Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ИСЧЕЗНОВЕНИЯ»

29 сентября 2015 г.
Первоисточник: mrakopedia.ru

Если взять за 100% всех пропавших людей, то в среднем по России — 20% загуляли, запили и вскоре нашлись сами, 10% скрываются сознательно от долгов, закона, алиментов и т.д. и т.п., 1% — люди, которые перешли на гос. работу, требующую нелегально-подпольного положения, и этот факт не светится в базах МВД, 30% — криминальные трупы, некоторые из которых находятся не сразу, а некоторые вообще никогда, 10% — секты, рабство, 3% — с целью выкупа, 10% — больные люди, которые не могут вспомнить, кто они и т. д., а вот куда деваются оставшиеся 16% — я не знаю.

Бывают случаи диковинные, когда человек пропадает в никуда, вышел в туалет — и исчез. Без следа. Вообще. Ни трупа, ни весточки. Поневоле поверишь и в НЛО, и в чертей.

Например, вот вариант, который я по сей день не знаю, как объяснить.

Картина: женщина вышла за водой. 15 метров от двери, частный сектор города, колонка. Имеем — ведро висит на колонке, следы от дома ведут до колонки (снежок выпал как раз) — и всё. Ни следов машин, ни следов людей — только цепочка следов к колонке от дома. Пропавшая — 32 года, трое детей. В доме была мать, пенсионерка. Время — вечер. Перерыли всё и везде — ноль целых, хрен десятых. Пропавшая была в халате, валенках и телогрейке, ни денег, ни документов — выскочила ведро воды принести. За три года — ни трупа, ни весточки. Версий — море, но это просто версии. Со стороны картина — как будто человек стоял у колонки и его тупо так вверх выдернуло — ни следов борьбы, ни крови, ничегошеньки...

Вечер спокойный был — сразу поехали, причем бабке ума хватило следы эти не топтать, снега было много, Сибирь... Ей тоже в глаза бросилось, что цепочка следов одна — к колонке. Рассказывала, что дочка вышла — а потом ее, мать — как торкнуло, выглянула — ведро висит, а дочки нет. Мамашка потом приходила плакать к РОВД, к щиту с фотографиями разыскиваемых — утро начиналось с воя и причитаний. Стопудово не беглянка, воровать ее — смысла нет, не тот товар — х/з, по сей день иногда вспоминаю и ума не приложу — куда и как. Следы изучали. Смотрели они ровненько так в одну сторону, без признаков того, что человек потом пятился по ним же. Колонку осматривали, даже люк открывали и спускались в него. Ноль. Ничего. Крайне неприятная история.

А у знакомого жена пропала году этак в 83. Возвращалась поздно ночью с какого-то празднества, муж стоял у окна, увидел, как она входит в парадную... и все. 3 этаж хрущевки без лифта. В парадную вошла и испарилась. Менты приехали быстро, долго мурыжили мужика, но времени с момента выхода из гостей до его звонка в милицию хватало только чтоб дойти ей до дома, а ему пару раз пробежаться вверх-вниз. С концами.

Был ещё случай. Парень 28 лет, вменяемый, без серьезных патологий, спортсмен, не пьет, не курит, сидел на Арбате с лучшими друзьями в ресторане в субботу вечером (до 11 часов), с друзьями все нормально — проверено, расстались, сел в машину пежо, маленькую пятилетку (угонщиков, а тем более разбойников такие не интересуют, для совершения преступления неподходящая, как минимум по цвету — красный) и отправился домой на ВДНХ — весь путь км 10 — 15 с, может, 10 светофорами — пропал и он, и машина 5 лет назад, до сих пор ничего не найдено — отец его работает на петровке (тогда был майором, сейчас подполковник), в тот же день начались оперативные мероприятия, помимо стандартных, опрашивались все ларьки по возможному пути следования, участковые и местные РОВД прочесывали все подвалы, чердаки, стройки, канализации. Опрашивали всех пивососов и алкашей-бомжей и т.д, все это в первые сутки — т.е. оперативное время было использовано практически на 90%, трясли работу: сослуживцев, друзей, знакомых, парень средний обыватель, в группу риска не входит никаким боком, последний звонок был сделан с мобильного телефона маме перед выездом из ресторана, больше телефоном не пользовался, последний раз был зафиксирован контакт трубы с сотовой операторской в районе Садового кольца, после этого телефон был отключен. Месть отцу исключена, он не оперативный работник. Мать домохозяйка. Девушка без воздыхателей сумасшедших. Парень не конфликтный. Ищут до сих пор, естественно вяло по сводкам, по больницам, по неопознанным и т. д.

По этому парню ходили ко многим экстрасенсам, все говорили разное, один, который денег не взял, сказал так: «...его нет, его нет нигде, его нет даже ТАМ», потом потребовал, чтобы быстро уходили и больше никогда к нему (к этому экстрасенсу) не приходили. Что он имел ввиду, никто, естественно, не понял.

Вообще, таких вот «вышел с работы и пропал» много было. Ни следа, ни ниточки. Но круче всех был мужик, ехавший в трамвае с друзьями с работы — пропал из трамвая, как не было. Друзья — не синяки, тоже все проверялось, от водителя трамвая до люков канализации по маршруту. «Как Фома смёл...»

Через какое-то время сидения «на розыске» возникло ощущение такое, что можно пойти на толчок и пропасть. С той поры параноидально стало жить — боюсь, когда люди опаздывают, скажем, на встречу... Привык к мысли, что можно выйти из пункта А и в пункт Б вообще никогда не попасть...
♦ одобрила wolff
4 сентября 2015 г.
Первоисточник: darkermagazine.ru

Автор: Александр Подольский

У старика Тинджола не было друзей, потому что он недолюбливал живых. Живые шумели, ругались, называли его сумасшедшим, но всё равно привозили своих мертвецов. А уж с ними Тинджол всегда находил общий язык.

У старика Тинджола не было родственников, потому что все давно умерли. Ещё до того, как он познал истинную цель джатора. До того, как природа обратилась против людей. До того, как появился дракон.

У старика Тинджола не было никого, кроме птиц. Все они любили Тинджола, ведь тот долгие годы кормил их мертвецами, тогда как остальные сбрасывали тела в прозрачные воды Брахмапутры на радость речным духам. С древних времён жители окрестных деревень верили, что поселившиеся у погребальных мест птицы — призраки, которые караулят души умерших. Рассказывали, что они чуют смерть и заводят свои песни, когда та рядом. Рассказывали, что они могут ухватить душу, едва та покинет тело. Рассказывали, что они могут унести её прямо в ад.

Хижина Тинджола стояла на безымянном плато вдали от городов. Здесь чахлую растительность трепал холодный ветер, а голубое небо казалось ещё одним притоком Ганга. Здесь границы Тибета сторожили величественные горы, уходящие заснеженными вершинами прямо в облака. Тут костёр из можжевеловых веток разгонял запах тлена, а серый дым путался в тряпицах молельных флажков. На этой высоте некоторым было тяжело дышать, но именно здесь и жил последний рогьяпа.

Тинджол лежал в расщелине у дороги и слушал землю. Раньше он улавливал только обычное ворчание гор, треск колёс или шаги путников. Но теперь всё изменилось. Далеко-далеко, в подземельях большого города что-то проснулось. Пробудилось и двинулось в страну высокогорья. Тинджол слышал, как оно роет ход, как ползёт сквозь камни и песок, как удаляется от пещерной тьмы, что породила чудовище. Это был дракон.

А ещё Тинджол услышал Ринпуна. Вскоре его повозка показалась на холме. Лошадь нервничала, и Ринпун бил её хлыстом.

— Приветствую тебя, брат Тинджол!

— Здравствуй, брат Ринпун.

В повозке лежал труп девушки в белых одеждах. Руки и ноги были перевязаны бечёвкой.

— Какое горе, брат Тинджол! Сердце прекрасной Лхаце не выдержало пропажи второго ребёнка. Что-то страшное происходит у нас, брат Тинджол. Это уже пятый ребёнок за месяц. Горе, страшное горе для всех нас.

Ринпун был суховатым стариком, седые космы и борода которого всегда шевелились на ветру, будто щупальца осьминога. Крохотный разрез глаз его сливался с лицевыми морщинами и превращал старца в слепца. Ринпун стащил тело с повозки и положил на траву. По земле поплыли ширококрылые тени грифов.

— Это мог сделать дракон, брат Ринпун. Я же говорил.

Ринпун усмехнулся.

— Какой дракон? Брат Тинджол, ты совсем обезумел. Ты хоть понимаешь, в каком мире живёшь?

Тинджол знал, что по всей земле изменились растения. Виной тому были страшные войны, что гремели на каждом материке и отравляли царство природы. У растений проснулся разум и они стали защищаться. И поэтому Тинджолу нравилось жить здесь, где мир казался таким же, как и несколько веков назад. Где люди не умели читать и писать, где не знали, как управляться с механизмами, где всё ещё верили в важность ритуала небесного погребения. На высокогорье, где не выжить ни единому деревцу.

— Дракон идёт сюда, — сказал Тинджол. — Я слышу его, я чувствую. И он скоро будет здесь.

Ринпун покачал головой, поглаживая лошадь, которой не было покоя в этом месте.

— Брат Тинджол… Я смотрю на твои мускулистые руки и вижу в них великую силу. Я смотрю в твои глаза и вижу там великую мудрость. Но я смотрю на твою лысую голову, слышу твои слова и больше не вижу монаха. Я вижу сумасшедшего.

— Я говорю правду, — сказал Тинджол. — Дракон идёт сюда. И только я знаю, как его остановить.

Давным-давно, когда стали пропадать первые дети, кто-то обнаружил ходы. Первая пещера вела во вторую, вторая в третью, пещеры превращались в туннели, а туннели спускались всё ниже и ниже. Их стены покрывали невиданные растения, которые шевелились даже в отсутствии ветра. А во тьме этих подземелий передвигалась громадная фигура. Тогда тридцать три мужчины вошли в катакомбы, а вернулся лишь Тинджол. Он замолчал на долгие десять лет и уехал от людей в высокогорный монастырь Тибета. С тех пор под миром росла система туннелей, а жители больших городов слышали по ночам страшный вой. Но дети перестали пропадать, ведь чудовище из тьмы было накормлено. На какое-то время. А Тинджол… Он успел рассказать, что видел настоящего дракона, что дракон дотронулся до него. Дракон из самых тёмных недр земли оставил на Тинджоле отпечаток.

— Слишком много бед, брат Тинджол. А ещё эти дьявольские птицы... У нас были люди из города. Они приезжали на большой машине, похожей на бочонок с бобами. Очень странные люди. У них были какие-то склянки… Они рассказывали о страшной болезни, брали нашу кровь. Проверяли её. Говорили, что растения выбрасывают семена, и те плывут по воздуху. Плывут, а потом опускаются на людей, попадают в нос или уши и пускают корни внутри. Двух наших мужчин забрали в город, потому что в них нашли ростки.

— Прекрати, брат Ринпун. Мне это не интересно. Езжай обратно, а я буду делать свою работу. Иначе твоя лошадь сойдёт с ума.

Ринпун выгрузил свёртки с едой и погнал лошадь назад в деревню. Когда повозка достигла холма, в развалинах монастыря у дороги шевельнулась чёрная точка. Тинджол давно заметил воришку. Тот приходил ночью и брал немного еды, а иногда прятался за камнями и наблюдал за ритуалом. Мальчишка жил среди порушенных стен и разбитых фигурок Будды уже пять дней. Еды Тинджолу хватало, а другой платы за свои услуги он не брал, так что и воровать было нечего. Поэтому к появлению чужака он отнёсся спокойно.

Тинджол отволок тело Лхаце на огороженный камнями луг с пожелтевшей травой и усадил его у столбика с одним флажком. Присел рядом и стал читать мантры из Тибетской книги мёртвых. Раньше этим занимались ламы, но после того, как началась великая война, после того, как природа сошла с ума, джатор оказался в числе табу. Небесное погребение стало историей, как целые страны и культуры. Теперь Тинджол сам отпевал души и сам же разделывал трупы для подаяния птицам.

Оставшиеся приверженцами религии бон верили, что тело должно служить добру и после смерти. Приносить пользу. Загрязнять землю или священные воды гниющей плотью — не богоугодное дело. Эту проблему веками решал джатор.

Спустя час Тинджол услышал шаги за спиной. Чужак больше не таился. Он сел между стариком и мертвецом и, затаив дыхание, наблюдал за обрядом. Тинджол никак не реагировал, прочитывая мантру за мантрой, готовя душу покойной к перерождению, пронося её через сорок девять уровней Бардо. Оставляя смерть позади.

Во время отпевания, которое длилось целые сутки, Тинджол обменивался взглядами с чужаком. Тот был юн и напуган, из его боков выпирали кости, а его одеждами были грязные лохмотья. Он читал по губам и прилежно повторял все мантры. И он выдержал несколько часов молитвы подряд, пока Тинджол жестами не отправил его отдохнуть.

Так у старика Тинджола появился ученик, который откликался на имя Цитан.

Проснулся Тинджол вечером следующего дня. На столбике у тела Лхаце появился второй флажок, а само тело осталось нетронутым. Цитан, вооружившись бамбуковой палкой, не позволял птицам добраться до него раньше времени. Юный помощник с честью выдержал проверку. Две дюжины грифов сидели у пустых столбиков, обратив к обидчику уродливые лысые головы.

— Знаешь ли ты, юный Цитан, что призвание рогьяпа передаётся из поколения в поколение, от отца к сыну? А если бог не наделил рогьяпа сыновьями, то делом должен заняться муж дочери.

Они спрятали труп под корытом и уселись в тени хижины. Солнце почти скатилось к линии горизонта. Грифы оставили надежду поживиться и улетели.

— Да, учитель, — ответил Цитан, уплетая рисовую похлёбку.

Тинджол улыбнулся.

— Пока в Тибете есть хоть один человек, почитающий небесное погребение, должен быть и рогьяпа. Ты мне очень пригодишься.

— Да, учитель. Спасибо.

Юный Цитан рассказал о том, как скитался по пыльным дорогам, воровал еду, пытался выжить. Его родители зацвели, как и многие другие, поэтому люди из большого города сожгли их вместе с отравленными лесами. С тех пор Цитан остался один и держался подальше от городов. Бродил по нагорьям и деревням, сторонился людей. Искал спасения в храмах, но не оставался там надолго, ведь даже обитель бога не могла противостоять растениям.

— Ты что-нибудь знаешь о драконе, юный Цитан? — спросил Тинджол, раскуривая трубку.

— Нет, учитель. Я знаю лишь то, что мир уже не такой, как прежде.

— Всё так. Но дракон — самое страшное порождение нового мира. Хищные растения, о которых рассказывают люди из города, служат дракону. Поверь мне, я знаю, что говорю.

Цитан поморщился.

— Когда я ночевал в развалинах храма, то видел их. Большие кусты. Очень большие. И они приближались. В первую ночь растения едва показывались из-за холма, но когда темнота пришла вновь, они уже росли у дороги. Нам нельзя тут оставаться, учитель.

— Ты неправ, юный Цитан, — сказал Тинджол. — Когда тебя ещё не было на свете, меня коснулся дракон. И теперь я чувствую его приближение. Растения не придут за нами, пока дракон не разрешит. А завтра мы его остановим.

— Учитель, а как выглядит дракон?

— Он соткан из тьмы, а глаза его горят светом тысячи костров. — Тинджол докурил, вытряхнул табак, спрятал трубку в карман жилетки и укрылся льняной накидкой. — И этот жар, это пламя до сих пор живёт во мне.

— Как же мы его остановим?

— Пора спать, Цитан. Завтра будет третий флажок, третий день перерождения души. Завтра мы проведём джатор.

— Хорошо, учитель.

И они отправились спать.

На следующий день растения подошли совсем близко, но Тинджол не переживал. Цитан старался не смотреть в сторону холмов, погрузившись в таинство джатора. Он справлялся очень хорошо для своих лет, и со временем из него мог вырасти прекрасный рогьяпа.

Когда мантры закончились, пришло время самой трудной части. Цитан привязал труп Лхаце к столбику, чтобы птицы не смогли утащить его целиком, и Тинджол принялся за работу. Он делал надрезы по всему телу и вынимал внутренности, а грифы дожидались подаяния в небе, страшными тенями кружа над скалистой землёй. У Цитана тоже был нож, и мальчик так уверенно вспарывал кожу, будто занимался этим с начала времён.

Они сидели и смотрели на птиц, которые поедали мёртвую плоть. Тинджол курил, Цитан не отрывал взгляда от перепачканных клювов. Лхаце становилась ветром, костной пылью, частичкой стаи грифов. Когда птицы обглодали скелет, Тинджол взял топорик и превратил кости в песок. Смешал прах с пшеничной мукой и высыпал птицам. Грифы вернулись и унесли остатки тела Лхаце вслед за её душой. На небо. Джатор был завершён.

— Ты достойно держался, юный Цитан. Но ты должен помочь мне ещё в одном деле.

— Конечно, учитель. Что угодно.

Они отправились к расщелине у горного склона, где хранились завёрнутые в мешковину запасы Тинджола.

— Что это, учитель?

— С помощью этого мы остановим дракона. Нужно всё перенести к молельным флажкам до наступления темноты.

Ноша была тяжёлой. Завёрнутые в мешковину предметы были большими и плохо пахли, но Цитан не жаловался. Растения стали ещё ближе. Насытившиеся грифы убрались прочь. Надвигалась тьма.

Когда всё было готово, Тинджол заговорил:

— Скажи мне, юный Цитан, какова истинная цель джатора?

Ученик задумался и произнёс:

— Очистить человеческую душу, проводить её со всеми почестями. И сделать так, чтобы тело усопшего было полезно и после смерти.

— Я тоже всегда так думал, — сказал Тинджол, доставая из-за пояса бечёвку. — У джатора множество назначений. Но главная его цель очень проста.

— Что же это, учитель?

Тинджол схватил Цитана за руки, закрутил на них причудливый узел и привязал к столбику.

— Истинная цель джатора — кормление. Не пытайся освободиться, юный Цитан. Иначе мне придется сделать с тобой то же, что и с телом Лхаце.

Тинджол достал нож и стал разрезать мешковину. Под ней оказались тела пропавших детей.

— Птицы служат своим чудовищам, а у растений есть своё. Дракон. И его нужно кормить.

Задрожала земля. Тинджол улыбнулся.

— Он насытится сегодня. На какое-то время оставит эти места. Без твоей помощи, юный Цитан, этого бы не произошло.

Цитан сидел на земле в окружении мёртвых тел и дрожал. Гудели скалы, вдалеке кричали птицы. Тинджол разводил костры.

А в земле открывался ход.

Тинджол отошёл в сторону и вдохнул запах дыма. Глаза старика слезились. Он наблюдал.

Из земли лезли корни толщиной с лошадь. Растительные щупальца обвивали тела и уносили их во тьму. Чёрные сплетения неизвестной жизни, точно исполинские змеи, скручивались вокруг Цитана. Когда в уродливом нагромождении корней вспыхнули глаза, когда раздался рёв чудовища, когда Цитан закричал, Тинджол отвернулся к дороге. Растения отступали.

Дракон пришёл. Он получил то, что просил. И до следующего раза у Тинджола оставалось ещё очень много времени.

Лишь бы хватило на его век юных учеников.
♦ одобрила Совесть
22 августа 2015 г.
Автор: Queen of ravens

Эта история случилась со мной пару лет назад, жил я тогда в небольшом городке в Саратовской области в обычном спальном районе и являлся студентом медицинского института.

Пару месяцев назад у нас в городе начали находить тела изуродованных девушек с выбитыми зубами, выколотыми глазами, переломанными или отрезанными пальцами, по почерку следователи решили, что орудует один и тот же человек.

В это время ко мне переехал мой однокурсник и по совместительству лучший друг, Ян.

Такое случалось не раз, так как к его девушке Ирине постоянно приезжали подруги и она, желая остаться с ними наедине, перекладывала молодого человека на мои плечи.

Так мы и обитали с Яном в моей квартире. Друг устроился на подработку в ресторан, поэтому приходил домой почти утром.

Однажды ночью, когда я сидел на диване и смотрел кино, Ян ввалился в дверь и упал в прихожей. Я подумал, что он сильно пьян, но когда подошел к нему поближе, увидел следы крови на его одежде. Я вызвал скорую и поехал с ним в больницу.

Как оказалось позже, Ян шел с работы и услышал крики в парке. Побежав в сторону шума, он увидел, как мужчина в темной одежде стоял над женским телом, в его руках был окровавленный нож. Заметив Яна, маньяк погнался за ним, больше Ян ничего не смог вспомнить.

После этого случая Ян решил, что поедет с Ириной в другой город к своим родителям, я поначалу отговаривал друга, но тот сказал, что его мама очень переживает и обещал мне, что скоро вернется.

Спустя пару дней после отъезда друга, ко мне пришла полиция и начала обыскивать квартиру. Оказалось, что Ян полгода нигде не работал, с Ирой расстался три недели назад и удар ножом, нанесенный в живот, был причинен девушкой, погибшей в ту ночь.

Яна все еще не нашли.
♦ одобрила Happy Madness
18 августа 2015 г.
Первоисточник: 4stor.ru

Случилось это пару лет назад на даче. Ко мне приехал в гости брат Слава, мы также сидели на веранде, скучали, когда позвонил один мой приятель, что жил на соседней линии, и позвал нас выпить с ним пива. У него там были друзья, девчонки, опять же, поэтому мы, не раздумывая, сорвались с места, заперев дачу на ключ.

Было темно, почти полночь, небо в тучах, мы шли с фонариками. На многих участках стояли машины, горел свет — выходной день, многие соседи были здесь. На соседней линии я уже почти никого не знал, поэтому мы с братом беззастенчиво светили по чужим участкам (где не было хозяев, разумеется), разглядывали, обсуждали. Тут Славе пришла в голову шальная мысль: «Давай нарвем на каком-нибудь участке помидоров? Вроде как не с пустыми руками придем». Дурацкая идея, но тогда я был молодой и глупый, тянуло на непонятные «подвиги», и я согласился.

Немного не доходя до нашего товарища с пивом и девочками, мы увидели маленький кособокий домишко. Машины не было, да и сама дача выглядела слегка заросшей. Калитка вся покосившаяся, не запертая. Вот туда-то мы и зашли «за помидорами». Как только мы вошли на участок, вся бравада куда-то делась — стало как-то жутковато, в груди что-то засосало. Я, помнится, тогда еще подумал, что это совесть во мне проснулась. Торопясь покончить с черным делом, я тут же начал осматриваться в поисках каких-нибудь грядок, а Слава подошел к дому. «Серег?..» — сипло позвал меня брат, и от этого его голоса у меня волосы зашевелились. Я подошел к нему и тоже заглянул в окно — и меня как парализовало.

Внутри домика горели свечи. Их было не больше десятка, они все стояли на полу, поэтому их бледный свет мы не могли заметить с улицы. И в доме кто-то был. Женщина или старуха, завернутая в какой-то балахон с капюшоном. Мы как загипнотизированные смотрели на нее, а она чуть покачивалась и делала руками какие-то движения, будто молилась или что-то вроде того. Это выглядело очень странно и неприятно, и я будто отключился на пару секунд, потому что вот я смотрю в окно на эту женщину и свечи, а вот внезапно резко щелкает замок, и эта старуха уже стоит на пороге, смотрит на нас и что-то говорит. Спокойно так, даже как-то ласково (довольно странно так обращаться к тем, кто влез ночью на твою дачу и ворует твои овощи). И тут нас «отпустило»: мы как сумасшедшие рванули с участка, выскочили за калитку и бросились вниз по линии в сторону своей дачи. Я еще как назло наступил в грязь, потерял сланец и растянулся на земле. Слава, матерясь, помог мне подняться. Искать сланец в темноте буквально в десятке шагов от странного дома со свечами у нас даже мысли не было, поэтому мы побежали дальше, не оглядываясь (я босиком на одну ногу). Так что к другу мы в тот день не попали.

На следующий день, когда светило солнце и пели птички, все показалось нам бредом — мы испугались какой-то полоумной бабки? Мы решили вернуться за моим сланцем и посмотреть на странный дом при свете дня. Сланец-то мы нашли, прямо в той луже, где он с меня и соскочил. Вот только дома там этого не было. Вокруг были только относительно новенькие кирпичные домики, и все, как один, двухэтажные. Мы даже прошли всю линию вверх, а потом вниз. Не было этого дома. Не было.
♦ одобрил friday13
14 августа 2015 г.
Первоисточник: www.moya-semya.ru

Это случилось осенним вечером. Захотелось мне как-то в лес сходить прогуляться, но только подальше от города. Закинула за плечи рюкзак, нарядилась в свою походную куртку и отправилась в путь.

Есть у нас в пригороде весьма интересные места. В простонародье такие точки называют «местами силы». В одну из таких точек я и направилась.

Обычно там не встречаются случайные путники, грибники, охотники или рыбаки, потому что спуск очень крутой, подобраться с берега к воде сложно: кругом нависают скалы. Но я люблю бывать в этом месте. Можно сидеть часами, слушать воду и лес, не бояться, что кто-то подкрадётся сзади, — любого любителя природы засекаешь ещё на спуске. Правда, в случае опасности деваться тоже особо некуда, разве что только в реку прыгать.

В тот раз я добралась до сокровенного места часов в восемь вечера. Как сейчас помню, была пятница. Все нормальные люди уже давно сидели по домам и отмечали начало выходных. А я наслаждалась звуками леса, рассматривала скалы; лес на противоположном берегу казался чудным, бархатным.

Вдруг послышался шум. Я подняла голову и увидела, что ко мне спускаются трое мужчин. Внешность, мягко говоря, бандитская. Судя по тому, как они двигались, мужчины были явно нетрезвы. Бежать некуда, спрятаться тоже негде.

Я попыталась просчитать возможные пути спасения, но все планы рушились один за другим. Я не суетилась, сидела ровно и решила, что, если ситуация выйдет из-под контроля, рвану в воду — другого выхода нет. Меня нельзя было не заметить. Я сидела прямо в центре небольшой поляны, на открытом месте, которое отлично просматривается сверху. Одета в красную куртку, а за спиной болтался красный рюкзак.

Мужчины громко разговаривали. Они обсуждали, слегка переругиваясь, что выпить и закусить у них достаточно, а вот «за девочек» никто так и не договорился. Сразу стало понятно, что это за типы и что именно меня ждёт.

Сначала я запаниковала. Но практически сразу взяла себя в руки. Попыталась представить, что меня не видно. Даже произнесла вполголоса: «Нет меня». А потом заметила нечто странное.

Дыхание моё стало почему-то медленным, очень размеренным. Показалось, что воздух вокруг несколько сгустился. Подняла голову ещё раз. Прямо ко мне двигался один из мужчин, двое остались на тропе. Мужчины обсуждали, где присесть.

— Я не хочу туда идти, — сказал один из них.

— Поддерживаю, — ответил его спутник. — Спуститься-то мы спустимся, и даже место для поляны удобное. Но как потом подниматься? Тут спуск крутой, подъём ещё круче будет. Мы же отдохнуть хотели. Придётся потом ночевать у воды, подняться не сможем.

— Да идите сюда, — звал их друг за собой. — Тут никого нет. А если вдруг дождик начнёт накрапывать, спрячемся у этого выступа, — тут он махнул рукой в мою сторону. Сделал ещё пару шагов и встал совсем рядом. Я замерла и не шевелилась.

— Эй, ну вы будете спускаться или нет? — спросил мужик своих друзей. — Тут так хорошо, ни одной живой души рядом. Хоть голый ходи.

Товарищи негромко переговаривались, потом пошли в сторону и начали подъём наверх. Тут мужчина повернулся ко мне, спустил штаны, достал свой «хвостик» и зажурчал. Я стояла ни жива, ни мертва.

— Ну и ладно, — довольно фыркнул он, облегчившись. — Нет, так нет. Наверх, значит, пойдём. А что, тоже тема. Может, и девок вызвоним.

Он потянулся, с хрустом расправил спину, огляделся по сторонам и отправился вслед за товарищами. Скоро их голоса совсем стихли.

«Бум!» — вокруг меня вдруг что-то спружинило. Всё вокруг как будто расправилось с каким-то странным звуком. Показалось, что я не слышу окружающий мир, а ощущаю его кожей. Это был словно вакуумный удар.

И только сейчас я поняла, что до этого момента почему-то не слышала птиц, стрекотания насекомых, шума реки внизу. В тот момент, когда я замерла, голоса мужчин доносились до меня как сквозь вату.

Я решила, что не стоит испытывать судьбу дважды. Быстро поднялась с камней и отправилась домой.

До сих пор не знаю, как же так получилось, что те мужики совершенно меня не заметили, хотя это было абсолютно невозможно. Что же меня от них закрыло?
♦ одобрила Совесть
1 августа 2015 г.
Он лежал под двумя байковыми одеялами. Пытался заснуть. Но как маленький мальчик десяти лет может заснуть, когда в голове столько приятных мыслей, столько пережитых впечатлений? Ведь сегодня (а точнее — вчера, ведь времени было уже около часу ночи) у него был день рождения. Пожалуй, один из самых значимых в его жизни. Приходили друзья со двора, со школы. На столе стоял сладкий именинный пирог с десятью свечами, испечённый бабушкой — там даже осталось немного на утро...

У стола громоздились подарки — вертолёт на радиоуправлении, который ему разрешили испытать завтра в парке, компьютерная игра в яркой обложке, большая мягкая игрушка, две детских энциклопедии — «Самолёты» и «В мире животных». На уголке кровати лежала подаренная тётей книга в красочном переплёте, «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и платяной шкаф», которую он вчера читал взахлёб. А ещё они играли в прятки — его так и не нашли в тот раз, на антресолях — в жмурки, в догонялки. Он показывал гостям свои фишки...

Дверь большого бельевого шкафа из тёмного дерева пронзительно заскрипела. Мальчик вздрогнул и посмотрел на шкаф. Правая дверца едва заметно приоткрылась, а за ней — чернота. Он присел на подушке, пошарил рукой по столу и включил ночник. Приятный зеленоватый свет осветил его детскую комнату и игрушки в углу. Лёг он и посмотрел на щель в шкафу. В темноте между платьев и пиджаков что-то виднелось.

— Кто там? — позвал мальчик.

Дверца приоткрылась чуть сильнее. Теперь свет ночника совершенно ясно освещал в глубине шкафа два изящных копытца, выглядывающих из-за одежды. Ну конечно же! В шкафу фавн, настоящий, всамделишный фавн! Собственной персоной!

— Тамнус? — ещё не веря своему счастью, спросил мальчик, вглядываясь в темноту.

— Тумнус! — несколько обиженно донеслось из шкафа. — У вас уже ночь, сын Адама? Как обидно!

«Ну конечно, это просто сон. Но какой яркий, восхитительный сон!»

— Я не хочу спать... — растерянно пробормотал мальчик.

— Хочешь чаю? — вежливо спросил фавн, пристукнув копытцем. — Пойдём! Ты ведь, конечно, помнишь, что у нас наступило лето?

Глаза мальчика уже привыкли к темноте. Он выключил ночник, и комната погрузилась во мрак. Затем он обулся в мягкие замшевые ботиночки, надел штаны и футболку, взял радиоуправляемый вертолётик и шагнул к фавну в темноту шкафа. Деревянная вешалка царапнула его по лицу.

— Если тебе не трудно, закрой за собой дверь. Иначе простудишься на сквозняке, — ласково сказал фавн.

— Хорошо, — весело сказал мальчик, затворяя дверь. — Что теперь?

Фавн улыбнулся и мотнул головой. В темноте шкафа мальчик ничего не увидел, но услышал странный звук, словно кто-то облизывался. Он попытался нащупать фавна рукой, но вместо знакомой по книге шелковистой шерсти его рука встретила голую влажную кожу.

— А теперь — в Нарнию...

* * *

Ни папа, ни мама, ни бабушка наутро не смогли найти мальчика, несмотря на то, что очень тщательно искали. Они даже заглянули в шкаф, но увидели там только смятую одежду и сброшенные вешалки.

— Да уж, весёлый у нас ребёнок. Ещё только семь утра, а он уже, видать, убежал на улицу, да ещё со своим новым вертолётиком, — улыбнулся папа.

— Всё ему игрушки да игрушки, нет бы книжку новую почитать... — вздохнула мама, поднимая с пола сиротливо лежащие «Хроники Нарнии» и отряхивая книгу от пыли.
♦ одобрил friday13
Первоисточник: kripipasta.com

Автор: kangrysmen

Я проснулся в шесть часов утра, чему способствовал храп мертвецки пьяного человека над моим ухом. Открыв глаза, я какое-то время пытался определить свое местоположение. Осмотрев комнату, вспомнил, что ночью приехал к другу на вечеринку, где намечалась грандиозная попойка. И, судя по необыкновенному хаосу в доме и спящим в разных местах людям, она действительно удалась. Стряхнув с себя храпящее тело товарища, поднимаюсь на ноги.

К девяти утра мне следовало быть в одном месте, сделать дела. Холодный душ и кофе привели меня в порядок. Двадцать минут я пытался вызвать такси, но линия постоянно занята. Наконец я решил, что не могу больше ждать, и вышел из дома по направлению к дороге, надеясь поймать попутку.

Утренний туман еще не рассеялся, солнце только начало проявляться на горизонте. Я шел по пустой дороге и полной грудью вдыхал свежий утренний воздух. Он пах цветущей зеленью, на которой поблескивали капли прозрачной росы. Я прошел около двух километров; навстречу попадались автомобили, ни один из которых не остановился. Когда я переходил дорогу на перекрестке, внимание мое привлек выцветший венок на деревянном покосившемся кресте у обочины. Крест стоял здесь не первый год, венок, судя по всему, периодически меняли. Очевидно, на этом самом месте когда-то произошла трагедия. Повернув голову в сторону проезжей части, я увидел несущийся на меня белый автобус. Страх за доли секунды обездвижил мое тело, превратив его в камень. Отскочить в сторону я был не способен. За столь короткий промежуток времени я успел проанализировать свои шансы на спасение в этой ситуации, и шансы эти мне показались маловероятными. Уже готовый к гибели под колесами автобуса, я удивился, как быстро водитель сумел остановиться. Затормозил он так же быстро и неожиданно, как и появился. Визг тормозов прервал тишину утреннего леса. Только птицы вспорхнули со своих веток, собрались в статью и полетели прочь с пронзительным гиканьем.

В оцепенении я стоял перед автобусом, не в состоянии даже пошевелиться. Желтый свет фар пробивался через через рассеивающийся туман и бил прямо в глаза. Я пришел в себя, когда дверь автобуса медленно открылась.

Он едет в сторону города, и лучше варианта, чем доехать на нем, не придумаешь. Когда шел к автобусу, успел хорошенько его разглядеть: небольшой, на десять-пятнадцать посадочных мест, белого цвета с двумя горизонтальными линиями по середине. Такие курсировали в городе, когда я еще был маленьким. На немалый срок его эксплуатации указывали также оранжевые пятна коррозии на кузове, в каких-то местах даже черные, напоминавшие грибок или плесень. Стекла покрылись внушительным слоем дорожной пыли, табличку с номером маршрута и перечнем остановок прочесть было невозможно.

Когда я вошел в автобус, водитель повернул голову в мою сторону, взглянул на меня и сказал:

— Ты что же, сынок, под колеса-то бросаешься, а? Или жить надоело, на тот свет собрался? А то я подвезу, ты только скажи!

От одного его взгляда мне стало не по себе: глаза мутные, будто остекленевшие. Ощущение, что он смотрит сквозь, а не на тебя. Что-то тяжелое было в выражении его глаз, словно скопились в них годы страданий, безумия, отчаяния и одиночества, скопились, и не знают выхода.

Голос водителя звучал бесстрастно, монотонно, по интонации несвязно, как если бы записаны были на пленку сначала отдельно слова, затем сведены в предложение одной записью.

Я, не ответив, прошел дальше и сел у окна. Автобус оказался абсолютно пустым, ни одного пассажира. Водитель надавил на газ, и мы со скрипом тронулись.

— А то составишь компанию вот этим, они тоже без глаз, — неожиданно добавил водитель так, что я вздрогнул. На слове «этим» он махнул рукой в мою сторону.

«Кого он имеет ввиду? В салоне кроме меня никого. Либо он устал и ничего не соображает, либо этот водитель — сумасшедший», рассуждал я.

Через слой пыли на стеклах нельзя было ничего разглядеть; вступать с водителем в разговор совсем не хотелось. Достаточной скорости это транспортное средство достигнуть не могло, потому мы тащились от силы пятьдесят километров в час. Водитель включил музыку, точнее какую-то старую песню, которая играла по кругу. Прогнивший, грязный автобус как снаружи так и изнутри, отсутствие других пассажиров, странный водитель, — все это несколько настораживало.

Приблизительно через полчаса езды автобус остановился.

— Конечная, все на выход, побыстрее, да по сторонам смотрите, когда дорогу переходите, — сказал водитель, обернувшись в салон.

Не став вступать с ним в дискуссию и выяснять, кого он имеет ввиду и в своём ли он уме, я быстро вскочил и пошел к выходу.

Когда открылась дверь и я вышел наружу, шок и недоумение мои были неподдельны. Он высадил меня на том же самом месте, где я и сел, у креста с венком, на который я отвлекся, когда переходил дорогу. Но это не самое главное, главное то, что уже совершенно стемнело, тогда как садился я в автобус ранним утром.

* * *

Спустя месяц после того случая я разговорился с одним водителем автобуса нашего города. И вот что он мне рассказал.

«Был у нас лет тридцать назад случай, я тогда молодым был еще. Значит, работал один водитель на автобусе, как звали — не помню. Хороший был как водитель, стаж имел большой, замечаний за годы службы не было от начальства. Да только зрение у него все ухудшалось и ухудшалось, с каждым разом все сложнее было медкомиссию пройти. И вот в один день забраковали его, запретили на маршрут выходить, на пенсию отправить собрались. Только он на следующий день на работу все равно вышел, и, никому не сказав, автобус свой завел и уехал. И тут-то случилась беда. За городом в лесу люди грибы собирали и за детьми не уследили, выбежали дети на дорогу. Сбил он их насмерть — это мать детей ближе всех была, видела, но подоспеть не смогла. А он вышел, детей погрузил, да и уехал. Куда — неизвестно. Только ни его, ни автобуса, ни детей, живыми или мертвыми, не нашли. Потому там крест с венком и установили, до сих пор стоит».
♦ одобрила wolff
Первоисточник: vk.com

Автор: Ахматова Кристина

Да, да и еще раз да. Он был никчемной сволочью, пьяньчугой, не-мужиком и именно тем, на что потратила лучшие годы жизни его дражайшая супруга. Огромная, дебелая, с опухшими ногами в вязаных носках. «Пила» замолкла на несколько секунд, кряхтя, наклонилась к ржавому водопроводному крану, жадно сделала глоток, дабы промочить утомленную глотку и…

— Тварина, скот, да ты посмотри, как мы живем, да ты посмотри только, говна ты кусок! Где, где зарплата, ублюдок? Где, я спрашиваю?

В воздух взвилось мокрое кухонное полотенце и звонко шлепнуло по лысеющей голове унылого мужичка в тельняшке с короткими рукавами.

Затянув потуже обрывок веревки на спортивных штанах, жертва нападения молча впечатала свою пятерню в раскрасневшееся лицо жены. Не дожидаясь повторной атаки, супруг нетвердой походкой вышел из кухни, изо всех сих сил захлопывая за собой застекленную дверь.

Осколки заляпанного жиром стекла весело зазвенели по старому линолеуму, усевая как кухню, так и темный коридор. Голая лампочка, никогда не видевшая люстры, абажура или даже захудалого плафона, давным-давно перегорела.

— Мама? — пискнул в темноте испуганный голос.

Шлепая босыми ногами, пытаясь как можно скорее миновать нетрезвого отца, в кухню влетел мелкий пацан, лет шести от роду.

— Ма-а-а-а-м-а-а-а! — уже истошно заорал отпрыск «тварины» и «скота», запоздало чувствуя, как в голые ноги впились десятки острых осколков.

— Феденька … Да что ж ты наделал, гадина! — рев из кухни достиг небывалых децибелов и был уже адресован отнюдь не малолетнему Феденьке.

«Гадина» спасался бегством. Наскоро обув стоптанные ботинки, он схватил с вешалки такую же засаленную, как и почившее на кухне стекло, олимпийку, и спешно покинул квартиру, устремляясь вниз по лестнице, на первый этаж, где за облупленной трубой мусоропровода было припрятано его сокровище — еще не початая бутылка «Пшеничной».

Косых Николай Николаевич, 32-х лет от роду, жил в этом доме, в этой квартире и с этой женой уже почти десять лет. Этот факт перестал его радовать уже года через два-три после женитьбы. Симпатичная Наташка начала превращаться в склочную толстую бабу, которая, кроме денег, требовала еще и детей. Последнее её пожелание было выполнено в начале девяностых. А потом начался ад. Денег требовалось всё больше, больше и больше. Бесконечные болезни жены и сына исчерпали весь семейный бюджет. Семья сидела в долгах, но запросы супруги не уменьшались. Заводские друзья научили своего кореша нехитрому способу снимать стресс, и жизнь полетела под откос.

Водка была теплой, горькой и отдавала странным химическим привкусом. Это было уже привычным послевкусием, означавшее, что старый татарин из 47-й квартиры подмешивает в свой паленый товар какую-то дрянь.

В голове зашумело, в глазах заплясали черный мушки, и заплеванный пол неожиданно оказался вплотную к лицу. Боли не было, просто черный бездонный провал бесконечно летел навстречу распростертому на бетонном полу скрюченному телу.

— Мужи-и-и-к! Эй! Муж-и-и-ик! Ты живой? — чей-то ботинок несильно поколачивал в районе ребер. Видимо, руками, было брезгливо.

Николай открыл глаза. В подъезде было на удивление светло. Надо же, кто-то поменял лампочку, пока он был в отключке. Ну и дурак этот благодетель, всё равно сегодня же сопрут.

Странный парень в ярко-зеленой куртке продолжал тормошить носком ладных новеньких кроссовок несчастное тело алкоголика.

И не боится ведь в такой красоте ходить, подумалось Николаю, ну снимут же, как пить дать, снимут.

— Да встаю я, встаю. Отстань, пижон.

Парень довольно хмыкнул и молча зашагал к лифту.

Сразу видно, что не местный, лифт-то уже год, как не работает.

Но двери подъемного устройства послушно открылись, и участливый модник уехал на свой этаж. Нет, в эту ночь здесь стали твориться какие-то чудеса! Лампочка, лифт и … стены. Стены были аккуратно выкрашены светло-синей краской, на которой не было ни единого матерного слова. Бычков, плевков и шелухи от семечек под ногами тоже не наблюдалась.

Но подъезд был родной, в этом не было сомнений. Новые почтовые ящики хранили знакомую нумерацию квартир, мелкие щербины в ступенях тоже были хорошо знакомы, а свежая побелка потолка так и не смогла навсегда скрыть выбитых долотом похабных фразочек.

— Сколько же я тут валялся? — шептал под нос Николай, по привычке пешком преодолевая лестничные пролеты.

А вот и знакомая дверь. Ну, хотя бы она нисколько не изменилась. Всё тот же расцарапанный дерматин, на частично выпавших латунных гвоздиках.

— Черт, опять эта ведьма закрылась …

Нашарив в кармане олимпийки ключи, хозяин аккуратно открыл дверь, стараясь не шуметь.

Пахло в квартире по-другому. Вместо кислого запаха постных щей и нестиранного белья, в коридоре витал приторно-сладкий аромат женских духов.

— Какого хрена! Мать, к нам лезут! — в коридоре вспыхнул свет и перед ошарашенным Николаем предстал тот самый парень, который недавно интересовался его жизнеспособностью.

Следом вылетела всклокоченная сонная женщина и дико завизжав, сползла по стене, хватаясь за сердце.

По-звериному ощерившись, парень схватил за грудки несчастного забулдыгу и со всей силы приложил об старый фанерный шкаф. Теперь их лица оказались чуть ли не вплотную и Николай почувствовал, как хватка нападавшего стала слабеть. Оскал превращался в вытянутую удивленную мину, руки разжались окончательно и с побелевших губ сорвалось:

— Батя?

— Коленька! — истерично взвизгнуло откуда-то с пола тело в цветастом халате.

Наташка. Постаревшая лет на двадцать, но это была она, его жена, которую он видел всего полчаса назад.

Не сводя глаз с абсолютно седой постаревшей супруги, мужчина опустился на колени и умоляюще заглянул ей в глаза.

— Натка, что происходит?

Его отвели на кухню, дали мягкие тапочки, налили в его любимый стакан душистого чаю и поведали ужасающий рассказ.

На дворе стоял две тысячи пятый год. Почти 19 лет назад, после бытовой ссоры, ушел из дома и не вернулся Косых Николай Николаевич. Милиция не нашла ни тела, ни свидетелей, ни хоть каких-то следов. Но Наташкино горе со временем даже и не думало проходить. Несчастная женщина продолжала любить и ждать своего пропавшего мужа. Когда дело закрыли, обезумевшая от горя Наталья стала ходить по всевозможным магам, колдуньям и экстрасенсам, неся шарлатанам последние деньги, отказывая себе и сыну даже в необходимых вещах.

— Так ты меня и тогда, и всегда… любила? — эта новость стала для Николая куда более шокирующей, чем провал в памяти на 19 лет.

Женщина всхлипнула и бросилась на шею вновь обретенному супругу.

Федор, а это был именно он, сняв свою вырвиглазную кислотную куртку, грустно сообщил:

— А сегодня я шел матери дурку вызывать. Думал, она вообще, того. Нашла какого-то мага и чародея, который пообещал вернуть тебя. Ну и денег запросил — миллион. Мать хату продала, на днях съезжать будем. А я не успел помешать, она деньги слила уже ему.

— Жалеешь? — прямо спросил отец , освобождаясь от объятий.

— Да! — с вызовом ответил Федор, гордо вскинув голову.

— Я радовался, когда ты свалил, папаша хренов, радовался, понимаешь! Жизни никакой с тобой не было! Скандалы, пьянки, нищета. Немногое я потерял, знаешь ли.

Сын распалялся всё больше и больше.

— Уж не знаю, что за колдун такой был, но я его найду и башню сверну. А вы, голубки, бездомные теперь, выкручивайтесь, как хотите, и на мою помощь не рассчитывайте! Я теперь сам хрен знает где жить буду! — размашистой походкой парень вышел из кухни и сильно, по-отцовски, хлопнул дверью. Нового стекла там не было до сих пор.

— Но… но где я был? — рассеяно спросил Николай, глядя вслед уходящему в комнаты сыну.

— Не сказал мне он, — зашептала Наташа, предано взирающая на мужа.

— Не сказал. Говорил, что мне не знать лучше. Кто-то из параллельного мира, мол, с тобой… эээ… работает. А он отнимать будет. И вот, отнял ведь! — женщина снова заключила в объятья своего непутевого любимого.

Наталья не разжимала рук даже во сне, боясь, что вновь обретенное счастье снова может исчезнуть.

Утром Николай проснулся в пустой постели. С кухни доносились божественные запахи и звон посуды.

Устремившись на запах, он шагнул в проходную комнату, где на стареньком диване, прямо в джинсах и кроссовках, лежал Федор, выгнувшись в неестественно-пугающей позе. Глаза сына были открыты. Громко жужжа, на недвигающийся зрачок приземлилась большая жирная муха и деловито стала тереть свои лапки.

— Федя! — бросившись к сыну, отец стал тормошить закоченевшее мертвое тело.

— Долг выплачен! — торжественный голос заставил затравленно обернуться.

Безумная улыбка застыла на лице жены.

— Долг выплачен! — повторила она.

— Деньги — это был первый взнос, за работу. За твое возвращение он потребовал Федю. Для замены.

— Какой замены, дура? Какой замены? Где скорая? Почему ты стоишь? Он ведь умер, умер, умер! — слезы лились по небритым щекам безутешного мужчины.

— Долг выплачен! — шептала сумасшедшая, даже не глядя на мертвого сына.

Счастье, безумное счастье плескалось в её выцветших глазах.
♦ одобрила Happy Madness
27 июня 2015 г.
В подростковом возрасте я проводила все каникулы и выходные в деревне у прабабушки. Молодежи там всегда было полно, поэтому скучать не приходилось.

На окраине нашей деревни чуть в отдалении от жилого сектора есть волейбольное поле, там же есть большая поляна, на которой стоит нечто вроде беседки со столом и скамейками. В этом месте всегда собирается местная молодежь, чтобы отдыхать и гулять ночами напролет, не мешая спящим жителям. С одной стороны поляны расположены крайние дома деревни, с трех других — поля и лес.

В один из весенних вечеров мы все собрались там, чтобы отметить день рождения нашей подруги Ани. Конечно, все пили, и пили много, людей собралась тьма, с наступлением ночи никто не собирался уходить. Горел большой костер, почти весь народ крутился рядом с ним, так как ночи еще были холодные. В какой-то момент (была уже глубокая ночь) именинница Аня исчезла — просто пропала из освещенного костром поля видимости. Поначалу никто внимания не обратил — мало ли, может, приспичило в туалет. А когда заметили, то решили, что она домой спать ушла или с кем-то гуляет по окрестностям.

Шли часы, и вот уже светает. Многие разошлись, а мы, как самые стойкие, все еще сидели на волейболке. И вот видим — со стороны леса по полю бежит человек. Приглядываемся — Аня! Что она там делала так долго? С ее ухода прошло часа четыре, не меньше. Но самое ужасное обнаружилось, когда она добежала до нас. Вся ее шея, грудь, живот и руки были залиты спекшейся кровью и какими-то сгустками вперемешку с грязью, иголками и прочей лесной трухой. Отвратительное зрелище! Сама вся дрожит от холода, бьется в истерике. Мы перепугались, повели ее домой к одному из наших друзей (он жил ближе всех к краю деревни), отмыли, отогрели. Выяснилось, что кровь принадлежит не ей. Успокоившись хотя бы этим фактом, уложили спать.

На следующий день расспросы ни к чему не привели — Аня не помнила совершенно ничего. Последнее ее воспоминание относилось к тому времени, когда все были еще относительно трезвы — то есть пропала она, будучи уже невменяемой.

Так и осталась эта история для всех загадкой. Что с ней произошло в лесу, чья была кровь — никто не узнал. Как никто и не узнал, действительно ли она ничего не помнит или по каким-то причинам не захотела с нами делиться. И эта неизвестность, на мой взгляд, самая страшная, еще долго будоражила наши умы.
♦ одобрил friday13
17 июня 2015 г.
Когда я стал студентом, мне пришлось искать квартирку поближе от моего ВУЗа, потому что жил я на другом конце города от него. Естественно, съемную квартиру — на свою у меня денег не было в тот момент. По счастливому стечению обстоятельств пересекся в ВУЗе с одним парнем, который знал тот район, и тот рассказал мне, дескать, есть одна квартирка, которой владеет какая-то маразматичная старуха. Однако он предупредил меня, что в квартире бабуси уже были жильцы до меня, и пара человек из них пропали. Среди местных того района пошел слух, что бабушка рубит своих жильцов на мясо. Правда, сколько милиция к ней ни приходила, никаких доказательств ее вины не нашли. Но какое мне дело до этих типичных баек? Не обязательно ведь пропадали из-за бабки, может, еще из-за чего было. Так что я на радостях побежал переезжать к ней. Обустроился там, стал ходить в ВУЗ. Бабка была как бабка, коммунистически-православная.

И вот однажды прихожу после «узла» в квартиру, раздеваюсь и иду в ванную комнату (кстати, до этого я обращал внимание, что у нее очень странно пахнет ванна, каким-то слабеньким мшистым запахом отдает, но это же квартира старухи — мало ли что за все это время тут произошло). Лежу в ванне, расслабляюсь. И вдруг чувствую, будто ванна подо мной каким-то образом странно проваливаться начала. Я удивился, вышел из воды, стал щупать ее, рассматривать. Нет, ванна как ванна. Снова ложусь туда, думаю, показалось. И ТУТ МЕНЯ ЧТО-ТО НАЧИНАЕТ ТЯНУТЬ ВНИЗ НА ДНО. Я пытаюсь выбраться, ору на всю Ивановскую, а тяга снизу становится сильнее, я буквально проваливаюсь вниз, дно ванны будто исчезло. А сама бабка будто оглохла и ничего не слышит. Я уже молюсь буквально, прощаюсь с жизнью, упираюсь ногами… и наконец вылетаю из ванны на пол. Не знаю, что я в ту секунду сделал, однако я упал на пол за пределами ванны.

Я выбегаю голышом из ванной, а там бабка на кухне сидит, как ни в чем не бывало. Я спрашиваю её, что за чертовщина тут происходит, а она на меня как на сумасшедшего смотрит. И тут-то я и вспомнил рассказ того парня про пропавших в этой квартире. В тот же день я распрощался с бабкой и съехал. До сих пор немного боязно делать водные процедуры — боюсь, что меня опять потянет ко дну, и я навсегда исчезну из этого мира.
♦ одобрил friday13