Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НЕЧИСТАЯ СИЛА»

12 июля 2015 г.
Автор: Hagalaz

В ту ночь ему не спалось от какого-то смутного чувства тревоги, которое, казалось, висело в воздухе застарелой пылью и не давало дышать полной грудью. Сергей повернулся на спину, прислушиваясь к ночным звукам, наполнявшим загородный дом. Рядом спокойно и тихо посапывала жена, ее черные локоны ниспадали на подушку, обрамляя миловидное загорелое лицо. Прозрачная лунная ночь кружила вокруг дома, ее наполнял запах жаркого июля и жужжание насекомых.

Мужчина вздохнул, взгляд скользил по беленому потолку, сон никак не шел. На электронных часах, тускло поблескивающих оранжевым светом, виднелись цифры. Час ночи. Какое-то время Сергей ворочался в кровати, затем сходил попить воды и снова лег. Два часа ночи. От нечего делать он проворачивал в голове происходящие днем накануне события. Вечеринка получилась скромной, но очень душевной и приятной. На тридцатилетие Сергея пришли только самые близкие друзья, распили несколько бутылок вина во дворе, пожарили барбекю из свежей телятины, немного послушали музыку, да и разъехались по домам. Кто-то мог бы сказать, что с его деньгами надо было устроить такую шикарную тусовку, что помнить ее размах будут даже дворовые псы, а соседи еще полгода не отстанут от злости и зависти. Однако Сергей был человеком домашним и больше всего в жизни ценил семью, теплый глинтвейн у камина, упругое бедро жены под рукой и звуки детского смеха, неизменно доносящиеся из соседней с гостиной комнаты.

Мужчина улыбнулся этим мыслям и снова покосился на часы. Три ночи. В чем же дело? Хорошо, что завтра выходной. Он уже хотел сходить за снотворным, как вдруг какой-то посторонний шорох случился в углу комнаты, и от него, словно болезненная чума, в помещение закрался страх. Парень моргнул, стараясь сбросить с себя внезапное наваждение, но сердце забилось чаще, на лбу выступил холодный пот. Ему хотелось вскочить с кровати и, будто в детстве, включить скорее свет, но тело не повиновалось. Медленно и чинно, будто смакуя каждую секунду происходящего, дверь в комнату открылась наполовину. Тихий скрип смазанных петель показался невероятно громким и в то же время звучал будто сквозь вату.

Сергей широко открытыми глазами смотрел на черный проем двери, безуспешно силясь пошевелить хотя бы пальцем. По коже пробежала прохлада, казалось, даже воздух стал каким-то скомканным и холодным, так, что дышать стало тяжело. Сначала ничего не происходило, затем темнота за дверью стала плотнее, и из нее, окутанная хлопьями черного тумана, появилась длинная тонкая рука с семью пальцами, каждый из которых состоял из множества костяшек и шевелился сам по себе. Рука зацепилась за потолок, как будто существу требовалось некоторое усилие, чтобы втащить себя в помещение.

Мужчина хотел закричать, но горло сковала липкая и противная судорога. Он часто дышал, обливаясь потом, и не мог оторвать взгляд от того, как вторая, точно такая же конечность появилась из проема, а следом… Тут Сергей зажмурил глаза, потому что больше ничего не мог сделать. Он старался убедить себя, что это сон. Кошмар, вот сейчас все закончится, растворится в трепетных лучах восходящего солнца и снова дом станет безопасным и теплым, и снова все будет как раньше. Однако ночной гость так не считал. Он, или, скорее, оно, с тихим царапаньем пробиралось по потолку. Стало слышно, как воздух входит в его легкие и вырывается наружу с мокрым сопением и запахом свежего мяса.

Мужчина не открывал глаз, все тело его дрожало. К звуку царапанья добавился еще один, напоминающий стук, когда человек хрустит суставами рук или ног. Клак, клак, клак. Сопение ночного гостя зависло прямо над кроватью супругов, его влажное дыхание касалось лица Сергея, когда, наконец, все стихло. Звуки пропали, вообще все пропало, даже возгласа собственного сердца, которое до этого билось в припадке где-то на уровне висков, мужчина больше не слышал. Но ощущение чьего-то присутствия не покидало комнату. Эта тварь не ушла, она ждала чего-то.

Несколько минут парень лежал в темноте, ожидая, пока дыхание придет в норму. Все сон, просто сон, дурной сон. Он набрал полную грудь воздуха и открыл глаза.

Прямо перед его лицом висела удлиненная морда здорового козла без единого клочка кожи, которая соединялась длинной шеей с изуродованным телом где-то на потолке.

— ПЛАТИ ПО СЧЕТАМ!!! — гаркнуло существо, обнажая ряды острых желтых зубов.

Секунду парень смотрел в огромные глаза твари, пока первобытный ужас обгладывал его мозг до самого центра, а потом потерял сознание.

* * *

Сергей рывком сел на кровати, хватаясь за грудь, нервно сглатывая комки ночного скользкого страха. Комната была наполнена солнечным светом, который золотыми облаками покоился на контурах дорогой мебели и паркета. Снаружи доносились радостные голоса и звуки воды, видимо, Ира поливала газон, а может быть, играла с детьми. Мужчина дрожащей рукой вытер пот со лба и осмотрел комнату. Над дверью, плавно перетекая на потолок, виднелись ряды неглубоких царапин.

К завтраку парень вышел несколько рассеянным, волосы его были взлохмачены, а взгляд блуждал по углам комнаты, отражая ту невероятную сумятицу, что творилась в душе. Он, тридцатилетний взрослый человек, находился в каком-то парализующем его разум смятении. Что это за тварь? Откуда она? Может, обратиться к врачу? Или сразу к охотникам за привидениями?

— Сереж, ты в порядке? — спросила Ира, положив в тарелку мужа идеального вида глазунью с беконом.

— Да, мышонок. Просто плохой сон приснился. Где дети?

— Они играют во дворе, я покормила их раньше, решила не будить тебя. Ты в последнее время так много работаешь.

Мужчина кивнул и сделал глоток домашнего лимонада, когда все его тело напряглось. Сверху, из пустой хозяйской спальни, доносилось ритмичное клак, клак, клак. Как будто кто-то хрустел суставами.

— Бардо? — крикнула жена, с удивлением поднимая взгляд на потолок.

На ее голос прибежала довольная собака, виляя хвостом. Звук не прекращался.

— Чем это пахнет? — взгляд девушки бегло прошелся по кухне. — Мясо я, что ли, не убрала?

Она вздрогнула, когда увидела, что глаза любимого наполнены первобытным ужасом.

— Мы переезжаем, — сухо сказал он и встал из-за стола.

* * *

Сергей был не из тех парней, что испытывают судьбу, поэтому уже следующую ночь семья ночевала в отеле, а еще через несколько дней в новом доме. И несмотря на то, что сам он никогда не был религиозным, приобретенное жилище посетил священник, которого хозяин заставил обойти все углы и комнаты. Если бы понадобилось, он бы пригласил медиума, или целый гребаный отряд медиумов, лишь бы уберечь семью от этого… существа. Сергей не сомневался в своем видении или рассудке, потому что сомневаться в этом могут только домохозяйки, насмотревшиеся сериалов и фильмов. А он, отец семейства, не может сходить с ума, потому что должен защищать семью. И должен быть самым сильным.

Какое-то время все было хорошо, пока, наконец, в одну пасмурную, тяжелую от теплого дождя ночь, Сергей вновь не испытал уже знакомое чувство тревоги. Час ночи. Он глубоко вдохнул и попытался успокоиться. По комнате ползли длинные черные тени, до этого бархатная и нежная темнота начала приобретать острые грани тревоги и смятения. Липкий страх каплями заструился по вспотевшей коже. Мужчина покосился на часы. Два ночи. Он уже знал, был почти уверен, что произойдет, когда цифра сменится на следующую. Однако он не был к этому готов, как вообще можно к такому подготовиться? Три ночи.

Дверь привычно отворилась, обнажая за собой густую темную массу из лунного света и интерьера коридора. Звуки летней ночи последний раз сотрясли воздух и ухнули куда-то вниз, запутавшись в наступившей тишине. Клак, клак, клак… хруст суставов. Вот уже и рука появилась из проема, а за ней и вторая. Тонкие пальцы с множеством костей зацепились за потолок и втащили в комнату продолговатое тело без кожи, напоминающее полупереваренного козла. Голова на длинной шее, как ни странно, появилась последней. В этот раз Сергей не закрыл глаз, он дрожал и плакал от страха, соленые капли щедро орошали подушку, но воля человека была сильнее. Он уже не ребенок. Прошли времена, когда можно было исправить что-то, просто закрыв глаза.

Существо извивалось, казалось, эта нелепая конструкция из кожи и костей развалится на части. Двигаясь неестественными рывками, тварь поползла по потолку, цепляясь тонкими пальцами. Она придвинула уродливую голову с рогами к мужчине и, дернувшись будто в негодовании, повернулась к его жене. Он хотел кричать, вскочить с кровати и вдарить этой мрази чем-то тяжелым, но тело оставалось недвижимым. Когда страх становится слишком сильным, когда он уже не в силах умещаться в сознании, он превращается в ненависть.

Именно она лилась тогда из заплаканных глаз парня, а для ужаса больше не было места.

Существо вытащило длинный язык и со смаком облизнуло щеку Иры, показывая, что сейчас не только он, Сергей, находится в его власти, но и все остальные обитатели дома тоже.

— ПЛАТИ ПО СЧЕТАМ! — вновь гаркнуло оно, и измученное сознание парня, последний раз ослепленное приторным запахом теплого мяса, померкло.

Утром он молча лежал в кровати, наблюдая неровные царапины по всему потолку. Переезд не помог. Этой твари что-то нужно было, но что? «Плати по счетам».

— Я же тебе ничего не должен, мразь, — тихо проговорил Сергей, отрывая уставшую голову от подушки.

В этот же день парень рассказал все своей жене. Он любил ее не только как мать своих детей, но и как партнера, как друга, и оттого бесконечно доверял этой женщине. Иначе зачем вообще жениться, если ты не можешь рассказать, что ночью к тебе приходит неведомая тварь? Ира слушала молча, только кивала, в глазах ее стояли слезы, а в конце она выдавила из себя кроткую улыбку.

— Хорошо, что ты рассказал. Что бы ни произошло, мы справимся с этим вместе.

— Ты думаешь, я сошел с ума? — выдохнул Сергей, покоясь головой у нее на коленях.

— Пятьдесят на пятьдесят, — честно призналась она. — Откуда тогда царапины? Давай поставим камеру в комнату?

Парень лежал на коленях у любимой и смотрел на нее снизу вверх, черные шелковые локоны спускались на его лицо и нежно щекотали кожу. Он женился на умной женщине.

В ту же ночь супруги поставили камеру, и в ту же ночь смрадное существо приходило вновь. А наутро не осталось ничего, кроме помех на видеозаписи, запаха парного мяса в комнате да новых царапин на потолке. Ира задумчиво терла подбородок, просматривая пленку снова и снова. Вот наступает три часа ночи, и изображение начинает рябить, дверь чуть приоткрывается, а экран расползается на сотни полос белого шума. И шум длится минут пятнадцать. Наблюдая за тем, как ее муж с ужасом смотрит на потолок и сжимает зубы, женщина плакала. Она понятия не имела, что теперь делать и как поступить. Ира начала принимать успокоительное, так как нервы стали шалить, а заснуть иногда вообще было невозможно.

Час ночи. Сергей повернулся на спину. Что тянуть? Разве это вообще можно как-то остановить или контролировать? Он совсем один, тело не слушается его. Он должен справиться с этим. По сути, эта тварь могла делать, что хотела и с кем хотела. Два ночи. Дождь за окном стал каким-то колким, вновь неведомая тревога проползла в комнату, просочилась из стен, заполняя собой все пространство. Три ночи. Дверь приоткрылась, а мужчина даже улыбнулся от безысходности. Он так устал за последний месяц, и хотя тварь приходила далеко не каждую ночь, от этого становилось еще хуже. Потому что едва дом погружался в темноту, Сергей ожидал ее визита. Плохо спал, плохо ел, старался больше времени проводить на работе.

Клак, клак, клак… Уродливое тело зависло над кроватью, голова с рогами приблизилась к мужчине, оно открыло рот…

Громкий писк будильника разорвал ватную тишину, комната вздрогнула от резкого звука, и тут же Ира вскочила на кровати в полный рост. Волосы ее были встрепаны, глаза расширились от ужаса, из них хлынули слезы. Она закричала во весь голос и со всей силы ударила тварь битой по морде:

— Отвали от него!!! — орала она, размахивая битой в разные стороны и рыдая.

Сергей видел хрупкую фигуру своей жены в ночном пеньюаре, которая словно кошка бросалась на огромное существо. Голос любимой дрожал от жуткого страха и ненависти. Тварь такого не ожидала, она как-то съежилась и быстро попятилась назад, в черный проем двери, пока не исчезла совсем, и звук дождя не обрушился на комнату, заполняя ее своей прохладой. Девушка опустила оружие и обессиленно упала на колени, тело ее содрогалось от рыданий. Сергей обнял ее и прижал к себе, покрывая поцелуями мокрое, соленое лицо.

— Спасибо. Спасибо. Спасибо!

Он женился на сильной женщине. Мужчина кинул взгляд на биту и обнаружил, что та обклеена какими-то бумажками.

— Это что, страницы из Библии?

— Я видела это в каком-то фильме. Я знаю, ты не веришь в Бога, но я поехала в церковь и освятила биту, — Ира как-то виновато посмотрела на мужа. — Я просто не знала, что еще делать!

Всю ночь супруги обсуждали свои дальнейшие действия шепотом, сидя напротив открытой комнаты детей. На всякий случай биту по-прежнему держала девушка — вдруг парализует опять Сергея. А ему было впервые за последние дни хорошо, потому что он был не один. Больше не один.

* * *

Утром они обнаружили мертвую собаку прямо на крыльце перед домом. Бардо лежал на траве, неестественно выгнув спину, из его пасти торчали связки окровавленных кишок, будто кто-то выдавил внутренности из пса. Сергей молчал, пока жена увозила детей к матери через задний двор. Эта тварь ясно давала понять, что может гораздо больше, чем просто напугать ночью. Дети были отправлены к бабушке Светлане Константиновне, которая жила в двухкомнатной квартире на набережной Обводного канала. Оба супруга считали, что так будет безопаснее.

Вечером Сергей болтал с Олесей, своей дочерью семи лет, по телефону. Она говорила что-то о мультиках и шикала на брата, чтобы тот не мешал разговаривать. Узнав, что у малышей все в порядке, мужчина уже слушал вполуха.

— Папа, плати по счетам! — засмеялась она.

— Ч… что ты сказала?!

Все тело парня сковал липкий страх, он перевел взгляд на Иру, которая, приложив пальцы ко рту, слушала разговор со слезами на глазах.

— Мне снился сон, там была женщина и козлик, — продолжала лепетать Олеся. — Беееее, бееее, папа, плати по счетам!

Сергей обессиленно отдал трубку жене, его внезапно начало тошнить, голова закружилась. Ситуация становилась чудовищной.

Следующие два дня он пропадал на работе, хотя мыслями все время возвращался домой, в темную спальню, туда, где на потолке виднелись кривые ряды тонких царапин. Он прекрасно понимал, что есть еще физические счета, по которым точно надо платить, а значит, нужно не унывать и работать, словно ничего не происходит. Он приходил домой ночью и терпел смрадное дыхание существа, не желая больше его злить. Ира, казалось, впала в какое-то оцепенение после случая с битой. Она мало говорила, плохо спала, под глазами появились синяки, а шикарные черные локоны, когда-то сразившие Сергея наповал, стали вылезать целыми пучками.

Дом опустел. Понятно, что девушка боялась находится внутри одна, и поэтому два дня она пропадала где-то вне его стен. Сергей не спрашивал, на ум ему уже пришла мысль о разводе. Зачем мучить всю семью? Он ее опора, ее защитник, даже если для этого придется жить раздельно.

Именно поэтому в тот вечер мужчина ступил на порог дома с уверенностью закончить это раз и навсегда. Какое-то время он стоял в нерешительности, освещаемый светом открытого окна, затем вошел твердой походкой, прикрыв за собой дверь.

Ира слышала, как машина остановилась в гараже и уже ждала мужа в коридоре. Ее взгляд был каким-то тяжелым — может быть, просто не выспалась. А может, уже устала от всего этого. Она подождала, пока он разденется и, не говоря ни слова, проводила его на кухню.

— Привет, — неуверенно сказал он.

— Здравствуй, — вторила она. — Я провела двое суток в библиотеке, сидела в Интернете.

Так вот что делала супруга, пока он работал!

— Нашла что-нибудь?

— Я прочитала много информации, в основном всякой ерунды типа страшных историй, всякие «Крипер.Ру» и так далее. Я даже ходила к медиумам, водила их сюда, но они так ничего толкового и не смогли сказать.

Голос женщины был бесцветен и тих. Сергей налил себе кофе и молча слушал ее, как будто ожидая, что сейчас неведомая чудовищная правда всплывет между слов и все станет еще хуже.

— Этот… козел, он же приходит именно к тебе? И просит заплатить, будто ты ему что-то должен.

Парень кивнул.

— Я подумала, что ты очень успешен и все такое, ну и знаешь, начала копаться в твоем прошлом, — девушка всхлипнула, по пухлым щекам вновь потекли слезы.

Тогда Сергей подумал, что слишком часто в последнее время видит любимую плачущей и грустной. Как бы он хотел это изменить!

— Помнишь, ты говорил, что тебя забрали приемные родители из седьмого детского дома Тверской области?

— Да, конечно.

Именно поэтому он так ценил семью, потому что знал, насколько это состояние может быть зыбким.

— Я обзвонила все детские дома и везде говорили, что мальчика с такими данными не существует. Потом я начала копаться… копаться в Интернете… в сводках и списках… — ее голос то и дело срывался на всхлипы. — Сергей, я нашла тебя в итоге. Я НАШЛА ТЕБЯ В СПИСКЕ НЕКРОЛОГОВ!

Парень выронил чашку кофе из рук, и горячая жидкость растеклась по столу чернеющей пленкой. Комната наполнилась ароматом арабики и страха. Мужчина молчал, казалось, даже боялся вздохнуть.

— Это и вправду… был седьмой детский дом. — продолжала Ира. — Он сгорел в восьмидесятых годах, все погибли! Все! Я даже распечатала фотографию!

С этими словами она бросила на стол листы бумаги, на которых виднелось крупное изображение мальчика лет восьми с большими умными глазами, обведенное красной ручкой. Рядом стояли еще дети, а за ними — два воспитателя, в которых Сергей узнал своих покойных родителей. Кофейная жижа тут же накинулась на белое бумажное полотно, поглощая его, словно горячее пламя. Мужчина видел, как пятно расползается по фотографии, и в ушах его стояли крики множества детей.

* * *

Комната загородного дома пропала, ухнула в какую-то безмолвную пустоту. Помещение, которое, казалось, не имело больше ни стен, ни потолка, наполнялось едким дымом и копотью. Стало трудно дышать, горячий воздух оплавлял кожу, как мягкий полиэтилен, и мальчишка взвыл от боли и страха. Он забился в угол какой-то комнатушки и закрыл глаза грязными от сажи кулачками.

— Пожалуйста, мама, мама! — шептал он так тихо, что в реве пламени не слышал сам себя. — Мама, мама, я тут!

Казалось бы, с чего ему звать родителей, ведь их никогда не было? Однако именно тогда, чувствуя, как густой ядовитый воздух наполняет легкие, разрывает их на части от высокой температуры, Сережка верил, что мама должна прийти. И она пришла. Это была высокая женщина с худым лицом и пронзительным взглядом.

— Что малыш, страшно?

— Страшно! — взвыл он.

Крохотное тельце затрясло от боли, когда синтетическая ткань от рубашки размягчилась, впиваясь в детскую кожу сотнями расплавленных игл. Ему казалось, что голова вот-вот лопнет от этого дикого ощущения. Сережка описался, и тут же моча закипела около его ног.

— Хочешь семью? — хохотнув, спросила женщина.

— Да, хочу к маме!

— Тридцать лет дам тебе, малой, — она улыбнулась, обнажая ряды кривых желтых зубов. — Но потом всем, что дано, заплатишь! Все заберу, что наживешь, кроме жизни твоей! Хочешь?

С этими словами она протянула руку, на которой виднелось семь тонких пальцев, но мальчишка уже не обращал на это внимания.

— Хочу, хочу! — рыдал он, хватаясь за жесткие пальцы опаленными живыми ладошками.

* * *

Ира стояла на кладбище под зонтом. Лил дождь. Мыслей в голове не было, дети все еще отдыхали у бабушки. Она смотрела, как гладкий мокрый гроб погружается в черную дыру, и перед глазами ее до сих пор стояла картина недавних событий. Вот муж смотрит на фотографию немигающим взглядом и лицо его искажается от неведомой дикой боли. Потом он вскидывает голову, а в комнате уже стоит запах свежего мяса и дыма, а все окна заволокло непроглядной тьмой.

Из коридоров и комнат слышатся шаги — клак, клак, клак. Хруст множества суставов. Все двери открыты, острые тени ползут по стенам, на кухню, как будто собираясь в определенном им центре. Тогда она, Ира, очень испугалась, ей стало тяжело дышать, как будто весь воздух выдули из комнаты неведомые силы. А Сергей секунду смотрит на то, как задыхается его любимая, потом резко хватает портфель и достает из него револьвер, который недавно купил на всякий случай. В глазах его больше нет страха. Когда страх становится слишком сильным, когда он уже не в силах умещаться в сознании, он превращается в ненависть.

Дрожь. Сергей взводит курок, приставляет дуло к виску.

— Что дала, возвращаю. А остальное ХРЕН ТЕБЕ!

Выстрел. В комнату врывается воздух вечерним ветром так, что все шторы шевелятся. Ира вдыхает с громким хрипом, ее губы уже посинели, а голова закружилась. Тишина.

* * *

Женщина стояла у края могилы. Ее тонкий силуэт с прямой спиной выделялся на фоне оградок и крестов монолитной уверенностью.

— Слабый он был человек, — слышится откуда-то со стороны. — Жену молодую с двумя детьми оставил.

— Сильнее, чем вы все, вместе взятые, — говорит она, вспоминая последний взгляд своего мужа.

Взгляд, наполненный невероятной ненавистью, мужеством и любовью.
♦ одобрил friday13
Первоисточник: vk.com

Автор: Ахматова Кристина

Эти стены все еще хранили торжественность и трепет последней литургии, которую служили монахи этого полуразрушенного монастыря около сотни лет назад. По высоким сводам старого храма уже давно вился дикий плющ, лобзая зелеными стеблями потрескавшиеся лики мозаичных святых. Металлическая лестница высоких хоров жалобно скрипела под налетающими порывами ветра, которые беспрепятственно проникали в выбитые стрельчатые окна, всё еще хранившие пустые перекрестия оконных рам.

Осторожно шагая по плитам с пробившейся между стыками буйной растительностью, Иван скинул пыльный рюкзак на выщербленные ступени амвона и присел рядом на холодный, несмотря на теплый день, крупный обломок колонны.

Его спутник, внимательно изучив чудом сохранившееся какое-то библейское изображение на южной стороне храма, обошел трухлявый аналой в центре и взбежал на возвышение, где валялись такие же рассыпавшиеся и подточенные древесными жуками Царские Врата.

— Стой! — предостерег его товарищ.

Резкий окрик усилился акустикой древних сводов, и голос приобрел страшновато-угрожающий оттенок.

— Федь, не ходи туда, — уже тише и мягче попросил Иван своего резвого друга, слегка напуганный мощной метаморфозой своего голоса.

— А че? — рассеяно спросил прыткий исследователь, прислушиваясь к эху.

— А нельзя туда. За иконостас только священники могут заходить.

Федор насмешливо посмотрел на друга.

— Пффф… Во-первых, иконостаса тут давно нет, растащили, понимаешь. А во-вторых, тут всему сто лет в обед и службы никто не служит, расслабь булки. Ну, а в-третьих, знаешь, где я вертел твоих попов?

Иван молчал, нервно теребя ремни рюкзака.

— А я вот не вертел! — наконец отозвался он, беспомощно наблюдая, как безбожник хозяйничает в главной части храма, деловито поддевая носком пыльных берцев заинтересовавшие его обломки.

— Здесь прадедов моих расстреляли. Прямо во время службы. И весь монастырь выкосили.

— Да знаю-знаю, всю дорогу слушал, как пришли красные, чекисты там или еще кто. И тра-та-та-та... — Федор выломал из неустойчивой опоры кусок трухлявого дерева и, перехватив на манер автомата, направил его в центр храма, изображая расстрел.

— Тра-та-та-та! — продолжал он дразнить друга.

— Тра-та-та-та-а-а-а-а-а-а-а… — и без того шаткая деревянная опора внезапно обрушилась за спиной хулигана, подняв кучу пыли, щепок и бетонной крошки.

Побледневший Федор выронил из рук свое «оружие» и одним прыжком выскочил из алтаря под дикий, многократно усиленный грохот.

Деревянные столбы, служившие когда-то основой гигантских полок для церковных книг, теперь рушились один за другим, ломая хрупкие остатки поперечных досок, так долго поддерживающих в равновесии эту обветшалую конструкцию.

Оголившаяся боковая стена хранила на себе еще остатки темно-синей краски и неглубокую нишу, которая доселе была скрыта под гнилыми досками.

Забыв о недавно пережитом шоке, Федор захрустел тяжелыми подошвами по остаткам того, что едва не лишило его жизни несколько секунд назад, и заглянул в таинственное отверстие.

Даже набожный Иван пренебрег всеми правилами и с любопытством рассматривал достаточно крупный тряпичный сверток, покоящийся в нише алтарной стены.

В четыре руки товарищи судорожно извлекли тяжелую находку и торопливо размотали плотную ткань, оказавшуюся элементом церковного облачения — фелонью. Под ней скрывалась увесистая, в полметра длиной, в тяжеленном окладе из желтого металла, книга, скрепленная замком-застежкой.

— Золото, Ваня, это же золото! — возбужденно бормотал виновник обрушения.

— Федь, золото не зеленеет… — Иван задумчиво провел пальцами по изумрудным участкам, таящимся в тиснении искусно выполненного распятия.

— Это медь, Федюнь, расслабь булки, — Ваня не без злорадства повторил сленговое словечко, но тоже не стал скрывать своего разочарования.

Подергав неподдающуюся застежку, парни, наконец, положили книгу на пол и задумчиво присели на корточки.

— Это Евангелие, сто пудов. Монахи сныкали, чтобы не это… не осквернили.

Федор молча кивал головой, соглашаясь с догадкой друга.

— Ладно, вещь хоть и святая, но денег офигенных стоит, древняя же, не вешай нос, — набожность Ивана испарялась под натиском алчности.

Взбодренный товарищ аккуратно замотал книгу в когда-то белую праздничную фелонь и бережно опустил находку в истощавший от долгой дороги рюкзак.

Вскинув на плечи новую ношу, Федя снисходительно хлопнул по плечу своего спутника.

— Ну ладно, пошли могилы смотреть, зря что ли ты меня сюда припер.

Монастырский двор одновременно очаровывал и пугал. Закатное весеннее солнце освещало серые стены трапезной, роняя свои последние лучи в черные дыры окон маленьких монашеских келий, подчеркивая их пустоту и заброшенность.

Два друга медленно шли к своей конечно цели — кладбищу монахов, расстрелянных представителями новой краснознаменной власти.

Иван давным-давно упрашивал своего друга и однокурсника съездить автостопом в соседнюю область, чтобы почтить память своих предков, погибших страшной смертью, но не предавших своих идеалов. Федор морщился, ругался и отмахивался, но в итоге сдался и составил компанию упрямому чудаку.

— Ваня, ну ты ж не особо-то и верующий, — даже в дороге бурчал воинствующий атеист.

— Ну, крестили тебя, ну, сходил ты в церкву пару раз, это ж не делает из тебя богомола, ты даже водку с собой тащишь на помин, а так-то православным бухать нельзя, даже я это знаю! Так язычники только делали! — напирал Федя.

Но Иван молча шел по пустой трассе, в глубине души он понимал правоту друга, но отказываться от намеченной цели упрямо не собирался. Всё, что он знал, это то, что его прапрадед, схоронив жену и отдав всё нажитое в распоряжение сыновей, подался в далекий монастырь, больше не видя смысла в мирской жизни без любимой женщины.

Монастырское кладбище нашлось далеко за стенами монастыря. Его уже почти поглотил наступающий лес. Среди неприметных и просевших могильных холмов росли уже вполне высокие деревья, на некоторых участках уже властвовала густая чаща, выламывая своими корнями деревянные самодельные кресты, поставленные когда-то набожными местными жителями. До ближайшей деревни было километров 20-25, да и та немногочисленна и частично заброшена, где обитали уж совсем древние и немощные люди, оставшиеся доживать свой век на родной земле.

Разлив водку по походным стаканчиками, друзья, не чокаясь, пили за упокой души, щедро подливая выпивку на могильную землю из самых лучших побуждений, но жестоко нарушая церковные правила.

— Поминаете? — из темноты возникла сгорбленная фигура с сучковатой деревянной палкой в сморщенной руке.

От ужаса водка застряла в горле, прожигая слизистую и вызвав дикий кашель у обоих парней.

Но старик не был похож ни на привидение, ни на лешего. Сильно хромая, он приблизился отходящим от шока мальчишкам и приветливо улыбнулся.

— Что, молодежь, тоже на праздник пришли? Похвально, похвально! — дедок казался безмерно счастливым.

— Сумасшедший, поди, из местных. — Вытирая непроизвольные слезы, шепнул Федя.

— Нет-нет, ребятки, вы что, не бойтесь, в уме я! — слух у старика оказался на удивление прекрасным.

— Я каждый год сюда хожу, тоже поминаю, молюсь о братьях своих.

— Братьях? — хором переспросили «ребятки».

— Да-да, братьях… — старик с трудом сел на поваленное бревно и достал из кармана черные монашеские четки.

— Мальцом я совсем был, послушником. А в ту ночь в алтаре прислуживал. Всё видел… Смалодушничал, спрятался в ризнице тогда, дрожал, да плакал. А поминать-то не так надо, ребятки, не так. Молиться за усопших надо, а не водку пить. Когда красные пришли, все до единого пьяны были, до единого, ребятки… Удалые такие, смелые. А как протрезвели наутро, так не все, ой не все, дальше жить захотели. Как Иуды Искариоты, Христа погубившие, наложили на себя руки. Кто спился, кто с ума сошел, а главному-то ихнему, руки комбайном отрезало в тот же год, когда он пьяный в сене заснул, никто без наказания не остался.

— А уж как вверх дном тут всё перерыли, искали серебро да золото. Да только не было его тут, расхватали всё, что блестело. Друг у друга из рук выдирали, били, убивали. Охота началась, все друг против друга. У кого увидят что церковное — пулю в лоб, да себе в карманы медь да латунь рассовывать, — рассказчик горестно вздохнул, перебирая в тишине свои четки.

— Еще хотели тут новый поселок поставить, с зерноскладом, да с клубом, ток не получилось ничего.

— Почему? — снова хором поинтересовались слушатели, из уважения перестав пить.

— Пошлите в монастырь потихоньку, по дороге расскажу, не всю ночь нам тут сидеть-то. А ты, Ванятко, погодь, деду то поклонись, раз пришел, вот он, туточки прям. А то они придут, не успею показать. — Старик вытянул подрагивающую руку, указывая на пару могил вперед.

Вот теперь парням стало по-настоящему страшно. Ужас подобрался к груди, заморозив сердцебиение. Холодная испарина стекала с висков Ивана. Белыми, непослушными губами он только сумел произнести два невнятных слова:

— Откуда…? Кто?

Старец встал с бревна и торжественно выпрямился во весь рост, крепко сжав в руках свой посох.

— И меня убили, ребятки, да. Только вы не бойтесь, бегите в монастырь, там не тронут они вас, только поклониться не забудь деду-то, слышишь.

Распрямляя непослушные ноги, Иван медленно, с трудом согнулся в поясе, не сводя глаз с призрака. Старик задумчиво смотрел вглубь леса.

— Не успеете вы к празднику, идут…

Из леса послышался смех и грубые голоса. Из-за черных стволов, прямо по могилам, бежали люди в кожаных куртках и красными лентами на рукавах.

— Бегите в монастырь! — закричал старик, но сам не сдвинулся с места.

Низкорослый, кряжистый мужик с наганом на изготовку остановился возле черной фигуры и, грубо сунув дуло устаревшего оружия в зубы старца, глумливо произнес:

— Это тебе вместо причастия!

Гулкий выстрел вернул к жизни окаменевшие конечности. Не разбирая дороги, падая и спотыкаясь, уходили от жуткой погони похитители церковной утвари.

Вбежав в непроглядную черноту монастырской церкви, парни, не сговариваясь, на ощупь бросились на середину храма, снова падая на неровном полу и разбивая в кровь руки. Одним движением вытряхнув из рюкзака тяжелое Евангелие, Федор водрузил его на аналой и упал на колени, закрыв голову руками.

Звуки погони не стихали и, судя по всему, убийцы из прошлого были уже на территории монастыря. Всё ближе и ближе раздавались гулкие шаги сотни ног, голоса становились различимей, но почему-то уже не было слышно ни надсадного смеха, ни матерной ругани.

И наступила тишина.

Объятые ужасом, в окровавленной и изодранной одежде, сбивая колени об острые камни, две фигуры надсадно выкрикивали слова давно забытых бабушкиных молитв.

Робкий лунный свет развеял темноту страшной церкви, осветив тусклую поверхность древней книги и… сотни черных фигур, неподвижно стоящих вокруг рыдающих парней.

— ВОНМЕМ! — властный голос из темноты алтаря сотряс мертвую тишину и, раскатившись под куполом, не успел отозваться эхом, как сотни голосов, одновременно, как по команде, взорвались непонятным громогласным отзывом:

— И ВСЕХ И ВСЯ!

Чернецы были со всех сторон, не обращая внимания на сходящих с ума друзей, продолжали служить свою ежегодную службу.

— Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! — вновь грянули сотни голосов и первые лучи солнца стали менять черный цвет неба на светло-серый.

— Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! — лица монахов уже можно было различить. Бледные, сосредоточенные лица с заостренными чертами хранили ужас, смятение и переживание страшной кровавой ночи.

— Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав! — яркий луч солнца заиграл под куполом, хорошо освещая место жуткого богослужения, заставляя вечных жителей заброшенного монастыря растаять в воздухе, чтобы появиться здесь ровно через год.

И лишь один монах остался стоять под уже ярким солнечным светом. Шагнув к зачарованному Ивану, он сдержанно поклонился своему праправнуку и так же истончился в утренних лучах, отправляясь вслед за своими братьями. И лишь тихий шепот завершил события этой ночи:

— Христос воскресе!
♦ одобрил friday13
29 июня 2015 г.
Первоисточник: www.e-reading.club

Автор: Михаил Елизаров

Малышев знает, что он третий муж у своей жены; первый просто развелся, а вот второй муж хотел зарезать, бегал за ней по поселку с ножом, пока его не повязали. Жена, когда вспоминает об этом, плачет. Она не хочет брать фамилию Малышева и остается при девичьей фамилии — Липатова. Зовут жену Марина.

Малышев уже полгода живет у Липатовых в Пресненском, а на работу ездит на мотоцикле в город и там пересаживается за руль грузовика. Малышев — водитель по профессии.

По вечерам в гараже механики за бутылкой ведут долгие разговоры обо всем. Малышев как-то проговорился, что переехал в Пресненское, а ему сразу доложили: самая там страшная семья — это Липатовы. Малышев теперь стесняется сказать товарищам, что дочь Липатовых, Марина — его жена.

— А что они такого сделали? — вроде из праздного любопытства спрашивает о Липатовых Малышев.

— Поговаривают, что Липатовы ведьмачат, — отзывается шофер Судаков. — Одна девушка из Пресненского должна была замуж выйти за старшего сына Липатовых. А потом расхотела и за другого пошла. И почти сразу после свадьбы начались у нее болезни. Сначала на шее появились нарывы, голова очень сильно болела. Как же она, бедная, мучилась. Затем под мышками вспухли лимфоузлы, и она умерла. Вещи ее перебирали, нашли свадебную фату, и на ней был крест вырезан и вышита буковка «Л» — сокращенно то ли «Липатов», то ли «Лукавый». Все в Пресненском догадывались, чьих это рук дело. А когда поминали по умершей девять дней, то к ним пришла старая Липатова и говорит: «Я так рада, так рада, так рада, что ее запечатали в церкви». Колдуны всегда рады чьей-то смерти и должны трижды говорить правду, вот Липатова и сказала: «Рада», — а словами про церковь свою правду завуалировала.

— У Липатовых, — говорит водитель Лунев, — два сына и дочь. В Пресненском все родители запрещали детям дружить с Липатовыми.

С ними боялись водиться. Чуть что не по-ихнему: «Горя хотите? Будет вам горе от нашего папы!». Так и получалось. Кто с Липатовыми поссорится — месяц пройдет, ребенок худой делается, бледный, круги под глазами. Бабы, что с Липатовой свяжутся, болеют по-женски — грудь отрежут или яичники. Мужики пьют, вешаются. Вначале найдут под калиткой узелок с землей, голову куриную, а потом — начинается.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
23 июня 2015 г.
Автор: Black-White

— Арестуйте меня! — с нажимом произносит девушка и протягивает мне свои тощие запястья.

Я выщелкиваю из пачки сигарету, закуриваю, вглядываясь в ее лицо сквозь сизый дым. Довольно изящные черты лица, темные волосы, карие глаза. Ничего особенного.

— Арестовать?

— Ну да, вы же… Полицейский, жандарм, страж закона, инспектор, или как вам угодно.

— Мне угодно «детектив», — отвечаю я, приглаживая рубаху на животе и поправляя галстук. — И я давно уже не страж закона, я работаю как частное лицо.

— Тогда арестуйте меня как частное лицо! Что для этого надо? Я готова дать показания у вас в офисе!— не сдается незнакомка.

— Для гражданского ареста требуются веские основания. Впрочем, если вы хотите, я могу выяснить, изменяет ли вам ваш возлюбленный.

— О, детектив, в этом как раз больше нет нужды! — смеется девушка, глядя мне прямо в глаза. — Сегодня утром я убила его.

Только многолетний опыт работы в полиции позволяет мне сохранить спокойствие. Я окидываю взором тщедушную фигурку собеседницы и спрашиваю:

— Как убили?

— Так, как того требует ритуал, — услышал я ответ, произнесенный с абсолютно серьезным лицом. — Перерезала горло, читая молитвы.

Кивая, я отпиваю глоток кофе из стоящей передо мной чашки, и девушка добавляет тем же серьезным тоном:

— Я не сумасшедшая.

— Я и не думал о таком, — заверяю я ее, поднимая руки в примирительном жесте. — Только я хотел бы знать, за что вы так с ним обошлись?

— О! — она всплескивает руками. — Он был демоном!

— Это серьезное обвинение… — тяну я.

— Это не обвинение. Какое может быть обвинение после того, как приговор вынесен и приведен в исполнение? Это констатация факта!

Я позволяю себе чуть улыбнуться, делая еще глоток кофе.

— А как вы узнали, что он демон?

— Однажды он привел домой другую девушку! — с негодованием произносит моя собеседница.

— Ну-у-у… — снова тяну я. — Это еще не делает его демоном. Быть может, он просто бабник?

Девушка наклоняется ко мне над столиком кафе и произносит тем тоном, каким обычно рассказывают большие секреты:

— Думаю, нет. Бабники обычно не превращаются в страшных тварей с огромной пастью. И не откусывают головы своим любовницам.

Я лишь согласно киваю:

— Действительно, бабники обычно делают другие вещи.

— Вот-вот! — победоносно произносит победительница демона и снова протягивает ко мне свои ручки-веточки. — Арестовывайте меня! Немедленно!

— Я не могу арестовать вас просто потому, что вы меня об этом просите. А вдруг выяснится, что вы меня обманываете? Мне нужно увидеть тело.

— Хорошо, поедем посмотреть на него! — выпаливает она и с готовностью вскакивает с подушечки, заботливо положенной на плетёное кресло. В этом маленьком кафе очень милые и внимательные к гостям официанты. Которые, к слову, куда-то пропали, стоило моей новой знакомой переступить порог, и даже не потрудились принять заказ у посетительницы.

— Не получится… — с сожалением на лице качаю я головой.

— Почему ещё?!

— На улице идёт дождь, я не терплю дождя.

Девушка тратит несколько секунд на то, чтобы переварить мою глупую отговорку.

— Вы серьёзно? — спрашивает, наконец, она, медленно усаживаясь обратно в креслице.

— Абсолютно. Я не терплю дождя. Когда на улице сыро, нужно сидеть в удобном кресле в тёплом помещении и читать книги, а не бегать непонятно где, разглядывая покойников.

— Мне кажется… — осторожно произносит она, пока остатки человеческих рефлексов заставляют её руку хватать пустое место там, где должна была бы находиться её чашка. — Кажется, что вы попросту не хотите заниматься этим делом.

— Вы проницательны. С другой стороны, я не отказываю вам в помощи.

— Неужели?

Хмыкнув, я пишу на салфетке номер телефона моего старого соперника в нашем нелёгком бизнесе.

— Вот телефон одного человека. Его зовут Маркус. Он детектив, так же, как и я. Позвоните ему. Не говорите, что я дал вам номер. Не говорите ни слова о демонах. Не сознавайтесь в убийстве. Скажите ему, что у вас из квартиры пропала очень дорогая для вас вещь, и он поедет с вами.

— Хорошо… — чуть слышно, как-то по-змеиному шипит девушка, пряча листочек в сумочку. — Вы умны, детектив.

Я молча улыбаюсь в ответ, но она не торопится уходить.

— Но почему?

Я пожимаю плечами.

— Демона вряд ли можно убить, перерезав глотку, пусть даже с молитвами, это кажется мне ложью. И я, если честно, не хочу проверять, правдива ли та часть истории, что про откусывание головы.

— Но и упускать шанс избавиться от соперника не собираетесь... — с презрением произносит то, что позвало меня в кафе, прикинувшись молодой девушкой. Я в ответ лишь пожимаю плечами:

— Всегда есть вероятность, что вы просто сумасшедшая.

Мило, хотя и абсолютно неискренне улыбнувшись, невзначай продемонстрировав мне белоснежные острые зубы треугольной формы, она неторопливо уходит, а я ещё долго смотрю ей вслед. Дождь усиливается. Я откидываюсь на спинку кресла и произношу чуть слышно:

— Кого… или чего только не встретишь на этих улицах… Чёртов город.

Я хочу ещё произнести глупое и фальшивое «прости, Маркус», но не получается: горло сжимает спазм, и я только откашливаюсь в кулак.
♦ одобрил friday13
30 мая 2015 г.
Это будет долгая история. Происходила она со мной на протяжении более десяти лет и косвенно происходит до сих пор. Рассказ я постараюсь выстроить более-менее хронологически, но, тем не менее, буду перемежать чужие рассказы с тем, что видел сам лично.

Сам я из небольшого городка в Нижегородской области. Да, история не деревенская, но в данном случае это неважно. У города есть одноэтажный придаток, вроде как та же деревня, и действо завязалось именно там. Моя мама как раз выросла в этом деревенском пригороде, и начало этой истории исходит из рассказов о её молодости там.

На улице, где жила моя мама — точнее, на улице, ей перпендикулярной, но совсем рядом — жила одна бабка. В сущности, в то время её бабкой назвать было нельзя, это скорее была тётка. Но только все знали, что с этой тёткой что-то нечисто. Моя бабушка по материнской линии рассказывала, что с этой тёткой боялись разговаривать, потому как нрав у неё был ну очень уж крутой, да и плюс репутация соответствующая. Бабушка говорила, что какая-то соседка повздорила с ней в бане (из водопровода там до сей поры лишь колонки на улицах — ванн нет, а кто без своей бани или водопровода ходили, те в общую городскую), и та ведьма сказала ей, мол, умрёшь ты ровно через две недели. Так и случилось. Эта соседка заболела и резко стала чахнуть, пока как раз через две недели не отдала Богу душу. Этого я не видел и пересказываю со слов бабушки, но есть кое-что, что я застал и видел лично. Один мужик при семье и троих детях однажды случайно машиной своротил лавку у её забора и сам забор повалил. Ну, в общем-то, дело житейское, да та тётка его матом давай крыть, а мужик тоже в ответ возбухнул. В общем, разругались они очень мощно.

Меня отправляли к бабушке туда на лето вместо всяких лагерей, и я хорошо помню метаморфозы семьи этого мужика, хоть и не сильно много лет мне было. В один год семья была нормальной и справной, но когда я приехал на следующий год, я этих товарищей даже не признал сперва. В общем, мужик впал в лютый алкоголизм и прирезал свою жену. Старший сын был уже совершеннолетним, и двое остальных — парень моих лет и совсем маленькая дочка — остались под его попечением, да только сам он то ли наркоманом стал, то ли в криминал какой подался, и эти двое малых остались сами по себе. Короче, семья его, что в один год была вполне обычной, вдруг растрескалась по швам, и, приехав на следующий год, я застал только двоих малолетних голодранцев. Что я заметил — паренек, мой ровесник, серьёзно тронулся умом. Поскольку мы были вроде как знакомы, он как-то затащил меня к себе в остатки дома и как бы играючи начал какой-то иглой зашивать себе рот. Ну не прямо до конца зашил, конечно, но пару стяжков сделал точно. Я был в полнейшем шоке. Бабушка мне строго-настрого запретила ещё до этого случая с ними разговаривать, но мне-то что?..

А на третий год их и не стало вовсе. То ли забрал кто в попечение, то ли сами куда-то уехали. Бабушка также говорила, что порчу та тётка наводит через иглы. Помню связанный с этим случай, меня поразивший. Проснувшись утром, я увидел, что в доме переполох — ну не прямо паника, но какая-то суета напряжённая. Бабушка то вбегала в дом, то выбегала, мама вообще в истерике была. Бабушка мне сказала, мол, ни в коем случае не подходи и не трогай калитку, вот ни в коем случае. Затем она подвела меня к калитке, и я на ней увидел две больших швейных иглы. Да, они просто лежали на калитке и всё, но тут бабушка и рассказала, что это за иглы и кто их сюда положил.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
28 мая 2015 г.
Автор: DarkSoulbringer

В лихие 90-е я жил в одном из южнороссийских городов в двухкомнатном частном доме. Такой я шиковал за счет родственника, который уехал в Москву делать деньги, попросив меня лишь вовремя оплачивать коммунальные услуги. О таком любой студент мог только мечтать. Однако моя радость длилась совсем недолго — поняв, что я живу в беспокойном доме, я конкретно испугался и пригласил жить со мной своего однокурсника.

Объяснять Игорю, почему я так упорно настаивал на его переезде из общаги в этот дом я не стал. Во-первых, Игорь довольно скептически относился к существованию потусторонних сил, а во-вторых мой откровенный рассказ мог заставить его под каким-нибудь благовидным предлогом отказаться от переезда.

У Игоря был такой прикол — когда мы возвращались с учёбы или из гостей домой, он перед самым домом ускорял шаг, подбегал к двери дома, открывал её, а потом захлопывал прямо перед моим носом. И тут же, приоткрывая дверь на цепочке, говорил:

— Я в домике. А ты чего себе дом не купил?

В очередной раз возвращаясь поздно вечером из гостей (к слову сказать, там мы не пили), Игорь не побежал по обыкновению к дому, а продолжал идти наравне со мной. Когда мы подошли к двери, я открыл её, пропуская Игоря вперёд. Но Игорь не спешил заходить, а просунув голову в тёмный коридор, начал озираться. Это уже потом, после всего случившегося, он мне рассказал, что сразу почувствовал, что в доме что-то не так.

Мы зашли в дом. Я, устав от ходьбы, сразу завалился на диван, а Игорь решил заняться стиркой. Всё время, пока он жулькал свои вещи в тазике, его не покидало ощущение, что кто-то пристально смотрит ему в спину. Он, дескать, даже встал вполоборота к открытой двери в ванную.

Закончив стирку, Игорь зашёл в комнату, где я валялся на диване и сел за стол у наполовину зашторенного окна. Уж не помню, о чём мы с Игорем в тот момент говорили, но вдруг Игорь осёкся и, глядя в незашторенную половину окна (она мне с дивана была не видна), сказал:

— Саня, на меня кто-то смотрит!

Я сразу почувствовал неладное и, подскочив с кровати, подбежал к Игорю.

— Исчезло! — немного разочарованно протянул Игорь.

Я вернулся на диван, но меньше чем через минуту ситуация повторилась. Тогда мы решили поменяться местами. Я сел на место Игоря за столом, а он лёг на диван. Продолжая разговор, я время от времени посматривал в незашторенную часть окна. В очередной раз, глянув в окно, оторопел — на меня смотрела жёлтая и круглая, как луна, образина с размытыми краями. У этой образины явно прочерчивались тёмные рваные глаза и такие же тёмные и рваные ноздри и рот. Двигались ли смотрящие на меня глаза и шевелился ли рот, я не успел заметить, так как запаниковал и с криком рванулся в сторону дивана.

Мы тут же зажгли свет во всех комнатах и включили громкую музыку, а потом ещё долгое время боялись спать без света.

Я даже не помню дату этого события. Помню, что это было тёплое тихое лето — возможно даже и ночь на Ивана Купалу.

* * *

Привычки закрывать и зашторивать на ночь окна у меня так и не выработалось. Я почти убедил себя, что это была массовая (если это слово применимо в данной ситуации) галлюцинация, возникшая из-за нерегулярного и неполноценного питания и нерегулярной половой жизни. Всегда проще убедить себя, что это просто игра воображения. Но в чём мы тогда с Игорем были абсолютно уверены (а я уверен до сих пор), так это в том, что это был не человек.
♦ одобрила Совесть
28 мая 2015 г.
Первоисточник: pikabu.ru

Автор: MarcusTullius

Помню, в тот вечер мы возвращались из клуба. Отмечали день города. Нас было четверо, я, Диана, Андрей и Серега, все мы дружили с начальной школы, было нам по 18-19 лет.

Домой идти далеко и долго, маршрутки уже не ходили, а такси вызвать не удалось. Решено было ловить попутку. Минут через 15 остановилась престижная иномарка черного цвета. Вообще, даже сейчас, в нашем городе машины такого класса редкость.

Мы спросили водителя, не по пути ли ему и за какую сумму он согласится нас довезти. Оказалось, ему по пути, довезет совершенно бесплатно.

За рулем сидел молодой парень, на вид лет тридцати, темноволосый, бледнолицый, кареглазый, с легкой щетиной. На нем был костюм черного цвета и снежно-белая рубашка, которые выглядели не дешевле самой иномарки, на которой он ездил. Эдакий современный денди.

Андрей сел возле водителя, мы же трое разместились на задних сидениях. Ехали медленно, в салоне играла спокойная музыка, которая действовала на нас будто колыбельная. Чтобы разрядить обстановку, Андрей не нашел ничего лучше, чем рассказать парочку анекдотов.

Откровенно говоря, анекдоты были не первой свежести, но мы смеялись, водитель же ехал со спокойным, невозмутимым видом, словно нас вовсе рядом нет и кроме музыки в салоне ничего не существует. Тут какой-то черт дернул Андрея завести диалог с водителем, что в тот момент мне показалось совсем неуместным.

— Вы, наверное, уже слышали эти анекдоты, — с улыбкой сказал Андрей.

— Нет, с чего ты взял? — холодно ответил водитель.

— Вы даже не улыбнулись.

Водитель промолчал.

— Могу поспорить, что до конца пути я смогу вас рассмешить.

Водитель заметно оживился, будто проснулся. Через минуту он свернул на обочину.

— Ну, давай, заключим пари, — водитель потянулся, чтобы открыть бардачок и вытащить конверт, который он положил на подлокотник, — нам осталось примерно полчаса пути. Сможешь сделать так, чтобы я улыбнулся — деньги твои.

— И сколько там?

— 2500$.

— Ничего себе. В самом деле? Вы не шутите?

— Я похож на шутника?

— Хорошо. А если я не смогу Вас рассмешить, что тогда? Просто у меня нет денег, чтобы поддержать пари.

Водитель посмотрел в лобовое стекло, словно высматривая что-то, потом повернулся к Андрею:

— Ты всегда можешь поставить на кон свою душу, пока она у тебя есть, — сказал он с ухмылкой.

Мы были в недоумении. Диана прошептала мне на ухо, что может, все-таки, лучше нам пойти пешком, а то водитель немного не в себе.

Андрей же решил принять пари:

— Ну, хорошо, где договор, который я должен подписать кровью?

— Никакой крови, хватит лишь твоего рукопожатия.

Они пожали руки, мы тронулись с места. Всем было интересно, сорвет ли Андрей джек-пот. Все-таки деньги не маленькие, особенно для нашего городка. А то, что он поставил на кон свою душу, нам показалось довольно забавным.

Ехали мы, как и предполагалось ранее, около получаса. За это время Андрей вспомнил все смешные и не смешные анекдоты и рассказы, которые он знал, все смеялись кроме водителя. Создавалось ощущение, что он просто не умеет этого делать. Все то же каменное лицо и холодный взгляд, следящий за дорогой.

Водитель остановился во дворе нашего дома.

— Мы приехали, — все на минуту замерли, не зная, что делать, — можете выходить, кроме проигравшего.

Мы неуверенно вышли из машины и ждали нашего друга.

Было видно, что водитель что-то говорит Андрею, а тот внимательно и с удивлением слушает. О чем был разговор, мы не слышали. Когда наш друг вышел, машина медленно уехала. Больше ни машины, ни водителя мы никогда не видели.

* * *

После той ночи мы больше не собирались всей нашей компанией. Андрей стал каким-то замкнутым и скрытным. Больше времени начал проводить дома, не ходил на пары, на все вопросы отвечал, что плохо себя чувствует либо занят неотложными делами. Честно говоря, выглядеть он стал намного хуже. Весь бледный, взгляд потухший и измученный, было видно, что его что-то беспокоит.

Через два месяца мы узнали, что Андрей в больнице и серьезно болен. Рак гортани. Он быстро сжигал нашего друга. Смотреть на него было больно, такое чувство, что перед нами лежит не Андрей, а другой человек, его бледная тень, в глазах которой пустота… Лучевая терапия уже не помогала. Еще через два месяца его не стало.

С того дня прошло ровно 8 лет, а я все равно каждый вечер вспоминаю своего друга Андрея и ту ночь, когда мы сели в машину к странному человеку.

Глупо, конечно, связывать болезнь и спор, но что, если?..
♦ одобрила Совесть
27 мая 2015 г.
Автор: Алексей Язычьян

— Спасибо!

Взяв свои немудреные пожитки, Тимофей соскочил с телеги.

— Счастливо добраться!

Возница дернул вожжи, и возок, оставляя Тимофея позади, не спеша покатился среди деревьев по лесной дороге.

Возница всю дорогу что-то рассказывал и остался очень доволен своим случайным попутчиком — тот молча и очень внимательно слушал его. Тимофей же, всю дорогу думавший о своем, был благодарен вознице за то, что разговор остался монологом. Ему не хотелось ни о чем говорить. Он хотел вбирать в себя свежие песнью запахи, впитывать в себя переливчатое веселие птичьих голосов, окунуться в шорох листвы на деревьях. Семь лет он не имел всего этого. Разве могут сравниться московские парки с первозданной, родной ему, выросшему в глухой уральской деревушке, природой.

Шагая заросшей травой лесной дорогой, он вспоминал события семилетней давности. Да, целых семь лет прошло с тех пор, как он уехал из родной деревни в Москву поступать в институт.

Родители Тимофея были трудолюбивыми людьми. Мать его — потомственная крестьянка, как все деревенские женщины, держала домашнее хозяйство в идеальном состоянии. Отец был ветеринарным врачом. В этой глухомани он был единственным на обширный район и большую часть времени проводил в разъездах. Поэтому и дом, и воспитание сына были полностью в руках матери. Испытав все горести деревенской жизни, оба родителя спали и видели в снах сына городским «ученым» человеком.

Будучи женщиной набожной, мать и сына пыталась пристрастить к Библии, но он рос мальчишкой любознательным и своенравным. Его больше привлекали мирские познавательные книжки. Библию он прочитал еще маленьким, как сказку, но, пойдя в школу, поставил мать перед выбором: или учеба, или религия. Ни уговоры, ни порка не помогли. Так велико было желание родителей видеть ребенка образованным, что мать настаивать перестала. Инцидент был исчерпан, и суждено было Тимофею расти безбожником.

С детства Тимофей выделялся среди сверстников. Будучи не по годам серьезным и сообразительным, он по праву был вожаком и верховодил не только одногодками, но и теми, кто был его старше.

Родители нарадоваться на него не могли, учеба в школе давалась ему играючи. С первого класса он был круглым отличником. Учителя неизменно его хвалили и говорили, что он далеко пойдет. И он пошел. В их деревне была только школа-трехлетка. Закончив ее, Тима стал бегать в соседнюю деревню, там была восьмилетка. Каждый день пять километров туда, пять обратно. Нелегко давалось ему знание. А потом уезжал в город, к двоюродной тетке, чтобы закончить десятилетку. Потом Москва, институт. Городская жизнь закрутила, одурманила. Писал домой все реже и реже. Через три года пришло известие: умерла мать. И ведь даже на похороны не поехал. Нашлось так много причин, чтобы не ехать. Теперь он понимал, что тогда ему просто не хотелось ехать. Он не хотел снова видеть деревню, он брезговал ею. Прошло семь лет, и вот теперь он собрался приехать сюда.

Начало вечереть. Хотя небо еще было светло, но солнце уже скрылось за деревьями. Большого желания ночью, в потемках брести по лесу, спотыкаясь о корни, у Тимофея не было. Решив срезать путь, он свернул на тропинку. Темнеет в это время года быстро. Прошло минут сорок, и вокруг уже не было видно ни зги. Продираясь сквозь заросли кустарника, Тимофей вдруг понял, что идет он нетронутым лесом.

Тропа осталась где-то далеко сбоку или сзади. Не столько испуганный, сколько удивленный, он остановился. Приблизительное свое местонахождение он знал, и ему, выросшему в тайге, не стоило бы большого труда выбраться к деревне, но перспектива брести по лесу лишний час не слишком радовала. Перебрав в уме слова, уместные в данной ситуации, он решил не терять зря времени. Небо, как назло, затянуло облаками так, что ориентировка по звездам исключалась.

Эта история слишком длинная для отображения в ленте. Читать полностью...
♦ одобрил friday13
Первоисточник: 4stor.ru

Когда я была маленькой, бабушка часто бранила меня за привычку сидеть у окна часами, особенно в ночное время. Понимала ли она тогда, что пятилетний ребенок просто очень скучал по дому и родителям и совсем не любил бабушкину дачу, в отличие от других ее внуков? Не знаю. Но знаю одно — никогда не понимала бабушкиных слов: «Если глядишь ночью в окно, то никогда не знаешь, ЧТО может глядеть на тебя оттуда». При этих словах она всегда плотно зашторивала окно, отгоняя меня — как, впрочем, она проделывала это во всем доме. А я недоумевала: дача почти в тайге, в округе почти ни души, кто или что может подглядывать? И зачем?

Мне было около 7 лет, когда июльским теплым тихим вечером мы со старшей сестрой-подростком и младшим братом оставались дома одни. Родители с друзьями — такой же семейной парой — ушли в ресторан попить вина и потанцевать под живую музыку. Друзья предварительно завезли к нам домой их дочь (назовем ее Вика), ровесницу моей сестры. И, поскольку это было лето, у сестры все обязанности сводились к тому, чтобы загнать нас с братом со двора домой, накормить, помыть и уложить. Так что у сестры вся ночь оставалась свободной, и, избавившись от мелюзги (меня и брата), она отправилась на кухню посплетничать с новой подругой. Я очень хорошо помню эту ночь — я долго не могла заснуть, ворочалась, хотя ночь была наисвежайшей. Когда я все-таки заснула, мне снились какие-то беспокойные и кошмарные сны. Далее со слов сестры.

Они с Викой сидели за обеденным столом, болтали, пили чай, разглядывали журналы. Здесь надо отметить, что стол стоял у нас вплотную к окну, и обе девушки сидели боком к нему (напротив друг друга). Окно это было необычным — около 2 метров в длину и 1,5 метров в ширину, не открывалось ни внутрь, ни наружу. То есть просто огромный стеклянный прямоугольник в деревянной раме. Так вот, в какой-то момент моя сестра увидела боковым зрением что-то, как ей показалось, белое в окне и почувствовала, как будто кто-то смотрит на нее. В следующую же секунду она повернула голову по направлению к окну и потеряла дар речи. Глядя на мою сестру, Вика сделала то же самое.

Дальше обе девочки рассказывали одно и то же: в окне они увидели огромное (во все окно) белое лицо. Лицо это было вроде человеческим по физиологическим признакам (то есть, оно имело нос, губы и т. д.), но в то же время было ясно, что оно не принадлежит человеку, что-то «человеческое» в нем отсутствовало. Оно не было ни женским, ни мужским. Лицо смотрело куда-то вдаль комнаты, выискивая что-то или кого-то взглядом. Помните эпизод из фильма «Вий», где паночка искала Хому, носясь по кругу? Вот примерно так же описывала тот «невидящий» взгляд моя сестра. Сколько это длилось, никто не знает, но обе девочки в какой-то момент сообразили, что взгляд может найти их в любую минуту и выбежали из комнаты, спрятавшись в спальне родителей.

Утром моя сестра все рассказала родителям, Вика подтвердила. Отец отмахнулся, а мама была поражена и предположила, что это само горе заглядывало к нам (здесь также хочу отметить, что версию с розыгрышем и подглядыванием никто и не рассматривал, так как дом наш был построен на высоком фундаменте и расстояние от земли до окна было около 3 метров — плюс, повторюсь, лицо было гигантским, во все окно). Вечером мама рассказала об этом своей маме. Бабушка сказала ей, что это была ночь Ивана Купала, и какая-то разгулявшаяся нечисть, скорее всего, заглянула «на огонек», поскольку девочки сидели поздно ночью с открытым окном.

С тех пор с наступлением первых сумерек я закрываю все окна в доме.
♦ одобрил friday13
23 мая 2015 г.
Автор: Pirania Ket

Хочу рассказать одну историю, которая разворачивалась практически на моих глазах, но конкретно меня не касалась.

В детстве меня, как и многих моих знакомых, на каникулы отправляли «к бабушке». И так как не только мои родители так со мной поступали, летом в нашей деревне детей и молодежи было много.

Я дружила с одной соседской девочкой — родители ее уехали за границу работать, и она постоянно жила там с бабушкой. Летом к ним приезжала Альбина, двоюродная сестра Даши (моей подруги), но была она старше нас и с нами время проводила редко.

Помню, как однажды (нам было по двенадцать лет, а этой Альбине — пятнадцать) она приехала совсем на себя не похожая — короткие джинсовые шорты, черная футболка с какими-то чертями на ней, руки унизаны браслетами и фенечками, сережки в виде крестов в ушах, новая короткая стрижка, жуткое мелироване — ну в общем, выглядела ужасно, еще и постоянно рассказывала нам, что продала душу Сатане и теперь она полудемон, и называть ее следует отныне Астартой.

Часто «Астарта» нам с Дашкой предлагала повызывать духов, призраков (ну, знаете там — Дух Пушкина, приди к нам, гномиков разных или еще какую-то нечисть), но мы всегда отказывались.

Альбина везде таскала с собой тетрадь, куда выписала всякие ритуалы, заклинания и гадания. Мы посмеивались над ее увлечением, однако самим участвовать в этом было жутковато.

А в один прекрасный день у моей бабули пропал кот. Черный кот по кличке Бантик, так как на грудке у него было единственное белое пятно в виде банта, а сам он был полностью черным. Мы с Дашкой всю деревню облазили, но кот так и не нашелся. Я расстроилась ужасно, а подруга успокаивала меня. А Альбина подошла к нам и так ехидно говорит:

— Чего ты раскудахталась-то, это же просто кот!

Совсем расклеившись, я не выходила на улицу весь следующий день.

Днем я сидела в беседке во дворе и грызла яблоко, когда услышала голоса Дашки и Альбины за забором:

— Так нужно было, не то нам ничего не покажут!

Помню, что не придала словам значения и продолжила дальше заниматься своим делом.

Чуть позже Дашина бабушка пришла к нам и сказала, что внучка приболела — вся холодная, трясется в ознобе, а голова горячая. Бабуля, как бывший медик, пошла посмотреть и пробыла там до поздней ночи. А когда вернулась, сказала тихо деду, что Дашка «померла». Я в это время не спала и все слышала.

Расспрашивать бабушку было бессмысленно — она лишь говорила, что ничего не знает, и чтобы я не приставала.

Похоронили подружку как невесту — в белом платье, фате, с красными розами в руках, сложенных на груди. Провожать ее в последний путь мне не разрешили — решили, что для моей нежной детской психики вредны такие мероприятия.

Но ночью Дашка сама пришла попрощаться со мной. Я не спала — наревевшись вдоволь, лежала в кровати и думала, что утром позвоню родителям и попрошу, чтобы приехали за мной. Но тут я краем глаза заметила, как что-то белое из-под закрытой двери проскользнуло в комнату. Я присмотрелась, но там ничего уже не было. Зато у изголовья (мне пришлось немного привстать и повернуть назад голову) в белом платье стояла Даша. Она держала в руках мертвые (в прямом смысле — они прямо пожухли) розы и, опустив голову, тихо плакала.

Некоторое время я смотрела на нее и не могла понять, сплю я, или она на самом деле тут, но тут призрак заговорил:

— Прости, Таня... Прости.

Я вздрогнула от ее голоса.

— Хорошо, а за что? — еле слышно прошептала я.

— За Бантика прости, мы с Альбинкой его... — последнее слово будто растаяло в воздухе, но мне было понятно, о чем она говорит.

Я не знала что ответить — я совсем уже забыла об этом. А она продолжала:

— Она сказала, что без жертвы нам ничего не покажут.

Молчание снова повисло в комнате. Даша беззвучно плакала, я тоже рыдала — мне было так жаль ее!

— Отчего ты умерла, Даш?

Призрак задрожал в воздухе, становясь невидимым на миг.

— Мне надо возвращаться, но скажи Альбине, что теперь мне тепло.

И она исчезла.

Утром я прямиком пошла в дом Дашиной бабушки. Ее не было, так как она с родственниками отправилась утром на кладбище. Альбина была в доме одна. Она сидела на кровати и куталась в длинную вязаную бабушкину кофту, несмотря на жару. Девушка дрожала всем телом, в опухших красных глазах стояли слезы — было заметно, что она долго плакала.

Я рассказала о том, как ко мне ночью приходил призрак Дашки, и попросила рассказать, что там у них произошло.

Альбина разрыдалась, пряча лицо в длинных рукавах кофты:

— Мы вызывали демона на пустыре за заброшенной больницей, чтобы он показал нам наше будущее, но... но... что-то пошло не так и демон не появлялся, а потом мы увидели, как из-за деревьев вышел человек, одетый во все серое, и лицо его... тоже было серым. Он быстро шел, иногда спотыкался и падал, полз, поднимался и снова шел. Дашка хотела убежать, но я сказала, что это какой-то алкоголик местный, сейчас он пройдет и мы продолжим ритуааааал... — рассказ ее сопровождался бесконечными завываниями и шмыганием носом.

— Потом он упал, и больше мы его не видели, так как он был еще далековато от нас. Я велела продолжать, пригрозив, что демоны ада рассердятся за то, что мы не закончили черную мессу. Я взяла Дашку за руки, и мы, закрыв глаза, стали читать дальше заклинание. А потом... потом я глаза открыла, а позади Дашки этот... серый, по пояс торчит из земли... тянется к ней, и глаза у него... такие страшные, нечеловеческие, и течет из них какая-то коричневая жидкость. Это был настоящий демон! Понимаешь?! Я дернула Дашку за руку, и мы побежали, а он гнался за нами, и Дашка сказала, что он, кажется, коснулся ее плеча. Мы выбежали из больничной территории и прибежали домой, не оглядываясь. Она все ныла, что ей холодно, а я не верила. А позже у нее поднялась температура, и все... в полночь она умерла. У тебя сигарет нет?

Ее сбивчивый рассказ закончился, а я все не понимала — шутит она или нет? Как она умудрилась вообще втянуть в эту мистику мою Дашку, такую трусиху?

Альбина потрогала меня за руку и повторила вопрос. Я молча встала и ушла, не глядя в ее сторону.

На выходных приехали родители и забрали меня в город. А Альбина больше к бабушке на лето не приезжала.
♦ одобрил friday13