Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ОККУЛЬТИЗМ»

Первоисточник: paranoied.diary.ru

Автор: Albertia Inodorum

Сами знаете, как оно бывает — устаёшь от большого города, от людей и вечной суматохи, от запаха улиц, льющегося в форточку, и тусклой припылённой зелени. Вот и мы с супругом, как-то одновременно, почти спонтанно, приняли решение сдать на год нашу квартиру, а самим махнуть жить на дачу. Благо фазенда наша загородная благоустроена не по-дачному, там и отопление есть, и колодец с насосом, электричество имеется. Банька, опять же.

Муж у меня художник, а я, вообще-то, продавцом последние годы работала, в свободное время развлекая себя написанием коротких рассказов. Так вот и порешили — отдохнуть год подальше от города, наедине друг с другом. Заняться творчеством, иногда встречаться со знакомыми. Фрилансить понемногу, если денег вдруг будет не хватать. Но главное, чего желали мы оба — тишины.

Квартиросъёмщики нашлись довольно быстро — такая же семейная пара. Муж, смеясь, назвал их «реверсивными» — они, наоборот, из деревни подались в город и желали начать как следует зарабатывать. Квартиру сдали, как положено, с контрактом, они даже плату вперёд за два месяца внесли. Только лично мне эти ребята немного странными показались — тихие какие-то уж очень. Правда, все посторонние мысли я быстро отмела. Шумный город после деревенской глуши ошеломляет — вот и их, видно, оглушил.

Закончив с квартиросъёмщиками и дав им все напутствия, мы погрузили сумки в машину и ломанулись на волю. Я предвкушала целый год, а может, и больше, тихого отдыха. Не раздражала даже пробка, в которой мы два часа простояли на выезде из города. Потом вырвались наконец, и минут через сорок стремительной езды по полупустой трассе свернули на боковую дорогу, ведущую к дачному посёлку. Опустили окна, и в машину полился свежий, пахнущий соснами, воздух. Хорошо-то как было — слов нет.

Вы уже догадываетесь, думаю, что спокойного отдыха у нас не получилось. Но обо всём по порядку.

Несколько первых дней мы провели тюленями, поздно просыпались, поздно ложились, жарили шашлык — в общем, нет смысла описывать все развлечения, которые могут себе позволить два половозрелых человека на природе. Главное началось на четвёртый день, может быть, на пятый — не помню точно. Но знаю одно — время близилось к полуночи, а мы сидели на кухне и играли в карты на копейки для интереса. Вдруг мы оба вздрогнули от шума в соседнем помещении — будто кто-то пробежал, громко топоча ногами, по лестнице наверх.

Уронив карты, муж схватил первое, до чего дотянулся — кочергу, и побежал догонять топтуна, прежде чем я успела его остановить. Я сама вооружилась лопаткой для выгребания золы из того же набора, что и кочерга, и приготовилась ждать. Долго не пришлось — обшарив второй этаж дома, муж вернулся на кухню в полном недоумении, ибо никого не нашёл, да и входная дверь была закрыта нами же изнутри — то есть незаметно выйти никто не мог. Ну да ладно. Посмеявшись над собственными страхами, мы сложили оружие и продолжили свою игру.

На следующую ночь, примерно в то же время — полночь, плюс-минус несколько минут, — грохот повторился, теперь уже непосредственно на втором этаже, в мезонине, где находилась студия. Когда мы с супругом пошли проверять, кто там, то снова никого не нашли. Только мольберт был свален на пол и одна из ножек сломана, точно по неё кто-то от души вдарил ломом, холсты повалены и перемешаны, некоторые и вовсе порваны, а по разбросанным тюбикам с краской будто кто-то попрыгал. Честно, нам стало не по себе, но, будучи натурами, скептически настроенными ко всему сверхъестественному, мы удовлетворились предположением, что всем этим событиям можно найти логическое объяснение. Другое дело, что объяснения мы сами не нашли.

Днём всё как-то забывалось, ведь было спокойно — как и вечером, когда уже темнело. Но едва время подходило к полуночи, в доме наступало беспокойство, и с каждым разом всё более явно чувствовалось некое зловредное присутствие. Так, на другой вечер я, переборщив с вином, легла вздремнуть на диванчик, но проснулась будто от толчка. Стрелка на часах замерла на отметке «12». Я перевела взгляд на дверь со вставкой из матового стекла, за которой горел ночник, и этот неяркий свет отчётливо выделял чью-то фигуру, стоящую за стеклом. Деталей не было видно — только расплывчатый силуэт человека, прижавшего ладони к стеклу и явно пытавшегося всмотреться сквозь него в комнату. Что-то было не так в его облике, но что, я не успела понять. Да и не хотела, если честно.

— Дим, это ты? — со сна голос был хриплый. Человек за стеклом качнул головой и, развернувшись, очень медленно прошёл мимо двери и исчез в соседнем помещении.

Это был не муж. Потому что едва этот силуэт скрылся, в комнату вошёл мой супруг и спросил, что случилось. Врать не стала — рассказала, что в доме определённо кто-то есть… только мы его снова не нашли. Запертый изнутри дом, абсолютно пустые помещения, даже подвал и чердак мы обыскали — нет никого.

Окончательно присутствие потусторонней силы выявили садовые брызгалки. Когда становилось темно и с ночной прохладой появлялись комары, мы включали на ночь эти поливалки в виде пластиковых ромашек, и несколько часов подряд они орошали газон и клумбы. В районе полуночи я вышла на крыльцо, чтобы перекурить, и включила фонарь над дверью. Он освещал несколько метров пространства перед крыльцом, альпийскую горку, захватывал кусок дорожки и пару ромашек-брызгалок. Прыскавшая из них вода блестела в свете электрической лампы. Я залюбовалась рассыпающимися в стороны радужными каплями, но тут кое-что мне показалось странным. Вода в одном месте точно натыкалась на невидимую преграду, крупные капли отскакивали в стороны и падали на лужайку. Я всмотрелась туда, пытаясь понять, в чем дело… и выронила окурок.

В частых и мелких струях из поливалок просматривался будто бы прозрачный человеческий силуэт, нечётко, но достаточно явно. Как будто там стоял какой-то невидимка, проявившийся из-за падавшей на него воды. И, точно поняв, что я его заметила, он шевельнулся и неторопливо пошёл к крыльцу. Трава приминалась под его шагами.

Я не помню, как убежала оттуда, но пришла в себя, уже закрывая дверь на все возможные защёлки. Притащила из кухни полено, подперев им дверь. На грохот спустился муж, я ему рассказала, в чём дело. Не знаю, поверил он мне или нет — в такой бред действительно сложно поверить, я согласна. Но я видела это всё своими глазами. Так что супруг пообещал, что завтра же мы скатаемся в город, чтобы провести ночь вне дачи. Понятно зачем — если неведомые шумы и силуэты будут и в гостинице нас преследовать, будет повод усомниться в собственном психическом здоровье. Хотя с ума, как известно, поодиночке сходят…

В общем, посовещавшись и вздрагивая от малейшего шороха, легли спать. А было от чего вздрагивать — остаток ночи с примерно равными промежутками кто-то стучался к нам в дверь и окна. Медленно так, но с силой, по три стука сделает и затихнет. И добро бы ещё на первом этаже действо происходило — так бы мы решили, что к нам пытается дозваться кто-то из соседей, — но в какой-то момент стучать начало и в окна второго этажа, к утру и вовсе на крышу перебралось. Стук утих, когда начало рассветать. Правда, долго поспать нам не удалось. Новый стук, настойчивый и многократный, перемежавшийся с дребезжанием звонка на воротах, заставил мужа выбраться из постели и посмотреть, что там за гости. Гости оказались на машине с мигалкой и в форме — три вполне материальных мужика из полиции.

Я не буду заострять внимание на всех тяготах и разбирательствах. Скажу только, что полиция навестила нас, потому что пара, которой мы сдали квартиру, оказалась убита. К счастью, наше присутствие на даче в ночь убийства подтвердили все соседи в окружающих домах — видели нас поодиночке и вместе, в окнах и на крыльце, так что с нас подозрения в итоге оказались сняты.

Только знаете что? В конце концов мы узнали все подробности убийства в нашей квартире. Узнали, что кости этих ребят были так переломаны, точно их швыряли о стены, как мячики. И что лица были чьей-то жестокой рукой превращены в безобразное месиво, так что их едва опознали. И что в комнате, где были найдены тела, нашли также два конверта, в каждом из которых была горсть сухой земли, пучок каких-то спутанных волос, ржавый гвоздь и фотография. Фотография со мной и моим мужем. Обе были точно исцарапаны вдоль и поперёк чем-то тонким, точно эти убитые ребята пытались сделать нам с супругом что-то плохое по совету из книжек вроде «Сто заговоров на порчу для домохозяек», и как будто до нас на даче дошёл только отголосок этой гадости.

Но главное, о чём мельком упомянул в разговоре один из следователей — все двери и окна в нашей квартире были заперты изнутри.
♦ одобрил friday13
12 января 2014 г.
Автор: Seemann

Около недели назад в бесконечных просторах Интернета я наткнулась на очередную «мистическую» игру — «Прием гостей». Цель игры в том, чтобы вызвать трех призраков. Обладая от природы изрядным скептицизмом, я быстренько отправила родителей покорять дикие земли (в смысле, на дачу), а сама начала подготовку.

Вот инструкция, которой я пользовалась.

------

Чтобы поиграть в «Приём гостей», вам понадобится три спички, часы, ручка или карандаш, лист бумаги. Вы должны находиться в одиночестве.

Подготовка такова. Выберите одну комнату в вашем доме. Это должна быть маленькая комната без окон. Это может быть туалет, ванна, чулан или что-то похожее. Это комната для приёма гостей. Если у вас в доме нет комнаты без окон, можно использовать комнату с окнами, но окна в любом случае должны быть плотно занавешены. Никакой свет не должен проникать в комнату.

Шаг 1. Выключите все источники шума — телефоны, телевизоры, компьютеры, электрические устройства и т. д. — и дождитесь наступления темноты. Выключите в доме весь свет за исключением комнаты для приёма гостей. В ней свет пусть горит. Если в этой комнате нет источника света, можно использовать свечу или фонарик. Оставьте в комнате для гостей ручку, листок и часы.

Шаг 2. Теперь игра начинается. Уйдите в самое удалённое от комнаты для приёма гостей место в доме. Затем, переходя из комнаты в комнату, вернитесь в комнату для гостей. В каждой комнате останавливайтесь и произносите: «Скоро я буду готов».

Шаг 3. Когда зайдете в комнату для гостей, поднимите листок бумаги и напишите следующее: «Вы приглашены на встречу, организованную (вписать свое имя). Встреча состоится (вписать текущее время). Приведите друзей». Положите лист бумаги на полу в центре комнаты. Встаньте в дверном проеме лицом к комнате для гостей и произнесите: «Я готов. Вы можете зайти».

Шаг 4. Погасите свет, развернитесь и выйдите из комнаты. Встаньте за дверью спиной к комнате для гостей. Достаньте три спички и держите их в руках. Вслух сосчитайте от одного до десяти. На десяти зажгите первую спичку.

Если спичка зажжется с первого раза, скажите вслух: «Я рад вас видеть. Спасибо, что пришли».

Если спичка не зажглась с первого раза, бросьте её и немедленно зажгите вторую спичку.

Если спичка зажглась со второго раза, скажите вслух: «Я рад вас видеть. Спасибо, что пришли».

Если спичка не зажглась со второго раза, бросьте её и немедленно зажгите третью спичку.

Если спичка зажглась с третьего раза, скажите вслух: «Я рад вас видеть. Спасибо, что пришли».

Если спичка не зажглась с третьего раза, это очень плохо. Это означает, что у вас непрошеные гости. Не оборачивайтесь. Немедленно бегите к ближайшему источнику света (но только не в комнату для приёма гостей) и включайте свет. Вечеринка закончена.

Шаг 5. Если спичка зажжется, нужно стоять очень тихо и внимательно слушать. Вы услышите слабый голос или шепот за спиной. Не оборачивайтесь.

Шаг 6. Чтобы завершить игру, скажите вслух: «Спасибо, что пришли. До свидания». Затем идите до ближайшего источника света и включите свет. Игра окончена — ваши гости ушли.

------

Комнатой для приема гостей я избрала чулан, так как это единственное помещение без окон. Выключила все источники звука и ровно в полночь начала обход.

Прошлась я такая по всему дому, в каждой комнате выкрикивая заветные слова, написала необходимую информацию на листке и, встав за дверью, достала три спички. Зажигаю первую, а она не горит, хотя сквозняка или вообще какого-нибудь намека на ветерок нет. Ладно, зажигаю вторую — та же реакция. В этот момент я малость струхнула, но третью спичку зажгла и... о чудо — она зажглась! Правда, практически мгновенно погасла, поэтому я пулей бросилась к выключателю, который, как назло, находится в прихожей. В два прыжка оказавшись у цели, я вспомнила все матерные ругательства, когда обнаружила, что выключатель не работает. Обстановку отнюдь не улучшал шорох из комнаты для приема гостей, в которой уже успела погаснуть лампочка. Надежда была только одна — кухня, в которой хранился стратегический запас свечей, но — кухня-то рядом с чуланом! Просто титаническими усилиями я заставила себя двинуться по заданному направлению...

Очнулась я, когда уже было часов двенадцать дня. С раскалывающейся головой, следами когтей по всей моське, плечам и спине, а еще с виновато смотревшей на меня кошкой, которая вчера спрыгнула на меня с холодильника, чем вызвала мгновенный обморок и без того напуганной Светланы, то бишь меня.

Вывод.

Первое — все это ересь.

Второе — я о-о-очень впечатлительная.

Правда, мне потом несколько дней снились кошмары, от которых я просыпалась с криком и вся в холодном поту, но я продолжаю надеяться, что это из-за пережитого мною стресса.
♦ одобрил friday13
23 декабря 2013 г.
Автор: WTF

Когда моя бабушка еще ходила в школу, с ней учились две подружки — Маша и Люда. Ну прямо, как говорят, не разлей вода. Потом девушки выросли, и Маша нашла себе завидного жениха Николая — красавца, трудягу, непьющего. После свадьбы они зажили ладно и счастливо. Люда же замуж так и не вышла и страшно завидовала подруге.

И вот однажды Люда решила обратиться к ведьме, чтобы сжить Машу со свету и самой заполучить Николая. Та посоветовала ей провести какой-то ритуал, а затем взять фотографию подруги и на ближайших похоронах положить ее незаметно в гроб. Люда разыскала единственное фото Маши — на нем они были вместе. Свое изображение она, конечно же, предусмотрительно отрезала, а потом сделала так, как велела ведьма.

Вскоре Маша сильно заболела гриппом и спустя несколько месяцев умерла. Николай горевал, но рядом оказалась Люда, утешила, а через некоторое время они поженились. Да только недолго продлилась их семейная жизнь. Однажды, работая на огороде, Люда поранила левую руку. Ранка загноилась, рука опухла, но никакие лекарства не помогали. Сельские врачи разводили руками. А вскоре Люда наткнулась на ту самую фотографию, от которой она отрезала изображение подруги. Она внимательно рассмотрела фото, и у нее внутри похолодело — место разреза как раз проходило по ее левой руке. Выходит, часть руки оказалась в гробу вместе со снимком Маши!

Люда побежала в церковь, стала каяться, призналась в своем неблаговидном поступке. Но это не помогло — спустя некоторое время руку ей пришлось ампутировать.
♦ одобрил friday13
8 декабря 2013 г.
Автор: Анна Чугунекова

То, что я собираюсь вам рассказать, уже давно таится в моем подсознании, которое прорывается ночью и воплощается в ночных кошмарах. Я уже тридцать лет пытаюсь забыть ужас, который преследует меня с детства на протяжении всей жизни. Думаю, что если я выплесну из себя это посредством написания истории, то мне станет легче. Я очень на это надеюсь, потому что я устала бояться. Вы не представляете, каково сорокапятилетней женщине бояться сходить в туалет, потому что там темно. Я боюсь темноты и темных углов, потому что я не знаю, какое чудовище меня там ждет или какой жуткий мертвец нацелил на меня свои мутные мертвые глаза. Да, это может показаться бредом сумасшедшего, и я сама иногда думаю, что сошла с ума. Но меня ободряет мысль, что я не одна их вижу — а значит, я не сумасшедшая.

Это произошло в 1983 году в глухой деревушке в Центральной Сибири. После описанных здесь событий я так ни разу там и не побывала, поэтому даже не знаю, существует ли она по сей день. Мне было 15 лет, я была молода. В те годы ещё существовал Советский Союз, и мы все вместе строили коммунизм. Точнее, люди в городах, наверное, строили, жизнь же в деревне текла размеренно. Мы много работали и узнавали новости только от приезжающих из города людей, коих было немного в наших краях.

Единственным свободным временем для нас, молодых девушек, был вечер. Именно вечером мы собирались и шли в местный клуб — танцевать с ребятами, или гадали у кого-нибудь дома, что тоже было очень весело.

Так вот именно в тот роковой 1983 год, когда мне было 15 лет и впереди меня ждала чудесная светлая жизнь, моя подруга по имени Анастасия Крючкова нашла у бабушки в шкафу на верхней полке потертую старую книгу, на обложке которой жирным черным шрифтом было напечатано: «Книга черной и белой магии». В этот день я, уставшая от долгой полевой работы, шла на привычное место встречи — большой камень у реки. Меня там ждали четыре моих подруги — Анастасия Крючкова, Вера Никитина (или просто Верун), Катя Арчимаева и Наталья Шатина (моя лучшая подруга). Все они не заметили моего появления. Они стояли вокруг Насти, шептались и перелистывали какую-то книгу.

— Эй, девчонки! — воскликнула я и помахала им рукой. — Что вы там смотрите?

Девчонки загадочно переглянулись, потом Верун подбежала ко мне и потянула меня за рукав кофты.

— Смотри, что Наська нашла, ты просто не поверишь!

Я пошла за ней и уже через считанные секунды держала в руках ту самую злополучную книгу магии. Мне стало жутко любопытно. Я читала её, не отрываясь, а девчонки стояли вокруг меня и глядели в книгу через мое плечо. Там было много разных заклинаний, но, конечно же, больше всего нас интересовал раздел «Вызов духов». Надо сказать, мы очень любили «вызывать духов», это было весело, но если бы я знала, чем кончатся наши невинные игры, то сожгла бы эту книгу в ту же секунду. Но тогда нам было интересно, и мы решили вызвать духа по настоящей «книге магии». Выбор остановили на «Пиковой Даме». Инструкция к вызову была самой короткой — именно поэтому мы выбрали её.

Теперь надо было решить, у кого мы будем проводить обряд. Мои родители каждые выходные ездили в город за продуктами на неделю, так что выбор, конечно же, пал на меня. Я, чтобы не прослыть трусом, спокойно согласилась, но мне не нравилась эта идея. Я боялась за свой дом, но потом подумала, что, как всегда, ничего не произойдет — посмеемся и разойдемся. Какую же страшную ошибку я допустила!

В субботу, как и предполагалось, мои родители взяли мою младшую сестренку и отправились в город, загрузив меня предварительно работой по дому. Но мне не пришлось долго выполнять её, так как пришедшие девочки помогли мне.

Время в работе пролетело быстро, и в 11 часов вечера мы собрались в кухне и сели кругом вокруг обеденного стола. Нас было пятеро девочек, раскрасневшихся от утомительной работы, с горящими от любопытства и предвкушения глазами. Анастасия открыла книгу и ещё раз прочла инструкцию вслух (естественно, привожу её тут в несколько изменённом виде, чтобы другие не повторили нашей ошибки):

— В-общем, слушайте... «Для вызова темного духа, известного как Пиковая Дама, шестеро магов садятся за круглый стол, предварительно приготовив зеркало и 6 свечей, по одному на каждого мага. Зеркало положите в центр стола. Для открытия врат нужна кровь каждого мага. С её помощью нарисуйте прямоугольник на зеркале и, открыв форточку, скажите: «Пиковая Дама, явись!» — и задуйте разом все свечи».

Дальше ничего не было. Не было прописано, что именно должно к нам явиться, но позже, размышляя о произошедших событиях, я думаю, что причина этого была в том, что просто автор книги — а может, и вообще никто — не знал, что именно явится к тебе после вызова. Почему ритуал был описан именно как вызов Пиковой Дамы?.. Этого я знать не могу.

Выполняя все эти действия, мы чувствовали, что происходит какое-то таинство. Увлеченные этим ощущением, мы даже отдали по одной, а то и по две капли своей крови. Никто не боялся, только Катя слегка вздрогнула, когда иголка проткнула ей палец. Всё было готово — единственной проблемой было то, что нас должно было быть шестеро. Но мы решили сократить количество свечей до пяти, надеясь, что сработает и так. Мы нарисовали на зеркале прямоугольник, Наташа выключила свет и мы остались в темной комнате, освещаемой только тусклым светом свечей.

— Иди, Настя, открой форточку и скажи эти слова, а мы задуем наши свечи, — сказала я Насте, которая сидела ближе всех к окну.

— Пусть лучше кто-нибудь другой, я боюсь, — был ответ.

Девочки дружно недовольно зашикали на неё, и она под всеобщим давлением встала и, не торопясь, подошла к окну. Она развела шторы, и нашему взору открылась темная июльская ночь. Луна висела высоко и не торопилась опускаться вниз. Под лунным светом на улице можно было все разглядеть в мельчайших деталях. Мое окно на кухне выходило в огород и я, даже сидя на стуле, смогла рассмотреть ровные ряды грядок с морковкой, посаженные мной и мамой несколько месяцев назад.

Настя повернула крючок от форточки, и та со скрипом открылась. Поток прохладного воздуха хлынул в комнату и всем нам стало не по себе.

— Пиковая Дама, явись! — торжественно и тихо сказала Настя.

Все мы, как по сигналу, потушили свечи и оказались в темноте, если не считать лунный свет. Мы затаили дыхание и старались не дышать, ожидая чуда. Но чуда не происходило. Так мы просидели минут пять, не шевелясь и просто смотря друг на друга. Потом ещё пять. Никто не решался говорить, и тут произошло неожиданное: со страшным грохотом позади нас что-то упало и разбилось. Мы все в ужасе закричали и обернулись. Каково же было наше облегчение, когда мы увидели моего рыжего кота Ваську, который в попытках достать рыбу в тарелке, оставленную на печке моим папой, уронил её, чем до смерти нас перепугал, хотя, кажется, сам напугался больше. Как мы поняли позже, испугался он вовсе не нас.

Сдерживаться мы больше не могли и дружно захохотали. Мы смеялись больше от перенапряжения, и все облегченно вздыхали. Я видела по лицам моих подруг, что они рады тому, что, как обычно, ничего не произошло. Настя, все это время стоявшая у окна, пошла включать свет, так как ничего не произошло и уже не могло произойти. И на мгновение я увидела, что за окном стоит человек и смотрит на меня. Я не успела его разглядеть, так как в кухне включился свет, но этого было вполне достаточно для моего страшного крика, наполнившего комнату. Девочки в шоке смотрели на меня: они ничего не успели разглядеть, так как я сидела прямо напротив окна, а они были к нему спиной.

— Что случилось? Почему ты кричишь? — спрашивали меня они.

На мгновение мой язык словно онемел: я не могла внятно говорить и только указывала пальцем на окно. Девочки недоуменно смотрели в него, но там уже никого не было. Они засмеялись, и Катя сказала:

— Хорошая попытка, но мы не попались.

— Я клянусь… — наконец выговорила я, и что-то в моем голосе заставило девочек испуганно переглянуться. — Я клянусь вам, там был человек.

— Где? — спросила Наташа, подходя к окну и сквозь ладони, чтобы не мешал свет, глядя в огород.

— Там его уже нет, но я клянусь, там кто-то был. Это был человек, — сказала я дрожащим голосом.

Девочкам стало не по себе — я видела это по их лицам. Они обеспокоенно переглядывались.

— Может, это кто-то к твоим родителям зашел? — предположила Катя, окончательно поверив в правдивость моих слов.

— А почему они не зашли через дверь? Или хотя бы не постучали? Мы сидели тихо и услышали бы стук, — возразила ей Наташа.

— А может, мы не услышали, — вмешалась в спор Настя, бледная как мел.

— Подумайте, девочки, — вдруг сказала Верун. — А ведь все в деревне прекрасно знают, что твои родители по субботам ездят в город, так что наши жители исключены. Это первое. Второе — это то, что кто-то пришел к тебе ночью. Сейчас половина двенадцатого! Кто ночью мог залезть к тебе в огород? Если, конечно, тебе это не показалось, Даша. Подумай.

Это было моей самой большой мечтой в тот момент. Я молилась о том, чтобы все, что я видела, было полодом моего воображения, игрой лунного света, но только не тем, о чем я думла и что читала в глазах подруг.

Мы долго молчали, переглядываясь друг с другом, не в силах пошевелиться и просто сбежать из дома. МОЕГО дома. Наконец, Вера сказала то, что боялись произнести другие:

— Вы ведь тоже об этом думаете? Это была Пиковая Дама?

Все вздрогнули при этом прямом вопросе, и он остался без ответа.

— Даша же говорит, что это был человек, — возразила Катя таким голосом, что было ясно: если бы она узнала, что этим человеком была Пиковая Дама, то в ту же секунду умерла бы от испуга. — И знаете, мне кажется, пора домой… Мама сказала не быть слишком поздно.

Время действительно было позднее, а мы договаривались сидеть только до полуночи. Но у меня и мысли не было, о том, чтобы остаться на ночь в своём собственном доме, поэтому я спросила у Наташи, можно ли мне у неё переночевать. Она ответила согласием, и мы стали разбредаться по домам.

Когда мы были уже одеты и нужно было выйти на улицу, то встал вопрос — а кто же выйдет первым? Я специально одевалась очень долго, тщательно застегивая каждую пуговицу, только чтобы не быть первой. В итоге первой вышла Вера. Она быстро скрылась из виду, и через некоторое время мы услышали её возглас:

— Идите сюда, где вы там застряли?

Мы быстро вышли, не оборачиваясь назад, и почти бегом выбежали за ограду. Вне дома я почувствовала себя в безопасности. Стоя на улице, я смотрела в окна своего дома и думала, что же теперь там происходит. Всё ли в порядке? Но дом молчал. Может быть, нечто, затаившееся в глубине темноты окон, наблюдало за мной, но оно никак не выдавало себя.

У девочек настроение улучшилось. Мы обсуждали на ходу все, что угодно, но только не человека за окном. Мы отошли уже на несколько домов от моего, и под общим влиянием у меня тоже улучшилось настроение. Мне даже стало казаться, что привидевшийся человек действительно был игрой моего воображения. Я так думала, пока не обернулась назад посмотреть напоследок на мой дом. Вот тут-то я и обмерла.

Девочки прошли с десяток метров, и только потом Катя заметила, что меня нет рядом. Они обернулись и увидели, что я стою, как вкопанная, и смотрю на крыльцо своего дома. Там стояла какая-то тёмная фигура. Я чувствовала, как она тоже смотрит на меня. Я чувствовала зло, исходящее от этой фигуры. Я была уверена, что именно его я видела за окном.

Сзади послышались крики. Я обернулась и увидела, что девочки без оглядки бегут прочь. Перед тем, как сорваться и побежать самой, я всё-таки оглянулась, чтобы ещё раз убедиться, что это не игра лунного света. То, что я увидела, было сплошным кошмаром. Я поняла две леденящие кровь вещи. Во-первых — у меня не галлюцинации. Во вторых — это вовсе не человек. Это ОНО. И ОНО ненавидит меня, оно ненавидит всех нас. Хотите спросить, как я это поняла? Это существо вышло из тени, и в лунном свете я рассмотрела белое мраморное лицо с черными глазами, излучающими такую ненависть, что я почувствовала её, стоя за сто метров от него. Я смотрела и смотрела в эти глаза и не могла оторваться от них. И тут это существо шевельнуло чем-то наподобие человеческой руки (только намного тоньше) и сделало движение, которое вывело меня из оцепенения. Оно злобно оскалилось и помахало мне — или звало к себе? Я не могла разобрать, но этого было достаточно, чтобы я сорвалась и сломя голову побежала за девочками, которые уже скрылись за поворотом.

Могу честно признаться, что я никогда не бегала так быстро, как в ту ночь. Когда я забежала за поворот и не могла уже видеть свой дом, я остановилась отдышаться. Девочки стояли чуть подальше, и я медленно дошла до них пешком, так как моё сердце, казалось, не выдержит больше нагрузки.

Они стояли бледные и испуганные, тяжело дышали и в ужасе смотрели на меня, как будто я была единственной причиной произошедшего.

— Вы видели его? — просто спросила я.

Никто не ответил вслух — все просто кивнули головой. Мне очень хотелось рассказать о том, что я увидела, когда обернулась второй раз, но, судя по лицам девочек, им было уже достаточно страха для того, чтобы не спать всю ночь, а может, даже несколько ночей. Поэтому я промолчала, оставив весь ужас для себя.

Наташин дом располагался на самом краю деревни, как и мой, только с другой стороны. Наташа жила с мамой — веселой, но строгой женщиной. Мы всю дорогу шли молча, каждая была погружена в свои думы. Тетя Анна встретила нас на крыльце в ночной рубашке и, увидев наши лица, испугалась:

— Что с вами? Обидел кто? На вас лица нет!

— Да нет, мам, все хорошо, Даша сегодня у нас переночует, ей страшно одной, — сказала Наташа, но дрожащий голос выдавал волнение.

Тетя Анна покачивала головой и говорила что-то о подростковом периоде. В общем, мне без вопросов разрешили остаться на ночь, и мы последовали в дом.

Мы с Наташей легли в одной комнате. Наташа уснула, как только её голова коснулась подушки. Я же долго не могла сомкнуть глаз — и не потому, что не хотела спать. Я жутко устала, но как только я закрывала глаза, то вспоминала увиденное мной ужасное лицо, и сон моментально улетучивался. Я всё думала: что бы произошло, если бы мы столкнулись с ним?..

«Мне надо уснуть, — подумала тогда я. — Завтра подумаю об этом».

Я закрыла глаза, полежала несколько минут и уже готова была провалиться в объятия сна, но тут услышала странный звук. Это был скрип. И скрип этот был на улице — скрипела входная дверь, ведущая в Наташин двор.

Страх сковал моё сердце. «Нельзя же доходить до такого! — подумала я. — Уже паранойя начинается». И снова попыталась уснуть, но сон всё не приходил. Помимо своей воли я вслушивалась в то, что происходит на улице, просто не могла не вслушиваться.

Скрип повторился, и меня пробрал озноб. Скрип был не снаружи, а внутри дома — скрипела дверь, ведущая из гостиной в коридор. У Наташи не было двери в комнате, и у меня не хватило духу посмотреть в проем двери. Теперь я знала, что оно уже здесь — стоит прямо в дверях и смотрит на меня. Я чувствовала кожей исходящую от него ненависть.

Где-то я слышала, что лучший способ уберечься от нечисти — это притвориться спящим: будто бы они не любят убивать людей, не видя страха в их глазах. Я зажмурила глаза так сильно, что они заболели.

И тут я услышала дикий вопль, словно кричало раненое животное. Сказать, что сердце у меня ушло в пятки — значит, ничего не сказать. Я была в полуобморочном состоянии от ужаса и упорно держала глаза закрытыми. Но потом я чувствовала в воздухе какое-то движение — меня обдуло ветерком, и я, не выдержав, открыла глаза.

Надо мной, склонившись, стояло оно. Последнее, что я помню перед мгновенной потерей сознания — это уже знакомые мне черные глаза, полные ненависти. Это был конец — я отключилась.

На следующий день я проснулась и похолодела, вспомнив весь кошмар, произошедший с нами ночью. Я считала, что всё уже позади, и можно жить дальше, позабыв обо всём. Какой я была наивной! Ничего не закончилось. Существо, которое мы призвали, явилось не для того, чтобы оставить нас в покое. Это был всего лишь первый день предстоящего нам кошмара длиною в жизнь, который начался с того невинного гадания.

Впрочем, это уже другая история...
♦ одобрил friday13
6 ноября 2013 г.
Началось все с того, что меня просто как-то «заклинило» на одном парне — девушки, ну вы-то уж должны меня понять... Нравился он мне до жути, но, поганец, никак не обращал на меня внимания. Ну, вернее, как не обращал... Обращал, вот только отношения никакие строить не хотел. Так продолжалось долго, а мне хотелось большой и чистой любви, не на сеновале, конечно, но все же. Какой черт меня тогда надоумил, сама до сих пор не знаю, но я нашла по объявлению какую-то гадалку и обратилась к ней за... да-да, за приворотом. Естественно, была отдана куча денег и потрачена уйма времени. Бабка мне сказала — чтобы приворот был действенным и сильным, его делать надо на кладбище, на могиле тезки этого самого парня. Доселе никогда я не бывала на кладбище одна, но тут в меня словно бес вселился, и я пошла.

Первый раз я сходила без всяких приключений, если не считать подцепленного на джинсы клеща (история происходила ранней весной). Помоталась по кладбищу, побубнила шепотом заклинание и тихо-мирно покинула погост. Прошло время, и наступил день второго захода. На сей раз прямо возле ворот кладбища за мной увязалась большая черная собака. Знаете, жутковато, когда ты идешь в самую глушь кладбища, а за тобой бежит огромный пес. Мало ли что ему в голову взбредет? Загрызет, а тебя даже и не услышат. Я старалась не обращать внимания на него, но он продолжал семенить возле меня, не убегая далеко. По кладбищу я бродила больше часа, и все это время собака сопровождала меня. Наконец, я нашла могилку с именем тезки парня и поставила на нее свечку, чтобы она там догорела. Псина все время крутилась рядом. После того, как свечка была поставлена на землю, собака носом трижды ее тушила! Она визжала оттого, что носу было больно прикасаться к горящему фитилю, но все же она не давала свече гореть. Мое терпение лопнуло, и я, бросив эту затею, направилась к воротам. Но ушла я недалеко — эта псина снова преградила мне путь, сев у одной могилки и залаяв. Явно давала понять, чтобы я к ней подошла. Страха, что эта собака меня покусает, уже не было, и я спокойно к ней подошла и даже положила руку на голову. Могила была обычная, какого-то парня светловолосого, молодого, который умер в возрасте 20 лет. Звали его Николай Алексеевич, фамилии, честно, не помню. Посмотрев и посочувствовав родителям, утратившим сына в столь юном возрасте, я все же пошла к выходу. Псина не отставала, но, что странно, как только я подошла к воротам кладбища, собака исчезла из поля моего зрения, и больше я ее не видела. Как я ни искала ее глазами, она будто сквозь землю провалилась.

После такого похода я послала к чертям эту гадалку, забыла про парня, по которому сохла, и стала жить своей обычной жизнью. Что примечательно, работали мы с этим парнишкой вместе, и он вскоре после этих событий уволился. Были веселые проводы, и там я случайно познакомилась с парнем. Буквально через полгода он стал моим мужем. И только потом меня осенило — мужа моего зовут Николай Алексеевич, и родился он именно в тот год и месяц, только с разницей в два дня, когда умер тот парень, возле могилы которого остановила меня та собака...
♦ одобрил friday13
6 ноября 2013 г.
Не так давно я потерял своего близкого друга. Знакомы мы с ним были очень давно, подружились еще в первом классе и через многое прошли вместе. А рассказать я хочу про то, как все это произошло.

Кирилл — так звали моего друга. Осенью он женился на прекрасной девушке Ире, любовь у них была очень сильная — такая, что многие знакомые завидовали. После свадьбы Кирилл обрадовал нас новостью, что Ира беременна. Из-за беременности жены Кириллу пришлось найти вторую работу, поэтому видеться мы стали редко.

В марте у Кирилла случилось непоправимое — убили Иру. Это случилось вечером, когда Кирилл был на работе. Ира пошла в магазин, и, когда она возвращалась, на пешеходном переходе ее сбила машина. Она была еще жива, когда из машины вылезли три пьяных отморозка. Со словами, что она испортила им машину, двое из них по несколько раз ударили Иру ногами, после чего сели в машину и спокойно уехали. Свидетели происшествия — несколько человек — не успели ничего сделать, кроме как вызвать «скорую», но когда она приехала, было уже поздно.

После похорон Иры (которыми в основном занимались мы с друзьями, так как Кирилл был не в состоянии что-то делать) мы узнали, кто были эти отморозки, но наказать их не получалось: уголовное дело заглохло, хотя в какие только инстанции не подавались документы, а найти и устроить «народный суд», так сказать, тоже не имели возможности, так как эти уроды испарились из города — им помогали их влиятельные родители.

Шли дни, Кирилл много пил, мы старались помочь, как могли — даже хотели положить его в больницу, чтобы он вышел из запоя, но он вообще перестал контактировать с друзьями. На сорок дней со дня смерти Иры мы приехали к Кириллу и долгое время тщетно пытались попасть в квартиру. Потом решили поехать на могилу к Ире, помянуть и заодно узнать, когда будет готов памятник.

Приехав на кладбище, мы увидели Кирилла, лежащего возле могилы своей жены. Приведя его в чувство, насколько это было возможно, я сказал парням, что отвезу его домой, а их отправил узнать по поводу памятника. Пока мы ехали в машине, Кирилл поведал мне, что ночью пьяный приехал на такси на кладбище. И когда ночью он плакал у могилы, к нему подошла старуха в лохмотьях. Не зная даже причину смерти Иры, старуха сразу спросила Кирилла, хочет ли он отомстить тем трем, что виновны в смерти Иры, на что Кирилл ответил согласием. Старуха дала ему семена какого-то цветка (три штуки) и сказала, что надо сажать их по очереди — как первый цветок вырастет и станут лепестки красными, надо сажать следующий, а потом последний. Когда старуха уже собиралась уходить, она добавила, что в обмен за месть душа Кирилла перестанет принадлежать ему, и чтобы Кирилл сначала все хорошо обдумал, прежде чем сажать семена.

Я воспринял рассказ как бредни пьяного и убитого горем человека и не придал его словам значения. И вообще, я тогда больше переживал, чтобы он не наложил на себя руки, так как выглядел, да и вел себя он с каждым днем все хуже. Приехав домой, Кирилл поблагодарил меня за все и попросил оставить его одного. Не слушая мои слова, он буквально вытолкал меня за дверь.

После этого я Кирилла я не видел — он снова перестал с кем-либо контактировать. Через три недели мне в слезах позвонила мама Кирилла и сказала, что его убили. Убит он был дома, дверь была закрыта изнутри. Полицию вызвали его родители, так как общался он только с ними, и то по телефону — хотя бы раз в три дня они созванивались. Когда он не брал телефон уже вторую неделю, родители, вскрыв дверь, обнаружили тело — вернее, то, что от него осталось. На полу было сплошное месиво из плоти Кирилла.

После похорон Кирилла его мать попросила меня забрать кое-какие вещи из квартиры Кирилла. Зайдя в квартиру и собирая вещи, я обратил внимание на подоконник, на котором стояли три красных цветка. Вид у них был мерзкий, из них сочился красный сок, от них исходил аромат гниющего мяса, да такой, что меня едва не вырвало. Взяв вещи, я быстро вышел из квартиры и запер дверь, борясь с рвотными позывами.

Дело по убийству Кирилла остаётся нераскрытым по сей день. По слухам, те трое отморозков, которые сбили Иру, вскоре все погибли при загадочных обстоятельствах.
♦ одобрил friday13
19 сентября 2013 г.
Автор: nekromantures

Я живу с женой и ребенком в славном городе Чита. И было у меня до недавних пор одно необычное увлечение — черная магия. Все, наверное, в детстве хоть разок, да занимались подобной ерундой, а я, как человек особо упертый, пошёл дальше детских игр. На полном серьёзе изучал оккультные учения, в одно время и порчи снимал, и привязку на любовь и удачу делал... Не верите — ваше святое право, но у меня получалось. Я гордился собой. Но когда у меня родился ребенок, я решил завязать с опасным хобби и выбросил из дома все, имеющее отношение к оккультизму. Тут-то и началось...

По ночам мы с женой начали слышать звуки шагов и какие-то шлепки по линолеуму. Затем ребенок начал постоянно куда-то в углы комнат смотреть и хихикать. А потом случилась и вовсе жуткая вещь: как-то вечером, подойдя к зеркалу, чтобы причесаться, я услышал рядом с собой говор, похожий на китайский. Одновременно с этим створки зеркала начали двигаться, как бешеные — стучали и гремели, пока не сорвались с петель. Я просто опешил.

В следующий раз моего ребенка во время водных процедур что-то невидимое с силой затащило под ванну. Он не испугался, а только засмеялся.

Самое интересное — то, что я узнал позже. Оказывается, в моей квартире в ванной во время возведения дома был задушен китайский строитель!

Не знаю, связано ли появление призрака с моим увлечением. Но ни до, ни во время моих оккультных «опытов» в квартире ничего необычного не происходило.
♦ одобрил friday13
29 августа 2013 г.
У меня очень интересная профессия — веселая, я бы сказал. Я врач-патологоанатом в судебном морге. За свою карьеру насмотрелся много всякого. 20 лет назад я бы и подумать не мог, что человека можно повесить на собственных кишках. Оказывается, можно... Но не буду углубляться в описание прелестей своей профессии, а расскажу одну историю.

В теплый майский вечер (а именно, это были майские праздники) мне выпало суточное дежурство. Начальства, конечно же, не было, и во всем нашем патологоанатомическом отделении находились трое: я и два санитара — Колян и Толян. Веселые ребята, скажу я вам. С ними не соскучишься. Итак, все гуляют, напротив нас расположен парк, и мы слышим радостные крики и визги народа. А мы работаем. Грех не выпить,правда? Тем более, находясь в месте, где спирт стоит в канистрах...

Закончив все свои дела (писанины, я вам скажу, в нашей профессии больше, чем резни трупов), я снял очки, умылся, навел порядок на столах, закрыл дверь на ключ и пошел Толику и Коляну, которые были уже, мягко скажем, подшофе. У нас есть комната, где мы переодеваемся, отдыхаем, обедаем. Там они и расположились со своим «банкетом».

На улице еще светло, мы сидим, выпиваем, закусываем, смотрим телевизор, обсуждаем баб (а как же без них-то). Наши бурные обсуждения прервал звонок в дверь, что означало — к нам привезли «пополнение». Обматерив все вокруг, Толя пошел принимать гостей. Привезли девушку, на вид лет 16-18, худощавого телосложения, длинные черные волосы, с виду вроде вся целая, но по виду «труповозов» я понял: что-то не так. Ребята не из робкого десятка, но вид у них был напуганный.

Приняв девочку, Толя с Колей отправили ее к другим нашим друзьям, а я начал опять бумажную работу — протоколы всякие, подписи, росписи, записи... Полицейский, который прибыл на место обнаружения девочки и сопровождал её по пути к нам, рассказал мне, что ее случайно нашел мужик какой-то в парке, в кустах (видимо, отлить пошел, а тут заодно и по-большому сходил). «Мы не стали ее там сильно рассматривать, ну вообще, ты сам посмотришь, поймешь, что к чему», — заявил мне полицейский. Ну, отлично теперь, работы на всю ночь. Ладно, проводили народ, «труповозам» налили выпить и тоже отправили восвояси (они нам, кстати, так ничего тогда и не рассказали). Девочку пока поместили в холодильник, где находились еще три с половиной трупа. Сами пошли дальше дискуссии продолжать — не закончили ведь!..

Около полуночи нам надоели эти разговоры, мы решили вздремнуть. Вырубились моментально. Проснулся я от давления на мочевой пузырь около часа ночи. Ну что ж делать, надо идти освобождать его.

Сделав свои грязные делишки, возвращаюсь я обратно. В коридоре не очень светло, и вот наступаю я на что-то и падаю прямо лицом плашмя в пол. Звездочки засверкали в глазах, кровь из носа полилась... Я, конечно, тут же побежал принимать меры по ее остановке. Все закончилось благополучно, но тут до меня дошло — а на что я наступил-то? Пошел смотреть. Обошел весь коридор — ничего. А ведь хрустнуло тогда под ногами так смачно, как будто чьи-то ребра сломались. Подумав, что пить надо меньше, пошел дальше спать.

Только устроился, закрыл глаза, и тут бабах! Судя по звону, в секционной шкаф с инструментами рухнул. Отлично, думаю. Захожу туда — все нормально. Выхожу, закрываю дверь, и тут до меня дошло: дверь-то я закрывал на ключ, а она открытая нараспашку...

В такой ситуации нужно было покурить, конечно же. Направился на улицу, прохожу мимо двери холодильника (а дверь там, как в огромном сейфе), дошел до входной двери и прислушался — какие-то вроде телодвижения в холодильнике происходят. Открыть надо, посмотреть, вдруг кто живой оказался (такое тоже бывало, и не раз). А свет, зараза, включается не снаружи, а внутри холодильника. Открываю холодильник, тяну руку к выключателю и тут чувствую: что-то выключатель странный,скользкий какой-то. Ну, может, обморозился. Щелк — света нет. А в углу какие то телодвижения продолжаются... Тут я и ляпнул: «Есть кто живой?».

— Ты что, покурить встал? — услышал я сзади голос Толяна.

— Да вот, что-то мне показалось, шевелится кто-то тут, и свет не работает...

— Крысы, может... Пошли, покурим.

Вышли на улицу, покурили. Я все таки настоял на том, чтобы проверить холодильник с фонарями. Так мы и сделали: разбудили Колю, взяли фонари и пошли на разведку. Все осмотрели, Толян повозился с выключателем — все тела на месте вроде, все три с половиной. Свет после манипуляций Толяна стал опять зажигаться — оказывается, просто там что-то перемкнуло...

Вышли, пошли кофейку попить, и тут Коля спохватился:

— Стоп, а девка-то где?

— Какая девка? Одни девки у тебя на уме! — проворчал Толян.

— Которую привезли сегодня вечером, идиот!

Мы все трое сидели и хлопали глазами, как в мультфильме. Девки-то и правда не было, а ведь Толя положил ее прямо у двери холодильника.

— Сперли! — возмутился Толян.

Трезво рассудив ситуацию на пьяную голову, мы решили еще раз проверить холодильник. Девочки и правда не было.

— Нет, ну не испарилась же она... — не унимался Толя.

В общем, мы облазили каждый уголок нашего прекрасного заведения, даже подвал. Ни-че-го. Приняли решение лечь спать. А что нам еще делать? Утром отпишемся как-нибудь...

Уснуть я не мог, а мои коллеги храпели, как тракторы. Встал, пошел курить. Прохожу мимо холодильника — опять дверь открыта! Хотя ключ-то висит, значит, закрывали точно. Захожу я туда — надо же разобраться, в чем дело, хотя сердце уже в пятки убежало и ноги у самого похолодели, как у трупа...

У меня аж сигарета изо рта выпала от той картины, которую я там увидел. Сидит эта девица на полу и играет частями трупа (я же говорил, что трупов в холодильнике было три с половиной — там в мешке были руки, ноги и кусок туловища, все обгорелые). Так вот, эта стерва вывалила это все на пол и сидит, развлекается.

Вылетел пулей из комнаты, закрыл за собой дверь и понял, что ключи висят в другом конце коридора. Побежал туда. И снова, наступив на что-то хрустящее, свалился с ног. Тут же, оглянувшись, увидел что-то круглое, но в темноте не смог разобрать, что это — а оно издавало какие-то урчаще-шипящие звуки и двигалось ко мне. Я вскочил, ломанулся к парням, и тут за ногу меня кто-то схватил, да так сильно, что я закричал. Темнота такая, что в упор не вижу, что там происходит позади меня. На мои крики выбежали в одних трусах Коля с Толей. Затащили меня, валяющегося на полу, к себе, обматерили, а потом выслушали мой сбивчивый рассказ. Не поверили, пошли проверять холодильник. Вернулись оттуда бегом и с выпученными глазами и позвали меня пойти посмотреть с ними, что там натворено.

Итак, картина в холодильнике: все три трупа разодраны в клочья, расчленены, нашинкованы как салат просто, все стены в крови, девки той нету. На стены кровью написаны какие-то непонятные символы. Мы не стали долго там всё рассматривать, а просто вылетели на улицу и побежали в больницу, рядом с нами стоящую. Забежали в приемный покой. Коля было начал всем рассказывать о наших злоключениях, но, конечно, его слова приняли за пьяный бред, похохотали и отправили нас спать.

Спать мы не пошли. Сели на лавочку покурить. Я оглянулся на наш злосчастный морг: в окне нашей комнаты отдыха стояла та девчушка и махала нам чьей-то оторванной рукой, вырисовывая на окне что-то... Ломанулись мы обратно в приемный покой больницы и сидели там до утра. Утром пришла другая смена, нас не нашли, начали звонить на мобильники. Идти в морг нам очень не хотелось, но пришлось.

И что вы думаете? Все было нормально! Ни крови, ни расчлененки, и девочка лежит там, где ее положили...

При таких условиях в итоге мы ничего никому не стали рассказывать, хотя мой сменщик, патологоанатом предпенсионного возраста Василий Станиславович, заподозрил, что мы тут «что-то творили». Сославшись на похмелье, мы быстро собрались и пошли по домам, решив по дороге дернуть еще пива. Дядя Вася меня, конечно, отчитал за то, что я не выполнил работу свою, а оставил ему эту девочку. Я извинился перед ним и посоветовал не откладывать это дело до вечера или ночи.

Кстати, Коля у нас вообще парень умный, начитанный. Он запомнил те символы на стенах, понять их все пытался. В конце концов это ему удалось. По его словам, это была система знаков, которым пользовалась в ритуалах какая-то европейская секта XIX века для вызова демонов.

Насчет той девочки — потом мы через знакомых в полиции выяснили обстоятельства её смерти. Компания подростков-неформалов решила ради забавы вызвать какой-то дух, следуя обряду, описанному в книге. Там нужно было принести в жертву живое существо — они зарубили курицу. Что случилось потом, они так и не смогли объяснить, вроде память всем отшибло. А та девочка и вовсе умерла. Да только не совсем, видать...
♦ одобрил friday13
8 августа 2013 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Автор: Морф

Летом 2007 года я потерял троих друзей. Как это произошло, кто виной, я не имел понятия, но в душе винил себя, что не досмотрел, вовремя не помог. Все трое сидели на наркотиках, причем нестандартных.

Тут нужно сделать маленькое предисловие. Мне повезло родиться в этом городе, в этом районе. Почему? Да потому, что встретил таких друзей. Изначально нас было пятеро: я, Сергей (мой самый лучший друг), Игорь, Саша и Кирилл. Мы вместе росли, ходили в школу, гуляли с девчонками. Уже когда повзрослели, от нас отдалился Кирюша, он нашел девочку, которая была при деньгах, и они вместе уехали за границу, так наши контакты и оборвались. Нас осталось четверо. Много чего происходило, но наша крепкая дружба не рушилась. До одного дня.

Помню, в тот момент все увлекались мистикой и тому подобным. Мы тоже это стороной не обошли. Читали всякие книжки, пытались вызывать духов, «потусторонние сеансы» устраивали. Ничего не происходило. В то время я встретил прекрасную девушку, нынче мою жену Ларису. Мне уже начал надоедать весь этот сатанизм, и потихоньку я начал отходить от этого. Но парни всё продолжали, будто помешались на этом. Я отговаривал, пытался вытащить в клубы, да хоть куда — всё без толку. Ссорился с ними, говорил, что уже парни взрослые, а верят во всякую чушь. После одной из таких ссор я в ярости вылетел из квартиры Сергея, и мы не разговаривали, может, месяца два. И вот я пришел к началу этой ужасной для меня истории.

За месяц до самоубийства Сергея (его смерть была последней, но все три произошли на протяжении одного месяца) он позвонил мне и пригласил в кафе выпить пивка. Я удивился столь резкому и удивительному звонку, в душе даже обрадовался. Встреча была назначена на 17:00. Я сидел в кафе, когда ко мне подсел парень, лишь частично напоминавший былого Серегу. Старые нестираные вещи, капюшон, красные глаза, бегающие по сторонам, странный запах... Нетрудно было догадаться, он сидит на наркотиках. Впрочем, это была не догадка — были некоторые слухи о том, что парни занимаются нехорошим делом, но я до последнего отказывался верить. Я заказал пиво и пиццу. Некоторое время мы молчали, тишину нарушил я.

— Ну и под чем ты, Серый? — я попытался завязать разговор и поэтому сказал первое, что пришло на ум.

— Макс, дело не в этом. Я пришел увидеть тебя, парни не смогли, им сейчас нелегко, но вскоре ты их увидишь. Мы скучаем. Короче, пришел сказать, что у коробки моего компьютера снизу двойное дно. Если что-то случится, ты там найдешь одну вещицу, она предназначена тебе. Ты поймешь всё сам.

Я пытался остановить его:

— Что за чушь ты паришь?!

Он же стеклянными глазами посмотрел вокруг, затем произнес:

— Они уже здесь. Они не должны видеть тебя со мной. Запомни: нижний потайной отсек. Еще увидимся.

После этих слов Сергей резко вскочил, обронив на себя пиво, и стрелой вылетел из кафе. Я сидел ошарашенный, чувствуя на себе с десяток глаз посетителей кафе.

Мы так и не встретились — ровно месяц спустя он повесился. Саша за пять дней до Сергея кинул на шею веревку, на другой конец которой он привязал много всякого металла, и прыгнул в озеро с кладки. Игорь сам себя изрезал ножом. Вы не представляете, каково мне было: три смерти за месяц, да еще и чьи... парней, которых я знал еще детками. Тех, кем дорожил, как родными.

За траурным столом мне не сиделось. Пару раз выпив, я встал и вышел покурить. Когда возвращался обратно, заметил, что дверь в комнату Сергея открыта. Я вошел — на стенах висели плакаты любимых музыкантов, на столе стояла чашка с кофе. Как я понял, после его кончины никто ничего не трогал. На тумбочке возле кровати стояла фотография, где мы были вчетвером на рыбалке. Тут я и не сдержал слёз. Уже собираясь выходить, вспомнил слова о компьютере. Прикрыв двери, я достал системный блок, отвинтил крышку и начал искать хоть что-то напоминающие потайной отсек. Моему удивлению не было границ: там, где он говорил, действительно было двойное дно. Внутри я нашел тетрадку в красной обложке. Спрятав её под рубаху, я вернулся обратно.

Уже вечером, дома, я достал её и принялся листать. Из 46 листов было заполнено лишь 18, как будто он начал вести её в последние два месяца жизни. Как оказалось, так оно и было. Дальше я постараюсь передать содержимое этого дневника, пропуская ненужное и местами сокращая.

Первая запись была такой:

«05.06. Вечер.

Он сказал завести дневник и записывать все, что с нами происходит, если этого не сделать, мы потеряем чувство реальности. Вчера мы встретились с ним. Имени он не назвал, но величать его велел Некро. Где его отыскал Игорь, ума не приложу, но он должен нам помочь в наших стремлениях связаться с потусторонними силами. Как-то глупо написал».

Эта фраза меня порадовала, сразу вспомнился Сергей со своими словечками. Следующая запись датировалась двумя днями позже:

«07.06. Вечер.

Он гений! Это работает. Вчера получил письмо, в нём место и метод. Все мы получили по письму — как-то по старинке. Первое место — дом, в котором пьяный отец ночью зарезал двух дочерей и жену, а сам повесился. Я знаю это место, читал в газете. Сеанс прошел отлично, я видел их. Сначала следы на толстом слое пыли, но чуть позже появились они. Две девочки бегали по второму этажу, я их видел!!! Мелкие смешки — как отдаленные звуки, они пытались говорить со мной, я не разобрал ни слова, зато парни беседовали с их мамой, я и её видел, но не мог отказать девочкам в том, чтобы поиграть с ними. Это безумно с одной стороны, но гениально с другой. Есть и некий нюанс: когда действие проходит и они исчезают, то принимают предсмертный вид. Ух, от этого мурашки по коже. Эти маленькие крошки улыбались кровавой улыбкой, шрамы от перерезанного горла были видны очень отчетливо, даже можно было анализировать, у кого оно перерезано ровней. Это реально, и боже, какой адреналин!.. Буду заканчивать, устал, да и надо готовиться, завтра второе место, которое указано в письме Саши».

«14.06. Вечер.

Пора бы снова записать сюда, что я наблюдал. Вторым местом был берег речки на окраине города. По слухам, именно там в каком-то году была вырезана семья, приехавшая провести ночь на берегу реки. Поговаривают, будто оно проклято. После принятия этого чудо-зелья где-то с час ничего не было. Как потом я выяснил для себя, тогда была убита не одна семья, потому как я их насчитал около десятка. Они просто стояли и смотрели на нас. Один мужчина махал рукой, указывая на что-то, но проверить указанное место так никто и не решился. Отход (я назову так последействие зелья) был не так уж и ужасен. Просто окровавленные вещи на призраках. Нет, вру, был жуткий момент, когда девочка, сидевшая на кладке, начала надевать на шею какое-то подобие веревки с камнем. Она поднялась, улыбнулась и прыгнула. В тот момент, могу поклясться матерью, я видел расходящиеся в том месте волны. Вот такой был сеанс у озера.

Но самое жуткое было на заброшенной фабрике, где соорудил себе логово маньяк — он заманивал туда девочек, насиловал, затем убивал ножом. Уже трупы он приводил в порядок, красил, расчесывал — ну, ухаживал. Эти детали я выяснил непосредственно во время сеанса. Девчонок я не считал, но их было многовато. Все перепуганные, они прятались по углам и что-то тихо шептали друг дружке. Отход был тяжкий, почти у всех в одно время из живота начали вываливаться кишки. Фу, не хочу вспоминать. А так, все даже очень ничего».

Читать этот бред не хотелось, но, пересилив себя, продолжил.

«20.06. Ночь.

Я не знаю, что сейчас творится со мной. Мне кажется, я постоянно сплю. Эти сны меня убьют. Я плохо начал соображать — день сейчас или ночь? Думаю, ночь, на улице же темно.

Какие я сделал выводы для себя? Это опасно, не стоит шутить с тем неизведанным, что таит тот мир. Да, вот так. Теперь я их вижу. Всех их. Они говорят со мной. Я узнал много интересного. Но писать об этом мне запрещено. Игорь и Сашка тоже их видят, как и я. Я спрашивал. Я-то думал, крышей тронулся, а оно нет. Ну что еще написать? Тяжело с ними и страшно, особенно ночью, когда являются другие».

Бред безумца, характеризовал я для себя это подобие дневника. И вот я дошел до последней записи.

«03.07. Максу.

Макс, если ты читаешь это, значит, тетрадь у тебя, а я, наверное, мертв. Попытаюсь объяснить суть написанного в ней. Первым делом ты должен понять, все это реально. Чтобы увидеть и поговорить с покойниками, есть много способов. Этот предназначен для разговора с теми, кто умер не своей смертью. Это безобидные души, они не вредят. Нужно найти место, где случилась трагедия, смешать порошок дурмана со святой водой. Доза должна составлять столько, сколько влезает в маленькую ямочку на твоей руке. Это для того, чтобы узреть незримое. Так сказал он. Обязательно нужно прочитать любую молитву наоборот. Для чего это, я не знаю. Вроде все.

Так, следующее. Есть побочные эффекты. Если ты будешь делать это очень часто — ну, устанавливать контакт, — то оно увяжется за тобой, и на каждом месте, где человек умер не своей смертью, ты будешь видеть их.

Ты спросишь, зачем я тебе это пишу? Это мой тебе подарок. Если ты поможешь им — они помогут тебе. Главное, не больше одного контакта в год. Если превысишь лимит, за тобой придут они. Как и за мной. Вот и всё.

Храни тетрадь. Ведь ему она тоже нужна. Правда, не знаю, зачем. Ладно, Макс всех благ, уже темнеет, нужно искать людное местно, одному оставаться страшно. Еще увидимся».

Это последняя запись в дневнике Сергея. Не знаю, поверите ли вы мне или нет — решать вам. Дневник по сей день у меня, а проверять я ничего не стал, оно мне и даром не надо. Вот такая вот история.
♦ одобрил friday13
16 июля 2013 г.
Автор: Чучундра

Как-то раз (дело было под вечер) родители мои пошли в гости к знакомым. Я остался дома один. Сходил на кухню поесть, посмотрел телевизор — в общем, всё как обычно. Часов в двенадцать я выключил свет и лёг спать.

Не знаю, сколько я проспал, но проснулся от стойкого ощущения, что я в комнате не один. Честно скажу, я парень не робкого десятка и никогда, даже в самом раннем детстве, темноты не боялся, а тут не знаю, что на меня нашло: некоторое время я просто не мог повернуть голову и осмотреться. Но в конце концов я всё же преодолел себя и развернулся к противоположной стенке. Тут нужно немного рассказать об интерьере моей комнаты. Кровать моя стоит у дальней стены, а дверь, ведущая в комнату и выключатель, получается, расположены напротив меня. Так вот, на этой противоположной стене я увидел тень. Просто тень. И ничего, что могло бы её или нечто подобное отбрасывать, не было ни в моей комнате, ни на улице. Это было существо высотой больше двух метров, отдалённо напоминающее человека. Шеи у него не было совсем, голова росла прямо из плеч, глаза — два бесформенных, горящих красным огнём пятна. Но самым страшным было то, что длиннющие руки существа (как я потом прикинул, метра полтора, наверное, длиной), постоянно извиваясь, абсолютно беззвучно скользили по моей стене, как будто что-то нащупывали, искали в полутьме.

Я запаниковал. От твари меня отделяло крохотное пространство комнаты, и я не сомневался, что, если нужно, она его преодолеет с лёгкостью. Мысли в моей голове с лихорадочной быстротой сменяли одна другую. Что делать? Выпрыгнуть в окно? Но я живу на восьмом этаже. Ждать родителей? Нет. Увольте. С таким соседом я не продержусь и получаса, просто сойду с ума. Быстро вскочить и выбежать из комнаты? Да, это, пожалуй, подойдёт. И авось мой гость меня не поймает.

Я собрался на кровати в тугой комок, приготовился к прыжку. Если бы я знал тогда, какую чудовищную ошибку совершаю! Лучше бы я покончил с собой. Ну что ж, дураку море по колено, и я рванул. В каких-то сантиметрах от спасительного выхода я почувствовал ледяную хватку на горле. Тело моё, как безвольная кукла, заскользило к монстру. И тут он прижал меня лбом к стене. Стенка как будто была уже и не твёрдая. Да, она стала жидкой, вязкой, и тварь засовывала меня в неё головой. Я отчаянно упирался, брыкался, орал, но всё было зря. Я чувствовал, как через закрытые веки в мои глаза просачивается эта отвратительная субстанция, с дальнейшем погружением мои уши и нос также заполнились этой смолистой мерзостью. Тень дотолкала меня до уровня рта и отняла свою мерзкую хватку. И началось самое болезненное, ужасное. Стена начала вновь твердеть. Мою голову постепенно сдавливали железные объятия бетона, в моих глазах с жуткой резью образовывался крупный песок, уши и нос тоже полностью заполнил этот бетон. Дышать я мог только ртом, сердце бешено колотилось от ужаса и жуткой боли. Казалось, что моя голова вот-вот будет раздавлена, песок как будто разрывал глаза… От нахлынувшего кошмара я, наверное, даже забыл о том, кто сотворил со мной эту жуткую казнь. Скорее всего, совершив то, ради чего приходил, мой палач покинул свою жертву. Сколько я мучился, не знаю, не помню, я почти утратил способность соображать. Единственной надеждой для меня стало возвращение родителей.

Всё покрылось туманом. Казалось, что я умираю. Я ничего не видел, не слышал. Не мог вытащить голову из бетонных тисков.

Мне показалось, что через целую вечность кто-то погладил меня по плечу, потом взял за руку. «Ну пожалуйста, — мысленно взмолился я, — вытащите меня отсюда, ну пожалуйста, пожалуйста! Нет больше сил терпеть!». Я почувствовал, что вокруг меня люди, возможно, скорая, МЧС, милиция — все они пытаются мне помочь. Давление на мою голову слабело. Они дробили бетон перфоратором. Это было долго, очень долго. Я ждал. Была резкая боль, когда они отрезали мне часть правого уха. Но это было неважно, совсем неважно — скоро я окажусь на свободе, смогу снова слышать, видеть, поблагодарить своих спасителей… Какая боль! Кто-то резко дёрнул меня назад — кажется, мне сломали нос. Скорее всего, меня вытащили, но я ничего не видел и не слышал по-прежнему, не мог открыть глаза — возможно, их у меня уже не было?.. Кто-то обнимал меня, возможно, мать — плачет, наверное... Куда-то меня повели, прочь из квартиры. Я не хотел уходить, мне было страшно, я сопротивлялся, что-то подсказывало мне, что это ещё не конец моих мучений. Укол, всё тело стало ватным, и я провалился во тьму.

Очнулся я, судя по удушающему запаху лекарств, в больнице. Они прочистили мне нос и уши, теперь я мог слышать и нормально дышать — это первое, что я отметил после пробуждения. А вот зрение почти пропало: мир для меня состоял из размытых пятен, иногда они немного двигались, но не более того. Боль никуда не ушла. Одно из живых пятен, видно, долго сидело рядом — теперь оно поздоровалось со мной, представилось сержантом Иванюком. Долго расспрашивало меня о том, как такое со мной произошло, очень подробно интересовался той тенью, её обликом. Я всё честно рассказал. А он почти и не удивился — вот что, как потом я понял, было странно. Но тогда я был ещё слишком слаб. Завершив допрос, сержант Иванюк пожелал мне скорее поправляться и велел вновь постараться заснуть. Что я и сделал.

Опять же, не знаю, сколько я проспал, и через сколько времени меня разбудили. Теперь они хотели, чтобы я встал и пошёл с ними. Я спросил, куда меня поведут. Сказали, что на операцию — зрение ещё можно спасти, если поторопиться. Но нехороший холодок в груди не отпускал. Мы долго куда-то шли. В конце концов, меня вывели из больницы и усадили в «УАЗик». Кроме меня, там было ещё несколько человек. Меня усадили между двумя людьми, и мы поехали. Атмосфера в пути была крайне напряжённой, всю дорогу они не перекинулись ни единым словом ни друг с другом, ни, тем более, со мной.

Когда мы вышли из машины, вокруг была уже ночь. Мои соседи по «УАЗику» сразу же железной хваткой взяли меня под руки и повели. Мы зашли в какое-то здание и начали спускаться. Я насчитал девять этажей вниз. Уже на третьем пролёте я понял, что ни о какой операции не может быть и речи. Предчувствие меня не обмануло — кошмар продолжался. Я попытался вырваться из их лап, но несколько мощных ударов под дых заставили меня покориться своей незавидной судьбе.

То ли от испытываемого мною страха, то ли от чего-то ещё, но зрение моё стало проясняться. В конце спуска я увидел просторный зал и тёмные фигуры по его периметру — вероятно, это были люди в длинных чёрных балахонах, хотя я до сих пор не уверен. Меня вывели в центр зала, тут мои стражи отпустили меня и приказали раздеться, снабдив для верности указание двумя ударами в челюсть. Хотелось заплакать — ну за что мне всё это? Что я такого сделал в жизни, за что зло выбрало меня? Меня переполняли страх и ненависть к мучителям. Когда я разделся, ко мне подошли несколько человек и уложили меня на то, что вначале мне показалось столом в центре зала, но теперь я понял, что это не так. Это был алтарь. Жертвоприношение — вот что ждёт меня теперь. И нетрудно догадаться, какую роль я здесь сыграю.

Мои руки и ноги, вначале буквально вывернув, накрепко привязали к тому, что я вначале ошибочно принял за ножки этого «стола». Теперь я ни на миллиметр не мог ни подвинуть, ни оторвать своё тело от ледяной поверхности алтаря. Постепенно тишина стала преобразовываться в приглушённый гул, напоминавший то ли пение, то ли чтение заклинаний. И чем дальше читали, тем громче становились их голоса. Они звали кого-то, кого-то настолько ужасного, что к нему нельзя обращаться ни на одном земном языке. Эти ужасные каркающие, скрежещущие звуки разрывали меня изнутри — казалось, что ни одна человеческая глотка не способна их издавать. И в момент кульминации этого жуткого хорала одна из фигур в балахонах отделилась и, сжимая что-то в руке, приблизилось ко мне. Боже, что они ещё мне приготовили?! Скальпель, у него был в руках скальпель! Он сейчас будет меня резать! Заживо! Я не мог поверить. Мой мозг отказывался это принимать. Отказывался воспринимать такую реальность. Я вновь попытался вырваться, не получилось. Я не знаю, что на меня нашло — от ужаса я расхохотался. Я ржал, как безумный, а он уже занёс свой скальпель. Острое лезвие причинило мне мгновение холода, а потом боль. Безумную адскую боль. Жрец разрезал от горла мою грудь и живот, а я продолжал визжать и смеяться. Казалось, что вместе с кровью меня покидает душа. Так оно, скорее всего, и было.

Они вызывали Хозяина. Казалось, что вся тьма мира сгустилась в этом подземном зале и, собравшись у одной из стен, она перекидывается на потолок и соседние стены. Нет, это была не просто тьма — это было что-то живое, разумное, холодное, даже не злое, но зачем-то я ему понадобился. Постепенно чудовище материализовалось, приспосабливалось к нашему миру. Превращалось в огромную, скользкую и холодную тварь со множеством клубящихся чёрным дымом отростков-щупалец. И вот одно из них протянулось надо мной. Я же лежал, истекая кровью, и смотрел на это, не в силах шевельнуться, потерять сознание или хотя бы закрыть глаза. Чёрная «рука» опускалась ко мне, от неё оторвался небольшой кусок и с отвратительным чавканьем упал, провалился в мою раскрытую грудную клетку. Последнее, что я помню — ослепительная вспышка света, затем меня как будто потянуло в холодный бездонный колодец. Нет, не всего, какую-то часть, не самую важную, всего лишь тело. Главное у меня забрали — или оно само ушло, не выдержав соседства чёрной твари.

Я надеялся, что я умер. Но нет, это был всего лишь болевой шок. Я выжил, более того, я сейчас дома, сижу за компьютером и пишу всё это. Зрение потихоньку восстанавливается, и я уже неплохо различаю буквы на мониторе. Те, кто это прочитал, возможно, захотят узнать, в чём же был смысл тайного ритуала и почему меня отпустили живым домой, почему не позаботились о том, чтобы я молчал. Дело в том, что они хотели, чтобы я — нет, теперь уже не я, а один из них — говорил. Думаете, вы о нас знаете, прочитав это? Нет. Теперь Мы о вас знаем. По вашему страху вас легче найти. Мы слышим ваши мысли. Когда вы боитесь, вы даёте Нам силы. Когда вам снятся кошмары, знайте, что Мы подходим вплотную. И с каждым вашим воспоминанием Длиннорукий всё ближе. Он такой же слуга Хозяина, как и те, что придут вас якобы спасать. Но Хозяину нужна свежая кровь — ваша кровь. И Он её получит теперь. Считайте часы.
♦ одобрил friday13