Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕХОРОШИЕ ДОМА»

12 июля 2012 г.
С одиннадцати лет я езжу на летние каникулы в Англию — там находится языковой лагерь. В лагере живут дети из разных стран. В доме три этажа: на первом этаже живут мальчики, на втором — и девочки, и мальчики (этаж разделён на две зоны), на третьем — только девочки. Рассказ пойдёт именно о третьем этаже. На этаже есть тридцать комнат — пятнадцать в одном крыле и столько же в другом. Левое крыло заселено всегда, а правое может пустовать, зависит от количества учеников.

В прошлом году у нас были странные случаи, связанные с одной комнатой на третьем этаже. В комнате жили две девочки — Джулия из Италии и Настя из России. Мы с Настей были подругами. Несколько раз она приходила ко мне в комнату вся в слезах и говорила, что кто-то или что-то пыталется выгнать их из комнаты. Ей было очень страшно, хотя она не из пугливых. Каждую ночь девочки прибегали в слезах к учителям с жалобами на странные звуки.

На четвёртую ночь Монти (вожатая) проснулась от страшного крика из комнаты девочек. Когда она пришла, то увидела, что какая-то невидимая сила подбрасывает Джулию в воздух. Девочка упала и сломала ногу. После этого случая летняя учительница Лора согласилась переночевать с девочками в той комнате. Той же ночью она убежала из комнаты вместе с девочками. Учительница была в состоянии шока и долго не могла объяснить, что там произошло. В дальнейшем она рассказала, что с наступлением темноты она сама слышала странные звуки, а потом на стене появилась чёрная надпись: «Убирайтесь!».

В последнюю ночь перед разъездом детей один из вожатых услышал жуткие вопли из комнаты девочек. Он бросился к этой комнате и попытался открыть дверь, однако она оказалась запертой на ключ (дело в том, что девочек переселили в другую комнату уже неделю назад). Этот случай так и остался без объяснений.

В этом году я снова поехала в Англию. Когда я прилетела, меня поселили в ту самую комнату. Я просила вожатую Алекс переселить меня, но она сказала, что я уже большая девочка и не должна бояться всякой ерунды.

Вечером мы с соседкой болтали о том о сём, и тут что-то врезалось в дверь с внешней стороны. Удары продолжались пять минут — всё это время мы кричали от страха. Когда удары прекратились, мы выждали полчаса и вышли из комнаты. Дверь была чем-то расцарапана.

Утром после завтрака моя соседка сказала, что забыла свой «iPhone» в комнате и теперь боится, что горничные могут его украсть. Мы предупредили учителей, что немного опоздаем на занятия, и пошли в дом. Она сказала, чтобы я подождала внизу, и поднялась в комнату. Через минуту раздался крик сверху. Я испугалась и хотела побежать наверх, как вдруг услышала шаги на лестнице. Моё сердце ушло в пятки, но к счастью, это оказалась соседка. Я хотела было спросить, что случилось, но тут увидела на её кофточке кровь. Соседка села на ступеньки и заплакала.

Горничные, которые услышали крики, позвонили вожатым. Рану соседке перебинтовали и попытались выяснить, что случилось. Но она так ничего и не сказала...

Сейчас мы с Лорой сидим в её комнате. Она пытается дозвониться до родителей соседки, а я пишу этот текст. Мне сказали, что соседка ничего не говорит, только смотрит в одну точку. Лора говорит, что она в глубоком шоке. Я не знаю, поправится ли она. Мне страшно. Если честно, я не хочу знать, что она там увидела и что исцарапало её руку. Мне наплевать, что мои вещи остались в той комнате — я туда больше не пойду.
♦ одобрил friday13
Я работаю фотографом. Иногда по работе провожу дома фотосессии. И уже долгое время обязательно нахожу среди всех фотографий несколько, где изображение будто затуманено или же присутствует какой-то блик (вроде отражения вспышки в зеркале). Главное, что на дисплее фотоаппарата я этого не вижу, только при просмотре на компьютере замечаю этот «брак». Уже разбирал всю технику, проверял объективы, вспышку, сам фотоаппарат. Ничего такого, никаких поломок или отклонений. Хотя даже если бы оно было, то подобные тенденции наблюдались бы на всех фотографиях, но нет же, они есть только на нескольких. Я уже прекратил обращать внимание на туман и блики, просто удалял фотографии и все, относясь к этому равнодушно.

Какое-то время назад одна девочка захотела устроить ночной фотосет. Желание заказчика — закон. Все сделали ближе к часу-двум ночи. Я все-таки джентльмен, решил оставить девочку спать у себя. Уложил в своей комнате, сам пошел спать на диван в гостиную.

Я сплю, смотрю уже десятый сон и вдруг слышу, как вопит эта девочка. Я, сонный, бегу быстро к ней — она сидит на постели, зажалась в угол и испуганно смотрит на фортепиано. Говорит, что проснулась оттого, что кто-то находится в комнате и ходит, а потом резко хлопает крышка фортепиано. Она закричала, когда никого в комнате не увидела.

Я ее успокоил и утешил, хотя не поверил. Девочка юная, фантазия бурная. Может, ей просто страшный сон приснился.

Кое-как ночь мы проспали, ранним утром девочка быстро собралась и ушла, напоследок посоветовав мне освятить квартиру или вызвать экстрасенса. После этого заявления я даже смех не смог подавить, чем вызвал сочувственный взгляд.

Жизнь потекла своим чередом. Ночами по комнате моей никто не ходил и не изъявлял желания поиграть на фортепиано. Все было абсолютно нормально.

В один из дней я обнаружил в своей комнате разбитое зеркало. Сетуя на свою невнимательность, выкинул испорченную вещь. На следующий день увидел разбитое зеркало в гостиной. Еще через день зеркало разбилось в ванной. Ситуация перестала мне нравиться. Не мог я каждый день случайно разбивать по зеркалу. Почему-то сразу вспомнил фантазии той девушки, но быстро отогнал эти мысли. Все-таки я взрослый мужчина, а не восемнадцатилетняя девочка, негоже мне о глупостях думать.

Как-то ночью я заработался допоздна с обработкой фотографий. Закончил около двух часов ночи, перед сном решил сходить на кухню и сделать кофе. Когда вернулся в комнату, увидел, что стул, на котором я сидел, оказался сдвинут метра на полтора от стола. Стул обычный, не кресло на колесиках — просто так к окну бы он не ускакал. Я решил, что перетрудился и не заметил, что отодвинул стул. Но все равно, в голове скребла мысль, что я даже неосознанно не мог так далеко отодвинуть стул.

И тут я услышал, как кто-то ходит по квартире. Дом старый, полы поскрипывают под ногами, а животных я не держу. Этот «кто-то» вышел из кухни и по коридору подошёл к моей комнате. Я развернулся и посмотрел на дверь. По коже побежали мурашки. Шаги дошли до моей комнаты и затихли. Я выдохнул и решил, что пора в отпуск, крыша поехала...

В этот момент резко открылась дверь. Кто-то невидимый медленно прошёл мимо меня и уселся на табурет у фортепиано. Хлопнула крышка. Я в панике вскочил со стула и выбежал из квартиры. Перекурил, успокоился, решил вернуться. В комнате ничего не обнаружил — только крышка фортепиано была открыта. Присутствия кого-то чужого я не ощутил.

С тех пор иногда по ночам кто-то ходит у меня по квартире и хлопает крышкой фортепиано. Я вроде привык, но все равно страшно.

Кто знает — может, эта сущность, перебив все зеркала в квартире, решит побить что-нибудь еще...
♦ одобрил friday13
9 июля 2012 г.
Мой муж работает в строительной фирме. Чаще всего они занимаются сантехникой — трубы тянут, котельные ремонтируют и все такое. Как-то раз у них был заказ поменять систему отопления в школе. Муж, когда там вёл работы, называл её «школой-призраком». Я сначала смеялась, а когда он попросил дать ему с собой на работу святой воды, мне стало любопытно.

Школа стоит в центре города — из красного кирпича, четырехэтажная. Зданию лет сто, не меньше. Строилась как школа, в годы войны была госпиталем для раненых. Уже пять лет школа временно закрыта — там вообще нет детей, работают только директор, завуч, завхоз и сторож. Это якобы из-за того, что здание находится в аварийном состоянии.

Работал муж в подвале — длинном и очень широком. Говорит, как зашли, сразу же стало не по себе. Мужчин было трое. Одному пятьдесят, остальным по тридцать лет, не из робкого десятка ребята. И вот они работали весь день, а когда закончили, пошли и разом, не сговариваясь, купили пива — для них это нехарактерно. Сидят, курят и недоумевают — почему им там так страшно стало, в этом подвале? Чего они только в разных подвалах не видели — и бомжей мертвых, и крыс, и разные отходы человеческой жизнедеятельности. А тут просто струсили. Но ведь ничего-то там и нет.

С такими мыслями пришли на следующий день. Работа пошла быстро, решили для поддержания духа музыку на мобильнике включить. Муж включил — и чуть, говорит, не поседел. Вместо песни из динамика раздался крик, истошный такой вопль. Он перепугался, выключил. Потом снова нажал на кнопку — и пошла музыка. Коллеги обиделись даже на мужа — думали, что он так над ними шутит.

Разделились — трубы вести решили с разных частей подвала. Муж взял на себя самую темную и дальнюю часть. Когда пришел туда, почувствовал невыносимый холод, а на улице был июль 2010 года (помните, наверное, какое это было жаркое лето). Во всем подвале было прохладно, но приятно прохладно. А тут — как в могильнике, даже пар изо рта идет.

Муж работает, а сам чувствует, как мурашки бегут. И такое ощущение, будто сзади кто-то дышит на ухо. Оборачивается — никого. Дальше работает. Потом в какой-то момент говорит: «Все, не могу больше», — и бегом идёт на перекур...

Кстати, если вы ждете монстров и призраков, я вас огорчу. Ничего конкретного муж в подвале не увидел. Я, кстати, очень просилась с ним вместе пойти, но он не разрешил. Помню, что, пока он работал на этом объекте (это длилось пять дней), он с каждым днем становился все мрачнее и неразговорчивее. А потом все прошло, когда они завершили работу в подвале.

Из странных и непонятных вещей там было только то, что все трое мужчин чувствовали в подвале себя, как мальчишки после страшных историй в лагере, и у всех давали сбои часы и телефоны. Связь в подвале была, но дозвониться было невозможно. Один раз мне позвонил муж, я ответила, а там был шум очень сильный и неприятный, будто крик. Я очень испугалась, перезваниваю — берет трубку мой супруг и удивляется, чего это я так переживаю. Он мне, как вы поняли уже, не звонил. Находился он в тот момент в школьном подвале.

После того, как они сдали объект, муж спросил у завхоза, что находилось в подвале во время войны. Были у него кое-какие предположения. Оказалось, там был лазарет с теми ранеными, кто был обречен. Их не держали на солнечном свете, уносили в подвал, чтобы не так сильно были слышны стоны и крики. А в том месте, где мой муж чувствовал жуткий холод, стояла печь. Она и сейчас осталась — ее видели мужчины. Эта печь отапливала весь подвал. В городе с продуктами в войну было очень плохо, но еще хуже было с дровами — все шло на фронт. Поэтому иногда печь в школьном подвале топили трупами солдат, которые умирали, а девать их было некуда — обливали керосином и жгли...
♦ одобрил friday13
9 июля 2012 г.
Моя сестра Светлана с мужем купили новый дом. Раньше на месте этого дома было болото, его осушили и построили коттеджи. Как только они заселились, в доме стали происходить странные вещи: ночью на кухне гремела посуда, слышались тяжелые шаги, открывались двери. Было такое ощущение, что после полуночи нечто приходило в дом и становилось полноценным хозяином. Наутро сестра находила на коврах непонятную шерсть, грубую, как у дикого животного, хотя в доме не было никаких животных.

Они постепенно привыкли к ночному визитеру. Когда моя сестра первой приходила домой, то сначала нажимала на звонок, чтобы это существо ее не пугало. Позвонив, она слышала, как «оно» убегает, стуча копытами (видимо).

Как-то ночью Светлана услышала плач дочери и прибежала к ней.

— Мама, я видела собаку с мордой свиньи, она хотела меня поцеловать, — рыдая, рассказывал ребенок. — Я боюсь... Я буду спать с вами...

Моя сестра не знала, что делать. Ладно, они с мужем привыкли не обращать внимания на это, но за детей было страшно. Подумав, она через пару дней освятила дом, все углы.

Невозможно описать, что происходило возле дома на улице в эту ночь. Кто-то под окном тяжело дышал и стонал, как будто умирая. Они даже выходили на улицу, но тогда все сразу затихало. Вернутся в дом — опять начинаются стоны... Наутро моя сестра пошла в сарай и увидела, что там все перевернуто вверх дном, разбросано, раскинуто, поломано.

Долго этого существа не было заметно, потом оно стало появляться в доме опять в виде некого облака и уходило в стену. И когда я сижу в этом доме, то так и чувствую спиной чей-то взгляд (причём такое не только со мной).

Прошло много лет, у сестры уже появился внук. Однажды, когда они играли, мать заметила, что Илья отводит взгляд в угол и улыбается. Света его спросила:

— Что ты там видишь?

— А там дядя, — ответил мальчик.
♦ одобрил friday13
5 июля 2012 г.
Живу я в тринадцатиэтажном доме еще советской постройки — обычная «свечка» из красного кирпича. Рядом через дорогу стоят церковь и еще пара таких же домов. С балкона открывается довольно живописный вид на здание администрации и местный Кремль. Переехали мы в эту квартиру лет пять назад, тогда я еще училась в школе. В связи с переездом меня перевели в школу неподалеку от нового дома. Когда одноклассники узнали о моем месте жительства, они отреагировали весьма бурно.

— Так ты живешь в том самом «доме смерти»? — воскликнул мой сосед по парте.

— Что еще за «дом смерти»? — спросила я.

Одноклассник пояснил:

— Ну, там очень много людей покончили жизнь самоубийством. Сбрасываются с последних и этажей — и всё...

Мне стало как-то не по себе, но я отмахнулась — мол, глупости все это, предрассудки.

С тех пор прошло месяца два. Я как-то рано утром вышла из дома, направляясь в поликлинику. Около подъезда стояла милицейская машина, рядом лежал труп, накрытый спортивной кофтой. Что запомнилось мне, как бы глупо ни звучало — это светло-голубые носки, явно не мужские. Ноги мертвеца были разуты. Женщина из милиции хмуро взглянула на меня и попросила посмотреть на тело — не опознаю ли я девушку. Я согласилась, один из милиционеров откинул кофту, и моему взору предстали изуродованная разбитая голова и уже окоченевшие руки. Я тут же отвернулась, ответила, что не знаю, и, подавленная, пошла в поликлинику. Позже я узнала, что это уже второй случай за год — летом с последнего этажа тоже сбросилась девушка из-за неразделенной любви.

Уже по весне мы с друзьями решили подняться на последний этаж. Вид шикарный — видно почти весь город. Мы долго сидели на балконе лестничного пролета. Когда стемнело, мы с подругой ушли, а парни остались. Наутро я узнала, что один из моих друзей ночью разбился, выпав из окна подъезда. Было очень страшно и жутко. Всё списали на несчастный случай. С тех пор я не поднималась на последний этаж.

Я до сих пор живу в этом доме. Год назад здесь опять сняли труп с козырька. Может, были и другие случаи, но я просто не знаю. Дом имеет дурную славу в округе, да и «скорую» у подъезда я вижу очень часто. Иногда, когда на улице непогода, по лестничным пролетам и шахтам лифтов (их тут два — грузовой и легковой) гуляет ветер. Он так страшно завывает, что кровь стынет в жилах. Мне хочется уйти из этого места, но других вариантов жилплощади у нашей семьи нет, к сожалению…
♦ одобрил friday13
4 июля 2012 г.
Скоро будет два года, как я съехала от родителей и начала самостоятельное существование. При выборе места жительства хотелось найти уединение и покой. Занимаюсь писательской деятельностью, а в этом деле без тишины порой никак. Поиски заняли довольно-таки много времени. Шли предложения, абсолютно не удовлетворяющие мои запросы. И вот, наконец, нашлось место, просто идеальное, проходящее весь «фейсконтроль» моих желаний. Это был небольшой обветшалый домик на берегу озера. Соседей нет, трасса далеко, только шум леса...

Подруга предложила взять какое-нибудь животное, дабы скрасить гнетущее одиночество. На том и порешили. Милое, скромное существо уже ласково терлось об мои колени и мурлыкало по ночам на ушко. Назвала его Сальвадор. Кот быстро привык к новому дому, однако я замечала, что он как-то нехотя ходит в спальню и при первой же возможности старается ее покинуть. Лишь по ночам преданно запускает коготки в мою спину.

В ту ночь я безуспешно пыталась заставить себя уснуть, постоянно ловя себя на состоянии безнадежной полудрёмы. Сальвадор по-прежнему лежал рядом. Сквозь сонное состояние я почувствовала движение. Повернувшись полубоком, увидела огромные голубые глаза своего кота. Складывалось ощущение, что его кто-то тащит за шкирку. Он молча упал на пол. К тому моменту сон почти заполучил мое сознание, и я поддалась ему, успокоившись мыслью, что кот просто свалился во сне.

С той ночи Сальвадор больше не спал со мной. Кроме того, он перестал проявлять активность — больше не гонял мелочь по дому, мало ел... Отвезла его к ветеринару. Единственное, что сказал врач: «Не волнуйтесь, это у него сезонное, купите витаминки, и через недельку будет как новенький!». Последовала совету, стала давать коту витамины. Но складывалось впечатление, что ему все хуже. Он уже отказывался от любимых лакомств. Отвезла вновь в клинику. Там меня не утешили, сказав, что у котика перитонит: «Это инфекционное заболевание, устраняется при помощи вакцины, после кот немного полежит и придет в норму». Заплатила за вакцину. Вернувшись домой, просмотрела огромное количество источников и не нашла ни одного сходства симптомов с перитонитом.

С каждым днем Сальвадору становилось все хуже. Он совсем истощал, некогда мягкий мех сваливался с него просто клоками. Кот перестал ходить, уже не мог держать себя на лапах. Он просто лежал и ждал неизбежного. Когда я к нему подошла (это было в последний раз), он из последних сил замурлыкал и пустил коготки в мою руку, после чего закрыл глаза и ушёл.

Но, к сожалению, на этом история не заканчивается. Спустя полгода после смести Сальвадора я решила завести маленькую мышку — задорного альбиносика. Жила в просторной клетке. В одну холодную ночь я почувствовала сквозь сон жжение в области шеи, как будто кот вновь пускает коготки. Наутро я обнаружила мертвую мышь. Сложилось такое впечатление, что у нее свернута шея.

И этому нет конца. Всяческая живность в моем доме умирает, причем именно после того, как я ночью ощущаю «коготки у шеи» — и рыбки всплывают вверх брюхом, и канарейка будто задушена, и хомяк ватой удавился...
♦ одобрил friday13
Это происходит в доме моего молодого человека, а с тех пор, как мы живем вместе, и в моем доме.

Квартиру родители Леши купили еще до его рождения, и ремонта на кухне не было до сих пор, несмотря на то, что прошло уже больше двадцати лет. А причиной всему то, там живет «домовой», хотя я больше склоняюсь к тому, что это полтергейст.

Стоит только попытаться хотя бы перекрасить трубы или подклеить обои, как в доме начинается невообразимый ужас: вода льется по стенам, хотя трубы не протекают, по ночам вся семья просыпается от грохота битого стекла или звуков похожих на снос стен, но нигде нет ни осколков, ни пыли.

Лешина мама рассказывает, что сначала это выглядело как «невинные шалости» — домовой заплетал Леше косички в детстве, прятал его игрушки. Позже все обрело более ужасающие масштабы.

Когда я начала оставаться у них в семье на ночь, меня часто будил голос, звучащий словно над ухом, но никто больше его не слышал. Позже оно привыкло ко мне и перестало досаждать.

А недавно мы совершили ужасную оплошность. Я читала, что некоторые сущности можно запечатлеть при помощи обычной камеры. Я действительно думала, что это вымысел, шутка, и уговорила моего парня попробовать. Поскольку оно в основном обитает на кухне, мы отправились именно туда, и я стала просто снимать то, что попадалось: шкафчики, плиту, потолок, трубы…

Леша долго не давал мне просматривать снимки, но, когда я все же уговорила его, я увидела на белом фоне трубы искаженное красноватое лицо — вроде как дефект фотографии. Но я уверена, что это живет рядом с нами, и мне просто по-человечески страшно.
♦ одобрил friday13
10 мая 2012 г.
Я приехала в Красноярск из села и сняла квартиру. Очень повезло — рассчитывала только на «гостинку», а попалась целая однокомнатная, с мебелью. Мне, как новоприезжей, очень важно было «зацепиться», все силы отдавать работе, поэтому первые недели я не замечала ничего, свою нервозность приписывала усталости, а ощущение постоянного взгляда в спину — боязни что-то упустить на новой работе. Потом чувство усилилось и локализовалось — взгляд я ощущала сильнее всего, когда сидела или лежала на тахте. В других углах комнаты чувство тоже было, но не такое сильное. На кухне уже не было.

Постепенно стало невозможно спать. Я просыпалась, словно от холода, закутывалась с головой в одеяло, мучилась кошмарами до утра. По-прежнему винила во всем работу. Но однажды ночью, после очень трудного дня, я проснулась не до конца, и в полусне сползла вместе с одеялом на пол, отползла к другой стене и там, на полу, на сквозняке, замечательно доспала до утра.

На следующий день пришлось признать, что спать я не могу из-за стены, к которой моя тахта примыкает изножьем. На ней висела довольно приятная картина, которую я не стала снимать, вселившись, потому что она хорошо подходила к комнате. Под ней-то и обнаружился глаз.

Он был нарисован на обоях. Отвратительный, мерзкий, черный, без блика в зрачке, смотрящий прямо на меня, под каким углом к нему не стой. Прорисованный анатомически подробно, но при этом не понять — правый или левый.

Отдирая обои, я даже не задумалась, как буду объяснять это хозяйке квартиры. В процессе я старалась на него не смотреть. И не думать, откуда он там взялся, и как я почувствовала его через картину.

Через неделю меня стал нервировать платяной шкаф — перед его дверцами стало неудобно раздеваться, словно кто-то на меня смотрел, и до тахты этот «взгляд» дотягивался тоже.

Обои за шкафом оказались другими — его не двигали во время последнего ремонта. Глаз проступал из-под обоев.

У меня никого нет в этом городе, никого, иначе я ни за что не стала бы делать это одна. Я сдирала обои, испытывая отвращение, словно прикасаюсь к чему-то мертвому и гадкому. Глаз был на бетонной стене. Я скоблила его кухонным ножом, плача от страха — он смотрел на меня до последнего момента. Стену я покрасила краской на несколько слоев.

Через три дня, притащившись с работы уставшая, как никогда раньше, я поняла, что не могу лечь — он смотрел на меня из-под тахты. Снизу. Двигать ее я не стала, упаковала вещи и ушла в гостиницу.

Сейчас я в комнате, которую сняла в общежитии. Глаз, не скрываясь, смотрит со стены. Не сплю две ночи, сколько еще выдержу — не знаю.
♦ одобрил friday13
27 апреля 2012 г.
Недавно я со своим мужем и дочкой переехала в новую квартиру. Моей дочери 6 лет, Лизой зовут. Девочка она у меня серьезная, самостоятельная. За своими вещами всегда следит, не бросает где попало. Да вот только после переезда стала игрушки часто терять, одну за другой прямо. И ничего тут не сделаешь. Ну, я не обращала особого внимания — мало ли, в садик унесла и забыла, или просто потеряла.

Но игрушки пропадали регулярно, причем в определенный день. Я заметила, что каждую неделю в четверг на полке становилось одной игрушкой меньше. Я у Лизы спрашиваю, куда они с полки деваются, а она в слезы и говорит, что ничего не трогала. Мы весь дом перерыли, но потерянных игрушек не нашли. Я с мужем уже и не знали, что думать. Перед тем, как отвести Лизу в садик, мы проверяли ее рюкзачок, карманы курток, даже сменную обувь, но никаких игрушек не было. Каждый четверг слезы — мол, мама, куда игрушки деваются?

Так и жили. Очень скоро у Лизы почти не осталось ни одной нормальной игрушки — только сломанные, например, кукла с оторванной рукой или заяц без глаза. В доме творилась какая-то чертовщина. Никто, кроме Лизы, их брать не мог, а она не брала, это точно.

В очередной четверг у дочки пропал ее любимый мишка, причем прямо из-под подушки. Я всю кровать осмотрела — нигде нету. Лиза плакала, переживала. Ну что делать — пошла ей покупать новую игрушку, а то она может дни напролет плакать. Муж остался дома. Когда я выходила из квартиры, то столкнулась с соседкой напротив. У нас завязался странный разговор.

— Я слышу детский плач, — сказала она мне. При этом она так странно взглянула на меня, как будто знала, что я отвечу.

— Да, дочка игрушку потеряла, иду новую покупать...

Тут она меня перебила:

— Лучше съезжайте отсюда.

И жестом пригласила меня зайти к себе.

За чашкой чая она мне рассказала такую историю. Раньше, лет пять назад, в этой квартире жила мать-алкоголичка со своей маленькой семилетней дочкой. Росла она нехорошей. Слова бранные знала не по годам. Мать она не любила, да и как можно любить такую, ее даже матерью не назовешь...

У девочки не было ничего, кроме парочки старых рубашек. Мамаша часто поднимала на дочку руку, бедняжка вечно ходила вся в синяках. Вскоре соседи на мать подали в суд, добивались лишения родительских прав. Но за несколько дней до суда мать избила дочку до смерти и выбросилась из окна. Их так и нашли — мать под окном, а девочку в квартире. Случилось это 10 мая, в четверг. С тех пор, кто бы из детей там ни жил, у всех пропадали игрушки. Видимо, она забирала их, потому что при жизни у нее не было даже самой простой куклы, или просто завидовала, что у кого-то все есть — а у нее ничего, даже жизни.

Мы с мужем вскоре все же съехали оттуда — нашли вариант получше. Да и разве можно спокойно жить, когда в доме такая чертовщина творится, зная, что там, где ты живешь, когда-то погибли люди...
♦ одобрил friday13
26 апреля 2012 г.
Есть у нас на окраине посёлка один дом. Старый, большой, двухэтажный. Чей он был, не знаю, не выяснял. Я лично застал советское время, когда в нём уже был детский дом. В девяностые годы дом опустел и так и стоит, брошенный, лет двадцать. И то ли первоначальные хозяева дома грешили шибко, то ли воспитатели детишек безвинных мучали, только слава о доме поганая.

Одна бабуля, мамина знакомая, жила по соседству с домом. Она под горкой, а дом на горке. Жаловалась, что шумят в нём по ночам, кричат, топают, а света нет. Я говорю — бомжи шумят, наверное, нажираются и дерутся. Нет, говорит, собака у меня на всех людей кидается, а от этих прячется в конуре и сидит тихо-тихо.

Сын старший у меня как услышал этот разговор, так и загорелся. Хочу, говорит на привидения посмотреть. Я и пообещал, что на Хэллоуин туда пойдём.

Потом мать у меня умерла, дом с хозяйством в посёлке остался. Сам дом-то ладно — закрыл да уехал. А вот собаку со щенятами и кота надо кормить и ради них отапливать дом. Не бросать же. Каждый день приходится за город мотаться, чтобы хоть раз в день чего-нибудь горяченького им соорудить. Ещё нужно сухого корма им кастрюлю насыпать про запас. Кот мамин, Тимофей, «жену гражданскую» себе завёл, на чердаке содержит. Тоже кормить надо. Вот и мотаюсь.

Сыновей с собой беру — пусть по участку побегают, воздухом подышат. Они меня каждый раз просят мимо дома с привидениями проехать. И кого бы на дороге перед домом не встретили, прыгают радостно в машине и орут: «Ведьма, ведьма! Зомби, зомби!».

На Хэллоуин мне припомнили мои слова, и пришлось тащиться привидений смотреть. Ночью не пошёл, ибо сыновья маловаты ещё. Наведались в дом днём.

Дом изрядно сгнил. На лестницу на второй этаж не ступить — развалится. Окна заколочены, двери закрыты. Поводил парней вокруг, попугал. Смотрю — одно окошко приоткрыто. Ну, раз уж пришёл — надо залезть. Пока забирался, уронил фотоаппарат. Поломал в нём что-то, и крышку от объектива потерял. Сколько ни искал, не нашёл. Расстроился ужасно. Пустой заброшенный дом, старые кровати, тряпьё, гнилью пахнет... И зачем надо было сюда лезть?

На полу валялось чьё-то пальто, и я соорудил из него, старого веника и тряпок чучело и подвесил на притолоку напротив входа. Вот вам, говорю, ведьма. Любуйтесь! Сам тайком облегчился в углу и вылез обратно. Давно пора было уже ехать зверьё кормить.

Первой заболела собака. Рак. Две операции не помогли. За три месяца сгорела. Щенков я раздал. Тим с сожительницей тоже пропали куда-то.

Потом начал хворать я. То одно, то другое. Сыновья отказались со мной ездить в мамин дом. Старший сказал: «У меня за спиной там всё время кто-то дышит». Я стал прислушиваться — ну, старый дом, то тут что-нибудь стукнет, то там что-то скрипнет. Может, это крысы бегают?

Стал оставлять миску с кошачьим «вискасом» — не трогают. А вот конфеты куда-то пропадают.

Потом стали инструменты пропадать. Ну ладно отвертки-ключи, но лопата снеговая? Дом закрыт, окна-двери целы, следов на снегу никаких нет — приезжаю, а там сварочный аппарат пропал!

И чёрт бы с ними с вещами, но здоровье всё хуже…

В понедельник у меня операция. Опухоль будут удалять.

Может, поехать в дом с привидениями, чучело с веревки снять?
♦ одобрил friday13