Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ПОЛТЕРГЕЙСТ»

17 января 2014 г.
История эта случилась, когда я училась на третьем курсе политеха. Коллектив у нас был в основном женский — куча девчонок и один парень. Все хорошо сдружились, но наиболее близко я общалась с девушкой по имени Катя. Она жила одна в двухкомнатной квартире, в которой раньше проживал ее старший брат — но однажды вечером он вышел в магазин и больше не вернулся. Тело обнаружили спустя месяц на чердаке дома. Что с ним случилось, так до сих пор и не ясно.

Так вот, поскольку Катя жила в квартире одна, мы все праздники своим дружным коллективом отмечали у нее. Естественно, не обходилось без спиртного, но совсем по капельке — ведь мы же девчонки! В тот день было 8 марта. К семи вечера все были в сборе, быстро собрали на стол и сели праздновать. Наш Мишаня произнес поздравительный тост, и все, весело смеясь, зазвенели бокалами. Невероятно — вроде бы спокойно чокались, но одновременно лопнуло три (!) бокала. Мы переглянулись, кто-то нервно пошутил… Мало ли, всякое бывает. Чуть погодя мы включили музыку и стали танцевать. Кому-то показалось мало алкоголя, они ушли в магазин. Мы же с Катей вышли подышать свежим воздухом на улицу, а когда возвращались, перед дверью обнаружили мертвую крысу. В голове возникла только одна мысль — «подростки хулиганят». Убирая труп в пакет, мы строили планы, как поймать и наказать пацанят.

Было уже около полуночи, когда ребята стали собираться домой. У Кати на ночь оставались только я и Таня. Девчонки одевались, музыку мы выключили, и тут кто-то очень громко постучал в дверь. Все недоуменно переглянулись и засмеялись (всё же мы были слегка навеселе). Мы решили, что это у соседей закончилось терпение, но когда посмотрели в глазок, за дверью никого не увидели. Надо заметить, что в глазок посмотрели сразу после стука — значит, кто-то постучал и убежал. Мне стало не по себе от перспективы провести ночь в чужой квартире и терпеть шутки малолетних хулиганов.

Когда все разошлись, наша троица стала прибираться в квартире. Я убиралась в комнате, когда услышала визг Тани. Она выскочила из кухни в коридор, ее буквально трясло. На вопрос, что случилось, она ткнула в окно и сказала: «Там кто-то в окно заглядывает!» (надо сказать, что квартира была на первом этаже). Мы пошли туда, все осмотрели — ничего. Я начала злиться. Ну, думаю, поймаю — уши оторву! Таня рассказала, что за окном была девушка в белом длинном платье и без какой-либо верхней одежды. Мы покивали, Катя задумалась и притихла. Было видно, что подруги напуганы, а я подумала, что на улице темно — Таня просто не могла все хорошо разглядеть, вполне могло померещиться…

В начале второго ночи мы легли спать. Девчонки расположились на диване, а я — на кровати. Уже начала дремать, когда оглушительный стук в дверь заставил меня подпрыгнуть над кроватью. Девки завизжали. Что тут началось... Сердце у меня билось так, что я боялась, как бы оно не выпрыгнуло из груди. При этом с нервами у меня все в порядке, фильмы ужасов смотрю, как детские мультики. Я тихонько встала на цыпочки и пошла к двери. Подруги зашикали — мол, не ходи туда. Громкий стук продолжался. Я дошла до двери, посмотрела в глазок… а там никого, а стук продолжается. Я рванула назад к девчонкам, а они уже там сотовые достали и решали, куда звонить: спасателям, в милицию или уже скорую вызывать?

Внезапно стук в дверь прекратился. Татьяна позвонила своему парню и стала просить его приехать. Тот отказался, посоветовав меньше пить, и выключил телефон (кстати, они расстались после этого случая). Итак, стук прекратился, мы затихли, зубы стучали, дрожали руки. Я рассказала девчонкам, что никого не увидела в глазок. Они совсем уж ошалели о страха и начали читать молитвы.

Всё это время дверь в комнату была открыта, и через проём просматривалась часть прихожей и угол входной двери. Вдруг волосы у меня на голове встали дыбом — внезапно сам собой включился свет в ванной! Мы опять завизжали, уже втроем. Чуть позже включилась вода в ванной и на кухне. Мы боялись идти завернуть кран, а за окном еще ветер поднялся, задувает в щели, наводит жути... Так мы и просидели до утра, слушая, как бежит вода, а как стало светать, пошли «на разведку». Все было цело, но на кухне и в ванной на полу остались мокрые следы. С такой быстротой я еще никогда не собиралась...

У Кати я гостила еще несколько раз, но больше ничего странного не происходило. В то, что с нами произошло, никто не верит. Сейчас мы вспоминаем эту историю, посмеиваясь, но тогда нам было действительно страшно.
♦ одобрил friday13
Первоисточник: paranoied.diary.ru

Автор: Albertia Inodorum

Сами знаете, как оно бывает — устаёшь от большого города, от людей и вечной суматохи, от запаха улиц, льющегося в форточку, и тусклой припылённой зелени. Вот и мы с супругом, как-то одновременно, почти спонтанно, приняли решение сдать на год нашу квартиру, а самим махнуть жить на дачу. Благо фазенда наша загородная благоустроена не по-дачному, там и отопление есть, и колодец с насосом, электричество имеется. Банька, опять же.

Муж у меня художник, а я, вообще-то, продавцом последние годы работала, в свободное время развлекая себя написанием коротких рассказов. Так вот и порешили — отдохнуть год подальше от города, наедине друг с другом. Заняться творчеством, иногда встречаться со знакомыми. Фрилансить понемногу, если денег вдруг будет не хватать. Но главное, чего желали мы оба — тишины.

Квартиросъёмщики нашлись довольно быстро — такая же семейная пара. Муж, смеясь, назвал их «реверсивными» — они, наоборот, из деревни подались в город и желали начать как следует зарабатывать. Квартиру сдали, как положено, с контрактом, они даже плату вперёд за два месяца внесли. Только лично мне эти ребята немного странными показались — тихие какие-то уж очень. Правда, все посторонние мысли я быстро отмела. Шумный город после деревенской глуши ошеломляет — вот и их, видно, оглушил.

Закончив с квартиросъёмщиками и дав им все напутствия, мы погрузили сумки в машину и ломанулись на волю. Я предвкушала целый год, а может, и больше, тихого отдыха. Не раздражала даже пробка, в которой мы два часа простояли на выезде из города. Потом вырвались наконец, и минут через сорок стремительной езды по полупустой трассе свернули на боковую дорогу, ведущую к дачному посёлку. Опустили окна, и в машину полился свежий, пахнущий соснами, воздух. Хорошо-то как было — слов нет.

Вы уже догадываетесь, думаю, что спокойного отдыха у нас не получилось. Но обо всём по порядку.

Несколько первых дней мы провели тюленями, поздно просыпались, поздно ложились, жарили шашлык — в общем, нет смысла описывать все развлечения, которые могут себе позволить два половозрелых человека на природе. Главное началось на четвёртый день, может быть, на пятый — не помню точно. Но знаю одно — время близилось к полуночи, а мы сидели на кухне и играли в карты на копейки для интереса. Вдруг мы оба вздрогнули от шума в соседнем помещении — будто кто-то пробежал, громко топоча ногами, по лестнице наверх.

Уронив карты, муж схватил первое, до чего дотянулся — кочергу, и побежал догонять топтуна, прежде чем я успела его остановить. Я сама вооружилась лопаткой для выгребания золы из того же набора, что и кочерга, и приготовилась ждать. Долго не пришлось — обшарив второй этаж дома, муж вернулся на кухню в полном недоумении, ибо никого не нашёл, да и входная дверь была закрыта нами же изнутри — то есть незаметно выйти никто не мог. Ну да ладно. Посмеявшись над собственными страхами, мы сложили оружие и продолжили свою игру.

На следующую ночь, примерно в то же время — полночь, плюс-минус несколько минут, — грохот повторился, теперь уже непосредственно на втором этаже, в мезонине, где находилась студия. Когда мы с супругом пошли проверять, кто там, то снова никого не нашли. Только мольберт был свален на пол и одна из ножек сломана, точно по неё кто-то от души вдарил ломом, холсты повалены и перемешаны, некоторые и вовсе порваны, а по разбросанным тюбикам с краской будто кто-то попрыгал. Честно, нам стало не по себе, но, будучи натурами, скептически настроенными ко всему сверхъестественному, мы удовлетворились предположением, что всем этим событиям можно найти логическое объяснение. Другое дело, что объяснения мы сами не нашли.

Днём всё как-то забывалось, ведь было спокойно — как и вечером, когда уже темнело. Но едва время подходило к полуночи, в доме наступало беспокойство, и с каждым разом всё более явно чувствовалось некое зловредное присутствие. Так, на другой вечер я, переборщив с вином, легла вздремнуть на диванчик, но проснулась будто от толчка. Стрелка на часах замерла на отметке «12». Я перевела взгляд на дверь со вставкой из матового стекла, за которой горел ночник, и этот неяркий свет отчётливо выделял чью-то фигуру, стоящую за стеклом. Деталей не было видно — только расплывчатый силуэт человека, прижавшего ладони к стеклу и явно пытавшегося всмотреться сквозь него в комнату. Что-то было не так в его облике, но что, я не успела понять. Да и не хотела, если честно.

— Дим, это ты? — со сна голос был хриплый. Человек за стеклом качнул головой и, развернувшись, очень медленно прошёл мимо двери и исчез в соседнем помещении.

Это был не муж. Потому что едва этот силуэт скрылся, в комнату вошёл мой супруг и спросил, что случилось. Врать не стала — рассказала, что в доме определённо кто-то есть… только мы его снова не нашли. Запертый изнутри дом, абсолютно пустые помещения, даже подвал и чердак мы обыскали — нет никого.

Окончательно присутствие потусторонней силы выявили садовые брызгалки. Когда становилось темно и с ночной прохладой появлялись комары, мы включали на ночь эти поливалки в виде пластиковых ромашек, и несколько часов подряд они орошали газон и клумбы. В районе полуночи я вышла на крыльцо, чтобы перекурить, и включила фонарь над дверью. Он освещал несколько метров пространства перед крыльцом, альпийскую горку, захватывал кусок дорожки и пару ромашек-брызгалок. Прыскавшая из них вода блестела в свете электрической лампы. Я залюбовалась рассыпающимися в стороны радужными каплями, но тут кое-что мне показалось странным. Вода в одном месте точно натыкалась на невидимую преграду, крупные капли отскакивали в стороны и падали на лужайку. Я всмотрелась туда, пытаясь понять, в чем дело… и выронила окурок.

В частых и мелких струях из поливалок просматривался будто бы прозрачный человеческий силуэт, нечётко, но достаточно явно. Как будто там стоял какой-то невидимка, проявившийся из-за падавшей на него воды. И, точно поняв, что я его заметила, он шевельнулся и неторопливо пошёл к крыльцу. Трава приминалась под его шагами.

Я не помню, как убежала оттуда, но пришла в себя, уже закрывая дверь на все возможные защёлки. Притащила из кухни полено, подперев им дверь. На грохот спустился муж, я ему рассказала, в чём дело. Не знаю, поверил он мне или нет — в такой бред действительно сложно поверить, я согласна. Но я видела это всё своими глазами. Так что супруг пообещал, что завтра же мы скатаемся в город, чтобы провести ночь вне дачи. Понятно зачем — если неведомые шумы и силуэты будут и в гостинице нас преследовать, будет повод усомниться в собственном психическом здоровье. Хотя с ума, как известно, поодиночке сходят…

В общем, посовещавшись и вздрагивая от малейшего шороха, легли спать. А было от чего вздрагивать — остаток ночи с примерно равными промежутками кто-то стучался к нам в дверь и окна. Медленно так, но с силой, по три стука сделает и затихнет. И добро бы ещё на первом этаже действо происходило — так бы мы решили, что к нам пытается дозваться кто-то из соседей, — но в какой-то момент стучать начало и в окна второго этажа, к утру и вовсе на крышу перебралось. Стук утих, когда начало рассветать. Правда, долго поспать нам не удалось. Новый стук, настойчивый и многократный, перемежавшийся с дребезжанием звонка на воротах, заставил мужа выбраться из постели и посмотреть, что там за гости. Гости оказались на машине с мигалкой и в форме — три вполне материальных мужика из полиции.

Я не буду заострять внимание на всех тяготах и разбирательствах. Скажу только, что полиция навестила нас, потому что пара, которой мы сдали квартиру, оказалась убита. К счастью, наше присутствие на даче в ночь убийства подтвердили все соседи в окружающих домах — видели нас поодиночке и вместе, в окнах и на крыльце, так что с нас подозрения в итоге оказались сняты.

Только знаете что? В конце концов мы узнали все подробности убийства в нашей квартире. Узнали, что кости этих ребят были так переломаны, точно их швыряли о стены, как мячики. И что лица были чьей-то жестокой рукой превращены в безобразное месиво, так что их едва опознали. И что в комнате, где были найдены тела, нашли также два конверта, в каждом из которых была горсть сухой земли, пучок каких-то спутанных волос, ржавый гвоздь и фотография. Фотография со мной и моим мужем. Обе были точно исцарапаны вдоль и поперёк чем-то тонким, точно эти убитые ребята пытались сделать нам с супругом что-то плохое по совету из книжек вроде «Сто заговоров на порчу для домохозяек», и как будто до нас на даче дошёл только отголосок этой гадости.

Но главное, о чём мельком упомянул в разговоре один из следователей — все двери и окна в нашей квартире были заперты изнутри.
♦ одобрил friday13
7 января 2014 г.
Тогда я только перешёл в третий класс. Моим родителям дали квартиру в новой пятиэтажке. Квартира как квартира: две комнаты, ничего особенного, абсолютно новый дом. Горячей воды в доме, правда, нет, не было и не будет. Сие есть аксиома, и все с этим смирились, а водонагревателей тогда еще не изобрели, поэтому отец мой купил две большие кастрюли — перед тем, как идти спать, он грел в них воду. Всю ночь вода постепенно остывала, и утром мы все умывались теплой водой. Вот с этих кастрюль все и началось.

Эта тварь жила в вентиляции на кухне. Да-да, как домовенок Кузя. Визуально я ее никогда не видел. А все потому, что она абсолютно невидимая. Каждую ночь ровно в полночь, без опозданий, что-то небольшое, размером с крысу вылезает из вентиляции над раковиной и неуклюже идет к плите с этими кастрюлями. Подходит к одной, приподнимает крышку, а там обычная вода. Эта сволочь заглядывает в другую кастрюлю — там тоже самое. Оно не теряется, спрыгивает с плиты и идет ко мне. Почему ко мне? Что ей надо от зашуганного третьеклассника? Я видел еле заметные вмятины на ковре — следы, так сказать. От страха я закрывал глаза, и эта тварь всегда запрыгивала на мою кровать со стороны ног. Я даже эксперимент провел: один раз лег ногами в другую сторону. Все равно идет сначала к ногам. Весит она очень мало, хотя, как я понял, размером она с большую кошку. Ходит на двух ногах. По моим ногам она спокойно шла к моей голове. Когда доходила до пояса, я её стряхивал с одеяла, и она исчезала, как будто ее и не было.

Только я успокоюсь и решу, что кино надо смотреть меньше — «ДЗЫНЬ!» — опять кастрюля. «ДЗЫНЬ!» — вторая кастрюля, и там борща тоже нет. И опять идет ко мне. И так до трех часов ночи, пока я не вымотаюсь от страха и не усну. Каждую ночь.

Днем я вообще не боялся один в квартире оставаться, как будто ничего мистического в природе днем нет, но зато со страхом ждал ночи. Эта тварь не всегда лазила только в кастрюли: бывало, выдвижной ящик, где ложки и вилки, выдвигала и задвигала. Но в основном, конечно, кастрюли. Я, хоть и ребенок, но знал, что рассказывать взрослым о том, что творится со мной по ночам, чревато проблемами. И молчал. Но крыша моя постепенно съезжала. Я понял, что вопрос встаёт уже не о кошмарах, а о моем душевном здоровье.

Не помню уже, почему я рассказал одной знакомой девчонке о своей проблеме. Но попал в точку — она даже не удивилась, как будто ей каждый день подходят ненормальные и несут подобный бред. Она просто посоветовала: «Надо кошку завести, кошка тебе поможет». Она это так сказала, как будто я не псих какой-то, а просто не в курсе, как себя вести и что с этим делать. Я с ума схожу, а она говорит, что это ерунда, и достаточно просто завести дома кошку.

Я две недели к родителям подмазывался: стал приносить только хорошие оценки, драил полы, мыл посуду за всех... И они разрешили мне завести кошку.

В первую же ночь без одной минуты полночь кошка пришла ко мне, повернулась мордой к выходу из комнаты, лапы под себя поджала и задремала. А мне-то не до сна! И вот полночь. Слышу — в вентиляции движение. Кастрюля — «ДЗЫНЬ!». Кошка резко срывается и бежит на кухню. Перевернула все на кухне, гоняясь за этой тварью. Отец услышал, пошёл посмотреть, я тоже. Свет включаем — стол у другой стены, табуретки по всей кухне валяются, кошка лежит на полу — одна табуретка, падая, придавила ей переднею лапу, но кошка явно этого не чувствует. Посмотрели — лапа целая.

По такому случаю отец побил кошку, потом меня, и мы все отправились спать.

С тех пор я стал спать спокойно, а животных стал уважать и ценить. Особенно кошек. И никакие мистические сущности меня больше не тревожат.
♦ одобрил friday13
6 января 2014 г.
Произошли со мной эти «чудеса» прошлой осенью. От кого бы услышала — не поверила, но теперь под слоем краски на волосах, я, наверное, седая.

Началось все с того, что я, как взрослая девочка, переехала от родителей: сначала на квартиру, потом в общежитие, потом мне предложили переехать в дом прабабки, так как моя бабушка забрала её к себе (человек она старый, лежачий). И вот одним прекрасным днём мы с сыном переехали. Дом старый, квартира темноватая. Представьте, что вы находитесь в квартире, в которой горит свет, но он не светит. Меняли лампочки, проводку, люстры — бесполезно, все равно темно. В первую ночь не спали вообще — чувствовалось постоянное присутствие кого-то чужого. На вторую и последующие ночи со мной ночевала сестра. Как-то раз она меня разбудила, сказав, что слышала, как возле кровати сына кто-то матерился. Я ей не очень-то поверила, но на всякий случай поставила молоко и колбасу «домовому». Несколько дней я ночевала у родителей, там бабушка мне посоветовала освятить квартиру. Лучше бы я этого не делала...

Тот, кто знает, как это делается, поймет, о чем я говорю. Все началось с первого круга. Я делала шаг вперёд, а меня тянуло назад. Так продолжалось, пока я не дошла до кухни. Дойдя до неё, я вообще забыла, зачем пришла, встала растерянная. Пока вспоминала, прошло минут пять. В итоге кое-как вспомнила и пошла дальше. Второй круг дался легче, третий — ещё легче. Потом я вышла на улицу покурить и вернулась, а в квартире стоят четверо — один большой чёрный, ни лица, ни принадлежности к полу нет, с ним ещё мужчина, женщина и ребёнок. Смотрят в одну точку, а точнее, в окно. Я еле собралась, разговаривая с подругой по телефону, и сбежала оттуда. Пока бежала до дома родителей, меня как будто хотели вернуть обратно — в голове звучало: «Вернись, ты забыла газ выключить, воду!». И тому подобное. Хотя сама лично раз пять проверила всё перед уходом.

На этом «чудеса» не закончились. Второй раз мы пошли с подругой в квартиру. Поснимали зеркала, начали снова освящать, дошли до кухни и тут увидели очередное «чудо». Подруга стояла сзади меня — и её же двойник стоял в зале. Мы на трясущихся ногах доделали всё, что надо, и бежали оттуда. Теперь я в ту квартиру не хожу, приходится жить у родителей.
♦ одобрил friday13
30 декабря 2013 г.
Автор: Анатолий Шинкарев

Все началось, когда я привёл свою девушку к себе домой. Дом, к слову, у нас очень старый — его строил мой прапрадед, соответственно, в нем жили мои прадед и прабабка, после них дом перешел отцу, и он поселился там с моей матерью. Они не ужились и вскоре развелись. Когда же батя привел в дом новую жену, в доме начали происходить всякие странности — сама по себе билась посуда, исчезали вещи, а потом новой жене моего отца на голову упал плафон. После этого они переехали жить к ней в Киев, и в доме стал жить я один.

Первая девушка, которую я привел жить в дом, все время чувствовала себя дискомфортно — чувство тревоги не покидало её. Даже когда я на пять минут выходил в магазин за хлебом, она боялась оставаться дома одна. И, как выяснилось, не напрасно.

Однажды я уехал в командировку на неделю и попросил ее присмотреть за котом. Она сказала, что будет приходить только с подругой, поскольку очень боится там находиться наедине. Первые пару дней она приходила со своей подругой Машей, и все было хорошо. Они готовили себе ужин, пили вино и уходили. А на третий день Маша не смогла составить компанию Ане, и ей пришлось идти одной. Она, как обычно, отворила двери, зашла в дом и зажгла свет, к ней тут же подбежал голодный кот и начал мяукать. Аня направилась через зал в кухню, проходя, полюбовалась собой в большом зеркале и немного поправила макияж. Потом она зашла на кухню и потянулась за кошачьим кормом, и вдруг с потолка ей, как и жене моего отца, на голову упал плафон (уже новый). Аня дико испугалась и в истерике начала рыдать, потом, заметив, что на ее руках кровь, которую она стерла с лица, побежала в зал смотреться в зеркало. Когда же она приблизилась к нему, то в отражении увидела пухлую старуху, которая смотрела на нее и ухмылялась. В панике Аня выбежала на улицу и побежала домой, даже не затворив дверь.

По определённым причинам с Аней мы вскоре расстались, и теперь у меня новая девушка — Катя. Мы много разговариваем и часто рассказываем друг другу о своих сновидениях. Как-то раз Катя мне рассказала, то что ей приснился мой дом, а точнее, его зал, по которому ходила пожилая пухленькая женщина. Судя по выражению её лица, она была чем-то озабочена и явно недовольна. Я бы сейчас и не вспомнил этот её рассказ, если бы не вчерашняя ночь.

Вечером мы с Катей немного повздорили и, так и не помирившись, пошли спать. Посреди ночи я вдруг проснулся, чувствуя непонятное волнение. Когда я открыл глаза, мне стало жутко. Я ощущал холод, который пробрал меня до костей, хотя я и лежал под пуховым одеялом. Я обнял Катю и почувствовал, как мое тело онемело — я не мог пошевелиться. Я не мог вымолвить ни слова, не мог разбудить Катю (впрочем, как я узнал позже, она уже давно не спала). Прошло какое-то время, и я снова стал хозяином своих конечностей. Тут Катя повернулась ко мне, и я увидел, что ее глаза круглые от страха. Она меня спросила:

— Что ты видел?

Я объяснил, что ничего не видел, но почувствовал дикий страх и меня парализовало. А Катя мне рассказала, что снова видела во сне пухлую старуху в белом халате. Она стояла над нашей кроватью и рассматривала Катю, а когда моя девушка проснулась и открыла глаза, увидела, что старуха действительно стоит над кроватью и смотрит своими страшными глазами прямо на неё. Через несколько секунд ее образ развеялся, но глаза еще с минуту продолжали оставаться видимыми и сверлили взглядом Катю, не давая ей даже пискнуть от страха.

Судя по описанию внешности старухи обеими девушками, они видели мою прабабку, которая умерла, когда моя мать была беременна мной. Старушка очень хотела увидеть своего единственного правнука, но так и не дождалась моего появления на свет.
♦ одобрил friday13
26 декабря 2013 г.
Автор: Саша

Не знаю, насколько правдивы истории на этом сайте — не сочтите за грубость, так как ранее мне не доводилось здесь бывать. В принципе, я подобные вещи не читаю, но, знаете, сил уже нет молчать, а то совсем не с кем поделиться — глядишь, сочтут за сумасшедшего.

Итак, ближе к делу. Начну с первого инцидента, который хорошо запомнился моим родителям, но не мне. Мне было 7, а может, и 8 лет, точно не скажу, но я был уже достаточно взрослым ребенком. Практически в любое время суток, чаще ночью, я начинал кричать во весь голос. Доходило до истерик, и родители не могли меня толком успокоить. Как ни странно, подобное происходило лишь дома. Я якобы видел что-то, и чаще всего это «что-то» сидело на шкафу в моей комнате. Описывал я его примерно так: покрытое черной шерстью тело, большая голова, маленькие глазки, улыбка до ушей, которая больше походила на оскал. Оно постоянно улыбалось, глядя на меня. Мне особенно запомнилось, что, когда я доказывал родителям, что оно сидит вон там на шкафу, оно начинало истерически давиться от смеха.

Все это продолжалось долгое время. Пытались помочь разными способами, но ничего не помогало. И тут родители решились отвести меня к какой-то «бабке», хотя они всегда были ярыми противниками подобных вещей, но переступили через себя. И знаете, свершилось чудо — больше я не видел этого «товарища».

Потом примерно в 15 лет я начал замечать, что вижу что-то краем глаза. Это были люди, животные, разные предметы, которых там не было. Я обследовался, и не раз — никаких отклонений не нашли. Первое время я списывал всё на хорошее воображение, ведь все это были не очень четкие образы. Иногда даже сложно было сказать, что конкретно я видел. Когда это происходило где-то днем на улице, не было проблем — но, когда я дома был один и вдруг как будто кто-то проходил мимо меня, становилось невероятно жутко, ведь, обернувшись, я видел, что никого нет.

В студенческие годы ко мне снова вернулись видения. Помню, сплю в своей постели, открываю глаза, а на моих ногах будто бы на корточках сидит нечто... явно не человек. Вытянутое, до ужаса худое тело черного цвета словно готовилось к прыжку. Я сообразил, что это сон, и начал себя уверять, что мне надо очнуться. Открываю глаза по-настоящему — а оно по-прежнему сидит на моих ногах! Я вскочил в ужасе и, как в детстве, начал кричать. После убедил себя, что тогда я еще не до конца проснулся, вот и померещилось. Долго это убеждение не продержалось: я начал видеть его в доме своей девушки и у друзей (в полусонном состоянии или краем глаза).

Примерно в это же время на моем теле начали появляться синяки. Сначала небольшие, на ногах, потом они начали подниматься выше и становились все больше. С учетом того, что я много лет занимался профессиональным спортом, тело у меня, как говорится, набитое, и кожа совсем не нежная. Чтобы на мне поставить синяк, нужно хорошо постараться. И конечно, да здравствует логика — я снова у врачей: может, железа в организме не хватает или еще что?.. Но, нет, мне сообщили, что я здоров как бык, а синяки — случайность.

С того времени прошел не один год. Я оставил спорт, уехал в другой город и посвятил себя искусству. Так как говорят, что творческие люди все «с приветом», я подумал, что мне самое место среди них. Открыл свою студию — по сути, устроился не так уж и плохо. Но вот в чем проблема — я до сих пор вижу все это. Как и раньше, на теле появляются синяки. Только это уже не те следы, как от маленьких укусов, а словно отпечатки огромных ладоней. Как раз один такой у меня сейчас на спине, а другой — на пояснице. Как вы понимаете, личная жизнь наладиться просто не может — сложно объяснить появление синяков. Я уже думал, что во сне сам себя травмирую, или кто-то в квартиру пробирается. Но эти теории не подтвердились — два месяца круглосуточно в квартире стояли камеры в каждой комнате, но ничего не зафиксировали, а синяки продолжали появляться...

В последнее время я начал сильно и часто болеть. Любое лекарство теряется, разливается, принять таблетки очень сложно — как по рукам кто-то бьет. Посуда сама собой бьется, падает с подставок, кухонные стулья падают, когда я, к примеру, стою в прихожей. Из числа коллег и друзей никто ко мне попасть не может — тот шел и ногу сломал, та в аварию попала...

Но не болезнь меня пугает, а то, что мне начал снится уже кто-то новый. Человек, имеющий рога. После некоторых снов с его участием мне кажется, что моя кожа становится такого же черно-синего цвета, как и у него. Я обычно еще толком не успеваю уснуть, а уже вижу его рядом. Недавно лежал на кровати и говорил с матерью по телефону. Сморило меня немного, на мгновенье закрыл глаза, открываю — а он сидит на краю моей постели. Я слышу, что говорит мне моя мать, и в то же время вижу его! Я подскочил, включил свет — никого.

Если честно, я надеюсь, что у меня просто не все в порядке с головой. Мне становится очень страшно, если я думаю, что это может быть не так. А я так устал бояться...
♦ одобрил friday13
23 декабря 2013 г.
Автор: MARO

Приехали мы в начале мая на дачу. Второй этаж в доме у нас тогда еще не отапливался, а дом большой, двухэтажный, каменный. Выручали только теплые дни, а на ночь мы накрывались очень тепло, чтобы не замерзнуть. Вот в первую ночь легли мы спать, и мама среди ночи проснулась оттого, что ей очень холодно — одно одеяло соскользнуло на пол, и под бок пробирался коварный холод. Надо бы вылезти из-под одеяла, подобрать второе одеяло да накрыться, но как подумаешь, что потеряешь остатки тепла — так всякое желание выползать пропадает. Лежит мама, борется с собой, и тут чувствует, как сверху на нее опускается одеяло. Тот край, где дуло, закрывается, и такое впечатление, будто одеяло под бок подтыкают. Она от удивления забыла, как дышать, и тут слышит такой густой ворчливый бас, прямо под ухом: «Понаехали тут, заботься о них…».

Еще раз тем же летом она снова слышала этот голос. В то утро она почему-то проснулась очень рано — около пяти утра. Заснуть опять не удалось, и она пошла в летнюю кухню, замесила тесто и поставила в духовку пироги. А пока те пеклись, решила немного поработать по холодку в огороде. И закопалась. Работа споро идет, мама времени не замечает... И тут опять тот же бас за спиной: «Ох, подгорят!». Мама подскочила, обернулась — никого сзади нет. Тут она про пироги вспомнила, побежала на кухню. А их и вынимать пора, как раз до нужной кондиции зарумянились.

В городской квартире мы голос домового не слышали, да и на даче больше не случалось. Но вот вещи по комнате летали. Как-то я сижу (дело 31 декабря было), любуюсь елкой, в комнате полумрак, только гирлянда горит да настольная лампа. Зрение у меня уже тогда было не очень хорошее, предметы немного расплывались перед глазами. Сижу я на диване и вижу, как под лампой мой кот потягивается. Он у меня белый был, с черными пятнышками, пушистый. Потягивается он, потягивается, и все выше встает. Я думаю — как это ему удается так высоко подняться? Встала, подхожу к нему и вижу, что не кот это вовсе. На столе, под лампой, лежала большая белая тряпка из парашютной ткани, и это она медленно поднималась в воздух. Под моим оцепеневшим взглядом она поднялась почти до потолка, а потом мягко шлепнулась обратно на стол. Как только она упала, от стола с легким шумом через всю комнату к дивану отъехал стул. Тут оцепенение меня покинуло, и я быстренько вышла из комнаты, пока меня тоже куда-нибудь на люстру не отправили.

В другой раз мы с мамой сидели в ванной, разговаривали. Надо сказать, ванная комната у нас была огромная — метров шесть-семь. На полу, на кафельной плитке, стояла большая эмалированная кастрюля, в которой мы кипятили белье (стиральной машинки с функцией кипячения у нас тогда еще не было). Сидим мы, болтаем и вдруг видим, как крышка с кастрюли поднимается, отъезжает от кастрюли сантиметров на пятьдесят, а потом с оглушительным лязгом падает на пол. Страшно нам не было, но мы решили сменить тему разговора — так, на всякий случай.

Историй, связанных с домовыми, у нас достаточно много. В нашем доме домовой никому не приносил вреда. Поначалу мне было не по себе, особенно когда я ложилась спать одна в темной комнате, а вокруг начинали падать вещи, слышался дробный топот, различные звуки. Соседей сверху или сбоку у нас не было, дом был ведомственный, спланированный под людей определенной профессии, так что на этаже была только одна квартира, и через лестничную клетку располагался вход во вторую, но не парадный, а черный. В общем, звуками от соседей весь тот бедлам, что начинал происходить по ночам, не объяснишь. Человек, наверное, действительно привыкает ко всему, так что привыкли и мы. И до сих пор я благодарна судьбе, что стала свидетелем таких вот удивительных явлений, которые, я считаю, привнесли в нашу жизнь изрядную долю доброго волшебства.
♦ одобрил friday13
13 декабря 2013 г.
Когда я приехал учиться в Новосибирск, то жил три месяца в посёлке Северный. То есть вынужден был жить, ибо хозяева съемной квартиры, получив деньги сразу за три месяца, исчезли, не оставив координат. Потом причина выяснилась: в зале не работало отопление. В итоге два месяца мне спать приходилось в одежде. А что делать? У студента финансы поют романсы — на новую аренду денег не было.

Прожив спокойно сентябрь, я уже пообвыкся. Жить можно — хоть и квартира оставляла желать лучшего, зато мог делать, что хотел. Но тут наступили первые холода, и я понял, что надо перед сном закрывать дверь в комнату, иначе она вымораживалась быстро ночью. Вот тогда я и услышал шарканье в прихожей.

Общая схема полтергейста была такова:

1) начинаются шаркающие шаги из кухни и идут до дверей в комнату;

2) шаги останавливаются перед закрытой дверью и переминаются с ноги на ногу (прямо слышал притоптывание);

3) «оно» разворачивается и идёт обратно на кухню, но не всегда до неё доходит (чаще всего доходит). Иногда возвращалось с полпути обратно, причём я отлично слышал, как оно разворачивалось в коридоре, как столетний дед, шаркая и задевая стены.

Особую изюминку сему фильму ужасов добавляли детали:

а) иногда возникающий (как правило, когда нечто стоит перед дверью в комнату) урчащий звук — так рычат во сне собаки;

б) изменение маршрута обхода: вместо стандартного «кухня — дверь в комнату — кухня» могло быть «кухня — разворот в коридоре — кухня — а через минуту внезапно рычание под дверью»;

в) какая-то возня на кухне.

Естественно, я сначала выдвигал предположение, что это может быть движение конструкций (холода ведь наступили), но быстро понял, что такое объяснение никудышное. И да — я здоровый морально устойчивый человек, мне не могло это просто мерещиться в течение столь долгого времени.

Кстати, когда я ночью бодрствовал, скажем, решал задачи по физике, то в коридоре всё было спокойно. Но стоило мне прилечь, тут же начиналось движение. Ну не могли же конструкции ждать, пока я физику дочитаю?

Днём же никаких шумов никогда не было. В выходные отсыпался спокойно днём, наверстывая за недосып в будни.

Это были два месяца настоящего ужаса. Стоило только выключить свет, как начиналось чёрт-те что. Много раз хотел себя побороть и резко рвануть на себя дверь, пока «оно» стояло за ней, но так и не набрался храбрости. Походы в туалет ночью? Да ну их! Ждём до утра.

Можно над этой ситуацией смеяться, иронизировать (я и сам люблю за бутылкой пива об этом с улыбкой рассказать), но как только вспомню как следует, так снова холод по спине пробегает.

В общем, через два месяца я сам превратился в призрака. Отощал, стал нервным, спал в одежде, при включенном радио и со светом. До армии я думал, что хуже не бывает.

Хозяева квартиры не приехали даже в день моего выселения, потому пришлось ключи под коврик положить, дверь посильнее захлопнуть и покинуть навсегда эту чёртову обитель зла. Может, быть, квартира там до сих сдаётся — ждёт очередного недалёкого жильца.
♦ одобрил friday13
13 декабря 2013 г.
Первоисточник: ffatal.ru

Автор: Алексей Конопатин

Не ступай на зазоры между плиткой. Никогда. Да что я говорю — ты и сама уже знаешь. Шорох за спиной... а нет, просто показалось. Ведь показалось же? Они не любят ненормальных. Не любят людей, которые, прежде чем взять ключи с полки, пятнадцать раз постучат об нее колечком. Не любят, когда свет окончательно включается только с четвертого раза. А еще они просто терпеть не могут полудвижения. Когда ты начинаешь оборачиваться — а потом бац, и передумала. Да, четыре раза подряд, на одном и том же месте. Это сводит этих существ с их потустороннего ума. А еще можешь попробовать разговаривать с пустотой. У них ведь нет глаз — лишь какие-то рудиментарные остатки, глазницы без глаза как такового. Обмани их, дай понять, что не одна — и, может, они от тебя отстанут. Ну, или хотя бы не будут донимать так часто.

Ты узнаешь о них внезапно. Вот ты зашла в лифт на первом этаже одна, а приехали вы на твой восьмой уже довольно милой компанией, хотя пока ты все еще думаешь, что ты одна. А потом в замке поворачивается ключ, ты переступаешь порог, и — та-дам! В твоей квартире появился новый жилец. Ты иногда, очень-очень редко, будешь слышать, как к завыванию ветра за окном будет добавляться какая-то доселе незнакомая нотка, будто бы чье-то дыхание. Но ты ведь не обращаешь внимания на такую чепуху? А иногда с твоего стола будут падать вещи, будто бы их кто-то задел рукой. «Сквозняк», — подумаешь ты. Чего уж там — сквозняку ведь так легко сдуть со стола вазу.

А вот потом придёт страх. Ты просто будешь бояться всего. Особенно темноты. Ты будешь спать, не выключая телевизор, будешь читать и каждые пять минут смотреть поверх книги на дверной проход из коридора. А главное — ты начнешь оглядываться. Хотя я не советовал бы.

И вот однажды ты пригласишь своего любимого человека остаться у тебя на ночь, потому что тебе просто страшно одной. Вы будете слушать эту давящую тишину, иногда окрашиваемую в цвет ужаса вздохом из ниоткуда. Вы будете жаться друг к другу, и на волне адреналина у вас появятся идеи гораздо более интересные, чем подслушивание чудовищ. А после всего вы выйдете курить на балкон. Он обнимет тебя сзади и нежно поцелует за ушком, и тебе уже будет совсем не до непонятных шорохов и вздохов. После вы уснете, обнявшись.

А ночью ты проснешься от звука вибрирующего телефона. Тебе пришло SMS-сообщение.

«Спокойной ночи, малыш. Извини, что не смог приехать, я заболел. Давай в другой раз. Целую».

От него. Да-да. От того человека, который лежит возле тебя. А кто же тогда это?..

Ты выбежишь из квартиры в том, что успеешь, не глядя, схватить с вешалки. Будешь бежать по улице, захлебываясь от страха и рыданий. Мама напоит тебя горячим чаем, успокоит, и ты почти поверишь, что это был просто кошмар. А потом будут многочисленные походы по невропатологам и гипнотизерам, по психиатрам с аминазинами-клоназепамами и бабкам с корнями каких-то-там-трав...

Пройдут годы. Ты станешь обычной, просто со своими личными сортами тараканов в голове. Но однажды ночью ты вспомнишь момент, который так старательно пыталась забыть. Момент, когда вы стояли на балконе, и ты увидела в отражении на стекле его глаза — вернее, их отсутствие. Тогда ты подумала, что тебе просто показалось. Выходит, нет...

И ты начнешь мстить. Ты будешь делать то, чего эти твари так панически боятся. Ты будешь брать ключи с пятнадцатого раза. Ты будешь включать свет с четвертого. Ты не будешь наступать на зазоры между плиткой.

И они еще пожалеют.
♦ одобрил friday13
5 декабря 2013 г.
Доля у меня суровая, без преувеличений — столько невзгод случалось и до сих пор происходит и со мной, и с моей семьей. Для затравки с них как раз и начну.

Бабка с дедом по материнской линии жили в небольшой деревушке рядом с рекой Дубна (та, что в Смоленской области), Обь называется. Население там и так по пальцам пересчитать, а они все равно особняком даже от этой кучки держались, очень закрытые и необщительные. Бабуля сама родом из Белоруссии, вроде как имела там большую семью, но по каким-то причинам одна в Россию мигрировала. Была женщиной доброй и хозяйственной, но очень быстро стала зрение терять, практически ослепла еще при живом деде. Он же, в свою очередь, еще более загадочная личность. Откуда — неизвестно. Слухи ходили вплоть до того, что он беглый каторжник, даже его жена ничего толком про него рассказать не могла. Отличный охотник и рыболов был, но самое занятное — знахарь, самый настоящий. Не какой-то там мистический ведун, а разбирающийся в народной медицине и лесных богатствах травник и лекарь — был в большом почете у местных.

Много с бабкой и дедом всякого бывало — туши, оставленные на разделку, из закрытого сарая просто исчезали, потроха кто-то в дом тащил и разбрасывал, зверье дикое в избу лезло... Один раз этот самый сарай для разделки просто-напросто осел наполовину в землю за одну ночь. Самый, наверное, интересный случай был, когда бабку, еще молодую, кровь с молоком, пытались черти завистливые утащить у деда — хватали где надо, одежду и одеяло стягивали, за ноги таскали. Дед, когда с многодневной охоты вернулся, озверел от такого расклада и несколько ночей подряд не спал, ходил по избе и вокруг с ножами, кости свежие раскидывал и угрожал рогатым ублюдкам. Больше они лезть так нагло не решались. Он, кстати, часто всякие амулеты забавные мастерил, но, скорее всего, просто для красоты — не были они у меня шибко суеверными на вид, в Бога не верили тоже.

Несмотря на всю прыть и суровость, дед помер намного раньше бабки, причем как-то непонятно. Ушел, как обычно, промышлять, а через день, когда бабка с мамкой моей решили к реке спуститься, нашли его ружье и всего лишь два отпечатка сапог. Утонул, видать. Бабушка горевала, конечно, но еще с десяток лет прожила, благо остальная деревня, несмотря на их обособленность, все же старушку одну бросать не стали, уважали моих предков.

Мамка моя, их дочь то бишь, уже попроще человек, только вот лунатизмом страдала. Рассказывали, как она шастала по дому, болтала по ночам, ругалась, у окна ждала кого-то. Один раз в лес ушла — ее потом бабуля все утро искала, пока не наткнулась в чащобе на ямку небольшую, где дочь ее и спала. Ямку, как бабка говорила, сама мамка и выкопала — все руки в земле были. С возрастом прошло, правда, но всякие неурядицы возникали то там, то тут. Молнии шаровые из радио вылетали в грозу, квартира в Смоленске погорела не пойми с чего — уверен, что и всякие шорохи и сонные параличи тоже случались, по этой части мамка болтать не очень любила.

Отец уже был из обычной городской семьи, добрый и честный мужик, любил нас очень, но в семье не без дрязг. Бывало, ссорились они жутко, и он уходил то к друзьям, то в машине ночевал. Но иногда, бывало, пропадал чуть ли не на сутки, а когда возвращался — не помнил ничего. Матери он об этом не рассказывал, только мне, пока на два дня так не ушел и вернулся без кошелька, а в нем деньги и документы были. Так и не нашли — благо гроши там были, и паспорт быстро восстановили. Потом, как я считаю, аукнулись все эти ссоры. В одном из рейсов он разбился — на ровном прямом участке дороги, будто бы сам баранку в сторону повел. Поругались они как раз перед этим выездом с матерью опять и очень серьезно, о разводе заговорили. Вот я и думаю, что он просто отчаялся и вот так решил счеты свести. У матери такие истерики после этого были — кошмар просто. Вставала даже пару раз ночью — самые страшные мои воспоминания. Иду себе в свою комнату и слышу — в родительской спальне она с кровати подымается, а потом тишина, все замерло. Открываю дверь, а она стоит, не двигаясь, и в проем, то есть на меня, смотрит. Сама молчит, и я тоже выдавить из себя ни звука не могу. Еле пересилил себя и свет включил, потом в чувство привел, и оба всю ночь рыдали.

Вот такая у меня непростая семья, но даже среди них я умудрился выделиться.

Я прямо-таки типичный для здешних мест неудачник. Вляпаться умудряюсь на пустом месте, постоянно что-то происходит с самого детства, в том числе и чертовщина разная.

Из детства моё наиболее яркое воспоминание, пожалуй, про вторую смоленскую квартиру, которую выдали взамен погоревшей еще до моего рождения. Просыпаюсь я, значит, с рассветом оттого, что плачу — хнычу да слезы по щекам катятся. Машинально подымаюcь с кровати и смотрю в угол своей маленькой комнаты. А там сидит сгорбившийся худой и лысый ребенок, вид у него крайне болезный. Дико так смотрит, не понять еще, кто кого больше испугался. Через какое-то время понимаю, что это я сижу, просто нездоровый. Вот тут-то меня уже навзрыд прорвало. Родители прибежали, успокаивают, обнимают, а я вырываюсь и все на этого уродца смотрю — никуда он не девается! Больше даже — ползать начал на руках, будто ноги перебиты. Подполз поближе к кровати, я с перепугу аж отца лягнул, а потом в противоположный угол уполз. Почему-то не рассказывал об этом никому, пока старше не стал.

Вообще, в этой квартире много чего происходило. Частенько меня будили стуки в окно посреди ночи, и это на 4-м этаже. Причем каждый раз, когда стучали, окно запотевало, и неважно, что за сезон был. Тарелки бились прямо внутри сушилки, очень громко, но на удивление аккуратно, на три-четыре куска, и так внутри и лежали. Вилки кто-то раскладывал — исключительно вилки и только на кухонном столе. Причем абсолютно бесшумно, ни разу самого процесса никто не заставал. Грешили сперва на мать, но как она могла каждый раз подыматься и отца не будить — неясно.

Один раз в моей комнате пятно черное застал на потолке. Сидел себе часов под двенадцать, читал, никого не трогал, и холодно что-то стало. Пока еще одно одеяло доставал из шкафа, заметил рядом с люстрой идеально ровный черный эллипс. Представьте себе тень, но только вот нет предмета, который ее отбрасывает, ни к чему она не подведена. Сперва думал, может, залили, но присмотревшись, понял, что это самая что ни на есть тень. Свет на нее не влиял вообще. На стул встал, потрогал — ничего особенного, просто холоднее, но все сухо, потолок в побелке, даже пальцы испачкал.

Терпеть не мог один оставаться на ночь, не спал обычно вообще, благо редко это случалось. Практически каждый раз случалось что-то неприятное. Однажды говорил кто-то со мной из-за окна — интересно, что не из-за моего, а из того, что в гостиной. Женский голосок такой (или детский), ноготками скреб, шептал что-то. Было это не так поздно, по-моему, в девять вечера, но уже темно было, зима же. Слышал, что-то про пальцы оно говорило, разобрать было тяжело, ближе подойти боялся, так и не взглянул туда в темень. Кстати, в тот раз оно не запотело — вообще никаких следов, даже изморози, несмотря на холод, не было. Еще был случай, когда живность какая-то бегала по коридору и в туалете кувыркалась и билась. По размерам как мой нынешний кот, но бурого цвета и бесхвостый — детали разобрать не смог. Эта бестия носилась туда-сюда, как заведенная, шаркая по деревянному полу. Точно понял, что не привиделось, кстати, как раз из-за этого — весь пол потом в царапинах был. Часа два так оно мелькало, я из гостиной выйти боялся, а потом просто с кухни не вернулось. Ни звуков, ничего — раз и нету. И еще один раз, помню, услышал шарканье в родительской спальне, уже когда в койку собирался. Кресло от стены кто-то подвинул к окну, и из-за спинки виднелась макушка, а с подлокотников культи какие-то свисали. Даже дверь закрыть не решился, медленно отошел спиной в свою комнату и заперся там до утра.

Удивительно, но что родители, что я, особо этому значения не придавали — батюшек не звали, к бабкам не ходили, вообще никаких мер не предпринимали. И не только в Смоленске, вообще по жизни так до сих пор у нас с мамкой — ну случается дерьмо, что же поделать.

Вне дома, в Смоленске, тоже всякое творилось, уже поинтереснее, но мне эти моменты не такими страшными кажутся.

Проживали на Автозаводской, рядом река Вязовенка. Ошивались мы рядом с ней круглый год своей пацанской компанией. Небольшой лесок из каких-то коряг, ямы и овражки, крутые спуски, а еще туман порой такой густой. Лазать там и ковыряться ребятне — самое то.

Ну и вот, помню, гуляем мы себе летом, настроение отличное, как сейчас помню, тархун литровый на троих потягивали, вдоль берега прохаживались. Уже темнеть начало, но мы такие храбрые сорванцы были — эх! Присели на изогнутый ствол большого дерева, на реку смотрим, а сзади от города светит, приятно так. Вдруг вижу — что-то плывет вроде. Так как я ближе всех был к берегу, только я и приметил. Уже изрядно потемнело, луна и зарево небольшое со стороны домов не помогают, ну и решаюсь я спуститься поближе к берегу, заодно и нужду справить. Пока спускался — постоянно оглядывался на этот плывущий объект. Когда река уже была в нескольких шагах от меня, объект застыл. Рассмотреть все равно было тяжело — выглядит как кочка черная, на месте стоит. На кой чёрт я взял камушек и швырнул в нее — не знаю. Сперва эта штука подплыла чуть поближе, потом начала подыматься вверх. Вширь больше не становилась, просто вытягивалась вверх, и в какой-то момент склоняться налево начала. По краям от нее начали какие-то коряги вылезать, закругляться и выгибаться в сторону берега. Тут-то я и решил дать маху оттуда подальше. В несколько прыжков преодолел скат этот у берега, добежал до ребят, начал вперемешку с матюками объяснять, что позади меня что-то из воды вылезло. Ребята, конечно же, не испугались сперва, а только интересом загорелись, но как только один из них чуть ближе к спуску подошел — так же рванул прочь от реки с таким же набором ругательств. Потом обсуждали — мол, увидал он, что вроде как человек из воды выползает на берег, по-пластунски карабкается, уже вроде и по пояс вылез, а ноги все не начинаются. На руки пытается подняться, но его судорогой сводит, дрожь такая дикая. Случай нас, прямо скажем, в большей степени обрадовал и развеселил, хоть и дико перепугались. Потом проверить решили, вдруг это кто-то утопший был, но никаких следов не нашли. Сетовали на то, что место перепутали просто.

Еще, помню, один к этой же реке спускался, когда уже старше был. Чуть подальше от города отошел, чем в обычные прогулки. Днем, в пасмурную погоду, с предгрозовыми тучами, просто бродил, а потом под деревом устроился посидеть, палкой в земле поковыряться. Приметил на том берегу фигуру — сперва она так же сидела, как и я, потом ходила из стороны в сторону, суетилось на небольшой полянке на том берегу. Рассмотреть тоже не удавалось, в этом месте река широкая настолько, что порой островки встречаются. В общем, не придал я этому значения сперва и побрел дальше вдоль реки. Через какое-то время понял, что и это существо идет вслед за мной. Я остановился, понаблюдал какое-то время за ним. Оно, так же, как и я, стояло, развернувшись передом ко мне. Комплекция обычного человека, никакого налета мистики в голове у меня не было — думал, просто мужик в синих штанах и фуфайке. Так в гляделки игрались стоя, пару раз он приседал как-то на коленки, что ли. Решил ему помахать рукой, поприветствовать, так он на корточки присел после этого, изогнулся и небольшими подскоками к берегу двинулся, прямо на меня. Я не то чтобы испугался, просто обескуражен был и сконфужен — дядька в темно-синем скачет по берегу, как животное! Как только он в воду начал входить, понял, что опять началась какая-то нечистая дичь — физиономия-то у него тоже темно-синего цвета была. Развернулся и решил подальше от реки махнуть, сразу к дороге, а вдоль нее уже в город вернуться.

Вот так вот. Совсем уж мелочь описывать не буду, но постоянно шорохи, стуки, подобие шепота слышу. По ночам меня дергали за руки, за плечи хватали, один раз давили на грудь. Панические атаки бывают — чувство тревоги на пустом месте. Вещи пропадают по мелочам, электроника работает со сбоями. Метро до сих пор побаиваюсь — привыкнуть никак не могу, особенно когда всматриваться начинаю в туннели меж станций, вижу постоянно чертовщину.

Кошке, кстати, почему-то дико на все это плевать. Вообще. Даже когда уже тут, в Москве, творилась дичь — усами не вела. Да и вообще, звери почему-то на меня очень хорошо реагируют, без тревоги, даже наоборот...
♦ одобрил friday13