Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕХОРОШИЕ ДОМА»

Первоисточник: www.trupoedy.com

Автор: Аська

Это произошло три года назад. Моя подруга Соня со своим парнем сняли квартиру. Сняли через объявление в газете и сразу въехали. Дом находился недалеко от кладбища на «Богданке». Вид с балкона выходил на поле, а далее уже располагалось кладбище. Парень часто уезжал в Москву на заработки, а пока его не было, мы собирались с друзьями у моей подруги. Обычно там же и оставались ночевать, так как ей почему-то было страшно находиться одной в квартире. Ничего особенного настораживающего в квартире не было — находилась она на втором этаже, сдавалась только одна комната, а другая была заперта на замок. Туалет с ванной располагались раздельно, кухня была небольшая. А ещё в этой квартире было очень много зеркал: в прихожей три штуки, в ванной, в зале и на кухне ещё под одной.

Однажды после очередной посиделки все разъехались, и Соня осталась ночевать одна. Она очень просила кого-либо остаться, но никто не смог, и я в том числе.

В четыре утра мне позвонила Соня вся в слезах и попросила срочно приехать. У нее была истерика, она толком ничего не могла объяснить. Я быстро собралась, вызвала такси и приехала к ней. Соня сидела абсолютно никакая и просто ревела. Так продолжалось где-то час. Приходя в себя, она мне сказала, что уже в постели сквозь сон она услышала, что в ванной кто-то моется. Она решила проверить и пошла в сторону ванной. Там горел свет, хотя выключатель находился в выключенном состоянии. Она не рискнула войти в ванную. Резко развернувшись, чтобы вернуться в комнату, она увидела в зеркале какого-то мужчину. Что происходило дальше, Соня не помнила. Очнувшись, она сразу позвонила мне.

Я, конечно, не поверила в её рассказ — подумала, что она то ли перепила, то ли ей это приснилось. В общем, я уложила ее спать, списав все на бред, и сама легла.

Спали мы до одиннадцати часов утра, а потом пошли гулятью. Вернулись домой в 10 часов вечера. Соня уговорила меня остаться на ночь. Дома мы решили попить пива. Ничего особенного не происходило, сидели мы где-то до часу ночи, потом решили лечь спать.

Прежде чем отправиться на кровать, я решила умыться в той самой мистической ванной. От того, что произошло там, я чуть не умерла. Стою, спокойно умываюсь, намылила глаза... и вдруг чувствую, что на меня кто-то пристально смотрит сзади. Я быстренько все с себя смываю и оборачиваюсь — никого нет. А ощущение такое, будто в комнатушке резко похолодало, и сердце начинает биться. Я смотрю в зеркало — а позади меня мужик в петле висит! Поворачиваюсь в шоке, а на самом деле никого там нет. Смотрю снова в зеркало — а он висит... В общем, я минуты две не могла ни кричать, ни пошевелиться — просто впала в ступор. Потом быстро выбежала из ванной.

Что там дальше происходило, не очень хорошо помню. Мы с подругой выбежали на улицу и поехали ко мне. До приезда парня она жила у меня, мы боялись в ту квартиру заходить даже днем...
♦ одобрил friday13
13 июня 2013 г.
Когда мы с Юрием поженились, то решили на подаренные деньги сделать ремонт и купить новую мебель. Квартира ему досталась от бабушки с дедом, которых уже несколько лет нет в живых. И вот, разбирая тонны хлама и всякого старья, я наткнулась на шикарный шелковый халат. Очень эротичный, с чёрным кружевом. Поинтересовалась у мужа, он сказал, что этот халат бабушка носила. Я сначала удивилась, но потом поверила, ведь он был зарыт глубоко на антресолях, а его бывшая кроме спортивных костюмов ничего не носила. Но мне так понравился этот халатик, что я решила оставить его себе. Муж сказал: «Да носи ради бога, если тебя не пугает, что он бабушкин». И вот выстирала я его, надела, стою на кухне, готовлю... Муж лежит в спальне с ноутбуком. Вдруг слышу за спиной чьё-то дыхание, и пол скрипит. Ну думаю, мужа совесть замучила, помогать пришёл. Оборачиваюсь — никого! У меня душа в пятки ушла. Побежала в спальню, рассказываю в ужасе, муж молчит…

Дальше — хуже. Ночью сам собой стал включаться свет в коридоре. Я думала, что с ума схожу, но муж тоже это видел. Ещё с таким щелчком, аж жутко… Там же, в коридоре, стоял шкаф с дедушкиными инструментами, который на замок закрывался. На замок! А тут, как приходим домой откуда-нибудь, дверь шкафа нараспашку… Сколько его не закрывали, а он всё равно всегда открыт. Отвезли шкаф на дачу. Тогда стали образы и тени появляться в дверных проёмах. В общем, начали какие-то вещи немыслимые происходить, стало страшно в темноте спать — купили ночник. Причём я заметила, что как халат этот надеваю, так и начинает всё ходуном ходить.

Купила в церкви свечи, зажгла, стала по квартире ходить — смотрю, в одной из комнат в углу дым чёрный повалил. И свеча моментально сгорела… Тут-то муж и «раскололся» — рассказал, что давно здесь такое происходит, ещё до нашего с ним знакомства батюшку два раза вызывали, чтобы порядок навёл. А там, где дым был, бабушкина кровать стояла, где она в страшных муках умерла. Перед смертью она просила с ней халат её в гроб положить, но не выполнили её просьбу.

Так или иначе, что бы это ни было, зла оно нам не желает. Просто жутковато порой…
♦ одобрил friday13
25 мая 2013 г.
Макс и Алина — мои хорошие друзья, и серьезности им не занимать. Сейчас они женаты и живут в собственной квартире. А я поведаю вам историю, произошедшую с ними еще в то время, как они искали квартиру, чтобы свить там свое «семейное гнездышко».

Искали они долго. И вот наша молодая пара нашла свою идеальную квартиру — двухкомнатную, в спальном районе недалеко от центра города, супермаркет рядом, до работы обоим ребятам недалеко. Да и цена вполне средняя для этого района. В общем, одни плюсы. На радостях даже не спросили, кому квартира принадлежала, почему продают и остальные тонкости. Решили заключить договор — пожить в квартире пару месяцев, и если не всплывут какие-нибудь «подводные камни», то купить.

Надо сказать, что странностей никаких поначалу не было. Только когда дезинфицировали квартиру, мыли-убирали, Алина заметила, что в ванной комнате на верхнем дверном косяке небольшие крестики нарисованы, аж три штуки. Она их стирать не стала, подумала, что прошлые жильцы верующими были, а это оберег такой. А на самой ванне обнаружились полосы и небольшие бороздки, едва заметные. Будто скребли и стучали по ванне чем-то металлическим. Сказала Максу, тот осмотрел царапины и пожал плечами: «Да ничего, эмаль попозже поменяем».

Через пару дней въехали в свое новое жилище, все сделали, как надо — кошку через порог первой пустили, углы перекрестили, новоселье справили... Только со временем стали замечать, что в ванной комнате неуютно находиться. В зеркало неприятно смотреть, будто оттуда не свое отражение, а чужой человек наблюдает. Такое же ощущение возникало и от вентиляционного отверстия (думаю, в детстве это ощущение многим было знакомо — будто там сидит какой-то шушик и тебя палит). Максим, жутко смущаясь, даже признался, что завешивал это отверстие полотенцем, когда мылся, чтобы не так страшно было. Когда Алина однажды заметила это, то посмеялась над Максом: «Эх, ты! Здоровенный мужик, а боишься? Что за глупости! Нет ничего такого. Бредни всё это». Сказала так, а у самой мурашки по коже. Вот после этого-то заявления и случилось с ней то, что заставило поверить во «все эти бредни».

Через пару дней, когда Алинка принимала душ, она выключила воду и начала намыливать шампунем голову, при этом зажмурив глаза, чтобы мыльная пена в глаза не попала. И вот слышит, что по ванне какой-то скрежет идет. Не звонкий и металлический, а мягкий, едва слышимый.

«Может, соседи кран чинят. А акустика тут хорошая», — размышляла Алинка. А звук все не прекращался. «Или Макс напугать хочет, вот в дверь и скребется?». Но ведь звук-то из самой ванны доносится, прямо из-под Алинкиных ног. Любопытство взяло верх, и она чуть приоткрыла один глаз. Тут-то ее и охватил ужас. Из сливного отверстия торчали два тонких, судя по всему, женских пальца. Изогнувшись, они синхронно скребли по поверхности ванны у самого слива.

Глаза Алинки просто на лоб полезли. С нечеловеческим криком она вылетела из ванной, забежала в комнату, где смотрел телевизор Макс, и забилась в самый дальний угол кровати, до подбородка натянув одеяло. Ошарашенный Макс заглянул в ванную, но ничего странного, конечно же, не увидел. Стуча зубами, перепуганная Алинка рассказала ему все как было. И наотрез отказалась заходить в ванную, даже чтобы смыть шампунь с головы. Пришлось потом на кухне с тазиком и чайником возиться.

В тот же день ребята «сделали ноги» оттуда. Временно переселились к родителям, все вещи из квартиры за несколько дней вывез Макс со своими друзьями, так как Алинка наотрез отказалась переступать порог этой славной квартиры. Ребята потом пытались выяснить, что могло там произойти — может, убийство какое или еще чего... Так и не нашли ничего; в милиции эта квартира в сводках не проходила. У самого Макса есть одна догадка: мол, вполне возможно, что в ванне расчленили кого-то (или просто убили), оттого и зарубки на поверхности эмали, будто чем-то острым били. Версию эту Макс Алинке не рассказывает. Говорит, ей и так до сих пор эти пальцы снятся в не очень приятных снах.
♦ одобрил friday13
Автор: Goetiya

После развода с мужем я сняла однокомнатную квартиру-студию. Когда я перевозила в нее вещи, в глаза бросились какие-то знаки — треугольные на потолке, круглые на полу. Не придав этому значения, я ободрала их и выбросила.

Ночами в той квартире я слышала разные звуки и шорохи. Все до поры до времени списывала на нервное потрясение того периода. Но однажды ночью меня разбудил звук разбивающегося стекла. Я обошла все окна — ничего. Войдя в ванную, я увидела на полу разбитое вдребезги зеркало, но при этом и саморез, и рамка были целыми...

Следующий эпизод не заставил ждать. Днём мне позвонили из фирмы, располагающейся под моей квартирой, и сказали, что я их топлю. Когда я прибежала домой с работы, то обнаружила, что кран на кухне открыт на полную мощь, и вода уже текла из кухни в зал и прихожую. При этом в квартире стоял очень тяжелый запах, и я не могла понять, откуда он взялся. Закрыв кран и убравшись в кухне, я перешла в зал и начала ребром щетки сгонять воду с ковра на полу. Запах в этом месте был намного сильнее. Я откинула ковер от плинтуса и увидела там большое темное-красное (почти коричневое) пятно — источник того самого отвратительного запаха. Весь пол под ковром был в растекшихся белых разводах от мела.

Пару недель я, истая атеистка, спала со светом. Потом потихоньку опять вернулась в русло. Когда приходили друзья, я рассказывала им о происшествиях в квартире. Впрочем, наверняка они относились к этому, как к плоду фантазии одинокой, пережившей нервное потрясение барышни.

Последний необъяснимый случай произошёл ночью. В квартире тогда ночевал мой недавно появившийся молодой человек. Проснувшись, я услышала шорох в мусорном ведре, стоявшем около холодильника. Звук был резкий, так как на самом верху лежал плотный целлофан. Мышей у меня не было, а для таракана шорох был слишком громким — существо явно было достаточно большого размера. Я разбудила парня. Он прислушался, потом бегом бросился к ведру, на ходу включив свет... В ведре никого не было, хотя за считанные мгновения существо явно не могло убежать далеко. Чисто, пусто и тихо...

На следующий день мы занялись поиском новой квартиры. Вскоре мы уехали из «квартиры с секретом».
♦ одобрил friday13
Хочу рассказать историю, услышанную мной от моей вожатой в лагере. Конечно, нельзя утверждать, что она реальна, но стоит учесть, что это была не обычная байка, рассказанная отряду у костра, а уединенный ночной разговор (как известно, такие разговоры самые искренние).

Так вот, случились эти события, когда Кате (вожатой) было всего 10 лет — соответственно, это были лихие 90-е. Семья была довольно большая (трое детей, Катя была старшая) и давно присматривала дачу, так как с маленькими детьми летом матери было невмоготу. Пару слов о матери: работящая, набожная женщина, была врачом. И вот однажды они нашли выгодное предложение. Продавался маленький участок земли с большим домом, недорого. Как раз цена и насторожила семью, но все списали на то, что дом-то был в не очень хорошем состоянии, да и санитарно-гигиенических условий особо не было. И все равно, прежде чем совершать покупку, решено было совершить пробный заезд на неделю. Отец отвез семью, но остался всего на день, так как ему надо было на работу, однако он обещал приехать уже в следующие выходные.

Сама дача была необычной. Дом был большой, с огромным количеством комнат, но одноэтажный, его окружал сад с пышными яблонями. Кате впечаталось все это в память, она увлеченно мне все описывала. Поначалу все было хорошо, дети носились по саду, отец с матерью разбирали вещи, убирались. Настал вечер, отец уехал. Ночью трое детей легли спать с матерью, так как холодно, ну и страшно — дом-то старый. Не погасили еще они свет, как слышат — в дверь комнаты кто-то скребется. Открыли — а там маленький белый котенок. Откуда он взялся, непонятно. Решили оставить его на ночь — мало ли что, забежал по ошибке. Погасили свет, лежат, разговаривают, кто-то из детей уже спит, котенок урчит — идиллия, в общем. И тут в дальних комнатах начали слышаться шаги, как будто маленький ребенок ходит. Потом эти звуки стали приближаться. Они раздавались довольно тихо, но хаотично — то в кладовой, то в столовой, то на кухне. Катя помнит, как в тот момент ее мать бросило в пот; женщина не решалась выйти, из детей не спала только Катя, на ее вопрос, что это может быть, мать, на которой не было лица, ответила, что, видимо, летучие мыши с чулана, и начала молиться. И вот кто-то протопал мимо их двери, направляясь по коридору к выходу из дома, при этом нарочито притоптывая. На этом все кончилось.

На следующий день был осмотрен весь дом, мать сходила к соседям, но ничего такого не было найдено — обычный запыленный дом. Котенок, кстати, тоже оказался ничейным, поэтому дети уговорили его оставить. Вечером мать заперла дверь на все замки, также заперла калитку, ведущую на участок, а в каждой комнате поставила по иконе.

До глубокой ночи все было спокойно. Но потом резко открылась дверца на чердак (она находилась с внешней стороны у входа в спальню, где все лежали). От этого звука проснулись все. С минуту все было тихо, мать уже было начала укладывать всех снова, но тут что-то (или кто-то) начало как носиться по комнатам, хлопая дверями, двигая мебель. Поднялся страшный гам. Дети начали плакать навзрыд. Катя с матерью держала им рты, чтобы было не слышно. Она вспоминала, как в тот момент билось её сердце, и сказала, что, наверное, это было самое страшное время в её жизни. Потом мать достала Библию, прочертила у входа комнату линию карандашом, встала на колени и начала молиться. В доме тем временем творилось что-то ужасное.

Катя плохо помнит, что было потом — видимо. от перенапряжения она упала в обморок. Наутро, когда они вышли из комнаты, то увидели того самого котенка, который ночевал не с ними. По словам Кати, его как будто впечатали в стену. Иконы во всех комнатах были перевернуты головами вниз. На мать смотреть было страшно...

Как через много лет узнала Катя, в ту ночь, когда мать стояла на коленях (напротив нее было зеркало, а сама женщина стояла спиной к двери), приоткрылась входная дверь, и из нее потянулись чьи-то руки к её шее и крепко сжали. Она видела руки в зеркале и чувствовала, как они касаются шеи, да так, что остались синие кровоподтеки. Естественно, после такого мать не осталась ни на одну ночь в ужасном доме — ночевала у соседей до приезда отца. И еще странно: почему-то соседи рассказали, что раньше в этом доме жили какие-то сатанисты или сектанты, только на второй день.
♦ одобрил friday13
Тогда мне было 16-17 лет, я только окончила школу и поступила учиться в один из ВУЗов Смоленска. Так как живу я не в самом Смоленске, а в области, пришлось мне с подружкой-одноклассницей подыскать квартирку. Как оказалось, это не так-то просто в конце августа, когда студенты начинают метаться в поисках жилья. Мы просмотрели три варианта, но ни один из них не устраивал нас: состояние квартир было ужасное, а денег требовали запредельных. И вот на семь часов вечера у нас была назначена встреча с агентом недвижимости, чтобы посмотреть последний вариант.

Квартира нам очень понравилась. Было все, правда, старенькое, ну и Бог с ним. Вода горячая, кухня полностью оборудована, мебель, ковры, посуда... И цену запрашивали символическую — 5000 рублей. Мы с подружкой обрадовались: такая квартира и так дешево, недалеко от университета и центра. В общем, мы согласились. Примечательно, что хозяйка наша жила на 1-м этаже, а мы на 5-м. Почему она имела две квартиры в одном подъезде? Оказалось, что в нашей квартире жила бабка, которая 12 лет была лежачей, и тётя Оля ухаживала за ней все эти годы, за что в благодарность она и переписала на нее эту злосчастную жилплощадь. Бабка умерла в апреле, квартиру нам сдали фактически в сентябре, то есть не прошло и полугода со дня ее смерти.

И вот, заехав туда, мы попросили убрать тётю Олю все бабкины вещи, коих было очень много: одежда, тряпки, даже клюка. Хозяйка по возможности забрала это барахло, но попросила об одном: икону, которая стояла на трельяже, не убирать, так как покойная бабулька просила ее об этом. Мы не придали этой просьбе особого значения.

Уже на следующий день я заметила одну странность: когда я открывала дверь в общий коридор (это был такой дом-малосемейка, где на этаже есть два коридора, и каждый имеет общую дверь — а наша квартира находилась в самом конце практически неосвещаемого коридора), то испытывала какой-то беспричинный страх. Когда я подходила ближе к входной двери, ужас нарастал. В квартире все прекращалось. Но знаете — есть такие квартиры, в которых тепло, светло, уютно, радостно, ярко, в них приятно находиться... а есть хмурые, «пасмурные», с тяжелой атмосферой, в которых возникает ощущение, будто сам воздух на тебя давит. Квартиры, из которых хочется поскорее уйти. Именно такой была и наша — мне это говорили все, кто побывал у меня хотя бы пару минут.

Спустя неделю произошел первый странный случай. Мы с подружкой пришли после пар, вместе приготовили себе поесть и отправились в комнату делать домашние задания. Через пару часов мне захотелось пить, и я пошла в кухню, чтобы налить воды. Каково же было мое удивление, когда я обнаружила, что наш холодильник выключен — вилка была вынута из розетки. Никто из нас этого не делал, причем обе точно помнили, что он гудел несколько минут назад. Как выяснилось позже, чтобы выдернуть вилку, требовались значительные усилия. Но мы только посмеялись — решили, что заучились совсем.

В ту ночь я не могла уснуть, мне что-то мешало. И вот, когда на часах у кровати было 00.04 (почему я так точно указываю время, объясню ниже), раздался звонок в дверь. Мне стало жутко — в таких домах полы деревянные, и всегда отчетливо слышно, когда кто-то идет по коридору, но я-то ничего не слышала. Я тихо позвала подругу — она, как оказалось, проснулась от этого звонка. Мы подождали и успокоились. Мало ли что — пьяный сосед по дому, может быть. Был у нас там дядя Саша, который приходил попросить то картошки, то макарон. Жалко было — давали. Дядя Саша, в принципе, тоже оказался одной из неразгаданных загадок того дома, но об этом позже.

Мы заснули, но в 02.44 опять позвонили в дверь. Потом звонили еще в 03.49. В общем, дальше звонки повторялись с частотой два дня через два весь год с небольшим перерывом в два месяца — поэтому я так хорошо запомнила время. Они начинались, точно по расписанию. Мы уже знали, что вот сейчас позвонят.

Моя мама приехала через пару недель после того, как начались ночные звонки, и освятила квартиру. Кстати, по ее словам, такого ужаса она никогда не видела: во время обряда свеча гасла двенадцать раз! После этого я каждую ночь перед сном брызгала на свою кровать святой водой. В тот период все успокоилось, ночные звонки прекратились.

И вот в декабре ко мне переехала на время моя сестра — тогда с подружкой моей мы очень сильно поругались и почти не общались даже (может, это было еще одно влияние дурной квартиры?). Как-то поздно вечером подружка сообщила, что не придет домой ночевать. Мы с сестрой решили пойти на кухню приготовить что-нибудь вкусненькое. Когда мы уселись за стол, произошло следующее: только мы с ней занесли вилки над едой, как в комнате что-то грохнуло. Мы переглянулись и сделали вид, что ничего не слышали (хотя слышали обе). Только мы снова подняли вилки, как в зале начался шум-гам: что-то билось, падало, свистело, ударялось об стены... Не знаю, почему, но я встала и пошла в комнату, где, как вы уже, наверно, догадались, все было в порядке. Пока я была там, позвонили в дверь, и сестра пошла в прихожую. Я застала её там всю трясущуюся, она «стекала» по стене. Все, что она смогла выдавить из себя: «Жень, не смотри в глазок...». Мне было совсем не страшно в тот момент (не знаю, почему), поэтому я подошла к двери и заглянула в глазок. И не увидела там ничего. Только красный свет. Ни коридора, ни квартир. Ничего, лишь красное свечение. Остаток ночи мы провели под одеялом, молясь, чтобы поскорей наступило утро. После этого случая звонки в дверь возобновились, часто стала сама по себе включаться вода в ванной, билась посуда.

Ночевала одна я в той квартире за десять месяцев всего полтора раза. Почему полтора, сейчас объясню. В первый раз это было в феврале (сестра тогда уже нашла себе жилье и переехала). Я не знаю, как пережила ту ночь... Я лежала под одеялом и молилась, а тем временем стулья в комнате стали двигаться сами собой, на кухне включилась вода, упала и разбилась люстра. Если честно, то я думала, что я поседею от этого всего. Второй раз я была одна накануне годовщины смерти той бабки, но мои нервы не выдержали первого звонка во входную дверь — я собралась и вышла на улицу. Так и просидела до пяти утра на лавочке у подъезда, наблюдая в окнах своей квартиры «дискотеку»: свет то включался, то выключался всю ночь. Что примечательно, подруга также оставалась несколько раз там одна ночевать, но вроде бы ничего такого с ней не происходило, за исключением шарканья в прихожей и кладовке.

Еще одна странность заключалась в том, что в нашем коридоре было 7 квартир, но за целый год я ни разу не видела ни одного соседа или соседку по коридору. В других коридорах были люди, а в нашем — никого. Создавалось такое ощущение, что жили мы там одни.

В июне мы благополучно съехали оттуда, я сняла с сестрой другую квартиру. С той подружкой к тому времени мы уже вообще не разговаривали. Сейчас даже не здороваемся (а ведь дружили десять лет).

И последнее, о чём я хочу рассказать, это о нашем соседе-алкоголике. Он всегда говорил нам, что если будут какие-то проблемы с сантехникой или электричеством, то можно всегда обратиться к нему — мол, приходите к дяде Саше из 120-й квартиры. Именно так и говорил. Мы естественно, не обращались, а перед самым отъездом, спустя практически год, мы случайно заметили, что в нашем доме было всего 119 квартир. 120-й квартиры не было! И что это было? Ведь он не раз приходил к нам за продуктами.

Сейчас мы с сестрой снимаем квартиру в другом районе уже третий год, все у нас хорошо, ничего странного не происходит, а о той квартире в Медгородке мы вспоминаем с ужасом. Ведь ее кто-то еще и купил...

Моя история не выдумана, есть два свидетеля. Все, кто побывали у меня, безоговорочно верят мне. Могу даже назвать адрес той странной квартиры: Смоленск, Промышленный район, улица М. Октябрьской, дом 12Б, квартира 111.
♦ одобрил friday13
14 марта 2013 г.
В 2007 году я поступила на первый курс ВГУЭС (Владивостокский государственный университет). Поселили нас в старом общежитии. Это сейчас там евроремонт, чистота и порядок, а тогда крысы, тараканы и клопы ходили толпами, проводка искрила, штукатурка обваливалась, ветром сквозило из всех щелей, а в комнаты, рассчитанные на двух человек, запихивали шестерых. Но все равно это было веселое и беззаботное время.

Как-то раз жители нашей и двух соседних комнат собрались на вечерние посиделки. Спиртного, таблеток, травы и грибов у нас не было (за такое выселяли в два счета), просто зажгли пару свечей для надлежащей атмосферы и стали травить страшные байки одну за другой, в том числе и про наше общежитие. Мол, год назад в комнате 526 девчонки вызывали духов, не справились с ритуалом, и то, что они вызвали, вышло из-под контроля, учинило жуткий погром и с тех пор бродит неприкаянным, а сама комната стала проклятой, и в ней никто долго не задерживается, только что убийств там не было. А само общежитие, мол, стоит на костях — его возвели на месте массового захоронения жертв политических репрессий, и из подвала то и дело слышатся стоны...

— Ага! А по коридору женского душа летает призрак забытой прокладки и сосёт кровь из зазевавшихся жертв! — скептически подал голос кто-то из слушателей.

Бред, конечно, но женского душа мы все побаивались, особенно по вечерам. Мужской находился в другом крыле цокольного этажа, и никаких лишних эмоций не вызывал. Но вот женский... Там была какая-то гнетущая атмосфера, о причинах которой оставалось только гадать. Вроде ничего особенного: старенький советский кафель в трещинах, кабинки с перегородками. Все чисто, почти стерильно... Но пойти туда в одиночку? Да не дай Бог! Только шумной компанией... Ну, мы тогда предположили, что женщины по природе злые создания, смывают с себя весь негатив и оставляют его в душевой, вот это и давит на психику. В общем, поболтали да разошлись.

А через месяц наша комната проштрафилась, и нас приговорили к хозработам: в наказание надо было мыть лестницу и женский душ, причем после его закрытия в 12 часов ночи.

С лестницей мы провозились долго — пять этажей все-таки! И в душе оказались уже где-то в районе трех часов. Это был отдельный отсек на цокольном этаже — чтобы туда попасть, нужно было открыть металлическую дверь. За ней следовал длинный темный коридор без окон, и нужно было пройти его весь, чтобы включить свет в коридоре, раздевалке и душевой. Одна из нас осталась у двери дежурить, а мы втроем пошли к щитку с выключателями, громыхая пустым ведром. Я почти сразу обратила внимание на странный холод и затхлый запах. «Откуда холод? Там же парилка!» — мелькнуло у меня в голове. И тут раздался щелчок выключателя, и мы начали вопить.

Вся душевая была в крови! Даже на потолке брызги... на полу... на стенах... А там, где сливное отверстие в полу, копошилась какая-то густая слизь с волосами, или же это были тонкие черви — мы не разобрали. Не помню, как добежали до комнаты коменданта. Мы колотили в дверь и кричали, перебивая друг друга. Подняли охрану, вызвали милицию. Но оперативники приехали только к утру — и ничего не обнаружили. Душ был девственно чист. Ни запаха, ни следов — ничего. Коменданта оштрафовали за ложный вызов.

Но общежитие полнилось слухами — персонал шушукался по углам. Так мы узнали, что месяц назад в этом душе повесилась беременная девушка, уборщица из узбеков, тоже ночью. Нашла ее утром сменщица, уже холодную. Тут мы все вспомнили, что душ и лестницу тогда действительно закрывали на карантин, и целую неделю мы были вынуждены ходить через черный ход и мыться в спорткомплексе. Разумеется, инцидент замяли: погибшая была нелегалкой.

Чтобы хоть как-то отвлечься от всех этих ужасов, я с головой погрузилась в учебу, записалась на вечерние курсы английского, да еще и устроилась продавцом в супермаркет. Спала 3-4 часа в сутки, и то некрепко — мучили кошмары. И вот как-то раз пришлось возвращаться с работы уже за полночь. В общежитии давно уже был отбой. В коридорах стояла тишина. А мне пройти надо было мимо той злополучной двери в жуткий отсек. Ввиду позднего времени, вход в душ уже был закрыт.

Когда я шла по коридору, из-за двери душа донесся звук шагов. Там что, кого-то закрыли?.. Едва я начала думать об этом, меня обдало ледяным сквозняком, и в дверь с той стороны ударилось что-то тяжелое. Я с криком рванула вверх по лестнице, а внизу бесновалось и завывало нечто. Что удивительно, в этот раз остались вещественные доказательства — царапины на внутренней стороне двери, будто от когтей, и погнутая дужка замка.

Через два дня меня в этом общежитии уже не было — наплевав на внушительный задаток, уплаченный за проживание, я собрала вещи и сбежала к одногруппнице на съемную квартиру. И уже значительно позже узнала, что комендант общежития слегла с онкологией, одна моя бывшая соседка по комнате попала в психиатрическую лечебницу с нервным расстройством, другая ни с того ни с сего бросила учебу в середине года и ушла в монастырь, а третья сохнет от непонятной болезни, которую ни один врач не может диагностировать.

После капитального ремонта в 2009 году планировка общежития №1 по улице Державина была существенно изменена, а вход в цокольный этаж замуровали.
♦ одобрил friday13
12 марта 2013 г.
Во времена молодости моих родителей жили они в большой коммунальной квартире в самом центре Москвы, почти напротив Кремля — в Бродниковом переулке. Моей матери тогда было 25 лет, отцу — 26, брату был годик с небольшим. А меня ещё даже в планах не было.

Квартира была коридорного типа, со множеством комнат, в которых жили отдельные семьи. Жили дружно, помогали друг другу за детьми поглядеть и просто по хозяйству, делились рецептами, угощали пирогами, даже праздники отмечали сообща. Все, кроме одной семьи. Эта семья жила очень замкнуто и обособленно: жена (пожилая, почти престарелая женщина) и её второй муж. Предыдущий её супруг утонул в Москва-реке, хотя на кухне женщины шептались, что он утопился. Похоронив первого мужа, соседка, долго не вдовствуя, снова вышла замуж за молодого красавца почти вдвое моложе себя. По этому поводу женщины тоже много чего обсуждали и перемалывали.

В квартире постоянно происходила какая-то чертовщина. Каждая семья столкнулась с этим. Я расскажу только то, что испытала моя семья.

Однажды, когда мой отец был в командировке, глубокой ночью маму разбудило шлепанье голых ножек по полу. Открыв глаза, она увидела, как сын бойко ходит по комнате, направляясь к огромному гардеробу. Первая мысль мамы была тревожная: голыми ножками по холодному полу, застудится. Вторая — как же он из кроватки выбрался? Бортики ведь высокие!

А малыш, тем временем, дойдя до гардероба, скрылся за ним. Мама, вскочив с кровати, одним рывком отодвинула от стены эту махину и двумя ладонями схватила сына. Да только ладони прошли сквозь пустоту и звонко хлопнули друг об друга. От этого звука мама будто вышла из транса. Она стояла у стенки за гардеробом и кого-то ловила в темноте! И только в этот момент к ней пришло осознание, что её сын ещё НЕ УМЕЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНО ХОДИТЬ. Кинувшись к кроватке, она увидела спокойно спящего ребёнка.

На следующую ночь маму её опять разбудили детские шаги. Открыв глаза, она увидела сына бодро вышагивающим вокруг круглого стола, который стоял посреди комнаты. Она лежала и наблюдала, как малыш делает уже второй круг. Абсурдность ситуации начала выводить её из прострации. На третьем кругу она щелкнула выключателем торшера. Лампа осветила пустую комнату.

А на следующую ночь повесился сосед, молодой красавец, муж той странной соседки. Его обнаружили рано утром висящим на кухне. Он был одет в модный дорогой свитер, который накануне подарила ему жена по поводу его дня рождения. Кухонный пол покрывал слой сигаретных окурков, которые он выкурил той ночью. После похорон своего мужа эта женщина очень сильно заболела и слегла, и через какое-то время не стало и её.

Но никакого покоя жильцы проклятой квартиры не обрели. Прошло немного времени, и соседи стали замечать, что в стёклах сервантов, буфетов и книжных полок появляется отражение покойницы. Мои родители повытаскивали все стёкла из мебели, обмотали их газетой и убрали подальше. То же самое пришлось сделать и другим. А ещё через какое-то время жильцы перестали выходить ночью на кухню, потому что там после полуночи стал появляться сосед-висельник. Он сидел на табурете, обхватив голову руками, и качался из стороны в сторону.

Это далеко не все жуткие случаи. Ещё много, очень много чего происходило в проклятой квартире. И всю эту чертовщину моим родителям пришлось терпеть десять лет, пока они не получили новую квартиру на окраине Москвы и не переехали туда.

Кстати, все дети, жившие в этом гиблом месте, были заиками. Мой брат с возрастом перерос этот недуг, но до сих пор, когда разволнуется, начинает заикаться.
♦ одобрил friday13
7 марта 2013 г.
Первоисточник: www.diary.ru

Мы с Олькой со школы дружили. Потом поступили в ВУЗ, замуж повыскакивали. У Оли родители богатые — когда она забеременела, они подарили ей квартиру трехкомнатную, так сказать, для пинка в будущее. Родился чудный мальчишка, назвали Виталей в честь деда Ольги, мы ласково звали его Витькой. Когда малышу исполнился годик, Оля с мужем въехали в отремонтированную новую квартиру, чтобы начать счастливую жизнь молодой семьи. Но малыш сразу же стал там часто болеть, капризничать, плакать. Позже истерики доходили до такого, что ребёнок как-то перебирался через свою кроватку и прибегал к родителям в спальню. Оля жаловалась, что покоя теперь им нет от сына. Тот ни в какую не хотел оставаться в комнате. У бабушек и дедушек Витька был вполне нормальным ребёнком, а у себя дома его будто подменяли.

Однажды мать дала малышу фломастеры и бумагу, пока готовила обед. Когда пришла посмотреть — ужаснулась: сын нарисовал совершенно чётко человека, сидящего под кроватью, весь лист был изрисован чёрными линиями с жёлтыми и красными вперемешку. Витька толком объяснить не мог, что нарисовал, говорил слово «дядя» и показывал под кровать.

Так прошёл год. Мальчик был по-прежнему беспокойным. По ночам он стабильно бежал к родителям и ложился между ними. Он начал уже разговаривать довольно неплохо и постоянно жаловался на какого-то дядьку в тёмных углах. Психологи и психиатры в один голос утверждали, что мальчик видит негатив в телевизоре и проецирует это в реальность. Естественно, ни специалисты, ни родители в мистику верить не желали. Матери наказали любыми силами отучать ребёнка от родительской постели.

И вот Ольга пошла на крайний шаг. Вычитала где-то в Интернете, что ребёнка уложили и закрыли, он плакал, а потом устал и уснул. Поговорив с ребёнком, что никакого дяди нету, что он всё придумал, она вышла за дверь, не выключая ночника, и заперла мальчонку.

Минут 20 было тихо, но потом мальчик начал плакать. Ольга мучилась, но отучать ребёнка как-то надо. Со слезами на глазах Ольга сидела и ждала, когда малыш успокоится и уснёт. Но Витька перешёл на крик. Подумав, что сейчас прибегут ругаться соседи, мать открыла комнату. Сын сидел на подоконнике, вжавшись в стекло, глазки его были мокрыми, и он нервно всхлипывал. На руках и ногах сына были свежие синяки. Заикаясь, ребёнок продолжал говорить, что из-под кровати вылезает страшный дядька, который хочет его укусить и потащить с собой. Мать, измученная фобиями сына, на завтра с утра снова побежала с мальчиком по врачам. Ничего, кроме мультиков, которые отобрали сыну родители, Витька не видел. Не смотрел он также и на страшные картинки. Откуда в голове ребёнка поселился этот жуткий страх? Врачи уже разводили руками. Одни полагали, что родители бьют малыша, но он говорил, что мама и папа никогда его не били, соседи характеризовали семью как положительная — в общем, не было никаких доказательств, кроме синяков. Мама с малышом поехала на неделю отдохнуть в санаторий. Там мальчишка был спокоен и спал самостоятельно без криков и скандалов.

По приезду всё возобновилось снова. И тут Ольга не выдержала. Она по совету пожилой соседки решила освятить квартиру. Пришедший батюшка сразу сказал, что живут они в нечистом месте, и что мальчишку надо беречь.

После его ухода был спокойный вечер, и ничто не предвещало беды. Ольга готовилась встречать мужа из командировки, сына положила у себя в спальне, а сама готовила еду. Время было позднее, когда она обнаружила, что не хватает муки. Она вышла к соседям. Когда они разговаривали, вдруг нечеловеческий страшный крик, и сразу настала тишина. Оля с соседями быстро вернулась к себе в квартиру. То, что увидела мать, оставило глубочайший отпечаток на всю её жизнь. Её маленький сын лежал на кровати, раскинув руки в стороны, всё его тело покрывали укусы, глаза закатились в ужасе. Подбежав к ребёнку, мать обнаружила, что мальчик не дышит.

Экспертиза обнаружила множественные человеческие укусы на теле малыша. Следствие заключило, что родители невиновны в его смерти, да и алиби у женщины было — мальчонка ведь кричал именно тогда, когда она разговаривала с соседями сверху.

Потом Оля с мужем рассказали мне по большому секрету, что потом узнали о квартире. В ней лет десять назад застрелился мужчина, которого обвиняли в педофилии. Чтобы избежать суда и позора, а потом и тюрьмы, он решил застрелиться, когда его пришли арестовать. Оля сейчас верит в мистику, она не нашла других объяснений смерти своего ребёнка. Не нашли таковых и в милиции.

Моя подруга говорит, что до сих пор часто плачет по малышу. Зловещую квартиру они продали, причём продавали людям, у которых не было детей.
♦ одобрил friday13
24 февраля 2013 г.
Когда я с родителями переехала в новый дом, мне было 8 лет. Мне он понравился своим местоположением, так как через дорогу жила моя лучшая подруга. В первую ночь мне спалось хорошо, но уже следующей ночью мне приснился странный сон. Снилось, как будто у меня есть два старших брата и одна старшая сестра (а я в семье, вообще-то, одна), и будто сестра утонула у меня на глазах и утащила с собой братьев. Потом появился какой-то черноволосый мужчина и сказал, что он рад видеть новую соседку, пожелал мне приятного проживания и пообещал кое-что сказать при следующей встрече.

Я не обратила особого внимания на этот сон и не стала рассказывать родителям. В третью ночь я сквозь сон услышала какие-то шаги в коридоре. Подумала, что ходит отец, но потом поняла, что одновременно слышу его храп. Окончательно я проснулась от какого-то грохота в коридоре. Когда я вышла туда (свет не стала включать, взяла фонарик), то ничего необычного не увидела. Родители спали, ничего не замечая. Я стала возвращаться в свою комнату и вдруг в коридоре едва не столкнулась с тем самым мужчиной из моего сна. Лицо у него в свете фонаря было белое, как бумага. Я закричала, проснулись родители... Отец сказал, что это всё — плод моего воображения, и отправил меня спать.

Следующей ночью, проснувшись, я замерла в ужасе: тот же самый человек стоял около моей кровати! Я опять стала кричать. Прибежала мама и успела увидеть ночного гостя, прежде чем она включила свет, и он пропал. Тогда она начала кричать на папу: «Я же говорила, что не надо брать этот дом! Но нет, ты же умный, ты всё знаешь! Спасибо тебе!». Когда я спросила о чём они говорят, мама мне рассказала, что этот дом продавала вдова — её мужа пьяный друг зарезал здесь.

Вскоре мы вернулись в свой старый дом. О времени, когда мы жили в том доме, я уже почти ничего не помню, лишь иногда, почти засыпая, я вдруг вижу в темноте под веками то мертвенно-бледное лицо...
♦ одобрил friday13