Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ПРИЗРАКИ»

16 июня 2015 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Отдыхал я как-то на турбазе «Оружейник», что на Оке под Велегожем. К территории турбазы примыкает небольшой карасёвый пруд. Вдоль берега пруда за несколько лет до этого проходила низко свисающая из-за совковой безалаберности линия электропередач, за которую случайно зацепился токопроводящей углепластиковой удочкой один из рыбаков и погиб на месте. На берёзе долго ещё висел траурный венок в память об этой трагедии (после несчастного случая столбы с проводами сразу перенесли подальше).

Сам я, заядлый рыбак, всегда прихожу на водоём спозаранку (и, замечу, трезвый). И вот часа в четыре утра сижу я на берегу этого пруда, только недавно закинул удочки. Вдруг отчётливо слышу за спиной вопрос: «Клюёт?» Так обычно интересуются проходящие мимо рыбаки. Отвечаю, что клёва пока нет — сам только пришёл. Оборачиваюсь, а затем непроизвольно вскакиваю на ноги, потому что вокруг вообще никого нет, я на водоёме совершенно один, и это абсолютно точно. Вот и задумался — то ли это слуховая галлюцинация, чего у меня отродясь не бывало, то ли вправду рядом бродит душа погибшего...

На днях поведал я этот случай знакомому, содержащему свой рыболовный магазинчик, и в ответ услышал историю более загадочную и страшноватую.

В южном направлении от Москвы железная дорога проходит по мосту через реку Ока, неподалёку имеется станция с одноимённым названием, и тут же рядом раскинулась водная гладь Цимлянского водохранилища. Летом все окрестные берега бывают забиты отдыхающими до такой степени, что вновь приезжающие не всегда могут найти место, где бы раскинуть свою палатку, и, чертыхаясь, отбывают восвояси. Тут идёт дневная бурная жизнь простых отдыхающих в различных стадиях алкогольного опьянения и ночная тихая жизнь рыбаков, которые днём спят в полглаза, а ночи напролёт сидят в надежде зацепить на крючок своей донки «трофейный» экземпляр, ведь крупная рыба клюёт в основном ночью и ранним утром. Днём обычные для этих мест снасти — донки — остаются также закинутыми в воду, но больше с целью занять эту часть акватории, чтобы сюда не лезли праздные отдыхающие. Количество донок порой доходит до восьми и даже больше на каждого рыбака — а уж если приезжает компания из нескольких человек, то занятая ими часть берега выглядит вообще как длинная полоса препятствий.

У рыбаков есть свои правила этикета. Начать ловить рыбу рядом с ранее пришедшим на водоём собратом по хобби считается полным моветоном. Рыбалка вообще требует уединения. Но на каждое правило есть исключение. В здешнем столпотворении людей, оккупировавших берег, соблюдать дистанцию между рыбаками, напротив, не следует, так как тут же простые отдыхающие с радостью вклинятся меж двух рыбаков и нарушат своим развесёлым купанием гармонию единения с природой. Для рыбака нет ничего страшнее, чем беззаботный пловец, бултыхающийся рядом с его снастями. Поэтому в данной ситуации близкое размещение незнакомых друг с другом рыбаков, наоборот, приветствуется.

Ну а теперь, собственно, и сама история, рассказанная владельцу магазина одним из его постоянных клиентов.

Приехал этот клиент порыбачить на пару летних дней (читайте — ночей) на окский берег в описанном выше районе по звонку знакомых, которые уже свернули свой лагерь, но специально дождались его, чтобы не потерять место. Поставил он палатку, забросил донки, выгрузил привезённые с собой дрова для костра (летние ночи у водоёмов непредсказуемы, может оказаться весьма холодно, а на подобном людном месте дрова найти практически нереально), расположился в ожидании вечерней зорьки — красота! Слева компания рыбаков попивает пивко, справа поодаль рыбак сидит в кресле с высокой спинкой, да ещё к спинке под наклоном сбоку прикреплён небольшой зонтик, лицо закрывает от солнца — удобная штука, самому такой же захотелось. А за этим рыбаком густые прибрежные кусты мыском упираются в реку, как бы отсекая этот участок берега. Этакий природный забор от непрошеных гостей.

Вечером клёва не было, один раз только у соседской компании колокольчик на донке звякнул. Ну ничего, вся ночь впереди. Ветерок сменил направление, и с ним пришла неприятность — стало попахивать тухлятинкой. Скорее всего, где-то в кустах очередные отдыхающие из числа пьяного быдла (каковых сейчас, увы, большинство) оставили гнить свой мусор. Так как рассказчик — человек некурящий, то пришлось ему начать расходовать привезённые полешки, чтобы дым небольшого костерка перебил эти миазмы, а заодно и комариков подразогнал.

Вот, наконец, и долгожданная ночная поклёвка: колокольчик уверенно забренчал, короткое удилище задёргалось, освещаемое луной; подсечка, и явно какой-то неплохой экземпляр рыбьего царства вступил с человеком в борьбу. Оказался лещ килограмма на два. Рыбак подвёл добычу поближе, дал лещу наглотаться воздуха и уже спокойно, без борьбы, вытащил на пологий берег, даже не применяя подсачек. Подсвечивая себе налобным фонариком, начал извлекать крючок из рыбьего рта… и вздрогнул от неожиданности, потому как оказалось, что рядом с ним стоит мужик в бейсболке и рассматривает леща. «Хороший», — оценил мужик трофей. Обычно в таких случаях ещё спрашивают: «На что взял?» Но мужик больше ничего не сказал и побрёл направо. Видимо, к своему креслу.

Далее был скромный улов из разной мелочи. А под утро, когда стало рассветать, на крайнюю донку взялся какой-то бойкий и упорный экземпляр, который отчаянно сопротивлялся, резко ушёл вправо и явно запутал снасть рассказчика с донкой соседа. Оказалось, что это весьма бойкий, но не сильно крупный молодой судачок. Сосед никак на это происшествие не прореагировал — заснул, наверное, с кем не бывает?

Рыбак судака снял, снасти распутал, смотал соседскую донку, пошёл извиняться. Приблизился к креслу и невольно удивился, так как ночью к нему подходил с виду обычный русский мужик, а тут в кресле щекастый негр сидит и не обращает внимания на ползающих по его лицу мух. Но ветерок чуть дунул в сторону рыбака — аж тошнота к горлу подступила. Ну и запашок... И вдруг очевидная мысль возникла, будто кто лопатой по голове огрел: не негр это вовсе. Умер человек в кресле, причём явно давно. Распух и почернел на жаре. И сковал рыбака дикий страх, да такой, что ноги как ватные стали, не слушаются. Не оттого страх, что сейчас перед ним сидит покойник, а страх при мысли о том, кто же это к нему ночью леща смотреть приходил? Потому как бейсболка на умершем приметная, не ширпотреб: с таким же толстым кантом по краю козырька, как и у ночного гостя, это он хорошо запомнил. А вот в лицо уже не узнать из-за трупных изменений, да и в памяти лицо мужика не особенно запечатлелось, ведь смотрел на него всего пару секунд. Но уходил ночью мужик точно в эту сторону, направо...

Приехала милиция, тогда ещё в полицию не переименованная. Брали показания. Сказали, что порядка трёх дней прошло, как умер человек. Видимо, из-за сердечного приступа. Выходит, что и знакомые рассказчика свой короткий отдых рядом с покойным провели, сами того не ведая. Созванивался с ними рассказчик, те от услышанного были в лёгком шоке, но так и не припомнили, шевелился ли их сосед. Были уверены, что тот спит.

Когда милиционеры стали сматывать донки умершего, то на одной из них оказался протухший полуразложившийся судак, который должен мёртвым провести в воде, наверное, больше недели, чтобы вот так печально выглядеть. Это если не считать того, что он может просто долгое время прожить на крючке, уже пойманный. Выходит, умереть этот судак должен был задолго до смерти рыбака, что тоже достаточно странно.
метки: призраки
♦ одобрил friday13
16 июня 2015 г.
я когда-то купила свитер на распродаже.
он удобный, теплый — такой я давно искала.
он мне, можно сказать, достался бесплатно даже.
он для вязаной вещи стоил ужасно мало.
я купила свитер в подвальчике-секондхенде.
я туда хожу практически с каждой зарплаты.
я люблю, когда вещи не слишком в сезонном тренде.
люблю шовчики, штопки и даже люблю заплаты.
я купила свитер, там было пятно у горла.
только я его не заметила поначалу.
я его кипятила, стирала, руками терла.
но пятно не сошло, даже будто заметней стало.
я купила свитер — с тех пор мне почти не спится.
потому что ночами она выходит из шкафа.
синеликая, злая, худей, чем вязальная спица.
вместо шеи — рвань, артерии, серое мясо.
и она подходит к кровати, встает — ни смешка, ни вздоха.
а потом садится, забирается под одеяло.
она очень холодная, твердая, пахнет плохо.
она любит рассказы о том, как она умирала.
я давно сожгла этот свитер со следом крови.
только это проблемы моей, увы, не решило.
и теперь до утра я слушаю против воли
про приятный дождь, громкий крик, тихий сип и шило.
♦ одобрил friday13
15 июня 2015 г.
Первоисточник: horrordaily.ru

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит сленг и ненормативную лексику. Вы предупреждены.

------

— Да нахрен, мужик! — Женька оттолкнул доску в сторону и встал. — Ты же помнишь, чем это всегда заканчивается во всех этих фильмах!

— Сдрейфил? — Кирилл ухмыльнулся. — Гони бабосики, мы договаривались — кто смоется, тот и платит!

Женька пару секунд смотрел на доску.

— Если я стану одержимым как эти, в «Сверхъестественном», или со мной случится еще какая-нибудь фигня — первым я покусаю тебя, — пообещал он, однако сел за стол. — Так что нам делать?

— Ну, я погуглил, говорят, что вроде как надо просто положить пальцы вот на эту штуку-глаз и… спрашивать вопросы, типа, кто тут, откуда вы, как там, не охотятся ли на вас охотники за привидениями…

— Пиздеж, короче, — Женька оскалился. — Наверняка один из нас просто должен напугать другого, двигая эту хрень. Вот и все общение с духами.

— Обещаю, что ничего не буду делать, если ты тоже не будешь! — запротестовал Кирилл.

— Да ладно ты, давай пробовать.

Оба уставились на глаз, никто не пошевелился. В комнате было жарко, солнце светило за окном, яркое и горячее.

— Давай, чего уж там, — Кирилл положил пальцы на указатель и посмотрел на Женьку.

Тот неторопливо достал сигарету, щелкнул зажигалкой, выдохнул дым и пожал плечами:

— Бред какой-то, ну да ладно.

Кирилл с неодобрением посмотрел, как друг стряхнул пепел на стол — его бесило то, что Женька так безалаберно относился к огню, не боялся его, а ведь любая, самая маленькая искорка могла привести к пожару. К тому же лето сегодня ну очень уж жаркое, солнце палило просто невыносимо. Но не говорить же об этом сейчас? К тому же Женька уже поставил пальцы напротив пальцев друга, так что Кирилл промолчал — в который раз.

— Так что мы будем спраши… — глаз дернулся, и Женька замолчал.

— Т-У-Т-Е-С-Т-Ь-К... — начал читать Кирилл едва слышным шепотом.

— ЕБ ЖЕ Ж ТВОЮ МАТЬ! — заорал Женька, подпрыгнув в кресле. Его взгляд зажегся страхом… но и интересом.

— ... Т-О-Н-И-Б-У-Д-Ь, — закончил приятель и повторил:

— «Тут есть кто-нибудь», прикинь?

— Я думал, что это МЫ должны задавать вопросы! — Женька смотрел на Кирилла во все глаза, дым от позабытой сигареты клубился в пропитанной жарким воздухом комнате.

— Я тоже, — ответил Кирилл, его взгляд не отрывались от доски и от глаза-указателя на ней.

— И-и-и? — Женька затянулся, запыхал сигаретой.

— Ну, наверное, нам стоит… — Кирилл замолчал и передвинул указатель на красное слово «ДА» в углу доски.

— Ебаный в рот, — восхищенно выдохнул Женька, глядя, как указатель заскользил по доске, показывая новые и новые буквы.

«К-А-К-Т-Е-Б-Я-З-О-В-У-Т»

— Ох, — выдавил Кирилл, его голос чуть дрожал, по лицу, освещаемому светом заходящего солнца, катился пот. Он быстро подвигал указателям по буквам: КИРИЛЛЕВГЕНИЙ.

Все замерло. Женька дымил сигаретой, Кирилл вытирал обильно катящийся со лба пот, и они не отрывали взгляда от глаза, замершего в тишине квартиры, в которой почему-то запахло паленым. И этот свет… этот свет от солнца — он был слишком ярким, как будто само светило горело яркими языками пламени.

А потом глаз задвигался.

— Нет… нет, я не понимаю…

— Что это за херня, Киря?! — заорал Женька, его лицо вытянулось, оно стало бледным и вместе с тем на нем было понимание. — Что это, блядь, значит?!

Глаз остановился, пробежавшись по буквам, составив предложение:

«К-А-К-В-Ы-У-М-Е-Р-Л-И»
♦ одобрил friday13
15 июня 2015 г.
Автор: Эдгар Вебер

СЕВЕРНАЯ АТЛАНТИКА, БОРТ СУБМАРИНЫ «ZDZISLAW BEKSINSKI», 19 АВГУСТА, 16:55 ПО БОРТОВОМУ ВРЕМЕНИ

Незнакомый сигнал в инфразвуковом диапазоне. Марцин Гловацки рефлекторно взглянул на призрачно-зеленый экран радара. Всё в порядке, они здесь одни. По крайней мере, никаких объектов, сопоставимых с габаритами других подводных лодок и прочих судов, не наблюдалось. Марцин поднял настройки, но и среди более мелких объектов не было ничего рукотворного. Сигнал, тем временем, никуда не пропадал. Инфразвук. Многие морские животные используют ультразвук для ориентировки в пространстве, поиска добычи и общения, но инфразвук — это совсем другой спектр. Киты общаются между собой инфразвуком, но в пределах досягаемости приборов никаких китов не было. Марцин ощутил нечто вроде тревоги — пока еще очень слабой, но все же она возникла, как едва уловимая вибрация где-то в глубине искушённого разума опытного моряка-подводника.

Марцин Гловацки посвятил военно-морскому флоту более 25 лет своей жизни. Причем первые 20 — на вполне обычных атомных подводных лодках, с тесными коридорами и многочисленным экипажем. А последние (крайние — мысленно поправил он сам себя) 5 лет — на субмарине нового типа, предельно секретной и завораживающе технологичной.

Главное преимущество этих новых подводных лодок класса «Upior» [Призрак] — почти полная автоматизация. В остальном «Призраки» почти ничем не отличаются от американских «Морских Волков», на базе которых они созданы. Марцин мысленно перебрал ТТХ этого великолепного технозверя.

Водоизмещение надводное — 7 460 т (10 460 т)
Водоизмещение подводное — 9 137 т (12 158 т)
Длина наибольшая (по КВЛ) — 107,6 м (138 м)
Ширина корпуса макс. — 12,2 м
Средняя осадка (по КВЛ) — 11 м
Скорость (надводная) — 18 узлов
Скорость (подводная) — максимальная 35 узлов, бесшумная до 20 узлов, «тактическая» 25 узлов
Торпедно-минное вооружение — 8 ТА калибра 660 мм, 50 торпед, или 50 ракет, или 100 мин
Ракетное вооружение — до 50 ракет «Гарпун», «Томагавк» с запуском из торпедных аппаратов

Почти. «Seawolf» несет в недрах своего стального тела 126 душ экипажа, в том числе 15 офицеров. «Upior» подчиняется всего лишь двум людям. Его внутренности гулко пусты и не по-флотски просторны. «Принципиально иные приборы» компактны и настолько самодостаточны, что Марцин был почти уверен, что даже эти двое здесь не слишком нужны — всего лишь наблюдатели, молчаливые свидетели хищной техногенной красоты. И вновь всплывал, словно раздутый утопленник, вопрос — за какие заслуги это чудо досталось Польше, далеко не самой сильной и влиятельной стране ЕС и Североатлантического Альянса? Стране, сравнительно недавно вырвавшейся из-под медвежьей опеки соцлагеря? Причем в строжайшей секретности, ведь Призрак несёт на себе ядерное оружие… Пресвятая Дева… Марцин провел ладонью по своим коротким каштановым волосам с редкими проблесками седины. В голове возник образ, как они сейчас выглядят со стороны — длинное, обтекаемое тело, покрытое не гладкой черной краской, а тусклой, угловато-бугристой чешуей, со спинным плавником рубки и необычной носовой частью, едва уловимо напоминающей звериный череп, стремительно рассекает холодную темную воду на глубине 240 метров.

И два опытных морских офицера — всего лишь две искорки органической жизни где-то очень глубоко.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
11 июня 2015 г.
Автор: Федор Сваровский

мне сказали
что ты меня все еще любишь

что ты звонишь
когда меня нету дома

читаешь мои любимые книги
чтобы быть внутренне ближе

ходишь за мной по пятам
в офисе и магазине
к знакомым

говорят, тебя даже видели рядом со мной
весной
на гриле
далеко за городом
и даже на конференции по недвижимости в Париже

и это
несмотря на то
что мы друг с другом практически не говорили

и по известным причинам
я в ближайшем будущем тебя, как мне кажется, не увижу

хочешь узнать почему?

потому что на мокрой дороге в Ригу
тебя разорвало, размазало, разбросало
и перемешались в единую массу волосы, мясо, кости
и какое-то даже сало
и отдельно лежала оскаленная голова

потому что я был на похоронах
как положено
покупал цветы

потому что ты
два года уже мертва

но

может быть, это все-таки правда

потому что какой-то странный
травянистый запах
бывает в ванной

ранним утром
я иногда захожу на кухню

там
внезапно
вымыты все тарелки
и накурено
и съедена вся халва.
♦ одобрил friday13
11 июня 2015 г.
Первоисточник: pikabu.ru

Автор: Terraniux

Раньше я часто ходил курить на второй этаж, особенно зимой. Там обычно рабочие ходили, сантехники, трубы всякие таскали, краны разматывали... А вообще, спокойно так, можно было побыть в одиночестве и подумать.

Однажды, когда я был на втором курсе, подошел старый дедулька и спросил:

— Что, лекцию прогуливаешь?

А я действительно прогуливал лекцию, ответил:

— Да.

Он посмотрел на меня так внимательно-внимательно, и дальше примерно такой разговор был:

— А почему прогуливаешь, скучно? Или устал?

— Э-э-э... Да и то, и другое...

— Работаешь, наверное? Иногородний? Мама денег не присылает, папа ушел?

— Да... (действительно так было)

— А учиться не нравится, мама заставила поступить? Сама тоже физик или инженер?

— Да, инженер.

— И холостой, подруги у тебя нет, гуляешь один тут...

Это тоже правда была. Он еще задал несколько вопросов из серии «как тебе тут живется на физфаке», даже не совсем вопросы, а скорее, он просто рассказывал про мою жизнь, а я удивлялся, откуда он все это знает. Наверное, у меня на лице это все было написано, но все равно было странно, особенно когда он сказал, что я в школе занимался волейболом, а в десятом классе к нам пришла новая девочка, в которую я влюбился и бросил секцию. Откуда он это узнал? Сказать, что я офигел — ничего не сказать.

Потом он попросил сигарету, я дал. «Куришь, да? Ты бросай, мне вот врачи запретили, раком пугают, а я со школы курю — что бросать, все равно старый уже». Мы покурили, а он сказал: «Ты хороший парень, хочешь, я тебе помогу с физикой, объясню? Или если сложно что-то с курсовой, спрашивай, я тоже спектроскопией занимаюсь». Я у него спросил кое-что по электромагнетизму, он помог несколько задачек решить, и я пошел обедать.

На следующей неделе у нас была контрольная по ТФКП. А семинарист у нас нестрогий, разрешал списывать, даже сам выходил обычно из аудитории. Но я не подготовился и все равно ничего не мог решить. Друг сказал: «Сейчас я свой вариант доделаю и тебе помогу». В общем, я решил покурить, пока он там пишет. Пошел на второй этаж, а там опять этот дедушка. Я к нему подошел, угостил сигаретой. Мы поговорили, и я попросил помочь с контрольной. Дедуля достал синюю папочку, вынул листик, я ему по памяти написал задания. Дед быстро, минут за десять, решил все и сказал: «Беги, сдавай, потом расскажешь, как оно». Потом семинарист похвалил меня, мол, я лучше всех контрольную написал.

И так я много всего у него спрашивал, а дедуля объяснял и еще разные советы давал по жизни. И сам рассказывал про мою жизнь, а про себя мало, даже имя-отчество не сказал. «Да неважно, дядя Юра я». И с какой кафедры, тоже не ответил: «Какая разница, все равно у меня тема похожая».

Ту сессию я сдал на «отлично» и «хорошо», и вообще благодаря дяде Юре стал лучше понимать физику и математику, и даже тема курсовой показалась намного более интересной. А после сессии я решил все-таки узнать, что это за человек, потому что он очень много знал в разных областях, а в моей теме даже больше, чем научный руководитель — советовал полезные статьи, книги. Я полазил по сайтам кафедр. На одном из них были новости, я отмотал ленту и увидел некролог с фотографией. На фото был «дядя Юра», и его действительно звали Юрий, но! Было написано, что он уже два года тому назад умер от рака, даже до того, как я на физфак поступил. Там еще было про его исследования, про спектроскопию и другие темы, о которых он вскользь упоминал. Я поискал его статьи, в них были ссылки на то, что он мне советовал читать. Точно он! Но с кем я тогда общался, если он умер?

Я испугался и той ночью долго не спал. Решил, что после каникул первым делом пойду на второй этаж и все выясню. Но когда я пришел, дяди Юры не было. Я специально подождал и прошел несколько раз по всему этажу. На всякий случай оставил пачку сигарет на том месте, где первый раз его встретил.

Я еще несколько раз приходил, но он больше не появлялся. Я носил с собой сигареты и загадывал: «Вот если дядя Юра придет, то я с ним покурю, а один не буду». Так и бросил курить. Но перед каждой сессией все равно покупаю сигареты, прихожу на второй этаж и кладу там — это моя счастливая примета.

Я никому из друзей не рассказывал эту историю, потому что боялся, что они начнут смеяться или примут меня за психа. Но это правда, и когда я об этом вспоминаю, мне до сих пор жутковато...
метки: призраки
♦ одобрил friday13
10 июня 2015 г.
Автор: Cristofe

История эта произошла со мной лично. Я был тогда мелким шестилетним пацаном, рос во дворе среди своих более взрослых друзей и подруг, а также бабушек и дедушек, коих в нашем провинциальном дворике был целый взвод. Двор наш представлял из себя два двухэтажных двухподъездных сталинских дома, стоявших друг к другу буквой «Г», а также блок сараев по одному на каждую квартиру из двух домов — в результате получалась неслитная буква «П». Идиллия девяностых. Вокруг гаражи, заводы, центральная улица города, небольшой лесопарк, заброшенные гаражные кооперативы, наркоманские анклавы брежневских пятиэтажек и элитные высотки современного толка. В общем, мне и моим друзьям там было где развернуться в поисках приключений на свою голову. Но одно место было для нас священным — огромный тополь, стоящий в конце блока сараев, в общем-то завершающий наш двор. Тихое уютное место. К стволу тополя издавна была приделана лавочка, а рядом болталась тарзанка, на которой при должной доле сноровки можно было рвануть прямо с рядом стоящих сараек, что вызывало массу эмоций как у деятеля, так и у наблюдателей сего трюка. В общем и целом, почти каждый вечер мы собирались там — пацаны от 14 до 16 лет и девчонки примерно такого же разброса в возрасте, и проводили там время, как только могли. Тут важно заметить — сарайки эти всего некоторое время назад имели огромную ценность — каждая квартира имела собственный отдел и хранила там всё! Абсолютно все. В общем-то, чтобы было понятно — это некая уменьшенная версия деревянного гаражного кооператива, только и всего. Но в наше время под конец девяностых в этих сараях только самые упорные старожилы умудрялись еще что-то активно хранить, в остальном же доверять хоть какой-то ценный хабар деревянным стенам при живых-то наркоманах и алкашах никто не собирался, и сараи так и были вечно закрытыми, храня в себе горы мебели и всяких ненужных вещей. Это легко улавливалось через щели деревянных стен и никого потому не интересовало. Ржавые амбарные замки как бы намекали всем, что там никто ничего не держит и ничего вы там ценного не найдете.

И вот играли мы как-то вечером под тополем. Я точно помню эту картину — Дашка, старшая девчонка, люто крутит «Гагарина» (местный термин трюка на тарзанке), и мы все, еще человек 6-7, о чем-то говорим и над чем-то параллельно дико смеемся. А в этот момент внутри одного из сараев кто-то стучится, пытается выломать дверь. Настроение эйфории и соль интересного рассказа вперемешку с выкрутасами Дашки вводят нас в небывалый транс адового кутежа, насколько это только возможно у школьников. И вдруг все замолкли. Звук стука изнутри сарая при накинутом снаружи навесном замке никто не замечал, все расценивали это как норма, но внезапно все обратили на это внимание. Дашка невероятно ловко перестала качаться на тарзанке и остановилась. Я помню отчетливо — все, замолчав, уставились на замок на двери. Кто-то ломится из сарая! Молча! Что это такое?..

Ступор продолжался, наверное, секунды три, затем все, как и заведено у порядочных школьников, разбежались с дикой скоростью по домам. Я отличался от всех только тем, что ничем не отличался, и через секунду тоже разувался в прихожей. Бабушка, повстречав меня и не проморгав мой неадекват, тут же спросила, в чем дело. Получив мой сбивчивый ответ, она быстро накинула галоши и пальтишко и метнулась к соседу, живущему на нашем же этаже, дяде Сереже, мир праху его. Даже тогда, будучи шестилетней личинкой того красавца, коим я являюсь сейчас, я почему-то подумал, что как-то очень странно они к этому относятся — такое ощущение, что там не алкаш какой-нибудь случайно оказался заперт, не баба, запертая мужем в результате бытовой ссоры, а агент Малдер пытается там найти ядерную бомбу. Выбежав во двор вслед за бабулей и дядей Сережей, который вообще побежал как на пожар, как был, в штанах и майке, босиком, но прихватив монтировку, я немножко прифигел — население всего нашего двора вывалило наружу, в том числе и алкашня, дети, новенькие и старенькие соседи и, конечно же, старые перечницы, которым не было числа (хотя всего в нашем дворе на два дома было, если не ошибаюсь, 32 квартиры).

Взрослые мужики, коих на наш недодвор набралось всего-то пятеро человек, включая дядю Сережу, ломали замок сарая, из-за двери которого раздавался стук. Так решительно и быстро, что я сравнивал это только с тем, как спасатели ломали дверь в избу, которая пылала в частном секторе годами тремя позднее, а там, по чьему-то свидетельству могли быть люди — пьяные, но люди. Выломав дверь, мужики ввалились в сарай. Обычный такой сарай. Куча хлама, рама от велосипеда, корзины, крышка погреба... Моя позиция — перпендикулярная входной двери в десяти метрах на крыше «УАЗика» — позволяла просматривать всё внутри сарая. И знаете — в сарае никого не было. Мужики встали возле крышки погреба, двое хорошенько долбанули по ней досками. Вскоре она поддалась и была безжалостно открыта. После десятисекундного обсуждения неизвестных мне вещей вниз полез дядя Коля, примерный семьянин из соседнего мне дома. Вылез он секунд через тридцать. Бабушка хватанула меня домой, переполох слегка угасал, однако до самого вечера двор ходил ходуном, проводились какие-то работы, к бабушке заходили то попить, то спросить что-то, то за топором...

На следующий день, получив строгий, граничащий со звездюлями, указ не подходить к сараю, я отправился на приключения. Двор отлично просматривался, шансов проникнуть в сарай незамеченным у меня не было, но уже через двадцать минут, собрав двух своих старших приятелей, я осматривал сарай, положив на все запреты свой огромный пофигизм. Сарай как сарай, абсолютно ничего примечательного, новый замок. Заглянуть внутрь не получилось — к двери с внутренней стороны прибили фанеру. В общем, услышав зов бегущей ко мне бабули и помчавшись навстречу обещанным звездюлям, я и завершил исследование сарая, на два дня лишившись законных способов покидать дом. А освободившись по УДО, я уже и не намеревался туда лезть, слишком многое еще было не изведано для моего пытливого ума.

Прошло, наверное, лет шесть-семь, не меньше. Двор со всеми домами был снесен, на его месте красуются и поныне красно-кирпичные высотки. Мы с семьей жили уже на другом конце города порядка двух лет, и мой пытливый ум исследовал местные лесные массивы и школьную грамоту. Брат мой, старше меня на 15 лет, обзавелся семьей и жил отдельно, ожидая уже второго ребенка. Приезжал к нам раз в неделю, да и все. Ничего интересного, кроме одного — как-то раз он разговаривал со мной на балконе, покуривая сигарету, и беседа наша зашла за тему маньяков. Брат (отсутствовавший на момент вышеописанных событий) поведал мне интересную, как оказалось, историю:

— Был у нас двор этот как двор. До твоего рождения в совковые времена все было более благополучно, бабульки были еще женщинами в возрасте, мужики — молодыми людьми, я ходил в школу, а нынешние алкаши еще были порядочными семьянинами. И вот как-то раз заселился на место опустевшей, не помню по каким причинам, квартиры мужик лет сорока от роду. Постоянно ходил в тельняшке, сам по себе был не огромного телосложения, но как-то раз я видел его в драке с какими-то залетными алкашами — он просто зверь. Бил с холодным расчетом, сильно, метко и… короче, не суть. Так вот, как-то раз пропала у нас девочка, ты её не знаешь, они всей семьей после этого случая переехали. Было ей тогда лет семь, я был постарше её, быть может, на год-полтора. Искали её все, естественно, в первые пару дней двор был проверен полностью. Милиция начала искать уже и по району, а затем и по городу. И вот через четыре, по-моему, дня, мы, играя у тополя... помнишь, у сараек стоял?

— Конечно.

— Дак вот, играли мы там и услышали, как стучит дверь, изнутри кто-то ломится. Мы перепугались, позвали родителей. Открыли дверь, а там она, девочка пропавшая. В общем, сарай был того мужика, ну и что рассказывать, сам все понимаешь, чай не маленький, зачем он её там держал. Он погреб в сарае забыл закрыть, где её держал, девчонка и выбралась, да давай стучать. Дальше сход всем двором, он в квартире запереться попытался. Пока дверь ломали, приехала милиция — до сих пор не знаем, кто её вызвал, бежать надо было с квартал. Кое-как менты этого мужика в «бобик» вволокли, отбивая от толпы, и к себе увезли. Наш самый гуманный суд в мире, разобравшись в ситуации и будучи, видимо, подкупленным кем-то из заинтересованных лиц, предписал тому мужичку подписку о невыезде и привез его обратно во двор через пару дней веселого изолятора. Повесили на него, как мне помнится, кражу. Была ли тогда подписка о невыезде, не знаю, маленький был, но суть по факту — встречали всем двором. Я помню его тогда, спокойный, мрачный даже, отбиваться не пытался. Его мужики уволокли в сарай, а меня домой сразу погнали, как и всех нас, детишек. Через три дня соседи в розыск подали, милиция приехала, увидела взломанный замок сарая (сломали, грубо говоря, за час до приезда ментов), ну и якобы нашли в погребе труп того мужика. Все это, конечно же, фарс, все знали, где он, кто он, в том числе и менты. Все было очень хорошо разыграно, и добрый насильник не сопротивлялся. Оформили потом по бытовухе, проводили розыск убийцы, опрашивали соседей, но тоже как бы для формальности, все это чувствовали и говорили о том, что его повесили в низком погребе, переломав ему ноги, чуть ли не в открытую при милиции. Никто никого не выдал, виновных, если так можно выразиться, не нашли. Вот такие нравы в нашем дворе были, братишка, а сейчас сигарету стрельнуть — соседи не откроют, какой уж там самосуд.

Слушая эту историю, я бледнел, наверное, все сильнее и сильнее. Кто тогда стучал и почему, можно только догадываться. Я проворачивал в голове сотни вариантов, мотивы и предпосылки, а потом мне исполнилось 14 лет, и прыщи заволновали меня куда больше.
♦ одобрил friday13
4 июня 2015 г.
Автор: Дашуля

Будучи студенткой, я снимала квартиру. Обычный район, новостройка. В квартире до меня никто не жил, поэтому у меня даже мысли не возникало чего-то бояться. Однако, даже в этой спокойной квартире со мной произошло нечто непонятное.

Это была ночь с четверга на пятницу. Уснуть никак не получалось. Завтра был важный экзамен, готовилась я плохо и волнение дало о себе знать, вылившись в бессонницу.

Вот так вот лежала я и думала о своей жизни, когда из коридора послышалось негромкое шуршание. Животных у меня нет, живу я одна, поэтому насторожилась и прислушалась. Было ощущение, что кто-то скребется в дверь. Я несколько раз хотела встать и проверить что происходит, но было слишком страшно.

Затем шуршание сменили шаги. Очень тихие, еле ощутимые.

Страх напал такой, что я не могла заставить себя повернуться (лежала лицом к стене). Кто-то стоял перед моей кроватью, я это кожей ощущала. Легкий ветерок прошел по щеке — меня понюхали!

И тут я услышала голос, почти шепот:

— Не туда. Это не она.

И я почувствовала, что оно отошло от моей кровати. Не знаю, откуда взялись мои силы, но я повернулась. Из комнаты в коридор выплывало два силуэта — женщины и совсем молодой девушки. Несколько минут я смотрела им вслед, а потом меня просто выключило.

Перенервничала, видимо.

Вечером следующего дня узнала, что в квартире подо мной умерла молодая женщина. Умерла от разрыва сердца, сидя на табуретке у окна. В ее руке была сигарета.

Видимо, это была она.
♦ одобрила Совесть
Текст жуткой народной песни:

---

Ой не бегай ты, внучок, ночью за водой,
Не губи же, мой милок, душу молодой.
Как к речушке подойдешь — девку там увидишь,
Но в глаза ей не смотри, а не то обидишь.

О, давно же было дело, отроком я был,
Жила девка на селе — взял и полюбил.
А красавицей была, проходу не давали,
И все девки, как одна, отомстить ей мечтали.

Как-то ночью шла с работы к дому через речку,
Не дано же было биться доброму сердечку:
Её девки, как догнали, долго-долго били,
А как вдоволь потрепали — взяли утопили.

... Не ходи же ты, внучок, ночью за водой,
Не губи же, мой милок, душу молодой.
♦ одобрил friday13
27 мая 2015 г.
У меня есть одна история из детства, которой я до сих пор не могу найти логичного объяснения.

Было мне 11 лет, и жила у нас кошка сиамская. А у них характер своенравный и непростой. Однажды летом на даче повстречалась она с двумя собаками и... убили они, в общем, ее. Похоронил ее дед мой за участком внизу.

Ночью я обычно спала вместе с мамой на втором этаже на большом диване. А комната занимает весь верхний этаж, и с обеих сторон окна. Так что ночью в комнату попадает лунный свет и все отчетливо видно.

Проснулась я оттого, что почувствовала на ногах тяжесть. А кошечка наша любила всегда спать на ногах.

Открываю глаза и вижу чуть пониже колен силуэт кошачий, а луна светила как раз на нее. Но ни глаз, ни ушей у силуэта не было. Просто черное пятно. И я чувствовала, как оно смотрит своей головой без глаз прямо на меня.

Испугалась жуть как, пару раз позвала маму шепотом, но она не проснулась. Тогда я накрылась одеялом и уснула.

Утром на обоях примерно от середины стены и до потолка появились отчетливые кошачьи следы — пять штук. Причем это была не грязь, не краска, а как будто ржавчина проступила сквозь обои, и смыть их было невозможно.

Домашние в мой рассказ не поверили, но эти следы на протяжении десяти лет были напоминанием той жуткой ночи.

Недавно там сделали ремонт. Отклеили обои — с задней стороны на них не было ничего, никакой ржавчины или следов.
♦ одобрил friday13