Предложение: редактирование историй

Истории с меткой «ФОТОГРАФИИ»

3 февраля 2014 г.
Автор: Fragrant

Был у меня друг-фотограф. Очень любил делать черно-белые работы и снимать пейзажи а-ля «скучная серая блеклость». Ну вот нравилось ему создавать гнетущее ощущение своими фотографиями, и все тут.

Недавно он написал мне в почту, что нелегкая занесла его в рабочее время на местное кладбище. Фотоаппарат под рукой, пейзажи, соответствующие его вкусу... Вот и начал он снимать черные деревья да ворон на крестах.

Особенно ему понравился вид одного старинного склепа. У нас до революции много польских католиков да евреев жило — вот они и строили склепы. Начал он его и так снимать и сяк. Конечно, войти вовнутрь даже мысли не было — уважение к усопшим, как-никак.

В трех словах: решил мой товарищ прийти сюда и завтра, с хорошей светотехникой и более сильным аппаратом, чтобы сделать качественные и добротные снимки.

Когда ехал домой, полистал фотографии на фотоаппарате. Какие-то удалял, какие-то нет — всё, как всегда.

Вечером, решив обработать понравившиеся фотографии «Фотошопом» на компьютере, мой друг обратил внимание на одну из фотографий. На снегу были видны отпечатки лежавших вокруг этого самого склепа людей. Обычные контуры людей мужского телосложения, лежащих «бубликом» на снегу, явно в верхней одежде.

Стал работать со слоями и в одной из рабочих настроек увидел, что дверь склепа приоткрыта, а из щели смотрят чьи-то глаза. Контуры лежащих вокруг людей стали более различимы — они, как стало понятно, все лежали головой в сторону полуоткрытой двери склепа. Создавалось впечатление что их, как котят, разметало то, что находилось за дверью.

Сказать, что друг перепугался — не сказать ничего. Он начал сразу в Интернете разговаривать по этому поводу с экстрасенсами, ворожеями, да и просто шарлатанами. И кто-то очень добрый ему посоветовал сходить завтра еще раз на то же место, открыть дверь склепа и фотографировать с разных ракурсов. Мол, тогда и поймет мой друг, что это за существо.

На этом письмо заканчивалось.

Моего друга нашли возле того злосчастного склепа: разорван живот, внутренности по снегу, кровь вокруг склепа... Я успел его увидеть в том же месте до того, как следственная бригада дала команду медикам убирать тело. Что меня поразило — это его перекошенное и застывшее в ужасе лицо. Рот открыт в крике, а глаза даже медики не смогли закрыть. Фотоаппарат держал мертвой хваткой. Натоптали вокруг только следователи да обычные постовые. Ни следов, ни мотива, ни зацепок.

Преступление из ряда вон взбудоражило весь городок. Только об этом ужасном событии все и говорили.

Где-то через месяц по долгу службы я общался с ведущим следователем того дела. Вот он мне и рассказал, что как только изъяли фотоаппарат, так сразу же проверили карту памяти на предмет запечатления подозреваемых лиц. На фотоаппарате было только одно фото: открытая дверь склепа с какими-то двумя красными точками, напоминающими глаза животного, которые способы отражать свет.

В конце следователь добавил, что, изучая историю этого склепа, он наткнулся на информацию довоенных времён. Когда-то во время раскулачивания местные мужики решили ограбить несколько могильников католического и иудейского происхождения. Вот их возле того склепа и нашли — с разорванными животами, свернувшимися на земле калачиком, с застывшими выражениями ужаса на лицах...
♦ одобрил friday13
Первоисточник: paranoied.diary.ru

Автор: Albertia Inodorum

Сами знаете, как оно бывает — устаёшь от большого города, от людей и вечной суматохи, от запаха улиц, льющегося в форточку, и тусклой припылённой зелени. Вот и мы с супругом, как-то одновременно, почти спонтанно, приняли решение сдать на год нашу квартиру, а самим махнуть жить на дачу. Благо фазенда наша загородная благоустроена не по-дачному, там и отопление есть, и колодец с насосом, электричество имеется. Банька, опять же.

Муж у меня художник, а я, вообще-то, продавцом последние годы работала, в свободное время развлекая себя написанием коротких рассказов. Так вот и порешили — отдохнуть год подальше от города, наедине друг с другом. Заняться творчеством, иногда встречаться со знакомыми. Фрилансить понемногу, если денег вдруг будет не хватать. Но главное, чего желали мы оба — тишины.

Квартиросъёмщики нашлись довольно быстро — такая же семейная пара. Муж, смеясь, назвал их «реверсивными» — они, наоборот, из деревни подались в город и желали начать как следует зарабатывать. Квартиру сдали, как положено, с контрактом, они даже плату вперёд за два месяца внесли. Только лично мне эти ребята немного странными показались — тихие какие-то уж очень. Правда, все посторонние мысли я быстро отмела. Шумный город после деревенской глуши ошеломляет — вот и их, видно, оглушил.

Закончив с квартиросъёмщиками и дав им все напутствия, мы погрузили сумки в машину и ломанулись на волю. Я предвкушала целый год, а может, и больше, тихого отдыха. Не раздражала даже пробка, в которой мы два часа простояли на выезде из города. Потом вырвались наконец, и минут через сорок стремительной езды по полупустой трассе свернули на боковую дорогу, ведущую к дачному посёлку. Опустили окна, и в машину полился свежий, пахнущий соснами, воздух. Хорошо-то как было — слов нет.

Вы уже догадываетесь, думаю, что спокойного отдыха у нас не получилось. Но обо всём по порядку.

Несколько первых дней мы провели тюленями, поздно просыпались, поздно ложились, жарили шашлык — в общем, нет смысла описывать все развлечения, которые могут себе позволить два половозрелых человека на природе. Главное началось на четвёртый день, может быть, на пятый — не помню точно. Но знаю одно — время близилось к полуночи, а мы сидели на кухне и играли в карты на копейки для интереса. Вдруг мы оба вздрогнули от шума в соседнем помещении — будто кто-то пробежал, громко топоча ногами, по лестнице наверх.

Уронив карты, муж схватил первое, до чего дотянулся — кочергу, и побежал догонять топтуна, прежде чем я успела его остановить. Я сама вооружилась лопаткой для выгребания золы из того же набора, что и кочерга, и приготовилась ждать. Долго не пришлось — обшарив второй этаж дома, муж вернулся на кухню в полном недоумении, ибо никого не нашёл, да и входная дверь была закрыта нами же изнутри — то есть незаметно выйти никто не мог. Ну да ладно. Посмеявшись над собственными страхами, мы сложили оружие и продолжили свою игру.

На следующую ночь, примерно в то же время — полночь, плюс-минус несколько минут, — грохот повторился, теперь уже непосредственно на втором этаже, в мезонине, где находилась студия. Когда мы с супругом пошли проверять, кто там, то снова никого не нашли. Только мольберт был свален на пол и одна из ножек сломана, точно по неё кто-то от души вдарил ломом, холсты повалены и перемешаны, некоторые и вовсе порваны, а по разбросанным тюбикам с краской будто кто-то попрыгал. Честно, нам стало не по себе, но, будучи натурами, скептически настроенными ко всему сверхъестественному, мы удовлетворились предположением, что всем этим событиям можно найти логическое объяснение. Другое дело, что объяснения мы сами не нашли.

Днём всё как-то забывалось, ведь было спокойно — как и вечером, когда уже темнело. Но едва время подходило к полуночи, в доме наступало беспокойство, и с каждым разом всё более явно чувствовалось некое зловредное присутствие. Так, на другой вечер я, переборщив с вином, легла вздремнуть на диванчик, но проснулась будто от толчка. Стрелка на часах замерла на отметке «12». Я перевела взгляд на дверь со вставкой из матового стекла, за которой горел ночник, и этот неяркий свет отчётливо выделял чью-то фигуру, стоящую за стеклом. Деталей не было видно — только расплывчатый силуэт человека, прижавшего ладони к стеклу и явно пытавшегося всмотреться сквозь него в комнату. Что-то было не так в его облике, но что, я не успела понять. Да и не хотела, если честно.

— Дим, это ты? — со сна голос был хриплый. Человек за стеклом качнул головой и, развернувшись, очень медленно прошёл мимо двери и исчез в соседнем помещении.

Это был не муж. Потому что едва этот силуэт скрылся, в комнату вошёл мой супруг и спросил, что случилось. Врать не стала — рассказала, что в доме определённо кто-то есть… только мы его снова не нашли. Запертый изнутри дом, абсолютно пустые помещения, даже подвал и чердак мы обыскали — нет никого.

Окончательно присутствие потусторонней силы выявили садовые брызгалки. Когда становилось темно и с ночной прохладой появлялись комары, мы включали на ночь эти поливалки в виде пластиковых ромашек, и несколько часов подряд они орошали газон и клумбы. В районе полуночи я вышла на крыльцо, чтобы перекурить, и включила фонарь над дверью. Он освещал несколько метров пространства перед крыльцом, альпийскую горку, захватывал кусок дорожки и пару ромашек-брызгалок. Прыскавшая из них вода блестела в свете электрической лампы. Я залюбовалась рассыпающимися в стороны радужными каплями, но тут кое-что мне показалось странным. Вода в одном месте точно натыкалась на невидимую преграду, крупные капли отскакивали в стороны и падали на лужайку. Я всмотрелась туда, пытаясь понять, в чем дело… и выронила окурок.

В частых и мелких струях из поливалок просматривался будто бы прозрачный человеческий силуэт, нечётко, но достаточно явно. Как будто там стоял какой-то невидимка, проявившийся из-за падавшей на него воды. И, точно поняв, что я его заметила, он шевельнулся и неторопливо пошёл к крыльцу. Трава приминалась под его шагами.

Я не помню, как убежала оттуда, но пришла в себя, уже закрывая дверь на все возможные защёлки. Притащила из кухни полено, подперев им дверь. На грохот спустился муж, я ему рассказала, в чём дело. Не знаю, поверил он мне или нет — в такой бред действительно сложно поверить, я согласна. Но я видела это всё своими глазами. Так что супруг пообещал, что завтра же мы скатаемся в город, чтобы провести ночь вне дачи. Понятно зачем — если неведомые шумы и силуэты будут и в гостинице нас преследовать, будет повод усомниться в собственном психическом здоровье. Хотя с ума, как известно, поодиночке сходят…

В общем, посовещавшись и вздрагивая от малейшего шороха, легли спать. А было от чего вздрагивать — остаток ночи с примерно равными промежутками кто-то стучался к нам в дверь и окна. Медленно так, но с силой, по три стука сделает и затихнет. И добро бы ещё на первом этаже действо происходило — так бы мы решили, что к нам пытается дозваться кто-то из соседей, — но в какой-то момент стучать начало и в окна второго этажа, к утру и вовсе на крышу перебралось. Стук утих, когда начало рассветать. Правда, долго поспать нам не удалось. Новый стук, настойчивый и многократный, перемежавшийся с дребезжанием звонка на воротах, заставил мужа выбраться из постели и посмотреть, что там за гости. Гости оказались на машине с мигалкой и в форме — три вполне материальных мужика из полиции.

Я не буду заострять внимание на всех тяготах и разбирательствах. Скажу только, что полиция навестила нас, потому что пара, которой мы сдали квартиру, оказалась убита. К счастью, наше присутствие на даче в ночь убийства подтвердили все соседи в окружающих домах — видели нас поодиночке и вместе, в окнах и на крыльце, так что с нас подозрения в итоге оказались сняты.

Только знаете что? В конце концов мы узнали все подробности убийства в нашей квартире. Узнали, что кости этих ребят были так переломаны, точно их швыряли о стены, как мячики. И что лица были чьей-то жестокой рукой превращены в безобразное месиво, так что их едва опознали. И что в комнате, где были найдены тела, нашли также два конверта, в каждом из которых была горсть сухой земли, пучок каких-то спутанных волос, ржавый гвоздь и фотография. Фотография со мной и моим мужем. Обе были точно исцарапаны вдоль и поперёк чем-то тонким, точно эти убитые ребята пытались сделать нам с супругом что-то плохое по совету из книжек вроде «Сто заговоров на порчу для домохозяек», и как будто до нас на даче дошёл только отголосок этой гадости.

Но главное, о чём мельком упомянул в разговоре один из следователей — все двери и окна в нашей квартире были заперты изнутри.
♦ одобрил friday13
6 января 2014 г.
Первоисточник: www.mystical-stories.ru

В нашем городе во Дворце Спорта была такая традиция — каждое лето ездить на сборы всеми секциями в глухомань возле заброшенной деревни. Там разбивался палаточный лагерь, имелось футбольное поле, волейбольные площадки, и все это на фоне свежего таежного воздуха.

Сама деревня (когда-то большая — в ней было несколько десятков дворов) была на противоположном от лагеря берегу через проходимую вброд в нескольких местах речку. Надо ли говорить, что нас, 12 — 13-летних пацанов манила эта деревня неимоверно. Вот однажды ночью после отбоя собрались мы небольшим отрядом самых смелых и перешли эту речку с целью исследовать деревню. Исследовав с фонариками пару домов и не найдя ничего, кроме остатков разрушенного деревенского быта, зашли мы в дом, из которого вылетели потом на всех парах…

Внешне он не отличался от уже осмотренных домов абсолютно ничем — вполне еще бодрые такие стены, потолок, покосившиеся двери, какая-то мебель, которую прежние хозяева не посчитали нужным вывезти на новое место жительства, кухонная утварь, книги, вещи… А вот на столе мы нашли стопку старых черно-белых фотографий. Они лежали изображением вверх, были почти одинакового формата, но сделаны были в разное время, и каждая имела надпись, сделанную фиолетовыми чернилами одинаковым почерком на оборотной стороне. Изображали они все одного и того же человека в разные моменты его биографии по мере старения. Звали этого человека странно — Купа. Имя это было или прозвище — не знаю. Все надписи представляли собой простые предложения и не содержали дат.

Мы столпились вокруг стола, подсвечивая себе фонариками, и начали рассматривать фотографии. Началось все банально — с изображения младенца мужского пола в старомодной кроватке. Надпись на обороте гласила: «Купа родился». Далее младенец, окрепнув, встал на ноги и сделал первые шаги. Надпись на обороте свидетельствовала: «Купа пошел». Купа рос, вот он качается на качелях, идет в школу, катается на велосипеде… Неизвестный Купин биограф скупо комментирует все Купины действия: «Купа вырос», «Купа уходит в армию», «Купа из армии возвращается, устраивается на работу, покупает мотоцикл»… Никаких Купиных родственников или там друзей на фото нет — каждый раз Купа, уже превратившийся на фото во взрослого худощавого мужика с щетиной, запечатлен на фотографии один, на лице практически никаких эмоций. Лишь следы старения. Купа то, Купа се, Купа в огороде, Купа сидит за столом в комнате и внимательно смотрит в объектив… Внезапно нам стало понятно, что это тот самый стол и та самая комната, в которой мы смотрим Купины фотографии и читаем надписи. Стало дико жутко, тем более что оставались последние фотографии… На них Купа сильно сдал, стал выглядеть неприятно, под глазами появились вурдалачьи тени, щеки впали, но все так же остались покрыты неопрятной щетиной. И хотя было ясно, к чему Купа так верно шел, последняя фотка все же оказалась неожиданной. На ней в центре той же комнаты и, вероятно, на том же самом столе стоял гроб, а в нем лежал с не полностью прикрытыми глазами жуткий Купа. Надпись на обороте фото подтвердила: «Купа умер»…

Ясное дело, что желание находиться в Купином доме, где по непонятной причине остались кем-то аккуратно разложенные по этапам Купиной жизни фотографии, потихоньку пропадало. Но сбежать сразу вот так, конечно же, было «не по-пацански». Кто-то нашел ручку люка, ведущего в подвал, и предложил сдвинуть ее и посмотреть, что там есть. Мы с радостью уцепились за эту возможность сменить тяжелое молчание на хоть какую-нибудь деятельность и рванулись поднимать этот люк. Люк оказался очень тяжел. Когда мы все-таки подняли его, кто-то посветил фонариком вовнутрь…

Все одновременно заорали от ужаса и бросились из дома прочь со всех ног. Мы бежали по темной пустой деревне и кричали во все горло. Речку мы перемахнули, не заметив даже, попали ли на брод или нет.

Там, в подвале, луч фонаря высветил гроб. Я до сих пор уверен, что в гробу лежал Купа. Кто он был такой — даже не хочу знать.
♦ одобрил friday13
26 декабря 2013 г.
Автор: Горыныч

В небольшом городке в Сибири, в окрестностях которого произошла эта история, явным приоритетом является спорт, причём не какое-то узкое направление, а весь спорт в целом, потому что мэр сам им увлекается и не жалеет денег на развитие оного. Так вот, неподалёку от этого маленького городка есть заповедник «Красноярские Столбы». И днём и ночью Его величество альпинизм там правит бал.

На «Столбах» и пробовали свои силы молодые ребята, которые были родом из того самого города. И, знаете, у них здорово получалось. Было их одиннадцать: восемь парней и три девушки. Компания друзей обозвала себя «Красный Эдельвейс» и подалась в секцию альпинистов. Всё давалось группе на удивление легко, а упорные тренировки и любовь к горам не заставили себя долго ждать — город благодаря этой команде стал брать первые места по всем дисциплинам горного лазания. Сначала в Красноярском крае, затем — на зональных соревнованиях, позже был чемпионат России. И там — второе место! Группу взяли «на галочку» в Школе олимпийского резерва, однако в сборную по определённым причинам представители «Эдельвейса» так и не попали, но рассказ не об этом.

Так вот, после окончания школы и городской секции альпинизма молодые люди разъехались по разным институтам и городам, но к любимому виду спорта не остыли. Наоборот — каждый нашёл возможность продолжить тренировки и довел свои навыки до совершенства. На четвёртом курсе друзья созвонились и договорились, что покорят все вместе гору К-2. Восемь с половиной тысяч метров — это не шутки, кроме того, К-2 до сих пор называют горой-убийцей — и не зря. Мало того, что гора очень сложна для подъёма, зачастую её накрывают снежные лавины, порой — снежные бури, а иногда — и то, и другое. Бури, ко всему прочему, могут продолжаться по несколько дней.

Договорились — сделали. Летом 2000-го года «Красный Эдельвейс» штурмовал К-2 — и взял-таки высоту! Обошлось без потерь. Ну, почти без потерь… Серёга Колосов получил тогда обморожение конечности, чуть было без ноги не остался, но обошлось. Правда, в горы ему больше не ходить — теперь он сильно хромает на правую ногу и «благодарит» тот подъём.

После окончания ВУЗа друзья решили еще раз во что бы то ни стало покорить К-2. Тут всё и началось… Во-первых, среди альпинистов есть поверье, что дважды на К-2 подняться нельзя. Возможно, это всего лишь легенда, но говорят, что вершина во второй раз никого не отпустит и навсегда оставит душу себе. Во-вторых, к группе присоединились трое новичков. Друзья знали ребят ещё по выступлениям на чемпионате страны, поэтому троица вписалась в коллектив легко и непринуждённо. Но вот беда — «Эдельвейс» теперь состоял из 13 человек, а альпинисты, как и большинство спортсменов, люди суеверные.

То, с каким скрипом проходило восхождение, подробно описывать не стану. Скажу лишь, что на первые 2000 метров понадобилось времени втрое больше, чем обычно. «Кошки» не ставились, ботинки соскальзывали, страховочные подводили, но развязка подъёма превзошла по мрачности все вероятные финалы.

Вот запись о переговорах Базы (стоянки в предгорье К-2) и группы «Красный Эдельвейс»:

БАЗА: Предупреждение «Красному Эдельвейсу» — на вас надвигается буря. Приём.
ЭДЕЛЬВЕЙС: Принято.
БАЗА: Запрашиваю состояние и расположение группы. Приём.
ЭДЕЛЬВЕЙС: Принято.
БАЗА: Укажите настоящее местонахождение группы. Как вы? Приём.
ЭДЕЛЬВЕЙС: Принято.
БАЗА: Прошу уточнить высоту вашей временной стоянки. Как слышите? Приём.
ЭДЕЛЬВЕЙС: Принято.
БАЗА — пометка в журнале в 13 ч 10 мин: Предыдущий ответ прозвучал голосом не человека (не человека… интересно, а кого тогда?! — прим. автора).
БАЗА — пометка в журнале в 19 ч 52 мин: Связь с группой «Красный Эдельвейс» утеряна, а неоднократные попытки связаться с ними безуспешны.

Сразу после окончания бури в гору отправился отряд альпинистов-спасателей. На высоте 2160 метров была найдена стоянка, предположительно принадлежавшая группе «Красный Эдельвейс». Лагерь был разбит в 6 гамаках, личные вещи находились в них же, снаряжение отсутствовало, люди не были обнаружены. Даже если предположить, что бурю пересидели по двое в гамаке, то где прятался от ненастья 13-й?..

По возвращении на нулевую стоянку (штаб в предгорье К-2) обнаружился ещё один неприятный факт. Вещи, находившиеся в гамаках, альпинистам «Эдельвейса» не принадлежали! Это выяснилось, когда их осмотрели родственники членов группы.

Но и эта подробность, вызвавшая недоумение у старожилов-скалолазов, не была главной загадкой происшествия. Тайна этого похода оказалась куда страшнее, чем само исчезновение ребят.

В одном из гамаков был найден фотоаппарат «Canon». На первых кадрах — члены отряда, штурмующие гору-убийцу. Казалось бы, всё как обычно, даже местами скучно и обыденно для подобных восхождений. Но при просмотре двух последних фотографий кровь застыла в жилах даже у самых матёрых и циничных горных бродяг. На этих снимках на краю обрыва, что находится на сто метров ниже найденной временной стоянки, был запечатлён отряд «Красный Эдельвейс» в полном составе. На фото 13 человек с перекошенными от страха лицами держали большой кусок белой материи, на котором то ли красной краской, то ли кровью была сделана надпись: «Помогите! За нами идёт смерть!».

Кроме загадки, кто был 14-м человеком (фотографом), есть ещё один вопрос. Снимки эти были сделаны со стороны обрыва, а автор снимков находился в десяти-двенадцати метрах от ближайшего уступа — то есть либо он умел летать, либо…

Группа альпинистов «Красный Эдельвейс» и по сей день считается пропавшей без вести.
♦ одобрил friday13
23 декабря 2013 г.
Автор: WTF

Когда моя бабушка еще ходила в школу, с ней учились две подружки — Маша и Люда. Ну прямо, как говорят, не разлей вода. Потом девушки выросли, и Маша нашла себе завидного жениха Николая — красавца, трудягу, непьющего. После свадьбы они зажили ладно и счастливо. Люда же замуж так и не вышла и страшно завидовала подруге.

И вот однажды Люда решила обратиться к ведьме, чтобы сжить Машу со свету и самой заполучить Николая. Та посоветовала ей провести какой-то ритуал, а затем взять фотографию подруги и на ближайших похоронах положить ее незаметно в гроб. Люда разыскала единственное фото Маши — на нем они были вместе. Свое изображение она, конечно же, предусмотрительно отрезала, а потом сделала так, как велела ведьма.

Вскоре Маша сильно заболела гриппом и спустя несколько месяцев умерла. Николай горевал, но рядом оказалась Люда, утешила, а через некоторое время они поженились. Да только недолго продлилась их семейная жизнь. Однажды, работая на огороде, Люда поранила левую руку. Ранка загноилась, рука опухла, но никакие лекарства не помогали. Сельские врачи разводили руками. А вскоре Люда наткнулась на ту самую фотографию, от которой она отрезала изображение подруги. Она внимательно рассмотрела фото, и у нее внутри похолодело — место разреза как раз проходило по ее левой руке. Выходит, часть руки оказалась в гробу вместе со снимком Маши!

Люда побежала в церковь, стала каяться, призналась в своем неблаговидном поступке. Но это не помогло — спустя некоторое время руку ей пришлось ампутировать.
♦ одобрил friday13
24 ноября 2013 г.
В отличие от многих своих знакомых, я люблю зиму. Снег под ногами, холод, пробирающий до костей — во всём этом определённо что-то есть. Ну и, конечно же, я люблю подобные деньки проводить не где-нибудь, а в своём доме, который находится в пригороде. Ни тебе машин, ни людей. Ты один наедине с природой и своими мыслями.

Ноутбук, кружка чая и мысли, мысли, мысли... которыми, кстати, я не чураюсь марать бумагу, как, впрочем, и фотоплёнку. Порой идеи льются, словно Ниагарский водопад, и сейчас был именно этот момент. Пока электричество в доме не отключилось.

Признаюсь честно — страх во мне соседствует наравне с другими чувствами, чего я не стесняюсь признавать. Закрыв ноутбук и взяв со стола свой смартфон, я включил приложение «Фонарик» (очень кстати загруженное позавчера). Освещая себе путь, я добрался до окна.

Перед моим взором предстал чудесный вид — кругом снег, покрывающий собой землю, в том числе и многочисленные ели. Непростительно было бы не «щёлкнуть» эту красоту, поэтому, забыв про происшествие, я направился на улицу.

Выйдя из дома и сделав штук десять фотографий собственной «крепости» на мобильный телефон, я вернулся в дом. Не в состоянии что-либо поделать с тьмой, в которую погрузилось моё жилище, я включил ноутбук, благо заряд батареи позволял посидеть ещё часок за ним. На столе я нашарил очень кстати оказавшийся на столе USB-шнур от мобильного и подсоединил смартфон к ноутбуку.

Характерный звук оповестил меня о том, что устройство успешно подключено, и папка с сотней-другой фотоснимков открылась. Отыскав нужные, я, зажав левую кнопку мыши, выделил их рамкой и перенёс на рабочий стол. Хоть и шёл уже первый час ночи, мысли о том, чтобы поспать, не было — моя рука, скользившая по тачпаду, по очереди открывала фотографии.

Ничего особенного в снимках на первый взгляд и не было — просматривая фотографию за фотографией, я увидел ставший родным уже трехэтажный дом, не менее родную машину и ели, обступившие моё жилище вокруг.

Я решил осветлить изображение с помощью опции графического редактора «Яркость/контраст». И передо мной предстало нечто макабрическое — близ входа в дом стояло нечто. Оно представляло собой человека больше, чем наполовину — телосложение его мало отличалось от телосложения представителя вида Homo Sapiens, но голова…

На шее «сидело» свиное рыло.

Задержав дыхание, я начал вспоминать все известные мне молитвы. Когда они закончились, я начал искать увиденному рациональное объяснение, стараясь укротить дрожь. Шутник надел маску и решил просто попугать людей на ночь глядя? Возможно. Мне хочется в это верить. Как и в то, что я закрыл за собой входную дверь.

Заряд батареи в ноутбуке кончается и, кажется, уши мои слышат постукивания в дверь. Забившись под кровать, я жду худшего — жду это существо, жду, пока оно войдёт в комнату и вытащит меня из моего убежища, и я скончаюсь — вероятнее всего, от разрыва сердца. Ведь будет не лучше, если оно вознамерится рвать меня на куски живьём.
♦ одобрил friday13
Когда я учился в школе, то однажды отправился в поход в горы с тремя своими друзьями. Разбив палатки, мы отправились исследовать окрестности. Побродив час, мы устали, да и солнце стало садиться. Пора было возвращаться. И тут мы наткнулись на ветхую лачугу. Нам стало интересно, и мы решили её исследовать. Когда я сейчас вспоминаю об этом, то жалею об этом решении — лучше бы мы плюнули на неё и просто прошли мимо.

Хижина была в таком плачевном состоянии, что деревянные доски, из которых она была сделана, насквозь прогнили. Внутри повсюду были грязь и мусор. Там был комод и огромная стопка пыльных газет рядом с ним. Похоже, никто не бывал в хижине уже давно.

Пока мои друзья ходили по хижине, я взял одну из газет. Газета датировалась 1961-м годом. Я порылся в газетах, пока не добрался до самой последней, внизу пачки. Статья на первой странице показалась мне знакомой. Я посмотрел на дату газеты и понял, что этот номер вышел всего несколько дней назад.

Получалось, что в хижине всё-таки кто-то жил. У меня засосало под ложечкой.

Тут один из моих друзей воскликнул:

— Ничего себе!

— Что случилось? — спросил я.

— Когда я отодвинул ящик, оттуда выпало это, — сказал он, показывая нам пачку черно-белых фотографий.

Он раздал всем фотографии, и мы стали их разглядывать. Качество снимков было такое плохое, что сначала мы не могли разобрать, что изображено на них. В основном это были фотографии двух девушек, снятых, по всей видимости, в этой же хижине. Чуть позже, приглядевшись, мы заметили, что девушки связаны, и рты у них заткнуты кляпами.

— Господи!.. — воскликнул один из моих друзей.

— Это очень странно, — сказал я. — Пацаны, давайте убираться отсюда, быстро.

Мы вышли из хижины и отправились к нашей палатке. Было уже темно, и мы все время оглядывались, чтобы быть уверенными, что за нами никто не следит.

В ту ночь ни один из нас не мог сомкнуть глаз. Мы не спали, а просто сидели в палатке и разговаривали о странных черно-белых фотографиях.

— Может быть, сообщить о них в милицию? — предложил я.

— Да ну... Лучше просто забудем о том, что видели, — ответил мой друг.

Мы все согласились.

На следующее утро мы собрались и поехали домой. Мои родители уехали на дачу на выходные, так что дома никого не было. Я оставил свою сумку в прихожей и пошёл принимать душ.

Закончив с душем, я пошёл в свою спальню. Открыв дверь, я едва не получил инфаркт.

Все стены в спальне были обклеены черно-белыми фотографиями.

Теми самыми, которые мы нашли в хижине.
♦ одобрил friday13
20 октября 2013 г.
В июне 2010 года московской милицией был задержан человек, собиравшийся покончить с собой, прыгнув в Москва-реку. Спасённый мужчина был явно невменяем: он вёл себя, как дикое животное, и не понимал человеческих слов; ко всему прочему, у задержанного не было при себе никаких документов, но он был довольно прилично одет и на бомжа совсем не тянул. Мужчина был препроведён в изолятор временного содержания, где должен был провести ночь.

Неизвестно, что произошло тогда, но наутро изолятор оказался пуст. Следов задержанного обнаружено не было, да и дежурный милиционер сообщил, что не замечал ночью ничего странного. Других людей в «обезьяннике» на момент задержания странного субъекта не было, посему больше никто не мог свидетельствовать. Тем не менее, остались некоторые вещи субъекта, а именно зажигалка и рваный кошелёк, в котором оказалась лишь фотография окна неизвестного дома.

Через неделю после этих событий произошло кое-что ещё. Примерно в три часа ночи из «обезьянника», в котором находилось пять человек, раздались истошные вопли; дежурный милиционер прибежал сию же минуту, но не обнаружил ничего странного, за исключением задержанных, перепуганных до смерти. Причиной их ужаса оказалась та самая фотография, оставленная в участке загадочным человеком и неизвестно как попавшая в изолятор. Фотография была изъята дежурным, так и не сумевшим добиться от задержанных объяснения их страха — все пятеро находились в состоянии глубокого шока.

Наутро дежурный оповестил коллег о произошедшем, и фото было отправлено на экспертизу. Но экспертиза так и не была проведена — фотография бесследно исчезла где-то в лаборатории, найти её не удалось. Пятеро из «обезьянника», приходя в себя, не смогли ничего внятно объяснить — по их словам, фотография просто лежала на полу, они подняли её и решили рассмотреть, а дальше ничего не помнили, кроме чувства иррационального, животного ужаса.

Кстати, заблаговременно была сделана копия злополучного фото. На снимке изображено закрытое решёткой окно жилого дома. К стеклу прислонена детская игрушка, а сама комната скрыта занавеской. Некоторые из тех, кто видел эту фотографию, жаловались впоследствии на необъяснимую легкую паранойю и ночные кошмары. При этом ничего настораживающего самой в фотографии не было.
♦ одобрил friday13
22 мая 2013 г.
Я достаточно скептически относилась к существованию потустороннего мира вообще и призраков в частности. Здесь сказывается, очевидно, технический склад ума — если не видела, значит, этого не существует. Но недавно свои взгляды я пересмотрела кардинально.

Наша семья — мы с мужем, дочка и полугодовалый сынишка — отправилась в другой город к своим кумовьям, дабы отпраздновать там день рождения. Следует сказать, что живут наши друзья в доме, который купили примерно полгода назад. В общем, праздник удался, мы веселились, танцевали, пили-гуляли. Но дочка не хотела отходить от меня буквально ни на шаг. Меня тогда еще это удивило — дочка у нас очень самостоятельная, обычно за ней глаз да глаз нужен, а тут прижалась к мамкиной юбке, и ни на шаг. Принялись ее расспрашивать, почему она не хочет заняться своими играми. Сначала девочка не хотела говорить, а потом вдруг заплакала и сказала: «Пап, прогони, пожалуйста вторую девочку... Я не хочу с ней играть, я её боюсь».

Мне даже смешно на миг стало — у дочки появились придуманные страхи, фантазии, значит, растет ребенок. Дело в том, что из детей в доме были только двое наших, причем сынишка давно сладко спал в соседней комнате. Но дочка никак не успокаивалась, не отставала от нас, и спать она не пошла. А на следующий день мы уехали домой.

Через пару дней после приезда я сходила в фотолабораторию, отдала пленку на проявку и заказала печать фотографий. Когда я рассматривала заказ на следующий день, чуть дар речи не потеряла. На одном кадре, где фотографировались женщины, на кадре присутствуют две девочки — наша дочка на переднем плане и еще одно детское личико, четко проглядывающее из темноты между двумя моими подругами. Фотографию выкладывать я не буду — многие все равно подумают, что монтаж. Для меня важно, что я сама знаю — девочка в доме была. Выходит, призрак существовал, и моя дочка его видела. Мне ее теперь так жалко — как сильно, должно быть, она тогда перепугалась!..
♦ одобрил friday13
Эта история случилась с моим знакомым. Его знаю хорошо — мы одноклассники, вместе за партой сидели. Живем мы в деревне, где главная улица километра в четыре длиной. И есть у нас два кладбища: одно возле путей железнодорожных, через поле только перейти, а второе уже на том конце деревни, в посадке у поля — расчищено место, там и хоронят. Стоит это кладбище впритык к грунтовой дороге в соседнюю деревню. Я и сам там бывал, проведывал похороненную бабулю-соседку. И стоит возле самой дороги одна могила, на ней надгробие и фотография какой-то бабушки — грустная такая, будто плачет.

Однажды мой знакомый ехал в соседнюю деревню на дискотеку, и тут ему позвонил знакомый. Он затормозил возле кладбища и стал разговаривать. И видит — сидит на надгробии у дороги ворона, а бабушка на фотографии на том надгробии... улыбается. Моему другу не по себе стало, он дал по газам и уехал.

Потом он показывал мне это надгробие. На фотографии была грустная старушка.
♦ одобрил friday13