Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НА УЛИЦЕ»

18 февраля 2015 г.
Пенсионерка Тарасова Валерия Викторовна скончалась в городской больнице 4 августа 2012 года от язвы желудка. Свидетельство о смерти за номером АБ-29456178 было выдано родственникам усопшей спустя два дня, о чем имеется соответствующая запись в реестре. 8 августа того же года тело было предано земле на территории кладбища при Савельевском соборе.

Первый тревожный сигнал поступил вечером 13 августа. Служащий аппарата управления ЖЭК-4 Нефедов Роман Игоревич, прогуливаясь после работы с собакой, столкнулся в переулке с пожилой женщиной. Темнота не позволяла разглядеть лицо, но Нефедову показался знакомым ее голос. Женщина спросила его:

— Где здесь ближайшая аптека? Мне срочно нужно купить лекарство.

— За углом, направо, — вежливо ответил Нефедов.

Женщина кивнула в знак благодарности и пошла по указанному маршруту. На мгновенье спина ее попала в луч света, исходивший от фонаря, и Нефедов обратил внимание на то, что одета она была в розовую кофточку. Не придав особого значения происшествию, он пришел домой и стал просматривать местные газеты, скопившиеся на столе за прошлую неделю. Его взгляд упал на портрет красивой женщины, обведенный траурной рамкой; некролог сообщал подробности смерти и выражал соболезнования. И тут Нефедов внезапно вспомнил, что знал ее лично — она была первой учительницей его сына. А потом волосы встали у него дыбом на голове — ведь именно ей принадлежал тот голос, услышанный им полчаса назад в подворотне.

Нефедов все рассказал жене, но та сочла историю игрой его переутомившегося мозга. Однако ровно через два дня гражданка Нефедова, забирая сына из школы, почувствовала, что за ней как бы кто-то следит. Резко повернувшись, она замерла в страхе и изумлении — на расстоянии шагов двадцати стояла женщина в розовой кофточке, внешне очень похожая на Валерию Викторовну, первую учительницу ее сына.

В течение следующих двух недель «розовую кофточку» видели различные свидетели в общей сложности еще восемнадцать раз. Она появилась в паспортном столе, заняла очередь, потом куда-то ушла и не вернулась. В магазине «У Иваныча» она попросила взвесить килограмм конфет «Белочка», но не нашла в кармане кошелек, смутилась и быстро покинула помещение. В парикмахерской «Локон» она уселась в кресло к мастеру Охлопковой и заказала бункин, чем вызвала панику и обмороки. В шиномонтажной на улице Гоголя она поинтересовалась ценами на зимнюю резину — к тому времени уже весь город лихорадило от страха, и механики сбежали, лишь только заметили приближающуюся покойницу.

Один случай стоит особняком: в приемной мэра раздался звонок, и голос усопшей Тарасовой потребовал соединить ее немедленно с градоначальником. Секретарь мэрии, Максимова Алла Сергеевна, вежливо уточнила, зачем, на что голос ответил:

— Все равно я вас всех достану, проклятые!

В дело вмешалась милиция. В городе замелькали усиленные патрули, на постах ДПС увеличили количество дежурных. Однако «розовая кофточка» будто нарочно избегала встреч с правоохранительными органами, предпочитая пугать беззащитных обывателей.

Примерно в середине сентября она исчезла так же внезапно, как и появилась. Никто не смог объяснить случившееся. Особое мнение относительно инцидента высказал начальник городского ОВД полковник Филиппов Оскар Михайлович. Он считает, что имел место неумный и злобный розыгрыш. Правда, и его версия не объясняет некоторых моментов. Например, почему все те, с кем разговаривала «розовая кофточка», в течение двух месяцев перенесли операции по удалению аппендицита. Или почему над кладбищем, на котором похоронена Валерия Викторовна, теперь по утрам встает розовый туман.
♦ одобрил friday13
7 января 2015 г.
Было мне тогда лет семь. Зима лютая стояла на улице, и мы с соседом, моим одногодкой, родили «гениальную» идею погонять на велосипеде. Вышли на улицу (был уже вечер), кататься решили рядом с нашим домом по тротуару. А рядом как раз находится детсад, огороженный невысоким металлическим забором. Друг мой поехал первым, а я остался ждать его у «точки старта», присел на угол того самого забора.

Сижу, предаюсь каким-то своим мыслям, как вдруг внимание моё привлекает характерный скрип снега, как будто кто-то идёт по тротуару в мою сторону. Я смотрю по сторонам — никого нет, около дома тоже никого. А скрип тем временем всё ближе. Оборачиваюсь во двор садика, и что я вижу — на сугробе рядом со мной появляются следы подошв, причём двигаются точно в мою сторону!

Так быстро я никогда не бегал. Что есть дури рванул домой, за пару минут добежал. Родителям ни слова не сказал, ибо был слишком перепуган.

Нынче я уже взрослый, но до сих пор стопудово уверен, что мне в тот вечер не показалось.
♦ одобрил friday13
13 октября 2014 г.
Как-то раз я шел домой со встречи. Это было одно из разномастных «творческих собраний» — сборище молодых поэтов, писателей, художников и прочих личностей, связанных с миром искусства. Тогда я очень любил общаться с таким людом. Их весёлое раздолбайство как-то меня успокаивало. Сходки эти, однако, имели обыкновение заканчиваться к середине ночи, а денег у меня было мало, вот и топал пешком через полгорода, благо город невелик.

Была весна, стояла ночь с субботы на воскресенье — следовательно, людей на улицах ошивалось заметно больше, чем в будние дни. Даже в полтретьего ночи метрах в ста передо мной звонко шлёпал по лужам и что-то нескладно напевал какой-то поддатый мужик. Ему не было дела до меня, мне — до него, и всё было хорошо.

До того момента, когда этот мужик исчез.

Ни тогда, ни сейчас я не могу этого объяснить. В один прекрасный момент песня, которую он напевал, резко прервалась — как будто штепсель магнитофона выдрали из розетки. Я, подумав, что мужик куда-то свернул, еще секунд десять шел, думая о своём, пока до меня не дошло. Потом минуты полторы-две проверял, не чудится ли. А потом бежал без передышки с полчаса, до самых дверей квартиры.

Мужик действительно исчез. Широкая светлая улица, центр города, все фонари работают. До ближайшей подворотни далеко, ближайший перекрёсток отлично просматривался. Деревья еще лысые, кустов нет, укромных мест просто нет, а если и есть, то в половине минуты бега как минимум. Кроме того, был еще один момент, после осознания которого я и рванул на полном ходу домой. В один момент с пением исчезли и звуки шагов. Лужи, грязь кругом — тут и ниндзя бы не прошел беззвучно. А мужик исчез, испарился. Вот он был, шел, пел, и вот его не стало.

После этого случая я еще месяца два боялся лишний раз в магазин за хлебом выйти, параллельно лихорадочно прогоняя в голове тот момент раз за разом, пытаясь вычислить, куда же мог деться поддатый прохожий. Теперь же мне уже всё равно. Я просто не думаю об этом и стараюсь брать от жизни сколько могу. Всё равно в любой момент каждый из нас может просто исчезнуть в никуда, как тот безвестный мужик на пустой весенней улице.
♦ одобрил friday13
13 октября 2014 г.
Недавно шёл поздним вечером домой и встретил на улице сумасшедшую бабулю по типажу «ходи весь день по улице в тряпье и болтай себе под нос белиберду». Их по Москве много шляется — видимо, работникам психдиспансеров лень ими заниматься. Встретил я бабулю на очень узкой тропинке. Обходить её по сугробам не хотелось, вот я и решил встать сбоку тропинки, где пошире, и подождать, пока она пройдёт.

Только бабуля поравнялась со мной, как вдруг резко повернулась и давай на меня самым натуральным образом бычить. Я с такой ситуации малость опешил даже: бабка всё-таки, разок толкнёшь — не встанет. А она прёт, как поезд, и потихоньку сталкивает меня в сугроб. Думаю, чёрт с ней, со старой, отбегу по сугробу подальше — даром не нужно с психами отношения выяснять. Отбежал метров десять, оглядываюсь, а старуха идёт за мной. Меня сначала на смех пробило. Вот, думаю, настырная бабушка — а потом на глаза её внимание обратил, и аж поплохело мне. Глаза чернющие, ненависть аж через край плещется. Всё, думаю, посмеялись и хватит — развернулся и пошёл обратно к тропинке. Набросится — в морду пропишу, не посмотрю, что старая. Она, как увидела, что я не боюсь, отбежала (причём быстро, как молодая девушка) и остановилась метрах в тридцати, там, где как раз света от фонаря не было, один силуэт только видно. Чувствую, стоит и на меня смотрит. Я плюнул, чертыхнулся и потопал дальше до дома.

Иду и слышу — за спиной снег скрипит, причём чувствуется, что человек пытается идти со мной в ногу, чтобы шагов не так слышно было. Повернулся — та же бабуля, остановилась вместе со мной, да ещё в такой позе, как у бойцовских псов перед атакой. Вот тут нервишки у меня не выдержали — побежал со всех ног до своего подъезда (до него оставалось метров пятьсот). Я, конечно, не выдающийся бегун, но, чёрт побери, эта старушка меня догоняла — меня, здорового тридцатилетнего мужика! Уф, чего стоили мне эти пятьсот метров... Добежал, дрожащей рукой быстренько достал ключ от домофона и успел заскочить в подъезд. Стою рядом с дверью, офигеваю. Взрослый человек, а испугался, как ребёнок!

Отдышался, покурил. Кому расскажешь — не поверят или засмеют. Успокоившись, решил проверить, там ли бабуля ещё, и, если что, прогнать её куда подальше, а то ещё на детей перед подъездом набросится. Подошёл к двери, нажал на кнопку, уже дверь начал открывать, и вдруг в груди как-то всё сдавило. Сам не понял почему, но захлопнул дверь и ручку на себя потянул с такой силой, что аж пальцы побелели. А с той стороны кто-то как завоет и давай ломиться в дверь и чем-то по ней скрежетать. Потом, видимо, поняв, что сил железную дверь вынести не хватит, некто засмеялся — гаденько и тихо...

После этой встречи я любых старух на улице обхожу метров за двадцать.
♦ одобрил friday13
7 октября 2014 г.
Вы, наверное, замечали, что между корпусами плотно стоящих панельных домов есть щели. Их закладывают такими белыми трубочками, замазывают, закрашивают... Но внутри между стенами остаются полости. Они совсем небольшие, не больше десяти — пятнадцати сантиметров шириной. Казалось бы, что в них страшного, но иногда…

Как-то раз я возвращался с работы. Было уже поздно, вечер. Под ногами хлюпала грязь от растаявшего снега, висел слабенький туман и, естественно, горели не все фонари. Плелся я медленно, бездумно смотрел по сторонам, ни о чем не думал. Тут мое внимание привлек какой-то звук — как будто пенопластом по бетону скребут. А потом послышался шорох сыплющихся камешков. Машинально я повернул голову в ту сторону, откуда доносились звуки. Там стоял довольно новый дом — года два как построили, швы были беленькие, чистенькие. И один из швов, примерно на высоте четвертого этажа, крошился прямо у меня на глазах. Я слегка замедлил ход, глядя на продукт работы наших доблестных строителей, и еще подумал что-то вроде: «Во строят, а? Когда уже научатся?».

Из щели высунулся кусок трубочки. «Ну вот, этот горе-раствор даже пенопласт выталкивает», — подумал я и уже было отвернулся, как заметил что-то еще. Из щели торчали какие-то длинные черные и лаково-блестящие… Лапки? Пальцы? Они перебирали по стене, поскребывали, продолжая выталкивать раствор и трубочки теплоизоляции. Я застыл на месте от любопытства. Страшно почему-то не было — наверное, от мысли, что в такой щели ничего большого и опасного прятаться не может. Пальцы продолжали скрести, и тут появилась вторая рука — невероятно узкая, хрупкая, с такими же длиннющими, сантиметров по сорок, пальцами, увенчанными острыми коготками. Теперь скребли две руки. Мне стало не по себе, но интерес и усталая отупелость заставили меня просто отойти подальше за лысый, но густой куст и наблюдать.

Щель расширилась, и существо стало вылезать. Вначале показалась плоская голова — она вылезала из щели медленно, оставляя вокруг тягучие потеки прозрачной жидкости вроде силикатного клея. Следом вытянулась очень длинная шея, тоже плоская, потом потянулось длинное тело, еще пара рук, снова тело, видимо, задние ноги, и в конце, когда эта тварь уже лежала на асфальте, слабо подрагивая, вытянулся хвост. Существо было плоским и каким-то жалким. Я даже подумал, что все-таки это галлюцинация, но тут тварь поднялась и стала обретать объем — она, словно пластилиновая, собиралась в кучу: плоскости распрямлялись, тело становилось толще, и в конце передо мной стояла пародия на полотна Гигера — длиннейшее узкое тело с бесконечным хвостом, две пары рук (именно рук, с тонкими длинными пальцами с когтями), худые и костлявые задние ноги, вытянутая голова с двумя парами маленьких оранжевых глазок и обнаженными челюстями с рядами мелких пилообразных зубов. Я стоял не дыша. Тварь принюхалась с шумным сопением бульдога, повернула голову в мою сторону. Я замер окончательно, все тело будто окаменело. Существо буравило куст взглядом...

Рядом лязгнуло что-то металлическое. Потом еще раз, и еще. Я скосил глаза — головой вращать не получалось. Крышка люка канализации в паре метров от твари подпрыгивала на месте. Существо повернулось к люку. Крышка подскочила еще раз и отползла. Существо потекло к открывшейся щели и втянулось вовнутрь. Втягивалось оно невероятно долго — мне казалось, что прошли часы, прежде чем в канализации исчез хвост. Я постоял еще какое-то время и начал медленно пятиться подальше от того места. Через десяток метров я повернулся и побежал, старательно огибая крышки канализации.
♦ одобрил friday13
2 июня 2014 г.
Монотонный, ритмичный скрип. Он то нарастает, то стихает. И снова по кругу. Туда-сюда. Вверх-вниз. Качели.

Обычные качели, которые раньше можно было найти практически в каждом дворе. Качели, а на них сидит маленькая фигурка. Судя по тому, как при каждом движении взмывает масса волос, это девочка.

Она взлетает, замирает на мгновение в верхней точке, и опадает вниз, задрав личико ввысь, к серому небу.

При каждом взмахе качелей, в нижней точке, её сандалики задевают землю. И потревоженная пыль тянется струйками вверх, оседая на когда-то ярких детских сандаликах и худеньких ножках.

Я сначала останавливаюсь, а потом подхожу поближе, пытаясь рассмотреть детскую забаву. Ребенок продолжает ритмично качаться, не обращая на меня внимания даже тогда, когда я оказываюсь совсем близко и окликаю её.

Вверх-вниз. Поднять облако пыли и взлететь повыше, спасаясь от её цепких частиц.

Я становлюсь сбоку и смотрю. Это совсем не пыль. Это грязно-серые хлопья пепла.

Удивляться нечему, все вокруг засыпано пеплом. Дорога, детские площадки, остовы машин и деревьев, остатки домов. И даже я покрыта им с ног до головы.

И девочка.

Я протягиваю руку, останавливая качели, и смотрю на ребенка. Там, где с неба падал горячий пепел, попадая на курточку и шорты девочки, зияют черные обожжённые дыры. То, что я приняла за копну волос, на самом деле было клочьями паутины — липкой, прочной и серой.

Обошла качели кругом, взглянула в лицо ребенку.

Белые, выварившиеся глаза. Кожа — как пергамент. Цепкие пальчики намертво вкипели в порыжевший металл. Желтоватые зубы обнажены в жуткой ухмылке.

Я отворачиваюсь и отхожу, продолжая путь.

Сзади, сначала едва слышно, а затем набирая силу и ритм, начинают скрипеть качели.
♦ одобрила Совесть
Это произошло пять лет назад, когда я жил в квартире в городе. Я всегда был «совой», поэтому, когда мой сосед по комнате ложился спать, я часто выходил на прогулку, чтобы скоротать время.

В тот раз была ночь среды — где-то от одного до двух часов ночи. Я гулял по парку, который находился довольно далеко от моего дома. Стояла тихая ночь, машин почти не было. Улицы были пусты.

Я повернул в небольшой переулок, который вёл обратно к моему дому. Вот тогда я в первый раз заметил его.

В дальнем конце улицы я увидел человека. Он танцевал.

Это был странный танец, похожий на вальс, но каждое своё движение он заканчивал шагом вперёд. Можно сказать, что танец был похож на ходьбу... и человек двигался ко мне.

Решив, что он просто пьян, я отошёл к краю тротуара, чтобы дать ему достаточно места, чтобы пройти. Чем ближе он подходил, тем больше я понимал, как он изящно двигается. Он был очень высоким, долговязым, носил старый потертый костюм. Он танцевал и приближался, пока я не разглядел его лицо.

Его голова была наклонена назад, и глаза, глядящие в небо, были широко открыты. Его рот был искривлен большой и широкой улыбкой, почти как у мультипликационных персонажей. От дикого выражения его глаз и его улыбки мне стало жутко. Меня пробрала дрожь, и я решил перейти на другую сторону улицы, прежде чем он подойдёт ко мне вплотную.

Переходя улицу, я на него не смотрел, но когда достиг противоположной стороны улицы, оглянулся и остановился как вкопанный. Он перестал танцевать и стоял на том же тротуаре, что и я, впереди меня. Его лицо было обращено ко мне, но глаза всё ещё смотрели вверх. Губы по-прежнему были растянуты в уродливой улыбке.

Я сильно встревожился, но что поделать — двинулся вперёд, к нему. Он не двигался. Когда между мной и им оставалось около тридцати шагов, я оглянулся. Улица позади меня была абсолютно пуста. Нервничая, я снова посмотрел вперёд и увидел, что человек исчез.

На краткий миг я почувствовал облегчение… пока не заметил его снова. Он снова пересек улицу и теперь слегка присел. Я не мог утверждать это наверняка из-за расстояния и тени, но я отчего-то был абсолютно уверен, что его лицо опять обращено ко мне. Я отворачивался от него не более чем на десять секунд, поэтому было ясно, что он двигается очень быстро.

Я был так потрясен, что просто стоял там в течение какого-то времени, глядя на него. А потом он начал приближаться ко мне гигантскими танцующими шагами, перебирая вытянутыми вперёд ногами, как какой-то мультипликационный персонаж, подкрадывающийся к своей жертве. Только двигался он очень и очень быстро.

Я хотел бы сказать, что в этот момент бросился бежать или достал газовый баллончик или мобильный телефон, что вообще хоть что-то сделал, но я ничего не предпринял. Я просто стоял, остолбенев, пока улыбающийся человек подкрадывался ко мне.

А потом он снова остановился на расстоянии пяти шагов от меня. Он всё ещё улыбался своей жуткой улыбкой и глядел в небо.

Когда я наконец обрёл голос, я выпалил первое, что пришло мне на ум. Мне хотелось спросить разгневанным тоном: «Что, чёрт возьми, вам надо?!». Но у меня получился лишь жалкий писк:

— Какого чёрта?..

Может, люди не чувствуют запах страха, но услышать страх в голосе они в состоянии. Именно страх звучал в моём голосе, и от этого я испугался ещё больше. Но человек не реагировал на мои слова. Он просто стоял и улыбался.

Потом, после того, как прошла целая вечность (как мне показалось), он очень медленно повернулся и, танцуя, стал удаляться. Не желая снова поворачиваться к нему спиной, я смотрел на него, пока он не удалился достаточно далеко, почти пропав из вида.

Потом до меня кое-что дошло. Он больше не удалялся и не танцевал. Я в ужасе наблюдал, как его силуэт становится всё больше. Он возвращался ко мне. Но на этот раз он бежал.

Я тоже побежал.

Я бежал, пока не добрался до другой улицы, лучше освещённой и с редкими машинами. Оглянувшись, я нигде не увидел его. Всю оставшуюся часть пути домой я оглядывался через плечо, постоянно ожидая увидеть его, преследующего меня и улыбающегося своей жуткой улыбкой, но он так и не появился.

После той ночи я перестал выходить на ночные прогулки.
♦ одобрил friday13
26 января 2014 г.
Эту историю мне поведал мужик с соседней улицы. Мы с ним оба собачники, а он еще и кинолог ко всему прочему. Я частенько у него консультируюсь по интересующим меня вопросам. И вот как-то встретились мы с ним вечером на дороге в сопровождении наших собак. Поговорив о хозяйственных делах, мы свернули на параллельную улицу. Присмотревшись к боку его пса, стаффордширского терьера, я увидел там глубокие порезы — весь левый бок Лорда был в зеленке. Я поинтересовался у Алексея о происхождении этих ран.

— Знаешь, — сказал он, — вчера какая-то ерунда со мной и Лордом приключилась... Перед сном я пошел выгулять Лорда. Идем мы с ним как раз по этой улице, и вижу я, как что-то из кустов вылезает и перебегает дорогу. Разглядеть толком не сумел, что это было, так как здесь, как видишь, уличный фонарь перегорел, его уже месяц как заменить не могут. Штуковина эта была размером с крупную собаку, вот только очертания головы мне показались странными — ну, знаешь, вроде как у крысы, что ли... Лорд залаял и стал рычать. Я бы подумал, что это собака, но внезапно эта тварь остановилась и стала шипеть. Я как кинолог тебе говорю, что собаки в принципе не могут издавать такие звуки. Шипение сменял какой-то гортанный клокот. Затем оно поднялось, встав на задние лапы, и обернулось в нашу сторону. Я, признаться честно, вконец растерялся, когда оно проворно бросилось в нашу сторону на двух ногах. Лорд начал вырываться. У меня не было выбора — я спустил его с поводка. Лорд кинулся на эту тварь, а та даже и не думала отступать — она, все так же клокоча и шипя, направлялась к нам. Потом началась схватка. Лорд, видимо, хорошо вцепился в эту дрянь, и она стала визжать и булькать, потом стряхнула с себя Лорда и прыгнула на него. Так и они и покатились по земле, образовав ком из двух тел. Взяв камень, я побежал к месту поединка. Незадолго до моего приближения они расцепились. Улучив момент, я запустил кирпичом в эту дрянь. Попал, видимо, прямо в голову — тварь взвизгнула и побежала в кусты. На подступах к забору, стоящему за кустами, Лорд нагнал эту дрянь и, видимо, там ее хорошенько потрепал. Когда я быстро заскочил в кусты, то увидел, что Лорд бегает кругами возле участка, расположенного за забором — там как раз ремонтируют забор, и отсутствует часть сектора. По поведению пса я понял, что он потерял своего противника. Я осторожно выглянул за забор — там, как ты знаешь, большой пустой участок, хорошо просматриваемый в свете фонарей, — но никого и ничего не увидел, хотя прошло всего несколько секунд, и тварь просто не успела бы скрыться из глаза, даже если мчалась со скоростью «Формулы-1», да и Лорд вряд ли её так просто упустил бы... В общем, мы вернулись домой, и я обработал рваные раны на Лорде. Хорошо ещё, что успел привить его недавно.

После этой истории я ещё долго испытывал тревогу, выгуливая своего пса по вечерам.
♦ одобрил friday13
6 января 2014 г.
Наш городок, затерянный на просторах необъятной Родины, никоим образом не является входом в ад или чем-либо подобным. Конечно, в последнее время к нам переселилось очень много разнообразного народа из окрестных деревень со своими верованиями, псевдохристианскими культами и прочим. В экстрасенсорику и прочую чушь верят через одного. Не знаю точно — да и какая уж тут может быть точность, — но подозреваю, что что-то они с собой притащили. Что-то не очень хорошее.

В ту неделю дом был отдан в мое безраздельное пользование — родители уехали к родственникам. Естественно, у меня дома начала собираться неслабая компания, и уже через несколько дней все эти вечеринки стали мне надоедать. В общем, одним вечером я пригласил к себе только лучшего друга и еще пару девчонок. Отдыхали нормально, по-домашнему, я бы даже сказал. Никакой пьянки, смотрели фильмы, резались в карты, танцевали и т. д. Уже далеко за полночь я решил выйти покурить, и за компанию взял своего друга.

Частный сектор спал. Все фонари были выключены (не знаю, по какой такой странной прихоти администрации города после часа ночи все освещение выключалось). Ночь была очень красивой — одна из тех июльских ночей, когда звезды особенно высоко и ярко светят. Закурив и перекинувшись парой шуток, мы замолчали и просто постояли в тишине. И как-то незаметно ночь из спокойной стала зловещей. Не стало слышно сверчков, и соседские собаки, обычно побрехивающие от нечего делать, вдруг заткнулись. Не было ни ветерка, ни какого-либо движения воздуха.

Потом началось.

Справа от нас на расстоянии где-то в улицу что-то мягко шлепнуло по асфальту, как мешок с соломой. Звук повторился еще раз, и потом уже не прекращался, двигаясь в нашу сторону. «Шлеп-шлеп», — как шаги. Эти «шаги» звучали мягко, и по промежутку времени между ними мы прикинули, что тот, кто их издаёт, в высоту где-то метров пять. Не дойдя до нас пару домов, оно свернуло в сторону. Шаги зазвучали глуше, на уровне крон зашуршали-заскрипели деревья, на соседнем дворе хрустнули какие-то доски, и по шиферной крыше дома как будто палкой провели. Мы вглядывались во все глаза, благо крыша соседского дома виднелась в просвете между деревьями, но ничего не увидели (хотя наутро мой друг уверял меня, что видел какой-то силуэт на фоне звездного неба). Шаги удалялись огородами, потом послышался всплеск, как будто кто-то наступил в бак с водой — и все. Дальше мы уже ничего не слышали.

Через какое-то время тишина уже не была такой полной. Ночь наполнилась своими обычными звуками, и мы зашли в дом.

Что любопытно, страха у нас не было. Чего бояться? Если бы оно хотело причинить нам какое-либо зло, то так и сделало бы. Что это было?.. Я не знаю. И знать особо не хочу.
♦ одобрил friday13
15 декабря 2013 г.
Уже ночь была. Я за компьютером сидела, свет не включала. В какой-то момент встала и вышла на балкон, чтобы дать отдохнуть глазам. На улице было темно, только одинокий фонарь горел. Рядом с домом бегала большая собака. Присмотревшись, я заметила, что она постоянно останавливается и воровато смотрит по сторонам, как будто проверяет, нет ли кого поблизости. И вот собака пробежала под фонарем, подбежала к углу дома (а там уже темнота, лесопарк начинается), остановилась... потом как-то странно изогнулась, поднялась на задних лапах — и вот я уже видела согнутую бабку, которая, шаркая ногами, ушла за угол дома.

Я не знаю, что это было. Только помню, как после увиденного мокрая вся от пота была, и меня бил озноб.
♦ одобрил friday13