Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕОБЫЧНЫЕ СОСТОЯНИЯ»

Автор: yootooev

Я считаю себя человеком достаточно вменяемым. Но не так давно я сильно усомнился в этом, ибо мне... страшно захотелось откусить себе палец.

Нет, правда!

Не знаю, с чем связано. Я просто сидел и смотрел телевизор. Сидел один, в задумчивости покусывая нокоть. И тут в голову приходит сумасшедшая мысль: «А что, если я отгрызу себе мизинец?». Усмехнувшись сам над собой, я продолжил пялиться на экран. Но в голове продолжали проскакивать разные «что» да «почему». Возможно ли это? Если нет, то почему? Перегрызу ли я кость? Или кусать надо в стыке с ладонью? А инстинкт самосохранения? Помешает ли он?..

И тут мне захотелось этого. Понимаете, захотелось. Очень, очень сильно. До такой степени, что я не мог ни о чем думать, ни на чем сосредоточиться. Я четко осознавал безумство своего желания, но не мог ничего поделать. Не удержавшись, я сунул мизинец в рот и слегка прикусил. Было больно. Страх боли немного притупил сумасшедшую тягу и протрезвил меня, но желание скоро вернулось с удвоенной силой.

Я крепко на себя выругался и отправился в холодный душ, чтобы освежить явно уставшую голову. Но и там желание не покидало меня. Я снова взял в зубы собственный мизинец и прикусил сильнее. И снова больно, но боль уже не причиняла мне таких страданий, как мизинец, продолжавший жить своей жизнью на правой руке и казавшийся сейчас лишним. Он стал мешать и раздражать. Как ресница в глазу, или короста на вчерашней ссадине, или сухие корочки в ноздрях. Хотелось не просто избавиться от него — почему-то хотелось его именно ОТКУСИТЬ.

Я несколько раз выдохнул и со всей силы сжал зубы. Острая боль, не под стать прежней, тут же пронзила все тело. Хлынули слезы, я сдавленно застонал и выронил душ в чугунную ванну, при этом не выпуская палец из зубов. И сжал челюсти сильнее. Хрустнул хрящ, палец теперь держался на коже и каких-то жилках. Он задергался у меня во рту, будто умирающий червяк. Маленькая агония.

Человеческая кожа удивительно крепкая материя, способная порой растягиваться в восемь и более раз. Это я понял в тот момент. Дольше всего я возился с кожей. Изнывая от боли, еле сдерживаясь от крика, я терзал и рвал собственную руку, подобно бойцовскому пит-булю. В какой-то момент боль стала нестерпимой, я машинально сжал челюсти и рванул руку, и тем самым, наконец, одолел проклятый мизинец. Рука затряслась крупной дрожью, а мизинец остался у меня во рту.

Только в этот момент я понял, что сотворил. С отвращением я выплюнул палец в ванную и в ужасе отшатнулся от куска собственной плоти. Я уставился на него, не веря, что это произошло. Отвлекла меня ужасная, ноющая боль в правой кисти. Я перевел взгляд на нее. Удивительно и страшно было видеть новый облик собственной руки. Голова в миг опустела, потому что, если бы я начал в тот момент анализировать собственный поступок, то, наверное, бы окончательно сошел с ума.

Я выскочил из душа, не вытираясь. Выпил стакан водки и наскоро перемотал бинтом окровавленную руку. Кстати, удивительно, но крови было не так уж и много. Потом взял первую же попавшуюся тряпку и с содроганием сердца вернулся в ванную за откушенным пальцем. Я завернул его в эту тряпку и выбросил в мусорное ведро. Потом выпил еще водки и вернулся к телевизору. Идти в больницу не хотелось — мне было страшно, что врач поймёт, в чём тут дело, и меня просто запрут в психушке.

Стало страшно. Стало одиноко. Больше всего хотелось, чтобы кто-нибудь пришел и поговорил со мной. Чтобы сказал, что я не сумасшедший, что иногда у всех людей возникает желание отгрызть от себя что-нибудь… Но была ночь, и никто не пришел.

Рука моя все еще перебинтована. Мне страшно, потому что я не знаю, чего мне может захотеться завтра.
♦ одобрил friday13
#71
30 сентября 2011 г.
Однажды, года полтора назад, мне довелось проходить практику на море, в городе Ялта. Я жил там вместе с одним моим другом, одногруппником, очень жизнерадостным и приятным в общении человеком. Он был парень со странностями, но мне нравилось общение с ним. У нас было множество общих тем для разговора. Конечно же, Ялта — она на то и Ялта, так что мы отрывались безбожно каждый день — пили все, что горит.

Практика заканчивалась, через два дня мы должны были уезжать. Как всегда, изрядно набравшись, мы пошли на дискотеку. Я познакомился там с одной девушкой и отправился к ней в гости. Друг тоже познакомился с какой-то девушкой и пошел с ней в квартиру, которую мы снимали.

Я позвонил ему в 6 часов утра. Трубку подняла какая-то женщина. Я попросил её передать трубку моему одногруппнику. Она тяжело дышала в ответ, я слышал её плач и нервные вздохи. Я спросил её, что случилось. Она молчала ещё минуту, после чего пробормотала: «Мы выходим». Ничего не понимая, я приехал по адресу, где мы жили (это было почти в другом конце Ялты, на улице Кривошты). Вокруг нашего дома толпились люди, подъезд закрыли. Я спросил у стоящего рядом человека, что случилось. Он сказал, что сегодня парень, который снимал тут квартиру, и девушка, которую тут никогда не видели, сбросились с крыши дома. Оба погибли. У меня сразу же потемнело в глазах... Позже, прояснив ситуацию, я узнал, что девушка, с которой он познакомился, и раньше много говорила о самоубийстве, а друг, возможно, ввиду своей нетрезвости решился с нею на столь бредовый поступок...

Через год я опять ездил в Ялту. Я шёл по набережной в направлении памятника Ленину, когда увидел красивую девушку и решил с ней познакомиться. Она была как раз в моём вкусе — брюнетка с тёмными проницательными глазами. Девушка оказалась очень общительной и с тем же складом ума, что и у меня. Мы гуляли с ней почти всю ночь. В конце она предложила мне поехать к ней. Оказалось, она снимала квартиру тоже в районе Кривошты. Мы взяли бутылку шампанского, и чуть позже уже стояли на открытом балконе ее дома...

Она рассказывала мне о прекрасной другой жизни. О сладостях и мучениях. О рутине и обретении возвышенности. Взяла меня за руку и повела к обрыву... Я был пьян, в пелене мечтаний от ее речей, туман застилал мне глаза... Я вовремя спохватился, но она уже шагнула вниз и исчезла во мгле. Я успел отдёрнуть свою руку и быстро рванул к выходу. На следующий день, приходя в себя, подошел к этому дому (мало ли, может, меня кто-то из соседей видел). Но, к моему удивлению, ничего необычного возле дома не происходило, а в той самой квартире вообще жил какой-то мужик...

Я в тот же день уехал прочь из города. Теперь на предложения друзей съездить в Ялту отвечаю только отказом.
♦ одобрил friday13
#68
29 сентября 2011 г.
Мне было лет 7-9, когда это случилось. Я жил на «линиях» — от центра города лучами до реки расходятся улицы, и одна из них была моей. Дом находился на самом верху улицы у главной дороги.

Дело шло к вечеру, я играл с другом в песочнице. Вскоре меня позвала мама, а я остался ещё ненадолго. Затем ушел сам друг, но я, глупый ребёнок, всё ещё продолжал копаться в песке. На улице всё темнело и темнело, и ничего не оставалось, кроме как вернуться домой. Сейчас уже не могу вспомнить, как оказался внизу улицы, но, обернувшись, я увидел совершенно другое незнакомое место. Справа стояли два красных гаража, слева — обветшалый дом. Я шел вниз, а попал непонятно куда! Быстро побежал наверх, но мне стало ясно, что здесь моего дома нет. От паники у меня началась истерика: слёзы, завывания (воспоминания как будто от третьего лица). Ко мне подошли несколько ребят, начали расспрашивать, что случилось. Я сказал, что потерялся, и они повели меня куда-то. Тут чёткая линия воспоминаний обрывается.

Продолжилось всё тем, что я встретил какую-то женщину с ребёнком, которая решила мне помочь. Она взяла меня на руки, и я ей сказал: «Моя мама работает на Стелле в банке». Я точно помню, как говорил эти слова. Стелла — строение в центре моего города, а рядом находится одноимённый банк. О нём-то я и рассказывал. Таким образом, дошли до пункта назначения. Внутри банка ещё оставались люди. Я сообщил фамилию, не помогло — фамилия у меня самая обычная, а в банке 13 или 14 этажей. Вызвали ментов. Помню, как за мной приехал «бобик», а дальше темнота...

Воспоминания продолжаются с другого места. Я подхожу к своему дому. Время перевалило уже за полночь. Открываю калитку, поднимаюсь по шестиступенчатой лестнице, вхожу в квартиру. Мать, не поворачиваясь в мою сторону, готовит, отец смотрит телевизор. Они меня как будто не замечали! Это такой страх, что просто невообразить — вроде того, что я стал призраком. Обрыв воспоминаний...

А вот как выглядела та же история по рассказам родителей.

В этот день я с мамой зашли на рынок, стояли в очереди за фруктами. Мимо проходила старая бабка и подошла к нам. Покосившись на меня, она сказала маме: «Береги сына». Её слова, естественно, она всерьёз не восприняла. Но всё же, придя домой, мама решила повторить со мной наш домашний адрес и заодно всю контактную информацию. День намечался хорошим, ведь к вечеру один должник обещал вернуть кругленькую сумму в N тысяч, и все в семье этого очень ждали.

Вечер. Мама вышла проверить меня, я сидел с другом в песочнице. Я отпрашиваюсь погулять ещё немного, она возвращается домой. Прошло полчаса. Выходит из дома — никого нет, идёт к другу — никого нет, начинается паника. Стрелки часов уверенно шагают к полуночи. Обзваниваются родственники — сын пропал, поднимаются улицы, даже соседние, все бросились на поиски. Безрезультатно. Прочёсаны ВСЕ соседние улицы, обшарены все заброшенные дома, мама даже врывалась к наркоманам (по её словам, они просто офигели). У неё проскочила мысль, что меня похитили, чтобы не возвращать долг — а в то время на эту сумму можно было вполне купить однокомнатную квартиру. Меня искало ОЧЕНЬ много человек. Первая странность: мать меня неоднократно видела на улицах, не отводя глаз, неслась ко мне, а я просто исчезал! Галлюцинации в таком состоянии, впрочем, вполне естественны. В это время мимо проезжала милиция. Её остановили, попросили поискать мальчика. По рации была сообщена информация в координационный центр, даны приметы, и оказалось, что я уже был в участке.

Как только меня вернули домой, вся улица выбежала, все волновались, но У МЕНЯ НЕТ ТАКИХ ВОСПОМИНАНИЙ! Я не помню, как за мной приезжала мать, не помню, как сидел в ментовке, у меня осталась лишь какая-то другая память, где мама готовит котлеты, а папа смотрит ТВ. Помню даже муку на столе, помню, что котлет было 3, а диван разложен, в туалете выключен свет. Всё идеально сохранилось!

В итоге должник денег не вернул, я потерялся, пророчество бабки сбылось, повторение контактной информации было напрасным, а поиски безрезультатными. Для меня всё выглядело так, как будто меня никто и не искал. Почему именно в тот день случились все эти события? Что случилось с моей памятью? Почему сотню событий до этого дня я запомнил, а эти нет? Мне рассказывали эту историю разные люди, но я не могу вспомнить ни одного кусочка, как будто этого и не было. До сих пор не знаю, что истинно, а что нет.
♦ одобрил friday13