Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «НА УЛИЦЕ»

7 октября 2014 г.
Вы, наверное, замечали, что между корпусами плотно стоящих панельных домов есть щели. Их закладывают такими белыми трубочками, замазывают, закрашивают... Но внутри между стенами остаются полости. Они совсем небольшие, не больше десяти — пятнадцати сантиметров шириной. Казалось бы, что в них страшного, но иногда…

Как-то раз я возвращался с работы. Было уже поздно, вечер. Под ногами хлюпала грязь от растаявшего снега, висел слабенький туман и, естественно, горели не все фонари. Плелся я медленно, бездумно смотрел по сторонам, ни о чем не думал. Тут мое внимание привлек какой-то звук — как будто пенопластом по бетону скребут. А потом послышался шорох сыплющихся камешков. Машинально я повернул голову в ту сторону, откуда доносились звуки. Там стоял довольно новый дом — года два как построили, швы были беленькие, чистенькие. И один из швов, примерно на высоте четвертого этажа, крошился прямо у меня на глазах. Я слегка замедлил ход, глядя на продукт работы наших доблестных строителей, и еще подумал что-то вроде: «Во строят, а? Когда уже научатся?».

Из щели высунулся кусок трубочки. «Ну вот, этот горе-раствор даже пенопласт выталкивает», — подумал я и уже было отвернулся, как заметил что-то еще. Из щели торчали какие-то длинные черные и лаково-блестящие… Лапки? Пальцы? Они перебирали по стене, поскребывали, продолжая выталкивать раствор и трубочки теплоизоляции. Я застыл на месте от любопытства. Страшно почему-то не было — наверное, от мысли, что в такой щели ничего большого и опасного прятаться не может. Пальцы продолжали скрести, и тут появилась вторая рука — невероятно узкая, хрупкая, с такими же длиннющими, сантиметров по сорок, пальцами, увенчанными острыми коготками. Теперь скребли две руки. Мне стало не по себе, но интерес и усталая отупелость заставили меня просто отойти подальше за лысый, но густой куст и наблюдать.

Щель расширилась, и существо стало вылезать. Вначале показалась плоская голова — она вылезала из щели медленно, оставляя вокруг тягучие потеки прозрачной жидкости вроде силикатного клея. Следом вытянулась очень длинная шея, тоже плоская, потом потянулось длинное тело, еще пара рук, снова тело, видимо, задние ноги, и в конце, когда эта тварь уже лежала на асфальте, слабо подрагивая, вытянулся хвост. Существо было плоским и каким-то жалким. Я даже подумал, что все-таки это галлюцинация, но тут тварь поднялась и стала обретать объем — она, словно пластилиновая, собиралась в кучу: плоскости распрямлялись, тело становилось толще, и в конце передо мной стояла пародия на полотна Гигера — длиннейшее узкое тело с бесконечным хвостом, две пары рук (именно рук, с тонкими длинными пальцами с когтями), худые и костлявые задние ноги, вытянутая голова с двумя парами маленьких оранжевых глазок и обнаженными челюстями с рядами мелких пилообразных зубов. Я стоял не дыша. Тварь принюхалась с шумным сопением бульдога, повернула голову в мою сторону. Я замер окончательно, все тело будто окаменело. Существо буравило куст взглядом...

Рядом лязгнуло что-то металлическое. Потом еще раз, и еще. Я скосил глаза — головой вращать не получалось. Крышка люка канализации в паре метров от твари подпрыгивала на месте. Существо повернулось к люку. Крышка подскочила еще раз и отползла. Существо потекло к открывшейся щели и втянулось вовнутрь. Втягивалось оно невероятно долго — мне казалось, что прошли часы, прежде чем в канализации исчез хвост. Я постоял еще какое-то время и начал медленно пятиться подальше от того места. Через десяток метров я повернулся и побежал, старательно огибая крышки канализации.
♦ одобрил friday13
2 июня 2014 г.
Монотонный, ритмичный скрип. Он то нарастает, то стихает. И снова по кругу. Туда-сюда. Вверх-вниз. Качели.

Обычные качели, которые раньше можно было найти практически в каждом дворе. Качели, а на них сидит маленькая фигурка. Судя по тому, как при каждом движении взмывает масса волос, это девочка.

Она взлетает, замирает на мгновение в верхней точке, и опадает вниз, задрав личико ввысь, к серому небу.

При каждом взмахе качелей, в нижней точке, её сандалики задевают землю. И потревоженная пыль тянется струйками вверх, оседая на когда-то ярких детских сандаликах и худеньких ножках.

Я сначала останавливаюсь, а потом подхожу поближе, пытаясь рассмотреть детскую забаву. Ребенок продолжает ритмично качаться, не обращая на меня внимания даже тогда, когда я оказываюсь совсем близко и окликаю её.

Вверх-вниз. Поднять облако пыли и взлететь повыше, спасаясь от её цепких частиц.

Я становлюсь сбоку и смотрю. Это совсем не пыль. Это грязно-серые хлопья пепла.

Удивляться нечему, все вокруг засыпано пеплом. Дорога, детские площадки, остовы машин и деревьев, остатки домов. И даже я покрыта им с ног до головы.

И девочка.

Я протягиваю руку, останавливая качели, и смотрю на ребенка. Там, где с неба падал горячий пепел, попадая на курточку и шорты девочки, зияют черные обожжённые дыры. То, что я приняла за копну волос, на самом деле было клочьями паутины — липкой, прочной и серой.

Обошла качели кругом, взглянула в лицо ребенку.

Белые, выварившиеся глаза. Кожа — как пергамент. Цепкие пальчики намертво вкипели в порыжевший металл. Желтоватые зубы обнажены в жуткой ухмылке.

Я отворачиваюсь и отхожу, продолжая путь.

Сзади, сначала едва слышно, а затем набирая силу и ритм, начинают скрипеть качели.
♦ одобрила Совесть
Это произошло пять лет назад, когда я жил в квартире в городе. Я всегда был «совой», поэтому, когда мой сосед по комнате ложился спать, я часто выходил на прогулку, чтобы скоротать время.

В тот раз была ночь среды — где-то от одного до двух часов ночи. Я гулял по парку, который находился довольно далеко от моего дома. Стояла тихая ночь, машин почти не было. Улицы были пусты.

Я повернул в небольшой переулок, который вёл обратно к моему дому. Вот тогда я в первый раз заметил его.

В дальнем конце улицы я увидел человека. Он танцевал.

Это был странный танец, похожий на вальс, но каждое своё движение он заканчивал шагом вперёд. Можно сказать, что танец был похож на ходьбу... и человек двигался ко мне.

Решив, что он просто пьян, я отошёл к краю тротуара, чтобы дать ему достаточно места, чтобы пройти. Чем ближе он подходил, тем больше я понимал, как он изящно двигается. Он был очень высоким, долговязым, носил старый потертый костюм. Он танцевал и приближался, пока я не разглядел его лицо.

Его голова была наклонена назад, и глаза, глядящие в небо, были широко открыты. Его рот был искривлен большой и широкой улыбкой, почти как у мультипликационных персонажей. От дикого выражения его глаз и его улыбки мне стало жутко. Меня пробрала дрожь, и я решил перейти на другую сторону улицы, прежде чем он подойдёт ко мне вплотную.

Переходя улицу, я на него не смотрел, но когда достиг противоположной стороны улицы, оглянулся и остановился как вкопанный. Он перестал танцевать и стоял на том же тротуаре, что и я, впереди меня. Его лицо было обращено ко мне, но глаза всё ещё смотрели вверх. Губы по-прежнему были растянуты в уродливой улыбке.

Я сильно встревожился, но что поделать — двинулся вперёд, к нему. Он не двигался. Когда между мной и им оставалось около тридцати шагов, я оглянулся. Улица позади меня была абсолютно пуста. Нервничая, я снова посмотрел вперёд и увидел, что человек исчез.

На краткий миг я почувствовал облегчение… пока не заметил его снова. Он снова пересек улицу и теперь слегка присел. Я не мог утверждать это наверняка из-за расстояния и тени, но я отчего-то был абсолютно уверен, что его лицо опять обращено ко мне. Я отворачивался от него не более чем на десять секунд, поэтому было ясно, что он двигается очень быстро.

Я был так потрясен, что просто стоял там в течение какого-то времени, глядя на него. А потом он начал приближаться ко мне гигантскими танцующими шагами, перебирая вытянутыми вперёд ногами, как какой-то мультипликационный персонаж, подкрадывающийся к своей жертве. Только двигался он очень и очень быстро.

Я хотел бы сказать, что в этот момент бросился бежать или достал газовый баллончик или мобильный телефон, что вообще хоть что-то сделал, но я ничего не предпринял. Я просто стоял, остолбенев, пока улыбающийся человек подкрадывался ко мне.

А потом он снова остановился на расстоянии пяти шагов от меня. Он всё ещё улыбался своей жуткой улыбкой и глядел в небо.

Когда я наконец обрёл голос, я выпалил первое, что пришло мне на ум. Мне хотелось спросить разгневанным тоном: «Что, чёрт возьми, вам надо?!». Но у меня получился лишь жалкий писк:

— Какого чёрта?..

Может, люди не чувствуют запах страха, но услышать страх в голосе они в состоянии. Именно страх звучал в моём голосе, и от этого я испугался ещё больше. Но человек не реагировал на мои слова. Он просто стоял и улыбался.

Потом, после того, как прошла целая вечность (как мне показалось), он очень медленно повернулся и, танцуя, стал удаляться. Не желая снова поворачиваться к нему спиной, я смотрел на него, пока он не удалился достаточно далеко, почти пропав из вида.

Потом до меня кое-что дошло. Он больше не удалялся и не танцевал. Я в ужасе наблюдал, как его силуэт становится всё больше. Он возвращался ко мне. Но на этот раз он бежал.

Я тоже побежал.

Я бежал, пока не добрался до другой улицы, лучше освещённой и с редкими машинами. Оглянувшись, я нигде не увидел его. Всю оставшуюся часть пути домой я оглядывался через плечо, постоянно ожидая увидеть его, преследующего меня и улыбающегося своей жуткой улыбкой, но он так и не появился.

После той ночи я перестал выходить на ночные прогулки.
♦ одобрил friday13
26 января 2014 г.
Эту историю мне поведал мужик с соседней улицы. Мы с ним оба собачники, а он еще и кинолог ко всему прочему. Я частенько у него консультируюсь по интересующим меня вопросам. И вот как-то встретились мы с ним вечером на дороге в сопровождении наших собак. Поговорив о хозяйственных делах, мы свернули на параллельную улицу. Присмотревшись к боку его пса, стаффордширского терьера, я увидел там глубокие порезы — весь левый бок Лорда был в зеленке. Я поинтересовался у Алексея о происхождении этих ран.

— Знаешь, — сказал он, — вчера какая-то ерунда со мной и Лордом приключилась... Перед сном я пошел выгулять Лорда. Идем мы с ним как раз по этой улице, и вижу я, как что-то из кустов вылезает и перебегает дорогу. Разглядеть толком не сумел, что это было, так как здесь, как видишь, уличный фонарь перегорел, его уже месяц как заменить не могут. Штуковина эта была размером с крупную собаку, вот только очертания головы мне показались странными — ну, знаешь, вроде как у крысы, что ли... Лорд залаял и стал рычать. Я бы подумал, что это собака, но внезапно эта тварь остановилась и стала шипеть. Я как кинолог тебе говорю, что собаки в принципе не могут издавать такие звуки. Шипение сменял какой-то гортанный клокот. Затем оно поднялось, встав на задние лапы, и обернулось в нашу сторону. Я, признаться честно, вконец растерялся, когда оно проворно бросилось в нашу сторону на двух ногах. Лорд начал вырываться. У меня не было выбора — я спустил его с поводка. Лорд кинулся на эту тварь, а та даже и не думала отступать — она, все так же клокоча и шипя, направлялась к нам. Потом началась схватка. Лорд, видимо, хорошо вцепился в эту дрянь, и она стала визжать и булькать, потом стряхнула с себя Лорда и прыгнула на него. Так и они и покатились по земле, образовав ком из двух тел. Взяв камень, я побежал к месту поединка. Незадолго до моего приближения они расцепились. Улучив момент, я запустил кирпичом в эту дрянь. Попал, видимо, прямо в голову — тварь взвизгнула и побежала в кусты. На подступах к забору, стоящему за кустами, Лорд нагнал эту дрянь и, видимо, там ее хорошенько потрепал. Когда я быстро заскочил в кусты, то увидел, что Лорд бегает кругами возле участка, расположенного за забором — там как раз ремонтируют забор, и отсутствует часть сектора. По поведению пса я понял, что он потерял своего противника. Я осторожно выглянул за забор — там, как ты знаешь, большой пустой участок, хорошо просматриваемый в свете фонарей, — но никого и ничего не увидел, хотя прошло всего несколько секунд, и тварь просто не успела бы скрыться из глаза, даже если мчалась со скоростью «Формулы-1», да и Лорд вряд ли её так просто упустил бы... В общем, мы вернулись домой, и я обработал рваные раны на Лорде. Хорошо ещё, что успел привить его недавно.

После этой истории я ещё долго испытывал тревогу, выгуливая своего пса по вечерам.
♦ одобрил friday13
6 января 2014 г.
Наш городок, затерянный на просторах необъятной Родины, никоим образом не является входом в ад или чем-либо подобным. Конечно, в последнее время к нам переселилось очень много разнообразного народа из окрестных деревень со своими верованиями, псевдохристианскими культами и прочим. В экстрасенсорику и прочую чушь верят через одного. Не знаю точно — да и какая уж тут может быть точность, — но подозреваю, что что-то они с собой притащили. Что-то не очень хорошее.

В ту неделю дом был отдан в мое безраздельное пользование — родители уехали к родственникам. Естественно, у меня дома начала собираться неслабая компания, и уже через несколько дней все эти вечеринки стали мне надоедать. В общем, одним вечером я пригласил к себе только лучшего друга и еще пару девчонок. Отдыхали нормально, по-домашнему, я бы даже сказал. Никакой пьянки, смотрели фильмы, резались в карты, танцевали и т. д. Уже далеко за полночь я решил выйти покурить, и за компанию взял своего друга.

Частный сектор спал. Все фонари были выключены (не знаю, по какой такой странной прихоти администрации города после часа ночи все освещение выключалось). Ночь была очень красивой — одна из тех июльских ночей, когда звезды особенно высоко и ярко светят. Закурив и перекинувшись парой шуток, мы замолчали и просто постояли в тишине. И как-то незаметно ночь из спокойной стала зловещей. Не стало слышно сверчков, и соседские собаки, обычно побрехивающие от нечего делать, вдруг заткнулись. Не было ни ветерка, ни какого-либо движения воздуха.

Потом началось.

Справа от нас на расстоянии где-то в улицу что-то мягко шлепнуло по асфальту, как мешок с соломой. Звук повторился еще раз, и потом уже не прекращался, двигаясь в нашу сторону. «Шлеп-шлеп», — как шаги. Эти «шаги» звучали мягко, и по промежутку времени между ними мы прикинули, что тот, кто их издаёт, в высоту где-то метров пять. Не дойдя до нас пару домов, оно свернуло в сторону. Шаги зазвучали глуше, на уровне крон зашуршали-заскрипели деревья, на соседнем дворе хрустнули какие-то доски, и по шиферной крыше дома как будто палкой провели. Мы вглядывались во все глаза, благо крыша соседского дома виднелась в просвете между деревьями, но ничего не увидели (хотя наутро мой друг уверял меня, что видел какой-то силуэт на фоне звездного неба). Шаги удалялись огородами, потом послышался всплеск, как будто кто-то наступил в бак с водой — и все. Дальше мы уже ничего не слышали.

Через какое-то время тишина уже не была такой полной. Ночь наполнилась своими обычными звуками, и мы зашли в дом.

Что любопытно, страха у нас не было. Чего бояться? Если бы оно хотело причинить нам какое-либо зло, то так и сделало бы. Что это было?.. Я не знаю. И знать особо не хочу.
♦ одобрил friday13
15 декабря 2013 г.
Уже ночь была. Я за компьютером сидела, свет не включала. В какой-то момент встала и вышла на балкон, чтобы дать отдохнуть глазам. На улице было темно, только одинокий фонарь горел. Рядом с домом бегала большая собака. Присмотревшись, я заметила, что она постоянно останавливается и воровато смотрит по сторонам, как будто проверяет, нет ли кого поблизости. И вот собака пробежала под фонарем, подбежала к углу дома (а там уже темнота, лесопарк начинается), остановилась... потом как-то странно изогнулась, поднялась на задних лапах — и вот я уже видела согнутую бабку, которая, шаркая ногами, ушла за угол дома.

Я не знаю, что это было. Только помню, как после увиденного мокрая вся от пота была, и меня бил озноб.
♦ одобрил friday13
Дело было где-то в четыре часа дня. Я, как обычно, шел домой. Погодка была не ахти, и я ругался про себя, когда не замечал одну из многочисленных луж на дорожке и наступал в нее. В наушниках играло что-то жутковатое.

До дома оставалось метров триста, когда передо мной сгустился туман. Учитывая погодные условия, я не особенно удивился этому и смело шагнул в молочную пелену, в неизвестность.

Как только туман скрыл дорожку за моей спиной, началось что-то странное. Шум шоссе (должен сказать, дорожка, по которой я шел домой, находится рядом с оживленной дорогой) внезапно стих. Поначалу я не обратил на это внимания (да в наушниках и не мог) и спокойно шел дальше. Потом вырубились наушники. Я вынул в недоумении телефон и увидел, что нет сигнала сети. На экране всплыла надпись «Зарядите аккумулятор», и мобильник выключился. Списал на «глюк» телефона и пошел дальше, немного озадаченный.

Потом заметил, что иду я уж очень долго для трехсот метров. Глянул на часы — встали на отметке шестнадцать часов пять минут одиннадцать секунд. Мда, а еще Швейцария — месяца не поносил, а уже встали.

Наконец, я уже начал подозревать, что что-то нечисто. В тумане все так же было видно метр дорожки и травку по бокам. Ни деревьев, ни строений… Попытался догнать шедшего впереди мужчину, но он куда-то пропал, хотя уходить с дорожки ему было некуда.

Я решил сойти с дорожки и повернул перпендикулярно ей. Пройдя шагов пять по траве… я опять вышел на ту же дорожку. Пошел назад — то же самое. Уходя от неё влево или вправо, я натыкался на бесчисленное множество таких же дорожек.

Так я метался почти целый час в тумане и успел проголодаться. Вспомнил про «Сникерс» в рюкзаке и съел его, а фантик запихал обратно в рюкзак.

Прошло больше часа. Я уже отчаялся найти выход, и тут я услышал шаги справа от себя, странные такие: «Шлеп… шлеп-шлеп…».

«Шлеп… шлеп-шлеп… шлеп…» — уже слева от меня.

«Шлеп…» — сзади.

«Шлеп-шлеп… шлеп…» — прямо передо мной.

Неизвестное существо было шагах в пяти от меня, но его полностью скрывал туман. Увидеть его что-то не особенно хотелось. Хотелось бежать без оглядки, но я вспомнил, что отсюда не убежишь… Я все же инстинктивно попятился.

Как будто открылся занавес, туман передо мной рассеялся. И я понял, что лучше умереть в неведении, чем лицезреть ТАКОГО врага.

Тварь была мерзкой, отвратительной. Наверное, именно так должен выглядеть чистый Ужас. Существо напоминало истекающего слизью серого паука-переростка с заостренными в концах конечностями.

Прежде чем я успел двинуться или закричать, тварь ударила меня своей конечностью наотмашь (если бы колола своим «копьем», я бы сейчас с вами не разговаривал). Из моей груди мигом вышибло воздух, и я почувствовал, что лечу. Мозг отключился еще до того, как я приземлился.

Очнулся я лежащим на асфальте, но уже на своей улице. Лихорадочно глянул на часы — шестнадцать часов пять минут двадцать одна секунда… двадцать две… двадцать три… С момента, как я в последний раз посмотрел на часы, прошло всего десять секунд! Скорее всего, в эти десять секунд я упал, приподнялся и повернул голову, чтобы глянуть на часы.

Я бы подумал, что это обморочная галлюцинация, если бы не фантик от съеденного «Сникерса» в моем рюкзаке и здоровенный синяк на грудине.
♦ одобрил friday13
24 ноября 2013 г.
В 2010 году я работал старшим оперуполномоченным отдела уголовного розыска Октябрьского ОВД города Омска. В июле месяце, мне тогда оставалось три недели до выхода на пенсию, а точнее, 17-го числа, я дежурил в составе следственно-оперативной группы. Около трёх часов ночи, когда мы со следователем собрались выпить чаю, по громкой связи дежурный объявил сбор оперативной группы. Когда мы все четверо собрались в дежурной части, помощник дежурного нам пояснил, что позвонила женщина и сказала, что на улице Гагарина рядом с гаражным массивом она обнаружила труп, а точнее, останки человеческого тела. Она пыталась ещё что-то сообщить, но, видимо, из-за шока у неё это не получилось. Уже через двадцать минут мы были на месте происшествия.

То, что мы обнаружили, трудно вообще как-то описать. За всё время всей моей работы я ничего похожего на это не видел. Тело женщины висело, зацепившись одеждой, которая представляла собой пижаму или что-то похожее на это, за деталь крыши одного из гаражей. Левая рука была отделена и лежала на асфальте. Правая нога отсутствовала вообще. Грудная клетка разорвана, сквозь кровь и остатки одежды белели рёбра. Всё тело было покрыто глубокими ранами. Лицо изуродовано до неузнаваемости. Повсюду кровь. Складывалось впечатление, что женщину разорвал какой-то зверь, медведь или что-то в этом роде. Но откуда взяться медведю в центре города и как труп оказался в таком положении, объяснить было невозможно.

Спустя несколько минут, когда все пришли в себя, мы приступили к осмотру места происшествия. Я связался с дежурным, узнал от него телефон женщины, которая обнаружила тело и попытался с ней связаться. Но несколько моих попыток не увенчались успехом — трубку никто не брал. Я сообщил об этом дежурному, он сказал мне, что попробует пробить номер по базе. В этот момент следователь забрался на крышу, чтобы сделать несколько фотографий к протоколу, и мы все тут же услышали несколько непечатных слов из его уст. Отсутствующая нога трупа была найдена на крыше гаража.

Пока следователь описывал место происшествия, а эксперт-криминалист делал фотографии, мы вместе с участковым пошли осматривать гаражный массив. Мы проверили несколько близлежащих секций и уже собирались возвращаться, как зазвонил мой телефон. Дежурный сообщил нам адрес, по которому зарегистрирован телефон звонившей женщины, и мы с участковым пошли искать указанный дом. Спустя десять минут мы уже стучались в дверь квартиры, на адрес которой был зарегистрирован номер телефона. Долгое время нам никто не открывал, и мы уже собирались уходить, как услышали шорохи за дверью. Участковый снова забарабанил в дверь и стал требовать открыть. Когда дверь открылась, мы увидели женщину тридцати — тридцати пяти лет. На ней лица не было, а в глазах был такой страх, что у меня внутри всё похолодело. Она стояла, прижав руки к груди, и вся дрожала.

Минут через двадцать нам удалось привести её в чувство и немного успокоить. Она сказала, что её зовут Наталья, и что в этой квартире она живёт полтора года. Я никогда не видел, чтобы человек испытывал такой страх. Казалось, что ужас, который она испытала, не давал ей дышать. Когда я попросил её всё нам рассказать, женщина, глядя куда-то в пустоту, полушёпотом начала говорить. С её слов, она находилась у своей подруги Галины, которая живёт неподалёку, и собиралась у неё переночевать. Однако в два часа ночи пришёл брат Галины, он был в пьяном виде и начал устраивать скандал. Не желая участвовать в семейной ссоре, Наталья пошла к себе домой. Этой дорогой Наталья ходила десятки раз, поэтому даже в темноте хорошо ориентировалась в лабиринте гаражного массива. Когда она увидела тело, то сначала даже и не поняла, что это такое. Только подойдя ближе, Наталья увидела эту ужасную картину. Но это было ещё не самое ужасное. То, что её повергло в настоящий ужас, находилось на крыше гаража…

По словам Натальи, там стоял кто-то, похожий на человека, или что-то, похожее на человека. Несмотря на лунный свет, пробивающийся сквозь облака, она не смогла разглядеть никаких деталей его внешности. Он показался ей просто огромной тенью, пропорции которой явно отличались от человеческих. От страха она попятилась и упала, а когда поднялась, тот, кто стоял на крыше, бесследно исчез. Дальше она даже не могла вспомнить, как оказалась в своей квартире. Уже оттуда она позвонила в милицию.

Выудить ещё какую-нибудь полезную информацию из Натальи нам не удалось. Участковый записал её показания, и мы вернулись к оперативной группе. Там уже стояла машина городского морга, санитары грузили тело.

Спустя три дня мне в руки попалось заключение судебно-медицинского эксперта. Там было указано, что возраст жертвы составлял от двадцати пяти до тридцати лет. Смерть наступила в результате разлома грудной клетки, причём разлом произошёл изнутри тела. Кроме того, практически все кости жертвы имели переломы, что могло говорить о падении с большой высоты, части тела были отделены уже после острым режущим предметом. Татуировок или других отличительных признаков на теле обнаружено не было.

Я до сих пор благодарю Бога за то, что это дело ушло в Следственный комитет. Каким образом они всё это оформили, как всё это объяснили, я не знаю и знать не хочу. А ещё больше всего я не хочу видеть такой страх в глазах человека, который я видел в ту ночь в глазах Натальи.

Насколько мне известно, тело той девушки опознано не было.
♦ одобрил friday13
24 ноября 2013 г.
Дело было летом в деревне, спрятавшейся от любопытных глаз где-то промеж болот средней полосы России. Ближе к вечеру забрёл мужичок из соседнего села с большой корзиной грибов. Весь день бродил по окрестным лесам, собирал их, а теперь обходил один дом за другим и предлагал те грибы на продажу. Грибы разошлись быстро, а за последнюю порцию расплатились с мужиком бутылкой водки, благо тот был не дурак выпить. Открыл её прямо там, да и выпил вместе с хозяином. Тем временем начало темнеть, и сельчанин побрёл к себе домой.

Наутро женщина, пошедшая в село за молоком, наткнулась на валявшуюся прямо на дороге корзинку. От корзинки вперёд шёл след, как будто что-то волочили по земле, а по бокам в дорожной пыли отпечатались следы человеческих рук. Вскоре женщина увидела распростёртое на дороге тело. Вчерашний грибник, как потом определили врачи, умер от переохлаждения. Ночью было совсем не холодно — лето же стояло. Поэтому никто так и не смог понять, как так получилось, что ноги у трупа были покрыты слоем инея и промёрзли насквозь.
♦ одобрил friday13
21 ноября 2013 г.
Автор: Gin

Я живу в небольшом городе. Население тоже небольшое, так что, в принципе, все друг друга знаем. Город, можно сказать, живет за счет завода — в основном все работают там. После постройки завода также построили жилые дома с квартирами для сотрудников, и многие съехали со своих старых покосившихся частных домов, которые так и остались пустовать, потому что желающих купить дома попросту не нашлось. Если бы не завод, город, наверное, опустел бы и стал городом-призраком, но пока работает завод, в городе еще кипит кое-какая жизнь.

Есть у нас легенда, что в послевоенные годы, еще до постройки завода, в городе жил странный парень. Мать его умерла почти сразу после родов, а после смерти жены его отец спился. Звали мальчика Федор. Федор этот ходил в старой рваной одежде и выглядел изнеможенным и всегда просил у взрослых что-нибудь поесть, потому что его отцу не было до него никакого дела. Так вот, некоторые взрослые его подкармливали. И все, кто его видел, обращали внимание на то, что он постоянно грыз ногти на руках. Постепенно он взрослел, и люди стали замечать, что Федор начал грызть уже не только ногти, но и сами пальцы, причем сильно. Руки его постоянно были окровавлены, как и губы. Старухи, которые помнят его, говорят, что это было страшное зрелище. Люди стали его избегать, да и он сам все больше отдалялся от людей. Даже разговаривать ему становилось все труднее, и часто он просто мычал, если кто-то давал ему еду.

Однажды местные подростки решили поиздеваться над Федором — кидались в него камнями, выкрикивая всякие гадости. Один из подростков взял палку и на спор с другими начал его ею охаживать. Продолжалось это недолго: после нескольких ударов Федор набросился на подростка и начал кусать его, буквально выдирая зубами куски плоти. Подростки с криками разбежались, а Федор продолжал есть заживо парня, пока не подоспели на крики взрослые. Увидев бегущих к нему взрослых, Федор бросил все еще кричавшую «еду» и убежал. Парня отправили в больницу, а весь город начал искать Федю, опасаясь, что он нападет на кого-нибудь еще.

Нашли Федора в его собственном доме. То, что увидели люди, повергло их в ужас: он сидел в углу комнаты, перепачканный кровью, и ел останки своего мертвого отца. Дальше, по легенде, то ли его убили в доме, то ли просто сожгли дом вместе с ним, точно никто не знает — в общем, свершили самосуд.

Эта легенда всё ещё ходит по городу, и не думая кануть в забвение, потому что хотя бы раз в несколько лет на окраинах города у нас находят обглоданные человеческие останки. Всё списывают на животных, но недавно я начал сомневаться в этом...

Мне 22 года. Отслужил в армии, вернулся и устроился работать на завод. В байки эти, конечно, не верил — думал, так детей пугают, чтоб по ночам не гуляли.

Как-то друг позвал меня помочь ему с постройкой бани. В общем, допоздна провозились. Уже стало темнеть, и друг предложил мне остаться у него, так как на следующий день мы собирались продолжить работы. Я отказался — идти мне до квартиры было минут пятнадцать. Попрощавшись с другом, я пошел к дому.

Проходя мимо одного из заброшенных домов, в темноте окна я четко увидел человеческую фигуру. Так как дом был заброшенный, стекол в доме не было, и поэтому хорошо было видно, что в доме явно кто-то есть. Когда я проходил мимо дома, не отрывая взгляд от окна, человек подошёл к окну вплотную. Страх, который я испытал, передать невозможно — все мои мышцы будто свело судорогой.

При свете я увидел мужчину — не могу сказать, сколько ему было лет, так как все его бледное лицо было в крови. Он посмотрел на меня и оскалился. Вот тут-то я и побежал сломя голову к дому. Приходя домой, я быстро прошел в комнату и просидел там, не смыкая глаз, до утра. Всю ночь то на улице, то в подъезде раздавались звуки, как будто кто-то с силой клацал зубами. Смотреть в окно или в глазок я не решался.

Утром я услышал, как причитает на весь подъезд соседка. Открыв входную дверь, я увидел, что стены подъезда измазаны красными пятнами — до сих пор не знаю, была ли то краска или кровь.
♦ одобрил friday13