Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕОБЫЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ»

6 марта 2013 г.
Эта история произошла года четыре назад. Сначала мне рассказал о происходящем в тех местах муж, и если бы я потом сама не увидела все своими глазами, ни за что бы не поверила.

Приехала я в первый раз к мужу в деревню в гости. Вечером мы пошли гулять, и он, чтобы произвести на меня впечатление, решил показать достопримечательности их деревушки. Гуляли мы долго, проходили мимо кладбища, и он поведал мне одну интересную историю.

Оказывается, кладбище это давно заброшено, но есть в нем одна странность: оно иногда зовет к себе людей. Я, естественно, не поверила, но стала слушать внимательнее. Муж сказал, что однажды был случай — местные парни поехали кататься на велосипедах, так вот один из них, вдруг ни с того ни с сего бросил велосипед и побежал в сторону могил. Его догнали и вернули, но парень этот ничего потом не помнил и не мог внятно объяснить, зачем он туда побежал. А некоторые вообще там пропали навсегда, их до сих пор не нашли. Был случай, когда взрослый мужик пошел туда с широко открытыми глазами, дрался, когда его вернуть хотели, а потом ничего не помнил.

В следующую поездку в деревню я уже знала об этой истории. Мы собрались большой компанией выехать на мотоциклах в поляну возле деревни на пикник. Едем и вдруг слышим, как один из мотоциклистов слезает — нет, даже не падает, а соскакивает с быстро едущего транспорта, кидает его на землю и бежит в кусты. Естественно, все остановились. Местные ребята, которые были с нами, сразу закричали, что бежит он в сторону того самого кладбища. Побежали за ним. Он хоть и далеко успел убежать, но его поймали, правда, с большим трудом. Парень был на себя не похож: зрачки расширены, кричит, что ему надо идти. А ведь мальчишка — спортсмен, не пьет, не курит, наркотиков не употребляет... Человек шесть только смогли его оттуда увести. Стоило отъехать от того места на некоторое расстояние, как сразу все прошло, и парень ничего не помнил.

Я не знаю, почему в сторону кладбища кидаются не все, а только некоторые люди. Лично у меня там очень сильно начинала болеть голова, но бросить все и бежать не хотелось. Вот такая аномальная зона есть в Нижегородской области.
♦ одобрил friday13
1 марта 2013 г.
Автор: AntonR

Меня заколачивают. Судя по всему, два гвоздя уже вбили... еще два. А я лежу и ничего не могу с этим поделать — ни закричать, ни постучать, намекая на то, что шутка перешла все возможные пределы. Я могу только слушать, слушать и видеть перед собой бесконечную черноту. И понимать, что это никакая не шутка. Это все происходит со мной. И сейчас те, что стоят в нескольких метрах, меня закопают.

Это началось три дня назад. Я проснулся и сразу же почувствовал такую всепоглощающую слабость, что казалось, что и тела-то у меня не было. Но это была не та легкость и чувство полета, про которые все пишут. Это была слабость — дичайшее ощущение того, что я вообще не контролирую свое тело. Я не мог и пальцем двинуть, я даже дышать не мог. И при этом я не задыхался. Единственное, что я мог — это слушать. У меня осталось и осязание (я чувствовал, как меня куда-то переносили и переодевали), и зрение (когда в комнате, где я лежал, включали свет, я видел это сквозь закрытые веки). Я не перестал чувствовать запахи, хотя не совсем понятно, как это происходило, ведь я не дышал, но за последние дни я вдоволь нанюхался запаха горящих свечей. Я по-прежнему владел всеми чувствами, но наиболее полно сейчас картину окружающего мира мне описывал слух.

Я слышал рыдания матери, я слышал мат врачей и молитву священника. Я даже слышал шелест денег, которые ему за эту самую молитву отсчитывали. Я слышал все. И ничего не мог сделать.

А сейчас я перестану и слышать. Нечего будет слышать.

Меня опускают... Все... Рыдания матери перешли в какие-то завывания.

Первый кусок земли упал на крышку. И вот уже забарабанило. Много народу пришло.

Звуки становятся все тише и глуше. Я стараюсь не упустить ничего. Ведь это последнее, что я когда-либо услышу.

Оцепенение ужаса первых часов уже прошло. И сейчас я здесь, наедине с собой... Навсегда.
♦ одобрил friday13
28 февраля 2013 г.
В 12 лет у меня начались ночные кошмары, и мы с родителями сошлись на том, что плохие сны появились на почве предстоящего переезда в другую страну. Где-то полгода примерно в одно и то же время (около трех часов ночи) я резко просыпалась и, одолеваемая чувством страха непонятно по какой причине, звала маму из соседней комнаты. В итоге каждый раз, когда я так просыпалась, я шла спать к родителям на соседний диван. Со стороны, конечно, выглядело странно: почти уже девочка-подросток бежит спать к родителям, но тогда мне было очень страшно, и заснуть одна я просто не могла.

Однажды ночью я, как по графику, снова резко открыла глаза, но поскольку папу сильно злило, что я каждую ночь прибегала спать к ним в комнату, я решила, что в этот раз попробую сама перебороть страх. Может, все бы и получилось, но в ту же секунду, когда я открыла глаза, я увидела в конце комнаты какой-то силуэт. Он не имел ничего общего с человеческим обликом: цельный объект с закругленной макушкой и расширяющимся к полу «телом», ни рук, ни ног. Красные, почти бордовые, миндалевидные суженные глаза смотрели на меня.

Сначала я решила, что все это я себе просто придумала, поэтому лежала молча и смотрела на это — ждала, пока воображение перестанет играть. Но это существо начало очень медленно плыть ко мне. Я и тут немного решила подождать, решив, что моя фантазия сегодня разыгралась не на шутку. Все это время мне было неимоверно страшно. В какой-то момент, когда я поняла, что эта тварь уже подбирается ко мне близко, я начала кричать и звать маму, как всегда. Существо тут же словно испарилось.

Как я уже сказала, кошмары одолевали меня не меньше полугода, дело всё близилось к переезду, и однажды мама поделилась с женщинами на работе, что я не могу спокойно спать по ночам. Одна из них посоветовала навестить могилы прабабушки и прадедушки (к тому времени родители не навещали их могилы уже достаточно давно), сказала, что, возможно, это они беспокойны. Мама вскоре так и сделала, и с тех пор мои кошмары прекратились. Но самое главное, мама рассказала мне об этом намного позже, когда я уже снова стала спать спокойно, так что эффекту плацебо здесь точно не место. И потом, я точно помню, что по крайней мере один раз в период кошмаров мне снился мой покойный прадедушка — он сидел у меня на кровати, и мы о чем-то говорили.
♦ одобрил friday13
28 февраля 2013 г.
Возможно, моя история не настолько страшная, как некоторые, но решил выговориться. Случилось это совсем недавно.

Возвращались из командировки в соседний город, ехало нас несколько человек в микроавтобусе. Прошло минут тридцать, как поехали домой. Ехать еще оставалось полтора часа, в ушах были наушники с музыкой — в общем, я решил подремать. Закрыл глаза, начал засыпать.

И тут перед глазами встает картина, будто не сплю я вовсе, а глаза открыты. Вижу впереди сидящих людей, водителя — все, как наяву. Дальше вижу, будто машину заносит, и мы летим в кювет, натурально так, только без звука. Как только дело доходит до удара, ситуация повторяется опять — едем, занос, кювет. И страх какой-то внутри ощущаю, животный страх, панику. Пытаюсь отогнать эти мысли, подумать о другом — не получается. Открываю глаза, пытаюсь отвлечься, а страх только сильней становится. Хотелось закричать, чтобы машину остановили, выйти, убежать. Продолжалось это секунд десять, пока мы не проехали мимо могилки-памятника разбившемуся мужчине на обочине. Чем дальше отдалялись от этого места, тем страх становился слабее, а потом и вовсе пропал. Потом я все-таки задремал, но видений никаких уже не было.
♦ одобрил friday13
27 января 2013 г.
Первоисточник: 4stor.ru

СПРАВКА: СОМНАМБУЛИЗМ (ОТ ЛАТ. SOMNUS — СОН И AMBULO — ХОДИТЬ) ИЛИ ЛУНАТИЗМ — БОЛЕЗНЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРИ КОТОРОМ ЛЮДИ СОВЕРШАЮТ КАКИЕ-ЛИБО ДЕЙСТВИЯ, НАХОДЯСЬ В СОСТОЯНИИ СНА.

Эту историю мне прислали на электронную почту, так как я собираю различные страшные рассказы. С тех пор прошло два месяца. Сообщений от некоего Саши я больше не получал. Верить или нет в правдивость его слов, решать вам — меня история тронула.

------

Я студент четвёртого курса политехнического института. Назовём меня Александр. От рождения я человек целеустремлённый, уверенный в себе и очень, очень серьезный. С момента, когда моя нога переступила школьный порог, я держал свою мечту возле сердца — стать инженером в области электромеханики. Всего лишь один день в жизни смог перевернуть всё. Всего одно слово сбило меня и отбросило назад — это слово «любовь».

Мы познакомились в кафе, где я часто сидел после пар. С момента, когда я её увидел, а это было в начале учебного года, и по сей день тот источник жизни в моей груди принадлежит ей. Наши отношения, подобно времени, кружили незаметным, магическим образом вокруг нас, и мы не понимали, что с нами, но это было так красиво и невероятно. Она познакомилась с моими родителями, я — с её. Вроде всё было в порядке, даже начали планировать свадьбу. Но... Всегда есть одно «но». Со мной так с детства. Когда мне было десять, отец из питомника взял пса, я дал ему имя Принц. Боже, настолько гениальна была эта собака!.. Я понимал её с полуслова, иногда мне хотелось верить, что и она меня. Честно, она была частью нашей семьи, пока однажды рано утром отец не принёс её на руках. Его белая рубашка приобрела оттенок алого. Её сбила машина. Мать плакала неделю. После этого случая у нас появилось новое правило — никаких животных в доме.

До поры до времени мы не оставались ночевать друг у друга. Даже не знаю, почему. Даже после интима между нами она отказалась остаться у меня дома и уехала на такси. Но вот однажды её родители пригласили меня — у них была годовщина. Я с её отцом немного поддал и уже в семь часов оказался в её комнате. Родители принесли туда кресло, которое легко и не магическим образом превращалось в кровать. Может, и некрасиво до свадьбы спать в доме у родителей девушки, но я над этим не задумывался.

Среди ночи я проснулся. По всему телу бежали мурашки. Окно в комнате было одно, да довольно внушительных размеро — оно было распахнуто. Мысли о том, что запах из моего рта был невозможен, пришли сразу, да вот только стояла зима на улице, и было немного прохладно. Я с трудом поднялся с постели и направился закрыть окно. Если встать в четырёх шагах лицом прямо окну, то кровать моей возлюбленной была слева, вплоть придвинута к стене, на которой и было окошко. Закрывая окно, я окинул Юлю взглядом и улыбнулся — во сне она что-то шептала. Наклонившись над ней, я пытался услышать хоть одно слово. Но от того, что я услышал, меня словно залило бетоном: «Тварь, убери свою грязную рожу от моей крошки», — могу поклянуться перед иконой, я отчётливо слышал эти слова. Вернулся в постель в недоумении, но все же спустя некоторое время уснул мертвым сном.

Второй раз выпала возможность переночевать у неё через неделю. Как всегда, было застолье — оно стало традицией, когда я приезжал. И вот я в постели, но на этот раз уже в десять часов и по своей воле. Помню даже сон: будто я на острове пробираюсь сквозь какие-то кусты и тут — рык, похожий на львиный. Просыпаюсь, первым делом смотрю на часы — два часа ночи. Под моим креслом-кроватью что-то был. Первая мысль — мыши. Но тут взгляд упал на кровать моей девушки, которую освещали струйками света ночные фонари — она была пуста. Снова раздался голос, и опять я не понял, что же он говорит. Свесив голову чуть ниже моего кресла-кровати, я стал слушать. Сначала была тишина, затем я отчётливо услышал: «Твой последний шанс уйти живым!». После был резкий удар чуть выше уха... и утром меня разбудила моя любимая. Я снова умолчал о произошедшем ночью — я боялся, что она будет себя неловко чувствовать, и её будет мучить мысль: «Он считает меня сумасшедшей». К родителям с вопросами тоже лезть я не собирался. Но мне было не столько страшно, сколько интересно, и я начал подумывать о священнике.

Перед третьей ночью я уговорил Юлю сходить со мной в церковь. После, уже через день, со спокойной душой отправился к ней. От застолья на этот раз отказался и пил лишь яблочный сок. Снова я оказался в постели на кресле-кровати. В ту ночь сон не шел ко мне, и я читал на телефоне книгу Г. Ф. Лавкрафта. Уже когда глаза изрядно устали, я вспомнил, что в кармане джинсов есть пачка с сигаретами, которую я ещё утром купил. В пачке осталась одна сигарета, и та помятая. Но когда курить хочется, выбирать не приходится — курильщики меня поймут. Я встал у окна и начал чиркать зажигалкой, пока пламя не осветило помятую сигарету.

Не знаю, почему я повернулся — наверное, мне просто хотелось полюбоваться спящей Юлей. То, что увидел, не могло быть на самом деле. Юля стояла возле меня, глаза были, как у больного эпилепсией. Даже не так — глаз не было, просто белая оболочка. Но не это меня потрясло, а её тень, которую отбрасывали фонари на пол спальни — это была тень сгорбленной старухи, которая была направлена лицом в мою сторону. Дальше был путь в четыре этажа вниз и мрак...

Прошло ровно три месяца. Юля навещает меня каждый день. Всем на вопрос, как это случилось, я отвечаю: «Да черт его знает, наверное, поскользнулся». Нет смысла говорить о той ночи. Меня скоро выписывают, но знаете, что я вам скажу? Я обязательно вернусь туда, чтобы узнать, не сумасшедший ли я — или, может быть, моя девушка одержима? В любом случае, если я переживу четвертую ночь, вы узнаете об этом, а если нет... думаю, вы догадались.
♦ одобрил friday13
29 декабря 2012 г.
Эту историю рассказывал знакомый моего мужа — Сергей. Когда произошли описываемые события, Серега уже седьмой год работал сезонным спасателем на одном из пляжей Евпатории. Было у него как раз ночное дежурство, где-то час ночи. Сидят они с напарником на вышке. Напарник в «каморке», а Серега на смотровой площадке стоит, курит, время от времени прожектором по морю проходится. Там как раз несколько любителей ночных заплывов барахталось, надо было приглядеть за этим хозяйством. Через некоторое время еще раз осветил море прожектором и увидел, что метрах в десяти от берега сложилась нехорошая ситуация: такое впечатление, что парень просто идет по дну — но там уже глубоко, и он то всплывает, то под воду уходит; шаг там делает, тело на поверхность от толчка всплывает, потом обратно вниз опускается. И так парень идёт в глубину. А перед парнем пятно света какое-то непонятное: в середине плотное пятно овальной формы, от него отходят десятка два тоненьких разветвленных лучиков, и все это около полуметра в диаметре. Но у Сереги это пятно мигом из головы вылетело: человек, видимо, решил топиться, не до того было. Схватил рупор, рявкнул в него на парня что-то вроде: «Молодой человек, завязывайте с этим, выйдите немедленно из воды». Тот не реагировал. Серега с вышки слетел и бегом к парню, уже на ходу крикнул напарнику, что у них ЧП. Добежал до места, в воду кинулся, догнал «самоубийцу» в три гребка. Тот еще всплывает, еще в сознании, если это можно так назвать… Серега говорит, в жизни такой жути не видел, хотя приходилось не раз и утопленников, и тонущих вытаскивать. У парня глаза широко открыты, из носа и рта вода хлещет, кашляет, задыхается, при этом выражение лица у него самое что ни есть довольное, сквозь всю эту воду пытается что-то говорить и… улыбается, жестикулирует так непринужденно, как будто рассказывает что-то веселое. Серега его за шею обхватил и к берегу буксировать стал, а тот как будто в себя пришел: забился, стал кричать в панике, вырываться. Выволок его Серега на берег, и, пока парень откашливался-отплевывался, стал свой «улов» изучать. Молодой совсем парень, лет двадцати, в одежде (майка, шорты, легкие сандалии), перегара нет, на наркомана тоже не похож, зрачки нормально реагируют, притом бьется в истерике: «Что случилось? Вы кто такие? Я что, тонул? А Оксана где?». Спасатели удивились: «Какая Оксана? Вы, что тут вдвоем топились?». Нет, говорит, не топились, гуляли по пляжу просто. Серега обратно в воду зашел: может, не заметил, не дай бог, утонула девчонка уже... Напарник на вышку к прожектору поднялся, стал все прочесывать. Луч до пятнадцати метров бил, а это уже далеко за буйками — нет ничего. И парень, уже более-менее пришедший в себя, по берегу мечется и кричит: «Да не топились мы! Гуляли просто! Сам не понимаю, как в воде оказался. И куда Оксана делась, не знаю!».

Когда стало ясно, что ловить в море нечего, а точнее, некого, все более-менее успокоились и собрались у спасательской вышки. Вот что рассказал несостоявшийся утопленник: пошел по пляжу гулять, и подошла к нему девушка. Да не какая-нибудь, а ого-го какая — всю сознательную половозрелую жизнь о такой мечтал. Жгучая длинноногая брюнетка с внушительным бюстом, одетая в коротенькие белые шортики и белую маечку. Первая заговорила с ним, представилась Оксаной, предложила погулять по пляжу, а то одной ей было скучно. Ну, парень и рад стараться при виде такой красоты, разве что язык не вывалил. Гуляли они, болтали о чем-то веселом, он анекдоты травил... А тут бац — кто-то его за шею хватает и тащит куда-то, легкие горят, и он оказывается в воде, а спасатели говорят — утопиться хотел…

Серега потом долго после этого случая вспоминал то загадочное пятно в воде перед парнем. Можно конечно, предположить, что это был блик от прожектора или медуза. Но все-таки он не новичок, семь лет спасателем проработал и за энное количество ночных смен успел насмотреться и на первое, и на второе, а пятно не было похоже ни на что, он видел раньше…
♦ одобрил friday13
26 декабря 2012 г.
В школе в 6-м классе ко мне за парту подсадили новенького мальчугана. Под конец учебного года мы с ним были не разлей вода, но после выпускного жизнь развела наши дороги по другим городам. Тогда мы были беззаботными детьми, и мне даже в голову не приходило, почему отец моего друга в столь молодые годы весь седой. Я лишь знала вскользь, что работает он по медицинской части и особого внимания этому не уделяла. Лишь через годы, встретив своего школьного друга на встрече выпускников, я услышала от него эту жуткую историю.

Оказывается, отец Дениса был патологоанатомом при судебной экспертизе — по-моему, так это называется. Он выяснял причины смерти своих «пациентов». Денис хорошо помнит день, когда отец вечером ушёл на срочный вызов обычным папой, а вернулся папой с белой головой. Когда мальчик спрашивал отца про седые волосы, тот говорил, что люди иногда могут постареть из-за тяжёлой работы. Мальчик заметил, что отец стал молчаливым и мрачным, а мать старалась всегда при нём разговаривать тихо и спокойно. Только когда Денис стал взрослым, она рассказала, что случилось той ночью, когда поседели волосы отца.

Его вызвали на работу — соседи забеспокоились из-за того, что о молодой девушке по соседству нет ни слуху ни духу уже неделю после ссоры с мужем, который ушёл с чемоданом и не вернулся. В квартире стояла тишина, никто не отвечал. Милиционеры выломали дверь и обнаружили труп девушки. Предстояло выяснять, что явилось причиной смерти. Отец Дена приступил к своим непосредственным обязанностям. Он вскрыл труп, начал делать свою работу, как сначала изо рта пострадавшей вырвался сдавленный булькающий стон, а потом она открыла глаза и схватила отца Дениса за руку. От неожиданности и нереальности происходящего мужчина просто потерял сознание...

Как выяснилось позже, из-за стресса девушка впала в летаргический сон — у неё почти не было ни пульса, ни сердцебиения, кожа была бледной, в общем, все признаки смерти были налицо. Впопыхах медики зафиксировали смерть и отдали тело на экспертизу. Отец Дениса со всеми принятыми заключениями начал свою работу. Девушка очнулась во время вскрытия — к счастью, её спасли, но отец Дениса вместе с сединой приобрёл больное сердце в свои 34 года. После этого случая он много ходил по всевозможным психологам и психотерапевтам и больше никогда не занимался судебной экспертизой, перевелся в обычную поликлинику терапевтом.
♦ одобрил friday13
Будильник прозвенел в 19:30, что означало — пора идти домой. Зная себя, я уже давно взял привычку ставить будильник за полчаса до конца рабочего дня. Дело в том, что я мог совсем забыть о том, что нахожусь на работе, и утонуть в бумажных кипах офисной рутины. Привычка с детства: взялся — доделай, не можешь — не берись. Эта привычка давно выходила мне боком, и на помощь мне пришел будильник на телефоне, который постоянно напоминал мне, что, помимо долга на работе, на свете есть как минимум кровать.

Как оказалось, будильник — вполне хорошая вещь. Он способен не только вызволить тебя с работы, но и напомнить, допустим, что нужно принимать таблетки, которые врач выписал во благо моему сну. Бессонница мучила меня, когда я был ещё дошколенком. Врачи говорили, что это с психикой не в порядке, целители говорили, что порча на мне еще с момента рождения, нашлась даже такая, которая сказала, что это дар божий. Меня все эти выводы никак не волновали, иногда после нескольких дней без сна я был готов на любые меры, лишь бы погрузиться в сладкий и беззаботный сон.

Сегодня был второй день без сна. Обычно больше двух дней я не мог продержаться, руки начинали трястись, терялась бдительность, сложно было сосредоточиться. Мой график состоял из восьми часов сна раз в два дня. Все-таки, когда организм истощался, бессонница отходила на второй план, и я засыпал. Снов никогда не видел, наверное, от сильной усталости. И несмотря на все обстоятельства, я спал чутко, часто просыпался во время сна с ощущением взгляда на себе.

Сделав все домашние дела, я улегся в огромную мягкую постель с ортопедическим матрасом. Все условия для хорошего сна. Прошло минут десять, и сон начал овладевать мной, словно капля чернил в стакане с чистой водой. Тело полностью расслабилось, почувствовалось легкое наслаждение. Однако мой мозг продолжал работать, мысли постоянно лезли в голову, я понимал, что не усну с кучей рассуждений внутри себя. Старался заставить себя не думать, но это не так просто, как кажется. Ты думаешь о том, чтобы не думать, в итоге мозг все равно не разгружается. Борясь с самим собой, я и не заметил, как уснул.

Но, к моему сожалению, я проснулся примерно часа через три. Часы показывали без пятнадцати четыре. Я заметил, что ужасно вспотел, одеяло лежало на полу, и меня жутко знобило. Отправился на кухню попить воды и, если есть, съесть таблетки. Спать уже не хотелось, но надо было. Еще целых пять часов до рабочего дня, нельзя было просто так терять драгоценные часы сна. Часы в спальне также показывали 3:45. Сломались, подумал я и решил свериться с часами на телефоне. Телефон показывал то же самое, да еще и не реагировал на мои запросы.

Кровать моя стоит посередине комнаты, она довольно большая, занимает 60 процентов пространства, высотой примерно по колено. С левой стороны стоит небольшой торшер, с другой — журнальный столик с часами и небольшой стопкой книг. Послышались непонятные звуки за кроватью. Так как она была высокая, за ней легко можно было спрятаться, улёгшись на пол. Звуки шли прерывистые, их можно было различить. Как дыхание — точнее, быстрое и жадное дыхание, словно человек, который тонет и при каждой возможности хватает воздух полной грудью.

Я резко присел, чтобы не выдавать свое присутствие, и начал медленно приближаться к кровати. Для того, чтобы разглядеть что там, мне было достаточно высунуть голову из-за угла кровати, но страх меня останавливал. Жуть пронзила меня с ног до головы, сердце билось с такой силой, что пульсация от ударов разрывала мою грудь. Я очень медленно открывал угол обзора для себя, медленно передвигаясь вперед. От увиденного я вскрикнул и отпрянул назад. Секунду подумав, я взглянул еще раз. Я просто не верил своим глазам.

На полу лежал я. Не успел я просто-напросто сообразить, что случилось, как меня отвлек шум на кухне. Я повернул голову в сторону выхода из комнаты и увидел человека, который держит девушку за волосы. Его было невозможно разглядеть, это был даже не человек, а силуэт человека, он излучал некий черный дымок, который растворялся в воздухе. У него не было лица, просто абсолютно черная форма, будто из черной бумаги вырезали человеческий силуэт. Девушка по виду была мертва, вся грязная и в разорванной одежде. Я наконец вышел из оцепенения и побежал к журнальному столику. В моем столике был потайной отдел — его очень сложно заметить, поэтому я всегда хранил там деньги и пистолет, который достался мне от отца. Столик в форме угла, а отдел находится в месте, которое прижимается к стенке. У меня просто не было времени нежно отодвигать его; я со всего маху опрокинул стол и снял фальшивую перегородку, достал пистолет и... Была бы другая ситуация я бы рассмеялся — в нем не было патронов. Я начал ругать самого себя, но меня остановил глухой звук, который нарастал. Он доносился со всех сторон и становился более четким, более громким. Я просто не мог выдержать всего этого и начал кричать, что есть силы, но звук был настолько силен, что я не слышал самого себя...

Проснулся я на полу. Как оказалось, этот оглушительно громкий звук — будильник. Я лежал на том месте, где видел себя во сне. Медленно поднявшись, я осмотрелся и пришел в ужас. Мой журнальный столик был опрокинут и лежал в том же положении, как это было во сне, даже перегородка валялась на полу там, куда я ее кинул. Тут же в голову влетела мысль о кухне. Там никого не оказалось, только на столе стоял стакан с водой, из которого я пил ночью. Несмотря на то, что я спал около девяти часов, что для меня уже много, я по-прежнему хотел спать. Решил обдумать все произошедшее за чашкой кофе.

На работу решил не идти, позвонил коллеге и попросил «прикрыть» меня по незамысловатой причине — заболел. Я заметил, что что-то поменялось вокруг. Не мог объяснить, что именно — это можно сравнить с человеком, который всю жизнь ходил с минусовым зрением и в один день купил очки. С каждой минутой спать хотелось все сильнее. Сонливость и усталость овладевали мной. Я решил не поддаваться сну хотя бы потому, что боялся спать, и, взяв с собой немного денег, пошел на улицу.

На улице было тепло, легкий ветерок шевелил листья деревьев у подъезда. Дети бегали и смеялись, на лавочке сидели знакомые соседи и со смехом что-то обсуждали. Вся обстановка вдохновляла радостью. Казалось, что уже ничего мне не грозит, да и сон как рукой сняло. Я направился в магазин, по пути здороваясь со знакомыми. Возле магазина стоял маленький мальчик с очень выразительными глазами. Я с улыбкой подошел к нему.

— Мальчик, а ты чего один? — сказал я, присев на одно колено. Он посмотрел на меня своими огромными глазами и произнес:

— Ты должен спасти ее, пока не поздно, — и резко закрыл себе рот обеими руками, будто сказал что-то лишнее. В его глазах читался ужас и смятение, однако он продолжал стоять и смотреть на меня. Улыбка с моего лица тут же пропала, я начал оборачиваться и спрашивать у людей, чей это мальчик. Но ожидаемой реакции от них не последовало — некоторые, смотря на меня, смеялись, другие смотрели, как на дурака, один даже стал снимать меня на телефон. Все это застало меня врасплох, все настроение сразу пропало, появилась некая обида, и я пошел домой, так и оставив этого мальчика стоять на месте. Направляясь домой, я смотрел на людей и видел в них угрозу — она была у них в глазах, в их ехидных улыбках. Все это давило на меня, и я ускорил шаг. Дома я долго думал над словами мальчика, вспоминал свой сон, вспоминал ту девушку. Она была довольно симпатичная, несмотря на грязную одежду и мертвые глаза. Постепенно погружаясь в мысли, я даже не заметил, как начал засыпать.

Я вспомнил, что спать нельзя, и резко вскочил с кровати, но обернувшись, увидел на ней себя же. Это очень странно — наблюдать за собой со стороны. Я попытался разбудить себя, но мои руки проходили сквозь меня, спящего, иногда даже я чувствовал боль на лице, когда пытался бить себя по щекам. Смирившись с тем, что у меня ничего не выйдет, я отпрянул назад и начал думать.

Разбудить меня может только будильник. Я взглянул на часы — они показывали 12:32. Следующий раз будильник прозвенит примерно через полтора часа, возможно, даже раньше, поскольку во сне, насколько я знаю, все происходит быстрее. Первым делом надо найти патроны от пистолета до того, как придет этот черный силуэт. Я побежал в кладовку и начал искать коробку из-под сахара — именно в нее я положил все пули, чтобы их не нашли дети моей сестры, когда они жили у меня несколько дней. Зарядив пистолет, я пошел в спальню и стал ждать.

Не прошло и десяти минут, как я услышал крик девушки, доносившийся из подъезда. Ее крик был настолько жалобным, что я не мог сидеть и слушать. Сняв пистолет с предохранителя, я ринулся к выходу из квартиры. Посмотрев в глазок, я увидел, как на лестничной площадке огромный черный силуэт держал одной рукой девушку за горло, а она хрипела и смотрела на меня сквозь глазок. Не раздумывая, я открыл дверь и выстрелил в него два раза. Звук от выстрелов оглушил меня, но я не сводил с него глаз. Я смотрел, как он падает и стонет, а девушка начала кричать и пустилась прочь вниз по лестнице. Я хотел побежать за ней, но увидел, что снизу поднимаются еще несколько таких существ. Это меня остановило, и я вернулся в квартиру, заперев за собой дверь.

«У меня получилось», — подумал я и направился в спальню проверить, все ли там нормально. Не успел я зайти в комнату, как у меня в кармане зажужжал телефон. «Ведь он должен разбудить меня, почему он у меня в кармане?» — пронеслось у меня в голове. Я зашел в спальню, но меня там не было — я не лежал на кровати, как это было до этого. В дверь начали сильно тарабанить. Я знал, что это «они» — пришли отомстить мне за своего товарища. Я побежал в туалет и заперся там, ожидая незваных гостей с пистолетом в руке.

Проснулся я, сидя на унитазе. Пистолет лежал на полу — видимо, выпал из руки, пока я спал. Во мне появилась уверенность, что все позади: «они» могут достать меня только во сне, сейчас мне ничего не грозит. Немного походив по квартире, я окончательно успокоился и начал готовить себе обед.

Меня прервал стук в дверь. За порогом стоял полицейский и просил открыть дверь для беседы. Как только я открыл, из ниоткуда появились еще несколько человек в форме и скрутили меня. Пока была открыта дверь, я заметил труп мужчины на лестничной площадке именно на том месте, где лежал труп темного силуэта. Мне было плевать на то, что на меня цепляли наручники — я не мог оторвать взгляд от него.

— Я пытался спасти девушку! Он душил ее! — кричал я в свое оправдание, на что полицейские только переглядывались между собой:

— Девушки там не было, там была только девятилетняя дочь, отца которой ты убил у нее на глазах.

Я взялся за голову и старался проснуться. Этого просто не могло быть. Я был уверен, что нахожусь во сне.

— Жалоба на тебя поступила еще до этого, но мы, к огромному сожалению, не обратили на это внимания, — сказал один из полицейских.

— Какая жалоба? — спросил я со слезами на глазах.

— Соседка твоя позвонила и сказала, что ты с мусорным баком возле магазина разговаривал, а потом на прохожих кричал, грозился выколоть им глаза и все в том же духе. А наш диспетчер сказал ей, что она не по адресу звонит. А сейчас ты можешь позвонить своему адвокату...
♦ одобрил friday13
8 декабря 2012 г.
Это произошло в 90-х годах. Я сама, конечно, не помню этой истории, так как была слишком мала — её рассказала мне мать.

Моя тогдашняя кроватка напоминала манеж и было огорожена вертикальными прутиками. У нас в комнате было мало места, и получилось так, что моя кровать и кровать родителей стояли рядом друг с другом. Это было удобно тем, что мама ночью могла легко меня успокоить или дать попить, но был и минус — места маловато.

Однажды ночью мама проснулась непонятно из-за чего. Она по привычке посмотрела на мою кроватку и увидела, что оттуда к ней тянется маленькая белая ручка, но я, как ни странно, не издавала никаких звуков. Мама подумала, что рука должна бы уже остановиться, но она всё тянулась к ней и тянулась. Мама впала в тихую панику — она не смогла ничего сделать, ни закричать, ни пошевелиться. Рука дотянулась до мамы, схватила её за шею и начала душить. Мама лежала в оцепенении. Какая-то невидимая сила, будто давящая на всё её тело, не позволяла ей двигаться. Потом хватка ослабла, и вернулась обратно в кроватку. Как только рука скрылась из виду, мама опять смогла пошевелиться. Первым делом она посмотрела в мою кроватку, но там ничего странного не было — я спала здоровым сном. После этого мама пошла в ванную и посмотрелась в зеркало — на шее остались чёткие синяки...
♦ одобрил friday13
5 декабря 2012 г.
Первоисточник: ffatal.ru

В начале двухтысячных годов один небольшой журнал Великобритании, выходивший в течение нескольких лет на территории графства Эссекс, опубликовал любопытный рассказ. Репортер этого издания взял интервью у 52-х летнего хирурга, поведавшего, на мой взгляд, одну из самых трагичных и ужасных историй о случайном захоронении еще живых людей. Я не знаю, почему эта история не получила широкой огласки, хотя она, вне всякого сомнения, имеет на это право. Я пробовал найти упоминания об этом случае в Интернете, но безрезультатно. Наконец, недавно я обратился к одному своему знакомому, большому поклоннику английской культуры и обладателю поистине огромной коллекции городских легенд и просто интересных историй «старушки Англии» (как он сам ее называет). Он-то и порадовал меня приведенным ниже текстом. Хочу отметить, что текст несколько переработан и в единственно сохранившемся варианте представляет собой не интервью, а скорее связный рассказ. Однако, знакомый заверил меня, что данный текст является оригиналом, за исключением особенностей перевода, удаления вопросов репортера и незначительных связок между предложениями для гармоничности рассказа. Прямая речь рассказчика, а также все примечания автора переданы в точности.

«Мое имя Дэвид Кэттон (имя изменено — прим. автора). Я родился в городе Норидже на востоке Англии, где прожил с родителями до восемнадцати лет. Окончив школу, я поступил в только что основанный Уорикский университет графства Уэст-Мидлендс, а, получив высшее образование, переехал в городок Харлоу, где и прожил с семьей до нынешнего момента. Всю жизнь я проработал хирургом в местной больнице. У меня есть жена и двое детей. Я с юношества болею за футбольную команду Ковентри-Сити, увлекаюсь астрономией и нумизматикой, мечтаю побывать Нью-Йорке и пешком пройти через весь Бродвей-стрит. Пожалуй, это все, что Вам надо обо мне знать. Не вижу необходимости и в этом, но раз Вы настаиваете.

Это произошло около месяца назад, двадцать третьего апреля, если быть точным. Жена обнаружила мое «тело» в гостевой спальне, на кровати. Я лежал и не подавал никаких признаков жизни. Приехавший позже врач зафиксировал смерть. Я знаю его лично. Уже несколько лет мы работаем в одной больнице и никаких претензий к нему я не имею. Мое «тело» увезли в морг. Вскрытие делать не стали по настоянию «вдовы» и уже на следующий день началась подготовка к траурной церемонии. Еще через день меня похоронили…

Все это я узнал позже, но Вы ведь не для этого приехали ко мне, верно?

Да… Знаете, когда-то я задумывался над тем, как это должно быть страшно — впасть в летаргический сон и по ошибке быть похороненным заживо. Все об этом задумывались. Позже я пришел к выводу, что, скорее всего, для большинства несчастных, это не такая уж и катастрофа, потому что все они умирают во сне, так и не придя в сознание. Мне в этом отношении «повезло».

Судя по всему, я пришел в себя через пять-семь часов после погребения. Все было как в тумане. Я ненадолго возвращался в сознание и снова засыпал. Помню только одно, как какая-то часть меня все это время недоумевала: почему так неудобно, почему так тесно и душно? Но тяжелая дрема, походившая более на обморок, раз за разом брала верх. До сих пор не знаю точно, было ли это тяжелым последствием летаргии, или же начинал сказываться дефицит кислорода. В какой-то момент я окончательно очнулся. Никаких мыслей не было. Я просто лежал и недоуменно хлопал глазами. В голове туман, а перед взором абсолютная чернота и ни единого звука — не сразу и поймешь, что уже проснулся. Сколько я так лежал, пытаясь сообразить, где я и что со мной, не помню. Мое тело настолько замерзло и онемело, что я практически его не ощущал. Голова не работала. Даже утром, спросонья, достаточно долго приводишь мысли в порядок. Что уж говорить о сне, продлившемся более трех суток. Мне было трудно дышать и очень хотелось пить. Я как мог размял тело, поочередно напрягая мышцы, после чего попробовал встать. Сделать этого мне не удалось, как и не удалось вообще хоть немного пошевелиться. Что-то сковывало мои движения. Помню свою первую, совершенно идиотскую мысль: «Я запутался в одеяле». Я снова попробовал встать, и вновь безуспешно.

Начал появляться осознанный страх, а он в свою очередь перерос в удушающий ужас. Я рванулся, но и этого мне сделать не удалось: там, где я застрял, было так тесно, что не получалось даже вдохнуть полной грудью. Мне захотелось закричать, и в этот момент я сделал для себя еще одно неприятное открытие — мои губы были сшиты изнутри аккуратными стежками, а челюсти скреплены специальными скобами. Так поступают с покойниками, чтобы во время траурной церемонии их рот был закрыт…

Но я не мог поверить!

Я сдавленно застонал и, обезумев от ужаса, заколотился сильнее прежнего. Этот страх не описать словами. Выбившись из сил, я заплакал. Рыдания сотрясали мою глотку, но ни единого звука не вырвалось из-за зашитых губ и сцепленных челюстей. Я беспомощно царапал руками деревянную крышку, слабо стучал, старался разорвать ногтями нежный шелк обивки и плакал, плакал навзрыд, как не плакал никогда в жизни. Я сходил с ума и вертелся в своей ловушке уже не как разумный человек, а как жук, которого злые дети поместили в спичечную коробку. Не было у меня уже ни души, ни мозга, а был только страх.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13