Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕОБЫЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ»

Автор: Леся

Эта страшная, но совсем не мистическая история произошла еще в начале XX века в Тульской губернии, а рассказала мне ее бабушка. В их небольшой деревне жил парень со своей матерью. Парень как парень, но было у него две особенности: во-первых, он играл на гармошке как никто другой, а во-вторых, часто засыпал летаргическим сном: мог спать неделю, а то и две. Мать его это уже знала и не тревожилась.

Однажды парень уснул и не просыпался три недели. Тогда в деревнях врачей не было, и люди не знали, что надо делать в таких случаях. За знахаря почитали в той деревне некую бабушку Аню — все всегда прислушивались к ее советам. А так как за это время парень очень похудел и как бы высох, то она и сказала, что он уже мертвый.

Похоронили парня — одели богато и гармонь положили с ним. Ночью грабители, чтобы снять хороший костюм, раскопали могилку. Когда начали выдергивать гвозди из гроба, услышали вздохи и стоны и, струсив, убежали. Проснувшийся парень сумел самостоятельно открыть крышку гроба и выйти на свободу. Взяв гармонь, он пошел домой.

Когда он постучался в дверь, мать сказала, что у нее нет сына — она похоронила его. Он всячески уговаривал ее, доказывал, что он действительно её сын. Но мать боялась, не верила — она думала, что ей мерещится призрак. Тогда сын решил сыграть на гармошке ее любимые песни, но когда мать услышала знакомые мелодии, она перепугалась ещё больше и выстрелила из ружья через дверь...

Наутро она нашла возле двери сына с кровавым пятном на груди. Рядом с ним лежала гармонь. Женщина поседела за одну минуту. Похоронив сына снова, она не смогла после этого прожить ни дня. Вечером ее нашли у него на могилке мертвой.
♦ одобрил friday13
20 марта 2013 г.
Эта история передана мне письмом через знакомых. Рассказана она молодым человеком лет тридцати, не пожелавшим назвать свое имя.

---

Музыкой я интересовался всю свою сознательную жизнь, а к окончанию школы имел за плечами несколько лет обучения в музыкальном кружке, где и изучил нотные азы. Именно там я и познакомился с ребятами, мечтавшими создать свою собственную группу, которая способна была бы превзойти популярный в то время (начало 90-х) «Ласковый май». Но, как оказалось впоследствии, из всей этой компании больше всего этого хотел именно я. Работал я тогда, как одержимый, успевая не только сходить в школу, но и самостоятельно, путем нечеловеческого упрямства, учиться играть на гитаре. Естественно, что мое старание заметили преподаватели и начали меня ставить в пример остальным, что очень не понравилось нашему лидеру, который до меня был тут любимчиком. В общем, после недолгих угроз он просто выгнал меня из группы, хотя к тому времени большая часть материала, который мы готовили для альбома, была придумана и написана мной.

В итоге после исключения из команды мне пришлось также уйти и из кружка. И только после того, как я несколько недель не приходил туда, меня вызвал на разговор преподаватель, который расставил все по местам. Как раз в то время мне в руки попала интересная книжка детского писателя Джанни Родари (наверное, многие помнят о мальчишке по имени Джельсомино, обладавшим разрушительным голосом). Меня, конечно, мало заинтересовали бы его фантазии, если бы не один рассказ, в котором говорилось о двух разбойниках, которые, записав пластинку с «психотропной» музыкой, запросто смогли ограбить всех посетителей магазина, которые при этом ничего не могли вспомнить. Меня заинтересовал не сам факт применения подобной музыки — я ничего криминального не замышлял, — а то, как она действует на подсознание. Тем более, что до этого я читал в одной из газет о человеке, который, подбирая различные мелодии, лечил людей. И у меня появилось огромное желание, какое только может быть у парня старшего школьного возраста, его превзойти. Тем более что ноты я тогда уже знал не хуже, чем какой-нибудь выпускник консерватории.

Но на деле это оказалось не так просто. Не зная, с чего начинать, я переписывал различные партитуры, проверял, что-то переделывал. И все без толку. Хотя бывало, что мои сочинения и получались относительно приятными на слух, они не вызывали того эффекта, которого я добивался. Дело сдвинулось с мертвой точки только после того, как я поздно вечером от нечего делать включил телевизор. Там как раз шла передача о методах воздействия на человеческое подсознание. Получив таким образом подсказку, я отправился в библиотеку, где и обнаружил информацию, которая мне на первых порах очень помогла. Однако, если честно, все мои усилия были слишком нудными. Каждую мелодию мне приходилось разбирать по нотам, сравнивать, переписывать и снова проверять. Но тут мне тоже помог случай. К тому времени родители пообещали мне подарить хороший синтезатор, при условии, что я поступлю в ВУЗ. Я условие выполнил, а родители сдержали обещание. А в ВУЗе оказалась хорошо оборудованная музыкальная студия, в которой я увидел, как наигрываемая мелодия тут же отображается на экране компьютера. И никаких тебе проблем с напряжением слуха и записью нот вручную... А поскольку занимался я уже всем этим в одиночку, то и решил приобрести себе компьютер. Чтобы не напрягать родителей, в течение нескольких месяцев я бегал на местную железнодорожную станцию разгружать вагоны кооператорам.

Когда меня пригласили играть в ВУЗовской группе, я согласился. Примерно тогда же у меня появилась девушка, с которой мы проводили много времени вместе. Я тогда почти забросил свое хобби и вел жизнь обыкновенного студента. Но, как это часто бывает, все это было слишком хорошо, чтобы длиться долго. Неизвестно каким образом в наш ВУЗ, да еще в мою группу, попал человек, из-за которого меня в свое время выгнали из кружка. Он не только занял мое место в группе, но и стал обхаживать мою подругу. Причем делал это нагло и демонстративно, хотя и без особого успеха. В итоге мне пришлось уйти из музыкальной группы (хотя вскоре его самого тоже выгнали после того, как он попытался там наводить свои порядки) и большую часть свободного времени просто проводить дома.

Но этот отморозок, которому мешало одно мое существование, не успокаивался. Однажды, когда мы с девчонкой возвращались домой (был уже поздний вечер), он напал на нас со своей компанией. Эти сволочи, будучи в стельку пьяными, сильно избили меня, а мою девушку затянули в ближайший подвал, где по очереди изнасиловали. Утром ее нашли мертвой жильцы дома. Уголовное дело, которое завели по факту убийства, вскоре переродилось в самоубийство, а потом и вовсе заглохло. Как оказалось, в эту компанию входили дети больших начальников, чьи родители просто купили им «железное алиби». Я не помню, как пережил все эти события, похороны. Как только я вышел из больницы, я первым делом обратил внимание на стоявшую в углу моей комнаты аппаратуру...

То ли на меня так подействовали все эти события, то ли, в самом деле, во мне было столько ненависти, но уже первое мое произведение действовало настолько угнетающе, что я поневоле сделал перерыв на несколько дней (иначе можно было сойти с ума). Следующие мои произведения были еще более жуткими по восприятию. А одно из них было просто обыкновенным набором звуков, после прослушивания которых человек в прямом смысле выпадал из реальности. Похожее состояние бывает у наркоманов. Причем, самое интересное, что я действовал практически наугад, не применяя никаких специальных знаний и полагаясь исключительно на свою интуицию.

Поскольку учиться в ВУЗе я уже нормально не мог — иначе мне бы пришлось каждый день видеть эти ненавистные рожи, — я бросил учебу, устроился работать сторожем и подрабатывал на станции у кооператоров. А остальное время экспериментировал с музыкой, пока однажды в ходе подобных проб я не выделил из общей партитуры небольшой фрагмент, который проиграл еще раз. В ходе третьего по счету повтора у меня пошла носом кровь, а с разумом начало происходить нечто невообразимое. Мне просто захотелось выпрыгнуть в окно головой вниз, чтобы это состояние скорее прекратилось. В голове творилось нечто, что невозможно описать словами, разве что сказать — это был настоящий ад. В результате в тот день я жутко напился и весь вечер слушал записи органной музыки. «Отпустило» меня только на третий день.

Уже позднее, когда я полностью пришел в себя, я тщательно закодировал сам файл, его ключ и ключ от ключа. Хранил все отдельно на дискете. Это была вынужденная мера безопасности, поскольку компьютером пользовались и мои домашние. Примерно тогда же я понял, что буду делать дальше.

Конечно, у меня не было хорошей аппаратуры, но изготовить более-менее качественную запись я смог и полукустарным способом — на домашнем магнитофоне. Но прослушивать ее еще раз уже не решался. Так бы она и пылилась у меня на полке, если бы снова не подвернулся случай. Я случайно узнал у своего одногруппника, что у моего заклятого врага примерно через неделю намечается свадьба. Причем, как это ни странно, с лучшей подругой моей девушки.

Домой я прилетел пулей. Быстренько отыскав кассету, без звука перегнал мелодию в компьютер. Затем, зная о музыкальных пристрастиях своих врагов, сбегал в магазин, где приобрел их любимую музыку. Запись тоже перегнал в музыкальный редактор, соединил обе музыки, «отодвинув» свою далеко на задний план, так, что на слух она не воспринималась, и заново переписал кассету. Затем отправился в соседний город, откуда и отправил сей подарок почтой, выдумав обратный адрес. И... стал ждать.

Спустя где-то неделю после свадьбы по городу поползли леденящие душу слухи, которые дошли и до меня. Как я понял, свадьба едва не сорвалась, поскольку, получив мой подарок, парочка не только крепко поссорилась, послушав его, но и прилично подралась. И только по случайности они оба остались живы. Вызванная «скорая» накачала обоих успокоительным. Однако кто-то догадался пустить эту кассету прямо во время свадебной гулянки. В результате чего все сначала передрались, а потом жених, вынув из багажника машины «Калашников», просто перестрелял всех, на кого хватило патронов. Не скажу, что я эти новости смог воспринять спокойно, но, значит, так было необходимо провидению.

Прошло почти полгода, прежде чем я решился добраться до остальных участников этой компании. После потасовки на свадьбе их осталось только двое из тех шестерых, которые когда-то избили меня и убили мою подругу. Остальные погибли. Первого я разыскал в ночном клубе, где, устроившись подсобником на работу, просто подбросил ему кассету в карман куртки. И уже на следующий день мне кто-то рассказал, как среди бела дня в плотном городском потоке новенькая иномарка резко увеличила скорость и на полном ходу врезалась в трал, везущий строительную технику. Причем скорость была такой, что автомобиль, оставшись без крыши (а водитель, соответственно, без головы) и нырнув под трал, вылетел далеко вперед с обратной стороны. Все, кто был свидетелями «выкрутасов» на дороге, единодушно решили, что водитель был, как минимум, в стельку пьян.

Последнего же негодяя мне никак не удавалось выловить, чтобы подсунуть ему пленку. И мне пришлось почти месяц с лишним следовать за ним по пятам. Пока, наконец, однажды вечером он не возвращался домой в дымину пьяным. В темноте возле его подъезда я попросил закурить, а потом просто «подарил» ему кассету, сказав, что на ней то, что ему всегда нравилось. Расстались мы тогда очень большими «друзьями» — я едва отказался от приглашения зайти и выпить «по маленькой». А на следующий день, «случайно» оказавшись возле знакомого подъезда и разговорившись с местными бабульками, я узнал, что этого гада вчера забрали в милицию, где и убили... Как оказалось, он просто начал сходить с ума и ломиться к соседям в двери. А поскольку время было два ночи, те вызвали милицию, которую встретили сумасшедшим сопротивлением. Дебошира едва скрутили. При этом он настолько был пьян, что даже не заметил, как убил одного из милиционеров...

Последующие полгода я невольно вздрагивал, когда раздавался звонок входной двери в нашу квартиру. Мне все казалось, что кто-то разгадал мой страшный секрет (хотя разгадать его практически невозможно — любого, кто прослушал бы эти записи, уже не было бы в живых). Именно тогда я снова вернулся к осуществлению своей давней мечты — писать музыку, которая бы лечила людей. К тому времени я уже имел для этого знания и неплохую базу. А вскоре, получив предложение от американцев, заинтересовавшихся моими исследованиями, я уехал в США, где и живу до сих пор.

Лишь иногда, услышав где-то из приемника во время проигрывания рок-музыки некоторые знакомые сочетания нот — фрагментов той адской мелодии, — я невольно вздрагиваю. Тем более что те из музыкантов, кто случайно включил это нотное сочетание в свои произведения, очень часто попадали в психиатрические лечебницы. А некоторые — реальный факт — закончили свою жизнь самоубийством... Так что не дай Бог кому-нибудь из них воспроизвести эту музыку целиком!».
♦ одобрил friday13
7 марта 2013 г.
Пять лет назад моему брату Лёхе поставили страшный диагноз — опухоль мозга. А ему всего 33 года, самый расцвет сил: занимается развитием маленького бизнеса, радуется рождению долгожданной дочери, безумно любит жену. Не буду описывать в подробностях, как мы всем миром боролись за его жизнь, скажу лишь, что хватило всего: и отчаяния, и слёз, и страха потери, но мы вышли из этой борьбы победителями. Понадобилось три года, чтобы Лёха полностью восстановился и вернулся к прежней жизни.

И тут с ним стали происходить необъяснимые события. Первое, что всколыхнуло привычный быт его семьи — это барабашка, домовой (не знаю, как его ещё назвать). Существо поселилось в квартире, где Лёха прожил больше десяти лет. В доме стало жутко. Сидишь в комнате, а на кухне слышны чьи-то шаги, звон посуды, хлопки. В соседней комнате кто-то шуршит шторами на окне, двигает керамические коллекционные фигурки, но не роняет их с полок. Иногда слышались голоса, пару раз даже казалось, что меня кто-то позвал шёпотом.

Жена брата Ирина боялась находиться дома одна, дочку отправляла ночевать к бабушке, чтобы не травмировать психику ребёнка. Но стоило Лёхе лишь появиться на пороге квартиры, как барабашка успокаивался. Если и в присутствии брата продолжал шуметь и шалить, то после его просьбы: «Не буянь, пожалуйста, я хочу выспаться», — он затихал. Ирина не вынесла такой жизни и настояла на смене жилья.

Когда они продавали квартиру, скрыли от потенциальных покупателей основную причину переезда. Сейчас Ирина общается с семьёй, въехавшей в их квартиру, и те ни разу не пожаловались на присутствие потусторонней силы.

После переезда на новое место в жизни брата случилась трагедия. Погиб его близкий друг, с которым он дружил с детства. Лёха вместе с друзьями очень переживали потерю, они решили, что организацию похорон полностью возьмут на себя.

Стоял солнечный июньский день, ребята поехали на кладбище копать могилку. Позже один из друзей, Сергей, рассказывал, что копали они вчетвером, Лёху хотели освободить от физической нагрузки, но он отказался. Выкопали немного, и вдруг Лёхина лопата перестала входить в землю. Он прилагал ещё больше усилий, но лопата как будто упиралась во что-то жёсткое. Брат поднимал её, с новой силой пытался углубиться в землю, но эффект был тот же. Друзья испугались и предложили Лёхе отдохнуть. Но он находился в какой-то прострации и ничего не слышал. Тогда Сергей подошёл к нему, взял за руку и хотел отвести в сторону. Лёха несколько раз выдохнул изо рта пар, как будто стоял мороз, а не жаркий летний день, вздрогнул и совершенно пустым взглядом посмотрел на Сергея. Тот всё же усадил брата, а сам продолжил копать. Там, где раньше копал Лёха, земля оказалась мягкой и податливой. Позже, когда обсуждали этот случай, оказалось, что мой брат ничего не помнит.

Следующий эпизод произошёл осенью прошлого года. Мой муж, Лёха и несколько наших друзей ездят охотиться в Тверскую область. Мы с подругой (женой одного из друзей) иногда составляем им компанию. В тот раз поехали впятером. Мы с подругой остались на хозяйстве в охотничьем домике, а ребята ушли «на утку».

Вернулись и рассказывают: сидят они в засаде, ждут птицу. Видят — летят сразу несколько. Стреляют, утки падают на землю, они идут искать их. И каждый из троих находит по убитой вороне. Уток нет! Как же так? В тех местах ворон никогда не было, да и ребята видели именно уток, видели, как они падали, подстреленные.

Второй день тоже не увенчался успехом. Третий принёс нашим охотникам маленького вальдшнепа, одного на троих.

В последнюю ночь в охотничьем домике мне не спалось. Не спал и мой муж, поэтому он видел то же, что и я. Глядя в сторону окна, я заметила два человеческих силуэта, прозрачных и белесо-синих. Держась за руки, силуэты стояли внутри домика спинами к окну. Я пыталась разглядеть их лучше, но мне не удавалось. Когда я поняла, что вижу каких-то призраков, спазм сдавил горло. Я вцепилась в мужа и по его взгляду поняла — он видит то же самое. Когда спазм отпустил, я вскрикнула.

Проснулся спавший рядом Лёха и, не дожидаясь моего вопроса, сказал:

— Не бойтесь, это бывшие хозяева домика. Зашли проверить, всё ли в порядке.

Силуэты тем временем растворились в оконном проёме. До утра мы с мужем не спали, а утром в разговоре с Лёхой выяснили, что он опять-таки ничего не помнит о ночном визите.

Мы никогда не задавались вопросом, кто до нас жил в охотничьем домике, а в этот раз спросили у мужчины, который нас встречал и размещал. Он рассказал, что хозяевами были старенькие муж с женой. Супруги очень любили свой домик и просили, чтобы после их смерти он не пустовал. Вот их сын и нашёл домику применение — сдавать в найм приезжающим охотникам.

После возвращения у нас были неоднозначные чувства. Сопоставили все факты и поняли, что мистические события происходят в присутствии Лёхи или при непосредственном его участии. Почему? Связано ли это с его болезнью, или мистика — лишь совпадение? Почему такого не было раньше? Вопросов много, а ответов пока нет.
♦ одобрил friday13
6 марта 2013 г.
Эта история произошла года четыре назад. Сначала мне рассказал о происходящем в тех местах муж, и если бы я потом сама не увидела все своими глазами, ни за что бы не поверила.

Приехала я в первый раз к мужу в деревню в гости. Вечером мы пошли гулять, и он, чтобы произвести на меня впечатление, решил показать достопримечательности их деревушки. Гуляли мы долго, проходили мимо кладбища, и он поведал мне одну интересную историю.

Оказывается, кладбище это давно заброшено, но есть в нем одна странность: оно иногда зовет к себе людей. Я, естественно, не поверила, но стала слушать внимательнее. Муж сказал, что однажды был случай — местные парни поехали кататься на велосипедах, так вот один из них, вдруг ни с того ни с сего бросил велосипед и побежал в сторону могил. Его догнали и вернули, но парень этот ничего потом не помнил и не мог внятно объяснить, зачем он туда побежал. А некоторые вообще там пропали навсегда, их до сих пор не нашли. Был случай, когда взрослый мужик пошел туда с широко открытыми глазами, дрался, когда его вернуть хотели, а потом ничего не помнил.

В следующую поездку в деревню я уже знала об этой истории. Мы собрались большой компанией выехать на мотоциклах в поляну возле деревни на пикник. Едем и вдруг слышим, как один из мотоциклистов слезает — нет, даже не падает, а соскакивает с быстро едущего транспорта, кидает его на землю и бежит в кусты. Естественно, все остановились. Местные ребята, которые были с нами, сразу закричали, что бежит он в сторону того самого кладбища. Побежали за ним. Он хоть и далеко успел убежать, но его поймали, правда, с большим трудом. Парень был на себя не похож: зрачки расширены, кричит, что ему надо идти. А ведь мальчишка — спортсмен, не пьет, не курит, наркотиков не употребляет... Человек шесть только смогли его оттуда увести. Стоило отъехать от того места на некоторое расстояние, как сразу все прошло, и парень ничего не помнил.

Я не знаю, почему в сторону кладбища кидаются не все, а только некоторые люди. Лично у меня там очень сильно начинала болеть голова, но бросить все и бежать не хотелось. Вот такая аномальная зона есть в Нижегородской области.
♦ одобрил friday13
1 марта 2013 г.
Автор: AntonR

Меня заколачивают. Судя по всему, два гвоздя уже вбили... еще два. А я лежу и ничего не могу с этим поделать — ни закричать, ни постучать, намекая на то, что шутка перешла все возможные пределы. Я могу только слушать, слушать и видеть перед собой бесконечную черноту. И понимать, что это никакая не шутка. Это все происходит со мной. И сейчас те, что стоят в нескольких метрах, меня закопают.

Это началось три дня назад. Я проснулся и сразу же почувствовал такую всепоглощающую слабость, что казалось, что и тела-то у меня не было. Но это была не та легкость и чувство полета, про которые все пишут. Это была слабость — дичайшее ощущение того, что я вообще не контролирую свое тело. Я не мог и пальцем двинуть, я даже дышать не мог. И при этом я не задыхался. Единственное, что я мог — это слушать. У меня осталось и осязание (я чувствовал, как меня куда-то переносили и переодевали), и зрение (когда в комнате, где я лежал, включали свет, я видел это сквозь закрытые веки). Я не перестал чувствовать запахи, хотя не совсем понятно, как это происходило, ведь я не дышал, но за последние дни я вдоволь нанюхался запаха горящих свечей. Я по-прежнему владел всеми чувствами, но наиболее полно сейчас картину окружающего мира мне описывал слух.

Я слышал рыдания матери, я слышал мат врачей и молитву священника. Я даже слышал шелест денег, которые ему за эту самую молитву отсчитывали. Я слышал все. И ничего не мог сделать.

А сейчас я перестану и слышать. Нечего будет слышать.

Меня опускают... Все... Рыдания матери перешли в какие-то завывания.

Первый кусок земли упал на крышку. И вот уже забарабанило. Много народу пришло.

Звуки становятся все тише и глуше. Я стараюсь не упустить ничего. Ведь это последнее, что я когда-либо услышу.

Оцепенение ужаса первых часов уже прошло. И сейчас я здесь, наедине с собой... Навсегда.
♦ одобрил friday13
28 февраля 2013 г.
В 12 лет у меня начались ночные кошмары, и мы с родителями сошлись на том, что плохие сны появились на почве предстоящего переезда в другую страну. Где-то полгода примерно в одно и то же время (около трех часов ночи) я резко просыпалась и, одолеваемая чувством страха непонятно по какой причине, звала маму из соседней комнаты. В итоге каждый раз, когда я так просыпалась, я шла спать к родителям на соседний диван. Со стороны, конечно, выглядело странно: почти уже девочка-подросток бежит спать к родителям, но тогда мне было очень страшно, и заснуть одна я просто не могла.

Однажды ночью я, как по графику, снова резко открыла глаза, но поскольку папу сильно злило, что я каждую ночь прибегала спать к ним в комнату, я решила, что в этот раз попробую сама перебороть страх. Может, все бы и получилось, но в ту же секунду, когда я открыла глаза, я увидела в конце комнаты какой-то силуэт. Он не имел ничего общего с человеческим обликом: цельный объект с закругленной макушкой и расширяющимся к полу «телом», ни рук, ни ног. Красные, почти бордовые, миндалевидные суженные глаза смотрели на меня.

Сначала я решила, что все это я себе просто придумала, поэтому лежала молча и смотрела на это — ждала, пока воображение перестанет играть. Но это существо начало очень медленно плыть ко мне. Я и тут немного решила подождать, решив, что моя фантазия сегодня разыгралась не на шутку. Все это время мне было неимоверно страшно. В какой-то момент, когда я поняла, что эта тварь уже подбирается ко мне близко, я начала кричать и звать маму, как всегда. Существо тут же словно испарилось.

Как я уже сказала, кошмары одолевали меня не меньше полугода, дело всё близилось к переезду, и однажды мама поделилась с женщинами на работе, что я не могу спокойно спать по ночам. Одна из них посоветовала навестить могилы прабабушки и прадедушки (к тому времени родители не навещали их могилы уже достаточно давно), сказала, что, возможно, это они беспокойны. Мама вскоре так и сделала, и с тех пор мои кошмары прекратились. Но самое главное, мама рассказала мне об этом намного позже, когда я уже снова стала спать спокойно, так что эффекту плацебо здесь точно не место. И потом, я точно помню, что по крайней мере один раз в период кошмаров мне снился мой покойный прадедушка — он сидел у меня на кровати, и мы о чем-то говорили.
♦ одобрил friday13
28 февраля 2013 г.
Возможно, моя история не настолько страшная, как некоторые, но решил выговориться. Случилось это совсем недавно.

Возвращались из командировки в соседний город, ехало нас несколько человек в микроавтобусе. Прошло минут тридцать, как поехали домой. Ехать еще оставалось полтора часа, в ушах были наушники с музыкой — в общем, я решил подремать. Закрыл глаза, начал засыпать.

И тут перед глазами встает картина, будто не сплю я вовсе, а глаза открыты. Вижу впереди сидящих людей, водителя — все, как наяву. Дальше вижу, будто машину заносит, и мы летим в кювет, натурально так, только без звука. Как только дело доходит до удара, ситуация повторяется опять — едем, занос, кювет. И страх какой-то внутри ощущаю, животный страх, панику. Пытаюсь отогнать эти мысли, подумать о другом — не получается. Открываю глаза, пытаюсь отвлечься, а страх только сильней становится. Хотелось закричать, чтобы машину остановили, выйти, убежать. Продолжалось это секунд десять, пока мы не проехали мимо могилки-памятника разбившемуся мужчине на обочине. Чем дальше отдалялись от этого места, тем страх становился слабее, а потом и вовсе пропал. Потом я все-таки задремал, но видений никаких уже не было.
♦ одобрил friday13
27 января 2013 г.
Первоисточник: 4stor.ru

СПРАВКА: СОМНАМБУЛИЗМ (ОТ ЛАТ. SOMNUS — СОН И AMBULO — ХОДИТЬ) ИЛИ ЛУНАТИЗМ — БОЛЕЗНЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПРИ КОТОРОМ ЛЮДИ СОВЕРШАЮТ КАКИЕ-ЛИБО ДЕЙСТВИЯ, НАХОДЯСЬ В СОСТОЯНИИ СНА.

Эту историю мне прислали на электронную почту, так как я собираю различные страшные рассказы. С тех пор прошло два месяца. Сообщений от некоего Саши я больше не получал. Верить или нет в правдивость его слов, решать вам — меня история тронула.

------

Я студент четвёртого курса политехнического института. Назовём меня Александр. От рождения я человек целеустремлённый, уверенный в себе и очень, очень серьезный. С момента, когда моя нога переступила школьный порог, я держал свою мечту возле сердца — стать инженером в области электромеханики. Всего лишь один день в жизни смог перевернуть всё. Всего одно слово сбило меня и отбросило назад — это слово «любовь».

Мы познакомились в кафе, где я часто сидел после пар. С момента, когда я её увидел, а это было в начале учебного года, и по сей день тот источник жизни в моей груди принадлежит ей. Наши отношения, подобно времени, кружили незаметным, магическим образом вокруг нас, и мы не понимали, что с нами, но это было так красиво и невероятно. Она познакомилась с моими родителями, я — с её. Вроде всё было в порядке, даже начали планировать свадьбу. Но... Всегда есть одно «но». Со мной так с детства. Когда мне было десять, отец из питомника взял пса, я дал ему имя Принц. Боже, настолько гениальна была эта собака!.. Я понимал её с полуслова, иногда мне хотелось верить, что и она меня. Честно, она была частью нашей семьи, пока однажды рано утром отец не принёс её на руках. Его белая рубашка приобрела оттенок алого. Её сбила машина. Мать плакала неделю. После этого случая у нас появилось новое правило — никаких животных в доме.

До поры до времени мы не оставались ночевать друг у друга. Даже не знаю, почему. Даже после интима между нами она отказалась остаться у меня дома и уехала на такси. Но вот однажды её родители пригласили меня — у них была годовщина. Я с её отцом немного поддал и уже в семь часов оказался в её комнате. Родители принесли туда кресло, которое легко и не магическим образом превращалось в кровать. Может, и некрасиво до свадьбы спать в доме у родителей девушки, но я над этим не задумывался.

Среди ночи я проснулся. По всему телу бежали мурашки. Окно в комнате было одно, да довольно внушительных размеро — оно было распахнуто. Мысли о том, что запах из моего рта был невозможен, пришли сразу, да вот только стояла зима на улице, и было немного прохладно. Я с трудом поднялся с постели и направился закрыть окно. Если встать в четырёх шагах лицом прямо окну, то кровать моей возлюбленной была слева, вплоть придвинута к стене, на которой и было окошко. Закрывая окно, я окинул Юлю взглядом и улыбнулся — во сне она что-то шептала. Наклонившись над ней, я пытался услышать хоть одно слово. Но от того, что я услышал, меня словно залило бетоном: «Тварь, убери свою грязную рожу от моей крошки», — могу поклянуться перед иконой, я отчётливо слышал эти слова. Вернулся в постель в недоумении, но все же спустя некоторое время уснул мертвым сном.

Второй раз выпала возможность переночевать у неё через неделю. Как всегда, было застолье — оно стало традицией, когда я приезжал. И вот я в постели, но на этот раз уже в десять часов и по своей воле. Помню даже сон: будто я на острове пробираюсь сквозь какие-то кусты и тут — рык, похожий на львиный. Просыпаюсь, первым делом смотрю на часы — два часа ночи. Под моим креслом-кроватью что-то был. Первая мысль — мыши. Но тут взгляд упал на кровать моей девушки, которую освещали струйками света ночные фонари — она была пуста. Снова раздался голос, и опять я не понял, что же он говорит. Свесив голову чуть ниже моего кресла-кровати, я стал слушать. Сначала была тишина, затем я отчётливо услышал: «Твой последний шанс уйти живым!». После был резкий удар чуть выше уха... и утром меня разбудила моя любимая. Я снова умолчал о произошедшем ночью — я боялся, что она будет себя неловко чувствовать, и её будет мучить мысль: «Он считает меня сумасшедшей». К родителям с вопросами тоже лезть я не собирался. Но мне было не столько страшно, сколько интересно, и я начал подумывать о священнике.

Перед третьей ночью я уговорил Юлю сходить со мной в церковь. После, уже через день, со спокойной душой отправился к ней. От застолья на этот раз отказался и пил лишь яблочный сок. Снова я оказался в постели на кресле-кровати. В ту ночь сон не шел ко мне, и я читал на телефоне книгу Г. Ф. Лавкрафта. Уже когда глаза изрядно устали, я вспомнил, что в кармане джинсов есть пачка с сигаретами, которую я ещё утром купил. В пачке осталась одна сигарета, и та помятая. Но когда курить хочется, выбирать не приходится — курильщики меня поймут. Я встал у окна и начал чиркать зажигалкой, пока пламя не осветило помятую сигарету.

Не знаю, почему я повернулся — наверное, мне просто хотелось полюбоваться спящей Юлей. То, что увидел, не могло быть на самом деле. Юля стояла возле меня, глаза были, как у больного эпилепсией. Даже не так — глаз не было, просто белая оболочка. Но не это меня потрясло, а её тень, которую отбрасывали фонари на пол спальни — это была тень сгорбленной старухи, которая была направлена лицом в мою сторону. Дальше был путь в четыре этажа вниз и мрак...

Прошло ровно три месяца. Юля навещает меня каждый день. Всем на вопрос, как это случилось, я отвечаю: «Да черт его знает, наверное, поскользнулся». Нет смысла говорить о той ночи. Меня скоро выписывают, но знаете, что я вам скажу? Я обязательно вернусь туда, чтобы узнать, не сумасшедший ли я — или, может быть, моя девушка одержима? В любом случае, если я переживу четвертую ночь, вы узнаете об этом, а если нет... думаю, вы догадались.
♦ одобрил friday13
29 декабря 2012 г.
Эту историю рассказывал знакомый моего мужа — Сергей. Когда произошли описываемые события, Серега уже седьмой год работал сезонным спасателем на одном из пляжей Евпатории. Было у него как раз ночное дежурство, где-то час ночи. Сидят они с напарником на вышке. Напарник в «каморке», а Серега на смотровой площадке стоит, курит, время от времени прожектором по морю проходится. Там как раз несколько любителей ночных заплывов барахталось, надо было приглядеть за этим хозяйством. Через некоторое время еще раз осветил море прожектором и увидел, что метрах в десяти от берега сложилась нехорошая ситуация: такое впечатление, что парень просто идет по дну — но там уже глубоко, и он то всплывает, то под воду уходит; шаг там делает, тело на поверхность от толчка всплывает, потом обратно вниз опускается. И так парень идёт в глубину. А перед парнем пятно света какое-то непонятное: в середине плотное пятно овальной формы, от него отходят десятка два тоненьких разветвленных лучиков, и все это около полуметра в диаметре. Но у Сереги это пятно мигом из головы вылетело: человек, видимо, решил топиться, не до того было. Схватил рупор, рявкнул в него на парня что-то вроде: «Молодой человек, завязывайте с этим, выйдите немедленно из воды». Тот не реагировал. Серега с вышки слетел и бегом к парню, уже на ходу крикнул напарнику, что у них ЧП. Добежал до места, в воду кинулся, догнал «самоубийцу» в три гребка. Тот еще всплывает, еще в сознании, если это можно так назвать… Серега говорит, в жизни такой жути не видел, хотя приходилось не раз и утопленников, и тонущих вытаскивать. У парня глаза широко открыты, из носа и рта вода хлещет, кашляет, задыхается, при этом выражение лица у него самое что ни есть довольное, сквозь всю эту воду пытается что-то говорить и… улыбается, жестикулирует так непринужденно, как будто рассказывает что-то веселое. Серега его за шею обхватил и к берегу буксировать стал, а тот как будто в себя пришел: забился, стал кричать в панике, вырываться. Выволок его Серега на берег, и, пока парень откашливался-отплевывался, стал свой «улов» изучать. Молодой совсем парень, лет двадцати, в одежде (майка, шорты, легкие сандалии), перегара нет, на наркомана тоже не похож, зрачки нормально реагируют, притом бьется в истерике: «Что случилось? Вы кто такие? Я что, тонул? А Оксана где?». Спасатели удивились: «Какая Оксана? Вы, что тут вдвоем топились?». Нет, говорит, не топились, гуляли по пляжу просто. Серега обратно в воду зашел: может, не заметил, не дай бог, утонула девчонка уже... Напарник на вышку к прожектору поднялся, стал все прочесывать. Луч до пятнадцати метров бил, а это уже далеко за буйками — нет ничего. И парень, уже более-менее пришедший в себя, по берегу мечется и кричит: «Да не топились мы! Гуляли просто! Сам не понимаю, как в воде оказался. И куда Оксана делась, не знаю!».

Когда стало ясно, что ловить в море нечего, а точнее, некого, все более-менее успокоились и собрались у спасательской вышки. Вот что рассказал несостоявшийся утопленник: пошел по пляжу гулять, и подошла к нему девушка. Да не какая-нибудь, а ого-го какая — всю сознательную половозрелую жизнь о такой мечтал. Жгучая длинноногая брюнетка с внушительным бюстом, одетая в коротенькие белые шортики и белую маечку. Первая заговорила с ним, представилась Оксаной, предложила погулять по пляжу, а то одной ей было скучно. Ну, парень и рад стараться при виде такой красоты, разве что язык не вывалил. Гуляли они, болтали о чем-то веселом, он анекдоты травил... А тут бац — кто-то его за шею хватает и тащит куда-то, легкие горят, и он оказывается в воде, а спасатели говорят — утопиться хотел…

Серега потом долго после этого случая вспоминал то загадочное пятно в воде перед парнем. Можно конечно, предположить, что это был блик от прожектора или медуза. Но все-таки он не новичок, семь лет спасателем проработал и за энное количество ночных смен успел насмотреться и на первое, и на второе, а пятно не было похоже ни на что, он видел раньше…
♦ одобрил friday13
26 декабря 2012 г.
В школе в 6-м классе ко мне за парту подсадили новенького мальчугана. Под конец учебного года мы с ним были не разлей вода, но после выпускного жизнь развела наши дороги по другим городам. Тогда мы были беззаботными детьми, и мне даже в голову не приходило, почему отец моего друга в столь молодые годы весь седой. Я лишь знала вскользь, что работает он по медицинской части и особого внимания этому не уделяла. Лишь через годы, встретив своего школьного друга на встрече выпускников, я услышала от него эту жуткую историю.

Оказывается, отец Дениса был патологоанатомом при судебной экспертизе — по-моему, так это называется. Он выяснял причины смерти своих «пациентов». Денис хорошо помнит день, когда отец вечером ушёл на срочный вызов обычным папой, а вернулся папой с белой головой. Когда мальчик спрашивал отца про седые волосы, тот говорил, что люди иногда могут постареть из-за тяжёлой работы. Мальчик заметил, что отец стал молчаливым и мрачным, а мать старалась всегда при нём разговаривать тихо и спокойно. Только когда Денис стал взрослым, она рассказала, что случилось той ночью, когда поседели волосы отца.

Его вызвали на работу — соседи забеспокоились из-за того, что о молодой девушке по соседству нет ни слуху ни духу уже неделю после ссоры с мужем, который ушёл с чемоданом и не вернулся. В квартире стояла тишина, никто не отвечал. Милиционеры выломали дверь и обнаружили труп девушки. Предстояло выяснять, что явилось причиной смерти. Отец Дена приступил к своим непосредственным обязанностям. Он вскрыл труп, начал делать свою работу, как сначала изо рта пострадавшей вырвался сдавленный булькающий стон, а потом она открыла глаза и схватила отца Дениса за руку. От неожиданности и нереальности происходящего мужчина просто потерял сознание...

Как выяснилось позже, из-за стресса девушка впала в летаргический сон — у неё почти не было ни пульса, ни сердцебиения, кожа была бледной, в общем, все признаки смерти были налицо. Впопыхах медики зафиксировали смерть и отдали тело на экспертизу. Отец Дениса со всеми принятыми заключениями начал свою работу. Девушка очнулась во время вскрытия — к счастью, её спасли, но отец Дениса вместе с сединой приобрёл больное сердце в свои 34 года. После этого случая он много ходил по всевозможным психологам и психотерапевтам и больше никогда не занимался судебной экспертизой, перевелся в обычную поликлинику терапевтом.
♦ одобрил friday13