Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ИЗ СМИ»

Многие знают про кинологический питомник КГБ на северо-востоке Москвы. Там посреди леса была большая огороженная территория с вольерами. Задача этого питомника заключалась в том, чтобы вывести идеальную пограничную собаку, привив ей полезные качества разных пород и разных видов. В генетике, и уж тем более в генной инженерии (как известно, эти науки долгое время в СССР находились в опале), советские учёные не были экспертами, так что действовали по заветам Мичурина, скрещивая «бульдога с носорогом», и смотрели, что получится. Говорят, что в этот питомник завозили даже гиен. Особенно плотно занимались там созданием собаки-волка. Наиболее перспективной линией «волкособов» оказались помеси австралийской динго с лайкой и волком — некрупные рыжевато-серые собаки с мощной хваткой и феноменальным нюхом.

Когда в перестройку всё развалилось, обслуга разбежалась, а почти весь «материал» постреляли. Но несколько приплодов щенят народ разобрал по дворам. Где-то собаки прижились. А вот гибриды динго, не умеющие лаять и не годящиеся жить на цепи, вскоре пополнили популяцию дворняг, постоянно обитающих на северных московских окраинах. По словам знающих людей, эти псы очень умны и агрессивны. При отстреле бродячих собак они обычно ускользают, отравленные приманки игнорируют, а потомство у них здоровое и многочисленное. В собачьих стаях такие псы обычно доминируют, но, вообще-то, обычных собак динговолки не жалуют и с удовольствием на них охотятся, как это делают обычные волки. Если в 90-е годы динговолков возле Москвы бегало немного, то теперь эти молчаливые собаки с характерным окрасом и стоячими ушами встречаются всё чаще и чаще. Обычными стали небольшие группы по 5-8 особей, состоящие только из динговолков.

Эти существа, обладая природной трусоватостью и скрытностью, сторонятся человека и вообще людных мест. Их стихия — свалки, лесопарки, промзоны, где они подчищают все пищевые отходы и без труда выдавливают конкурентов. Но, несмотря на примесь лаечьей крови, отсутствие агрессии к человеку этим собакам не передалось. Пока рано говорить, что на окраинах Москвы из-за этих тварей сделалось небезопасно — но московская милиция уже давно отметила, что довольно много даже явно криминальных трупов из-за МКАДа попадает в морги обглоданными настолько, что невозможно установить ни причину смерти, ни личность. Обычные собаки редко питаются человеческой мертвечиной. Так что, похоже, динговолки уже распробовали вкус человечины. Известны нападения бродячих собак на детей, стариков, бомжей, в том числе со смертельным исходом.

Год назад в московском микрорайоне стая собак насмерть загрызла пьяного мужчину. Свидетели говорят, что собаки в стае были похожи на крупных рыжих лаек с прямыми хвостами. Есть опасение, что к 2015 году эти животные будут составлять не менее 20% от популяции столичных бродячих собак, а ещё через 10-15 лет можно будет говорить о появлении в лесах ближнего Подмосковья нового опасного хищника...
♦ одобрил friday13
7 мая 2013 г.
В начале девяностых годов московские чиновники от медицины столкнулись с проблемой: опытный пожилой педиатр одной из детских поликлиник доложил руководству, что на протяжении нескольких лет он начал слишком часто встречать нервные проблемы у новорождённых. Когда подняли статистику — такая же картина выявилась ещё у нескольких участковых педиатров. Дети отставали в развитии от сверстников, часто болели, очень поздно начинали говорить.

Делом занялся молодой аспирант. Сперва он подробно опросил матерей, предположив, что тут какая-то экологическая проблема. Но ни по работе, ни по питанию, ни по месту жительства никаких пересечений не было. Зато оказалось, что все ложились на сохранение на ранних сроках. Причём больница у всех была одна.

Была проведена служебная проверка. Но никаких вредных лекарств врачи в больнице не назначали. Инспекция пищеблока тоже ничего не дала. Всё списали на какой-то «выброс», и успокоились. Но аспирант имел знакомства в токсикологической лаборатории МУРа и неофициально отправил туда анализы нескольких беременных женщин из этой больницы.

Результат был страшный. У каждой в организме нашли свинец в такой концентрации, что шансов на нормальное развитие плода уже не было. За дело взялись оперативники и при помощи медсестёр организовали отбор проб пищи. И вот в пище, которую доставляли в отделение патологии беременных, выявили одно из самых токсичных соединений свинца. Причём в другие отделения попадала совершенно чистая пища. Сузив круг поисков, вышли на сотрудницу пищеблока, которая отвечала за раздачу. Проверка показала: женщина вечерами подрабатывает в институте неорганической химии уборщицей и имеет доступ в хранилище.

За ней было установлено наблюдение, и она была задержана на пищеблоке при попытке подмешать в пищу принесённый с собой порошок.

На следствии она быстро «раскололась». Выяснилось, что в восьмидесятые она работала поваром в Припяти. После Чернобыля переехала в Москву. Потом она вышла замуж, но родила ребёнка с врождённым уродством. После чего у неё возникло непреодолимое желание «наказать всех брюхатых». Самостоятельно изучив литературу по ядам, она устроилась в больницу, потом нашла химический институт. Более четырёх лет она воровала химикаты со склада и подсыпала беременным женщинам в еду соли свинца и другие токсичные соединения.

Медицинское обследование показало, что у неё параноидальная форма шизофрении без видимых ярких проявлений. Её быстро упекли в «дурку», руководство больницы сменили, уволили завскладом института, и дело замяли, так как на носу были выборы президента, и скандал с отравлением женщин в Москве был никому не нужен.

Аспиранту убедительно посоветовали не поднимать шума. Но он защитил диссертацию по токсикологии плода и не выпускал проблему из вида. Дальнейшее наблюдение за детьми, которых отравили свинцом в утробе матери, показали, что они растут слабыми, замкнутыми, плохо вступают в контакт со сверстниками, из-за своих нервно-психических проблем часто оказываются изгоями в коллективе.

А повариха... После того, как она через несколько лет вышла из психбольницы, её следы потерялись, и никто больше не интересовался, где она и чем занимается.
♦ одобрил friday13
4 мая 2013 г.
Он позвонил 29 мая 1994 года, в воскресенье, назвался Лешей и пригласил в видеосалон. «Леша? — не сразу поняла Света. — А-а, верно, тот парень, с которым познакомилась на прошлой неделе. Но зачем он спрашивает, как я выгляжу и во что буду одета? Забыл, что ли? Юбка, ветровка, как тогда…». Договорились на 20.00 возле нового цирка, и Света пошла от Речного вокзала к университету через весь город под накрапывающим дождем, никому не сказав о предстоящем свидании.

Вместо юноши в джинсовом костюме, коего она ожидала увидеть, подошел молодой, но уже начавший лысеть человек лет 30 в неглаженых брюках и вельветовом пиджаке. В руке — зонтик, на поясном ремне — нож-брелок.

Предыстория экспромт-рандеву оказалась простой. Лет пять назад в автобусе он познакомился с двумя девочками, выпросил Светкин телефон у ее подружки и вот, наткнувшись на него в записной книжке, через пять лет позвонил.

При встрече мужичок, как говаривали в старину, ей не глянулся. Однако на решении это не сказалось: кино так кино, зря, что ли, ехала. Когда они добрались на автобусе до многоэтажного дома в Филях и поднялись к двери квартиры, Света поначалу удивилась: такого уговора не было. Но бывать в компании случайных знакомых ей приходилось не впервой и без особых последствий. И, секунду помедлив, она шагнула в темный и длинный коридор.

— Не шуми, — предупредил хозяин. — В соседней комнате бабка больная, разбудишь.

Потом усадил у видеомагнитофона и спросил, роясь в кассетах:

— Эротика? Боевики? Детективы?

Света любила «ужастики». Он поставил фантастический триллер «Существо в корзинке». Так начался вечерний видеосеанс, обернувшийся полугодовым кошмаром.

Фильм дошел до середины, как вдруг сильные руки обхватили ее сзади. Перед глазами сверкнул и больно ткнулся в шею внушительный кинжал: «Раздевайся».

Очнулась она в ванной абсолютно голой и связанной по рукам и ногам тонкой капроновой бечевкой. Сколько она пролежала здесь? День? Неделю? Месяц? В мозгу теснились смутные воспоминания. Вот новый знакомец заставляет ее проглотить горсть белых и зеленых таблеток. «От беременности», — поясняет коротко. Теперь он со шприцем, потом — прямо над ней в чем мать родила. И вот уже возле лица частое дыхание. Света не чувствовала ни боли, ни омерзения, ни страха: то ли действовали транквилизаторы, которыми напичкал ее насильник, то ли сгорел внутренний предохранитель, спасая организм от саморазрушения.

Половые акты стали непременной процедурой их ежедневного общения. В свои девятнадцать лет Света не была пуританкой, но до сих пор никто не делал с ней то, чего она не хотела. Иногда он ее «наказывал» — за случайный шум или «глупые» вопросы вроде: «Зачем ты меня здесь держишь?». С силой бил в грудь, лишал скудного обеда, что служил одновременно завтраком и ужином и состоял из жиденького супа, принесенного бабкой. Она работала в больнице, а вовсе не лежала, скованная недугом, в дальней комнате. За порог хозяин никого не пускал, так что кастрюлю со снедью оставляли у соседей.

Версия заточения в трактовке Леши выглядела так. Некие приятели Светы крупно проигрались в карты, и партнеры поставили условие: либо деньги, либо чья-то жизнь. Например, Светина. Леша, таким образом, выступал в роли благородного спасителя, уберегшего девушку от неминуемой расправы. Заложница, конечно, не поверила ни единому слову. Хотя и попыток освободиться не предпринимала. Путы были слишком крепки, дверь ванной комнаты подпирала прочная палка, а затопить жильцов этажом ниже и таким образом дать знать о себе не представлялось возможным: предусмотрительный Леша скрутил с кранов все вентили. Голосить тоже не имело смысла: радиоприемник, который работал в полную мощь во время редких отлучек хозяина, перекрывал посторонние звуки.

Распорядок дня этого странного, страшного человека разнообразием не отличался. Всю ночь он сидел у телевизора или слушал музыку. Импортная, дорогая аппаратура резко контрастировала с убогой обстановкой квартиры, заваленной хламом и покрытой толстым слоем пыли. Спать ложился под утро, и для невольницы наступал краткий и беспокойный период отдыха. К полудню, не выдержав тишины и холода (уже наступила осень), от которого не спасали две куцые шмотки, брошенные на дно ванны, она всерьез подумывала о самоубийстве. Ослабленная на запястьях веревка — это было сделано для того, чтобы Света могла сама черпать из-за спины похлебку специально изогнутой ложкой, — при известной сноровке вполне могла послужить удавкой. Но на последний шаг пленница все же не отваживалась, хотя силы терпеть были на исходе.

Леша порой приказывал ей диктовать на магнитофон учение о телепатии — стопку машинописных листов, валявшихся на стуле, чтобы потом слушать запись в уединении. Как заметила Света, он вообще неровно дышал ко всякой мистике и оккультизму. «Ну, просыпайся же ты…» — мысленно повторяла она с настойчивостью машины. И мучитель действительно просыпался. Но лучше хоть какое-то действие, пусть отвратительное и унизительное, чем озноб истощенного, обнаженного тела и гнетущий полумрак тесной комнаты.

Когда привычной еды на двоих не хватало, он спускался во двор на промысел — стрелял из духового ружья по воробьям, голубям и воронам. Однажды даже притащил убитую трясогузку. После варки крохи мяса доставались добытчику, девушка довольствовалась косточками и объедками. Правда, иной раз ей перепадали гнилые яблоки или червивые картофелины. А как-то он раскопал в груде тряпья старый шерстяной свитер, побитый молью, и заставил собрать с него и съесть личинки насекомых. На недоуменный вопрос: «Зачем?» — с видом знатока пояснил: «Витамины…».

Нечастое Светино развлечение заключалось в массаже, который Леша обожал за просмотром телевизора. Тогда он выводил ее в комнату с повязкой на глазах, садился на пол и противно смеялся, особенно если показывали КВН. К тому времени она изловчилась подбирать ткань потоньше, так что телевизор они смотрели вместе.

В конце ноября Леша заявил о том, о чем она давно перестала мечтать:

— Я отпущу тебя домой. Но сначала напишешь расписку, что должна мне 7900 долларов. Да, и придумай что-нибудь насчет отсутствия: ну там в парня влюбилась, жила у него... Заявишь в милицию — перережу всю семью.

— Спасибо, — только и смогла ответить девушка, зная, какое значение он придавал вежливому к себе обращению.

Стоя на остановке автобуса в каких-то немыслимых обносках и мужских тяжеленных башмаках на босу ногу (одежду заложницы тот продал), Света попросила жетончик на метро. «Подойдешь к контролеру, скажешь, что безработная — и так пропустят», — посоветовал «благодетель». И вдруг сказал совсем другим тоном: «Так я научил тебя любить свободу?». Света лишь кивала. «А хочешь, я буду тебе старшим братом? — говорил он. — Ты пригласишь меня в гости и приготовишь курицу, квашеную капусту и обязательно шоколадный пирог». Дикий, невероятный сон…

Дома ее едва узнали. Родной дядя принял за бродяжку, любимый пес Рэм с яростью бросился в ноги, а затем сторонился два дня. Света уже была не той бойкой девчонкой, что пропала в последние дни весны. Волосы вылезали клоками, ноги долго не слушались, за 26 голодных недель она потеряла столько веса, что подружка-ровесница запросто могла нести ее на руках.

В милицию Света все-таки обратилась, и Лешу нашли. Впрочем, оказался он вовсе не Лешей, а Олегом, 28-летним детиной, когда-то поставленным на учет с диагнозом «шизофрения». Родня давно отказалась лезть в его дела, с матерью и отцом он встречался только на даче, нигде не работал, перебиваясь случайной выручкой уличного торговца.

Следственная бригада обнаружила в квартире вещи неизвестных женщин и заподозрила, что потерпевшая, возможно, не первая заложница сексуального маньяка.

При опознании в отделе милиции Леша-Олег обреченно спросил у Светы: «Чего ты хочешь?». Та ответила: «Чтобы ты испытал то же, что и я. Но лучше — пусть тебя не будет совсем».
♦ одобрил friday13
В морг попадают по-разному. По-разному встречают смерть. Одни — в окружении родных, другие — в канализационном колодце или на дверном косяке. Для кого-то смерть — избавление от мук, для иных — удар судьбы. Морг принимает всех — молодых и старых, богатых и бедных, любимых и брошенных, всех — одинаково беспристрастно.

— … Чего вы в четверг к нам пришли? — спрашивает санитар Саша. — Чтобы понять, что к чему, надо было с утра в понедельник. Во-первых, в выходные не вскрывают. Во-вторых, сводят счеты с жизнью в будние дни реже, чем в выходные. Одиночество или чрезмерная выпивка тому виной — кто знает?..

Самоубийц вскрывают с особой тщательностью. А вдруг это убийство? На то экспертиза, чтобы поставить точки над «i». Даже если тело перерезано электропоездом, останки все равно вскроют «по технологии». А Саша будет вновь сокрушаться по поводу того, что это «лишняя работа» — вскрывать череп тому, от кого после электропоезда осталось «мокрое место».

Подразумевается, что санитар морга, как токарь у станка, должен содержать свой инструмент в готовности и исправности. Саша это понимает. Иначе «заминка с головой» выйдет. Заминки лучше не допускать. И хотел бы расслабиться после очередного вскрытия, да родственники за дверью «забыться» не дадут. Не понимают они «специфики» морга. Словно сговорившись, прибывают за телами родных на машинах с самого утра. И требуют выдать им свидетельство о смерти и тело немедленно. Немедля — нельзя. Врач-эксперт на вскрытии — один, а умерших много. Вскрытие — та же операция, и требует она немало времени и сил.

Живые в ожидании ведут себя по-разному. Кто тихо плачет, а кто, увидев закрытое окно в регистратуре, всовывается «по грудь» и, увидев пьющую чай регистраторшу, орет: «Как, вы тут еще и едите?».

На живых работающие здесь эксперты, санитары и другие служащие морга не обижаются. По мере возможности, стараются услужить. Вскрытие не ускоришь, зато процесс одевания умершего, укладки его в гроб доведен до автоматизма.

Если работает лифт, не будет заминки и с подъемом каталки с трупом. Но лифт, как и прочее оборудование морга, за много лет эксплуатации поизносился и частенько отказывается «служить». Тогда «служить» приходится санитарам. Они спускаются в подвал, выкатывают из-за массивной двери (как из склепа), задернутой байковым одеяльцем, нужный труп и вручную тащат его наверх, каждый раз вспоминая «добрым» словом проектировщиков, задумавших два поворота на лестнице, которые ни на каталке, ни на носилках не преодолеть. Только вручную, с телом на перевес.

А если это тело разложилось, разбухло? У санитаров одна задача: вынести запакованную в мешок «массу» так, чтобы но дороге не растеклась. Не то с уборкой хлопот не оберешься, а для останков еще один мешок понадобится. До «растекания» тел в морге не доходит. Таких достают из канализационных колодцев, подвалов, водосточных люков или с чердаков.

«Испорченного» привезли и при мне. Куртка сохранилась. И кеды. На остальное лучше не смотреть. А экспертам приходится работать и с таким «материалом». По полной программе вскрытия. Возможно, бедолагу опознают по кедам. Или по куртке. Но в последний путь он отправится в мешке. А если не опознают? Спустя некоторое время он ляжет в землю под регистрационным номером. Доставят его на кладбище служащие морга. Это «бесплатное приложение» к должностным обязанностям штатного фотографа морга — Светланы. Она сделает снимки останков и сопроводит их до места погребения, оформит все документально и вернется к своим прямым обязанностям.

— Не женская это работа, — говорю я Светлане.

— Не женская, — соглашается она. — Но и ее надо кому-нибудь делать. А у нас в морге, какую работу ни возьми, не скажешь, что о ней мечтал с детства. Я тоже попала сюда случайно. Думала, подработаю. Осталась. У нас все так: или сразу уходят, или уже никуда. Мы же понимаем, что не каждому это «дано» — работать в морге. Если можешь, остаешься и несешь эту ношу до конца…

До конца своих дней делали свое дело врачи-эксперты Владимир Четин, Генрих Бурак, Сергей Сорока. Никто из них не дожил до пенсии. Это только кажется, что они, работая с тем, что остается от человека после смерти, огрубели до бесчувственности. Врач-эксперт Эдуард Трухан, только что вскрывший пять взрослых трупов, «сломался» на шестом, детском. Он сам выезжал по этому «вызову», сам доставал мальчика из петли, сам вскрывал худенькое тельце.

Дети в морге — не редкость. Дети ведь тоже умирают. От болезни. От нашей, взрослой, беспечности. По нелепой случайности. Но каждый раз маленькое тело на большом «разделочном» столе воспринимается как личная трагедия. Их вскрывают бережно. Как живых. Одевают и причесывают, будто хотят загладить чью-то вину. Детские трупики редко приходится спускать в холодильную камеру. Безутешные родители и привозят, и увозят детей из морга, что называется, как только, так сразу. Но был недавно случай, когда девочку не забирали целую неделю. Свидетельство о смерти мать получила — и как в воду канула. Пришлось звонить в детскую поликлинику, чтобы кто-нибудь сходил, узнал, что к чему. Сходили. А там — дым коромыслом, родители пособие на похороны ребенка получили, пропивают… Раньше такое случалось редко — чтобы умерших родные не забирали. Теперь каждый месяц — по несколько случаев.

Отказываются, в основном, от стариков. Приходят, чтобы забрать свидетельство о смерти. Для пособия. И ищи потом ветра в поле. Работники морга потом звонят родственникам, взывают к совести. Иногда действует. Чаще — нет. Ссылаются на дороговизну, на давние обиды. На государство, которое «обязано». Дети отказываются хоронить родителей. Сестры — братьев. Братья — сестер. «Отказников» собирает и отвозит на кладбище Светлана. Случается, потом звонят в морг, чтобы узнать, где «дорогая» могила. Чаще — нет.

Хотя порой случается и такое. В понедельник это было. День, как сказано, для морга тяжелый. Трупов набралось столько, что складывать некуда. Вот и пришлось рассортировать. Тех, кого ждут родственники за стеной, санитар на столы уложил, приготовил к вскрытию. А того, кто неопознанный — на пол, под умывальник. А тут, откуда ни возьмись, парень вбегает. Обычно дверь запирается, а здесь забыли. Подбежал к одному трупу, к другому, потом бросился под умывальник. Схватил мертвеца, прижал к себе, заплакал. Оказывается, это отец его, два дня как пропал. Парень с ног сбился, разыскивая. Нашел...

Саше неудобно стало. Хотя какая его вина? Трупы складывать негде. Холодильная камера в морге одна. Рассчитана на шесть каталок. Есть и вторая, но холодильное оборудование в ней практически не работает. Но и ее тоже загружают «под завязку». В холодное время года и в морге холодно. Трупы не портятся. Летом — все иначе. Трупы портятся на глазах. Вонь, смрад. Открытые окна не помогают. Сколько проклятий и оскорблений выслушали работники морга в те жаркие дни! Родственники покричали, поплакали да и удалились, а служащие здесь — от звонка до звонка. Легко ли? Легко ли сметать в совок вещи и прочие отрепья бомжихи? Служащие сметают, обмывают, делают все, что положено. А потом выносят в мусорный ящик, где стоят в ожидании такие же бомжи, чтобы напялить на себя только что снятую с мертвеца-бомжа запаршивевшую одежду. На любое тряпье у бомжей спрос, вот и дежурят они у морга в надежде «поживиться». Так и разносится зараза: от мертвого к живому.
♦ одобрил friday13
31 марта 2013 г.
Данная история была опубликована в сборнике «Тайны тысячелетий».

------

В Москве в 70-е годы в один прекрасный день дежурными одной из станций метро был замечен неестественный промежуток между прибывающими поездами — 30 минут. Притом то же самое фиксировалось на всех следующих станциях, на предыдущую же поезда прибывали без опозданий. Это означало только одно — пропал поезд, причём именно на пути к этой станции. На его поиски отправили бригаду обходчиков. Вот что впоследствии рассказывал один из них:

«Мы шли по тоннелю, пока не наткнулись на стрелку, ведущую к тупику. При осмотре тупика мы обнаружили, что он слишком короткий — не в состоянии вместить в себя даже два вагона. Мы уже собрались уходить, но услышали из соседнего туннеля звук — это работала бригада проходчиков. Пол задрожал, стрелка неожиданно перевелась, и прямо на наших глазах стена тупика поползла вверх! Мы замерли от удивления и стояли так секунд десять, пока стена не начала опускаться. Как по команде, все ринулись в уменьшающийся проход. Стена опустилась, и мы огляделись.

Наша бригада оказалась на небольшой станции. Станция была построена в типичном для московского метро стиле, но с одним странным отличием: тут был всего один путь, притом тупиковый. На нём стоял исчезнувший поезд. Он был цел, кроме последнего вагона, задняя часть которого была смята — видимо, придавлена той самой стеной. Тут и обнаружилась вторая странность: станция была пуста. Но следов недавнего пребывания людей было предостаточно. На полу валялись бутылки, обёртки, вещи, тлел разведённый из журналов и газет костёр. Ребята порядком струхнули и предложили поскорее выбираться отсюда. Тут выявилось третье, самое пугающее отличие станции — выхода не было. Полчаса поисков с фонарями результата не принесли. Зрела паника. Тут стена снова поднялась, и нашему взору предстала другая бригада, посланная на поиски. Они обнаружили старый ржавый электрощиток и принялись нажимать все кнопки подряд, таким образом открыв проход. Видимо, в тот день работавшие механизмы проходчиков вызвали перевод стрелки и попадание поезда в ловушку».

Далее рассказчик описал ситуацию начальству, за что попал в психбольницу на две недели. После выписки он первым делом вернулся к тому тупику, но его не было, как и электрощитка и стрелки. Судьба пассажиров поезда до сих пор остаётся неизвестной.
♦ одобрил friday13
9 февраля 2013 г.
Первоисточник: urban-legends.ru

В середине лихих 90-х тихий провинциальный городок, расположенный недалеко от центра, облетело тревожное известие — в городе появился серийный маньяк. Он выходил на жестокую охоту по ночам, когда многие горожане уже спали, а во дворах разгуливали воющие от холодной и голодной жизни бездомные собаки. Жертвами маньяка становились молодые девушки и женщины, в поздние часы оказавшиеся на улице в одиночестве.

Кому-то может показаться, что в появлении очередного психопата-убийцы не было ничего удивительного. Эпоха беззакония, бандитизма и жестокости диктует свои правила, и с заходом солнца торжество жизни прекращало сиять путеводной звездой для российских граждан… Но тот маньяк оказался загадкой как для напуганных горожан, так и для пущенных по его следу сыщиков. Была одна маленькая деталь, которая выделяла его из сотен серийных убийц, заполонивших города бывшего СССР.

Все убитые женщины имели рваные раны у шейной артерии. При этом общий характер ранений, приводивших к смерти, свидетельствовал о том, что убийца своих жертв сначала душил, а затем наносил рваные повреждения. Благодаря данному почерку он получил негласное прозвище правоохранителей — «Вампир». Несмотря на то, что милиционеры и сотрудники прокуратуры во избежание паники всячески стремились сохранить над определенными деталями расследуемых преступлений завесу тайны, через назойливую прессу о повадках маньяка узнали все. Народ, по своему естеству суеверный и готовый купиться на любую подкинутую газетчиками «утку», твердо уверовал, что в городе появился настоящий вурдалак. Этим среди горожан объяснялась и неуловимость преступника, мол, не ловится — потому что не человек, а нежить сверхъестественная.

Когда все способы поимки маньяка были перепробованы и, к всеобщему сожалению, не принесли никаких результатов, сотрудники правоохранительных органов решились на отчаянный шаг. В милиции нашли подходящую доброволицу — молодую сотрудницу, бывшую спортсменку, обладающую хладнокровием и полным бесстрашием к окружающему кошмару. Ей поручили ответственное задание. Девушка должна была регулярно ходить в ночное время суток по одичавшим улицам города и служить приманкой для распоясавшегося маньяка. Сотрудница с честью исполнила свой долг…

По истечении нескольких ночей, на очередной дежурной прогулке, смелая девушка — офицер милиции, скрывшаяся под личиной неуверенной и боязливой девицы, встретилась с подозрительным мужчиной средних лет. Мужчина долго следовал за ней, не проявляя никаких признаков агрессии. Лишь когда девушка окончательно осознала, что за ней пристально следят, и что ничего хорошего от этого ждать не придется, преследователь почуял опасения потенциальной жертвы и резко приблизился к ней.

На тонкой девичьей шее тотчас стал затягиваться узкий кожаный ремешок. Сотрудница поняла, что не сможет осилить натиск нападавшего, но в последней момент дотянулась до тревожного маячка в кармане пальто и подала сигнал дежурной группе. К счастью, наряд не заставил себя долго ждать. Маньяка повязали, а искалеченную девушку отправили в больницу.

На следствии маньяк сознался во всех преступлениях. Пришлось убийце открыть и свою страшную тайну… Он прокусывал, иногда надрезал, своим жертвам шеи и пил их кровь. Это может показаться странным всем нам, но подсудимый вполне последовательно объяснил свое кровавое влечение. Его мать работала заведующей на станции переливании крови. Видимо у женщины было не все в порядке с рассудком, так как она считала, что лучшим витамином для развития ее ребенка будет человеческая кровь. Она приносила кровь с работы, а затем стал подпитывать сына своей кровью… Когда доступ к больничной крови закончился, а мать стала слишком стара, юный «вампир» переключился на кровь бездомных животных. Но однажды ему вновь захотелось попробовать человеческой... Убийца признал свою вину, однако даже на суде не отказался от убеждений в полезности потребления свежей человеческой крови.

Маньяк работал в местном ЖЭКе и был на хорошем счету. Никто и предположить не мог о его дикой сущности. Когда убийцу все же раскрыли и отправили на пожизненное заключение в далекие северные края, город вздохнул спокойно.

Кстати, сотрудница, благодаря которой удалось задержать «вурдалака», поправилась. По одной версии слухов, она ушла из органов, по другим — и ныне там работает. Вот такая история.
♦ одобрил friday13
1 февраля 2013 г.
2 декабря 1924 года американский танкер «Уотертаун» направлялся на юг к Панамскому каналу из города Сан-Педро, штат Калифорния, когда разразилась трагедия. Из-за утечки керосина отравились и умерли два моряка, работавших в трюме. Спустя два дня бедняги, Джеймс Кортни и Майкл Михен, были похоронены в море у побережья Мексики, а корабль продолжил свой путь.

На следующее утро первый помощник капитана заметил в море какие-то странные объекты. Взглянув в бинокль, он ясно различил лица погибших в волнах по правому борту «Уотертауна». Они казались больше, чем при жизни, и не отставали от танкера. Капитану судна, Кейту Трейси, доложили о странном явлении, и тот приказал подплыть ближе к призракам.

Вскоре все убедились, что в море действительно плывут двое мертвых моряков, которых похоронили в предыдущий день. Не на шутку встревоженная команда наблюдала загадочное видение рядом с кораблем несколько дней. Лица появлялись вновь и вновь каждый день, и фактически все члены команды, как по отдельности, так и вместе, видели их много раз. Обе головы появлялись примерно в трех метрах друг от друга на расстоянии около 13 метров от борта, как бы плавая на гребнях волн. Призрачные головы, намного больше по размеру, чем у живых людей, оставались видимыми в течение примерно десяти секунд, затем постепенно исчезали и появлялись вновь. Когда корабль оказался в Атлантике, лица перестали являться.

Если бы доказательством послужили только показания людей, находившихся на борту танкера «Уотертаун», то это происшествие осталось бы лишь рядовым, хотя и необычным, примером явления призраков. Но это еще не все. По прибытии в Новый Орлеан капитан Трейси доложил о случившемся в пароходство. Ни у кого на борту не было фотоаппарата, поэтому капитан купил фотоаппарат перед тем, как отправиться в обратное плавание. Когда призрачные лица явились вновь, капитан Трейси сфотографировал их. Позже мастер фотоателье в Нью-Йорке, который проявлял фотопленку, не заметил ничего необычного на пяти кадрах из шести, но на одном кадре лица были отчетливо видны. Впоследствии это подтвердили и родственники, и друзья, и официальные лица из компании, где работали погибшие. Бюро расследований, в которое обратились с просьбой проверить негатив, не обнаружило никаких следов фальсификации.

Во время третьего плавания лица появлялись реже. Но море штормило, и хороших фотоснимков сделать не удалось. После этого команда судна сменилась, и никаких сообщений о видениях больше не поступало.
♦ одобрил friday13
В эпицентре необычных событий оказалась одна молодая семья: глава семейства Михаил, его жена Люба и четверо их дочерей от пяти до двух лет. Началось все еще на старой съемной квартире в августе 1986 года. В октябре того же года многодетной семье выделили новую четырехкомнатную квартиру на восьмом этаже, но пугающие странности продолжились и там. Еще на старой квартире дети жаловались матери, что видят какого-то «дядю» по ночам — якобы он приходит к ним в спальню, наклоняется и пристально смотрит в глаза. Детей охватывал ужас, и они спрашивали маму, почему незнакомец так ведет себя.

Михаил и на новой квартире долго не верил, что происходит что-то странное. Однажды он даже заявил об этом вслух за ужином. Отопление в доме еще не работало, было холодно, и приходилось спать в теплых свитерах и брюках. На следующее утро глава семейства проснулся совершенно голым, чем был немало удивлен. Также обнаружилось, что с его подушки исчезла наволочка. Все пропавшие вещи оказались плотно забиты в двухсантиметровую щель между стеной и диваном.

Обычно же полтергейст проявлялся в виде стуков в дверь и окна (это на восьмом-то этаже!), грохота посуды, открывания и закрывания кранов, шагов по полу, щелканья выключателей, человеческих голосов, мяуканья кота. А однажды Люба проснулась от странного ощущения беспокойства и увидела, как из угла выплывает темно-серая тень человека. Она испугалась, закрыла глаза,а когда открыла, все исчезло.

Как-то ночью Люба, Михаил и Игорь (муж сестры Любы, Ольги) засиделись допоздна за игрой в карты, а Ольга ушла спать. Вдруг прибежала испуганная, сказала, что открылась дверь, вошёл Игорь, в руках карты тасовал. Подошел к ней, постоял и вышел. И все это молча. Странно это ей показалось, вот она и пришла. Но все видели, что Игорь никуда не выходил.

Вот что рассказала Люба о событиях перед прекращением полтергейста в феврале 1988 года:

«Друзья и знакомые, которым я рассказывала, что у нас происходит, конечно, не верили. Я предложила им остаться ночевать. Осталось пятеро парней. Все легли рядышком, как раз по диагонали в зале, ногами к двери.

Ночью я проснулась от шепота. Пришла к ним, а трое ребят, спавших в середине, уже обсуждают, кто и что почувствовал (двое, что спали по краям, так и не проснулись, хотя мы их будили). Сначала на них кто-то навалился, давил на грудь — проснулись в холодном поту. Я предложила им переместиться в «безопасный» угол. Двое меня послушались, а Вова, самый любопытный, который всех созвал, остался и всю ночь промучился. На следующий день он погиб в автокатастрофе. Мы его хоронили. В ночь после похорон я вдруг услышала его голос и проснулась. Смотрю — стоит вроде Вовка. Белый-белый, в цветных трусах, в них я видела его в ту ночь, когда он ночевал у нас. Я, конечно, очень испугалась, но не растерялась; вспомнила, что меня моя родная бабушка учила: если что-то подобное будет — спроси, к добру или к худу. Я и спросила. А он отмахнулся — он так всегда делал, это был его любимый жест — и сказал: «Да к добру, Люба, к добру». Отошел и исчез в проеме двери. После этого в доме стало все спокойно.

Между прочим, на похоронах ко мне подошла его бабушка. Вовка ей рассказывал, что у нас творится, а она не верила: «Всю жизнь прожила, а такого не видела». А тут ко мне подошла и рассказала. В ту ночь, когда Вова ночевал у нас, она проснулась от стука в окно — а живут они на третьем этаже. Она испугалась. Потом постучали в дверь. Она спросила: «Кто там?». За дверью ответили: «Бабуля, да это я, Вова. Что ты не открываешь?». Ей стало не по себе: «Что ты, Вова, у тебя же ключи. Ты же меня никогда не будил, чего это сейчас разбудил?». Он: «Ну, не хочешь открывать, так погляди на меня в окошко». Она боялась очень, но к окошку будто что-то вело ее. Смотрит — под окном Вова стоит. Улыбается и машет рукой. И отходит все дальше, дальше. Так и ушел, пятясь. Утром она решила, что с Вовой что-то случится. А к вечеру пришло известие о смерти внука.

Кстати, Вова один из тех людей, кто сразу поверил в то, что я рассказывала. Мы с ним однажды сидели и разговаривали. Он и говорит: «Я тебе, Люба, завидую. Я видел многое, но такого — нет, не видел. Хочу увидеть, и тогда успокоюсь». Вот и успокоился, похоже, ценой собственной жизни...».
♦ одобрил friday13
21 января 2013 г.
Тихвинский район Ленинградской области слывет медвежьим углом. Места здесь глухие и малонаселенные, что делает их привлекательными для охотников и рыболовов. Осенью прошлого года сюда приехал поохотиться ведущий инженер завода «Электросила» Яков Айземан. Остановился он у своего знакомого в деревне Воложба.

Утром Айземан ушел в лес и заблудился. Последнее обстоятельство его не испугало, но немало огорчило, поскольку инженер считал себя изрядным следопытом и хорошим знатоком тихвинских лесов. Весь день он бродил по совершенно незнакомым местам, а ближе к вечеру вышел на едва приметную лесную дорогу. «Куда-нибудь, да приведет», — решил Айземан и двинулся по ней.

Дорога вывела его к заброшенному хутору на краю большого болота. Судя по всему, хутор был покинут довольно давно. Айземан поднялся на крыльцо и толкнул входную дверь избы. Она со скрипом отворилась. Внутри дома ничего примечательного не было, кроме следов чьей-то давней ночевки: нескольких пустых консервных банок, бутылки из-под водки и охапки дров, брошенной возле лежанки.

Быстро темнело. С болота клочьями наползал белесый туман, и тянуло промозглой сыростью. «Переночую в доме, а утром выясню, куда меня черт занес», — решил Айземан и начал устраиваться на ночлег.

Глубокой ночью он внезапно проснулся, почувствовав сквозь сон, как кто-то шаркающей походкой прошел рядом с ним. В первые мгновения инженер лежал неподвижно, но затем испуганно приподнялся на своем ложе. В кромешной темноте ничего не было видно, но Айземан чутко уловил в избе чье-то присутствие и с ужасом понял, что тот, кого скрывает мрак, смертельно опасен. Он торопливо щелкнул зажигалкой. Колеблющийся язычок пламени выхватил из темноты угол лежанки и стоящую в нескольких шагах от него сутулую фигуру старухи.

Айземан от неожиданности вскрикнул. Старуха медленно, словно незрячая, подалась в его сторону, растопырив обе руки. По избе потек сладковатый запах разложения, и Айземан ясно увидел, что к нему приближается... труп!

В отчаянии он швырнул в покойницу зажигалкой «Нева», еще советского производства, здоровенной и увесистой, будто кресало. Она тяжело ударила старую в гнилой лоб и, отскочив, мгновенно потухла. В темноте раздался вопль. Айземан бросился в сени. Страх придал ему силы, и он, одним рывком вырвав из закрытой входной двери крюк вместе с пробоем, выскочил на крыльцо.

Остаток ночи он бежал по каким-то зыбким кочкам, то и дело проваливаясь в торфяную жижу. На рассвете почувствовал под ногами твердую почву и обессиленно рухнул. Отдышавшись, осмотрелся и понял, что находится недалеко от Воложбы.

Когда Айземан появился в деревне, то вызвал переполох среди местных жителей — настолько диким был его внешний вид. Однако все, что он рассказал, ничуть не удивило деревенских, поскольку о хуторе на болоте уже давно шла нехорошая молва.

До войны там жила одинокая старуха по прозвищу Корениха. Сколько ей лет и чем она занимается — толком не знал никто. Поговаривали, правда, что старуха — ведьма и хранит в своем доме старинную книгу по колдовству. Однажды даже видели, как Корениха бродила по деревенскому погосту, соскабливая мох с крестов на заброшенных могилах и собирая в кошелку кладбищенскую траву — мокрый вьюнец. Старуху боялись и обходили ее хутор стороной.

В 1941 году во время боев на тихвинском направлении в район деревни Воложба вышла немецкая пехотная часть. Хутор, где окопались наши передовые посты, немцы обстреляли огнем артиллерии. Осколок снаряда насмерть сразил Корениху. «Вот, фашисты проклятые, угробили бабку», — после огневого налета вздохнули бойцы и похоронили убитую тут же, в одной из воронок.

С 50-х годов охотники, ягодники и грибники стали рассказывать о заброшенном хуторе страшные вещи. Одни слышали в разрушающемся доме чьи-то шаги и стоны, другие замечали в его окнах сутулую седую старуху. В Воложбе отыскался атеист-комсомолец Гриша Волобуев, решивший развеять все суеверные страхи, для чего он и отправился на хутор. Через пару дней на воложбинском болоте наткнулись на волобуевскую кепку и кирзовый сапог — все, что осталось от атеиста. То, что Гриша угодил в трясину и утонул, ни у кого не вызывало сомнений. Однако причина, загнавшая его на болото, так и осталась невыясненной.

Со временем хутор и дорога к нему заросли лесом и травой. Местные туда не ходили, и отыскать дом старухи можно было лишь с проводником либо случайно, как это произошло с инженером.

Айземан уехал из Воложбы в Петербург, даже не вспомнив о брошенных на хуторе рюкзаке, патронташе и двустволке. По прибытии в город он обратился за разъяснениями к Андрону Фридману. Мнение знатока было следующим:

— В северных областях России по старинному колдовскому обряду колдуну или ведьме нужно было найти себе преемника, чтобы перед смертью передать ему все секреты своих запретных знаний, обычно в виде рукописного свода. В противном случае их черные души не могли найти успокоения и были обречены на вечные муки. Внезапная смерть Коренихи, возможно, нарушила этот обряд и стала причиной появления призрака ведьмы.
♦ одобрил friday13
21 ноября 2012 г.
Говорят, что если в доме тараканам не удается найти ни крошки съестного, то насекомые все равно сумеют выжить. По ночам голодные тараканы приходят к спящим людям и питаются кожей с их ног — по крошечным кусочкам отгрызают эпидермис с пальцев.
♦ одобрил friday13