Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕОЖИДАННЫЙ ФИНАЛ»

3 марта 2015 г.
Автор: Lidertinus

Было слишком жарко. Воздух, густой, как кисель, забирался под кожу и жёг ее желтоватым подмосковным загаром.

Люди лежали на деревянном понтоне, словно тюлени, вяло отгоняя слепней и ос. Черная вода то и дело сотрясалась от прыжков, на сходнях в воду висли дети.

Бабошка — маленькая достопримечательность подмосковной Балашихи. Совершенно круглое и совершенно чёрное озеро, находящееся в самом сердце болот, собрало вокруг себя кучу городских легенд. Ходили слухи о метеоритном происхождении водоёма, о потопленной на дне церкви, о бесчисленном количестве утопленников. Правдой было одно: никто не знал точную глубину этого озера. Вроде как, на дне были торфяники, придающие воде чёрный цвет и теплую мягкость, но наверняка не знал никто — доплыть до дна было невозможно. Но люди все равно спасались от жары в этом тёмном водоеме.

Я лениво перевернулась со спины на живот и закурила. Не люблю подолгу купаться в этом озере, мне все время кажется, что черная вода засасывает меня и утаскивает вглубь. Вот моя подруга по прозвищу Олень, загорающая рядом, несколько раз переплывала Бабошку вдоль и поперёк. Я не такая бесстрашная.

Справа от нас собралась толпа, послышались взволнованные крики. Парень лежал на деревянном понтоне без движения, синеватый оттенок его лица был виден за пару метров от места событий.

— Я пойду посмотрю, — сказала Олень.

Олень — стюардесса и умеет оказывать первую помощь. Я была спокойна за мужчину — он в надежных руках.

Чуть позже мое внимание привлёк ребёнок, мальчик лет восьми. Он плескался как-то поодаль от людей, на нем не было ни нарукавников, ни спасательного круга. Родителей вокруг тоже не наблюдалось.

Внезапно он начал как-то странно барахтаться на воде, отчаянно цепляясь за воздух.

Я подскочила и подбежала к краю понтона.

— Эй, кто родители того мальчика?

Меня никто не слышал. Голова мальчика скрылась под водой и снова появилась. Терять время было нельзя. Я спрыгнула с понтона и поплыла в сторону пацана.

Вода была тяжёлая, как кисель, так что я изрядно вымоталась. Стоило только доплыть до места, как мальчик окончательно скрылся под водой. Я набрала в грудь побольше воздуха и нырнула.

Несмотря на открытые глаза, я видела только грязную пелену перед собой. Еле углядела маленькую белую ручку, тянущуюся ко мне. Ухватилась за нее, потянула и... завязла. Меня тянуло на дно. В панике я разжала руку, но не тут-то было: мальчик ухватился за меня слишком крепко.

Мне стало не хватать воздуха. Я изо всех сил рванула наверх, но рука не пускала. Началась паника. Я вырывала и вырывала себя из плена. Наконец, по запястью скользнули острые ногти, и мне удалось освободить руку. Я пулей ринулась вверх.

Тонкая кромка льда покрывала озеро. Вокруг ни души. Слегка припорошенные снегом деревья чернели по берегам и отражались в темной воде.

Я забралась на понтон по деревянной лестнице и пошла домой. Меня там явно не ждали.
♦ одобрила Совесть
21 февраля 2015 г.
Мне было 19 лет, и мне постоянно снился один и тот же кошмар на протяжении года. В этом сне не было ничего примечательного — я стоял в комнате, разговаривал с мамой и вдруг, откуда ни возьмись, появлялась маленькая черная точка. Она начинала расти и расти, пока не заполняла почти всю комнату. Она вдавливала меня в стену, я начинал задыхаться и сразу просыпался.

Я никому не рассказывал про этот сон. Мне было страшно. Я пытался найти этому объяснение в сонниках, но там был сплошной бред. Сон мучил меня. Я просыпался совершенно опустошенный как морально, так и физически. Он снился мне периодически, по определенным дням. Я отмечал их в календаре красными кружками. Через два-три месяца я понял, что сон мне снится только 6-го, 15-го и 24-го числа месяца. Это хоть как-то облегчило мои страдания — по крайней мере, я был к ним готов. Как я уже говорил, кошмар снился мне около года, потом он прекратился так же резко, как и начался. Я был счастлив. Наконец-то я мог снова зажить полноценной жизнью.

Спустя два года кошмар вернулся. Он стал реалистичнее. Черная точка точно так же росла в комнате, поглощая все вокруг. Теперь у меня появился какой-то бессознательный страх. Я кричал во сне и пытался выйти из комнаты, но в ней не было дверей. Мама просто исчезла из сна. Она умерла год назад, попала в аварию. Теперь я остался один на один со своим страхом. Кошмар начал сниться мне не три дня в месяц, а почти каждый день. Я начинал сходить с ума.

В один из дней я понял, что больше не могу это носить в себе, и пошел к доктору. Он внимательно меня выслушал, записал что-то в своих бумажках, дал рецепт с какими-то таблетками и отправил меня домой. Я сразу пошел в аптеку, надеясь, что таблетки помогут. Придя домой, я закрылся в своей комнате, выпил две таблетки и лег спать. Мне не приснился кошмар. Он не снился мне целую неделю! Я воспарил духом. На повторном приеме у доктора я хотел искренне поблагодарить его за помощь. Но когда я пришёл на прием, меня встретила какая-то пожилая дама. На вопрос, куда делся мой доктор, она ответила, что вчера с ним случился несчастный случай и его больше нет в живых.

В ту ночь мне снова приснился кошмар. На этот раз черная точка чуть не задавила меня насмерть. Я проснулся от того, что меня тряс за плечо отец. Он проснулся от моих криков.

Снова потянулись дни мучений. Я не знал, что делать. Пил таблетки, но они не помогали. В один из дней я, поддавшись слабости, рассказал все отцу. Отец искренне мне сопереживал и пообещал сводить в хорошую клинику. Но в ту ночь кошмары опять прекратились. Это продолжалось две недели, пока в мою жизнь снова не ворвалось горе — погиб отец. Его зарезали какие-то пьяные отморозки. А кошмары снова вернулись.

Тогда я кое-что понял. Стоит мне рассказать про кошмар кому-то из людей, он перестает мне сниться, но тот человек погибает. Теперь я знал, как от него избавиться. Я стал рассказывать его тем, кого я ненавидел — это на какое-то время избавляло от мучений. Но люди платили за это жизнью. Я словно получил настоящую «Тетрадь Смерти».

Но я так устал... Мне хочется покончить все это разом, и я знаю, как.

Я рассказал вам о своем кошмаре. Сегодня я буду спать спокойно.
♦ одобрил friday13
30 января 2015 г.
Первоисточник: creepypastaru.blogspot.ru

Автор: Terror Tortellini

Сначала раздался кашель. Потом какие-то шорохи. Затем голоса.

— Связь установлена.

— Связь установлена.

* * *

— Вы на месте?

— Да. Похоже, сегодня будет сильный сигнал. Посмотрим, надолго ли.

— Все неполадки были исправлены еще несколько месяцев назад.

— Нет, правда. Мне сказали, еще один или два цикла, и случайных разрывов связи уже не будет.

— Хорошо.

— Уже установлен неполный физический контроль.

— Что?

— Нет, правда. Вам надо попробовать.

* * *

— Я не смог даже дернуться.

— Я же сказала, неполный.

— В любом случае, даже если разрывов не будет, у нас мало времени. Доложите о ситуации.

— Ну, прежде всего, мы разработали точную стратегию для этого сектора. Все произойдет, конечно же, ночью.

— Как быть с полицией?

— К тому времени она будет у нас под контролем.

— Хорошо. А армия?

— Никто ее не вызовет.

— Хорошо. Потери?

— По нашим расчетам, одна или две. С нашей стороны. И не меньше половины с их. К счастью, мы знаем отличия, а они нет.

— Конечно. Вооружение?

— У половины из них есть оружие. Но у нас и здесь преимущество.

— Вы скоро сможете мобилизоваться?

— В течение одиннадцати циклов.

— Правда? Вы опережаете расписание. Физический контроль будет?

— Полный.

— Будет превосходно, если программисты сработают по плану.

— Сработают. У нас есть другая проблема.

— Какая?

— Генетические ответвления начинают проявлять любопытство.

— Маленькие?

— Ну, да, только они уже не маленькие. По крайней мере, двое старших. Это началось совсем недавно

— Когда именно?

— Совсем недавно. Преобразование происходит не слишком гладко. Они способны свободно передвигаться и замечать, что что-то не так. К тому же, по-моему, они подслушивали.

— А нельзя их просто...

— Они еще слишком маленькие.

* * *

— Итак, дело за малым. Непостоянный контроль, так?

— Да, я хорошо тренировалась. И я постараюсь при первой же возможности нейтрализовать ту, что побольше.

— Это рискованно.

— Риски невелики. Превосходство на моей стороне. Я ведь ее мать, не забы— СВЯЗЬ ПРЕРВАНА

* * *

— Еще один или два цикла, и— СВЯЗЬ ПРЕРВАНА.

Снова шорох. Потом храп.

* * *

Мы слушали еще секунд тридцать, не в силах сказать ни слова. Потом Энджи выключила запись цифрового диктофона.

Вдруг она засмеялась. Это был неестественный, пронзительный смех. Когда она повернулась ко мне, ее глаза были мокрыми. Моя рука быстро, как будто сама по себе, дернулась и выхватила у нее диктофон. Она не сопротивлялась, а я был просто не в силах сопротивляться.

— Вот видишь? — сказала она со странной дрожью в голосе, пока я смотрел, как мой большой палец, вопреки моей воле, нажимает на кнопку «Удалить». — Я... я же говорила, что ты храпишь по ночам.
♦ одобрила Совесть
21 января 2015 г.
Первоисточник: lib.misto.kiev.ua

Автор: Сэр Генри Лайон Олди

«Змея в конце концов заглатывает собственный хвост».

... Темная, неукротимая и сладостная в своей первобытной мощи волна подкатывала изнутри — и он знал, что это за волна. Пора. Опять настало время — и распрямятся плечи, молодым блеском полыхнут глаза, разгладятся залежи морщин и время покорным щенком приползет лизать его ноги. Пора. И пусть корчится жертва, превращаясь в неумолимых тисках ужаса в ненужный сброшенный кокон; пусть — отдавая ему свою душу, свою силу, свою жизнь, все, что выпустит на свободу сегодняшний страх...

Пора. Он ощутил присутствие жертвы — двоих! — и устремился вперед, напрягая непослушные ноги, преодолевая боль в суставах... скорее! Скорее!.. Иначе будет поздно... иначе... Он сделал слишком большую паузу, время торопило его, но ничего — впредь он будет умнее! Нельзя тянуть до последнего... Шаги. Все ближе, все слышнее...

— Ну где же ты? — покажись! — и я...

Остановились. Остановились шаги.

Он крался почти бесшумно вослед мягкому шороху вновь зазвучавших шагов. Уходит. Жертва уходит! Стой, вернись!.. Скрип закрывшейся двери. Не успел. Ушел. Один ушел. Совсем. Мысли пульсировали, бились гулкими толчками, как кровь в воспалившейся ране — странные, голодные, нечеловеческие мысли... Ушел. Совсем. Ушел. Второй — остался. Я иду. Я уже близко... Ну вот... Второй был маленький розовый комочек теплой плоти. Ничего. Его вполне хватит. И для начала — пусть откроет глаза! Увиденное во сне — всего лишь кошмар, пусть даже обжигающе-дикий — нет, он должен видеть, чувствовать, ощущать...

— Открой глаза! Почему ты спишь, бессмысленное существо? Почему? Открой глаза!

Его силы были уже на исходе, озноб вцепился ледяными пальцами в трясущееся тело, когда крохотное существо на столе наконец открыло глаза. Обиженное жалобное хныканье нелепо прозвучало в тишине молчащего дома.

— Вот оно! Смотри, малыш,— это последнее, что ты увидишь!.. Странно. Очень странно. Что же ты хнычешь и потягиваешься, сын человеческий?!

На лбу фра Лоренцо выступил холодный пот. Писк ребенка из жалобного превратился в удивленно-растерянный, и вскоре смолк вовсе. К лежащему на столе созданию тянулись костлявые руки полуразложившихся мертвецов, демоны ада волокли его в пекло, нетопыри с кошачьим оскалом задевали его кожей распахнутых крыльев — маленькое существо глядело в лицо химерам с удивлением и непониманием. Оно просто не знало, что всего этого следует бояться! Оно вообще еще ничего не знало...

Ребенок пискнул. Ему было холодно, он хотел тепла, он требовал, чтобы за ним пришли и согрели. В конце концов, рано или поздно за ним придут...

Фра Лоренцо упал на колени. Ноги отказались держать изношенное тело. Этого не может быть — самые храбрые мужи, не раз встречавшиеся со смертью, не могли противиться призракам его взгляда, все они чего-нибудь боялись!

— Смотри, малыш, смотри еще!..

Ребенок сунул в рот сжатый кулак, поперхнулся и закашлялся. Потом полежал и сунул кулак снова. Фра Лоренцо силился приподняться. Он ничего не мог поделать с маленьким, беспомощным и бесстрашным комком, не умеющим бояться, — и липкий страх объял питающегося страхом!.. Когда он понял это — руки его еще несколько раз дернулись и остановились. В широко раскрытых глазах монаха застыл ужас — теперь вечный.

Ребенок согрелся. Он молчал. Молчал и улыбался. Ему было хорошо.
♦ одобрила Совесть
17 января 2015 г.
Первоисточник: parnasse.ru

Автор: NShark

Что-то не так!

Странное ощущение возникло у Сережи, едва он приоткрыл дверь в свою комнату.

Остановившись в центре детской, он моментально выхватил взглядом все произошедшие там перемены. Во-первых, исчезли модели суперсовременных самолётов, которые они в течение двух лет мастерили с папой. Во-вторых, с настенной полки пропала коллекционная серия старинных машинок. В-третьих, на полу не было подаренной ему на день рождения дедушкой великолепной железной дороги, со стрелками, семафорами, мостами, будками обходчиков, товарными и пассажирскими составами. Ничего не было!.. В ящиках встроенного шкафа, где обычно хранились старые игрушки, даже соринки не сохранилось!

«Конечно, мама наказала меня! Обиделась, что пришлось опять застилать за мной постель, и спрятала всё!» — печально размышлял Серёжа. — Ну и что мне теперь делать?»

Вопрос, понятное дело, был риторическим, ответ на него Серёжа прекрасно знал. Ему просто-напросто надо было пойти к маме и повиниться, пообещав впредь всегда быть аккуратным и убирать за собой. Ничего страшного, разве только немного стыдно.

С грустным видом Серёжа отправился на кухню. Маму он не боялся, она была отходчивой и быстро прощала его. Вот папу побаивался, тот сам всегда неукоснительно следовал принципу: «Делай на совесть, что должно, жить человеком не сложно!» — и Серёжу этому правилу учил. Поэтому до папиного прихода необходимо было срочно помириться с мамой. Уж очень не хотелось огорчать отца, тем более что завтра, в субботу, они собирались пойти с ним на футбол…

«А сегодня пятница, к тому же число тринадцатое!» — мысленно вздохнул Серёжа. Вообще-то он ни в какие приметы не верил, но никогда прежде ведь и не просыпал по утрам. — «Даже на «мазде» колесо спустило, когда мама везла меня в школу. С самого ранья всё пошло наперекосяк!» — продолжал рассуждать Серёжа, а в мозгу крутилось: «Что-то не так!.. Что-то не так!..»

Серёжины глаза от удивления полезли на лоб, когда он вошёл на кухню.

Тут уж точно всё было не так!

Нет, кухня, конечно, оставалась их прежней кухней, красиво, современно обставленной и технически навороченной. Но мама!.. Вместо того чтобы готовить ужин, она с выражением неподдельного изумления на лице металась от одного шкафчика к другому, открывая и вновь захлопывая дверки. Горестно охала, глядя на абсолютно пустые полки. И так — круг за кругом.

— Ни чашки, ни ложки! Что же это такое, сынок?..

Холодильник тоже был пуст, в нем даже запаха продуктов не сохранилось. Посудомоечная машина, тостер, духовой шкаф сияли просто первозданной чистотой.

— Ничего не понимаю! — внезапно останавливаясь и потирая пальцами виски, обратилась к Серёже мама. — Куда всё подевалось?.. Нет ни посуды, ни продуктов… ничего!.. Полчаса назад, когда я вернулась со станции техобслуживания, а потом поехала за тобой, всё было на месте. Я даже тесто на пироги поставила… где оно?..

Вид у мамы был до того несчастный, обескураженный, что Серёже захотелось крепко-крепко обнять её и утешить.

— Мамочка моя!

— Сыночек! — Мама нежно притянула его к себе. — Господи, малыш, что происходит?.. Может, мы с тобой спим и скоро проснёмся?..

— А у меня все игрушки пропали! — всхлипнув, доверительно сообщил ей Серёжа.

— Игрушки? — будто в раздумье переспросила мама и моментально вдруг напряглась: — Тсс… слышишь?.. — Раздался звук поворачиваемого в замке ключа.

— Папа пришёл! — обрадовался Серёжа, пытаясь высвободиться из маминых рук.

— Тише, сынок, тише!.. По-моему, это кто-то чужой!..

В прихожей негромко разговаривали.

— Это воры! Позвони в полицию, мам!

— Похоже, мы остались без связи, дорогой!

Серёжа резко обернулся. Трубки радиотелефона на подоконнике не было. Зато на кухне они с мамой были уже не одни. Первым вошёл небольшой суетливый человечек в помятом сером костюме с чёрной клеёнчатой папкой под мышкой. На горбатом носу у него сидели круглые очки, на тонких губах играла радушная улыбка, и вёл он себя как-то очень уж по-хозяйски.

— Прошу вас, господа, проходите! Предлагаю начать осмотр с кухни, потом пройдём в гостиную, затем — в кабинет и библиотеку. На втором этаже, я уже говорил вам, тут три спальни с ванными и детская. Но сначала прошу сюда!.. — Отступив в сторону, Очкарик пропустил вперёд пришедших с ним мужчину и женщину. Пара с интересом оглядывала помещение, не обращая внимания ни на застывшую в недоумении Серёжину маму, ни на него самого, испуганно хлопающего глазами.

А суетливый Очкарик продолжал между тем распинаться:

— Столовая мебель эксклюзивная… бытовая техника лучших мировых брендов… гранитная мойка… вот, подойдите сюда, я покажу вам, как работает измельчитель отходов…

Серёжа и вскрикнуть не успел, так быстро Очкарик подскочил к ним с мамой и вдруг… прошёл сквозь них, как проходят сквозь пустое место...
♦ одобрил friday13
14 января 2015 г.
Первоисточник: barelybreathing.ru

Был у нас при школе клуб путешественников. У них были свои лодочки — деревянные шлюпки-ялы, ездили в так называемые «экспедиции» по разным маршрутам соответственно по Волге на этих шлюпках. История, которую я хочу рассказать, произошла на маршруте «Углич — Калязин».

Нашей первой палаточной стоянкой был полузакрытый-полуработающий лагерь. Мы находились от него через небольшую дубравку. Часть этого лагеря, что была ближе к нам (а лагерь был о-о-очень большой) была в полностью закрытом состоянии. Одно здание, так вообще: битые окна от потолка до пола, внутри валяется всякая хрень, тетрадки, мебель. Один из наших парней даже восхищался, мол, «Сталкер», «Сталкер».

А, собственно, связывало нас с этим лагерем то, что там находилось небольшое кафельное полуразвалившееся здание туалета. Туда можно было ходить строго по двое — почему — никто не мотивировал.

И вот я и две мои подружки-сопалатницы, которых звали Аня и Настя, решили туда залезть.

Они сначала стали трусить, мол, поймают, а потом и сами подхватили эту идею.

И вот мы выработали план:

1) Я вылезаю из палатки после отбоя, когда все лягут спать, спокойненько иду в туалет и жду девчонок внутри.

2) Через 10 минут они идут ко мне.

3) Мы фоткаемся, делаем, что хотели, залезаем в дом и радуемся.

4) Вместе тихо возвращаемся в лагерь.

На самом деле, с отбоями у нас строго, поэтому такой важный в этом всем был план. Ну, не суть.

Вот настал час X.

Если бы я шла по проселочной дороге, которая вела сквозь дубраву к лагерю сейчас, я бы, наверное, ожидала увидеть там Слендермена или что-нибудь подобное. Леса были действительно страшные, особенно ночью. Темно, пусто, тихо. В ту ночь не было даже сверчков и птиц, но я особо не придала тому значения.

Дойдя до зоны лагеря, я прошла мимо небольшого сарайчика, который требовалось обогнуть, дабы выйти к туалету.

И я отчётливо видела дырку в двери сарая.

И я отчётливо видела там ногу. Босую ногу, прикрытую сверху пародией на одеяло.

Я, естественно, после тяжелого дня не придала тому значения. Тем более, меня тянуло в сон, и я думала, что это лишь воображение шутит.

Через десять минут стояния у прохода в постапокалиптический сортир я узрела четыре ноги, освещенных фонариками.

Аня и Настя о чём-то болтали и продолжали болтать, когда мы шли к домику, и болтали, когда я посмотрела на дырку в двери сарая и ничего там не увидела, но они замолчали, когда я коснулась стены заброшенного домика.

И тут стали тянуть жребий, мол, кто первый.

Выпало невезучей мне.

Впрочем, тут мои злоключения не окончились. Только я начала перебираться через окно в дом, автоматически включился уличный свет.

Меня как ударом повалило в дом, и я тут же вскочила, как ошпаренная. Девочки стали ржать.

Через пять минут мы-таки все уже оказались внутри и уже не ржали — рассматривали тетрадки на полу. Это были прям какие-то советские тетрадки. Такие ни разу не видели.

В большой комнате, единственной комнате в этом здании был полный трэш — валялись эти тетрадки, сломанный стул и прочая неведомая ерунда. И шкаф.

Огромный платяной шкаф, как в страшилках про голоса и прочую привиденщину. Мы по приколу решили посмотреть, что там.

Подошли к нему втроем. Я уже начала открывать дверь, как случилось нечто, заставившее нас прыгнуть втроем в этот шкаф и дрожать, дрожать, дрожать.

На другой стороне что-то затрещало — когда я обернулась, я увидела существо, закутанное в одеяло.

Самое странное — это было то самое одеяло. На тех самых босых ногах.

У меня особо не было времени объяснять: девочки не успели обернуться, а я затолкала их в шкаф.

Минуты длились долго. Существо, головы которого мы не видели, так и копалось на другой стороне. И мы решили смыться. Настя и Аня пошли первыми. Мы хотели выйти через то же окно. Я смотрела на существо, вылезая, и опять умудрилась навернуться.

Но на этот раз я навернулась в чьи-то руки.

И мне повезло. Рядом со мной стояли девочки, высматривая что-то в окне, а меня на землю поставил Гриша, мальчик из нашего лагеря. Мы спросили его, что он тут делает, он что-то пробормотал в ответ (это было вполне естественно для Гриши), мы решили, что он в туалет шёл и нас увидел.

Я обернулась посмотреть в окно.

Там никого не было.

И мы побежали.

Мы бежали до лагеря, и я просто не представляю, как мы там всех не перебудили и не получили нагоняя.

Мы уже открывали палатку, как вдруг услышали голос сопалатника Гриши, Ромы — он шепотом звал нас. Мы подошли.

У Ромы была бессонница. Он постоянно делал какую-нибудь хрень в лагере ночью, а потом уходил в палатку.

Мы больше не ходили в туалет ночью.

Потому что Гриша спал в своей палатке.

Рома видел, как из лагеря поочередно вышли всего трое — я, Настя и Аня.
♦ одобрил friday13
12 января 2015 г.
Это очень простая штука. Часть естественного процесса сна. Сонный паралич, или, как его еще зовут, синдром старой ведьмы. Ничего страшного в нем нет. Тело во время фазы быстрого сна погружается в состояние паралича, чтобы ты случайно не поранился, двигая конечностями.

Я открыл глаза и обнаружил, что не могу двигаться. Это всё моё тело. Могу попытаться согнуть пальцы ног, но ничего не выйдет. Забудь. Просто расслабься. Это само пройдет.

А теперь мне что-то давит на грудь, да так сильно, что аж дышать трудно. Бог знает, что там у меня на груди, но оно тяжелое, очень тяжелое. Естественный процесс. Это все естественный процесс. Не надо пытаться кричать, не сработает. Голосовые связки тоже парализованы. И все еще трудно дышать.

Я смотрю на потолок, ведь больше смотреть некуда. По комнате порхают тени, собираются в фигуры, о которых я пытаюсь не думать. Когтистая рука, челюсть с кривыми зубами, мелькающая во мраке. Это все образы из моего подсознания. Надо мной появляется лицо, зловещий взгляд пустых черных глаз. Я слышу свистящий шепот. Злобное шипение, как у змеи, которую побеспокоили.

Вдруг за окном проносится машина, и комнату озаряет вспышка яркого света. Тени рассеиваются. На грудь больше ничего не давит. Я снова могу нормально дышать и сжимаю руками одеяло.

Мне кажется, что прошла вечность, но на деле все случилось за секунду. Я двигаюсь, просто чтобы доказать себе, что могу. Я сажусь, делаю глубокий вдох и посмеиваюсь над собой. Сонный паралич. Ерунда какая-то.

Я поворачиваюсь к жене, чтобы все ей рассказать, и снова чувствую онемение в конечностях. Но на этот раз сонный паралич тут ни при чем.

Кровь. Неровная дыра в ее горле. Широко раскрытые глаза и рот, застывший в беззвучном крике.

Я пережил свой синдром старой ведьмы.

Она — нет.
♦ одобрил friday13
9 января 2015 г.
Автор: Роберт Шекли

Эдселю хотелось кого-нибудь убить. Вот уже три недели работал он с Парком и Факсоном в этой мертвой пустыне. Они раскапывали каждый курган, попадавшийся им на пути, ничего не находили и шли дальше. Короткое марсианское лето близилось к концу. С каждым днем становилось все холоднее, с каждым днем нервы у Эдселя, и в лучшие времена не очень-то крепкие, понемногу сдавали. Коротышка Факсон был весел — он мечтал о куче денег, которые они получат, когда найдут оружие, а Парк молча тащился за ними, словно железный, и не произносил ни слова, если к нему не обращались.

Эдсель был на пределе. Они раскопали еще один курган и опять не нашли ничего похожего на затерянное оружие марсиан. Водянистое солнце таращилось на них, на невероятно голубом небе были видны крупные звезды. Сквозь утепленный скафандр Эдселя начал просачиваться вечерний холодок, леденя суставы и сковывая мышцы.

Внезапно Эдселя охватило желание убить Парка. Этот молчаливый человек был ему не по душе еще с того времени, когда они организовали партнерство на Земле. Он ненавидел его больше, чем презирал Факсона.

Эдсель остановился.

— Ты знаешь, куда нам надо идти? — спросил он Парка зловеще низким голосом.

Парк только пожал плечами. На его бледном, худом лице ничего не отразилось.

— Куда мы идем, тебя спрашивают? — повторил Эдсель.

Парк опять молча пожал плечами.

— Пулю ему в голову, — решил Эдсель и потянулся за пистолетом.

— Подожди, Эдсель, — умоляющим тоном сказал Факсон, становясь между ними, — не выходи из себя. Ты только подумай о том, сколько мы загребем денег, если найдем оружие! — От этой мысли глаза маленького человечка загорелись. — Оно где-то здесь, Эдсель. Может быть, в соседнем кургане.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
Автор: Татьяна

Начну с того, что мой муж — гулена. Женаты восемь лет. Меня это не особо напрягало, так как не вижу кайфа в сексе. Фригидная. Да и на моську я не особо. Обделила меня природа как могла. Я не жалуюсь. Просто факты.

Так вот. Муж гуляет. Скрывает, конечно. Но, знаете, мужчины, как пятиклашки — вроде подтерли двойку ластиком, а следы остались. Так и мой. Сообщения удаляет, а номера есть. Из сети не всегда выходит. Я не роюсь в его жизни. В его бабах. Это само дает о себе знать. Как-то он по ошибке дал мой номер телефона очередной пассии. У нас номера на одну цифру отличаются, вместе покупали. Видать перепутал… Ох, мужчины! Вы дети! И в сорок лет, и в семьдесят.

Знала я о его изменах, но ничего никогда не говорила. Для меня это не важно. Детей кормит, в быту помогает, не пьет, деньги приносит. Я, наверное, единичный случай. Но меня это устраивало. До поры, до времени. Пока не принес муж заразу в семью.

Заразу эту звали Оксаной. Ничего не ведая о ней, готовила я ужин. Стук в дверь. Открываю. Стоит красотка. Темно-карие глазища, губки надутые, носик короткий остренький. Одета очень даже хорошо.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Инна
9 декабря 2014 г.
Первоисточник: barelybreathing.ru

В детстве родители каждое лето отправляли меня в детский лагерь. У меня никогда это не вызывало восторга, я сложно заводил новые знакомства, был замкнут и любил читать, а не гулять. Так что друзей у меня было очень мало, и я не умел контактировать с ровесниками. Неудивительно, что в лагере меня травили. Первая июльская ночь 2000-го года оставила глубокий шрам в моей психике. Комнату (мы их называли «палаты») я делил с тремя не очень умными, но жутко хитрыми в своей отвратительной злобности дворовыми гопниками. С самого начала у нас не задались отношения.

К первому июля мы жили вместе уже около недели, и каждый день они пытались меня как-то поддеть или заставить делать что-то, над чем можно было бы посмеяться, пока один из них не бросил все попытки поиздеваться надо мной и не предложил подружиться. Никита был главарем этой небольшой шайки, поэтому остальные тоже перестали меня поддевать, начали делиться печеньем и сладостями. В общем, я успокоился и ослабил защиту.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрила Совесть