был зуб.

И он был мой. Я знала это наверняка — просто знала.

А самым странным было то, что все мои зубы были на месте.

Минут пять я просто сидела и смотрела на него. Когда первый шок прошел, я постаралась мыслить логически.

В голову ничего не лезло. У меня даже начались размышления о том, что я сплю и мне это снится, что это просто какая-то новая разновидность сна о зубах.

Внезапно я всё поняла — меня как водой облили. «Это подстава!» — по-моему, я это даже выкрикнула. Ха! Конечно, подстава! Дима решил подшутить, раздобыл где-то такой реалистичный зуб и подсунул его сюда! Ну конечно!

Все сразу встало на свои места. Мне стало смешно, что я сразу не догадалась. Как глупо! Дима, наверное, думал, что я замечу его, когда буду складывать белье, но ошибся в сроках. Ха! Действительно хорошая шутка!

И вот тут уже ошиблась я.

Отложив в сторону зуб, я стала разбирать ящик дальше. Полотенце, скатерть, скатерть, непонятная тряпка, еще полотенце... и еще два зуба. Таких же реальных, как и первый.

Только было еще кое-что. Они были в крови.

И тут я разозлилась. Не знаю почему, но шутка внезапно перестала казаться мне такой уж смешной, и даже наоборот — глупой и идиотской. Мне уже было плевать на моль; я стала выгребать руками всё тряпье из дивана и швырять его на пол в поисках новых зубов. И я их нашла.

Всё дно ящика было усыпано зубами. Мерзкими слюнявыми кровавыми зубами. Моими зубами.

Я не знаю, откуда они там взялись, и я не знаю, сколько их там было и сколько их там есть до сих пор — я не хочу об этом думать. Я знаю только то, что они реальные — такие же реальные, как я, такие же реальные, как клавиатура, на которой я всё это печатаю. Я не знаю, сколько они там пролежали и сколько могли бы еще пролежать, но я знаю, что во дворе довольно мягкая земля. Я знаю, где взять лопату — и знаю, что копать будет легко.
♦ одобрил friday13
26 сентября 2013 г.
Автор: Олег Меняйлов

Егор пришел домой довольно поздно и, как всегда, крепко выпивши. Почти весь вечер он пьянствовал со своим постоянным собутыльником Никитой, только ближе к ночи приятели расстались.

Слегка пошатываясь, Егор взобрался по порожкам на крыльцо, вытащил из кармана ключ, с большим трудом после нескольких попыток попал в замочную скважину. Облегченно вздохнув, он открыл дверь, сделав шаг вперед, зацепился за порожек ногой и рухнул как подкошенный на пол, больно стукнувшись обо что-то рукой. Это загрохотало и упало на Егора, слегка придавив своей тяжестью. Зазвякало бьющееся стекло, по полу покатились пустые кастрюли и бутылки.

Егор выругался крепким словечком, осторожно придерживая дверцы узкого и высокого шкафчика, чтобы не вывалился остальной хлам, поставил его на место.

— Вот сука, накаркала мне несчастье сегодня, того и гляди, шею дома сломаешь. Ну завтра я до тебя, Клавдия, доберусь, — вслух сказал он.

Сегодня Егор поругался с ней: вечером приходил взять самогону в долг, еще не расплатившись за прежний. Бабка Клава не дала ему ни капли. Егор со злости вышиб стекло в окне кирпичом, она же вдогонку наговорила обидчику много проклятий. Все бы ничего, но поговаривали на селе: мол, колдунья она, с чертями путается. Егор-то самогонки нашел, только вот здорово не везет ему сегодня. На околице неизвестно почему подрался со своим бригадиром Федором, чуть ножом в бок не получил, Никита разнял. Пошел в гости к бывшей своей жене — на детишек посмотреть. С женой он уже года три не живет, ушла она от него. Дебоши ежедневно, пьянки, кто такое выдержит. Так теща на него собак спустила, едва успел ноги за ворота унести. Потом решил податься к сорокалетней вдовушке из соседней деревушки, к ней все мужики холостяки бегают — в реку с мостика свалился. Благо, ребятишки на отмели коней купали, вытащили. А теперь вот шкаф чуть голову не проломил.

«Как это он только умудрился повалиться, тяжелый ведь, нарочно и то не сразу сдвинешь», — подумал Егор, проходя на кухню.

Заглянув в холодильник, он обнаружил, что кроме прокисшего супа и пожелтевшего от времени куска сала в нем ничего нет. Недовольный, он хлопнул дверцей и удалился в спальню, на ходу скинув башмаки и штаны. На рубашку сил у него не хватило.

— Спать, спать, завтра что-нибудь в магазине куплю, — прошептал он и плюхнулся на кровать. Уже через минуту он мирно похрапывал в неестественной для спящего человека позе.

До полуночи он спал спокойно, но только часы пробили двенадцать, ему стал сниться удивительный сон.

Егор шел по пустыне. Яркое солнце нещадно палило. В горле пересохло, язык, одеревенев, прилип к нёбу. Ноги подкосились, и он упал на раскаленный темно-желтый песок.

Теперь Егор уже полз, пытался из последних сил покорить высокий бархан. Он, словно вода, волною осыпался, но Егор снова и снова карабкался вверх, захлебываясь песчинками, Его толкала непреодолимая сила, как будто кто-то гнал вперед неразумную машину в облике человека. Руки по локоть утопали в зыбучей жиже, ноги не находили опоры — скользили. Еще немного, совсем чуточку, и, облегченно вздохнув, он растянулся на вершине бархана. Высохшие глаза увидели воду. Она шумно шелестела, и совсем рядом, внизу, всего в нескольких метрах. Небольшая рябь пронеслась по озеру, и оно заиграло, заблестело сотнями серебряных искорок, ослеплявших, как зеркальные зайчики. Прозрачная до голубизны вода манила, притягивала к себе животворной прохладой, словно неотразимая красавица, протягивала нежные ручки, предлагая себя.

Егор кубарем скатился с бархана и, подняв столб брызг, с головой окунулся в бирюзовое озеро. Он пил с жадностью верблюда, стараясь одним глотком втянуть в себя весь водоем. Но жажда не проходила, она еще больше пронизывала его тело, как червяк прогрызает насквозь спелое яблоко.

Егор прямо в воде стал на колени, набрал в пригоршни живительную влагу и плеснул себе в лицо. Колкие песчинки ударили по щекам и скатились на грудь и ноги.

— О Боже, — взмолился он охрипшим голосом, — укрепи душу мою, не дай умереть рабу твоему. Помоги.

Желто-белый диск солнца неожиданно потемнел, и на нем показался угрюмый лик Господа, удрученный грехами человеческими.

— Проснись, Егор, очнись от наваждения и не спи до рассвета, во сне твоя погибель.

Грозный голос гулким эхом прокатился по пустыне, и Егор действительно проснулся. Резким движением он вскочил с кровати и замотал головой, как собака, стряхивающая с себя воду. Он почувствовал ужасную сухость во рту и сразу же метнулся на кухню. Набрав до краев огромный ковш воды, на одном дыхании выпил все без остатка. Вытерев рукавом рубахи немного размякшие потрескавшиеся губы, учащенно дыша, Егор уселся на табурет.

«Вот это да, — подумал он, полностью придя в себя, — надо же, чуть не сдох во сне от жажды».

Трясущимися руками он вытащил из пачки папиросу, даже не разминая сунул в рот — закурил.

«Ох, старая карга, завтра я тебе дом подпалю, будешь знать, как людей со света сживать. Это же надо, одним проклятьем едва к праотцам не отправила, ведьма треклятая. А еще селяне хвалят: вот добрая душа, никому ни в чем не отказывает. Паскудина».

Егор сплюнул на пол и посмотрел в окно. Ему вдруг показалось, что полная луна подмигнула правым глазом и еще больше расплылась в приятной улыбке.

— Вот черт, уже всякая дрянь мерещится, — сказал он вслух и еще раз сплюнул.

Вдруг в спальне заскрипела кровать, и что-то грузно упало на пол. Егор вздрогнул, поднявшись, схватил в руку табурет и на цыпочках подошел к двери. Неяркий, белый свет луны немного освещал комнату сквозь большое, без занавесок, окно.

Егор ужаснулся от увиденной им картины, волосы встали дыбом, тело затряслось, как от жгучего холода.

На полу лежал он, Егор, широко раскинув руки и уставившись мутными глазами в потолок. Со всех углов, из-под мебели сбегались к нему десятки серых крыс. Они рвали маленькими зубками тело, обгладывали пальцы, лицо. Ухватив приличный кусок мяса — его мяса, — убегали прочь, исчезая в тени.

Егор несколько секунд стоял, оцепенев от ужаса, не зная, что предпринять. И только когда самая наглая из крыс оторвала ухо и пустилась наутек, он заревел, как от невыносимой боли, и швырнул в нее табуретом. Затем ногами стал топтать противные создания, истошно воя и выкрикивая несвязные слова. Крысы пищали, пытались огрызаться, лязгая челюстями. Вот уже с дюжину наглых тварей было раздавлено его тяжелыми пятками, некоторые, недобитые, отползали к стене, оставляя за собой тоненькую полоску крови. Их становилось все больше и больше, они уже начали сыпаться с потолка и стен, тело Егора совсем исчезло, покрытое серыми спинами. Неожиданно он поскользнулся, с размаху врезался лбом в спинку кровати и потерял сознание.

Утром Никита зашел к своему приятелю похмелиться и обнаружил обглоданный скелет Егора. Он лежал навзничь, широко раскинув руки, рядом валялось несколько десятков раздавленных крыс.
♦ одобрил friday13
24 сентября 2013 г.
Первоисточник: jutko.net

Эту историю рассказала моя бабушка. Когда она была молодой, у них в деревне жили мать с сыном, отец семейства же погиб на войне. Женщина часто болела, и сын был для неё всем — дом только на нем и держался. Когда он окончил школу, к нему пришла повестка, и парня забрали в армию. Устроили проводы, на которых вся деревня гуляла. На следующий день парень уехал.

Мать очень скучала по сыну, письма часто писала. Ей тяжело было одной было справляться с хозяйством, несмотря на посильную помощь жителей деревни, и перед самым возвращением сына она умерла. Парень приехал, когда ее уже похоронили. Он стал плакать, убиваться. Горевал, что даже на похороны не успел. В первую же ночь он напился и пошел на могилу матери. Долго сидел у ограды и задремал. А во сне ему явилась мать, она его за плечо стала трясти и сказала:

— Вставай, домой иди, там дел у тебя много накопилось.

Парень проснулся, огляделся, ничего не увидел и снова заснул в хмельных парах. B cнова ему приснился тот же сон — пришла покойная мать и стала его будить:

— Сынок, вставай, иди домой. Поздно уже, я волнуюсь за тебя...

Проснулся парень во второй раз и снова никого рядом не увидел. Над кладбищем завывал ветер. Жутко ему стало, встал он и к себе пошел. Пока он дошёл до дома, ветер превратился в настоящую бурю.

На следующее утро, вернувшись на кладбище, парень увидел, что ровно на то место, где он сидел ночью, упал поверженный ветром тополь.
♦ одобрил friday13
20 сентября 2013 г.
Когда мне было 5 лет, моего отца положили в больницу из-за язвы. Вскоре после этого однажды ночью мне приснилось, будто я просыпаюсь, открываю глаза и выхожу из комнаты. Иду в приподнятом настроении и вдруг натыкаюсь на что то твёрдое. Смотрю — а это гроб. Я протираю глаза, чтобы проверить, не мерещится ли мне, но нет, отнюдь. Присматриваюсь — в гробу лежит отец, но что-то в его облике не так. В итоге замечаю, что у него нет усов. Я начинаю обходить гроб и вдруг понимаю, что отец мёртв, падаю на колени и плачу. Потом пытаюсь его растолкать — вдруг он просто спит и сейчас проснётся? Нет, он лежит, не шевелясь. Я в отчаянии смотрю на него, и тут он резко открывает глаза и что-то говорит мне... На этом моменте я проснулась.

Прибежала в слезах к маме в комнату, разбудила её и стала рассказывать о своём странном сне. Мама, в свою очередь, мне рассказала, что ночью она долго не могла заснуть, и когда уже почти задремала, проснулась оттого, что почувствовала на себе чью-то волосатую руку.

Потом мы узнали, что той ночью отец умер в больнице. Во время попытки реанимации ему зачем-то сбрили усы.
♦ одобрил friday13
12 сентября 2013 г.
В мае 2006 года мой родной брат ушел жить отдельно. Мы очень редко после этого общались и уж тем более виделись.

18 июля я рано встала на работу (на тот момент работала администратором в зале игровых автоматов). Присела выпить кофейку, ко мне присоединилась мама. Я ей рассказала свой сон, в котором я видела очень много яиц. Кто знаком с сонником, то знает, что если во сне увидеть яйца, то скоро кто-то явится. Судя по количеству яиц, народу должно быть полон дом. Допив кофе, я поцеловала спящих детей и убежала на сутки на работу.

Когда я вернулась утром домой, вот что рассказала мне мама:

— Отправила я ребятишек погулять, сама прилегла отдохнуть. Лежу и слышу тяжёлые шаги и голос Вовы: «Мам, ну ты чего лежишь?». Проснулась в страхе...

Мы обе как-то сразу поняли, что с Вовой беда случилась. Я первым делом позвонила в областной морг, начала описывать приметы брата, на что мне девушка предложила приехать и посмотреть журнал поступивших трупов. Я позвонила своему молодому человеку, объяснила ситуацию и попросила его составить мне компанию. Приехали в морг. Мне дали журнал с синей обложкой, листаю... 19-е число — нет Вовы. 18-е — нет. 17-е — нет. 16-е — нет... Ну всё, слава богу, можно возвращаться домой. Только вставать со стула начала, как почему-то села обратно и начала листать назад. 14 июля — в районе села Каменка найден молодой человек, на вид 22-25 лет, рост 178 см... Что было дальше, я плохо помню.

Умер Вова 14 июля рано утром. Что самое странное, после похорон на телефон его близкого друга поступил звонок от Вовы, высветилось «Дембель» — так друзья его называли. Ошарашенный Илья взял трубку:

— Алло?

— Привет, Илюх, это я, как твои дела?.. — произнёс голос Вовы, и тут же короткие гудки.

А еще те, кто потом оставался у нас с ночевкой и спал на кровати Вовы, жаловались, что ночью их будто кто-то их сталкивает сбоку и они постоянно падают на пол.
♦ одобрил friday13