Опрос: длинные истории

Истории с меткой «КОРОТКИЕ»

14 апреля 2016 г.
Первоисточник: ideer.ru

Подрабатываю промышленным альпинизмом. Много смешных моментов происходит, но хорошо запомнился один: повис на верёвках, крашу фасад на 7-м этаже, рядом открывается окно, и бабушка — божий одуванчик — протягивает мне пирожки, мол, на, милок, поешь. Пытаюсь отказаться и поблагодарить, пообедал уже, сыт. На что она с улыбкой заявляет: не возьмешь, я твои верёвки перережу, и на твоих похоронах пирожков поедим... Никогда в жизни я ещё не ел пирожков с таким ужасом!
♦ одобрила Инна
Первоисточник: pikabu.ru

Рассказал мне эти истории один товарищ во время службы в армии. Чтобы вам было легче представить, опишу его: низкорослый (около 150 см), но крепко сложенный, азиатской внешности — эвенк, охотник. Такой Дерсу Узала. Человек крайне спокойный, молчаливый, неразговорчивый. Жил он в небольшой деревеньке посреди тайги, где-то в Эвенкийском районе. Глухомань жуткая. Зимой уходил в лес на охоту, там у него был охотничий домик. Места дремучие, соответственно, у местных полно поверий о всякой нечисти.

Ну, к сути. Как-то раз ему позвонила сестра и попросила переночевать у неё. Одной, с детьми в избе жутковато. Муж уехал на снегоходе в другой посёлок. На улице -40.

Пришёл к вечеру, поужинали и стали укладываться спать. Сестра с детьми легла на диване, а ему постелила на полу, на матрасе. Улеглись, уснули.

По его словам, он проснулся среди ночи и услышал, как по кухне кто-то тихонько ходит. В тот момент он подумал, что кто-то из детей встал попить воды. Не обращая внимания, снова уснул. Но через некоторое время опять проснулся. По кухне снова кто-то ходил. Уже не тихонько, а вполне себе обычным шагом. Мой товарищ приподнялся посмотреть, кто же из детей шарится по кухне среди ночи. Но дети с сестрой были на месте.

Тогда он подумал, что это вор. Он решил тихонько разбудить сестру, чтобы не пугать резким шумом. Как только она услышала шаги на кухне — испуганным голосом сказала, что нужно очень быстро выйти на улицу, и начала поднимать детей. В этот момент мой товарищ выглянул на кухню. Там никого не было. При этом в дальнем конце помещения явно кто-то ходил. Вот тут его, говорит, и окатило волной холодного страха.

Пока все одевались, шаги становились то тише, то громче, то пропадали. Наконец, товарищ с сестрой и детьми вышли из зала в кухню, где в закутке была прихожая, и начали быстро одевать верхнюю одежду. Дети уже были на гране истерики. В этот момент отчётливо послышался мощный топот, как будто кто-то побежал прямо на них. Выскочили, говорит, на мороз в одних носках, вещи под мышкой. Дети уже ревут ненормальным голосом, у них самих руки трясутся. Ночевать пошли к соседям. Сестра, говорит, отказалась объяснять, что там произошло, сказала, что не знает. А у него после этого несколько волос поседело.

И вторая история. Дядька у этого моего сослуживца тоже охотник. А они, охотники, когда уходят в лес — идут далеко (охотятся, в основном, на песцов, поэтому тяжёлые туши таскать не приходится), у них в лесу построены избушки, и в каждой печь, запас дров, еды, спички и т.д. Всё необходимое и с собой есть, но на крайний случай.

Так вот, дядька шёл из одной избушки в другую. То ли по тропе, то ли на снегоступах — хз. Шёл почти весь день. По пути останавливался на привалы. В первый раз — чайку попить, второй — пообедать, в третий снова на чаёк, да передохнуть. И когда оставалось дойти совсем немного, решил он в четвёртый раз остановиться, передохнуть, да чаю попить. И как назло — спички не зажигаются. Спички они носят непромокаемые, да плюс специальные охотничьи, которые и сырыми загорятся. А вот фиг — не загорается, хоть ты тресни. Хвать зажигалку — нету. Вроде как оставил на предыдущей стоянке. Ну что, плюнул и дальше пошёл. Дошёл до избушки, все хорошо, обустроился, заночевал, а поутру пошёл охотиться. Заодно решил зайти на предпоследнюю стоянку — зажигалку поискать. А там и следы нашёл. Прямо по пятам за своими вчерашними. Медвежьи. И местами с кровяными каплями. Хз, может, раненый какой. Медведь, говорит, за ним с самого начала шёл. Догонял. Скрадывал — как мой друг выразился. По первым двум стоянкам спокойно шёл, а на третьей почуял, что уже близко, и побежал. Следы, говорит, далеко друг от друга, прыжки широкие были. Так вот, если бы дядька на четвёртой стоянке встал, то уже бы не дошёл. Шатун бы его задрал.
♦ одобрила Инна
13 апреля 2016 г.
Первоисточник: the-moving-finger.diary.ru

Так вышло, что мне пришлось на неделю уйти на больничный. За это время случилось в нашем цеху и конкретно там, где я работаю, несчастье — погиб молодой электрик. Двадцать два года парню, только из армии. В обед зашла к слесарям — они с электриками вместе сидят — разговорились, и тут дядь Юра, самый старый из всех, грустно так говорит:

— А ведь Вадька-то предупреждал, не послушался Димок…

Дядя Вадя работал на заводе чуть ли не со дня его открытия. Электрик, мастер на все руки. Учитывая, что специфика завода напрямую связана с трансформаторами и прочими подстанциями, дядю Вадю очень ценили и уважали, у начальства он был в почёте. На смену, рюмочки не приняв, не выходил, правда, смотрели на это сквозь пальцы.

И случилось так, что привезли новый автомат, импортный. Позвали дядю Вадю ставить. И в качестве стимула выдали бутылку импортного же вермута. В обед позвал дядя Вадя корешей на дегустацию, только сели, он вспомнил, что где-то что-то не обесточил, сорвался, даже не пригубив… И за стол больше не вернулся. Автомат оказался неисправен, и получил дядя Вадя несколько ампер. Погиб мгновенно.

С тех самых пор все электрики знают — если в цеху тянет горелым мясом, где-то на линии неисправность, которая может стоить человеку жизни. Один не ходи и всё по сто раз проверь. Что характерно, чуют этот запах только коллеги дяди Вади. И никто больше. Верят они в примету свято. И вот в тот самый день, когда погиб Димок, его сменщик предупредил: аккуратно, паря, жареным тянет. Димок только рукой махнул.

А тут вызов на наш чёртов форез. Пробивает где-то. Форез — это огромная ванна, с одной стороны — пост оператора, с другой — площадка, где расположены приборы. Когда на площадке кто-то есть, положено обесточить пульт управления, плюс загорается красная сигнальная лампа и контур размыкается. Пока на площадке человек, ток подать не получится. Как так вышло, что погасла аварийка, почему не обесточили пульт, и не разомкнулся контур, выясняют до сих пор. Из-за ванны Димка с поста не видно было, оператор вернулся с обеда — пульт работает, сигналка не горит — ну и подал ток…

Правда, с этого дня форез наш барахлит нешуточно, почти месяц вокруг него с бубном пляшут, и поломки каждый раз разные. Мужики невесело шутят — Димок мстит, а по праздникам поминают уже двоих…


Глаз

Про этого товарища слышала и на обучении — матчасть, так сказать, и от наших газовщиц.

В цеху стоят газовые печи. Метан. В случае, если происходит выброс, утечка или другая неисправность, срабатывает датчик. Газовщик обязан: отключить горелку, дождаться, пока заработает датчик, свидетельствующий о том, что пламя погасло, включить дымоотсос и только после всего этого заглянуть в печь через специальный глазок, чтобы визуально убедиться в отсутствии пламени.

Несколько лет назад газовщик, парень, редкое исключение — обычно это женщины, работа — чисто синекура, для жен и любовниц, — увидав тревожный сигнал, нарушил инструкцию. Отключить-то горелку отключил, но не дождался, пока датчик подтвердит, что пламени нет — и сунулся посмотреть. А там — метановый хлопок. Взрыв, проще говоря. Снесло парню половину головы.

И с того дня, если заглянуть в глазок печи, можно увидеть, как с той стороны на тебя тоже смотрит глаз. Смотрит и моргает…

Подвал

Рядом с этой печью есть вход в подвал. Компрессорная. Там всегда темно. Слесаря говорят — никакими силами не могут там освещение провести. Горит, вышибает, искрит, что угодно, но темно. И всё тут. Мол, погиб там по пьянке слесарь, компрессор ремонтировали, сняли кожух, дальше мнения расходятся, не то голову разбил об острый край, не то током шарахнуло. Короче, погиб. И в темноте часто слышат мужики тяжёлое сиплое дыхание и шаркающие шаги за спиной. А если споткнёшься — мягкая рука поддержит за локоть, не давая упасть…

Наладчик

Было дело, в ванной предварительной промывки заживо сварился наладчик. Делали цепь на линии, сорвался, упал. Ванна — кипяток, к тому же — с кислотами. Умер не сразу, поварился, свидетель говорит — доставали по кускам, а крики ещё пару лет покоя не давали тем, кто слышал. Самого его с тех пор не видят, но на ванной раз в месяц стабильно меняют датчики — сбоить начинают и всё время показывают сто градусов, сколько и было в тот злополучный день в ванне…

Кто?

А вот это я видела и вижу своими глазами по сей день.

У нас на линии три поста. По номерам узлов, справа налево — тридцать пятый, тридцать восьмой и сороковой. На тридцать восьмом оператор, как правило, не сидит. Во-первых, прямо под ним агрегат, и жутко вибрирует пол. Во-вторых, узлы прекрасно просматриваются с двух крайних постов. Так что обычно тот, кто дежурит на среднем, уходит поболтать на крайние.

Так вот, стала краем глаза замечать напротив ванны на этом посту человека. Сначала не обращала внимания, думала, девки наши, через несколько дней осенило — пост-то пустой. Поворачиваешь голову — быстрое смазанное движение вперёд и — никого. Стала присматриваться, скашивая глаза. Вроде высокий, бледный, в синей спецовке, короткие тёмные волосы, кто такой, бог его знает. Не страшно, и на том спасибо. Стоит себе и стоит, руки за спину. Как я. Днём ли, ночью, без разницы. Иногда видно в зеркалах, которые висят над постами, мелькает за головой.

Но после новогодних праздников, будучи не в настроении, я снова попыталась разглядеть странного товарища. И в этот раз, когда метнулся вперёд, что-то меня смутило. Блик. Которого не должно быть, никаких отражающих поверхностей там нет. Дошло до меня, когда подняла руку, почесать мочку — на праздниках я повесила в левое ухо две серьги, металлические, отполировав их до блеска. Это что получается, я себя вижу? Ну да, всё сходится. Говорят, появление двойника — не к добру, а совсем даже наоборот. Решила аккуратно поприставать к девкам, на предмет выяснения.

Они не удивились. Видят его все. И каждая описывает по-разному. Марина — как невысокую женщину с длинными тёмными волосами, Галя — как блондинку с яркими заколками. Надо ли говорить, как выглядят они сами? Поймала тётеньку из другой смены, она работает дольше всех. Тётя Надя только хитро прищурилась:

— Увидела? Не бойся, ничего не сделает. Это наш типа домовой. Безобидный совсем. Кто видит, тот работать будет без проблем, показался, значит признал. Только котиков не трогай.

Котиков? Ну да, шляются у нас по линии кот и кошка. И ведь правда, любят спать на том месте, где обычно стоит товарищ. Прям на голом полу дрыхнут, на железе, хотя обычно лезут на кресло или кучу ветоши. Тепло тут не при чем, пол одинаковой температуры на всей линии.
♦ одобрила Инна
хожу по дому наблюдая
следы отброшенных коньков
и жду когда мне стукнет сорок
деньков

меня на днях призвали к богу
стою готовлюсь то да сё
дефибриллятором как ё*нет
и всё

ни на каштанку ни на тётку
не отзывалась эта мразь
лишь удалялась на болота
светясь

а сколько шпаг у нас четыре
а бёдер семь а пальцев сто
давайте с самого начала
мы кто

как хорошо сегодня в морге
прохладен чист его уют
все портят только практиканты
блюют

и вот несут вперёд ногами
я вскрыт заштопан и отпет
и чёрт меня попутал крикнуть
привет

аркадий уходя из жизни
не запер дверь и сквозняком
пять душ невинных утянуло
из ком

а этот оберег оксана
всё время при себе носи
и не смотри что он тяжёлый
что из осины и в спине

не поворачивайся мальчик
а лучше зреньем боковым
взгляни на дедушку мороза
и постарайся не кричать

выйду к людям топлес
топну я ногой
даром что утопла
по весне нагой

перекрасил стены
кровью в алый цвет
хеллуин уходит
следователь нет

в волка нарядился
петя в хеллуин
с бабушкой в желудке
он такой один
♦ одобрила Инна
13 марта 2016 г.
Первоисточник: zh-an.livejournal.com

Автор: Прохожий

Впервые попав пятилетним ребенком в метро, я испытал одно из самых сильных потрясений. Там я умудрился отбиться от родителей и потеряться. Я долго плутал и выбрался из туннеля в какое-то депо лишь через три дня. Родители уже не чаяли увидеть меня живым, поэтому продали все мои игрушки и кроватку.

* * *
Папа говорил мне, что любит меня больше всех на свете, но, когда мама умерла, женился не на мне, а на другой женщине. Я долго плакал.

* * *
Как-то раз я признался, что мне очень хотелось бы попасть в новогоднюю сказку.
— Нет ничего проще! — сказал папа.
Он сунул мне в руки корзинку, выставил за дверь и наказал:
— Без подснежников не возвращайся!
— Ты с ума сошел! — набросилась на папу мама. — В одиночку он от страха с ума сойдет в ночном лесу!
Мама догнала меня и заставила взять с собой брелок Тамагочи.

* * *
Однажды мы с другом затеяли играть в прятки на стройке. Мне не разрешали туда ходить — и поэтому мама, узнав об этом, долго ругала меня и даже плакала. Теперь я иногда пробираюсь украдкой в подвал давно построенного дома и осторожно заглядываю через край какой-то шахты в дальнем углу — там мне виден кусочек грязной рубашки. Друг лежит неподвижно — наверное, он до сих пор думает, что я его не найду.

* * *
Мой младший брат как-то ушел с незнакомым человеком, посулившим ему конфет, и вот уже два года не возвращается. Я страшно завидую, представляя ту гору доставшихся ему сластей, с которой он не может справиться до сих пор.

* * *
Детские страхи очень часто напрасны. Как-то раз перед посадкой в самолет я закатил истерику, крича: «Мы все!.. все!.. разобьемся насмерть!» — и папе стоило большого труда затащить меня в салон. Я оказался не прав: мы с папой и еще трое пассажиров, сидевших в хвосте, уцелели после катастрофы, да и стюардесса умерла не от удара, а от начавшейся уже в реанимации гангрены.

* * *
Как-то поздней осенью мы решили всей семьей провести выходные на даче. Получилось замечательно: вечером мы сидели у печки, и папа рассказывал страшные истории. А потом папе вдруг показалось, что в темноте вокруг дома бродит маньяк. Мама успокаивала, что это просто дождь, ветер и непогода, но папа настоял, чтобы я домчался до деревенской почты и вызвал полицию.
— Беги через старое кладбище, так будет короче! — посоветовал он.
Почта оказалась закрытой на ночь, и поэтому я обернулся быстро, но папа на всякий случай все же не отпирал мне дверь до утра.

* * *
Однажды меня крепко поколотили хулиганы.
— Не плачь! — утешил меня папа. — Я покажу тебе пару приемов. В следующий раз, когда повстречаешь хулиганов, сделай вот так…
Но когда переломы от папиных приемов у меня зажили, и я вышел на улицу без гипса, выяснилось, что полиция давно забрала хулиганов за другие преступления и посадила в тюрьму.

* * *
Как-то раз моя расшалившаяся сестра вывалилась из окна шестого этажа. Я очень переживал, так как мне потом пришлось мыть посуду, хотя в тот день была ее очередь.

* * *
— Наша бабушка в раю? — приставал я к маме.
— Вряд ли, — вздыхала мама. — Видишь? По этому маленькому экрану все еще ползут кривые.

* * *
— А правда, что у каждого в шкафу есть свой скелет? — спросил я.
— Конечно, — ответил папа.
— И у тебя?
— И у меня.
— А какой он?
— Когда-нибудь узнаешь, — пробурчал папа, закрыл дверцы шкафа, и я опять остался в темноте.

* * *
— Пообещай, что не будешь пить! — строго сказала мне мама и ткнула пальцем: — Вот, посмотри на папу! Ему плохо. Нравится он тебе такой?
Папа сидел на земле, поникший и несчастный.
— Не буду пить, честное слово! — вздохнул я.
Папу было жалко. Маму тоже.
Мама присела с папой рядом. И я пристроился около них. Мама обняла меня, но единственную уцелевшую фляжку спрятала под кофту так, чтобы я не смог ее вытащить, если родители уснут — ведь чем взрослее человек, тем больше ему нужно воды.
А я смотрел на горизонт и изо всех сил надеялся, что нас будут искать после крушения и все же найдут на этом голом островке.

* * *
Я не верю, что число 13 приносит несчастье. Например, когда моему брату исполнилось тринадцать, и его тянули за уши по числу лет, левое ухо оторвалось на восьмом разе, а правое — на двенадцатом: то есть, «13» тут было совершенно ни при чем.

* * *
С десяти лет я знал, что деда Мороза не существует: именно в тот год он, пролезая в трубу, чтобы оставить мне подарок, сорвался и свернул себе шею. Папа и мама вытащили его из дома и зарыли еще до рассвета.

* * *
Поздно вечером я вспомнил, что к завтрашнему уроку нужно было выполнить домашнее задание — изготовить икебану.
— Вечно ты спохватываешься в последний момент! — рассердилась мама. — Ведь неделю назад задавали! Какая тебе сейчас икебана? Магазины уже закрыты, и зима на дворе.
Я расстроился, подумав, что мне влепят кол.
— Не ной, — хлопнул меня по плечу папа. — К утру что-нибудь придумаем.
Наутро икебана ждала меня в коридоре. Она была круглая и большая. И основа у нее была из дощечек.
— Ну? — гордо спросил папа. — Что бы ты без меня делал? Я ее еле уволок. Через забор перелезал, между прочим. Ночью, в темноте.
— Красивая, — сказал я. — Но на ней не моя фамилия. Учительница будет придираться.
— А ты сними ленточки, — посоветовала выглянувшая из кухни мама. — Бабушка потом сделает из них оборки к шторам. Только пришивать нужно буквами внутрь.

* * *
Когда мы летом отдыхали в деревне, на доске объявлений целых две недели висела листовка, что в этих окрестностях потерялась девочка. Указывались ее имя и фамилия, а заодно сообщалось, что у девочки светлые волосы, и одета она была в розовое платьице. Были и еще какие-то дополнительные сведения.
Однажды папа вернулся из леса, таща за руку оборванную девчонку. Она была исцарапана, волосы в грязи, а платье ее было похоже на тряпку для пола. Девчонка плакала и тихо выла без слов.
— Отмойте-ка ее, — скомандовал папа.
Мама ахнула и потащила девчонку в баню.
Через полчаса выяснилось, что у найденыша светлые кудри. Мама завернула ее в огромное полотенце и стала разглядывать снятые лохмотья: там едва заметно просматривалось что-то розовое.
— Как тебя зовут?
Девочка ответила шепотом, едва слышно. Имя совпадало.
Папа кивнул, вышел в сени и вернулся с топором. Он схватил отмытую девчонку за шею, вонзил перед ее носом лезвие в стол и рявкнул маме:
— А теперь ставь на огонь самый большой котел!
— Б-б-б-б! — захлебнулась девчонка. — К-к-к-к!.. П-п-п-п!!!
— Все в порядке, — кивнул папа маме. — Я должен был проверить, чтобы не осталось сомнений. В объявлении говорилось об особой примете: девочка заикается, когда нервничает.

* * *
Малышом я верил в гномов, а когда повзрослел, перестал. Потом мне снова пришлось в них поверить — в шестнадцать лет мой рост достиг шестидесяти двух сантиметров, а мама подарила мне на день рождения красный колпачок.
♦ одобрила Инна
13 марта 2016 г.
Когда моя тётя выходила замуж, то её мамы уже не было в живых. Свадьба проходила в частном доме, туалет находился в огороде. Когда стемнело, жених решил туда потихоньку сбегать. Открывает дверь, а там женщина сидит. Он смутился и быстренько дверь закрыл. Постоял подумал, вспомнил, что вроде бы все гости в доме или рядом, в огороде никого не должно быть. Снова открыл дверь, а там никого нет. Он в крик и бежать. Еле успокоили. Когда рассказал, что увидел, то родственники поняли, что он описывает маму невесты именно в той одежде, в которой её хоронили. Решили, что она приходила посмотреть на зятя.

***

Дело было ночью, кот, как обычно, спал в ногах. Я тоже заснула. И неожиданно проснулась с каким-то очень неприятным чувством — не то страх, не то холод. Открываю глаза, хочу уже встать, раз не спится, и тут ловлю взгляды кота — предостерегающий на меня и с прижатыми ушами куда-то в сторону рядом. Перевожу взгляд в ту сторону и вижу, как через комнату крадется огромное, туманно-серое, но весьма плотное существо. С чем-то вроде лица с закрытыми глазами. Движется к окну, выставив перед собой руки, словно человек в темноте — на ощупь. Я даже закричать не смогла от ужаса. И вдруг это существо почувствовало взгляд, медленно обернулось и явственно стало принюхиваться. Тут кот молча выпустил когти мне в ногу со всей дури, и я перевела взгляд на него. Существо сразу потеряло интерес, дошло до окна и исчезло.

Кот-то заснул вскоре, а я так до утра и продрожала в постели, боялась даже свет встать включить.

***

Этот случай был также ночью, точнее, уже в 5 утра. Проснулась я от короткого звонка в дверь. Первая мысль была, вдруг что-то у родных случилось, кто бы еще в это время пришел? Кинулась к двери спросонок, спрашиваю: кто там? Тишина. В глазок никого не увидела. Посмотрела на часы и спать пошла. И только легла, сразу же второй звонок. Тут я сдуру открыла дверь без вопросов. За дверью стояло что-то высокое, похожее на серый прямоугольный силуэт человека без шеи, без рук, с более темными очертаниями глаз и рта. И на месте грудной клетки был проем, в котором шел дождь. Тут уж я подумала четко, даже без страха — все, вот так с ума и сходят, приехали. И все же спросила: ты кто? Как-то почти услышала ответ: Тень. Я к тебе. Войти можно? Я ответила: нет. Захлопнула дверь и пошла спать. И все. Больше звонков не было.

К врачу я-таки сходила потом. Порадовалась, что крыша на месте, но что это было, не знаю до сих пор.

***

Моя одна знакомая и ее подруги, подвыпив, решили вызвать «духа Пушкина», хоть взрослые тётки уже, всем минимум по 40, но вот нашло на них такое детство.

Повеселились, подурачились. Ничего не получилось. А вот ночью НАЧАЛОСЬ. Дело было у знакомой на даче, все там и ночевали. Сами по себе стали открываться окна и двери, греметь батареи, как будто по ним палкой туда-сюда водят. Самый пик был, когда с одной из дам некая «сила» сдёрнула одеяло. Другая получила удар по щеке, даже была ссадина. Кончилось тем, что пришлось выписывать батюшку, чтобы дом чистил. Ох он и ругался! Сказал, что те «впустили беспокойного духа». Но очистил, всё прекратилось. А вот знакомая и её подруги все разругались друг с другом. Причём на пустом месте.

***

Ох, это лучше и не рассказывать, всё равно не поверят... Когда у меня умер отец, я, бабушка и мама решили лечь в одной комнате, в другой стоял гроб. Бабушка быстро заснула, а мы с мамой всё лежали и думали, думали, думали... И вдруг ясно услышали родной отцовский храп. Из той самой комнаты, где лежало его тело. Мы с матерью оцепенели, она мою руку сжала «ты слышала?» — «ага» — «ой, мамочки...». Храп длился секунд 10-15, но нам хватило этого, чтобы всю оставшуюся ночь не выходить из спальни. Вышли только тогда, когда начали рано-рано утром приходить друзья и родственники. До сих пор никто не верит. Но нам же не могло одно и то же ПОСЛЫШАТЬСЯ? А ещё, когда привезли отца в монастырь отпевать, у него лицо изменилось, стало более умиротворённым, казалось, что он улыбается. И это заметили уже все, кто провожал из дома и присутствовал на отпевании.

***

Мне было 15, троюродному брату — 16. Дом, который строил его отец, был на стадии стен. Готов был уже подвальный этаж, доски пола были «черновые» — с немалыми щелями между ними. Ход в цокольный этаж закрывала старая уличная дверь — очень тяжелая. Туда мы залезли с соседскими девчонками и с магнитофоном на батарейках. Не пили, не курили, таблеток не ели. Лето, часов семь вечера. В какой-то момент музыка кончилась и мы услышали, как кто-то подходит к калитке с уличной стороны, потом звякнул откинутый крючок, и мы услышали шаги — тяжелая мужская походка. Мы затаились. Потом этот кто-то зашел в дом и пошел по комнатам. Мы слышали шаги — но сквозь щели пола было видно, что в доме никого нет! Потом шаги отправились на выход, мы кинулись к отдушинам в фундаменте, чтоб посмотреть, кто это — и никого не увидели. Шаги стихли — мы вылезли из подвала: калитка была закрыта. Дом достроили. Жена брата рассказывает, что кот периодически выгибается дугой и шипит на кого-то, а собака замирает и смотрит внимательно в одну точку.

***

Однажды — мне было шесть лет — я проснулся будто от толчка. На одеяло падал тусклый свет со стороны столика, стоявшего за спинкой кровати у меня в ногах. Нечто огромное застыло в ожидании — оно было там, за спинкой кровати, — свет падал от него! Но я не успел даже ни подумать об этом, ни повернуть головы, чтобы посмотреть...

Леденящий душу звук расколол тишину комнаты. Я резко повернулся к столику, и мой отчаянный крик слился с ревом чудовищного существа, висящего над столиком. Ног существа не было видно, но ладони с растопыренными пальцами были обращены ко мне — одна рука была у плеча, другая вытянута вперед, атакуя меня... Волосы существа были вздыблены, обрамляя голову ореолом, огромные глаза пылали гневом. Передо мной — создание чужое и опасное. Я закричал, и видение исчезло. Комната погрузилась во тьму. Подбежал перепуганный отец, но от сильного заикания я не смог ничего произнести...

***

После похорон дедушки, но до 40 дней со дня его смерти, мы поехали в деревню, где он жил последние 10 лет. Легли спать, я начала засыпать, но услышала какие-то звуки в сенях, будто ходит кто-то. Подумала: «Наверное, это дедушка. Но он же нам ничего плохого не сделает, он же нас очень любил». И спокойно уснула.

Рассказала маме потом, она, оказывается, тоже топот слышала и тоже спокойно уснула.
А вот дедушкин зять (муж маминой сестры, мой дядя) спать не ложился дольше нас. Он слышал, как хлопала дверь в соседнюю хату, что-то грохотало в сенях. А потом открылась дверь в хату, где мы спали, и зашел дедушка. Дядя кинулся в кровать под одеяло, больше ничего не слышал.

***

Мне было тогда лет 12, может, меньше, осталась дома одна. Родители уехали к друзьям или по делам каким. Мы живем в частном доме в небольшом поселке, вокруг лес.

Так вот решила я позвонить маме, узнать, когда родители дома будут. Звоню и слышу голоса. Подумала, что сбой на линии, опять перезвонила, опять голоса, прислушалась. А там двое людей обсуждали, как они любят есть человеческое мясо, рецептами делились, обсуждали, как лучше консервы заготавливать. Сейчас-то понимаю, что скорее очень глупая шутка была, но тогда ооочень страшно было. Мне казалось, что они знают, что я слышала, и обязательно найдут по номеру телефона.

Родителям не позвонить, думала, опять на тех каннибалов нарвусь. Одна, дом большой, окно разбить — плевое дело.
метки: короткие
♦ одобрила Инна
21 января 2016 г.
Отрывок из романа Стругацких «Град обреченный»:

--------------

За столом Изя все еще листал свои бумажки. Теперь он взял себе новую дурную привычку — бороду кусать. Завернет волосню свою на горсть, сунет в зубы и грызет. Экое чучело, право… Андрей подошел к раскладушке и принялся застилать простыню. Простыня липла к рукам, как клеенка.

Изя вдруг сказал, повернувшись к нему всем телом:

— Так вот. Жили они здесь под управлением Самого Любимого и Простого. Все с большой буквы, заметь. Жили хорошо, всего было вдоволь. Потом стал меняться климат, наступило резкое похолодание. А потом еще что-то произошло, и они все погибли. Я тут нашел дневник. Хозяин забаррикадировался в квартире и помер от голода. Вернее, он не помер, а повесился, но повесился от голода — сошел с ума… Началось с того, что на улице появилась какая-то рябь…

— Что появилось? — спросил Андрей, переставая стаскивать ботинки.

— Какая-то рябь появилась. Рябь! Тот, кто попадал в эту рябь, исчезал. Иногда успевал еще заорать, а иногда и того не успевал — просто растворялся в воздухе, и все.

— Бред какой-то… — проворчал Андрей. — Ну?

— Те, кто вышел из дому, все погибли в этой ряби. А те, кто испугался или сообразил, что дело дрянь, те поначалу выжили. Первое время по телефону переговаривались, потом стали понемножку вымирать. Жрать ведь нечего, на улице — мороз, дров не запасли, отопление не работает…

— А рябь куда делась?

— Ничего по этому поводу не пишет. Я тебе говорю, он к концу с ума сошел. Последняя запись у него такая… — Изя пошелестел бумагами. — Вот, слушай: «Не могу больше. Да и зачем? Пора. Сегодня утром Любимый и Простой прошел по улице и заглянул ко мне в окно. Это — улыбка. Пора». И все. Квартира у него, заметь, на пятом этаже. Он, бедняга, петельку к люстре приладил… Петелька, между прочим, так до сих пор и висит.
♦ одобрила Инна
15 января 2016 г.
Раньше я жил напротив кладбища, а теперь лежу напротив своего дома...

* * *

Моя дочь не перестает плакать и кричать по ночам. Я прихожу к ней на могилу и прошу остановиться, но это не помогает.

* * *

Я рос с котами и собаками и потому привык к царапающим звукам у двери, пока я спал. Теперь, когда я живу один, это стало казаться тревожным.

* * *

Я вызвал ей скорую, голова ее была в крови, она висла на мне, цеплялась за шею, царапая кожу ногтями, и все просила кого-то: «Я не хочу, пожалуйста, я не хочу». Потом затихла. Врач со скорой меря отругал — зачем отвлекать скорую, если ясно, что трупу уже несколько дней? Только тогда я почувствовал вонь.
метки: короткие
♦ одобрила Инна
8 января 2016 г.
Автор: Екатерина Коныгина

Если тень отражения в зеркале выходит за пределы этого зеркала — беги!

Если в тоннеле, коридоре или подземном переходе к тебе приближается невидимый источник звука — беги!

Если кто-то идёт по свежему снегу, не оставляя следов или же абсолютно бесшумно — беги!

Если ты не можешь понять, где кончается шуба прохожего и начинается его шевелюра или борода — беги!

Если странные звуки за спиной стихают, как только ты оглядываешься — беги!

Если ты боишься, а тому, кто с тобой рядом, становится только веселее — беги!

Если ты считаешь происходящее сном, но никак не можешь проснуться — беги!

Если, наконец, тебе просто вдруг захотелось убежать, без особой причины — БЕГИ!

... потому что время работает против тебя, быстро и значимо.

Не думай ни о чём, не сомневайся, не смотри на других.

Не надо мнительности, колебаний и прочей созерцательности.

БЕГИ!!!
♦ одобрила Инна
7 января 2016 г.
Автор: Екатерина Коныгина

Опытная гадалка реально помогала вспомнить прошлые жизни. Клиентки быстро поняли, что её услуги — хороший способ избавляться от надоедливых мужей и бойфрендов. Стоило затащить к ней взятого «на слабо» скептика, как он основательно сходил с ума или кончал жизнь самоубийством. Нужно было только держаться от него подальше в течение недели-другой, чтобы не пострадать самой, пока его корёжит. Но всё закончилось, когда некая мадам привела на сеанс безобидного зануду-очкарика. Очкарик вспомнил себя не прачкой, евнухом или калекой-побирушкой у городской церкви, а стражником инквизиции, истреблявшим колдунов. Спецназовцы его застрелили, но до того он успел убить не только гадалку, но и двоих её клиенток — в том числе, конечно, и ту, что его привела. Третьей, впрочем, удалось убежать (она и поведала потом следствию невероятную предысторию убийства). Гадалке очкарик-инквизитор дополнительно отрезал голову, вырезал сердце и засыпал внутренности солью. Видимо, собирался изуродовать и остальные трупы, но не успел.

* * *

У деда Степана жил пёс. Он часто убегал в лес, однако всегда возвращался. Но каждый раз возвращался чуточку иным, всё более похожим на человека. Когда дед Степан обнаружил, что колени пса начали сгибаться в другую сторону, а лай уже больше напоминает членораздельную речь, он испугался и убежал в лес. Дед Степан по-прежнему живёт в своём домике и даже, кажется, помолодел. Только вот пса у него больше нет. Впрочем, иногда из леса выходит облезлая дворняга и робко приближается к дому. Тогда дед Степан спускается с крыльца, улыбается и шутейно рявкает — отчего испуганное животное, скуля, сразу же удирает обратно.

* * *

У промышленных альпинистов тоже есть свой фольклор. Они считают, что если из здания, на котором работаешь, кто-то выбрасывался, то его призрак можно встретить, когда висишь на высоте или — особенно! — если сорвёшься. В этом последнем случае призрак самоубийцы задаст три вопроса, пока летишь вниз. Что за вопросы — никто не знает, однако ответить на них верно некоторым альпинистам, по-видимому, всё-таки удавалось. Время в таких ситуациях течёт иначе, поэтому ответить можно успеть. Если ответишь правильно, призрак повернёт события вспять и ты снова вернёшься в момент перед спуском — всё позабыв, но с чётким предчувствием о грозящей опасности. Поэтому профессиональные промалы очень доверяют своим предчувствиям и никогда им не перечат.
♦ одобрила wolff