Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ОККУЛЬТИЗМ»

20 ноября 2011 г.
Ховринская больница — это огромное недостроенное здание больницы в Москве. По неподтверждённым данным, за 20 лет пропало и умерло там несколько сотен человек. За своё долгое существование недостроенная больница обросла множеством легенд и слухов. Кто-то говорит о призраках, кто-то о трупах сатанистов на нижних уровнях.

Планировка больницы очень необычная (посмотреть фото). На территории находится два здания: главный корпус и офтальмологическая клиника. Главный корпус по форме напоминает звездочку, от него отходит шесть крыльев, которые соединены трехэтажными переходами. Само здание представляет собой десятиэтажное сооружение с тремя уровнями крыши и двух— и четырехуровневым подвалом. Первый уровень подвала частично затоплен, что существенно усложняет исследование других уровней. Существует мнение, что главный корпус и клиника связанны подземным туннелем.

Постройка началась в 1981 году (по другим данным — в 70-м или 80-м) на месте кладбища, прилегающего к храму иконы Божией Матери «Знамение» (кладбище было ликвидировано в 1960 году). По проекту, здание было рассчитано на 1300 или 1500 мест для больных со всей страны: чины хотели создать одно из лучших медицинских учреждений СССР. Позже было решено сделать «ховринку» районной больницей. В 1985 году строительство остановилось, а в конце 90-х и в 2003-м ненадолго возобновлялось. Имеются несколько версий того, почему это произошло: прекратилось финансирование, были обнаружены нарушения при закладке фундамента, существовала угроза обрушения здания, почва под зданием была нестабильной и здание могло «поплыть» и т. д. Говорят, на момент остановки строительства здание было почти готово — уже производилась внутренняя отделка. Здание некоторое время охраняли военные, потом охрану сняли, и местные вынесли из больницы все, что только можно утащить. Больницу облюбовали бомжи, неформалы и сатанисты. Именно из-за сатанистов «ховринка» заработала свою зловещую репутацию.

В конце 80-х — начале 90-х здание облюбовала секта «Немостор». Говорят, все пропадавшие в ховринке люди — дело их рук. Одни говорят, что секта устроила свою церковь в подвале основного здания, вторые — что в туннеле между главным зданием и вторым корпусом, третьи — что в основном здании проходили сборища, а в туннеле были оборудованы «штаб-квартиры» главарей секты. По слухам, в это время в районе «ховринки» начали пропадать люди (особенно дети) и собаки, которые потом приносились в жертву или просто были убиты. Также устраивались черные мессы. Вскоре об этом стало известно милиции, и на сатанистов устроили облаву с участием ОМОНа и собак.

Опять же, существует две версии дальнейших событий — по одной, сатанистов загнали в подвал основного здания и расстреляли, а затем подвал затопили (невысыхающий водоём можно наблюдать и сегодня), по другой версии, сатанистов зажали в туннеле между двумя зданиями и затопили туннель. Также говорят, что человек, показавший милиционерам вход в тоннель, впоследствии исчез.

Ненадолго больница осталась пустой, не считая бомжей. Потом в больнице стала собираться секта «Черный Крест». Что стало с ней, неизвестно. По сей день в больнице и окрестностях попадаются трупы собак и бомжей. Но даже без сатанистов и жертвоприношений в «ховринке» гибнут люди — кто-то не выдерживает встреч с хулиганами и бомжами, кто-то срывается в шахты. Говорят, молодой парень бросился в шахту лифта из-за неразделенной любви (по другой версии — умер от передозировки наркотиков). По слухам, в 2004-м году в «ховринке» нашли трупы шести человек, в 2006-м — десяти, в 2007-м — как минимум одного.
♦ одобрил friday13
20 ноября 2011 г.
Это случилось много лет назад, в стране, которой уже нет, среди людей, которых уже нет, и в тот момент, когда страна почти прекратила существовать. СССР, 1942 год. Зима.

В деревне, занятой немцами, он появился как-то внезапно. Именно тогда стало ясно, что война затянулась, скорой победы немцев не будет, что впереди — туман. Старый, с длинными седыми волосами и яростным взглядом голубых глаз. Говорил про старых богов — даже не про того, что был при царе, а тех, что были раньше. От которых осталась только тень в самых древних лесах в самую безлунную ночь. А он яростно призывал их. Говорил, что немцы — шанс призвать их обратно.

А немцы стали лютовать. Партизаны убивали их, они — крестьян. Старались все больше партийных да буйных, да и он в полицаи записался — говорил, что как война кончится, нужно возродить Русь, что была до иудейского бога. Даже вырезать что-то начал в роще, что сразу за хлевом.

Когда немцы поймали её, он сам пришел к ним. Сказал, мол, идолам кровь нужна, чтобы сытые были. Немцы тогда человек десять повесили, все были не местные. И та девчонка была не местная. Скинули их в леса, сопротивление делать — те на третьи сутки и попались. Успели пострелять немного, да немцы тертые — весь их отряд положили, только ее и взяли, да радиста. Радиста сразу увезли в гестапо, шифры выпытывать, а ее оставили у местных властей. Тогда он к ним и пришел — предложил, мол, все равно убивать будете, а так и тем, кто коммуняками обманут, урок, и вам облегчение. Долго они с обер-лейтенантом говорили, а утром тот приказал троим солдатам девчонку ту в рощу увести.

Крестьян согнали, как на обычное повешенье. Да только вешать-то быстро — а там, говорят, он такое с ней делал, что даже немцы уже стали что-то говорить ему. Что делал — молчат старики, плюются, «мерзко и не по-людски», говорят. Согнали на казнь утром всех, а отпустили — уж темно было. Говорят, она только тогда затихла да отошла. А он доволен был — идолы, мол, кровью напились. Священная, мол, роща будет. Как до иудейского бога.

Он еще к немцам ходил, пленных просил — да Красная армия сдюжила их. Те уже с оглядкой дела делали, партизан просто стреляли, а как наши наступать начали — так и вообще в одну ночью собрались да ушли. Те, кто поумнее из полицаев, с ними подались, а он проповедовать начал: мол, что немцы, что красные, а веру предков сохранить надо. Книгой какой-то махал, читал завещание богов древних, и про бога христианского, и про красных, и про немцев, и про эпоху безверия. Да только собрались все не для этого — крепко та девка замучанная запала всем в души. Он в дом забежал, а кто-то дверь возьми и поленом привали. А там уже и керосину плеснули, и лучину поднесли. Сгорел он. Страшно кричал, говорят, не как та девка, но долго. Проклинал всех. И кто с ним сотворил это, и детей их, и тех, кто придет на место это. Так и сгорел.

Место это с тех пор нехорошим считают. Как Красная армия наступала — всю деревню спалили, а потом построили ее вновь, еще при Сталине, но на другом месте, получше, что уж там — повыше, не заливает, дорога железная рядом. А поляна, где его сожгли, осталась. Проклятое место, рассказывают про него всякое...
♦ одобрил friday13
24 октября 2011 г.
Держитесь подальше от всех этих «вызываний духов» и гаданий. Мне хватило одного раза, чтобы понять, что это к добру не приводит.

Это случилось в середине девяностых. Мне попала в руки самиздатная брошюра «Ритуалы для вызова духов». Я очень заинтересовался и решил попробовать первый же описанный способ. На листе бумаги надо было начертить круг и разметить согласно приведённой в той брошюрке схеме. В центр круга ставилась игла, через которую была продета нить. Далее следовало взять в руку нить и натянуть её таким образом, чтобы игла касалась бумаги и при этом стояла строго вертикально. Затем следовало вслух задать вопрос и слегка опустить руку. Наклонившаяся игла должна была указать на ответ. Если игла не стояла на месте, надо было замереть и подождать, пока она не перестанет вращаться. Были ещё несколько обязательных, если верить книжке, условий, но о них я промолчу, чтобы никто не повторял это за мной.

Это был обыкновенный декабрьский вечер. Когда я пришел из школы, родителей не было дома — они возвращаются с работы поздно. Я приготовил все необходимое на столе в своей комнате, зажег настольную лампу и выключил свет. Сначала я спрашивал всякую ерунду вроде: «Удасться ли мне разбогатеть?» или: «Увижу ли я египетские пирамиды?». Потом мне стало как-то не по себе — я заметил, что движение иглы вовсе не беспорядочно. Тогда я задал вопрос: «Здесь есть кто-нибудь, кроме меня?». Игла показала ответ «ДА». Тут же я услышал тихий скрип на шкафу, будто старый клей трещит, осыпаясь. Я посмотрел на шкаф, но не увидел ничего, кроме старой куклы-мартышки в вязаной кофте, стоявшей в моей комнате уж не знаю сколько лет. Сколько себя помню — она всегда стояла там.

Я отвернулся от лампы, чтобы глаза привыкли к темноте, и снова внимательно посмотрел на шкаф. И тут мне стало жутко. Мартышка смотрела на меня, хотя до этого стояла совсем в другом положении. Её голова была повернута в мою сторону. Я застыл от ужаса и плохо понимал, что происходит. На моих глазах мартышка начала поднимать лапу. Под противный звук трескающегося клея она поднимала лапу... Я бросил иголку и побежал к двери, выскочил в гостиную, включил свет и телевизор. Весь вечер я боялся подойти к двери в свою комнату. Находиться в квартире тоже было страшно, но идти куда-то было еще страшнее, так как за окном уже сгустилась вечерняя тьма. Так и сидел возле телевизора, пока не пришли родители. Сначала я сидел с ними на кухне, потом под каким-то предлогом позвал в свою комнату. Мартышка сидела на шкафу с вытянутой лапой. Позже я попросил мать унести ее оттуда и целую неделю спал с зажженным светом.
♦ одобрил friday13
16 октября 2011 г.
Тогда я работал в детском лагере. Случилось всё прямо перед началом сезона. Все дела были сделаны, лагерь был готов к приезду детей. Делать особо было нечего, время близилось к часу ночи, и одна из самых старых вожатых (старых в том смысле, что она там работала уже не первый год) предложила повызывать духов. Я отнёсся скептически, но остальные всё-таки уговорили меня поучаствовать. Вскоре были приготовлены иголка, нитка и кусок обоев с начерченным на нём алфавитом. Все сели в круг и взялись за руки, причём вожатая наказала ни за что их не разрывать. «Сеанс» начался. Я с плохо скрываемой улыбкой наблюдал эту вакханалию.

— Дух лагеря, ты тут? — спросила вожатая. Ничего не происходило, и она повторила этот вопрос несколько раз. Я улыбался всё шире и собирался уже что-нибудь пошутить, как вдруг иголка резко дёрнулась на в сторону написанного слова «ДА». Хотел бы я видеть своё лицо в тот момент...

— Дух лагеря, ты добрый?..

Иголка дёрнулась в сторону слова «НЕТ».

— Дух лагеря, ты согласен отвечать на наши вопросы?

Опять «НЕТ». Меня начало мутить, и я стал высвобождать свои руки. Девушка, которая держала их, схватилась крепко за мои кисти, пытаясь удержать, но я резко вырвался и ушёл. Так бесславно завершился «сеанс».

Выйдя на улицу, я побежал попить воды к фонтанчику. За мной следовали коллеги и спрашивали, зачем я отпустил руки, но я ничего им не отвечал. До сих пор помню, как колотилось сердце в груди. Обои с алфавитом вожатая куда-то выкинула — никто её и не спрашивал, куда именно, все остальные боялись взять их в руки вообще.

После этого на протяжении всего сезона мы из комнаты вожатых ночью слышали странные шумы и шаги в пустых помещениях. Дети постоянно жаловались на головную боль, на нас тоже иногда ни с того ни с сего нападало недомогание. А однажды утром одну молодую вожатую увезли в «скорой». По её словам, когда она вечером делала обход, на неё в одном из пустых коридоров напало какое-то существо и очень сильно толкнуло в грудь. Разглядеть его она не успела, но была уверена, что это был не человек. Из-за падения у неё треснул копчик. Ещё пару дней спустя дети где-то наткнулись на мусорный мешок, в котором находилось что-то непонятное. Я и ещё один вожатый по наводке детей пошли к мешку. Такого я в жизни я никогда не видел: в мешке лежал какой-то позвоночник, что ли, весь в крови...

Вскоре после этого я уехал на один день отдохнуть в город. По возвращении в лагере меня встретила траурная обстановка. Из разговора с вожатыми я узнал, что дети тоже решили развлечься и ночью кого-то вызывали — естественно, без вожатых. Утром одной юной «оккультистке» стало очень плохо, и её увезли в больницу. Что именно было с ней, мне так никто и не рассказал.

В конце сезона, когда дети разъехались, мы приводили в порядок лагерь. Складывая матрасы и постельное бельё, нашли давешний обрывок обоев под матрасом той самой девочки, которую увезли в «скорой». Истерика была у всех. Посовещавшись, эту проклятую бумажку сожгли в печи. Больше я в этот лагерь не возвращался.
метки: оккультизм
♦ одобрил friday13
7 октября 2011 г.
Мой город — типичное криминальное захолустье. Рядом расположен глухой лес, в котором постоянно трупы находят.

У меня есть друг, который работает фельдшером в скорой. Периодически мы видимся с ним, ездим пострелять в тир, в баре выпиваем и рассказываем друг другу о своих делах. Во время одной из таких встреч я за игрой в бильярд заметил, что он какой-то дёрганый: криво бил по шарам, в лузы почти не попадал. Позже не сдержался и рассказал мне историю, как на ночном дежурстве поступил вызов где-то между двумя часами и половиной третьего ночи: в таком-то районе города раненый человек, нужно срочно оказать медицинскую помощь. Выехала машина, в которой как раз был мой друг.

Приехав по адресу, во дворе дома прямо в детской песочнице нашли уже мёртвого мужчину средних лет. Страшное заключалось в том, что, как рассказал друг, ноги и руки у него были отрезаны (и довольно-таки грубо), потом наскоро зашиты. Конечностей так и не нашли. А учитывая, что под трупом на песке было много крови, а вокруг песочницы не нашли ни капли, то выходит, что человека расчленили и зашили прямо на месте, да и труп еще тёплый был.

Потом было еще четыре таких же убийства. Каждый раз одна картина: труп в песочнице, без рук, без ног. Каждый раз никто ничего не видел и не слышал, хотя, если убивали посреди двора, то вопли должны были перебудить весь дом. Потом друг поспрашивал точные адреса, где коллеги находили трупы, взял карту города, отметил места точками и нашёл, что если их соединить линиями, то выходит пятиконечная звезда.

Мне стало очень неуютно от рассказа друга, и я попросил сообщать мне, если он узнает что-то новое об этом деле. Но, насколько я знаю, на сегодняшний день эти жуткие случаи так и остаются нераскрытыми.
♦ одобрил friday13
Моя бабушка была неплохим рассказчиком, я обожал ее истории из жизни. Среди них были и смешные рассказы, и сентиментальные и, конечно, жутковатые случаи. Нельзя сказать, что она излишне суеверна и религиозна, да и выдумывать она бы не стала. Однажды она рассказала мне такую историю.

Дело было, когда бабушка работала фасовщицей на кондитерской фабрике. Коллектив состоял из таких же молодых девушек, как и она, так что «девичники» были явлением не редким. На них никогда не обходилось без любовных гаданий и прочих подобных развлечений. Вот и в этот раз кто-то притащил книгу, благодаря которой якобы можно было вызвать дух умершего. Вызывать решили кого-то из знакомых, но никто не хотел «ставить экспериментов» над своими умершими родственниками, так что выбор пал на бабушкиного соседа. Это был крупный и добродушный мужик, этакий работяга. Он жил с семьей в соседнем бараке, дружили с моими родственниками семьями, пока одной зимой его не убили алкаши и не скинули его труп в кручу. После этого его семья уехала и связь с ними была потеряна, а бабушка с мужем, моим дедом, заняли свободный барак.

В общем, выключили свет, зажгли свечи, проговорили заклинание — все, как положено. Но ровным счетом ничего не произошло, так что посидели-посмеялись и разошлись по домам. Дед был тогда в командировке, поэтому бабушка поужинала и сразу легла спать. Она уже начала засыпать, когда услышала шаги. И не только услышала: казалось, что вся комната вибрирует им в такт, даже посуда в серванте задребезжала. Шаги сначала доносились из предбанника, будто кто-то ходил взад-вперед, но потом этот кто-то направился к кровати. От страха бабушка вцепилась в одеяло мертвой хваткой и буквально впечаталась лбом в стену.

— Ты почему лежишь на моем месте?! — у голоса был такой же густой баритон, как и у умершего соседа.

У бабушки все тело покрылось мурашками и перехватило дыхание от страха. От ужаса начали наворачиваться слезы, но повернуться и посмотреть на говорившего не хватало мужества. Наоборот, все тело было будто парализовано.

Голос повторил свой вопрос еще раз. Он спрашивал снова и снова, но, бабушка не отвечала.

— Чтобы больше на мое место не ложилась! — почти прокричал голос, и шаги начали отдаляться в сторону предбанника.

Бабушка так и не уснула до утра. Днем она, не дожидаясь деда, поменяла кровать и шкаф местами. Больше гость не возвращался.
♦ одобрил friday13
#45
25 сентября 2011 г.
Я по дурости попробовал как-то в раннем юношестве поэкспериментировать с зеркалами в «оккультном» ключе. Сделал все, как надо — нашёл три больших зеркала, несколько свеч, еще какие-то необходимые вещи (не помню уже). «Ловушка душ» — так, кажется, назывался этот ритуал там, где я его вычитал. Только не уточнялось, для кого ловушка и чьих душ. Ну, а мне без разницы, молодой-горячий. Дома был один, дождался времени слегка за полночь и расставил всю эту прелесть вокруг себя. И стал смотреть в глаза своему отражению...

Поначалу я не видел ничего необычного, лишь свое отражение, окружающую обстановку, которую не заслоняли зеркала, и огоньки свечей, горевшие ровным пламенем. Потом остальная комната понемногу растаяла, и я перестал понимать, где нахожусь и сколько времени прошло, потому что даже настенные часы тикать перестали. А я сидел и вглядывался в черты своего лица, в глаза. Только краем успел подметить момент, когда огоньки свечей заплясали, словно от ветра. Это в закрытой-то комнате, где и сквознячку взяться неоткуда! Потом от зеркал слегка холодом потянуло, и словно прохладный ветерок закружился вокруг всей этой экспозиции. Я все сидел и смотрел, но уже был сильно не рад, что все это затеял. Но встать не мог, хотя тело чувствовал прекрасно и ничего не отнималось вроде. Просто не мог оторвать глаз от центрального зеркала — теперь отражение смотрело на меня. И это уже был не я! Я не знаю, что там может происходить, какие оптические чудеса, но «зеркальный я» имел со мной крайне мало общего. Я почувствовал, что там, всего за какими-то жалкими миллиметрами стекла, разделявшими нас, притаилось нечто, из чистого глумления принявшее подобие моей формы. Кошмар из таких дальних далей, куда человеку в здравом разуме путь заказан заранее, потому что способы себя убить есть и попроще. И вот оно сначала чуть заметно, потом все яснее и наглее, осваивалось в новом образе и стало мне ухмыляться. А мне уже не до смеха было. Я и отвернуться не мог — мне голову словно стальными руками обхватил кто-то. Только и мог, что чуть-чуть глаза отвести вбок. Лучше бы я этого не делал. В соседних зеркалах мелькали отражения каких-то уже совсем отдаленно похожих на меня фигур, и я вдруг ясно осознал, что доигрался.

Ни единого звука вокруг. Сердце, которое должно было уже от страха выпрыгнуть, билось как-то натужно, словно нехотя, и дыхания, что тоже должно уже было стать быстрым и прерывистым, я почти не ощущал, словно дышал раз через десять. Было такое чувство, что вся эта компания вытягивала из меня жизнь, капля за каплей... Я едва заставлял организм дышать, а мои отражения словно набирались сил, становились как бы объёмнее, «натуральнее». А в зеркалах за ними, чуть заметными серыми бликами, мелькали тени каких-то лап, скрюченных фигур — не менее отвратительные, но куда слабее этой троицы, которая еще недавно была лишь моим отражением в зеркалах.

Кто знает, чем это закончилось бы, если бы внезапно за окном не взвыла собака. Не просто завыла, а именно взвыла, как воют лишь от самого дикого, животного ужаса. Все, на что меня хватило — толкнуть центральное зеркало. Таким ударом, мне кажется, было и комара не убить, но его хватило — благо, зеркала я подпирал лишь небольшими тонкими реечками. Никогда не забуду этого нечеловеческого, чудовищного, с перекошенными ненавистью чертами, лица, яростно смотревшего на меня с медленно падающего на пол зеркала...

Грохот, осколки. Я пришел в себя и как-то весь обмяк и едва не отключился, словно от тяжелых побоев. В голове пульсировала только одна мысль: о том, как буду объяснять родителям разбитое зеркало.

С тех пор прошло уже почти десять лет, но даже сейчас я стараюсь без надобности не задерживаться возле зеркал.
♦ одобрил friday13
#22
20 сентября 2011 г.
Я вам скажу, что реальная жизнь и без всяких чудовищ страшнее некуда. Однажды я катался на велосипеде за городом, и километрах в пяти-шести от окружной нашёл заброшенную автобазу. Целая куча строений — боксы, административные корпуса, какие-то бараки, подстанции, а немного на отшибе стояла одноэтажная баня-душевая из красного кирпича, этакий маленький домик. Что странно, всё было в более-менее божеском состоянии, хотя база была заброшена уже давно. Это я объяснил тем, что подъезд к ней начинается с совершенно неприметного поворота с крупной трассы, а рядом нет никаких населённых пунктов. В общем тихое, безлюдное место. Ясен пень, я стал туда наведываться: понастроил трамплинов для велика, отрывался в своё удовольствие, загорал.

Однажды мы проезжали с напарником и его дружбаном мимо поворота на базу на машине. Я предложил им заехать на пару минут, показать своё «хозяйство», да и напарник искал кое-какие стройматериалы на дачу, которые покупать было дороже, чем в них была потребность, а на базе они были. В общем повернули, подъезжаем. Надо добавить, что к этому времени я не был на «фазенде» пару недель, но я сразу понял, что здесь кто-то побывал. Во-первых, там, где начиналась асфальтированная площадка перед базой, были воткнуты какие-то обгоревшие палки. При ближайшем рассмотрении оказалось, что это сгоревшие факелы. Ну и ладно, толкиенисты какие-нибудь тут швабрами махали, пусть. Но рядом на дороге какой-то коричневой дрянью была написана целая поэма непонятными знаками — они не были похожи ни на иероглифы, ни на руны, за это я ручаюсь. Это уже на толкиенистов похоже не было.

Дальше — больше. Парни со мной были любознательные, хоть и по 30 лет обоим, они пошли лазать по корпусам. Посмотрели все, и тут один из них увидел эту самую баню на отшибе. Подходит ко мне и говорит — неплохо ты тут устроился, даже занавесочки повесил на окнах. Я подумал, что он шутит. Лучше бы пошутил. Все окна (в которых даже рам не было) и дверь были занавешены изнутри плотной чёрной тканью, а внутри что-то поскуливало.

Вообще, парни со мной были не трусливые — один пожарный, другой просто по жизни экстремал, но пообделались мы одновременно и все. Вооружились палками. Напарник палкой скидывает с окна тряпку, и мы наблюдаем следующую картину: внутреннее пространство бани, облицованное кафелем, с низу до потолка исписано этими самыми письменами, причём часть маркером, часть краской, часть дрянью этой коричневой, но стены исписаны ПОЛНОСТЬЮ. Чтобы сделать такое, нужна целая бригада и неделя времени минимум. С потолка на нитках свисали ключи. Обычные дверные ключи, очень много, несколько сотен точно. Посередине комнаты стоял стол с двумя чёрными цилиндрическими предметами. А в соседней комнате кто-то хрипло дышал...

Понятное дело, что заходить туда как-то не хотелось. Налицо был какой-то ритуал с хорошей долей шизы, и было неизвестно, закончен этот ритуал, или без наших печёнок его не могли завершить и ожидали в гости. Я предложил бросить кирпичом в один из цилиндров на столе. Все проголосовали «за», и я метнул. Это оказалась трёхлитровая банка, обёрнутая той же чёрной тканью, что и на окнах, она разбилась, и по столу растеклась чёрная лужа какой-то мрази. Мы поняли, что это такое, уже через пару секунд — из оконного проёма в нос ударил такой жуткий запах тухлятины, что мы аж отбежали на десяток метров — я уверен, что это была самая настоящая, изрядно протухшая кровь, целых, шесть литров крови (вторую банку мы бить не стали, но я думаю, что содержимое там было тоже не кока-кола).

Когда слегка притерпелись к вони, друг-пожарный предложил всё-таки посмотреть, кто там хрипит за стенкой. Зажали носы, сорвали тряпку со входа, с палками зашли. То, что я увидел, добило меня окончательно. В углу под потолком было подвешено две свиньи, каждая размером с крупную собаку, одна, явно мёртвая, была вся изрезана чем-то тонким — шкура на ней была просто превращена в лапшу, глаз не было, пол был залит её кровью, а верёвка, на которой она висела, выходила прямо из её пасти — до сих пор не знаю, крюк это был или нет, но явно что-то зверское — язык и часть кишечника торчали наружу. А вторая свинья была ещё жива, дёргала лапами и хрипло дышала. Подвешена она была точно так же, но порезов было намного меньше. Я думаю, что она не издавала никаких звуков, потому что или уже выбилась из сил, или у неё были вырваны голосовые связки этой непонятной «вешалкой».

Но впечатление это производило такое, что дрожь в челюсти я смог унять только поздно вечером при помощи полутора литров виски на троих. В полумраке, с тишине, сучит ногами подвешенная за кишечник свинья, среди свисающих с потолка ключей, иероглифов и невыносимого запаха мертвячины от разлитой крови. Я потом искал интернете описание хотя бы подобного ритуала: ключи, кровь, жертвенная свинья — нигде такого паскудства не встречается, даже в чёрной магии.

Ещё неприятный момент: кровь была явно не тех свиней, уже протухшая, а чья — кто его знает. Явно эти ребята не комаров на шесть литров набили...
♦ одобрил friday13