Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «КЛАДБИЩА»

16 января 2013 г.
Первоисточник: paranoied.diary.ru

Автор: Доминга

Я работаю могильщиком.

И работу свою я очень люблю.

Небольшое старенькое кладбище в провинциальном городке находится в полном моем распоряжении. Я и могильщик, и сторож на полставки. Ну а что? Все равно живу в домике на окраине погоста, любезно предоставленном мне государством в качестве компенсации за низкую зарплату.

Я с удовольствием рою могилки, помогаю опускать гроб — работа на воздухе, покойники — люди все приличные. Это они, когда живые, бедокурят, шумят, ругаются, а как помрут — все как на картинке. Костюмчики парадные, лица благопристойные, аж душа радуется.

Помню, как-то раз хоронили одного мужика. Видел я его часто на станции — так себе мужичонка, плюгавенький, пьяненький, а как ко мне принесли — загляденье! Гроб обит бархатом, мужичок в белой рубахе да при галстуке. Красота, в общем.

Кстати, за отдельную плату могу поухаживать за захоронением в течении оговоренного срока. И мне достаток, и близким отпадает нужда заботиться о мертвых родственниках.

Происходит конечно, на погосте всякое, как тут не происходить. В лунные ночи, если выглянуть в окно моего домика, тени видно у могил. Ходят туда-сюда, слоняются, не лежится им спокойно. У свежих могил потемнее, у старых — совсем уж прозрачные, тоненькие, туда-сюда, туда-сюда. Как-то раз глубоко за полночь стучал в окно кто-то, я выглянул — стоит дядька, которого намедни похоронили, просит стопку водки. Я, конечно, в дом не впустил, но на следующий день могилку его нашел и налил стопарик. Я же не жадный.

Но мне не страшно. Они меня не трогают, я — их. Мирно живем, можно даже сказать, дружно.

Да вот беда — маловато в последнее время работы.

То ли все эти фитнесы-шмитнесы людям на пользу пошли и народ жить стал дольше, то ли городишко наш мельчает: народу-то в столицу все больше уезжает, но как-то оно грустно становится.

Раньше-то, бывало, каждую неделю семь-десять человек помрет. А похороны какие были? С музыкой, с причитаниями, многолюдные. Несут, рыдают в три ручья, прелесть просто. А теперь что? Придут, молча постоят, мне лишнюю бумажку сунут — закапывай, мол, скорее, не тяни.

И один-два покойника в неделю в лучшем случае. А то неделями тишина, как сейчас — третью неделю подряд работы нет.

Я на досуге уже и дорожку кладбищенскую подмел, и оградки кое-где поправил и покрасил, и дома у себя окна вымыл — тишина.

А как пошла четвертая неделя, я не выдержал. Ну смерти же подобно столько времени сидеть без работы. Сначала я поехал в центр города, походил там, погулял, папироску скурил, но ничего интересного не нашел. Потом немного прошелся по бульвару, забрел в какой-то магазинчик за сигаретами и вот тут-то и увидел его. Стоящий в очереди впереди меня мужчина лет сорока достал кошелек и спросил кассиршу:

— Так сколько с меня?

— Семь тысяч пятьсот восемьдесят рублей, — чирикнула девушка и кокетливо стрельнула глазами в сторону симпатичного покупателя.

Посмотреть, кстати, было на что — отлично сложенный, правильные черты лица, выразительные зеленые глаза. Мужчина улыбнулся девочке, достал кошелек, расплатился. Я увидел, как в кошельке мелькнула фотография симпатичной женщины с мудрым и добрым лицом.

Потом была моя очередь, а потом я закурил, стоя возле дверей магазина, и стал ждать.

Спустя пять минут он вышел — невзрачный, тощенький дядька лет тридцати, с наметившимся пузиком, стоявший в очереди аккурат за мной. В руках он нес большую баклашку дешевого пива и буханку хлеба.

Идти пришлось недолго — мужик жил всего через квартал.

Я зашел за ним в подъезд и, поравнявшись, всадил ему в спину большой кухонный нож.

Удостоверившись, что мужчина умер, я аккуратно достал свой нож, вытер его о спину трупа, положил обратно в неприметный портфель и, никем не замеченный, вышел прочь.

Да и кто подумает обо мне плохо? Я — благообразный седой дедушка в старомодном костюме и с черным потертым портфелем. А потом — я же на их благо стараюсь, хотя, конечно, мне тоже польза.

Есть труп, значит, будет в ближайшее время и работа.

Через три дня, как положено, хоронили. Ух, какой мужик-то, оказывается, красивый! Помыли его, подкрасили немного, одели, как человека, в костюм, галстук повязали. В гробу он смотрелся очень прилично, прямо как жених. А то ходил, как оборванец, в какой-то футболке и тертых джинсах, смотреть противно, ей-богу.

Я им даже скидочку сделал на рытье могилы.

У него, кстати, жена оказалась видная, только вот неухоженная какая-то. Одежда на ней мешковатая, туфли сношены, а так — приятная женщина.

Хожу теперь, смотрю за его могилкой. Я вообще всегда смотрю за всеми могилками, которые при моем участии возникли — все же не чужие мне эти люди. Пару раз видел и тень этого мужика, грустная такая тень, смотрит на меня и молчит. Я уж ему объяснял, что так для всех лучше: у меня работа была, а он хоть достойно выглядеть начал, только он все равно смотрит и молчит. И стоит у моего порога, баклашку с пивом и буханку в руке сжимает.

Они, кстати, все ко мне приходят. И самый первый, мальчик совсем, пятнадцать лет, и женщина бальзаковского возраста с красивой укладкой на голове, и молодой еще мужчина, и юная девушка, и старуха, неопрятная даже после смерти, и девочка-трехлетка, и девушка-невеста, которая зачем-то вышла из банкетного зала в одиночестве на улицу... Помню, я тогда добрый был, веселый, мимо ресторана иду, а тут она! Молоденькая, красивая такая, радостная. Ну я и решил на радостях, что надо подарок сделать — умереть в самый счастливый день своей жизни, что может быть лучше? Приходят, стоят перед порогом, молчат, смотрят. Я к ним выйду, постоим, помолчим вместе, а потом я домой, а они по своим делам.

В общем, я люблю свою работу. Главное, чтобы помирали, а то мне скучно становится. Только вот я стар становлюсь — через пару лет, думаю, мне уже будет трудно им помогать. Так что буду молиться, чтобы чаще помирали, а то ведь совсем ко мне дорожку позабудут.

А это уже непорядок!
♦ одобрил friday13
23 сентября 2012 г.
Автор: Juja

На летние каникулы поехал к другу в Рязанскую область. Не доезжая до пункта назначения километров десять, шофёр, с которым я ехал, высадил меня у автобусной остановки — сказал, что через полчаса проедет автобус, на нём я и смогу уехать. Делать нечего, стал ждать. На остановке, кроме меня, был ещё мужик в праздничном костюме. От нечего делать я стал смотреть по сторонам и увидел, что примерно в километре от остановки были кладбище и дорога, ведущая к нему. По этой дороге двигалась похоронная процессия — катафалк, за ним люди, машины и почему-то огромный фургон. Я любовался этим зрелищем минут пять, а потом... процессия начала таять в воздухе! Обернулся к мужику в костюме и понимаю что он тоже видит это, но реагирует спокойно. Будучи в шоке, я просто сел на землю, и тут мужик сказал:

— Пару лет назад здесь авария была, фура протаранила процессию. Все погибли. Их тут частенько видят...

— А покойник? — почему то спросил я.

— А что покойник? — мужик поправил галстук. — Как видишь, почти здоровый и почти живой...
♦ одобрил friday13
13 сентября 2012 г.
Эту жуткую историю мне рассказал знакомый, случилось это с ним лет двадцать назад.

Приехал он погостить в деревню и как-то вечером пошел на дискотеку в соседнюю деревню. А идти надо было лесом и, ближе к соседней деревне — через кладбище.

Потанцевал он, как и хотел, возвращается обратно один. Пошел по тропе через лес. Луна, светло... Видит — впереди идут двое. Догнал, смотрит — два парня молодых. Он пристроился к ним, завёл разговор. Так всю дорогу и проболтали о том о сём. Парни оказались местными, говорили охотно, но только на вопрос, куда они вдвоём идут ночи, отвечали что-то невразумительное.

Подошли к кладбищу. Можно было обойти, но через могилы была короче дорога. Мой знакомый шел, про рыбалку попутчикам рассказывал, увлекся. Глянул — а он уже один идёт, рядом никого. Оглянулся — а эти двое стоят у могил как вкопанные и только вперёд смотрят, не моргнут. Мой знакомый решил, что они пришли кого-то помянуть, махнул им на прощание рукой и пошел дальше.

Пришел домой и спать лёг. Где-то в три ночи проснулся, пить захотел (горло пересохло, голова болела — на дискотеке самогона хлебнул). Вышел в коридор, зачерпнул воды из ведра и стал пить. Пьёт и в окно смотрит. Ночь, как уже отмечалось, была светлая, и он отчётливо увидел, что с улицы на него смотрит один из его попутчиков. Не моргает — смотрит в упор...

Мой знакомый от неожиданности аж отпрыгнул от окна. Бросил кружку и в постели через секунду оказался.

Когда он вернулся в город, то мне про этот случай рассказал. И говорил, что ему часто снится один и тот же сон, как он по кладбищу идёт в полнолуние и видит этих двух попутчиков. Стоят оба возле могилы, молчат и смотрят на него...
♦ одобрил friday13
12 сентября 2012 г.
Женщина в дни поминовения усопших пришла на могилку к сыну. Был уже вечер, часов около семи, и, поскольку дело было весной, солнце уже практически село. Но, несмотря на это, на кладбище было довольно много людей. Женщина различала в сгущающихся сумерках то там, то тут сидящие на кладбищенских лавочках силуэты.

«Ну что ж, — подумала она. — У людей из-за работы нет возможности прийти сюда днем...».

Подошла она к могиле своего сына и обратила внимание, что напротив оградки на каком-то то ли пне, то ли поваленном дереве сидит женщина, странная такая — то ли больная, то ли во хмелю. Одета в какой-то допотопный костюм в клетку, слишком легкий для такого времени года, с каким-то нелепым искусственным цветком...

«Ладно, пусть сидит. Кладбище все-таки — может, горе у человека, только похоронила кого», — с этой мыслью женщина вошла в оградку могилы сына, стараясь не обращать внимания на странную соседку. Достала из сумки салфетку бумажную, конфеты, и только хотела все это уложить на могиле, как услышала вой — нет, даже не вой, а горестный вопль, который разнесся над кладбищем. В ужасе она обернулась назад и увидела, что странная женщина в клетчатом костюме уже не сидит на пне, а упала на колени и с трудом пытается ползти по направлению к ней, хватаясь руками за воздух, и при этом громко и как-то отвратительно вопит что-то вроде: «Мое! Мое! Мое!». И лицо у нее было совершенно белое, кое-где покрытое синюшными пятнами, и вонь от нее шла такая, что невозможно было дышать. И тут же остальные фигуры — силуэты на лавочках, да и просто на земле — начали раскачиваться и протягивать к запоздалой посетительнице свои руки...

Оцепеневшая от страха женщина догадалась закрыть глаза и начала читать про себя «Отче наш». Вой мгновенно прекратился, а сама она почувствовала, как отключается её сознание...

Нашли её тем же вечером два подростка, шнырявшие по старому кладбищу в поисках «поминальных» конфет. Оттащили к дороге и привели в себя. Тут же подоспели какие-то парни, охранявшие магазин надгробных памятников, что стоял у кладбища. Выслушали сбивчивую историю о том, что случилось, потом один из них мрачно кивнул:

— Вы не волнуйтесь. Такое бывает тут... Они тут часто на лавочках сидят, особенно весной, когда дни поминальные.

— Кто «они»?!

— Кто, кто... Те, кто раньше был похоронен, давно, первым слоем... Это ж надо — придумала какая-то сволочь памятники сносить и по второму слою людей хоронить. Вот они около своих могилок и сидят — обидно им...

Он усмехнулся и добавил:

— Может, мне бы тоже было обидно. Под низом гроб мой, а приходят не ко мне...
♦ одобрил friday13
31 августа 2012 г.
Эту историю мне рассказала одна моя знакомая. Она живет в деревне. Там же, на местном кладбище, у нее захоронены и отец, и муж, и еще много родни. А этой весной она решила табличку поменять на могиле у отца — старая совсем в негодность пришла. Одна на кладбище она пойти не захотела, решила взять с собой свою престарелую маму. Той уж больше 90 лет, но кладбище недалеко совсем, и они решили прогуляться.

Приковыляли на место. Народу не было, хоть и весна — видимо, все местные в огородах копошились. Стали табличку прибивать. Мучились и так, и этак, а не получается. Что поделать? И вот тут-то мать моей знакомой и выдала:

— Катя, мы ничего не сделаем так. Попроси мужика вон того, пусть нам поможет.

Катя посмотрела по сторонам — вокруг никого, ни одной живой души...

— Какого мужика, мам? Где ты видишь-то его?

— Ну как какого, доча — вон того, через могилу на скамеечке сидит и на нас смотрит... Эй, мужчина! Помогите, пожалуйста, моей дочке табличку приладить, никак ей что-то...

Моя знакомая малость оторопела. Огляделась ещё раз очень внимательно, но никаких мужчин не обнаружила.

— Мама, тут нет никого. У кого ты спрашиваешь-то?

— Да вон, у этого! — старушка показала рукой на скамейку, что стояла через могилу. — Хоть бы ответил, хам какой. Сидит... Руки на коленки положил и не отвечает. Вона, смотри, встал, пошел... Хоть бы поздоровался — какая молодежь нынче пошла, совсем старость не уважают...

Моя знакомая была в ужасе. Спорить с матерью было бесполезно. Она бросила табличку, схватила мать под руку и быстро ушла оттуда.

Чтобы табличку эту прибить, Катя потом соседа наняла за бутылку. Больше одна на кладбище она не ходит, только в сопровождении компании. Её мать, конечно, пожилая женщина, и ей могло просто привидеться. Но кто знает...
♦ одобрил friday13
31 августа 2012 г.
Лет двадцать назад направили меня и еще двух моих коллег в командировку — нужно было законсервировать на зиму памятник под реставрацию. Приехали в Тмутаракань — поселок на отшибе цивилизации. Поздняя осень, уже заморозки стояли ночами, темнело рано. Отметились в поселковом совете, стали нас определять на ночь. Пока утрясали все дела, наступила ночь. Провожатая вела нас какими-то усадьбами, заросшими бурьяном. Темно было — хоть глаз коли, фонарей нет. Пришли к домику, вокруг деревья, кусты. Открыла она дом, провела в комнату, говорит — жить будете здесь, это что-то вроде нашего общежития для приезжих, сейчас вы тут одни, поэтому дверь за мной заприте и никого не пускайте.

Заперли мы дверь изнутри на железные скобы, растопили печь, стали укладываться спать. Через час я услышал, что по коридору кто-то ходит, половицы скрипят, потом в печь полез, стал шуршать поленьями, лязгнул защелкой на чугунной дверце... Помня, что дверь мы закрыли изнутри, я испугался, толкнул товарища. А тот сам не спит, стучит зубами. Страх на нас такой накатил — жуть. Три здоровых лба еле уснули.

А утром вышли из дома — оказывается, домик-то стоит в центре старого кладбища, вокруг кресты перекошенные. В тот же день мы уехали из поселка, сделав работу за день, хотя планировалось работать три дня.
♦ одобрил friday13
29 августа 2012 г.
История произошла зимой 1996 года в Новосибирске. Я работал посменно до десяти-одиннадцати часов вечера. До остановки мне приходилось идти через Клещихинкое кладбище. Первые дни ходил как-то напряжённо, но потом более-менее осмелел — тем более, что часто светила луна и на территории кладбища было всё видно. Это «все видно» со мной и сыграло злую шутку.

Иду в очередной раз, все привычно... Вдруг вижу — у дальних рядов могил неподвижно стоит какой-то карлик, на дерево оперся и смотрит. Я сначала подумал, что мне показалось, мол, тень так падает. Но прошел немного по дорожке и снова глянул под другим углом — СТОИТ, действительно кто-то стоит! И тут до меня дошло, что со стороны дорожки, по которой я иду, нет следов на снегу, уходящих в ту сторону — то есть ЭТО могло прийти только из глубины кладбища, куда зимой никто не ходит (там и летом толком не пройдешь — захоронения 50-х годов, много старых и неухоженных, низинка болотистая). Как только я это понял, волосы дыбом встали, рванул бегом. Если бы меня тогда кто-то окликнул или вообще что-нибудь услышал, точно сердце бы остановилось. Добежал до остановки, не помня себя.

На следующий день шёл на работу и думал: если у дерева следы есть, поймаю гада — убью! А если нет... В церковь, что ли, сходить...

Подошёл к тому самому месту и увидел — возле клена, упершись на него, стоял старый ржавый памятник!
♦ одобрил friday13
23 августа 2012 г.
Введенское кладбище в Лефортово выглядит красивым и одновременно пугающим — оно не похоже на другие кладбища хотя бы потому, что оно какое-то уж слишком европейское: создается впечатление, будто его вырвали из другого места и времени и неизвестно зачем перенесли в Москву наших дней. Старое кладбище привлекает к себе многих: место красивое, ухоженное, довольно тихое и спокойное. Там нельзя фотографировать, на кладбище есть охранники, которые следят, чтобы не снимали. Кладбище еще действующее, как ни странно: хоронить там до сих пор иногда хоронят, в то время как само кладбище не растет и не расширяется — а основано оно ещё в XVIII веке как чумное кладбище.

Осенью 1998 года мой дядя лишился работы, частенько пил и подхалтуривал, где мог. Работал сварщиком, плотником, грузчиком и даже могильщиком на этом самом Введенском кладбище. Кладбище считалось элитным, хоронили тогда там (да, собственно, как и сейчас) музыкантов, деятелей искусств, писателей... И поступил «заказ»: погиб какой-то музыкант, требуется могила. А мест было мало, почти не было. Отправили моего дядю и еще нескольких мужчин искать свободное место. Пока искали, вечер наступил — осень, темнело рано. Найти-то место нашли, конечно, только вот на отшибе в старой части кладбища. Бесприметный такой клочок земли, ровный, заросший, ни обломков нет, ни камней. Холодно, ветрено, темно, ну и неуютно как-то мужчинам стало. Но что поделать, деньги-то всем нужны — посовещавшись, начали копать. Земля была довольно мягкая, хоть и сырая, дело шло быстро. И вот дядя увидел — что-то белое в земле лежит, мягкое, явно не кость и не зубы. Он руку протянул, достал, отряхнул и увидел, что это тапочек белый, крохотный совсем. Чуть позже нашелся и второй, хотя ни костей, ни гроба они не нашли. Ничего странного, казалось бы, только вот та самая свежая могила провалилась буквально через три дня после похорон, и долгое время там яма была. Дядя же уволился от греха подальше.
♦ одобрил friday13
13 августа 2012 г.
У друга дед работал на кладбище сторожем, он мне и рассказал эту историю. Однажды ночью дед, как обычно, проходил по дорожке между новыми могилами (вандалы в основном охотятся на них), как вдруг услышал приглушённый, но истошный крик. Поначалу он счёл, что ему померещилось, но крик не прекращался. Дед пошёл на крик и наткнулся на совсем свежую могилу без надгробия. Не веря своим ушам, он нагнулся над ней — крик действительно исходил из-под земли...

Дед испугался, что, возможно, человека похоронили заживо — чего только не бывает. Но когда он вызвал спасателей и те раскопали могилу, то не обнаружили в гробу никого. Там было пусто. Кому принадлежала могила, так и не установили. Кому понадобилось хоронить пустой гроб, тоже неизвестно.

А крик дед потом всё же списал на «показалось» — уж очень он не верил во все эти истории про живых мертвецов и прочую мистику...
♦ одобрил friday13
7 августа 2012 г.
Речь будет идти о Грачёвке — это парк, территориально расположенный в Москве рядом со знаменитой заброшенной Ховринской больницей. Мне иногда случается бывать в Ховрино, ибо там есть удобная одноимённая железнодорожная платформа, связанная с ближайшими станциями метро несколькими автобусными маршрутами, лишенная турникетов и охраны — и, стало быть, удачный перевалочный пункт (особенно для курьера, как я).

Сам по себе район — типичный перестроенный спальник на окраине столицы, полный многоэтажек, алкоголиков и выхлопных газов. Неподалёку от платформы находится та самая Грачёвка — обыкновенный маленький парк, каких десятки, а может, сотни, и не только в Москве. Проезжая это место днём, не чувствуешь ничего: тишь да гладь, тенистые аллеи, деревья, кусты, тихий и спокойный уголок в бешеном мегаполисе. Однако ночью это место выглядит совсем по-другому.

По долгу службы я частенько бывал в тех местах, особенно днем, но однажды довелось побывать и ночью, о чём я впоследствии пожалел. Дело было так: возвращаясь домой с работы, я, изрядно уставший, едва ковыляющий по улице поздним июльским вечером, шел неподалеку от злополучного парка и решил через него срезать. Времени было много, ибо последняя электричка от станции «Ховрино» отправляется намного позже полуночи, но я все же не хотел долго задерживаться, потому, недолго думая, свернул в парк.

Ночью это место выглядит совсем иначе: тёмные, мрачные аллеи, пустынные дорожки, слабо освещаемые луной, неизвестно откуда взявшийся ветер и холод, пронзающий насквозь. И дернул меня какой-то чёрт присесть на скамейку, отдохнуть слегка, о чем я вскоре пожалел.

Едва сев, я почувствовал, как ноги становятся ватными, что я быстро списал на усталость. По телу пробежала волна холода и слегка закружилась голова. И вот сижу я, значит, вокруг ни души — и слышу тихий шорох где-то рядом. Я машинально повернул голову и... не обнаружил ничего. Ничего, что могло бы шелестеть. Я уже было решил, что показалось, как за спиной хрустнула ветка. Вот тут я уже буквально подпрыгнул на месте, обернулся и увидел какую-то неестественно длинную тень, резво удаляющуюся от меня куда-то в кусты. Я вскочил (со второй попытки — ноги по-прежнему плохо слушались) и пошел в направлении станции. И вот я иду по тёмной аллее и чувствую, как за мной идет кто-то еще: слышу тихие шаги, следующие за мной буквально по пятам, и хрипловатое дыхание. Я ускорил шаг, но быстро понял, что преследователь не собирается отставать. Тогда я резко обернулся, думая увидеть какого-нибудь бомжа. Увидев, что там, я сначала остолбенел, а потом чуть не завопил на весь город: на земле буквально в шаге от меня лежал подгнивший череп, на котором копошилась куча червей. Сказать, что я охренел от такого поворота событий — это не сказать ничего. Ломанулся я оттуда со всех ног и уже через пять минут сидел в электричке.

Только через год после этого я узнал, что на месте парка было кладбище, ликвидированное где-то в 60-х годах. С тех пор по ночам я обхожу Грачёвку стороной.
♦ одобрил friday13