Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ПРИЗРАКИ»

16 июля 2014 г.
Это случилось в те времена, когда празднованию церковным праздникам в нашей стране не уделяли должного внимания. Хотя эпоха всеобщей борьбы с религией закончилась, на смену ей пришла другая — эпоха религиозного равнодушия. Церковные праздники, народные обряды и традиции теряли свою актуальность. Народ постепенно забывал свои корни. Но даже несмотря на это, Пасха отмечалась всегда, во всяком случае, практически каждый деревенский житель (да и городской тоже) знал наверняка ее точную дату.

В том году Пасха была поздней и отмечалась накануне Дня Победы. К привычной каждому крестьянину работе в поле и на огородах добавились предпраздничные хлопоты: нужно выбелить хату, выкрасить и подремонтировать всё, что требует ремонта в доме, в усадьбе. Ведь сегодня же Чистый Четверг, а значит, всё должно быть в чистоте: и хата, и подворье, и сам человек чист мыслями и делами.

Суетливый день близился уже к концу. На горизонте догорала яркая красная полоса майского заката, чёткими линиями вырисовывая очертания колокольни заколоченной когда-то церквушки. В мягких сиренево-розовых сумерках, что незаметно спустились на нашу грешную землю и теперь нежно окутывали село, разлились, растворились, рассыпались тысячами ароматных частиц запахи сирени, цветущих яблонь, груш, гиацинтов, тюльпанов, нарциссов, свежескошенной молодой травы и теплого парного молока.

В окнах загорались первые огни, хозяйки собирали на стол ужин.

На улице не было никого, лишь колхозный тракторист Степан, припозднившийся в этот день на работе, устало шёл по пыльной дороге, ведущей с поля в село. Вокруг густая, давящая темнота, бледный тонкий лучик месяца еле-еле освещает дорогу, в зарослях придорожных кустов тихонько шёпотом о чем-то рассказывает ветер. Вот уже перед Степаном и знакомый перекресток, за которым, если повернуть налево, сразу же покажутся колокольня и часовня заброшенной церкви, а оттуда до своей хаты уже и рукой подать. «Умели же люди на века строить», — проносится у Степана мысль, когда он, проходя мимо церкви, бросает взгляд на высокое деревянное здание, стены которого сохранили ещё свою прочность, несмотря на то, что церковь построили ещё в начале позапрошлого столетия, и что вот уже около 40 лет стоит она заколоченной. Старики поговаривают, что, когда вывозили из неё всё, «заплакала» одна из икон. Сказки это всё, врут, наверное.

Так размышлял Степан, проходя мимо церкви. Как вдруг внимание его привлекла полосочка тусклого света под дверью. «Что за напасть такая?! Может бандюги какие обосновались там?», — подумал он. Подойдя поближе, тракторист с удивлением отметил, что двери как и раньше заколочены с внешней стороны и не видно было, чтобы в ближайшее время кто-то пытался войти внутрь храма. Странное обстоятельство ещё больше подхлестнуло любопытство Степана. Позабыв о предосторожности, он подошёл к забранному решёткой церковному окошку, прижался к нему лицом и напряженно глянул в средину. Сквозь малюсенькое, давно не мытое стекло пробивался слабый неверный свет, как будто в разных частях церкви кто-то держал небольшие свечки.

Степан отшатнулся, ступил 2-3 шага назад и, пустившись было бежать, споткнулся, упал на что-то острое. Моментально встав на ноги, он попытался повторить свою попытку, но боль в ноге помешала быстро двигаться. Да и проснувшееся опять любопытство всё с новой силой подстрекало его разузнать тайну заброшенной церкви. Поколебавшись несколько мгновений, он тихим шагом осторожно направился к тому же окошку. «Взгляну лишь краем глаза, увижу, что всё мне лишь почудилось и уйду, даже к окну близко подходить не буду», — решил он.

Но к окну действительно близко подходить не пришлось, ведь на расстоянии одного шага уже можно было разглядеть, что свет внутри стал ярким. Возле самого окна и по всему залу толпились люди. Вместо паутины, осыпавшейся штукатурки и немытых досок на стенах и под куполом храма совершенно чётко можно было разглядеть иконы и росписи.

Степана окатил горячий пот, пальцы сжались в нервной судороге, в горле перехватило дыхание.

В это время в толпе загадочных «прихожан» появилось оживление и суета, резко оборвавшаяся внезапной тишиной. Все замерли. Тишина в храме, тишина на улице : тишина во всём мире, лишь учащённый стук сердца человека, притаившегося у маленького окошка заброшенной церкви.

И вот слышится тихое пение церковного хора, к иконостасу подходят несколько священников, начинается загадочная служба.

Степан несколько раз поглядывает на женщину, усердно молящуюся у одной из икон. Что-то неуловимо знакомое чудится в ней: в её фигуре, в осанке, в одежде. Женщина ставит свечу, крестясь оборачивается, Степан, напряжённо вглядываясь в её черты лица, бледнеет... Перед ним его давно умершая мать.

Не помня себя от страха, он помчался подальше от этого места, к себе, домой.
метки: призраки
♦ одобрила Happy Madness
9 июля 2014 г.
Автор: Илла

У меня дом стоит на месте кладбища. И этаж первый. И вот аккурат между сортиром и ванной в коридоре у меня могилки — я об них даже спотыкаюсь. Почти реальные.

Я уже знаю своих покойничков, потому что они активные, гады. Бабка, ее сын и невестка. Видимо, семейное захоронение.

Утром я просыпаюсь от старушечьего кашля за стеной соседней комнаты.

Бабка встает, покряхтит, постонет, идет греметь посудой. Радио включит, а там песни какие-то жизнерадостно-советские всегда играют. Или новости диктор хорошо поставленным голосом рассказывает. Про дела давно минувших дней.

Потом просыпаются молодые. Умываются, едят, убегают на работу, бабка моет посуду, кряхтит, уходит.

Я сплю дальше.

В 11 утра она возвращается, чем-то гремит на кухне, потом наступает тишина. До следующего утра.

А в последнее время она меня будит по утрам. Вваливается в комнату, трясет меня ледяной рукой за плечо и говорит:

— Вставай, в школу опоздаешь.

Видимо, за дочку свою меня принимает. А раньше они в комнату ко мне не ходили.

Я уж и экстрасенсов приглашала. Они повертелись, носом покрутили — зови попа, говорят.

Попа... А где ж его взять-то, истинно святого попа?

Вот такие у меня мертвяки. Так и живем, квартиру делим.
♦ одобрила Совесть
8 июля 2014 г.
Эту историю мне рассказала женщина в электричке, которая представилась Анной. Она была единственным ребенком в семье и единственной внучкой у своей бабушки. Анна очень любила бабулю, та тоже в ней души не чаяла. Она старалась дать Анне все самое лучшее: всегда давала родителям деньги на гостинцы, подарки, обучение — все для любимой внученьки.

Но когда Анне исполнилось 25 лет, бабушки не стало. Это произошло в хмурый мартовский день. У нее просто остановилось сердце, и врачи ничего не смогли сделать. Анна долго приходила в себя после этой утраты.

Странное началось на следующую ночь после Рождества, то есть в ночь на восьмое января. Анна рассказывала, что в тот вечер она так и не смогла уснуть. Она долго ворочалась в постели — то ей было слишком жарко, то слишком холодно. Наконец, она решила встать и сесть за компьютер. Она общалась в Интернете со своими подругами, как вдруг услышала, что входная дверь хлопнула. Это было странно, так как они всегда запирали дверь. Анна решила проверить, закрыта ли дверь. Она прошла в коридор, включила свет и обнаружила, что дверь, как обычно, заперта на ключ. Не успела она удивиться, как лампочка внезапно перегорела. Анна явственно почувствовала, как кто-то прошел мимо нее по коридору. Ей стало страшно, она хотела закричать и разбудить мужа, но у неё перехватило горло. Кто-то пошаркал в комнату ее маленькой дочки, чуток там постоял и вышел обратно. При этом она не видела никого, но чуть позже она увидела, как чья-то неясная тень надвигается на нее. Анна прытью пустилась в комнату и бросилась включать свет. Но и тут тоже перегорела лампочка. Единственным источником света был компьютер. Она стояла в круге света, который излучал монитор. Тень приблизилась к ней и погладила ее по спине и по руке, Анна чувствовала физически её прикосновения. После этого женщина начала молиться и просить, чтобы «это» убиралось прочь. Тень тут же исчезла. Анна с трудом добралась до кровати и легла спать. Уже под утро ей приснилась бабушка, которая молча смотрела на нее.

Утром, когда все проснулись, они обнаружили, что все лампочки в доме перегорели. Мужу пришлось вставлять новые. Это продолжалось еще несколько лет: каждую ночь на восьмое января Анне снилась ее бабушка, которая молча смотрела на нее. А однажды она явилась к ней во сне в платье в горошек и радостно сказала, что больше не придет...

После этого прошло уже пять лет. Анне больше ни разу не приснилась ее бабушка. Когда Анна поделилась своими снами со своей матерью, та рассказала ей, что в молодости у бабушки было любимое платье в горошек.
♦ одобрил friday13
30 июня 2014 г.
Летом родители отправляли меня на дачу к дедушке с бабушкой. В это время мне было около восьми лет — что могло быть лучше для ребенка в моем возрасте, как отдых на природе? В этом же доме жила и прабабушка. Домик небольшой. На верхнем этаже спали дедушка с бабушкой, а мы с прабабушкой внизу. Несмотря на свой преклонный возраст, моя прабабушка была полна сил и энергии. Спали мы на соседних кроватях в маленькой комнатке с обогревателем. У меня была такая привычка, или это само собой получалось, что ночью, когда я во сне поворачивалась на бок, все одеяло оказывалось с одной стороны, а моя пятая точка и спина оголялись. Моя прабабушка каждую ночь по несколько раз вставала, резко дергала из-под меня одеяло и укрывала обратно. Я просыпалась, однако, как только оказывалась полностью под теплым одеялом, мгновенно проваливалась в сон.

Через год зимой нам из деревни пришла страшная весть: прабабушка умерла. В то лето родители, как всегда, отправили меня дышать свежим воздухом. Я не хотела ехать, ведь без прабабушки дом опустел. Я плохо понимала, что такое смерть. Просто знала, что ее больше нет.

В первую же ночь я проснулась оттого, что кто-то резко выдернул из-под меня одеяло и прикрыл все оголенные точки. Это действие было для меня настолько привычным, что я даже не обратила на это внимание. Однако, полежав и подумав, я сообразила, что поправить одеяло просто некому. Бабушка и дедушка спят беспробудным сном (их здоровый храп сверху это подтверждал), а в комнате, кроме меня, никого нет. Забившись под одеяло и оставив себе маленькую щелочку для воздуха, я тряслась от страха и боялась даже вздохнуть.

На утро я долго спрашивала у бабушки, не заглядывала ли она ко мне в комнату. Ответ я получила отрицательный. Тогда я попросила, чтобы бабушка переехала ко мне в комнату внизу. Все-таки не так страшно будет. Я ей рассказала о том, как прабабушка укрывала меня одеялом, и что сегодня ночью меня тоже кто-то укрыл. Бабушка у меня в мистику не верила, но видно она решила, что я так переношу смерть близкого человека, и, бросив дедушку одного наверху, переместилась ко мне в комнату.

Но ночью все повторилось. Меня опять разбудили знакомые движения, которые совершала каждую ночь моя прабабушка. Я резко приподнялась на локтях: бабуля тихо мирно спала на соседней кровати. Да даже если бы это была и она, разве возможно за полсекунды пересечь комнату (пусть и небольшую) и лечь в кровать, как ни в чем не бывало? Всю ночь я не могла уснуть. Лежала, укутавшись в одеяло, и ждала утра. Но, в конце концов, размеренный храп бабушки вогнал меня в объятия Морфея.

Пожив еще недельку в таком ритме, я думала, что сойду с ума. По ночам я плакала в подушку, будила бабушку, а она меня полночи успокаивала. Посовещавшись с моими родителями, дедушка с бабушкой отправили меня в город, т.к. я просто не высыпалась и твердила про то, что ночью прабабушка меня укрывает одеялом. Мне, конечно, никто не верил, но решение о моем переезде было принято.

Как только я вернулась в квартиру, все прекратилось. Правда, мне приходилось сидеть целыми днями дома одной, гулять было не с кем, а мама с папой работали с раннего утра до позднего вечера. Но это было лучше, чем каждую ночь бояться и плакать.

Потом еще лет 7 я почти не ездила в деревню, только если без ночевки. Потом экзамены, учеба. Какой тут отдых на природе?

Прошло еще время и не стало дедушки с бабушкой. Вот тогда-то я и ощутила, сколько времени упустила из-за своих детских страхов. Но решиться ночевать в этом доме я смогла только после рождения второго ребенка. Я же прекрасно понимаю, что сейчас сидеть в городе летом в жару практически невозможно.

Сам по себе дом был крепкий и добротный. Почти не изменился со времен моего детства, поэтому сейчас летом с детьми и мамой я приезжаю в деревню. Муж работает в городе и приезжает к нам на выходные.

Никаких происшествий, как в детстве, не происходило. Правда, иногда мне кажется (моя привычка во сне оголять задние части тела осталась со мной), что сквозь сон я иногда чувствую, как кто-то укрывает меня одеялом.
♦ одобрила Happy Madness
17 июня 2014 г.
Автор: Старый Ёж

Сегодня я после долгого перерыва наконец-то выбралась в спортклуб.

Без пяти семь почти бегом подымаюсь на второй этаж — остается не так много времени, а ведь еще надо переодеться и занять место в зале. Вдруг в помещении выключается свет. Резко останавливаюсь, продолжаю движение медленно и почти на ощупь. К счастью, свет быстро включают — я радостно взбегаю наверх.

— Добрый вечер! — приветствует меня официант местной кафешки.

— Здрасьте, — говорю на ходу. — А что у вас с электричеством сегодня?

— Да вот непонятно, не в первый раз уже такое.

Я забегаю в раздевалку, переодеваюсь. Занятие проходит почти без происшествий. Свет разве что мигал пару раз. После тренировки выхожу из зала, спускаюсь по лестнице. И тут свет опять гаснет. С непривычки темнота кажется абсолютной. Начинаю ногой искать следующую ступеньку, а рукой стенку для опоры. И чуть не падаю от неожиданности — в мою руку вцепляется холодная мокрая рука.

— Простите, — слышу детский голос. — Мы с мамой были в бассейне, а свет отключили. Мама потерялась, а мне страшно...

Свет мигает, и я успеваю разглядеть силуэт мальчишки в плавках. Вроде бы видела его на детских занятиях, которые посещает мой сын. Накидываю ему на плечи полотенце.

— Пойдем вниз, поищем маму. Или провожу тебя в детскую комнату.

Спускаемся дальше вместе. Приходит мысль, что ребенок успел замерзнуть — рука, сжимающая мою ладонь, ледяная. Лестница кончилась, коридор. Мальчик отпускает мою руку — вроде дальше идти проще, слышу перед собой шлепанье его тапочек.

И вот свет включается. Зажмуриваюсь от неожиданности. Когда открываю глаза, ребенка уже не видно за поворотом коридора — валяется лишь мое полотенце, и постепенно исчезают влажные следы на полу. Хочу его окликнуть, но понимаю, что так и не вспомнила, как его зовут.

Воспитательница в детской комнате долго не может понять, о ком я говорю. Детей разобрали, она собирается закрываться.

— Димка! — вспоминаю я. — Искал маму, в бассейне потерялись. Думала, может к вам забежал.

И тут воспитательница меняется в лице, охнув, садится на детский зеленый стульчик.

— Димка... Маму искал... Вы ничего не знаете? А, да. Вас давно не было.

— О чем вы? Что случилось?

— Это еще в конце года произошло. С электричеством проблемы были, как сегодня. А Димка с мамой в бассейне плавал. То ли она в туалет отошла, то ли в другом конце бассейна в этот момент оказалась, но несчастье случилось — испугался Димка, захлебнулся. Плавать-то не умел практически, а тут темнота, испугался. Не успели спасти. Потом разбирались конечно, даже бассейн закрывали, и проводку проверяли — но, видимо, все как обычно у нас происходит. Вон, сегодня опять...

Я не нашла, что ответить. Димка не идет у меня из головы — вспоминаю ощущение холодных пальцев на своей руке и детский голосок:

— Мне страшно.
♦ одобрила Совесть
16 июня 2014 г.
Было мне лет 16. Каждое лето я ездил к бабушке, которая жила в небольшой деревеньке в Псковской области. Деревня была маленькой, на две улицы, как помню, но таких вот детей каменных джунглей, как я, приезжало достаточно. Мы были подростками и по ночам дома нам, конечно, не сиделось. Местные развлечения нам быстро надоели, поэтому наше внимание привлекла дискотека в соседней деревне.

Деревня называлась Веселово и находилась от нашей в часе ходьбы. Вот так мы и начали почти каждый вечер туда наведываться. А что? Деревня большая, молодёжи много и девчонки симпатичные.

Как-то раз возвращался я домой один, так как задержался и все мои друзья давно уже ушли. Был конец августа, над головой сияла луна, радостно стрекотали цикады и настроение, соответственно, было отличное.

Часть моего пути проходила мимо уничтоженной в войну деревни. Остались лишь обгоревшие остовы, поросшие бурьяном, да пара разрушенных домов.

Я шел неспеша, насвистывая какую-то незамысловатую песенку, как вдруг услышал плач. Я остановился и прислушался. Да, я отчетливо услышал прерывистые женские всхлипы, которые доносились со стороны одного более-менее целого дома. У меня не возникло чувства страха, скорее беспокойство. Потоптавшись немного на месте, я направился к дому, с трудом продираясь через заросли. Плач становится всё громче, и теперь к нему добавилось какое-то невнятное бормотание.

Я остановился и, собравшись с духом, крикнул:

— Эй, помощь нужна?!

Всё смолкло. Я затаил дыхание, вслушиваясь в звенящую тишину. Но продлилась она недолго. Послышался прерывистый вдох и всхлип, полный тоски и отчаянья. Мне стало даже стыдно, человеку помощь, наверное, нужна, а я в прятки тут играю! Полный решимости, я преодолел последние разделяющие нас метры, и остановился.

На осыпавшемся крыльце сидела женщина. Её лица я не видел, так как она низко склонила голову, обхватив колени руками. Но внешний вид мне показался, мягко говоря, странным. Босая, в длинной белой рубахе, с растрепанной косой. В такой рубахе моя бабка ложилась спать, их лет 30 уже как не носят.

Женщина плакала, громко всхлипывая, и повторяла, как заведенная:

— Он не пришел! Он не пришел! Он не пришел!

Я неловко топтался на месте, не зная, что предпринять. Наконец, решившись, я ее окликнул:

— Девушка, что-то случилось? Я могу вам помочь?

Она на мгновенье замерла и, замотав головой, заплакала ещё сильнее.

— Не пришел, не пришел, он не пришел, он не пришел....

В этот момент мне стало не по себе. Может, сумасшедшая?

Я осторожно коснулся её плеча. Она была холодная, как лёд, неестественно холодная. Незнакомка вздрогнула и засмеялась сухим истерическим смехом. Я отдернул руку. И в этот момент она подняла голову. Я был парнем далеко не робкого десятка, но то, что я увидел, заставило меня закричать. У неё не было трети головы!

Разнесена вдребезги, будто выстрелом. Из зияющей дыры сочилась кровь и какая-то белая жидкость, правый глаз запал вовнутрь. Она смотрела куда-то сквозь меня пустым взглядом и повторяла одну и ту же фразу.

Я стоял, выпучив глаза, и просто смотрел. Женщина глубоко вздохнула и, поднявшись, направилась вглубь двора. Она дошла до погреба и, взявшись за дверь, будто растворилась.

Я развернулся и рванул, не разбирая дороги, прямиком домой. И всю дорогу боялся услышать за спиной отчаянное и горькое: «Он не пришел!».
♦ одобрила Совесть
3 мая 2014 г.
Первоисточник: stranamam.ru

«Ангелы в небе высоком живут…» — незатейливая песенка, детский голосок… я резко обернулся — никого… за соседним столиком молодая мама со спящим малышом в слинге удивленно посмотрела на меня и вернулась к своему мороженому.

У меня по спине пробежал холодок, я покосился на свою левую руку. К черному рукаву свитера прилипло крохотное белое пёрышко. Я так давно её не слышал… надеялся, что она оставила меня.

Я не помню, когда услышал эту песенку в первый раз. Её всегда пела девочка — странная девочка… на вид лет восьми-десяти, босая, в сером платьице. У неё были светлые глаза, словно без радужной оболочки. Сначала я пытался с ней разговаривать, она никогда не отвечала, только иногда смеялась сухим, невесёлым смехом. Стоило отвернуться — она исчезала, а потом появлялась опять… Почему я про неё никому не рассказывал — не знаю… наверное просто некому было рассказывать. Я постоянно оставался дома один, с тех пор как пошел в школу — мать и бабушка работали, отца я совершенно не помнил, он погиб, когда я был совсем маленьким. Я не чувствовал никакого особенного внимания — сыт, одет и ладно. Впрочем, я всегда был замкнутым и неразговорчивым, друзей у меня не было…

Она всегда появлялась неожиданно, часто пела, редко смеялась, но чаще всего просто наблюдала за мной, наклонив голову к плечу. Я привык к её присутствию, перестал замечать её. Иногда я разговаривал с ней, она не отвечала, только слушала.

Мать старательно устраивала свою личную жизнь, бабушка работала, а я начал рисовать… иногда я рисовал эту девочку, иногда — ангелов, но чаще всего обычную чушь, которую рисуют все мальчишки. Однажды она стояла рядом, а я пытался нарисовать её портрет. Мне казалось, что наконец-то я сумел уловить сходство, но она только качала головой. Внезапно хлопнула дверь — бабушка вернулась с работы раньше обычного. Я вскочил, она подошла к столу и внимательно посмотрела на мой рисунок.

— Кто это? — странно серьёзно спросила она.

— Так, просто… — сам не знаю почему, я не смог рассказать ей про девочку. Я тоже посмотрел на рисунок, он показался мне плоским, примитивным… сходства с оригиналом почти не было.

Бабушка задумчиво провела рукой по моей голове, я отстранился — в двенадцать лет я считал себя достаточно взрослым и не терпел лишних прикосновений. Она вздохнула и спросила:

— Можно, я возьму?

— Конечно, — удивился я. Рисунок не представлял для меня никакой ценности — просто бумага…

Вечером, лёжа в постели, я прислушивался к обрывкам разговора, доносящегося с кухни.

— То же самое… слишком похож… — говорила бабушка.

— Может, и нет, — сомневалась мать, — не было же ничего…

— Не знаю, — голос у бабушки был расстроенным, — похоже, уже давно…

— Не спит, — сказала мать, и они прикрыли дверь плотнее. Я задремал, потом проснулся. Была ночь, тишина… девочка стояла около моей кровати.

— Хочешь полетать? — вдруг спросила она.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
3 мая 2014 г.
У моего мужа задолго до нашего знакомства умер отец. Он любил принять на грудь, и в итоге моя свекровь от него ушла. Он стал ещё больше пить и однажды умер в собственном доме.

Когда мы поженились, свекровь отдала нам телевизор из своего дома. И вот однажды просыпаюсь ночью внезапно, как будто меня кто-то разбудил. Взгляд упал на телевизор, и в выключенном экране я увидела отражение мужчины — он ходил из одного конца комнаты в другой. Сказать, что я испугалась, ничего не сказать — меня сковал дикий ужас. Я не могла ни пошевелиться, ни закричать. Не знаю, сколько прошло времени, наверное минуты две. Когда я немного отошла от паники, то схватила пульт и включила телевизор. Разбудила мужа и рассказала ему о том, что видела. Он, естественно, мне не поверил. А меня трясло до утра от страха.

Утром мужа попросила съездить за святой водой. Обрызгала дома все углы, двери, окна, а телевизор вообще чуть не залила — странно, как он после этого еще включился. Но это не помогло — ночью я опять проснулась, и опять та же картина: отражение этого мужчины в экране телевизора. Он ходил по комнате туда-сюда, а я лежала, боясь вздохнуть. Когда он подошёл к кровати и наклонился надо мной, я закричала не своим голосом, вцепившись в мужа. Он проснулся, включил телевизор, начал меня успокаивать. До утра я не спала.

Наутро муж увёз телевизор моей сестре. Ей я ничего не сказала об этом — думала почему-то, что в другом доме с телевизором никакой чертовщины твориться не будет. Мы же купили новый телевизор в этот же день.

Через день мне позвонила сестра и рассказала, как ночью она проснулась ни с того ни с сего и увидела отражение мужчины в телевизоре, как будто он сидит на кресле и смотрит на неё. После этого я ей призналась, почему мы купили новый телевизор, а этот отдали ей. Рассказала мужу, на что он мне рассказал, что этот телевизор забрали из дома, в котором умер его отец.

Сестра выбросила телевизор. Я еще долго боялась засыпать с выключенным телевизором, но больше такого не повторялось.
♦ одобрил friday13
Автор: Radmira

Эта история родом из маленького старинного украинского городка, первое упоминание о котором приходится на 1084 год. Случилось же это где-то в 68-70 году. За всю историю своего существования городок принадлежал то Австрии, то Польше, то России. Потом Сталин пожаловал его Украине. На его территории в советское время находились две воинские части — город наполовину состоял из военных.

Где молодой советский офицер тех лет мог уединиться со своей девушкой? Пойти в гостиницу — не женаты, а взятка не по карману. Снять комнатушку — тоже не по жалованью. Куда увести девушку подальше от людских глаз? В лесок? Да, лес обступал воинскую часть с двух сторон, туда в основном и ходили. Но с вечера пятницы по воскресенье лесок был переполнен парочками. А когда вся твоя рота пасется в этом лесу, младшему лейтенанту как-то не по чину... Но скучно молодому парню фланировать по улицам, даже если к его плечу льнет красавица подруга. Вот и присмотрели они с другом Витькой пустой склеп на старинном польском кладбище. Своих покойников поляки забрали с собой, поэтому почти все склепы были пусты и разрушены. А этот — нет. Этот склеп был пуст, цел, и даже кованые воротца были на месте. Камни стен за день прогревались, так что внутри было сухо и довольно тепло. К тому же располагался он весьма удобно — рядом с проломом в старой кладбищенской стене.

Подруги их, веселые девчата, не боялись ни черта, ни аборта, бесстрашно спускались по старым разбитым ступенькам под прохладные своды, и там, на мраморной полке, с набросанной на нее травой, предавались радостям редких встреч.

Свой странный приют друзья прозвали «дачей», и договаривались между собой о часах посещения. Постоянной подругой Олега была белокурая костюмерша из местного детского театра Оленька. Встречались они обычно у единственного кинотеатра, и, посмотрев очередную субботнюю картину, окультурившись, продвигались к «даче».

В ту субботу Олег добыл байковое одеяло, простыню и два граненых стакана. Так как они с Оленькой шли на «дачу» первыми, то их задачей было обустроить гнездышко. До встречи с Олей у кинотеатра оставалось время, поэтому он решил заскочить на кладбище и оставить пакет. Заглянул в церковь, чтобы купить свечей. Когда подошел к склепу, то, к величайшему удивлению, увидел там Ольгу. В длинном белом платье, красивая, как никогда, она поджидала его у решетки входа.

Времени у них было навалом — в часть он мог вернуться к вечеру следующего дня. Подруга его была не в меру грустна и задумчива, но он быстро разогнал ее печаль страстными поцелуями. Ольга отвечала ему не менее пылко. Вместо привычного крепковатого запаха дешевеньких духов, от нее шел изумительный аромат. Олег совершенно не узнавал подругу — в ласках она просто неистовствовала. Совершенно обессиленные, потрясенные взрывом чувств и ощущений, они уснули на солдатском одеяле, прикрывшись простыней.

Под утро Олег проснулся от неприятного ощущения — на шее лежала холодная Олина рука, тяжелая, словно изваянная из мрамора. Он привстал, склонился над подругой... Она была мертва. Ни дыхания, ни пульса. Может, у нее был порок сердца, и оно не выдержало накал страстей? Молодой человек заметался по склепу, не зная, что предпринять. Он уложил ей руки крест-накрест поверх простыни, поцеловал в холодный лоб. Решил найти Виктора. Он был в панике. Поднялся по разбитым ступенькам к резным воротцам. Но узорчатые створки заклинило! Ему показалось, что он останется здесь навсегда. Волосы под фуражкой зашевелились от ужаса. От накатившей безысходности прибавилось сил, и Олег с криком чуть не вынес дверцы с кованых петель. Молодой человек, дважды споткнувшись, вырвался на свободу в предрассветные сумерки. В одну секунду перемахнул через старинную ограду, игнорировав пролом в стене, и, всхлипывая, понесся в казарму.

Весь день до прихода Виктора Олег провел в страхе. Что делать? Идти в милицию? Скажут, что убил. Виктор все не шел, и он слонялся по плацу, заламывая руки. Он уже совсем было собрался сдаваться, как, наконец-то, появился его дружок, весьма довольный собой и жизнью. Весь день он провел на «даче» с Оксаной.

— Как на «даче»? Там же... Вы, что, ничего там не видели?

— Видели. Молодец, хорошо все обустроил. Да еще и свечи принес.

— А Оля?

Младший лейтенант поведал своему сослуживцу о своей беде.

— Ну ты даешь! Совсем со страху сдурел! Не было там никого! Проснулась да ушла. А ты опозорился.

— Может, вы не в тот склеп залезли спьяну?

— Да он единственный целый! А наши вещи? Да жива она! Но не простит, наверное.

Жива? В это так хотелось верить. Спать лейтенант не мог. Утром пережитые страхи немного сгладились. Надо было позвонить в театр, спросить ее... Но не хватало смелости это сделать. А вдруг скажут — умерла?

В пятницу его вызвали на КПП. Дежурный передал записку:«Куда ты пропал, что случилось? Буду завтра на «даче»». Идти туда не хотелось, но не идти нельзя. Главное — она жива! Неужели разыграла так?

В субботу, сгорая от стыда, вооружился кортиком, подаренным отцом. Отправился к месту свидания. Вошел через кладбищенские ворота, прошел мимо глумящихся над его трусостью изваяний ангелов. По заросшей тропинке подошел к проклятому склепу. Девушка в белом стояла на том же самом месте, что и в прошлую субботу. Оля. Она. Кто же еще? «Благоухает» неизменными противными духами.

— Что случилось? — спросили они одновременно.

— Я тебя целый час у кино прождала, потом к КПП ходила. А ты тут...

Она злилась. Но Олегу не хотелось спорить с ней, разубеждать ее, просить прощения. Хотелось уйти и забыть. Они разошлись в разные стороны и больше не встречались. Олег вскоре успокоился, но на «дачу» больше не ногой. Витька получил склеп в свое полное распоряжение.

Но незнакомка из склепа из головы уходить не хотела. Наверное, потому, что через две недельки после случившегося Витек, усмехаясь, спросил:

— Может, это тебя панночка Ядзя приголубила?

— Какая? Когда?

— В ту ночь. На входе в склеп табличка содрана, а вот внутри над плитой есть полустертая надпись: Графиня Ядвига Потоцкая. Она тебя и приласкала. Моя новая зазноба рассказала мне историйку, будь здоров.

Молодой граф Потоцкий слыл затворником со странностями. Имея дворец во Львове и в других городах, сидел в захолустье, ни с кем не общаясь. Люди были уверены, что он никогда не женится. На улице он не показывался, никуда не ездил вот уже 4 года. Но, как только умер старый граф, молодой тут же «выписал» себе невесту из-под Львова — панну Ядвигу Спивак — бедную сироту из не очень знатного рода. Но на свадебный поезд напали по дороге, панночка погибла. Месяц спустя молодой граф вызвал к себе священника с просьбой освятить серебряную крышку сахарницы. Вложил шарик от крышки в ствол пистолета и застрелился. Панночка же была похоронена на местном кладбище как Потоцкая.

В то, что с ним на «даче» была панна Ядзя, младший лейтенант не верил. Вернее, уговорил себя не верить. Но думать об этом было не страшно, а даже лестно: не посчастливилось молодой графине провести брачную ночь с любимым мужем, и она выбрала меня.

Прошло несколько десятков лет. Тропинки и дорожки некогда красивого и богатого польского кладбища заросли, почти не видны. Время ничего не щадит. Настоящий музей под открытым небом со своими памятниками, крестами, скульптурами и склепами практически ушел в небытие, остались одни намеки... И в пролом в древней стене, который стал гораздо больше, видна лишь обшарпанная стена старого склепа. А в утешение — упоительный запах белой акации, которой заросло все вокруг. Старое кладбище благоухает. А боковое зрение улавливает белый силуэт в конце аллеи старых каштанов.
♦ одобрила Happy Madness
20 марта 2014 г.
Автор: Из книги «Автостоп: притворись его знатоком»

ВНИМАНИЕ: в силу своих особенностей данная история не может быть подвергнута редактированию администрацией сайта, так как в этом случае будет утеряна художественная целостность текста. В результате история содержит большое количество сленговых выражений. Вы предупреждены.

------

Автостоп — это не только адреналин для любителей риска, но и целая кладезь всяких историй, хороших и плохих, в том числе и мистических. Ведь иная дорога — излюбленное место блуждающей нечисти. Один из авторов книги приводит несколько рассказов очевидцев, методично собранных им и записанных в блокнотик. Я привожу самые интересные из них (стиль и комментарии автора сохранены).

* * *

СТРАННЫЙ ВОДИТЕЛЬ

Однажды вечерком стопил человек от Москвы на Волгоград. Застопил зеленый «УАЗик». Внутри сидел мужик лет тридцати, в военной форме. Все как обычно, правда, запах в машине был какой-то странный. Но всякое бывает, хрен с ним. Ближе к ночи стопщик заснул. Проснулся он ночью оттого, что машина остановилась. За окнами была степь и темно, сверчки поют... Водителя не было. Выбравшись из машины «до ветру», он обнаружил, что стоит на каком-то пустынном кладбище в степи, и никого вокруг. Изрядно подсевши на измену (свою нужду он, наверное, тут же справил прямо в штаны), он потихоньку-потихоньку отошел от машины, вышел с кладбища и тут со всех сил ломанулся к ближайшим огням на горизонте. К тому ж парню все время казалось, что тот «УАЗик» едет за ним. Оглядываясь назад, он утверждал, что видел на кладбище какие-то быстро перемещающиеся огоньки. Через некоторое время он достиг села, где постучался в какой-то дом. Какая-то бабка его приветила, он рассказал ей эту историю, и она дала ему какой-то хитрый деревянный крестик весьма забавной формы, напоминающий анк.

Утром выяснилось, что он уже в Волгоградской области, и до трассы около 40 километров. Сходить еще раз на то место он так и не решился.

* * *

МЕРТВЫЙ ПОСТ

Во Владимирской области на трассе между Суздалем и Иваново иногда (но редко) водители замечали странный пост ГАИ. Hи знаков перед ним, ни людей внутри или вокруг него не было, его окна светились ночью странным белесым светом. Естественно, в следующий раз на этом месте ничего не находили. Судьба остановившихся на том посту тоже неизвестна, но увидеть его считалось дурной приметой — многие водители старались всячески избегать этого места по ночам.

Сама подоплека явления тоже покрыта мраком, так как никогда прежде на этой точке не было никакого поста ГАИ, да и аномалий не отмечалось. В 1997 году место было освящено священником из Суздаля, и после этого явления прекратились.

* * *

СБИТЫЙ СТОПЩИК

Явление этого призрака отмечено на трассе М6 в районе села Иловай-Дмитриевское (север Тамбовской области). Как рассказывают местные, в конце 1970-х неподалеку от этих мест погиб стопщик (точно не известно, был ли это путешественник, бич или тюлень, но не из местных). Довольно страшной смертью — был сбит и раскатан фурой, но умер не сразу. С тех пор местные и драйвера периодически встречают его идущим по правой обочине и даже иногда стопящим. Такие явления отмечались только в середине лета, около 23:00 (говорят, в это время он и погиб). Призрак безобиден, но может сильно напугать. Выглядит как парень лет 27-30, в джинсе и штормовке. В сумерках не сразу можно понять, что это призрак. Никакого свечения не испускает, но кожа имеет практически абсолютно белый цвет, а глаза... их никто не запомнил, но видевшие его лицо говорят, что оно какое-то ужасное и иногда преследует их в снах. Некоторые припоминали запах озона, сопровождающий его появление. К людям не ходит, в населенке был замечен только раз (у колодца), страшным голосом не орет. Идет, голосуя, но при приближении людей или столкновении с ними обычно исчезает…

* * *

БЕЛАЯ «СКАНИЯ»

В этой истории много непонятного. Суть такова: однажды на флэту в Куйбышеве появился трясущийся человек хипповского вида, без всякого шмотья, в каких-то сучьях, листьях... Он очень сбивчиво рассказал следующую историю: он пытался стопить в сторону Омска на трассе и ему остановилась описанная фура. Что он увидел, открыв дверь, он был не в состоянии описать — его начинало колотить, и он говорить не мог. Увидев НЕЧТО, он бросил шмотник и без оглядки побежал в лес в состоянии дикого страха. Только к утру он смог добраться до города. Два дня после этого он не мог прийти в себя и вел себя, как псих. А на третий день умер по неизвестной причине (есть вероятность самоубийства через отравление).

До этого был известен как вполне нормальный человек — упиться/укуриться до таких глюков, тем более на трассе, тоже не мог...

Любопытно, что за два месяца перед этим на той же трассе, но ближе к Омску был обнаружен труп девушки без признаков насильственной смерти. Она была совершенно седой.

Возможно, омичи и куйбышевцы лучше знают эту историю, я узнал ее через вторые руки.

* * *

ПРИЗРАК МАШИНЫ

Случай имел место на М9. Стопщик стоял ночью на трассе и голосовал. Мимо него проехала странная машина, которую он определил как «Ауди» темного цвета. Вся странность заключалась в том, что тачка не издавала АБСОЛЮТНО никаких звуков. Не было слышно ни двигателя, ни шума колес — ничего! Человеку, понятное дело, стало не по себе, и он ушел в населенку, где и просидел до утра на каких-то дровах. На посту ему сказали, что слышали про такую машину, но сами не видели и считают это драйверской байкой.

* * *

ЧЕРНЫЙ МОЛЧУН

Представляет из себя мужика богатырского вида — мощный, черный, с большой бородищей. Ничего не говорит, только кивает.

Ездит в машине, обитой изнутри черной кожей, марка неизвестна. Вроде бы активно подбирает стопщиков. После проезда с ним люди умирали в течение месяца, обычно от внутримозговых кровоизлияний или в результате несчастных случаев. Вывод был сделан на основании трех случаев, рассказанными разными людьми в разное время, но кто были эти люди, я так и не узнал…

* * *

ПРИЗРАК?

В Вологодской области около 4 часов утра стопил чел на Москву. Идя по трассе в предрассветных сумерках, он встретил человека, идущего навстречу. Стопщик спросил у него, далеко ли до следующего населенного пункта или поста, но человек его проигнорировал, причем начисто. И вообще, он показался каким-то странным. Продолжая идти по трассе, стопщик через несколько километров наткнулся на придорожный памятник. На фотографии он узнал того мужика, хотя разглядел его тогда не очень хорошо из-за сумеречной темноты. Ничего выяснять не стал и особого значения случаю не придал — во люди!. Хотя, может, понты просто кинул, а на деле, небось, кирпичей наложил только так.

* * *

ВПИСКА

Этот случай произошел, кажется, около села Васьково Смоленской области. Один бич-хайкер из Беларуси оказался там к ночи. Трафика, ясное дело, ноль. Дело было осенью, и он решил вписаться в какой-то заброшенный дом. По дереву он забрался на чердак через окно, расстелил пену, лег...

Почему-то не спалось. В середине ночи сквозь дрему он услышал скрип досок и какие-то шорохи. Он открыл глаза и заметил, что в некоторых местах в полу (ака потолке) имеются щели, и сквозь них проходит желтоватый свет. Он тихонько подполз к ближайшей щели и заглянул. Внизу на столе стояла горящая свеча, слабо освещавшая все вокруг. За столом сидел бородатый дед в белой рубахе. Потом он встал и прошел по избе пару раз вокруг стола и взглянул на потолок. Тут стопщик увидел его лицо. Оно показалось ему очень злым, глаза были без зрачков и светились тусклым желтым светом, как будто подсвечиваясь изнутри. Через некоторое время дед, издав какие-то странные хриплые звуки, взял свечу и вышел.

Бедняга на чердаке схватился за фонарь (но не включал) и нож, так и просидел до утра на измене. Когда какая-то птица на крыше зашуршала, чуть концы не отдал. Утром, придя в себя, поинтересовался у местных, нет ли тут какой истории. Оказалось в этом доме жил дед с семьей, и многие считали его колдуном. Кончил он плохо — был задушен собственной дочерью во сне. После этого через неделю сначала умерла дочь, потом ее сын, а все остальные срочно убрались из дома.

Дом пользуется дурной славой. Священник, призванный туда народом, упал у крыльца в обморок и отказался потом идти внутрь.

С тех пор я слышал об этом доме еще раз, вроде бы его сожгли жители. А тот чел стал религиозен и стоп забросил.

* * *

P. S. По признанию автора, часть найденных им историй не была опубликована, так как кончились они не так хорошо…
♦ одобрила wolff